Церковь накануне раскола

Церковный раскол — реферат

СОДЕРЖАНИЕ 

Введение 3

1 Русская церковь накануне раскола 6

2 Никон 9

3 Реформы никона 12

4 Начало раскола. Основные противники никона. 19

5 Отречение патриарха Никона от патриаршества 28

Заключение 32

Список использованных источников 37  
   

ВВЕДЕНИЕ

 

      Расколом 
принято называть произошедшее во второй половине XVII века отделение от господствующей Православной Церкви части верующих, получивших название старообрядцев, или 
раскольников.

Значение Раскола в 
русской истории определяется тем, что он являет собой видимую отправную 
точку духовных противоречий и смут, завершившихся в начале XX века разгромом 
русской православной государственности.

      О Расколе писали многие. Историки – каждый по-своему толковали его причины и разъясняли последствия.

Обратите внимание

Непосредственным поводом для Раскола послужила так называемая «книжная справа» – процесс исправления и редактирования богослужебных текстов.

      За 
ликвидацию местных различий в церковно-обрядовой 
сфере, устранение разночтений и 
исправление богослужебных книг и другие меры по установлению общей 
богословной системы выступали 
все члены влиятельного «Кружка 
ревнителей благочестия». Однако среди 
его членов не было единства взглядов относительно путей, методов и конечных целей намечаемой реформы.

Протопопы 
Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие считали, что русская церковь 
сохранила «древлее благочестие» и 
предлагали проводить унификацию, опираясь на древнерусские богослужебные 
книги. Другие члены кружка (Стефан Вонифатьев, Ф.М.

Ртищев), к которым 
позднее присоединился Никон, хотели следовать греческим богослужебным 
образцам, имея в виду в дальнейшем объединение под эгидой московского 
патриарха православных церквей 
Украины и России (вопрос о об их объединении, в связи с нарастанием 
Освободительной борьбы украинского 
народа против посольских поработителей, приобрел в это время важное значение) и укрепление их связей с восточными православными церквями.

      При поддержке Алексея Михайловича 
Никон начал проводить исправление 
русских богослужебных книг по современным 
греческим образцам и изменил 
некоторые обряды (двоеперстие было заменено троеперстием, во время служб 
«аллилуйя» стали произносить не дважды, а трижды, и т. д.). Нововведения были одобрены церковными соборами 1654-1655 годов. В течение 1653-1656 годов на Печатном дворе шел выпуск исправленных или вновь переведенных богослужебных книг.

      Хотя 
реформа затрагивала лишь внешнюю 
обрядовую сторону религии, эти 
изменения получили значение большого события. К тому же выяснилось стремление Никона использовать реформу для 
централизации церкви и усиления власти патриарха.

Недовольство вызвали 
и насильственные меры, с помощью 
которых Никон вводил в обиход новые книги и обряды. Первыми 
за «старую веру» выступили некоторые 
члены «Кружка ревнителей благочестия»: Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие. Столкновение между Никоном и 
защитниками «старой веры» приняло 
резкие формы.

Аввакум, Неронов и 
другие идеологи Раскола подверглись 
жестоким преследованиям.

      Выступления защитников «старой веры» получили поддержку в различных слоях 
русского общества, что привело к 
возникновению движения, названного Расколом.

Важно

Часть низшего духовенства, видевшая в сильной патриаршей власти лишь орган эксплуатации, выступая за «старую веру», протестовала против увеличения гнета со стороны церковной 
верхушки.

      
К Расколу примкнула и часть 
высшего духовенства, недовольная 
централизаторскими устремлениями 
Никона, его самоуправством и отстаивавшая свои феодальные привилегии (епископы – коломенский Павел, вятский 
Александр и другие), некоторые 
монастыри.

Призывы сторонников 
«старой веры» получили поддержку 
и в среде высшей светской знати. Но наибольшую часть сторонников 
Раскола составляли крестьяне. Усиление феодально-крепостнического гнета 
и ухудшение своего положения 
народные массы связывали и с 
нововведениями в церковной системе.

      Объединению в движении столь разнородных 
социальных сил способствовала противоречивая идеология Раскола.

Раскол защищал старину, отрицал нововведения, проповедовал принятие мученического венца во имя «старой веры», во имя спасения души, и в то же время резко обличал в религиозной форме феодально-крепостническую действительность. Различным слоям общества были выгодны различные стороны этой идеологии.

В народной массе живой отклик находили проповеди расколоучителей о наступлении «последнего времени», о воцарении в мире антихриста, о том, что царь, патриарх и все власти поклонились ему и выполняют его волю.

      Раскол 
стал одновременно и знамением консервативной антиправительственной оппозиции 
церковных и светских феодалов, и 
знамением антифеодальной оппозиции. Народные массы, становясь на защиту «старой веры», выражали этим свой протест 
против феодального гнета, прикрываемого 
и освящаемого церковью.

      Массовый 
характер движение Раскола приобрело 
после церковного собора 1666-1667 гг., предавшего старообрядцев анафеме, как еретиков, и принявшего решение об их наказании.

Совет

Этот этап совпал с подъемом в стране антифеодальной борьбы; движение Раскола 
достигло своего апогея, распространилось вширь, привлекая новые слои крестьянства, в особенности крепостных, бежавших на окраины.

Идеологами раскола стали 
представители низшего духовенства, порвавшие с господствующей церковью, а церковные и светские феодалы 
отошли от Раскола. Главной стороной идеологии Раскола и в это 
время оставалась проповедь ухода (во имя сохранения «старой веры» 
и спасения души) от зла, порожденного «антихристом».   
   

1 РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ РАСКОЛА

 

      Уже после реформы церкви в середине XVII столетия в старообрядческих апологических сочинениях сильно идеализировалась «дониконовская» русская церковная старина.

Между тем Смута, которая привела в сокрушительный упадок все сферы русской жизни, больно ударила и по церкви.

Вернее, послужила как бы мощным тараном, углубившим все трещины и порвавшим все натяжения, возникшие в ней ранее, еще в XV и XVI веках.

      Можно даже поставить вопрос об упадке церкви накануне ее реформы, о тягостных 
и застарелых болезнях, которые требовали 
немедленного и радикального лечения. Об этом говорят единодушно и русские 
челобитные о церковных неправдах 
и нестроениях, и иностранные 
свидетельства.

      Иностранцы 
за два столетия оставили более пятидесяти сочинений, многие из которых посвящены 
исключительно религиозному быту русских.

Конечно, авторы этих записок, по большей 
части протестанты или католики, не могли увидеть веру русских 
изнутри, вполне понять те идеалы, которые 
одушевляли русских подвижников 
и святых, те взлеты духа, которые они большей части протестанты или католики, не могли увидеть веру русских изнутри, вполне понять те идеалы, которые одушевляли русских подвижников и святых, те взлеты духа, которые они переживали. Но зато, бессильные описать, так сказать бытие, иностранцы постоянно наблюдали религиозный быт, и не святых, а обычных людей XVI – XVII веков. В описаниях этого быта, порой точных и красочных, фиксирующих точное и характерное, а порой явно предвзятых и недоброжелательных “русофобских”, можно почерпнуть немало интересного о Святой Руси последних веков ее существования. В то же время эти свидетельства проливают свет и на отношение русских к инославию и иноверию.

      Особняком стоят записки и мемуары путешественников с православного Востока, дающие представление и о собственно религиозной жизни России на исходе средневековья. Начнем с богослужения. В его состав входит чтение и пение. И то и другое в описываемое время находилось в приходских, городских и сельских церквах в крайне плачевном положении.

Обратите внимание

Еще Адам Клеменс в середине XVI века заметил, что в церквах у нас читали так быстро, что даже тот, кто читал, ничего не понимал. Вармунд во второй половине XVII века подтверждает это. Между тем прихожане вменяли в заслугу священнику, если он мог прочитать несколько молитв не переводя духа, и кто опережал других в этом деле, тот считался лучшим.

Источник: http://student.zoomru.ru/history/cerkovnyj-raskol/95930.773215.s1.html

Раскол церковный

Раско́л церко́вный (греч. σχίσματα (схисмата) – схизма) – нарушение внутрицерковного единства из-за различий, не связанных с искажением истинного учения о догматах и таинствах, но по обрядовым, каноническим или дисциплинарным мотивам. Основатели и последователи движения раскола именуются раскольниками.

Раскол следует отличать от других форм вероотступничества – ереси и самочинного сборища (парасинагога). Следуя св. Василию Великому, раскольниками древние святые отцы называли разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание.

По словам выдающегося комментатора канонического права Иоанном Зонара, раскольниками называются те, которые относительно веры и догматов здраво мыслят, но по некоторым причинам отдаляются и образуют свои отдельные собрания.

Согласно знатоку церковного права епископу Далматинско-Истринскому Никодиму (Милашу), расколы образуют те, кто «иначе мыслят о некоторых церковных предметах и вопросах, кои, однако, легко могут быть примирены». По мнению св. Игнантия Брянчанинова, расколом должно быть названо «нарушение полного единения со Святою Церковью, с точным сохранением, однако, истинного учения о догматах и таинствах».

Сопоставляя раскол с ересью, св. Иоанн Златоуст утверждает, что «раскол есть не меньшее зло, чем ересь». Св.

Киприан Карфагенский учит: «Помните, что основатели и руководители раскола, нарушая единство Церкви, противодействуют Христу, и не только второй раз Его распинают, но раздирают Тело Христово, а это такой тяжкий грех, что кровь мученическая не может загладить его». Епископ Оптат Милевитский (IV век) считал раскол одним из величайших зол, – большим, чем человекоубийство и идолопоклонство.

В сегодняшнем смысле слово раскол встречается впервые у св. Ипполита Римского. Он был в расколе с папой Каллистом (217-222), которого обвинял в ослаблении требований церковной дисциплины.

Важно

Основная причина расколов в Древней Церкви – последствия гонений: Декия (Новата и Фелициссима в Карфагене, Новатиана в Риме) и Диоклетиана (Ираклия в Риме, донатистов в африканской церкви, мелитианский в Александрии), а также спор о крещении еретиков. Серьезные разногласия вызывал вопрос о порядке принятия в Церковь «падших» – отрекшихся, отступивших и оступившихся во время гонений.

В Русской Православной Церкви имели место расколы старообрядческий (преодолён единоверческими общинами), обновленческий (преодолён) и карловацкий (преодолён 17 мая 2007 года). В настоящее время в состоянии раскола находится Православная Церковь на Украине.

Что произошло в 1054 году: раскол Вселенской Церкви надвое или откол одной её части, Римской Поместной Церкви?

В богословской исторической литературе нередко встречается утверждение, что в 1054 году произошёл раскол Единой Вселенской Христовой Церкви на Восточную и Западную. Это мнение нельзя назвать убедительным.

Господь Иисус Христос создал одну единую Церковь и именно об одной, а не о двух и, тем более, не о нескольких Церквях Он свидетельствовал, что она просуществует до конца времён и врата адовы не одолеют её (Мф.16:18).

Более того, Мессия ясно дал понять, что «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе не устоит» (Мф.12:25).

Это значит, что если бы Церковь и действительно разделилась сама в себе, то, по Его уверению, не устояла бы. Но она обязательно устоит (Мф.16:18).

В пользу того, что Церквей Христовых не может быть две, три, тысяча три говорит и тот образ, согласно которому Церковь есть Тело Христово (Рим.12:5), а Тело у Спасителя одно.

Но почему мы вправе утверждать, что именно Римская церковь откололась в XI веке от Православной, а не наоборот? — В том, что это так, сомневаться не приходится. Подлинная Церковь Христова, по слову апостола, есть «столп и утверждение истины» (1Тим.3:15). Стало быть, та Церковь из двух (Западная, Восточная), которая не устояла в истине, не сохранила её в неизменности, и откололась.

Совет

Какая же не устояла? — Для того, чтобы ответить на этот вопрос, достаточно вспомнить, какая именно Церковь, Православная или Католическая, хранит вероучение в том непреложном виде, в каком приняла от апостолов. Разумеется, это — Вселенская Православная Церковь.

Помимо того, что Римская церковь дерзнула исказить Символ веры, дополнив его ложной вставкой об исхождении Святого Духа «и от Сына», она исказила учение о Божьей Матери (имеем в виду догмат о непорочном зачатии Девы Марии); ввела в оборот новый догмат о главенстве и непогрешимости римского папы, назвав его наместником Христа на земле; истолковала в духе грубого юридизма учение об Искуплении человека и пр.

Раскол

протоиерей Александр Федосеев

Расколом называется нарушение полного единения со Святою Церковью, с точным сохранением, однако, истинного учения о догматах и таинствах.

Церковь же есть единство, и все бытие ее в этом единстве и единении о Христе и во Христе: «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело» (1Кор.12:13).

Прообраз этого единства есть Троическое Единосущие, а мера – кафоличность (или соборность). Раскол, напротив, есть отделение, обособление, утрата и отрицание соборности.

Вопрос о природе и смысле церковных разделений и расколов был поставлен со всей остротой уже в памятных крещальных спорах 3-го века. Св.

Киприан Карфагенский с неотвратимой последовательностью развил тогда учение о совершенной безблагодатности всякого раскола, именно как раскола: «Надобно остерегаться обмана не только явного и очевидного, но и такого, который прикрыт тонким лукавством и хитростью, как в выдумке врагом нового обмана: самим именем христианина обольщать неосторожных. Он изобрел ереси и расколы, чтобы ниспровергнуть веру, извратить истину, расторгнуть единство. Кого ослеплением не может удержать на ветхом пути, того сводит в заблуждение и обольщает путем новым. Восхищает людей из самой Церкви и, когда они видимо уже приближались к свету и избавлялись от ночи века сего, снова распростирает над ними новый мрак, так что они, не придерживаясь Евангелия и не сохраняя закона, называют, однако же, себя христианами и, блуждая во тьме, думают, будто ходят во свете» (Книга о Единстве Церкви).

Читайте также:  Курсы внешней и внутренней политики ленина

В расколе и молитва, и милостыня питаются гордыней – это не добродетели, а противостояние Церкви. Их, раскольников, показное добро – лишь средство оторвать людей от Церкви. Врагу рода человеческого не страшна молитва гордого сердцем раскольника, ибо в Священном Писании сказано: «Молитва его да будет в грех» (Пс.108:7).

Диаволу смешны их, раскольников, бдения и посты, так как он сам не спит и не ест, но от этого не становится святым.

Обратите внимание

Святитель Киприан пишет: «Можно ли думать тому, кто не придерживается единства Церкви, что он хранит веру? Можно ли надеяться тому, кто противится и поступает наперекор Церкви, что он находится в Церкви, когда блаженный апостол Павел, рассуждая о том же предмете и показывая таинство единства, говорит: едино тело, един Дух, якоже и звании бысте во едином уповании звания вашего; един Господь, едина вера, едино крещение, един Бог» (Еф.4:4-6)? Характерно, что раскольники считают все остальные расколы, кроме своего, гибельными и ложными, возникшими под действием страстей и гордыни, а свой собственный раскол, мало чем отличающийся от прочих, принимают как единственное счастливое исключение во всей истории Церкви.

Раскольники, проливая крокодиловы слезы по поводу «нарушения» канонов Церкви, на самом деле давным-давно бросили себе под ноги и попрали все каноны, потому что подлинные каноны основаны на вере в единство и вечность Церкви. Каноны даны Церкви, вне Церкви они недействительны и бессмысленны – так не могут существовать законы государства без самого государства.

Священномученик Климент, епископ Римский, пишет Коринфским раскольникам: «Ваше разделение многих развратило, многих повергло в уныние, многих – в сомнение и всех нас – в печаль, а смятение ваше все еще продолжается». Нераскаянный грех раскола еще страшнее греха самоубийства (самоубийца губит только себя, а раскольник – и себя, и других, поэтому его вечная участь тяжелее, чем у самоубийцы).

«Церковь едина, и одна она только имеет всю полноту благодатных даров Святого Духа.

Кто и каким бы образом ни отступал от Церкви – в ересь, в раскол, в самочинное сборище, он теряет причастие благодати Божией; знаем мы и убеждены в том, что отпадение в раскол ли, в ересь ли, в сектантство ли – есть полная погибель и духовная смерть», – так выражает православное учение о Церкви священномученик Иларион (Троицкий).

Люди, подверженные искажению веры, даже само слово «раскол» стараются поменьше употреблять. Говорят: «официальная Церковь» и «неофициальная», или «разные юрисдикции», или предпочитают сыпать аббревиатурами (УПЦ КП и т. д.).

Святитель Филарет Московский: «Православие и раскол так противоположны друг другу, что покровительство и защита Православия естественно должны стеснять раскол; снисхождение же к расколу естественно должно собою стеснять Православную Церковь».

История Православной Церкви в странах постсоветского пространства последних лет насыщена важными и драматическими событиями, многие из которых продолжают оказывать мощное влияние и на нынешнее состояние Русской Православной Церкви.

Распался Советский Союз, растет социальное расслоение общества, растут проблемы, связанные с информационным неравенством. Русская Православная Церковь сохранила свое единство на всем пространстве бывшего Советского Союза, создавая новые формы церковного устройства.

Важно

За последнее десятилетие образованы автономные Поместные Церкви, что отражает новые политические реалии современного мира. Уместно говорить о радикальных переменах в странах СНГ, связанных с пониманием единства Церкви сегодня.

Речь идет прежде всего о канонических и социальных аспектах православной экклесиологии.

К отрицательным явлениям, безусловно, нужно отнести процессы стремительной политизации религиозной жизни в странах бывшего советского лагеря.

Вовлечение в нее политических партий националистического толка создало почву для образования впоследствии враждебных Православию политико-религиозных структур типа УГКЦ, УАПЦ, УПЦ-КП, ИПЦ и т. д.

Но не менее опасными являются внутренние противоречия, разногласия и дисциплинарно-психологические расколы внутри церковно-приходской жизни.

Главная особенность дисциплинарно-психологических расколов, из которой выводятся все остальные околоцерковные движения, – это их возникновение в эпоху крушения социализма и в среде гибели массового атеизма.

Поскольку еще не существует научной литературы, специально трактующей деятельность церковных расколов и новейших сект, представляется целесообразным кратко охарактеризовать ряд особенностей, отличающих их от традиционного сектантства.

Прежде всего дисциплинарно-психологические расколы распространяются преимущественно не в сельской местности, а в больших городах, с уплотненной культурной и образовательной инфраструктурой.

Совет

Как показали исследования, наиболее питательную почву церковные расколы находят в среде специалистов со средним и высшим образованием. Отсюда – активная профессиональная ориентация новейших расколов: они пытаются религиозно осмыслить и «освятить» деятельность человека как специалиста.

Именно специальность есть область наиболее интенсивного сектантского и раскольнического самосознания и самоопределения. Поэтому новейшие сектанты часто группируются по профессиональным признакам – разумеется, объединения такого рода могут включать и обыкновенных любителей, проявляющих интерес к данной профессии.

Объединения раскольнического типа создаются среди писателей, историков, медиков, физиков, пытающихся дать религиозную интерпретацию фактам в своей предметной области.

Некоторые любят оправдывать раскольников, говоря, что тех будто бы вынудили отступить от Церкви какие-нибудь тяжелые обстоятельства – с кем-то из них плохо или несправедливо обошлись, обидели и т. д. Но эти оправдания не стоят и выеденного яйца. Так о них говорил свт.

Дионисий Александрийский, в письме к раскольнику Новату: «Если, как говоришь, ты отделился от Церкви невольно, то можешь это исправить возвращением в Церковь по своей воле». Свящ. Павел Флоренский как-то сказал: «Я лучше предпочту грешить вместе с церковью, чем спасаться без Церкви».

Флоренский хотел сказать, что только в Церкви спасение и что, покидая Церковь, человек совершает духовное самоубийство.

Расколы рождались с победными криками, а умирали с глухими стонами, – Церковь же все жила! Приговоренная раскольниками к смерти, она существует, она полна духовных сил, она остается единственным источником благодати на земле.

Чтобы не допускать появления ересей Русская Православная Церковь всегда старалась увещеванием, убеждением возвратить отпадших на путь истинной веры, подлинного христианского благочестия, старалась вновь и вновь собрать своих заблудших овец, потерявших глас своего пастыря.

Нельзя забывать о великой опасности для духовного здоровья каждого человека, исходящей от возможного отпадения в ересь посредством раскола, поскольку еретическое мировоззрение намного сильнее проникает в душу и заражает ее язвами греха, от которых очень сложно избавиться.

Обратите внимание

Святые отцы признают возможность и необходимость врачевания раскола в духе церковной икономии. Святитель Василий Великий в Правилах из Первого Канонического Послания к Амфилохию Иконийскому указывает на особенности принятия кающихся из расколов:

«Например, если кто, быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив Кафолическую Церковь, – это есть самочинное сборище.

О покаянии мыслить иначе, нежели как сущие в Церкви – есть раскол… Крещение раскольников, как еще не чуждых Церкви, принимать; а находящихся в самочинных сборищах – исправлять приличным покаянием и обращением, и вновь присоединять к Церкви.

Таким образом, даже находящиеся в церковных степенях, отступив вместе с непокорными, когда покаются, нередко приемлются вновь в тот же чин».

Очень метко определяет раскол Свт.

Ириней Лионский: «Христос рассудит тех, которые производят расколы, – не имеющих любви к Богу и заботящихся больше о собственной выгоде, чем о единстве Церкви, по маловажным и случайным причинам рассекающих и разрывающих великое и славное тело Христово и, сколько от них зависит, разрушающих его, говорящих о мире и производящих брань». (Пять книг против ересей, 4.7).

Как мы видим из высказываний святых отцов и небольшого анализа проблемы расколов их необходимо врачевать, а еще лучше не допускать. Совершенно очевидно, что кроме личной харизмы очередного расколоучителя большую роль играет низкая духовная образованность его последователей, политические нестроения в государстве, личные мотивы.

Настало время разработать масштабный проект по профилактике церковных расколов, охватывающий все возможные стороны данной проблемы.

Совершенно необходимо создание некоторого органа, церковной структуры с обширными полномочиями, способной обеспечивать должный уровень мониторинга духовного состояния верующих и вовремя, на корню пресекать раскольнические движения в рядах Русской Православной Церкви.

Раскол – это реальная опасность не только целостности Церкви, но в первую очередь духовному здоровью раскольников. Такие люди добровольно лишают себя спасительной благодати, сеют разделение внутри единства христиан.

Важно

Раскол не может быть оправдан ни с какой точки зрения: ни политические, ни национальные, ни какие иные причины не могут быть рассмотрены как достаточное основание для раскола.

К расколу и его вождям не может быть ни сочувствия, ни понимания – с церковным разделением необходимо бороться, устранять, – чтобы не случилось чего хуже.

Источник: https://azbyka.ru/raskol-cerkovnyj

Раскол русской церкви

Введение.

       Расколом 
принято называть произошедшее во второй половине XVII века отделение от господствующей Православной Церкви части верующих, получивших название старообрядцев, или 
раскольников.

Значение Раскола в 
русской истории определяется тем, что он являет собой видимую отправную точку духовных противоречий и смут, завершившихся в начале XX века разгромом русской православной государственности.

       За 
ликвидацию местных различий в церковно-обрядовой 
сфере, устранение разночтений и 
исправление богослужебных книг и другие меры по установлению общей богословной системы выступали все члены влиятельного «Кружка ревнителей благочестия».

Однако среди его членов не было единства взглядов относительно путей, методов и конечных целей намечаемой реформы. Протопопы Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие считали, что русская церковь сохранила «древнее благочестие» и предлагали проводить унификацию, опираясь на древнерусские богослужебные книги.

Другие члены кружка (Стефан Вонифатьев, Ф.М. Ртищев), к которым позднее присоединился Никон, хотели следовать греческим богослужебным образцам, имея в виду в дальнейшем объединение под эгидой московского патриарха православных церквей Украины и России  и укрепление их связей с восточными православными церквями.

       При поддержке Алексея Михайловича Никон начал проводить исправление русских богослужебных книг по современным греческим образцам и изменил некоторые обряды. Нововведения были одобрены церковными соборами 1654-1655 годов. В течение 1653-1656 годов на Печатном дворе шел выпуск исправленных или вновь переведенных богослужебных книг.

       Хотя 
реформа затрагивала лишь внешнюю 
обрядовую сторону религии, эти 
изменения получили значение большого события. К тому же выяснилось стремление Никона использовать реформу для 
централизации церкви и усиления власти патриарха.

Совет

Недовольство вызвали и насильственные меры, с помощью которых Никон вводил в обиход новые книги и обряды. Первыми за «старую веру» выступили некоторые члены «Кружка ревнителей благочестия»: Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие. Столкновение между Никоном и защитниками «старой веры» приняло резкие формы.

Читайте также:  Боевые действия советских войск в центральных и западных районах румынии

       Массовый 
характер движение Раскола приобрело 
после церковного собора 1666-1667 гг., предавшего старообрядцев анафеме, как еретиков, и принявшего решение об их наказании. Идеологами раскола стали представители низшего духовенства, порвавшие с господствующей церковью, а церковные и светские феодалы отошли от Раскола.

Главной стороной идеологии Раскола и в это время оставалась проповедь ухода от зла, порожденного «антихристом». 

Начало 
исправления церковных 
книг.

       Церковные книги из века в век являлись той 
незыблемой материальной скрепой, которая 
позволяла обеспечить непрерывность 
духовной традиции.

Поэтому неудивительно, что по мере оформления единого централизованного 
Русского государства вопрос о состоянии книгоиздания и пользования духовной литературой превращался в важнейший вопрос церковной и государственной политики.

       Еще в 1551 году Иоанн IV созвал собор, имевший 
целью упорядочить внутреннюю жизнь 
страны.

Царь самолично составил перечень вопросов, на которые предстояло ответить собранию русских пастырей, дабы авторитетом своих решений исправить изъяны народной жизни, препятствовавшие душеспасению и богоугодному устроению Русского царства. Рассуждения собора были впоследствии разделены на сто глав, откуда и сам он получил название Стоглавого.

Предметом его внимания, среди многих других, стал и вопрос о церковных книгах. Их порча через переписывание неподготовленными писцами, допускавшими ошибки и искажения, была очевидна для всех.

Обратите внимание

Собор жаловался на неисправность богослужебных книг и вменил в обязанность протопопам и благочинным исправлять их по «хорошим» спискам, а книг непересмотренных не пускать в употребление. Тогда же возникло убеждение, что надо завести вместо писцов типографию и печатать книги.

       После Стоглава вплоть до половины XVII века дело исправления книг существенных изменений не претерпело. Единственное, чего удалось достигнуть, было предупреждение новых ошибок — патриарх Гермоген установил для этого при типографии даже особое звание книжных справщиков.

       В Смутное время печатный дом сгорел, и издание книг на время прекратилось, но, как только обстоятельства позволили 
опять, за издание взялись с завидным рвением.

При патриархе Филарете (1619—1633), Иоасафе I (1634—1641) и Иосифе (1642—1652) труды, предпринятые по этой части, доказали необходимость сверки не по славянским спискам, а по греческим оригиналам, с которых когда-то и делались первоначальные переводы.

В ноябре 1616 года царским указом поручено было архимандриту Сергиевской лавры Дионисию, священнику села Климентьевского Ивану Наседке и канонархисту лавры старцу Арсению Глухому заняться исправлением Требника.

Арсений хорошо знал не только славянскую грамматику, но и греческий язык, что давало возможность сличения текстов и обнаружения многочисленных ошибок, сделанных позднейшими переписчиками.

       Книгу исправили — но… В Москве огласили их еретиками, и на соборе 1618 года постановили: “Архимандрит Дионисий писал по своему изволу.

И за то архимандрита Дионисия да попа Ивана от церкви Божией и литургии служити отлучаем, да не священствуют”. Пока происходили соборные совещания, Дионисия держали под стражей, а в праздничные дни в кандалах водили по Москве в назидание народу, кричавшему: “Вот еретик!” — и бросавшему в него чем ни попадя. Восемь лет томился в заточении архимандрит, пока патриарх Филарет не получил в 1626 году письменный отзыв восточных первосвятителей в защиту исправлений, произведенных Дионисием.

Важно

       Дело 
исправления оказалось очень 
трудным и сложным. Речь шла о безупречном издании чинов и текстов, переживших вековую историю, известных во множестве разновременных списков — так что московские справщики сразу были вовлечены во все противоречия рукописного предания. Они много и часто ошибались, сбивались и запутывались в трудностях, которые могли бы поставить в тупик и сегодняшних ученых. Тем более сложной становилась работа из-за ее принудительной спешности, ибо книги правились для практической нужды, ради немедленного употребления.  

 Русская церковь накануне раскола.

       Уже после реформы церкви в середине XVII столетия в старообрядческих апологических сочинениях сильно идеализировалась «дониконовская» русская церковная старина. Между тем Смута, которая привела в сокрушительный упадок все сферы русской жизни, больно ударила и по церкви.

       Иностранцы 
за два столетия оставили более пятидесяти сочинений, многие из которых посвящены 
исключительно религиозному быту русских. В описаниях этого быта можно 
почерпнуть немало интересного о 
Святой Руси последних веков ее существования. В то же время эти свидетельства проливают свет и на отношение русских к инославию и иноверию.

Источник: http://freepapers.ru/6/raskol-russkoj-cerkvi/133392.848998.list1.html

Всеправославный собор без Русской Церкви: новый мировой порядок или раскол?

Всеправославный собор без Русской Церкви: новый мировой порядок или раскол?

28 июня 2016 года

От редакции “Россия навсегда”: Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

***

На Кипре произошло событие, которое может стать переломным в борьбе западной цивилизации против Русского мира. Начатая и успешно развивающаяся информационная и гибридная война против России начала наступление на устои, традиции и границы православного мира. И Россия, к большому сожалению, уступает и на этом фронте.

Такой вывод напрашивается после завершившегося на острове Крит Всеправославного собора, в котором приняли участие представители десяти из четырнадцати поместных православных церквей.

Воспользовавшись отсутствием на соборе представителей РПЦ, активизировались украинские националистические политические силы, уже не первый год вынашивающие планы создания единой поместной церкви. Украинская тема — это одна из “красных нитей” мероприятия.

*

РАЗНОГЛАСИЯ

“Восьмой Вселенский Собор не станет первым шагом прочь от Православия. Однако этот шаг может стать последним… Не всякое собрание епископов есть собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине. Истинно вселенский собор зависит не от количества собравшихся на него епископов, а от того, будет ли он мудрствовать или учить православно”.

Если же отступит от истины, он не будет вселенским, хотя бы и назвал себя именем вселенского. — Знаменитый “разбойничий собор” был в свое время многочисленнее многих вселенских соборов, и тем не менее не был признан вселенским, а получил название “разбойничьего собора”, — эти слова принадлежат светочу Русской Православной Церкви XX века, архиепископу Феофану Полтавскому.

И они оказались пророческими.

В ходе подготовки к Всеправославному собору между РПЦ и Константинопольским Патриархом произошли разночтения по обозначенным для обсуждения темам.

Вот их каталог: Православная диаспора; Автокефалия и способ ее провозглашения; Автономия и способ ее провозглашения; Диптихи; Календарный вопрос; Препятствия к браку; Приведение церковных постановлений о посте в соответствие с требованиями современной эпохи; Отношение Поместных Православных Церквей к прочему христианскому миру; Православие и экуменическое движение; Вклад Поместных Православных Церквей в торжество христианских идей мира, свободы, братства и любви между народами и устранение расовой дискриминации. Основные же раздражители и претензии к проблематике Восьмого собора — это приспособление Церкви к миру, переход от служения Богу — к социальному компромиссу с секулярной современностью и служению мировому правительству. Этот переворот равносилен отречению от неотмирного Православия и переходу к обмирщению. Между строк читался и “украинский вопрос”.

Аналитики, в том числе церковные, помимо него узрели и некоторые иные нездоровые тенденции и озвучили возможные негативные для Православия последствия после принятия решений на Восьмом соборе.

Например, поминание Папы Римского, общие празднование Пасхи, Католиков и Православных, изменение церковных канонов, замена церковно-славянского языка на разговорный язык, женатые епископы, повторный брак для духовенства, рукоположение в священство женщин, отмена всех постов, кроме Великого и отмена среды и пятницы, объединение религий всех вероисповеданий в одну по всему миру.

Совет

В этой связи в интернет-пространстве активно шло обсуждение опубликованного в сетях текста Меморандума от 29 июня 2014 года Меморандума от 29 июня 2014 года, который касается политики, религиозного сотрудничества между Европейским Союзом и греческим правительством, христианскими церквами, Католической церкви, Русской церкви и правительством Кипра и русским правительством. Все подписавшие меморандум, обязались провести реорганизации церкви в единую с 2016 по 2020 годы, согласно нового мирового порядка и единой мировой религии.

Одной из первых о разногласиях с Константинополем сообщили болгарские иерархи. В частности, их смутил документ “Отношения православной церкви с остальным христианским миром”.

В Болгарской церкви, например, считают, что кроме Святой православной церкви нет других церквей, а есть только еретики и раскольники, которых называть церковью теологически, догматически и канонически неправильно.

Антиохийская церковь (часть Ближнего Востока и приходы в Северной и Южной Америке) конфликтует с Иерусалимской из-за спора о канонической принадлежности Катара (на духовное окормление его претендуют обе церкви).

Грузинский патриархат отверг документ “Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром”. Предложение Русской, Болгарской, Антиохийской, Сербской и Грузинской православных церквей перенести высшее церковное мероприятие, чтобы урегулировать разногласия среди участников, Константинопольский патриарх проигнорировал.

“Проблемы связаны с тем, что Константинопольский патриарх плохо подготовил собор, — убежден президент Гильдии экспертов по религии и праву Роман Лункин.

— На стадии подготовки его организаторы, по сути, давили на представителей поместных церквей, несогласных с редакцией того или иного документа, вынуждая подписать его и объясняя, что в противном случае будет подорвано единство собора”.

По его мнению, представители несогласных церквей надеялись убедить патриарха Варфоломея внести свои поправки. “Не дождавшись этого от Константинополя, Антиохийская, Болгарская и Грузинская церкви объявили о демарше, — пояснил эксперт. — Их поддержала Русская церковь”.

Источник: http://rossiyanavsegda.ru/read/4016/

Дмитрий Сафонов. Святитель Иларион (Троицкий) и обновленческий раскол в Русской Православной Церкви. Статья 1 / Православие.Ru

Краткая история развития обновленческого движения до освобождения святителя Илариона (май 1922 – июнь 1923 годов)

Священномученик Иларион в Соловецком лагере Церковный переворот готовился усилиями ГПУ всю первую половину 1922 года под руководством Политбюро ЦК, где главным идеологом и разработчиком программы уничтожения Церкви с помощью раскольников был Л.Д. Троцкий[1].

В ГПУ с 1921 года активно действовало 6-е отделение секретного отдела, которое до мая 1922 года возглавлял А.Ф. Рутковский, а затем Е.А. Тучков. В марте-апреле 1922 года была проведена основная работа по вербовке будущих обновленцев, проведены организационные собрания и инструктажи. Для того чтобы облегчить церковный переворот, были арестованы ближайшие к патриарху Тихону лица, в том числе в ночь с 22 на 23 марта 1922 года – епископ Верейский Иларион (Троицкий). 9 мая патриарх дал расписку в объявлении ему приговора о привлечении его к ответственности согласно решению Верховного трибунала и подписку о невыезде[2]. В этот же день состоялся новый допрос патриарха в ГПУ. 9 мая по команде ГПУ из Петрограда в Москву приезжает группа обновленцев: протоиерей Александр Введенский, священник Евгений Белков и псаломщик Стефан Стадник[3]. В.Д. Красницкий приехал ранее и уже провел переговоры с Тучковым. Красницкий возглавил группу «Живая церковь», созданную усилиями ОГПУ. Е.А. Тучков писал об этом так: «В Москве с этой целью под непосредственным негласным руководством ОГПУ была организована обновленческая группа, позднее назвавшаяся “живой церковью”»[4].

А.И. Введенский прямо называл Е.А. Тучкова организатором церковного переворота[5]. Власти решили инсценировать помилование осужденных на смерть Московским ревтрибуналом священников, обвиненных в сопротивлении изъятию церковных ценностей, для того чтобы облегчить обновленцам церковный переворот[6]. Эта инсценировка была необходима для того, чтобы добиться от патриарха Тихона ухода от управления Церковью власти. Приговоренные к расстрелу московские священники были использованы чекистами как заложники, чтобы их возможным расстрелом шантажировать патриарха.

Обратите внимание

10 мая 1922 года при участии Е.А. Тучкова обновленцы составили первую редакцию обращения во ВЦИК с просьбой помиловать всех осужденных к расстрелу по делу московского духовенства[7]. По замыслу ГПУ, ходатайства были необходимы для приобретения авторитета обновленческой группы в глазах верующих, так как власть готовилась удовлетворить именно их обращение, а не просьбу патриарха Тихона. ГПУ указало обновленцам, что власти готовы помиловать часть приговоренных, инициируя, таким образом, ходатайства обновленцев.

Читайте также:  Экономические и политические предпосылки образования сословно-представительной монархии в россии, её характерные черты

После написания этих ходатайств обновленцы 12 мая в 11 часов вечера в сопровождении Е.А. Тучкова и направились в Троицкое подворье к патриарху. Еще 9 мая патриарх был ознакомлен с приговором по делу московского духовенства, о чем свидетельствует его собственноручная расписка[8]. В этот же день он написал ходатайство о помиловании, адресованное ВЦИК, но оно не попало туда, а оказалось в ГПУ и было приобщено к делу[9]. Таким образом, патриарх, зная о расстрельном приговоре и о том, что власть готова прислушаться не к его ходатайству, а к ходатайству «прогрессивного» духовенства, чтобы спасти жизни осужденных, написал заявление на имя М.И. Калинина о передаче церковного управления митрополиту Агафангелу или митрополиту Вениамину; подлинник заявления также не дошел до адресата и оказался в деле ГПУ[10]. 14 мая расстрельный приговор оставлен в силе в отношении пяти человек, за четырех из которых просили обновленцы, пятеро человек из «обновленческого списка» были помилованы[11]. 18 мая Политбюро утвердило это решение[12]. В этот же самый день группа обновленцев отправилась на Троицкое подворье и добилась от патриарха бумаги, в которой он поручал им передать митрополиту Агафангелу «синодские дела»[13]. В одном из своих докладов Е.А. Тучков прямо называет обновленцев, которые 18 мая 1922 года добились у патриарха Тихона временного сложения патриарших полномочий, своими осведомителями: «Работа была начата с руководителя черносотенным церковным движением быв. патриарха Тихона, который под давлением группы попов – наших осведомов – передал ей церковную власть, удалившись сам в Донской монастырь»[14].

Епископ Антонин (Грановский) В историографии утвердился стереотип, что обновленцы обманом выманили у патриарха церковную власть; в этом случае патриарх представляется в образе некого наивного простака, однако это не так. Патриарх Тихон вынужден был пойти на передачу церковной власти сознательно, понимая, с кем имеет дело; этот шаг был ценой отказа выполнять антиканонические требования властей и попытки спасти жизнь приговоренных к смерти московских священников. Чтобы лишить власть обновленческой группы легитимности, он указал, что во главе церковного управления должен стать митрополит Агафангел, хотя и понимал, что власти не дадут ему приступить к этим обязанностям. Патриарх Тихон также понимал, что в случае его отказа от временной передачи церковной власти его статус подследственного не позволит ему управлять Церковью, и это только навлечет на Церковь новую волну репрессий.

Позднее, после своего освобождения из заключения, патриарх Тихон дал такую оценку этим событиям: «Мы уступили их домогательствам и положили на их заявлении следующую резолюцию: “Поручается поименованным ниже лицам, то есть подписавшим заявление священникам, принять и передать высокопреосвященнейшему Агафангелу, по приезде его в Москву, синодские дела при участии секретаря Нумерова»[15]. На докладе духовенства г. Череповец, в котором приводилось мнение, что патриарх Тихон передал власть ВЦУ добровольно, рукой патриарха сделана помета: «Неправда»[16], то есть сам патриарх не считал, что добровольно отказался от высшей церковной власти.

19 мая 1922 года патриарх вынужден был по требованию властей покинуть Троицкое подворье и переехать в Донской монастырь[17], а подворье было занято обновленческим ВЦУ. После захвата Троицкого подворья обновленцами здесь воцарились пьянство и воровство. По сообщениям современников, члены ВЦУ и обновленческое духовенство регулярно устраивали здесь пьянки, В. Красницкий разворовывал церковные средства, а глава Московского епархиального управления епископ Леонид (Скобеев) присвоил себе рясы патриарха Тихона, хранившиеся на подворье[18]. Чекисты сами признавали, что делали ставку на отбросы общества: «Надо сказать, что контингент вербованных состоит из большого количества пьяниц, обиженных и недовольных князьями Церкви… сейчас приток прекратился, ибо более степенные, истинные ревнители Православия к ним не идут; среди них последний сброд, не имеющий авторитета среди верующей массы»[19].

После решения патриарха Тихона временно передать церковную власть митрополиту Агафангелу, началось создание новых высших органов церковной власти. В первом номере журнала «Живая церковь», который отсутствует в московских библиотеках, а хранится в бывшем партийном архиве, было опубликовано обращение «инициативной группы духовенства и мирян» во ВЦИК с призывом создать государственный орган «Всероссийский комитет по делам Православной Церкви, духовенства и мирян Православной Церкви во главе с главным уполномоченным по делам Православной Церкви в сане епископа»[20]. По сути, это требование было реализовано властью при создании ВЦУ, правда, этот орган не получил государственного статуса, так как это противоречило бы декрету об отделении Церкви от государства, однако получил всемерную государственную поддержку.

Прежде всего, было необходимо придать новым высшим церковным органам максимально канонический вид, а для этого было необходимо добиться от митрополита Агафангела согласия на то, чтобы Церковью управляли выбранные властью лица. 18 мая В.Д. Красницкий посетил митрополита Агафангела в Ярославле, где предложил ему подписать воззвание «прогрессивного духовенства», на что получил отказ[21], а 18 июня митрополит разослал известное послание о непризнании обновленческого ВЦУ[22].

В Высшее церковное управление изначально вошли лица, по выражению Е.А. Тучкова, «с подмоченными репутациями»[23]. Его возглавил «главный уполномоченный по делам Русской Церкви» – заштатный епископ Антонин (Грановский). В письме бывшего обновленца священника В. Судницына от 5/18 июля 1923 года «епископ Антонин не раз публично утверждал, что “Живая церковь” и, следовательно, ВЦУ и ВЦС, в том числе и он сам, не что иное, как ГПУ»[24]. Поэтому нельзя согласиться с утверждениями Ирины Заикановой из Свято-Филаретовского православно-христианского института, возглавляемого священником Г. Кочетковым, что «никто и никогда не мог обвинить Антонина и его общину в содействии ГПУ, причина того – прямота и цельность владыки, а также огромный авторитет его в РПЦ и уважение к нему даже советской власти»[25]. Выводы И. Заикановой не основаны на исторических источниках, а отражают лишь эмоции автора.

В письме епископу Виктору (Островидову) Антонин писал, что главная задача обновленчества – «ликвидация патриарха Тихона как ответственного вдохновителя непрекращающихся внутрицерковных оппозиционных ворчаний»[26].

Важно

Епископ Антонин изначально находился в оппозиции к Красницкому и «Живой церкви»[27], не соглашаясь с программой радикальных церковных реформ. 23 мая 1922 года Антонин во время проповеди говорил, что он «не за одно с деятелями “Живой церкви” и разоблачал их проделки»[28]. В письме митрополиту Сергию (Страгородскому) Антонин называл Красницкого и его «Живую церковь» «седалищем губителей», а свой временный союз с ними объяснял соображениями «государственного порядка, чтобы не расщеплять раскола в народе и не открывать церковной междоусобицы»[29]. ВЦУ был искусственно созданным органом, вместе работать его членов заставляли «соображения государственного порядка», вернее, указания ГПУ.

В июне 1922 года патриарх Тихон, находясь под домашним арестом, передал, по данным ГПУ, записку, обращенную к духовенству, с просьбой бороться с лидерами обновленческого ВЦУ епископами Леонидом (Скобеевым) и Антонином (Грановским) и «обратиться к иностранным державам»[30].

Антонин был противником женатого епископата, за который ратовала «Живая церковь». В письме митрополиту Сергию (Страгородскому) он писал: «Женатого архиерея я все же остановил. Они было и наречение совершили. Пришлось прибегнуть к внешнему воздействию, которое на сей раз удалось»[31]. «Живую церковь» он считал «поповским профсоюзом, желающим только жен, наград и денег»[32].

Архиепископ Евдоким (Мещерский) ВЦУ под давлением властей поддержали достаточно авторитетные архиереи. 16 июня 1922 года митрополит Сергий (Страгородский) вместе с архиепископами Евдокимом (Мещерским) и Серафимом (Мещеряковым) подписали «Меморандум трех». В этом тексте говорилось: «Целиком разделяем мероприятия Церковного управления, считаем его законной верховной церковной властью и все распоряжения, исходящие от него, считаем вполне законными и обязательными»[33]. По свидетельству протоиерея Порфирия Руфимского, который побывал в июне 1922 года в Нижним Новгороде, подписание «Меморандума трех» происходило в местном подразделении ГПУ[34].

ГПУ делало ставку на усиление группы «Живая церковь» во главе с В. Красницким, пытаясь избавиться от Антонина руками «Живой церкви». Красницкого сделали настоятелем кафедрального храма Москвы – храма Христа Спасителя. Для этого ГПУ пришлось разогнать весь клир храма. ВЦУ уволило за штат трех протоиереев и одного диакона, остальные были переведены в другие епархии.

4 июля с помощью ГПУ на Троицком подворье в Москве состоялось собрание «Живой церкви». Красницкий сообщил собравшимся, что на трех предыдущих собраниях группы «Живая церковь» были организованы Центральный комитет и Московский комитет «Живой церкви», а теперь надлежит организовать такие же комитеты по всей России[35]. Обновленцы не скрывали, что создают свои органы по образу и подобию советских и партийных структур, заимствуя даже названия. На собрании 4 июля священник Е. Белков, «желая подчеркнуть сущность двух организаций – группы “Живая церковь” и ВЦУ… сказал, что эти организации можно сравнить с теми органами в церковной области, которые созданы уже в гражданской области – ЦК, РКП и ВЦИК». Один из живоцерковников пояснил мысль Белкова еще более ясно: «ВЦУ является официальным органом высшего церковного управления, группа “Живая церковь” является ее идейным вдохновителем»[36]. Таким образом, ВЦУ «живоцерковники» отводили роль ВЦИКа – официально высшего советского органа, но полностью подчиненного партийному контролю. Свою группу «живоцерковники» видели в образе большевистской партии – главной «руководящей и направляющей» силы в церкви. ЦК «Живой церкви» – подражание ЦК РКП(б); президиум ЦК «Живой церкви» – подобие Политбюро ЦК РКП(б). Себя же, как главу президиума ЦК, Красницкий, видимо, видел в образе главного партийного вождя – В.И. Ленина.

В августе 1922 года состоялся съезд «Живой церкви». Съезд готовился под полным контролем ГПУ; в архиве ФСБ до сих пор хранятся подготовительные материалы к съезду[37]. Накануне, 3 августа, было собрано подготовительное совещание из священников-«живоцерковников», разработавших повестку дня[38], которая была выработана с учетом указаний Тучкова. 6-е отделение имело на съезде значительное количество своих секретных сотрудников и осведомителей, так что ГПУ имело возможность направлять съезд в нужное ему русло. В первый день в работе съезда приняли участие 190 членов группы «Живая церковь» из 24 епархий[39]. По данным Тучкова, на съезде присутствовали до 200 делегатов[40]. Съезд избрал своим председателем В. Красницкого, который потребовал, чтобы все монахи во главе с епископом Антонином (Грановским) удалились[41]. Это было сделано для того, чтобы епископы не помешали реализации задач, поставленных перед Красницким и его сотоварищами в ГПУ. 8 августа началась реализация программы, подготовленной в ГПУ: съезд принял решение о закрытии всех монастырей, которых в России на тот момент оставалось немало, монахам рекомендовалось жениться; поставил задачу добиваться суда над патриархом Тихоном и лишения его сана, его имя запрещалось поминать за богослужением; всех епископов-монахов, не поддержавших обновленчество, предписывалось удалять с кафедр. 9 августа было принято «Приветствие Всероссийского съезда духовенства группы “Живая церковь” председателю СНК В.И. Ленину»[42].

Источник: https://pravoslavie.ru/33329.html

Ссылка на основную публикацию