В. и. ленин и а. а. богданов

Александр Богданов. 110 лет роману «Красная звезда»

kraevushka

Это будет чудесный мир, но он еще в детстве. Он в полусне, но он проснется,я чувствую это, я глубоко верю в это!

А. Богданов. Красная звезда

Известный ученый-марксист Александр Александрович Богданов (Малиновский; 1873-1928) был одним из самых выдающихся русских философов-марксистов, он является создателем «тектологии» – всеобщей организационной науки, которая была признана первой общенаучной концепцией, предвосхитившей положения кибернетики и общей теории систем.

Интересно отметить, что хотя идеи «Тектологии» советским руководством открыто не принимались, все же некоторые из тектологических принципов осуществлялись в ходе социалистического строительства.

С переходом к мирному строительству, когда во весь рост встала задача народнохозяйственного планирования, его основой стала разработка баланса народного хозяйства, к которой приступили плановые и статистические органы в начале 20-х годов.

Построение баланса было в значительной мере основано на тектологических идеях Александра Богданова.

В 1903 году Богданов примкнул к большевистскому крылу, но в 1909 году был исключен из партии за фракционную деятельность. Александр Богданов верил в социализм, но считал, что после Октябрьской революции люди еще не готовы к обществу нового вида, должно пройти больше времени. Иначе образовавшееся государство и форма правления могут перейти в тоталитарный режим с жестким деспотизмом.

Обратите внимание

К тому же Богданов считал, что предвидится не одна, но множество социальных революций, которые произойдут в разных странах в различное время, и будут они с сомнительным и неустойчивым исходом.

Но даже там, где социализм удержится и выйдет победителем, его характер будет глубоко и надолго искажен многими годами осадного положения, военщины и террора. Именно после этого пути Ленина и Богдановы разошлись.

Столь близкий к Ленину вначале, постепенно Богданов стал отдаляться от его видения нового мира. Будучи близкими друзьями и единомышленниками, Богданов и Ленин расстались уже врагами.

Областями постоянного интереса Александра Богданова были психология и экономика, а также социология.

Основную идею своей программы создания лучшего будущего Богданов опубликовал в фантастическом романе-утопии «Красная звезда». Этот роман был написан в далеком 1908 году.

Роман «Красная звезда» был переведен на английский, армянский, грузинский, итальянский, латышский и эсперанто.

В основе его лежит идея строительства, а не борьбы за власть, — идея совместной коллективной работы, созидающей как окружающий мир, так и внутренний мир человека.

В романе изображено общество будущего: герой-революционер Леонид, русский ученый и социал-демократ был выбран марсианами в качестве гостя-исследователя.

Лэнни, как переименовали его марсиане, летит на Марс на этеронефе – космическом корабле, который заряжен минус-материей, антигравитационным веществом. Он обнаруживает, что марсианская цивилизация похожа на земную, но превосходит ее по уровню развития.

Важно

После мирного социального переворота власть на планете принадлежит политической партии, которая осуществляет революционные преобразования.

Наука и техника высоко развиты: марсиане не только изобрели космические корабли, они активно осваивают Землю и Венеру.

Им знакомы были и такие изобретения, как объемный кинематограф, передача изображения на далекие расстояния, телевизионная связь.

Интересно, что почти одновременно с Константином Циолковским, Богданов развивает идею использования реактивного двигателя для межпланетных сообщений, а также атомную энергию. Богданов подробно описал устройство этеронефа, вид Земли из космоса.

На Марсе он увидел то, как воспитывают детей, семейную жизнь марсиан, их искусство и нравственные ценности. Картины марсианской жизни стали для Леонида утопическим идеалом.

Основу материального благополучия марсианского общества составляет плановое хозяйство с мощным аппаратом статистики, который позволяет в реальном времени рассчитывать, какое число трудовых ресурсов в данный момент требуется на каждом участке производства.

На Марсе произошел переход от прежнего — эксплуататорского общества – к обществу нового вида. Но произошел он не быстро, потребовались долгие сотни лет. Однако даже в таком развитом обществе есть проблемы и конфликты.

Так, социализм на Марсе все же страдает от демографического кризиса, загрязнения окружающей среды и истощения природных ресурсов. А. Богданов не идеализирует полностью новое общество, понимая, что и в его условиях перед человечеством встанут многие проблемы, которые потребуют специального решения.

Совет

Это касается, прежде всего, экологических вопросов, проблемы энергетических ресурсов:

«-Скажите, какие роды беллетристики у вас теперь преобладают?- Драма, особенно трагедия, и поэзия картин природы.

— В чем же содержание вашей трагедии? Где материал для нее в вашем счастливом мирном существовании?

— Счастливое? Мирное? Откуда вы это взяли? У нас царствует мир между людьми, это правда, но нет мира со стихийностью природы и не может быть.

А это такой враг, в самом поражении которого всегда есть новая угроза. За последний период нашей истории мы в десятки раз увеличили эксплуатацию нашей планеты, наша численность возрастает, и еще несравненно быстрее растут наши потребности.

Опасность истощения природных сил и средств уже не раз вставала перед нами то в одной, то в другой области труда. До сих пор нам удавалось преодолеть ее, не прибегая к ненавистному сокращению жизни – в себе и в потомстве, но именно теперь эта борьба принимает особенно серьезный характер».

Марсиане нашли решение своих проблем в колонизации Земли и использовании ее богатств. Как в дальнейшем узнал Леонид, не все марсиане воспринимали землян как полноценных и тем более равных себе людей.

Леониду удалось прослушать запись одного заседания, на котором Стэрни – ученый-астроном, крайне негативно высказывался в целесообразности сохранения землян как вида.По мнению Стэрни «прийти к соглашению с Землянами невозможно, поскольку те еще неразвиты, не могут контролировать свою агрессию.

Любая попытка быстро переучить землян в соответствии с социалистическим направлением, обречена на провал — большинство Землян отвергает социализм, и даже там, где социализм был принят, придется выдержать многолетнюю осаду, неизбежный террор и гражданскую войну и претерпеть значительные искажения, в результате которых появится идеология варварского патриотизма».Как заключает свое мнение о Землянах Стэрни:

«В конце концов, после долгих колебаний и бесплодной мучительной растраты сил дело пришло бы неизбежно к той постановке вопроса, какую мы, существа сознательные и предвидящие ход событий, должны принять с самого начала: колонизация Земли требует полного истребления земного человечества».

Эти слова «марсианина» стали пророческими для нашей страны. Подобные идеи о мировом господстве, когда власть готова пойти на самые крайние и жестокие меры, Богданов предвидел. В лице женщины-марсианки Нэтти, Богданов пытается доказать, что подобные действия негуманные и варварские, ведь каждый вид жизни уникален во Вселенной.

Обратите внимание

А земная культура должна быть сохранена «во имя образования многих различных точек зрения и толкований Вселенной». Александр Богданов искренне верил в светлую идею социализма. В конце книги Леонид вместе с Нэтти возвращается на Марс.

Это дает надежду на то, что две разные цивилизации смогут жить вместе и строить новый прекрасный мир.

Приятного чтения!

Резник Марина Васильевна,
главный библиотекарь отдела городского абонемента

Источник: https://kraevushka.livejournal.com/669313.html

И. Начало конфликта между В. И. Лениным и А. А. Богдановым (1907-1909 гг.) .Часть 3

Зная щепетильность (читай — «глупую добросовестность»!) Богданова, в частности, и в вопросах финансовой отчетности, заграничные сподвижники Ленина, оскорбленные обвинениями в нецелевом использовании партийных денег, ответили контрударом. В феврале 1909 г.

(сразу же после заявления Богданова от 4 февраля) Каменев, Зиновьев и Таратута предъявили Богданову и Л.Б. Красину обвинение в присвоении партийных денег и в клевете на редакцию.

Обвиняемым предлагалось в недельный срок отчитаться во всех денежных расходах, сдать Большевистскому центру все находящиеся у них на хранении деньги и извиниться перед редакцией; в противном случае им грозило исключение из партии
47
.

Здесь следует обратить особое внимание на два факта: 1) если февральское заявление Богданова, оцененное «тройкой» как «клевета», не получило огласки (с ним ознакомилась только редколлегия партийной газеты), то обвинение, предъявленное Богданову, было опубликовано для всеобщего ознакомления в «Пролетарии»
48
; 2) Ленин, который

стр. 38

по своему положению руководителя БЦ должен был с самого начала принять активное участие в разборе дела Богданова и Красина, почему-то отсутствовал на заседании БЦ в тот момент, когда «тройка» выдвинула обвинение против двух его ближайших помощников
49
, хотя к теме обсуждения он имел самое непосредственное отношение, о чем свидетельствует история «Частной финансовой группы большевиков».

Тема партийных денег в РСДРП была болезненной, особенно в годы революции и после нее: партия перешла на нелегальное положение, а это, даже если не принимать во внимание таких крупномасштабных и дорогостоящих акций, как Московское вооруженное восстание в декабре 1905 г.

или партизанская война в прибалтийских губерниях в 1905-1906 гг., требовало огромных дополнительных расходов.

«Экспроприации» казенных денег в провинциальных окраинах России (Закавказье, Урал, Сибирь), тщательно подготавливавшиеся Боевой технической группой (куда входили Красин и Богданов
50
), стали все чаще перемежаться с неуправляемым бандитизмом «безработных жертв экономического и политического кризиса»
51
, пытавшихся таким образом спастись от голодной смерти и полицейских репрессий. IV Стокгольмский (1906 г.) и V Лондонский (1907 г.) съезды РСДРП осудили, а затем и окончательно запретили экспроприации, как негодный метод борьбы, способствовавший лишь усилению реакции взамен роста революционной активности масс. Инициатива запрета исходила от меньшевиков, которым большевистские экспроприации не приносили доходов, но зато обвинения в терроризме, исходившие от российских властей, им приходилось делить наравне с большевиками.

Между тем потребность в деньгах отнюдь не уменьшилась. В итоге группа кавказских большевиков во главе с С.А. Тер- Петросяном (Камо), решительно взяв на себя ответственность за нарушение постановлений съездов, провела две дерзкие и хорошо спланированные экспроприации — в марте 1906 г. в Кутаиси, где они захватили 15 тыс. руб. казенных денег, а затем 13 июня 1907 г.

Важно

в Тифлисе, где ограбили охраняемую казачьим конвоем инкассаторскую карету и взяли рекордную добычу: 241 тыс. рублей. Боевики Камо планировали практически полностью передать деньги Большевистскому центру в качестве анонимного пожертвования (себе они решили оставить только 23 тыс.

, предполагая использовать их для подготовки новых экспроприации, а также на нужды большевистских организаций Закавказья).

Не имея возможности открыто обратиться в Большевистский центр, группа Камо решила доверить деньги (218 тыс. руб.) трем членам этого Центра, которые были хорошо известны кавказским экспроприаторам по нелегальной партийной работе.

Это были Красин, через которого боевики уже неоднократно передавали аналогичные анонимные пожертвования (правда, намного более скромные по размеру) и получали оружие и инструкции по проведению новых акций, Богданов, который организовал несколько успешных экспроприации и знал Тер-Петросяна по Боевой технической группе, и Ленин — руководитель Большевистского центра и сторонник тактики «экспроприации». «Через своего уполномоченного представителя «Камо», инициатора группы (кавказских социал-демократов боевиков. —
А.Л

.) и технического распорядителя обеих… экспроприации (Кутаисской и Тифлисской. —
А.Л

.), группа обратилась к этим трем лицам и просила их образовать тайную от партийных и фракционных учреждений коллегию для посредничества между кавказскою группою и партией в деле поддержки партии путем внепартийным». Красин, Богданов и Ленин согласились на это предложение, тем более что кавказцы, доверив им деньги, полностью отказывались от любых форм контроля и вмешательства в расходование всей суммы. «Так была образована «коллегия трех» или «частная Финансовая группа социал-демократов большевиков»»
52
, которая по частям передавала полученную от Камо сумму в Большевистский центр, откуда деньги распределялись на конкретные нужды фракции. Богданов отмечал, что хотя форма передачи была анонимной, тем не менее «в силу разных необходимостей, личного содей-

Читайте также:  Внешняя политика русского государства

стр. 39

ствия близких товарищей уже через несколько месяцев все или почти все члены Большевистского центра (насчитывавшего тогда в своем составе 15 человек. —
А.Л

.) знали индивидуально о происхождении денег», но «поднимать вопрос о них никому, конечно, не приходило в голову», тем более что осенью 1907 г.

меньшевики начали официальное расследование событий, связанных с Тифлисской экспроприацией, чтобы по возможности выяснить, куда ушли деньги. Однако дознание, в котором приняли активное участие два члена ЦК (меньшевик Н.Н. Жордания и латышский социал-демократ К.Х.

Данишевский), не дало никаких результатов: группа Камо называла себя беспартийными террористами, не обязанными отчитываться перед какими бы то ни было общественными организациями, и расследование вскоре заглохло.

А у большевиков в связи с получением денег начались проблемы: из 218 тыс., переданных «Частной финансовой группе» кавказцами, 100 тыс. руб. оказались в новых 500- рублевых банкнотах, номера которых полиция знала и опубликовала в газетах; «безопасные» 118 тыс. издержались уже к декабрю 1907 года.

Прежние источники финансирования вследствие полицейских репрессий стали недосягаемыми, а нелегальная деятельность (от печатания прокламаций и брошюр в подпольных типографиях до организации побегов социал-демократов из тюрем и мест ссылки) требовала денег. Делались попытки так организовать размен 500-рублевых купюр, чтобы не привлечь внимание полиции.

В отчете о деятельности «Частной финансовой группы большевиков» Богданов отмечал, что «некоторое время размен этот велся в России, с величайшей осторожностью, и успешно, но слишком медленно». Первая же попытка размена за рубежом кончилась в январе 1908 г. провалом: М.М. Литвинов был арестован.

Совет

По словам Богданова, «весь характер провала указывал на провокацию», причем сильнейшее подозрение падало на Таратуту, хотя впоследствии выяснилось, что полицию осведомлял Я.А. Житомирский, член РСДРП, живший в Берлине и с 1902 г. получавший по 250 марок ежемесячно за сведения о революционерах.

Житомирский, которого Богданов характеризовал как «специалиста по паспортному делу и транспорту», проходил в расследовании большевиков вторым главным подозреваемым, но факты его сотрудничества с полицией подтвердились лишь в 1917 г., при исследовании архива Департамента полиции
53
.

А в середине 1908 г., когда сведения о новом появлении «экспроприированных» в Тифлисе банкнот дошли до объединенного ЦК РСДРП, меньшевики возобновили свое расследование, подключив к нему представителей также и других фракций.

Дело принимало серьезный оборот, тем более что следствие совпало по времени с расколом Большевистского центра по вопросу об отношении к участию социал-демократов в работе Государственной думы, а также по вопросу о контроле над партийными средствами.

Оформившееся расхождение между Лениным и Богдановым- Красиным ставило само существование «Частной финансовой группы большевиков» под угрозу.

С развитием конфликта между участниками этой группы информация о тайных денежных операциях Большевистского центра легко могла стать достоянием всей партии, что было чревато существенным осложнением и без того непростых отношений с меньшевиками и даже прямой дискредитацией большевистских лидеров.

Поскольку конфликт продолжался, то единственно возможный для Ленина выход из ситуации заключался в том, чтобы как можно сильнее отдалиться от двух других участников «Частной финансовой труппы». Для достижения этой цели он принял ряд взаимосвязанных мер. Во-первых, осенью 1908 г.

присоединился к Плеханову и вслед за ним обвинил Богданова в ревизии марксизма; во-вторых, 29 июня 1909 г.

Обратите внимание

на 11-м заседании совещания расширенной редакции «Пролетария», где большинство составляли ленинцы, было принято решение, позволившее Конфликтной комиссии БЦ уничтожить всю переписку между Лениным и Красиным (последний был казначеем фракции и руководителем Боевой технической группы, так что в переписке должны были содержаться финансовые отчеты для Большевистского

стр. 40

центра); в-третьих, на этом же заседании ленинцы выработали резолюцию об исключении Богданова из состава БЦ по обвинениям в «ультиматизме», «ревизионизме», «богостроительстве», попытке раскола БЦ и создании фракционной «отзовистской» школы на Капри
54
.

На эту резолюцию Красин отозвался возмущенным заявлением, которое лишь по случайности избежало уничтожения вместе с остальными его письмами: «Ув[ажаемые] тов[арищи], я прибыл в Париж, с целью принять участие в заседании расширенной редакции «Пролетария», но по ознакомлении с принятыми уже резолюциями вынужден отказаться от этого намерения.

Резолюцией 10-ти уже удален из коллегии тов. Максимов (Богданов. —
А.Л.


),
удален без сколько-нибудь доказательной мотивировки, ибо голословная ссылка на отсутствие «принципиального и тактического единства» по отношению к старому товарищу, работающему в партии более десятка лет, одному из виднейших теоретиков и литераторов революционной социал- демократии, свидетельствует, конечно, лишь о пламенном желании вашем «извергнуть его из своей среды» и ни о чем больше. Резолюцией от 29 июня, согласно которой всякий член БЦ, свыше 6 месяцев не принимающий участия в работах коллегии, считается выбывшим из нее, вы создали алгебраическую формулу, дающую вам, или, точнее, правящему ядру заграничных членов БЦ, возможность путем простой подстановки вместо «X» сегодня — Любича (И.А. Саммера. —
А.Л.

), завтра — Домова (М.Н. Покровского. —
А.Л

.) или
Вячеслава (Н.А. Рожкова. —
А.Л

.), выбрасывать из коллегии любого члена, как только он окажется почему-либо не угодным или не удобным правящей коллегии (т.е. проявит «отсутствие принципиального и тактического единства»). Я констатирую, что в худшие времена господства меньшевиков в ЦК нашей партии не было случая столь беззастенчивого проведения политики вышибания по отношению к несогласно мыслящим. В работах такой изуродованной коллегии, исключившей из своей среды члена, выбранного в БЦ большевистскою частью съезда и подготовляющей планомерное изгнание неопределенного числа других членов, столь же полноправных и до съезда не сменяемых, как и вы сами, я не могу принимать участие. Я требую немедленного пересмотра и отмены резолюции об исключении тов. Максимова] и резолюции [о] предстоящих исключениях других членов БЦ. Впредь до отмены этих беззаконных, нарушающих все партийно-организационные нормы, и бьющих в лицо постановлениям и избраниям большевистской части съезда, актов и восстановления нормального состава коллегии БЦ я не могу рассматривать ваших собраний иначе, как собрания частной группы, хотя и хорошо спевшихся друг с другом товарищей. С товарищеским приветом Никольский (Л. Б. Красин. —
А.Л

.). 30/VI.09″
55
.

Естественно, что вскоре после этого заявления Красин был исключен из БЦ и присоединился к Богданову в Каприйской партийной школе, а к 1911 г. совсем отошел от политической деятельности
56
. Не удивительно, что заявление Красина никогда не публиковалось в большевистских изданиях.

Таким образом, двое из трех участников «Частной финансовой группы большевиков» были полностью дискредитированы в глазах партии, а документы, подтверждавшие причастность третьего, уничтожены.

В итоге Ленин оказался полностью вне подозрений и мог не опасаться предпринятого меньшевиками расследования: никто, кроме Богданова и Красина, не мог обвинить его в причастности к экспроприациям, а доверие партии к этим двоим было подорвано.

Истинная причина бескомпромиссного противостояния большевистских лидеров по-прежнему оставалась тайной за семью печатями для социал-демократической партии, зато не являлась секретом для Департамента полиции. 24 июня 1909 г.

начальнику Московского охранного отделения (МОО) было доложено, что «члены Большевистского центра Богданов, Марат и Никитич (Красин) перешли к критике Большевистского центра, склонились к отзовизму и ультиматизму и, захватив крупную часть похищенных в Тифлисе денег, начали заниматься тайной агитацией против Большевистского

стр. 41

Важно

центра вообще и отдельных его членов в частности. Так, они открыли школу на острове Капри, у Горького». Имея другие сведения, начальник МОО донес Департаменту полиции 7 июля 1909 г.

, что «никакой агитации против Большевистского центра указанные три лица не ведут; школа открывается не на похищенные в Тифлисе деньги, а на деньги, пожертвованные Горьким и другими лицами…

У Богданова, Марата и Никитича идут, отчасти на почве философского и тактического разногласия, а главным образом на личной почве, трения с Лениным»
57
.

Моральное состояние Богданова в это время было тяжелым: не имея привычки посвящать кого бы то ни было в свои переживания, в марте 1909 г. он писал Горькому: «Я — человек, а не дерево, и Вы легко можете себе представить, насколько для меня было бы приятно жить с людьми родными по духу, товарищами по великой цели».

Богданов оценивал ситуацию очень трезво и последствия своего отлучения предвидел точно: «Самый кризис не так мелок, как Вы думаете; он мелок в случае благоприятного его разрешения и очень крупен в случае неблагоприятного. Мне случалось организовывать не только «идеи», но и людей, и я знаю, что уже свершившийся раскол есть великое препятствие для всего дальнейшего.

Исчезает возможность… совместного демократического решения вопросов. Во всех переговорах идут «стенка на стенку», и у каждой стороны равный голос.

Я положительно утверждаю, что формальный раскол с меньшевиками в 1905 сделал единую партию почти невозможной — я вел массу переговоров об объединении и пришел к выводу, что если бы не подъем 1905-6 и не давление революцией — никакого толку не вышло бы, мы и сейчас имели бы две партии, и пропасть только углублялась бы»
58
.

Богданов знал наверняка, что Ленин теперь не остановится. И деньги здесь были совершенно ни при чем. Анализ событий, связанных с партийными финансами, не только Богданова привел к выводу о том, что этот вопрос цинично использовался для его компрометации. К.

Бейлза, подробно рассматривающий взаимоотношения двух вождей, тоже делает заключение, что обвинение .

в присвоении «поганым эмпириомонистом» партийных денег выдвигалось исключительно с целью дискредитировать Богданова в глазах социал-демократов и одновременно с этим уничтожить компрометирующую Ленина документацию, которая для него была недосягаемой, пока находилась в руках Богданова и Красина
59
.

Не зря Богданов ожидал борьбы «стенка на стенку»: в приложении к N 47-48 «Пролетария» за 11 сентября 1909 г.

появилась статья Ленина «О фракции сторонников отзовизма и богостроительства»
60
, где он объявил, что совещание расширенной редакции «Пролетария» признало Богданова одним из организаторов новой фракции в партии и сняло с себя «всякую ответственность за все политические шаги» его.

Совет

Статья выглядела обвинительной речью прокурора- профессионала, убедительности ее лишало только одно обстоятельство: Богданов не мог быть виновным в том, что ему инкриминировалось.

Источник: http://etargentuma.my1.ru/load/stati/istoricheskie/i_nachalo_konflikta_mezhdu_v_i_leninym_i_a_a_bogdanovym_1907_1909_gg_chast_3/35-1-0-164

40. «Философия деяния» а.А. Богданова

Александр
Александрович Богданов (Малиновский)
– уникальный теоретик, который построил
грандиозное здание, обозреть которое
с трудом удается только сейчас. врач,
экономист, философ, политический деятель,
учёный-естествоиспытатель. Член РСДРП
в 1896—1909, большевик, с 1905 член ЦК.

Глава
группы «Вперёд», организатор партийных
школ в Болонье и на Капри. С 1918 — идеолог
Пролеткульта. Выдвинул идею создания
науки об общих принципах организации
— тектологии, предвосхитил некоторые
положения общей теории систем и
кибернетики.

С 1926 — организатор и
директор Института переливания крови;
погиб, производя на себе опыт. На первом
месте здесь обычно ставят его “Тектологию”
– науку об общих принципах и законах
организации.

И нас будет интересовать
ядро его идей, которые предвосхитили
целый ряд современных теорий: кибернетику,
теорию менеджмента, теорию деятельности
и теорию менталитета. Идеал Богданова
– предельная целесообразность организации
целого.

Высшей
целью культуры он провозглашает
универсальное преобразование мира и
человека. Культура как метод у него
отделяется от содержания, которое
культура несет. Отсюда остается один
шаг до последующей

НОТовской
практики. И это тот же шаг, который
параллельно с ним и его учениками делает
прагматизм и «рефлексия менеджмента»
на западе. Главная задача культуры: это
жизнестроительная активность.

Читайте также:  В.о. ключевский в особом совещании по составлению нового устава о печати

Понятие
культуры связывается им с понятием
труда, а труд рассматривается через
искусность, мастерство и профессионализм.

Обратите внимание

Свое полнейшее выражение культура,
соединенная с искусностью, получает в
искусстве.

Отсюда
вырастает знаменитое богдановское
положение о слиянии искусства и жизни
через “производственное искусство”. Труд рассматривается Богдановым прежде
всего как техническая деятельность.
Кстати,
именно он ввел в оборот термин «техническая
интеллигенция». Источником развития
общества у Богданова становится развитие
форм общественного труда.

А дальше
связка следующая: “Развивающаяся
практика меняет картину бытия”. Анализ
культуры и труда происходит у него через
анализ психики. Здесь А.А. Богданов
утверждает, что ничего кроме микрокосма
индивидуального сознания и его феноменов
для исследования нам не дано.

Все основные
аспекты – труд, поведение, культура –
он рассматривает в контексте анализа
психической жизни личности. История и
культура – это принадлежность сознания,
а не реального мира. В этом очертании
они обретают атрибутивные свойства –
пространство, время, причинность.

Культура здесь становится некой
автономной монадой, тем более
парадоксальной, что дислоцирована в
психическом Я человека, а выражена
вовне. Об этом же говорит и современная
теория менталитета. Психическое –
обширная область, в которой только
некоторую часть занимает сознательное.

Социальность в понимании Богданова
неразделима с сознательностью: “Социальная
жизнь во всех своих проявлениях есть
сознательно-психическая… Идеология и
экономика – область сознательной жизни”
. Отсюда понятен предельный рационализм
Богданова. Социальное – как сознательное
– может опираться только на рацио.

Управляемость, рационально сконструированный
проект: вот основной путь, по которому
пойдет наука и социальное управление
в ХХ веке. Но тот проект, который выдвигал
Богданов, не реализован и поныне. Функция
определят структуру, а функция культуры,
по А. Богданову, состоит в приспособлении
общества к постоянно изменяющейся
среде.

Первичным приспособлением
является социальной инстинкт, а формы
духовной культуры, объединяющие членов
общества, относятся к разряду вторичных
приспособлений.

Его основной вывод:
формы труда определяют тип культуры:
технические приспособления порождают
организационные, развитие того и другого
ведет к разделению труда, а это требует
дальнейшего приспособления – и так
вплоть до уровня идеологии. Сущность
культуры, по А.А. Богданову – это
оформление и закрепление определенной
организации.

Важно

Исторические формы труда
– это базовое основание для социальной
организации во всех ее аспектах. Отсюда
вырастает его собственный вариант
социологии, где разным типам деятельности
и социальным институтам придаются
соответствующие функции в обществе.
Так, науки “…представляют организованный
опыт прошлого, прежде всего технический”.

Наука есть результат практики и форма
организации опыта. По А. Богданову,
осуществляющееся познание есть
интеграция, составляющая культурную
целостность общества. В формах духовной
культуры закрепляется, передается опыт
жизни в коллективе, сплачивая его изнутри
пониманием и сочувствием. Искусство
обеспечивает первичную потребность
общения.

Эта потребность реализуется
при помощи выразительных форм, рождающихся
в совместном труде, например, слов. Слово
– это орудие общения людей, оно
предшествует мышлению. Искусство есть
средство сбора, систематизации и
трансляции опыта. Уникальность искусства
состоит в том, что в искусстве “организация
идей и организация вещей неразделимы”.

Аналогично Богданов находит и социальную
функцию религии – это идеология в
обществе авторитарного типа, и ее
сущность организационная. Первоисточником
морали и права тоже является опыт. Их
генезис – это генезис опыта.По А.
Богданову, культура одного времени
едина: это единое целое психического и
материального предметного выражения.

И как целостность, она обладает
качественной определенностью. Единство
культуры состоит в единстве всех ее
форм, в их организации. Это основа для
истолкования культуры: общественное
сознание образовано в соответствии с
опытом. Эта картина
бытия
в
теории Богданова – последняя истина
мышления.

Основные параметры мировоззрения
задаются априорными формами, которые
организуют общественную практику, это
категории. В этой картине выражены схема
хронотопа и модель причинности:
пространственно-временная схема видения
мира и соответствующая модель мышления,
основанная на причинно-следственных
связях. Каждая такая картина есть
квинтэссенция времени. Действительность
одна и та же, различными являются способы
интерпретации, связанность фактов этой
действительности в сознании, понимание
причинности в модели мышления.Таким
образом, тип мышления конкретного
времени и общества задан егокультурой,
он предшествует индивидуальному
сознанию.В этом построении Богданов
вплотную подходит к современной теории
менталитета. Его энергетизм прямо
подводит его к современному пониманию
ментальной энергетики. Он строит
трехуровневую модель по гегелевскому
образцу: общее особенное, единичное:

ОБЩЕЕ
Мировоззрение = картина бытия

ОСОБЕННОЕ
Общество как организованность (включая
культуру)

ЕДИНИЧНОЕ
Практика = труд, совместное производство,
опыт

Здесь
вполне очевидно, что мировоззрение есть
содержание, культура есть форма
организованности, а практика дает формы.
Типология культуры А.А. Богданова
вырастает на основании исторических
типов труда. Это четыре типа, четыре
эпохи и их культуры:


эпоха
“первобытного коммунизма”;


эпоха
авторитарных культур;


эпоха
индивидуальных культур;


эпоха
коллективистской культуры, которая
станет преобладающей при социализме.

Новая
культура представляется ему как гуманизм
в истинном смысле слова. Коллективизм
должен породить не конкуренцию, а ее
противоположность: обмен функциями,
кооперацию.

В подвижном, постоянно
меняющееся обществе будущего его более
всего занимала идея “гармонической
организации” трудовой системы. “По
образцу этой связи строится новый
механизм мышления”.

Совет

Отсюда проистекает
очень важная мысль по поводу культуры:
это не только средство, но и цель. Цель
культуры, по А. А. Богданову – это

совершенная
форма организации.

В
«Эмпириомонизме» (1904-1906) он выдвинул
идею «философии деяния», где истина
выступает как организующая форма
коллективного опыта, включенная в
«организационный процесс» творческого
изменения бытия. Тем самым его можно
считать предшественником современной
теории деятельности.

По
Богданову, политическому перевороту в
стране должен предшествовать духовный
переворот. Именно для этой цели был
создан и успешно работал до революции
и после нее Пролеткульт. Говоря о его
целях,

Богданов
в статье «Методы труда и методы науки»
писал: «Одна из основных задач нашей
новой культуры – восстановить по всей
линии связь труда и науки, связь,
разорванную веками предшествовавшего
развития…»

Утопии
Богданова и его мечты о новом взлете
человечества в рамках коллективной
культуры стараются как-то отделить от
его наследия как «историческое
заблуждение». Но история еще не кончилась,
и как обернется

дело
в будущем, это еще вопрос. Нам так кажется,
что к идеям А.А. Богданова в том или ином
виде мир еще вернется. Поскольку мы
движемся к человечеству, а это явление
кооперативное.

Эмпириомонизм
— фундаментальная философская работа
Александра Богданова, опубликованная
им в 1906 году в Санкт-Петербурге. Книга
представляет собой попытку синтеза
марксизма и позитивизма. Подверглась
резкой критике соратников автора (Ленин
и Плеханов) за ревизионизм и субъективный
идеализм.

Богданов определяет современность
как «век критики», начавшийся с
эпохи Возрождения. Суть критики в
«великом освободительном движении
человеческого духа» от фетишей и
«догматического мышления». Эта
критика неразрывно связанна с прогрессом.

Обратите внимание

В философии Богданов опирается на
эмпириокритицизм как на «современную
форму позитивизма», не противопоставляя
его, однако, материализму и марксизму.
Единственной данностью человека является
опыт, а смысл познания в «приспособлении»
к действительности и систематизации
опыта. Опыт имеет две области: физическую
(внешнюю) и психическую (внутреннюю).

Однако этот дуализм (двойственность)
опыта Богданов желает преодолеть в
монизме. Первый шаг к преодолению
двойственности опыта он усматривает в
признании зависимости психического
мира от физической нервной системы.
Второй — в коллективном характере опыта,
который исключает случайность
индивидуальных восприятий.

На примере
абстрактных пространства и времени он
доказывает, что априорные формы являются
формами опыта и образуются в процессе
взаимодействия человека и мира. Условием
формирования объективности (или
общезначимости) является «общение с
другими людьми», т.е. «социальный
опыт».

Таким образом, физический мир
является результатом социально
организованного психического опыта.
Однако достижению «монистического
миросозерцания» препятствует
раздробленность общества на классы и
антагонизм между ними. Монизм опыта
имел место в «первобытном обществе»
и будет иметь место при коммунизме.

Однако на путях интеграции опыта
встречаются такие тупики как эллинизм
и филистерство, которые грешат эклектизмом.
Поэтому истину Богданов рассматривает
как идеологическую форму организации
опыта. Идеология может как тормозить
прогресс («феодально-католическая
культура Испании нового времени»),
так и форсировать его. Идеологические
формы обеспечивают реализацию техническим
формам (взаимодействию человека с
природой)

Источник: https://StudFiles.net/preview/5850326/page:38/

Биография

Подробности Категория: Революционеры Опубликовано: 22.04.

2017 08:00 Автор: Роман Просмотров: 2170

Богданов Александр Александрович Умер: 7 апреля 1928

Александр Александрович Богданов (настоящая фамилия — Малино́вский, другие псевдонимы — Ве́рнер, Макси́мов, Рядово́й; 10 (22) августа 1873 года, Соколка, Гродненская губерния — 7 апреля 1928 года, Москва) — российский учёный-энциклопедист, революционный деятель, врач, мыслитель-утопист, писатель-фантаст, один из крупнейших идеологов социализма. Член РСДРП в 1896—1909, большевик, с 1905 член ЦК. Организатор группы «Вперёд» и партийных школ РСДРП в Болонье и на Капри. В 1912 г. отошёл от активной политической деятельности и сосредоточился на разработке своих идей о новых науках — тектологии, и «науки об общественном сознании»; предвосхитил некоторые положения системного подхода и кибернетики. В 1918—1920 — идеолог Пролеткульта. С 1926 года — организатор и директор первого в мире Института переливания крови; погиб, производя на себе опыт.

Родился в семье выходца из коренной вологодской семьи народного учителя А. А. Малиновского, был вторым из шести детей.

После окончания с золотой медалью Тульской классической гимназии в 1892 году поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

В декабре 1894 года за участие в народовольческом Союзе северных землячеств был исключен из университета, арестован и выслан в Тулу, где рабочим-оружейником Иваном Савельевым был привлечён к занятиям в рабочих кружках. Под псевдонимом «А. Богданов» опубликовал ставший результатом занятий с рабочими «Краткий курс экономической науки» (1897), который В. И.

Важно

Ленин назвал в анонимной рецензии замечательным явлением в нашей экономической литературе. В кружок Богданова входил слесарь С. И. Степанов, ставший делегатом от туляков на Второй съезд РСДРП.

В 1895—1899 годах учился экстерном на медицинском факультете Харьковского университета. В 1899 году получил диплом врача и написал свою первую философскую книгу «Основные элементы исторического взгляда на природу». В этом же году был арестован, полгода пробыл в московской тюрьме, затем был выслан в Калугу, где познакомился с А. В.

Луначарским и возглавил кружок политических ссыльных. Из Калуги был вместе с Луначарским выслан на 3 года в Вологду, где работал врачом в психиатрической лечебнице.

В Вологде познакомился с В. А. Русановым, вместе с которым в качестве топографа совершил путешествие по Коми-Зырянскому краю.

По окончании ссылки, весной 1904 года, Богданов выехал в Швейцарию.

Вернулся в 1913 году по амнистии по случаю 300-летия дома Романовых в Россию.

Во время первой мировой войны был мобилизован врачом в действующую армию; «фронт подтвердил его выстраданное убеждение, что пролетарская революция и последующая за ней непременно Гражданская война в XX веке, располагавшем невиданными прежде средствами уничтожения всего живого, вызовет колоссальные жертвы, Богданов пришел к мысли, что пролетариату в первую очередь „нужно стремиться не к политическому господству, а к культурному вызреванию“», — писал Лев Колодный.

Общественная и политическая деятельность

1893—1894 — член студенческого Союзного совета землячеств в Москве С 1895 — организатор рабочего кружка в Туле 1902—1903 — лидер политссыльных социал-демократов в Вологде — группы содействия газете Искра 1904 — лидер Бюро комитетов большинства 1905 — январь 1910 — член ЦК РСДРП в 1909—1911 годах возглавлял группу «Вперёд», в 1912 году вышел из неё 1918—1921 — профессор политической экономии первого Московского университета 1918—1922 — член Президиума Коммунистической академии

Читайте также:  Война в испании

1926—1928 — директор Государственного научного института переливания крови

Смерть

Богданов пропагандировал собственную теорию омоложения через переливание крови.

Обменное переливание по Богданову широко использовалось для пропаганды классовых и коммунистических идей с привлечением высоких лиц из партийной иерархии, в частности младшей сестры Ленина, Марии Ульяновой и комиссара Красина. Теория Богданова получила поддержку на высшем уровне: по распоряжению Сталина был создан первый в мире Институт крови, который располагался в доме купца Игумнова на Якиманке, а сам Богданов стал его директором.

Очередное переливание закончилось трагически: во время одиннадцатого обменного переливания со студентом наступило отторжение и смерть. Студент выжил.

На похоронах от партии выступил Н. И. Бухарин. Тело Богданова, согласно тогдашней традиции, было кремировано, а его мозг передан для исследования в институт мозга, который, стал располагаться также в особняке Игумнова.

Семья

Первая жена — Наталья Богдановна Малиновская (урождённая Корсак; 1865—1945). Служила акушеркой в клинике доктора Руднева — отца ближайшего друга Богданова — В. А. Базарова (Руднева). По поручениям Руднева она ездила в Ясную Поляну и принимала роды у С. А. Толстой. Своих детей у неё не было.
Вторая жена — А. И.

Смирнова (1874—1915). В браке родился сын Александр.
Братья и сестры: Николай Александрович (1868—?) — учился на медицинском факультете в Саратове. Сергей Александрович (1876—?). Мария Александровна Зандер (1882—?) — врач; жила в Харькове; много лет проработала в госпитале Бурденко. Занимала в нем руководящие посты. Умерла в Москве.

Анна Александровна Луначарская (1884—1959) — писательница и переводчица; первая жена А. В. Луначарского.

Ольга Александровна (1885—1943) — была сестрой милосердия на Русско-Японской войне, некоторое время жила и учительствовала в Оренбурге. Много лет преподавала русский язык и литературу. Работала в Наркомпросе у Н.К.Крупской.

Умерла в Москве в 1943 году.

Литературная деятельность

В автобиографии, написанной по просьбе энциклопедии Гранат, Богданов назвал свои труды по пяти направлениям: политэкономии, историческому материализму, философии, «организационной науке» и «пролетарской культуре» В 1908 году Богданов опубликовал утопию о Марсе «Красная звезда», в 1912 году — «Инженер Мэнни». Отмечают их влияние на советскую фантастику в частности на «Аэлиту» А. Н. Толстого и «Туманность Андромеды» И. А. Ефремова.

В статье «Философия современного естествоиспытателя» (1909 год), А. А. Богданов ввел в оборот термин «техническая интеллигенция».

Редактор нового перевода на русский язык «Капитала» К. Маркса, выполненного В.А.Базаровым и И. И. Скворцовым-Степановым. Вместе со Скворцовым-Степановым написал «Курс политической экономии» (1-й том — М., 1910; 2-й том — 4 выпуска — М., 1919-1920).

Философия

Богданов известен своими идеями тектологии и пролеткульта. Обе идеи вырастали из его комбинации позитивизма и марксизма. Первый приучал к борьбе с фетишами и эволюции, а второй направлял к светлому бесклассовому обществу. Для реализации этой цели был необходим эмпириомонизм — единство опыта.

Не только политическая борьба, но формирование передовой пролетарской культуры должно было служить верным подспорьем. Науку и познание Богданов рассматривал как приспособление к окружающей среде, а творчество как вид труда, подчиненный той же цели. В искусстве он особо отмечал как классовый характер, так и идеологическую или организующую природу.

Сама истина оказывалась формой организации опыта. Отстаивая коллективизм, Богданов противопоставлял его обезличивающей стадности.

Впоследствии идеи Богданова опосредованно повлияли на концепцию контркультуры.

Тектология

В трехтомной работе «Тектология», изданной в 1910—1920-х годах, Богданов объясняет процессы развития природы и общества на основе принципа равновесия, заимствованного из естествознания. Все развивающиеся объекты природы и общества представляют собой, по Богданову, целостные образования, или системы, состоящие из многих элементов.

Равновесное состояние системы Богданов рассматривает не как раз и навсегда заданное, а как «динамическое» или «подвижное» равновесие.

Характерной чертой теории равновесия Богданова является утверждение, что противоположности должны сбалансировать, уравновесить друг друга и только таким путём достигается устойчивое состояние системы.

Совет

В развивающихся системах одновременно действуют две противоположные тенденции: повышение устойчивости вследствие интеграционных процессов, стремление к равновесию и понижение устойчивости, вызванное появлением «системных противоречий». Противоречия эти, на известном уровне их развития, способны приводить к кризисам.

Случаи такого рода бесчисленны в опыте, пишет Богданов: «Рано или поздно, системные противоречия усиливаются до того, что перевешивают организационную связь (системы); тогда должен наступить кризис, ведущий либо к её преобразованию, либо к распадению, крушению».

Из системных противоречий вытекает организационная задача, тем более настоятельная, чем сильнее их развитие, задача их разрешения или устранения. Жизнь её решает или отрицательным путём, — разрушается самая система, например, умирает организм, или положительным путём, — преобразованием системы, освобождающим её от противоречий.

Более стройное или «гармоничное» сочетание элементов системы, заключает меньше «противоречий». Это и означает более высокую организованность.

В тектологии Богданова «впервые сформулированы основные положения системного подхода и теории самоорганизации систем. Она не только не потеряла своей актуальности, выступая фактически как предтеча и теоретическая основа нынешней Концепции устойчивого развития, но и служит важным информационным источником для её дальнейшего углубления и совершенствования».

Увлечения

Одним из увлечений Александра Богданова на протяжении жизни были шахматы. Сохранилась серия любителских фотографий, сделанных на итальянском острове Капри в 1908 году (между 10 (23) и 17 (30) апреля), когда Владимир Ленин находился в гостях у А. М. Горького.

Фотографии сняты с различных ракурсов и запечатлели Ленина играющим с Горьким и Богдановым. Автором всех (или по крайней мере двух из этих фотографий) выступил Юрий Желябужский (в будущем — крупный советский кинооператор, режиссёр и сценарист), сын актрисы МХТ Марии Андреевой и пасынок Горького.

В то время он был двадцатилетним юношей.

Институт Богданова

В 1999 году в Екатеринбурге создан Международный институт А. Богданова (МИБ) «для объединения, координации и развития фундаментальных и прикладных исследований российских и зарубежных ученых, творчески применяющих идеи, заложенные в научном наследии великого русского мыслителя Александра Александровича Богданова».

Художественные произведения

Богданов А. А. Красная звезда. — 1-е изд., СПб., 1908, в каталогах изд-ва «С.Дороватовского и А. Чарушникова»; СПб., 1919.; М., 1922.
Богданов А. А. Инженер Мэнни. — 1-е изд., М., 1912. изд-во «С. Дороватовского и А. Чарушникова». М., 1922.

Образ в искусстве

В фильме Сквозь ледяную мглу 1965 г. роль А. Богданова (товарища Константина) исполнил Г. Стриженов.

Источник: http://biography.su/revolyutsionery/bogdanov-aleksandr-aleksandrovich

Начало конфликта между В. И. Лениным и А. А. Богдановым

Начало конфликта между В. И. Лениным и А. А. Богдановым — страница №1/2

Начало конфликта между В. И. Лениным и А. А. Богдановым

(1907-1909 гг.)

А. В. Луценко

В первые годы XX в.

Ленин и Богданов представляли собой почти идеальное сочетание лидеров: вождя-теоретика, занимавшегося своего рода стратегическим планированием и постановкой принципиальных партийных задач, и руководителя-практика, который брал на себя повседневную такти­ческую работу на местах, обеспечивая выполнение поставленных задач (эту обязанность и взял на себя Богданов). Взаимодействие Ленина и Богданова вносило в жизнь большевистской фракции немало положи­тель­ного и создавало организационное преимущество над меньшевиками.

Сотрудничество этих выдающихся деятелей не получило удовлетво­рительного освещения в советской литературе. Проект Устава РСДРП, вошедший в историю КПСС как «ленинский», был на деле разработан Богдановым, а Лениным одобрен 1.

Богданов стал, по предложению Ленина, одним из руководителей Бюро комитетов большинства (БКБ), готовившего созыв очередного съезда. Это позволяет считать, что в 1904-1905 гг. между ними не существовало никаких разногласий. Оба лидера сотрудничали ради достижения общей цели: создания сильной централи­зованной социал-демо­кратической партии.

На V съезде РСДРП будущие философские оппонен­ты весьма согласованно отвечали на все критические выступления меньше­виков2.

Что же касается отношения большинства рядовых членов партии к Богданову, то немаловажным показателем в этом случае является сам факт заочного переизбрания его в объединенный ЦК РСДРП на IV съезде партии 3. «Вице-лидер большевиков» 4 на этот раз не имел возможности присутствовать на съезде, поскольку с 1905 г.

находился в тюрьме вместе с другими членами Петербургского Совета рабочих депутатов, но его организаторские способ­ности и заслуги были по достоинству оценены делегатами как от больше­виков, так и от меньшевиков: именно благодаря его работе находив­шийся в эмиграции ЦК сохранял устойчивую связь с Россией, а действия местных комитетов РСДРП во время революции отличались четкой координацией. Ценилось и то, что Богданов проявил себя мастером согласований, много сделавшим для преодоления раскола у социал-демократов. Он являлся иници­атором созыва IV съезда, восстановившего формальное единство партии. Авторитет его получил признание еще и в связи с тем, что Богданов, избранный в ЦК, умел привлекать талантливых публицистов для работы в легальных и нелегальных большевистских изданиях. Все это способствовало росту численности РСДРП, усиливало влияние социал-демократии на внутри­­по­литическую ситуацию в стране и укрепляло позиции сторонников Ленина в партии. Именно в результате тяжелой повседневной работы организаторов на местах (среди них Богданов был ключевой фигурой) за неполные десять лет из разрозненных кружков, объединенных лишь марксис­тской идеей, сложилась одна из самых массовых партий Российской империи.

Но зато в руководстве большевистской фракции выявилась новая расстановка сил; если Ленин возглавлял заграничное крыло большевистского движения и оставался его официальным вождем, то Богданов с начала 1905 г. фактически стал признанным лидером большевизма внутри страны.

Обратите внимание

Несмотря на согласованность их действий и отсутствие у Богданова притязаний на всю власть, создалось такое положение, когда в партии было два влиятельных руководителя, каждый из которых имел активных сторон­ников.

Хотя действительных оснований для столкновения не было, тем не менее усиление авторитета Богданова в России ассоциировалось у Ленина с опасностью образования двоецентрия, губительного для социал-демократи­ческого движения.

Предотвратить катастрофу, по мысли Ленина, была способ­на лишь жесткая централизация управления партией, обеспечи­вающая единое для всех представление о политических целях, называемое Лениным «принципиальным единством» 5.

Однако допустить открытую борьбу Ленин не мог: повторилась бы ошибка III съезда, когда зафиксированное по инициативе Ленина расхож­дение с меньшевиками по организационным вопросам обернулось затем ослаблением всей социал-демократии из-за розни, распространившейся и на вопросы тактики.

Компромиссы были не в правилах вождя, но против Богданова Ленин повел скрытую борьбу, до поры до времени не получавшую огласки. Повод же для выяснения отношений нашелся сам собой: в 1904-1906 гг. вышел из печати цикл статей Богданова под общим заглавием «Эмпирио­монизм».

Автор предлагал принципиально новую методологию исследования природных и социальных явлений, которая вызвала резкую критику со стороны меньшевиков и обвинения в ревизионизме не только автора цикла, но и всей большевистской фракции.

Ленин мог надеяться, что эта критика меньшевиков при нейтралитете публицистов-большевиков ослабит позиции Богданова в партии. Но этого не случилось, и в итоге противостояние стало неизбежным: к 1908 г.

два большевистских лидера, в целом согласные друг с другом в представле­ниях о целях и задачах революционной борьбы, вступили между собой в острый конфликт, причины которого лежали за пределами философии.

Косвенное признание этого факта можно найти в письме Ленина А. В. Луначарскому. 13 февраля 1908 г.

, примерно за год до выхода в свет «Материализма и эмпириокритицизма», Ленин писал: «Я бы стоял пока за отделение таких философских споров, как между материалистами и «эмпирио- «, от цельной партийной работы» 6 , то есть, по мысли Ленина, в тот момент единство партии зависело не от философских разногласий. А от чего?

Источник: http://umotnas.ru/umot/nachalo-konflikta-mejdu-v-i-leninim-i-a-a-bogdanovim/

Ссылка на основную публикацию