Ссср в 1970 — 1980-е гг.

Возрождение религии в СССР в 1970–1980-е годы

Эта тема имеет прямое отношение к выяснению вопроса о состоянии религиозности и иррелигиозности в РФ в наши дни и, возможно, в будущем. На этот счет существуют разные религиоведческие и социологические изыскания, из которых мы можем получить сведения о положении дел по этим вопросам.

Однако в сфере религиоведения мало кто говорил о возможности получения дополнительных знаний о религии из художественной литературы. Недавно появилась интересная статья Ксении Колкуновой об атеистической пропаганде в художественной литературе 1950–1960-х гг.

2 Уверена в том, что погружение в сферу художественной литературы при изучении религии совершенно необходимо нашей науке. 

Так в чем же достоинства художественной литературы как источника знаний о религии? 

Обратите внимание

Картина жизни здесь предстает более полнокровной, красочной, разнообразной, чем в общественных науках.

Писатель или литературовед улавливают особенности духовной жизни общества, ростки будущего раньше, чем философ или ученый, благодаря сплаву эмоционального, рационального и интуитивного начал, свойственному художнику слова.

Художественная культура создает духовную атмосферу, в которой формируются философы и иные теоретики, идеологи, идеи которых, в свою очередь, проникают в художественную среду. 

В ряде произведений советских писателей 1970–1980-х гг. отразились изменения, произошедшие в этот период в социально-политической жизни и в мировоззрении разных групп населения. Оценки происходящих изменений были разными.

Но для нас важна сама фиксация реального состояния религиозности или иррелигиозности в то время.

Наиболее плодотворным, продуктивным методом исследования нашей темы (как и любых других) считаю метод марксистский, не утративший своей значимости и в наши дни. 

Какие же стороны общественного и духовного бытия отразились в художественной литературе 1970–1980-х гг.? 

Важно

Прежде всего отметим связь между возрастанием религиозности населения страны и сдвигами в социально-экономической жизни, которые проявились в возрождении элементов досоциалистического, антагонистического уклада жизни, основанного на господстве частнособственнических отношений. Позиции социализма размывались. 

В официальных документах того времени отмечалось наличие в нашем обществе расхитителей социалистической собственности, взяточников, появление частнособственнических настроений, носителей антисоциалистической морали (доклад ЦК КПСС XXVII съезду. 1986). Однако этот факт не связывался с усилением позиций религии в стране. Хотя и говорилось о необходимости совершенствовать атеистическую работу. 

 

На самом деле восстановлению досоциалистических антагонистических отношений неизбежно должно было соответствовать изменение психологии — стихийное и сознательное — идеологии в обществе. Явное восстановление позиций религии в стране отражало — пусть в непрямой форме — восстановление феодально-буржуазных порядков.

Многие уходили в религию — одни, испытывая страх перед социалистической законностью (скоро он уступит место страху утратить награбленное или быть убитым), другие — ощущая неблагоприятные перемены в обществе (по Марксу: религия — сердце бессердечного мира, дух бездушных порядков), третьи — в поисках нравственных начал, которые ощутимо утрачивались в этот период.

Эта закономерность и нашла отражение в художественной литературе того времени. 

Заслуга писателей заключалась в том, что они уловили связь между появлением новых, антагонистических, отношений в советской стране и их влиянием на распространение религиозности. При этом мотивация обращения к религии в этих произведениях — самая разнообразная, как и формы, оттенки религиозности у разных индивидов.

Писатели тоже были разными, многие из них в этот период обратились к религии как к средству преодоления неблагоприятных явлений в обществе, другие пытались осмыслить изменения в обществе с позиций нерелигиозных.

Подобные произведения дают возможность ощутить дух той эпохи и задуматься о перспективах духовной жизни в России. 

Итак, писатели фиксируют появление новых реалий. В романе Лазаря Карелина «Змеелов» (1982) изображен страшный преступный мир — это не рядовые бандиты, но деятели торговли, те, кто и «особняки возводят, и мебель красного дерева скупают, и автомобилями чванятся. Частнособственнические инстинкты уже расцвели».

Где-то около них и интеллигенция, «товарищ экономист с высшим образованием», участвующий в похоронах одного из преступников. Но частнособственнические инстинкты пока еще совмещаются с другим инстинктом — страхом перед разоблачением, — писатель рисует почти всех персонажей верующими.

Совет

Любопытно и то, что в этом же произведении неверующий положительный герой Павел в комнате, окна которой выходят на золоченые купола церкви, «глянул, как помолился на них, попросил их помочь ему», и далее — назойливые повторения мотива куполов, пока это не завершается сценой: он и его верующая подруга обнаженными стоят перед близкими куполами и она просит: «Господи, обвенчай нас». В конце романа она целует умершего раскаявшегося преступника, говоря: «Господи, прими его грешную душу». 

В романе Г. Панджикидзе «Камень чистой воды» (1983) некогда неверующему завхозу Григолу «бог понадобился, когда он набил мошну», «сколотил порядочное состояние». В повести Н.

Шмелева «Визит» (1988) изображен «деловой полуподпольный мир Москвы», у персонажа которого прекрасные отношения с райкомом, его знают в министерстве, он сидит в президиуме важного собрания, но — «эта чертова власть все время висит, как волкодав, на загривке, того и гляди, враз перекусит тебе шейные позвонки, да ладно сам загремишь, семья по миру пойдет, не приведи господи никогда и никому». В этих произведениях отражено неосознанное, стихийное тяготение к религии части той прослойки населения, которая стремилась вырваться за пределы социализма в капиталистический рынок. 

В художественной литературе отразилась и деятельность той интеллигентской прослойки 1960–1980-х гг., которая сознательно тяготела к религиозному наследию царской России. Влияние ее постепенно усиливалось. Она во многом способствовала расшатыванию советского общества. В этой среде было немало потомков социальных слоев, утративших в результате социалистической революции 1917 г.

экономические, социально-политические и культурные привилегии (торгово-промышленная буржуазия, купечество, дворянство, чиновничество). Во время и после революции многие из таковых потомков достойно защищали советскую власть, создавали и развивали социалистическую культуру. Другая же часть потомков мечтала о реванше, условия для которого как раз созрели к 1970-м и особенно к 1980-м гг.

Не случайно в это время появлялись сочинения (и не обязательно в этой среде), в которых наметился поворот к восхвалению быта и взглядов бывших хозяев жизни. В. Солоухин в «Продолжении времени» (1982) восхваляет якутского поэта Кулаковского, члена колчаковского правительства, воспевавшего материальное благополучие богатых якутов. «Нет, он не был марксистом, революционером-подпольщиком..

. установителем Советской власти в Якутии. Он не призывает якутку, перемазанную в навозе, к топору, чтобы она пришла и зарубила эту другую городскую якутку».

В этом же сочинении — сюжет о дореволюционной владелице Талашкино «княгинюшке» Тенишевой, по которой будто бы до сих пор тоскует талашкинский люд, — при этом все время подчеркивается «благородная» сословная принадлежность Тенишевой. 

Удивительно точно, на мой взгляд, описал умонастроения прослойки, выдвигавшей тезис о пересмотре истории, А. Ананьев в романе «Годы без войны» (1984). Один из персонажей, Князев, «был той подымавшейся на волне преобразований силой, которая прежде считалась подавленной, стертой, уничтоженной…

Обратите внимание

но которая, как показало время, переодевшись во всякого рода защитную одежду, выжидала, когда ей можно будет вновь появиться на исторической арене». И далее писатель констатирует: высшим идеалом для нее является наполеоновский кодекс о неприкосновенности частной собственности.

«Как васильки на пшеничном поле они поднимали теперь головы», проникали в государственные органы под видом деловых и незаменимых, прикрывались понятиями свободы совести как свободы предпринимательства; среди них были и дельцы с партийными билетами.

(Как видим, проницательно подмеченное Ананьевым свыше 30 лет назад, в наши дни получило свое катастрофическое развитие.

) На их «дружеских коктейлях», бывало, кое-кто вещал о будто бы потерянной «христианской изначальности и нравственной основе русской души», и «о благодати, которая сойдет на русских людей, если они соберутся в центре России и покаются перед окраинами». 

Но эту частнособственническую прослойку тянет не только к православию, — в «Другой жизни» Ю.

Трифонова дочь дворянки и богатого кавказца Дарья Мамедовна — глава спиритического кружка, где читают «Голос безмолвия» Блаватской, журналы «Вестник загробной жизни», «Спиритуалист» — «что-то потрясающее по жалкости и провинциализму».

А в «Предварительных итогах» того же писателя героиня добывает на черном рынке «религиозные, мистические книги в замусоленных переплетах»; другой персонаж, историк, он же фарцовщик, увлекается Фомой Аквинским, следует моде на монахов, на монастыри. 

Одновременно с восхвалением образа жизни представителей господствующих классов действительно появляется мода на монахов и монашество. 

Мода на монастыри и монашество обнаружилась еще в кон. 1970 — нач. 1980-х гг., когда некоторые деятели культуры выступили с апологией старчества, — появились очерки Дм. Жукова, Надежды Павлович, Вл. Солоухина.

Тогда же в журнале Московской Патриархии появилась обширная статья о старчестве: проповедовалась идея аскетизма, безропотного, «совершенного послушания» воле старца и «отсечение собственной воли».

Кстати, эта идея удачно дополняет и приглушает возможное недовольство бедствующего люда. 

 

Монашество в работах ряда авторов позднего советского периода выступает как совесть и честь нации, а монахи — как учителя жизни русского народа, в том числе Гоголя, Достоевского, Толстого. Оно предстает идеальной социокультурной группой, а монастыри — как место упорной борьбы за совершенство личности, свет высокой жизни.

Богатая политическая и культурная жизнь Древней Руси выступает как история монастырей, митрополитов, князей. Подчеркивается сугубая религиозность деятелей русской культуры, например, замечательного иконописца, художника Андрея Рублева, который надевает клобук и мантию как броню от нападения злых сил (В. Сергеев. Рублев. М.: ЖЗЛ, 1981).

Иногда создается впечатление о том, что духовная жизнь Рублева остается целиком в религиозных пределах, — он постоянно молится Богу, кается, просит простить его (С. Т. Романовский. Повесть об Андрее Рублеве. 1982). Но не только монах рисуется идеалом русского человека.

Важно

В художественную литературу на смену героям революции и социалистического строительства приходят деятели церкви — особенно «огненный протопоп» Аввакум, упоминаемый в целом ряде произведений в качестве несгибаемого борца, митрополит Филипп (Колычев) (о них писал Ю. Нагибин), Иосиф Волоцкий, или же наши современники. Ч.

Айтматов в выступлении по ТВ 21 декабря 1988 г. признался, что «священники имеют огромные познания. И марксизм-ленинизм они знают более глубоко, чем мы; я даже опасаюсь разговаривать с ними об этом». 

Возобновлению тяги к религии в тогдашнем обществе способствовало и включение в романы и повести фрагментов сакральных книг, главным образом Нового Завета, — они представали как основа интеллектуального и нравственного совершенствования человека. Привлекалось внимание и к другим сакральным книгам, например, к Корану. В повести И.

Грековой «Кафедра» заведующий кафедрой Н.Н. признается: «Читаю Коран. Какая это потрясающая, жестокая и прекрасная книга! Каждая сура начинается словами: “Во имя Аллаха, милостивого и милосердного”. Одна ярче другой, безумнее, выразительнее. Великолепная поэзия!». А в книге В.

Сидорова «Семь дней в Гималаях» (1982) — апология «духовных учителей Индии», их записки, письма махатм, «Живая этика» Елены Рерих. 

Одновременно в 1970–1980-е гг. шел процесс дискредитации атеистов и атеизма как мировоззрения, — формировалась традиция нигилистического отношения к атеизму. Атеизм ставился вне культуры, более того, рассматривался как антипод культуры, а то и как причина всех невзгод нашего общества.

Ион Друцэ в эссе «Самаритянка» (1988) заявил, что для «века, позакрывавшего храмы и монастыри», жизнь — это «выпить, закусить, обнять, переспать, бросить». И далее о том, что «исчезновение духовного начала открыло путь материалистической вакханалии». «И ничего удивительного, что судьбы наши оказались в руках воров и проходимцев. И вот измотан народ, истощена земля, гибнут леса и реки».

В стихотворении «Безбожие» Корнилов упрекает атеизм в том, что он виновник того, что «с благодатью разминулась душа», и у него, поэта, «черный хмель атеизма и в крови, и в костях» (1987). Солоухин неверующим отказал в здравомыслии: «В ХХ в. для каждого здравомыслящего человека нет сомнения в том, что на свете существует высшее разумное начало» («Камешки на ладони», 1981).

Совет

Значительную лепту в процесс дискредитации атеизма внесла широкая популяризация творчества Достоевского, особенно «Братьев Карамазовых» и «Бесов». На читающую советскую публику огромное впечатление произвел роман Ч.

Читайте также:  Внешняя политика ссср

Айтматова «Плаха» (1987), вокруг которого развернулась длительная полемика в СМИ, в нем наряду с решением важных нравственных проблем не прошло незамеченным и противопоставление положительного образа Авдия — православного «еретика», реформатора типа русских религиозных философов кон. XIX — нач. XX в., неверующим безбожникам Обер-Кандалову, Гамлету-Галкину, Узюкбаю.

Кстати, образ Авдия не случайно обретал черты религиозного философа: перед Авдием, пишет автор, стояли «две абсолютно неприступных и несокрушимых крепости, сила которых зиждется на их обоюдной незыблемости и тотальной взаимонеприемлемости», иными словами, атеизм и догматическое богословие. И вот Авдий старался преодолеть догматизм того и другого подобно русским религиозным философам.

Появление подобного литературного персонажа на исходе советской власти неудивительно, — уже с 1960-х гг. в СССР стали проникать и далее лились расширяющимся потоком сочинения русской философской эмиграции, в которых соединялись религиозные и политические идеи; последние были прямо направлены на ликвидацию советской власти. 

Одной из форм противостояния отечественной революционной традиции был пересмотр отношения к русским революционным демократам. Литературные критики тех лет (Ф. Кузнецов, В. Кулешов, Г.

Бердников и другие) обратили внимание на то, что в целом ряде произведений художественной и публицистической литературы подвергается пересмотру наследие русских революционных демократов. В книгах Ю. Лощица, В. Есенкова, И. Золотусского, Ю. Селезнева, А.

Лобанова революционные демократы приобретают черты поверхностных, ограниченных людей, а то и нигилистов. 

 

Возрождение религиозности в СССР, таким образом, было связано прежде всего с объективными социальными обстоятельствами, а именно, с возрождением досоциалистических антагонистических отношений, которым вполне закономерно должны были соответствовать особенности духовной жизни, а в них важным элементом была религия.

Должна отметить, однако, что в постепенном, но неуклонном падении уровня нравственности в последние десятилетия повинна не религия, а установившиеся социально-экономические порядки (правда, последняя уже в силу своей специфики поддерживает эти порядки, значит?..).

С другой стороны, возрождению религии в период размываемого социализма способствовало распространение религиозной идеологии, в том числе в художественной форме.

Обратите внимание

Художественная литература, которая ориентировалась на восстановление религии в стране, отражала сдвиги в социальной и культурной сферах и стала одним из важных факторов влияния на социальнополитические процессы в стране. 

Расширенное воспроизводство религии в наши дни — продолжение возрождения религии в СССР в еще более неблагоприятных условиях социально-экономической и духовной жизни в Российской Федерации.

Сфера религии в самых разнообразных — цивилизованных и уродливых формах — будет расширяться по мере укрепления позиций олигархического, паразитического, компрадорского капитализма.

Соответственно, снижение уровня религиозности, расширение сферы светской культуры, усиление интереса к культурной традиции атеизма — если бы таковое случилось в нашей стране, то оно свидетельствовало бы о появлении «свежих» социальных слоев, способных преобразовать наше общество в интересах большинства трудящихся. 

В этом плане полезно было бы исследовать художественную литературу как в постперестроечный период, так и в будущем, — она, наверное, о многом нам поведает. 

Источник: https://prometej.info/vozrozhdenie-religii-v-sssr/

Розділ «§ 2. Социология в СССР в период застоя (1970-1980-е гг.)»

Особенности ситуации в социологии в период застоя

На состоянии социологии не мог не сказаться общий дух периода «застоя». Науке с большим трудом приходилось преодолевать сопротивление командно-административной системы. Партийно-бюрократическому аппарату социология если и была нужна, то только лишь как инструмент апологетики его деятельности.

Поэтому со стороны аппарата постоянно чинились препятствия талантливым ученым, выводы ряда интересных исследований не публиковались вследствие остроты анализируемых проблем. Некоторые социологи подвергались гонениям, отдельные ученые вынуждены были уехать за границу.

Важно

Командно-административный стиль деятельности партийно-государственной машины и подавляющего большинства ее представителей не миновал и социологию. Если в период «застоя» она как-то и развивалась (далее будут показаны ее реальные достижения), то происходило это не благодаря партийной «заботе» о прогрессе науки, а вопреки ей.

Таким образом, имеет смысл говорить о противоречивом характере состояния социологической науки в период застоя.

Ситуация в отечественной социологии 1970—1980-х гг. определялась рядом особенностей. Во-первых, резко усилилось социологическое мифотворчество, которое, по существу, носило заказной характер.

Оно было направлено на апологетику тех сторон жизнедеятельности общества, которые в реальности отсутствовали: усиление социальной однородности общества, сближение классов и социальных групп, образование новой исторической и социальной общности — «советский народ», гармонизация национальных отношений, движение за коммунистический труд, единодушное одобрение партийных решений и т.д. Будучи изобретенными не социологами, а представителями таких общественных наук, как философия и особенно научный коммунизм, эти мифы должны были получить социологическое обоснование, причем с помощью конкретных исследований. Таким был социальный заказ партийно-государственного аппарата, и социология «отрабатывала» оказанное ей доверие.

Социологические исследования были призваны идеологически обеспечить правдивость мифа о стабильности и процветании советской системы и общества развитого социализма, тогда как на самом деле уже давно начались их застой, стагнация и даже гниение.

Об этом свидетельствовало много обстоятельств, которые социологам были хорошо видны: развитие теневой экономики, коррумпированность чиновничьего партийно-государственного аппарата, растущая криминализация общества, резкое падение стимулов к труду в условиях всеобщей уравниловки, имитация деятельности и активности вместо реальной деятельности и активности и т.д.

Во-вторых, несмотря на растущее стремление социологии и социологов доказать свою полезность и необходимость для общества и его конкретных структур, снижается уровень востребованности как теоретической, так и эмпирической (в том числе и прикладной) социологии. Оптимальным становится использование отдельных данных социологических исследований в докладах и отчетах власть предержащих для иллюстрации каких-либо положений, чаще всего позитивно характеризующих общественное развитие в условиях социализма.

В-третьих, многочисленные попытки доказать необходимость профессиональной и образовательной институционализации социологической науки за счет введения должностей социолога на предприятиях и в учреждениях и открытия профессионального социологического образования постоянно наталкивались на ожесточенное сопротивление со стороны людей, противодействовавших признанию самостоятельности социологической науки. Ибо эти стороны дела, ее самостоятельность, профессиональное социологическое образование и официальное признание профессии социолога, т.е. то, что в совокупности составляет костяк институционализации, — тесно связаны между собой, и допустить одно означало бы так или иначе допустить другое. Было гораздо спокойнее оставить за социологией лишь проведение конкретных исследований.

Однако в таком случае препятствием для признания самостоятельности социологии становился низкий уровень социологической науки и практики, ощущавшийся все сильнее и сильнее.

Совет

Другими словами, социология оказывалась в роли «голого короля», у которого не было достойной свиты, его «играющей».

«Свита», строго говоря, существовала в виде множества социологов-дилетантов, не получивших необходимого профессионального образования. «Свита» была не той, которая должна быть у настоящего «короля».

В-четвертых, в 1970—1980-х гг. определенным образом снизилась (в сравнении с периодом 1960-х гг.

) научная и социальная активность многих ведущих социологов страны (что, впрочем, никак не сказалось на их высоком статусе), которые в условиях ужесточения политико-идеологических тисков вынуждены были зачастую работать «в стол», ожидая наступления иных, лучших времен. Этому в значительной степени способствовала обстановка в ИСИ.

Ее никак нельзя было назвать творческой — ни в 1970-е, ни в 1980-е годы, несмотря на смену трех директоров института (М.Н. Руткевича, Т.В. Рябушкина, В.Н. Иванова).

Проводя предельно жесткими методами политику партийно-идеологического аппарата (что привело к дальнейшему увольнению ряда сотрудников), Руткевич сам вступил в конфликт организационного характера с людьми, возглавлявшими АН СССР (прежде всего с академиком П.Н. Федосеевым), и был отстранен от руководства институтом в 1976 г.

Однако коренного изменения ситуации в лучшую сторону, создания атмосферы творчества в ИСИ не произошло. Идеологическая линия ЦК КПСС проводилась последовательно и неуклонно. В итоге все это привело к сокращению количества эмпирических исследований и снижению их качества, сохранению обстановки запуганности и профессиональной деморализации.

В-пятых, сузились возможности теоретической конфронтации социологии с философскими и научно-коммунистическими теориями, основанными на материалистическом понимании истории и признании решающей роли материального производства и экономических отношений в развитии общества.

Несмотря на то что были предприняты попытки теоретического сочетания структурного, деятельностного и гуманистического аспектов в трактовке общества (а это позволило больше, чем раньше, учитывать роль субъекта социального творчества), принципиально ситуация не изменилась.

Сохранилась логика философского, точнее говоря, историко-материалистического подхода, исходным пунктом которого оставался анализ способа производства, на который наслаивалась характеристика всех остальных сфер жизни общества — социальной, политической, духовной, бытовой и т.д.

Социологии в этой аналитической ситуации по-прежнему отводилась роль источника лишь эмпирического либо прикладного знания.

Обратите внимание

В-шестых, отношение к зарубежной социологии по-прежнему определялось официальными партийными установками на продолжение и усиление идеологической борьбы є ней. Последняя была направлена в значительной степени против использования достижений мировой теоретической социологии, которые, по существу, игнорировались и замалчивались.

В то время как мировая социология переходила на новую модель теоретического анализа, связанного с разработкой ряда парадигм и исследований тех или иных проблем в рамках каждой из них, представители отечественной социологии не использовали даже этого понятия.

Парадигмальный подход как таковой появился в отечественной социологии значительно позже, в 1990-х гг.

Достижения и проблемы

Вместе с тем, говоря о состоянии отечественной социологии в 1970 1980-х гг., необходимо отметить ее достижения — как институционального, так и содержательного и исследовательского характера. Несмотря на идеологический, нажим (точнее сказать, зажим), авторитарные методы,

давление, которое партийный аппарат оказывал постоянно на социологию, ее популярность в обществе росла. Все большее количество регионов, областей и городов давали ей «приют».

Защищались диссертации — кандидатские и докторские, и хотя социологических наук в качестве официально конституированных до начала 1990-х гг.

не существовало, будущие обладатели ученых степеней писали работы, выполненные на социологическом материале, в основном по философским наукам (чаще всего либо по диалектическому и историческому материализму, либо по научному коммунизму), изредка по экономическим.

Большую роль в развитии отечественной социологии сыграл журнал «Социологические исследования», учрежденный АН СССР. Его первый номер вышел в свет в 1974 г. С начала работы издания по 1986 г. его главным редактором был А.Г. Харчев. Долгое время (почти до конца 1980-х гг.

) журнал оставался единственным органом социологической периодики.

Журнал работал в очень сложных условиях идеологического прессинга, тем не менее сумел сохранить свое относительно независимое научное лицо и обеспечить достаточно высокий профессиональный уровень публикуемых материалов.

Возникли, утвердились и развивались региональные отделения Советской социологической ассоциации (в Центре, на Северо-западе, в Поволжье, на Северном Кавказе, Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке и, конечно же, во всех союзных республиках).

Важно

В самой ассоциации появились исследовательские комитеты по многим направлениям социологических исследований, которые возглавлялись, как правило, авторитетными учеными.

Региональные отделения и исследовательские комитеты сыграли значительную роль в популяризации социологии, особенно там, где было мало вузов и не существовало академических структур (институтов, отделов, секторов, лабораторий) с социологическим уклоном.

Они участвовали в подготовке и проведении конференций и семинаров (вместе с партийными и государственными структурами, а также с вузами и академическими учреждениями), издании социологической литературы.

В середине 1980-х гг. наконец-то появились первые социологические отделения, но только прикладной социологии (к сожалению, не социологии вообще) в Московском и Ленинградском университетах. Другой социологии в стране тогда не существовало. Первые выпуски профессиональных социологов (по 25 человек в каждом университете) были сделаны в 1989 г.

Именно в период застоя приобрела популярность так называемая «заводская», или промышленная, социология. Практическая потребность в ней стала ощущаться уже в 1960-х гг. Начали проводиться социологические исследования на предприятиях.

Их организацией занимались, как правило, инженерно-технические работники различных служб и отделов предприятий, выразившие интерес к этому виду деятельности. На различных курсах (чаще всего очно-заочных), семинарах, в университетах марксизма-ленинизма они получали социологические знания, которые должны были им помочь в проведении исследований.

Читайте также:  Псковское и новгородское восстания 1650 г.

Занятия проводили работники академических структур и вузовские преподаватели, начавшие сами заниматься социологией на несколько лет раньше.

Источник: https://TextBook.com.ua/sociologiya/1473453027/s-65

Советское общество в 1970 -1980 -е годы от

СОВЕТСКОЕ ОБЩЕСТВО в 1970 -1980 -е годы: от «застоя» к перестройке Лекция 6 1

ПЛАН 1. СССР в годы застоя. 2

Литература 1. На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. – М. , 1999. 2. Сахаров А. Д. Воспоминания. Т. 1. –М. , 1996. 3. Солженицын А. И. Публицистика. В 3 -х тт. Т. 1. : Статьи и речи. Т. 2. : Общественные заявления, письма, интервью. –Ярославль, 1996. 3

Новое руководство страны • первый, а затем генеральный, секретарь ЦК КПСС (после отставки Н. С. Хрущева) — Л. И. Брежнев • председатель Совета Министров — А. Н. Косыгин • председатель Президиума Верховного Совета СССР — Н. В. Подгорный 4

Новое руководство страны выступило за проведение экономических реформ: • в марте 1965 г. были внесены изменения в аграрную политику. Основной акцент делался на укрепление материальной базы сельского хозяйства 5

Совет

Руководство страны попыталось переломить негативные тенденции в сельском хозяйстве: • сняты некоторые ограничения с развития личных подсобных хозяйств • в 1982 г. началось создание агропромышленных комплексов (АПК). 6

Реформа в промышленности • началась в сентябре 1965 г. • она предусматривала три группы мер: — изменения в планировании: — усиление экономического стимулирования производителей: — восстановление отраслевого принципа управления (министерств ). 7

Положение в социальной сфере 1960— 70 -х гг. — материальное положение населения улучшалось путем повышения зарплаты, пенсий, пособий. — были введены дополнительные льготы для участников и инвалидов Великой Отечественной войны. — колхозники стали получать пенсии по системе, действовавшей ранее только для рабочих и служащих. — по сравнению с послевоенным периодом улучшилась структура питания. — большинство семей в городе имело отдельные квартиры. — в повседневную жизнь вошли телевизоры, холодильники и т. п. 8

— повышение уровня жизни населения обеспечивалось не только за счет развития производства, но и средствами, полученными от экспорта энергоносителей на Запад. — продолжал действовать остаточный принцип выделения средств на социальные нужды /доля расходов государства на просвещение и здравоохранение упала к 1985 г. ниже уровня 1940 г. /. накопились проблемы, связанные с загрязнением окружающей среды. — с 1971 г. перестала увеличиваться средняя продолжительность жизни населения /в 1985 г. она составила 69 лет. По этому показателю СССР занимал 35 -е место в мире/. Главным тормозом в развитии советского общества была политическая система. 9

Вывод • уже в 1970 -е гг. наметилось резкое отставание СССР от развитых капиталистических стран Запада по темпам экономического развития. • Реальных попыток реформировать экономику в соответствии с требованиями научно-технической революции не производилось • Вместо этого проводились затяжные эксперименты с введением хозрасчета на предприятиях, предпринимались попытки изменить организацию промышленного производства путем создания научно-производственных объединений (НПО). • Отличительным признаком данной эпохи стал рост масштабов незаконной промышленной и торговой деятельности, коррупции • сращивание государственных структур и спекулятивного капитала / доходы «теневой экономики» исчислялись миллиардами рублей/. • К началу 1980 -х гг. стала очевидной неэффективность ограниченного реформирования советской системы. 10

Основные черты общественно-политической жизни • • Сосредоточение власти в руках коммунистической партии: – Конституция 1977 г. впервые в истории страны законодательно закрепила руководящую и направляющую роль КПСС в обществе. – начиная с 1971 г. , партийные организации получили право контроля за деятельностью администрации не только на предприятиях (что было и ранее), но и в учебных заведениях, НИИ, учреждениях культуры и здравоохранения. Принижение роли выборных органов власти по сравнению с исполнительными: – в различные государственные и общественные организации избиралось до 1/3 взрослого населения страны, но основная масса избранных не участвовала в решении конкретных вопросов. 11

• Признание высшей формой собственности государственной собственности: — колхозно-кооперативная форма считалась второстепенной и фактически являлась разновидностью государственной. — другие формы собственности на средства производства не разрешались. • Замкнутый характер советской политической системы: — ее составными элементами являлись КПСС, Советское государство, профсоюзы, комсомол, кооперативноколхозные объединения, общественные организации, не преследовавшие политических целей, и с 1977 г. — трудовые коллективы. — другие объединения (народные фронты, общественные движения) не имели права на существование. 12

• Приспособление политической системы к выполнению указаний сверху, а не к организации жизни общества в рамках законов: — при Л. И. Брежневе прекратился пересмотр дел жертв репрессий, началась реабилитация Сталина, вновь была ужесточена цензура. — подверглись гонениям ученые-экономисты, выступившие за переход к рыночной экономике, и историки, несогласные с официальной версией исторических событий. — в средствах массовой информации преобладал безпроблемный показ жизни, пропагандировались реальные и мнимые успехи, замалчивались негативные моменты: рост алкоголизма, наркомании, преступности, усиление социальной апатии людей и др. 13

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР В СЕРЕДИНЕ 60 -х — НАЧАЛЕ 80 -х ГОДОВ Основными внешнеполитическими задачами СССР в этот период являлись — сохранение мировой системы социализма, — нормализация отношений с Западом, — поддержка «дружественных режимов» и движений в странах Азии, Африки и Латинской Америки. 14

Создано более 30 межгосударственных учреждений Группа государств Восточной Европы (Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния и Чехословакия), а также КНДР и Монголия были связаны с СССР обязательствами об оказании военной помощи в чрезвычайных обстоятельствах. 15

Эти меры, известные на Западе под названием «доктрины Брежнева» — усиливали роль СССР — ограничивали суверенитет других стран, входивших в социалистический лагерь. 16

Обратите внимание

Наибольшие изменения претерпели отношения СССР со странами Запада: — после жесткой конфронтации второй половины 60 -х гг. в начале 70 -х гг. пошел процесс разрядки международной напряженности 17

Составные части разрядки международной напряженности в первой половине 70 -х гг. : • договоры между СССР и ФРГ (1970 г. ), ФРГ и Польшей (1970 г. ), ФРГ и Чехословакией (1973 г. ) • соглашение между США, Англией, Францией и СССР по Западному Берлину (1973 г. ) и взаимное признание ФРГ и ГДР (1972 г. ); • Конвенция о запрещении и уничтожении бактериологического оружия ( в 1975 г. ); 18

• договор об ограничении подземных ядерных испытаний и запрете размещения оружия массового уничтожения на дне морей и океанов (1971 г. ); • первый в истории советско-американских отношений приезд президента США Р. Никсона в СССР в 1972 г. и ответный визит Л. И. Брежнева в США в 1973 г. : — договоры об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). — достигнута договоренность о сотрудничестве в защите окружающей среды, освоении космоса и торговоэкономических связях 19

Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. — самое важное событие в международной жизни — в нем участвовали руководители 33 государств Европы, США и Канады Основу принятого документа составили принципы межгосударственных отношений в условиях мирного сосуществования: — равенство всех стран и их территориальная целостность, — отказ от применения силы, — невмешательство во внутренние дела и др. Представители западных стран настояли на включении в акт статей о защите прав человека, свободе информации и передвижений. 20

— в 1976 г. началось размещение советских ракет средней дальности СС-20, неподпадавших под соглашение ОСВ-1, в ГДР и Чехословакии. — в ответ на это НАТО принял решение об установке в Западной Европе крылатых ракет «Круиз» и ракет «Першинг» . — в середине 70 -х гг. СССР предпринял так называемое наступление на позиции империализма в «третьем мире» с целью расширения своего влияния на развивающиеся страны (Анголу, Эфиопию, Мозамбик, Никарагуа и др. ). Все это способствовало обострению противоречий СССР с Западом, в первую очередь — с США. 21

Окончательный удар по разрядке нанес ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. Результат военных действий — людские потери (около 14 тыс. соотечественников и свыше 1 млн. афганцев), колоссальные материальные затраты и обострение гражданской войны в Афганистане. 22

Благодарю за внимание. 23

Источник: https://present5.com/sovetskoe-obshhestvo-v-1970-1980-e-gody-ot/

Советское общество в 1970-е — 1980-е гг. нарастание противоречий

Экономика страны по-прежнему держалась на добыче и продаже сырья, хотя Советский Союз и был на первом месте в мире по производству стали и чугуна. Как и раньше, лучшие предприятия входили в состав военно-промышленного комплекса, который оказывал серьезное влияние на внешнюю и внутреннюю политику страны. Задания одиннадцатой пятилетки (1981 — 1985 гг.

) не были выполнены ни по одному показателю. Резко сократились капиталовложения в социальную сферу. В 1971 — 1985 гг. налицо была отрицательная динамика роста по важнейшим экономическим показателям. Темпы роста национального дохода составляли в восьмой пятилетке 41 %, в девятой — 28 %, в десятой — 21 %, в одиннадцатой — 17 %.

Рост производительности труда в восьмой пятилетке был равен 37 %, в девятой — 25 %, в десятой — 17 %. Советская экономика опускалась до уровня простого воспроизводства, которая была способна только удовлетворять уже сложившиеся потребности населения. Между тем запросы людей постепенно росли и вступали во все более острое противоречие с возможностями отечественной экономики.

Результатом этого стал хронический дефицит промышленных и продовольственных товаров, затрагивающий часто и товары первой необходимости. Хуже всего с товарным снабжением дела обстояли в отдаленных от Центра регионах – в Сибири, на Севере, Урале и Дальнем Востоке.

Не последнюю роль в создании такой ситуации сыграли и сложившиеся диспропорции в советской экономике, связанные с усиливающейся гонкой вооружений. Расходы на оборону отвлекали средства и усилия от гражданского производства.

В 1977 г. была принята Конституция СССР, в основу которой была положена концепция «развитого социализма». По Конституции политическую основу государства составляли советы народных депутатов. Ядром политической системы общества «развитого социализма» называлась Коммунистическая партия.

Со второй половины 1970-х гг. начала меняться организация промышленного производства.

Появились производственные и научно-производственные объединения (НПО), в рамках которых реализовывалась техническая цепочка «исследование – освоение – производство». Наиболее успешно эта программа была реализована в Ленинграде.

Важно

Однако в целом по стране желаемого слияния науки и производства не произошло. Практическим результатом стал гигантизм промышленных организаций.

Одной из черт экономического развития СССР стало формирование «теневой экономики».

Она выступала как в форме подпольных производств (особенно в республиках Прибалтики, Закавказья и Средней Азии), так и на базе легального производства. Более всего этим были поражены такие отрасли, как торговля и строительство.

Доходы «теневой экономики» исчислялись многими миллиардами. Эти «криминальные капиталистические отношения» нарастали и размывали «реальный социализм».

Вместе с тем режиму Брежнева удалось обеспечить относительный рост благосостояния народа, поддерживаемый сдерживанием цен и искусственным подъемом заработной платы за счет «нефтедолларов». На рубеже 1960—1970-х гг. большую часть общества охватила поистине потребительская революция.

Начало было положено раздачей земельных участков горожанам и массовой (по советским меркам) автомобилизацией. В результате перехода от коммуналок к отдельным квартирам энергия многих людей была нацелена на обустройство домашнего очага.

Нарастание потребностей быстро обнаружило, что «социалистическая» экономика не предназначена для их удовлетворения.

Наступил товарный голод. Дефицит затронул практически всю сферу товаров и услуг, что вызывало недовольство людей, вынужденных часами простаивать в очередях. Начиная со второй половины 1970-х гг.

государство, стараясь снять социальную напряженность на товарном рынке, на нефтедоллары закупало за границей практически весь спектр необходимых товаров.

Накапливались противоречия в социальной сфере. С одной стороны, с 1965 г. до середины 1980-х гг.

стали получать ежемесячную денежную оплату труда колхозники, росли пенсии и стипендии, существовала развитая система бесплатных социальных услуг (здравоохранение, образование, детские учреждения); ощутимые льготы устанавливались для пенсионеров, инвалидов, участников Отечественной войны.

С другой стороны, уравниловка в оплате труда на общественном производстве пробуждала частную инициативу – «теневую экономику» в мелких ее проявлениях, так называемые «левые» приработки. Государство смотрело на все это «сквозь пальцы», как на фактор снижения общественного напряжения. К середине 1980-х гг.

«частники» оказывали населению треть всех услуг в стране. Недовольство «уравниловкой» проявлялось и в таких формах, как пьянство, прогулы, опоздания, низкая производительность труда и пр. В таких условиях многочисленные трудовые почины и разные формы социалистического соревнования при отсутствии стимулов превращались в кратковременные кампании и показуху.

В то же время потребности советских людей никогда не ограничивались материальной сферой. Напротив, общество жило напряженной духовной жизнью. Это была действительно читающая страна, а посещение театра было вполне доступно каждому.

Была создана весьма устойчивая система подготовки спортивных кадров. Яркий пример – регулярные победы нашей хоккейной дружины на международных состязаниях.

Но ведущие спортсмены были фактически профессионалами, продолжая числиться любителями.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s17088t7.html

Ссср на международной арене в 1970-1980-е гг. — шпаргалка по новейшей истории россии

На рубеже 1960-1970-х гг. значительно активизировалась деятельность СССР на международной арене. В условиях наращивания в мире ядерного потенциала руководство страны прилагало усилия для ослабления международной напряженности.

Период 1970-х — середины 1980-х гг. прошел под знаком реализации Программы мира, выдвинутой XXIV съездом КПСС в 1971 г.

Заключение в 1972 г. между СССР и США соглашения об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1) явилось началом политики «разрядки» международной напряженности. Кульминацией политики «разрядки» стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, проходившее в 1975 г. в Хельсинки.

Обратите внимание

Прибывшие на Совещание главы 33 государств Европы, США и Канады подписали Декларацию принципов взаимоотношений и сотрудничества стран.

В документе шла речь о необходимости соблюдать в межгосударственных отношениях принципы суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга, мирного урегулирования споров, уважения прав человека.

Руководство СССР на новом этапе уделяло первостепенное внимание взаимоотношениям с социалистическими странами. В 1971 г. была принята Комплексная программа социалистической экономической интеграции. Она предполагала сближение экономик государств СЭВ, расширение товарооборота между соцстранами.

Диктат со стороны СССР, навязывание советской модели развития вызывали недовольство в странах Восточной Европы. Экономическая интеграция оказывала деформирующее воздействие на структуру их экономик, тормозила действие рыночного механизма хозяйствования.

Политика «ограниченного суверенитета», проводившаяся советским руководством по отношению к социалистическим странам, была названа на Западе «доктриной Брежнева». Одним из ее проявлений было введение в 1968 г. войск стран — участниц ОВД в Чехословакию, начавшую рыночную переориентацию.

Оставались напряженными отношения СССР с Китаем. Весной 1969 г. произошло вооруженное столкновение между советскими и китайскими воинскими частями в районе пограничной р. Уссури.

Конфликт разгорелся из-за острова Даманский, территориальная принадлежность которого не была четко определена. Инцидент едва не перерос в советско-китайскую войну. После данных событий были приняты меры по укреплению границы с Китаем.

Негативно советские руководители отнеслись и к экономическому реформированию в Китае на принципах нэпа.

Важно

На рубеже 1970-1980-хгг. негативный резонанс в мировом сообществе вызвала советская политика в Афганистане.



Источник: https://trojden.com/students/russian-history/shpargalki-newest-russian-history-barisheva-2005/60

Ссср в 1970 -первой половине 1980-х гг.: нарастание системного кризиса советского государства

Слайд 0

Ссср в 1970 -первой половине 1980-х гг.: нарастание системного кризиса советского государства

Слайд 1

«Эпоха застоя» Термин застой введен М.С. Горбачевым на ЦК XXVII съезду КПСС:«в жизни общества начали проступать застойные явления»

Слайд 2

Основные черты
Экономическая стабильность
Развитие ресурсных секторов экономики
Неэффективное производство
Низкая мотивация труда
Рост коррупции
Дихотомия между официальной идеологий и жизнью

Слайд 3

Экономическая сфера
Рост уровня жизни
Рост численности населения (на 12 млн.)
Увеличение строительства жилья
Рост производства и потребления электроэнергии
Темп экономического развития
8-ая 5-летка (1966-1970) -7,5%
9-ая 5 летка (1971-1975) – 5,8%
10-ая 5 летка (1976-1980) – 3,8%
Стабильность достигается за счет роста цен на нефть

Слайд 4

Экономическая сфера
Вопрос о качестве товаров
Вопрос о развитии ЭВМ (закупка технологий: кондиционеры «хитачи», ВАЗ-2100 –Fiat124 1966 г.)

Слайд 5

Сфера политики
Средний возраст – 70 лет – геронтократия
«Развитой социализм»
Диссидентское движение
(Московская Хельсинкская группа 1976)
«третье поколение» советской партийной и государственной бюрократии

Слайд 6

Леонид Ильич Брежнев
1906-1982
Первый секретарь ЦК КПСС 1964-1966
Генеральный секретарь ЦК КПСС 1966-1982
Председатель Президиума Верховного Совета СССР (1960-1964; 1977-1982)

Слайд 7

Бюрократизация
1965-1970 гг. ротация кадров в партии: на место хрущевских кадров пришли опытные функционеры
«Круговая порука» номенклатуры
Централизация партийной организации. Отменено разделение на сельские и городские комитеты партии.
1978 г.создание Президиума Совета Министров. Рост численности бюрократии (Председатель Совета министров – А.Н. Косыгин 1964-1980гг.)

Слайд 8

Совет

Конституция 1977 г.
Конституция «развитого социализма»
Статья 6. Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу.

Слайд 9

Социально-экономическое развитие
Экономическая реформа 1965 г. (Косыгинская)
Брежнев Л.И.: ограниченная децентрализация (сельское хозяйство, тяжелая промышленность, оборона)
Косыгин А.Н.: рыночное регулирование
(легкая промышленность) Коренной поворот с 1972 г.

Слайд 10

Социально-экономическое развитие
Экономическая реформа 1965 г. (Косыгинская)
Начало реформы – решения мартовского и сентябрьского Пленумов ЦК КПСС 1965 г.
Сельское хозяйство:
Изменение механизма управления сельским хозяйством. Материальная заинтересованность.

Сверхпалновые закупки – по завышенным ценам
Снижение ограничения на личное подсобное хозяйство
Промышленность:
Сокращение числа директивных плановых показателей
Укрепление хозрасчета
Перестройка ценообразования
Восстановление отраслевого принципа организации управления

Слайд 11

«Перестройка»
Этапы:
1985-1987 гг. «Ускорение»
Антиалкогольная компания,
Борьба с нетрудовыми доходами, коррупцией
1987-1989 гг. Гласность
Демократизация
1 декабря 1988 г. Закон об изменения и дополнениях к конституции СССР
1989-1991 гг.
Горбачев Михаил Сергеевич
р. 1931 г.
Генеральный секретарь ЦК КПСС 1985-1991 гг.
Президент СССР 1990-1991

Слайд 12

«Перестройка»
1989-1991 гг.
Выборы приводят оппозиционные силы в Верховные Советы республик СССР
1990 г. «парад суверенитетов»
11 марта 1990 г. Акт независимости Литвы
Январь 1991 г.

– ввод войск в Литву
17 марта 1991 г. Референдум о сохранении СССР (да – 77%)
19-21 августа 1991 г. Попытка государственного переворота
8 декабря 1991 г. Беловежские соглашения
29 декабря 1991 г.

сложение полномочий президента СССР М.С. Горбачевым

Источник: https://officemagazine.ru/no_category/141695

Социально-экономическое развитие СССР в 1970-1980-е г

Социально-экономическое развитие СССР в 1970-1980-е г.

В годы девятой пятилетки (1970 — 1975 гг.) народнохозяйственный потенциал удвоился. Страна достигла нового технического уровня, развились отрасли промышленности, которые только еще формировались в предшествующее десятилетие (электроника, точное приборостроение, атомная промышленность и др.).

Массовым явлением стало создание производственных, научно-производственных, агропромышленных, межколхозных объединений. Сформировалась единая энергосистема, транспортная система СССР, единая система автоматической связи, нефте- и газоснабжения. Более тесными стали хозяйственные связи республик и регионов.

Однако административно-командная система управления, практика планирования и давления директивных органов над предприятиями сохранялась. В 70-е гг. несоответствие между уровнем развития производительных сил и устаревшими формами производственных отношений заметно усилилось.

Все более очевидной стала необходимость выработки новых подходов к экономическим и социальным проблемам.

В период десятой пятилетки (1976 — 1980 гг.) была сделана попытка перевести промышленность на путь интенсивного развития. “Пятилетка эффективности и качества” — так называлась она в официальных документах.Характерной чертой индустриального развития в 70-е гг.

являлось увеличение масштабов строительства — новые заводы в Курске, Костроме, Волгодонске; Волжский автомобильный завод (ВАЗ), КаМАЗ в Набережных Челнах. Высокими темпами развивалась энергетика, химия, электроника, нефте- и газодобывающая, атомная промышленность. Приоритетное положение занимала оборонная промышленность.

Однако намеченные планы по внедрению новой техники и росту производительности труда выполнены не были. Все более открытой становилась тенденция отставания во всех индустриальных отраслях.

Обратите внимание

На рубеже 70 — 80-х гг. условия народнохозяйственного развития еще более ухудшились. Неблагоприятная экономическая конъюнктура сложилась и на мировом рынке. Резко упали цены на нефть — важнейший предмет советского экспорта. Задания одиннадцатой пятилетки (1981 — 1985 гг.) не были выполнены ни по одному показателю. Резко сократились капиталовложения в социальную сферу.

В 1971 — 1985 гг. налицо была отрицательная динамика роста по важнейшим экономическим показателям. Темпы роста национального дохода составляли в восьмой пятилетке 41 %, в девятой — 28 %, в десятой — 21 %, в одиннадцатой — 17 %. Рост производительности труда в восьмой пятилетке был равен 37 %, в девятой — 25 %, в десятой — 17 %.

В 60-е гг. — первой половине 80-х возникла глубокая потребность в социально-экономическом обновлении, в выработке новой политики, новых приоритетов. Однако эта потребность не была реализована. В результате все более усиливались деформации в экономической и социальной жизни.

Социально-экономические деформации в сфере управления были прямо связаны с прогрессирующей бюрократизацией. Управленческий аппарат разросся почти до сотни союзных и восьмисот республиканских министерств и ведомств и практически стал диктовать свою волю и хозяйству, и политике.

Руководители высшего и среднего звеньев заняли особое привилегированное положение в системе распределения социальных благ. Номенклатура стала опорой проводимого политического курса.

Мощный потенциал советской экономики, ее успехи в недалеком прошлом вселяли уверенность, что возникшие трудности носят временный характер. К этому времени на территории СССР были обнаружены новые ресурсы, открывающие возможность экстенсивного развития, в виде гигантских запасов нефти, газа, цветных металлов и т. п. Все это и предопределило установившийся в 1970е гг.

социально экономический «застой» в стране. Переход к «застою» был отмечен провозглашением курса на «совершенствование хозяйственного механизма». Внешне этот курс мало отличался от прежнего.Ставились те же задачи — развитие хозрасчета, материального стимулирования, обращение производства к нуждам трудящихся и т. д.

Однако на практике это выразилось в усилении централизованного управления и возврате к показателям, ориентирующим на количественный, но не качественный рост производства. В планах девятой (1971—1975) и десятой (1976—1980) пятилеток задача наращивания темпов роста уже не ставилась, предполагалось лишь увеличение общего объема продукции.

Важно

В итоге за девятую пятилетку валовой объем промышленного производства вырос на 43%, за десятую — на 24%, в сельском хозяйстве соответственно —на 13% и на 9%. При этом плановые задания пятилеток не были выполнены: в девятой пятилетке выполнение плана в промышленности составило 91% (в сельском хозяйстве — 68%), в десятой — 67% (в сельском хозяйстве — 56%). Таким образом, в 1970е гг.

советская экономика опустилась до уровня простого воспроизводства, который был способен в лучшем случае удовлетворить уже сложившиеся потребности населения.Между тем запросы людей постепенно росли и вступали во все более острое противоречие с возможностями отечественной экономики.

Результатом этого стал хронический дефицит промышленных и продовольственных товаров, затрагивающий часто и товары первой необходимости. Хуже всего с товарным снабжением дела обстояли в отдаленных от Центра регионах РСФСР — в Сибири, на Севере, Урале и Дальнем Востоке.

Загрузка.

В начале1980х гг. такая ситуация стала практически нормойдля большинства регионов страны, включая большинство республик. В связи с этим главным приоритетом промышленного развития в 1970е гг. становится добывающий, в первую очередь топливно энергетический, комплекс. В Западной Сибири еще в 19600е гг. были обнаружены гигантские запасы нефти и газа. С 1969 г. специальным решением

Рекомендуем ознакомится: http://studopedia.ru

Источник: http://worldunique.ru/punkt-1/istoriya-stran/31560-sotsialno-ekonomicheskoe-razvitie-sssr-v-1970-1980-e-g

Ссылка на основную публикацию