Советско-германский фронт летом, осенью 1944 года

История России

Солдаты и офицеры 1-го чехословацкого армейского корпуса. На переднем плане командир корпуса генерал Л. Свобода. Фотография. 1944 г.

В начале мая 1944г. на советско-германском фронте наступило затишье. Блестяще завершив зимнюю кампанию, Советские Вооруженные Силы готовились к нанесению новых, еще более сокрушительных ударов.

Политические цели предстоящего наступления состояли в том, чтобы завершить освобождение Советской земли от захватчиков и помочь народам Европы, томившимся под гнетом гитлеровской Германии, сбросить с себя фашистское иго. Сил у советского народа для решения этой благородной задачи было достаточно.

Обратите внимание

Действующие фронты и флоты пополнились новыми бойцами и к лету 1944 г. насчитывали 6 425 тыс. человек, а вместе с резервами Ставки их численность достигала почти 7 млн. человек. Плечом к плечу с Красной Армией сражались польские, чехословацкие, румынские и югославские соединения, сформированные в Советском Союзе, общей численностью более 100 тыс. человек.

Вся эта огромная масса людей была полностью оснащена боевой техникой.

Планируя предстоящее наступление, Советское Верховное Главнокомандование намечало нанести главный удар в Белоруссии, а затем последовательно развернуть наступление на других направлениях, с тем чтобы охватить активными действиями весь советско-германский фронт.

Успешное осуществление этого плана обеспечивало полное освобождение Советской земли, вывод из войны на стороне фашистской Германии ее союзников — Финляндии, Румынии, Венгрии, Болгарии — и оказание помощи народам стран Юго-Восточной Европы, оккупированных Германией.

На главном направлении между Полоцком на Западной Двине и Мозырем на Припяти войска 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов должны были сокрушить германскую группу армий «Центр». Территория Белоруссии, занятая группой армий «Центр», образовывала гигантский выступ, обращенный на восток,— «белорусский балкон», как называли его немцы.

Этот выступ прикрывал пути на запад. Удерживая «белорусский балкон», немецко-фашистское командование обеспечивало устойчивость положения своих войск в Прибалтике и Западной Украине, а также создавало потенциальную угрозу удара во фланг войскам 1-го Украинского фронта, действовавшим на львовском направлении.

Разгром группы армий «Центр» выдвигался, таким образом, как первостепенная задача. В дальнейшем полоса наступления должна была расшириться и захватить пространство от Балтийского до Черного моря. Возросшее военное искусство командных кадров Красной Армии и накопленный боевой опыт позволяли планировать и успешно осуществлять наступательные операции гигантского масштаба.

Несмотря на открытие в июне 1944 г. второго фронта в Европе, немецко-фашистское главнокомандование рассматривало советско-германский фронт как главный. Здесь находились основные силы Германии и ее сателлитов, насчитывавшие в своих рядах 4 млн. человек. Германии лишь частично удалось восполнить потери, понесенные в первые месяцы 1944 г.

Гитлеровское командование уже не думало о том, чтобы спастись от поражения чисто военными средствами. Генерал-фельдмаршал В. Кейтель позднее признавал, что к лету 1944 г. «военные уже сказали свое слово… дело оставалось за политикой». Германия вела теперь войну за выигрыш времени, продолжая рассчитывать на раскол антифашистской коалиции.

Важно

Именно поэтому гитлеровское командование продолжало держать на Востоке большую часть своих сил и требовало от войск упорной обороны каждого рубежа. Оно ошибочно полагало, что главный удар Красная Армия нанесет на южном крыле фронта между р. Припятью и Черным морем, и сохраняло здесь наибольшую плотность войск.

Группа армий «Центр» оказалась в тяжелом положении.

Источник: http://www.history-at-russia.ru/xx-vek/velikaya-otechestvennaya-vojna/strategicheskaya-obstanovka-i-plany-storon-na-leto-1944-g.html

Девятимесячное стояние фронта на реке Проня в 1943-1944 гг

Борисенко Н.С., член Союза писателей
Беларуси, председатель ОО «Могилевский
ОИППК «Виккру» (г. Могилев)

Небольшая речушка Проня, несмотря на свои размеры, прочно вошла в историю Великой Отечественной войны. Около девяти месяцев (октябрь 1943- июнь 1944 гг.) стоял здесь советско-германский фронт. Волей судьбы Могилевская область оказалась разделенной надвое и превратилась в передний край борьбы с врагом.

Долгое время события происходившие осенью 1943-го – весной 1944-го годов в Могилевской и Витебской областях подавались нашими историками в усеченном виде.

Ни в 6-томной истории Великой Отечественной войны, ни в 12-томной истории Второй мировой войны мы не найдем ни слова о тяжелых, кровопролитных боях на Проне.

До сего времени подлинная цена «стояния» на этой небольшой реке мало кому известна.

А ведь в этих «незнаменитых сражениях» на берегах Прони в Дрибинском, Чаусском районах и восточнее от Петуховки до Нового Быхова, бои носили крайне ожесточенный характер. На высоком западном берегу реки немцы создали мощные оборонительные сооружения.

Главная полоса состояла из трех позиций и проходила в 300-500 метрах от реки, по высотам и опушкам рощ. Оборона имела хорошо развитую систему пулеметного и артиллерийского огня. Практически отовсюду долина Прони просматривалась как на ладони.

Совет

Линии траншей соединялись ходами сообщений, перед передним краем были установлены 3-4 ряда проволочных заграждений. Во многих местах позиции прикрывались рвами, заполненными водой. Там, где перед крутыми берегами была пойма реки, вся она минировалась противопехотными и противотанковыми минами.

Деревни, находившиеся в полосе обороны, враг превратил в опорные пункты и узлы сопротивления.

В междуречье Прони, Днепра и по Двине строить укрепления (блиндажи, доты, дзоты, траншеи) заставляли местное население.

Для этих целей вермахтом было мобилизовано около 200 тысяч мирных жителей Могилевской и Витебской областей, а также перемещенное из зон боевых действий население Калужской, Орловской и Смоленской областей России. Их размещали в трудовые лагеря прямо на линии фронта. Как вспоминала К.З. Клугина (Лизунова), жившая в оккупацию в д.

Благовичи Чаусского района: «Моя двоюродная сестра рассказывала, что её, Цыганкову Анну и других девушек и парней пригнали к линии фронта в поселок Рябиновая Слобода, недалеко от деревни Бардиничи… . Там они строили блиндажи: копали глубокие ямы, разбирали хаты и опускали их в ямы, а потом срезали дерн и обкладывали их, маскировали.

Работали в дождь и снег, а обсушиться и отогреться было негде. Хат в поселке было мало, а их там работало 25 девушек и 12 парней. Самым страшным была близость фронта, до места стройки долетали снаряды, пули, сбрасывались бомбы, жизнь молодых людей постоянно подвергалась опасности.

Во время взрыва одной из бомб Цыганкову Аню засыпало землей и оглушило, но, к счастью, она осталась в живых. После «окопов» (так молодежь называла эти работы) некоторых девушек оставили в госпитале работать санитарками, делать самую грязную работу…».

Особой разновидностью трудовых лагерей на передовой были рабочие команды и рабочие колонны от 25 до 800 человек в возрасте от 14 до 60 лет. Начальниками лагерей были командиры немецких воинских частей. По нормам выработки за день работник должен был выкопать траншею длиной 8 метров и глубиной 1,2 метра, шириной 75 см. Привлекались к работам и немецкие резервные войсковые части.

…Деревня Гладково Чаусского района находилась под оккупантами с 15 июля 1941 года по 25 июня 1944 года. В центре деревни в братской могиле похоронены 44 воина 139-й стрелковой дивизии, погибшие при освобождении этой местности в 1944 году. Сотни освободителей покоятся в братских захоронениях соседних деревень Васьковичи, Красница, Левковщина…

Обратите внимание

Одна из старейших жительниц д. Гладково Е.А. Хоботова в 2009 году вспоминала: «И из нашей деревни выгоняли женщин на Проню строить блиндажи, копать траншеи. Но не только на Проне, немцы укреплялись здесь по всей местности. Мы копали траншеи по правому берегу Ресты напротив нашей деревни и дальше – почти до шоссейной дороги, что в девяти километрах.

Блиндажи строили и по берегу реки, и на возвышенной местности. Немцы показывали, где копать ямы, потом из леса привозили бревна или разбирали в деревне срубы.

Сверху делали деревянные перекрытия и обкладывали их дерном. Отдыхать совсем не давали. Только тем, кто курил, разрешали вылезти из траншеи и попыхтеть табачком. Среди стариков тогда курящих сразу прибавилось.

Читайте также:  Битва под москвой. срыв «блицкрига»

И пословицу их помню: «У кого табачок, у того и праздничек».

Летом 1944 года глубина тактической обороны немцев на могилевском и оршанском направлениях простиралась уже на 15-20 км, а общая, включающая в себя промежуточный и тыловой армейские рубежи, достигала 60 километров. Создавая укрепления, противник умело использовал особенности местности, шоссейные и железные дороги, что позволяло ему маневрировать войсками и техникой, быстро перебрасывая их для контратак.

Вот к такой полосе обороны на участке Петуховка, Чаусы, Дрибин, Ленино и подошли дождливой осенью 1943 года войска 10-й, 49-й и 33-й армий Западного фронта, уже прошедшие с тяжелыми боями более 200 км.

Грунтовые дороги превратились в сплошное месиво. Вместе с тылами отстали и боеприпасы, горючее, фураж и продовольствие для войск.

Измотанные солдаты тащили, где с помощью лошадей, а где вручную и пушки, и снаряды к ним…

Перед началом прорыва укрепленного водного рубежа и наступления на Оршу, Могилев Военный совет Западного фронта еще 30 сентября представил Ставке ВГК план наступательной операции.

Важно

В соответствии с ним намечалось прорвать оборону противника на рубеже рек Мерея и Проня, в первой половине октября форсировать Днепр и, разгромив врага под Оршей и Могилевом, открыть путь Красной Армии в центральные районы Беларуси.

Одновременно командование фронта ходатайствовало перед Ставкой об усилении фронта личным составом (50 тыс.

человек), 300 танками, 65 самоходно-артиллерийскими установками, 180 истребителями, а также о полном обеспечении войск боеприпасами и горюче-смазочными материалами. Однако просьба командования фронта была удовлетворена лишь на 25-30%.

Людские резервы, боевая техника и запасы материальных средств в ходе зимней кампании 1943/1944 гг. в первую очередь направлялись на юго-западное направление, где наносился главный стратегический удар.

Начало наступления не предвещало ничего хорошего. Бывший командир 1268-го стрелкового полка 385-й Кричевской дивизии полковник Л.И. Нестеров вспоминал: «2 октября 1943 года наша и 212-я стрелковые дивизии пытались форсировать реку Проня, но неудачно.

Город Чаусы, железнодорожный мост через Проню и станция были сильно укреплены, линия обороны, которая протянулась по более выгодному с тактической точки зрения берегу, имела хорошо развитую систему пулеметных и артиллерийских точек.

По всей линии были замаскированы танки и самоходные артиллерийские установки. В глубине обороны имелся солидный резерв.

Еще одна наша попытка овладеть Чаусами не удалась. В этом бою погиб замечательный командир роты третьего батальона Сергей Хохлов».

Совет

За неделю боев соединения Западного фронта смогли взять только отдельные плацдармы на западном берегу реки и закрепиться на них не далее первой линии обороны противника.

12 октября 1943 года командование Западного фронта (генерал армии В.Д. Соколовский) начало Оршанскую операцию. Уставшие войска, насчитывавшие по 3-4 тыс.

человек в дивизиях, не обеспеченные средствами, в течение недели продолжали штурмовать водный рубеж, пытаясь захватить плацдармы и прорвать укрепления врага.

В результате наступления соединения фронта местами вклинились на 1-1,5 км в оборону противника. При этом потери убитыми и ранеными составили 23 336 человек.

На всю жизнь запомнил эти бои капитан В.Г. Данченко, начальник связи 1091-го стрелкового полка: «На рубеж реки Прони мы подошли в середине октября 1943 года. С восточного берега реки хорошо была видна д. Улуки, совсем еще целая пока… .

  Утром 25 октября после короткой артиллерийской и минометной подготовки подразделения полка бросились на штурм первой полосы обороны, которая состояла из трех траншей перед дорогой из Улук на север. Основную роль в этом штурме сыграли 7-я и 8-я стрелковые роты, которые состояли в основном из кадровых военных – бывших окруженцев.

Использовав артподготовку, они неожиданным ударом прорвали оборону первой, второй и третьей траншей врага, проникли глубоко в тыл и разгромили штаб немецкого полка. Дальнейшая судьба их неизвестна… .

На другой день с утра наступление продолжалось. Сначала все шло успешно. Но вскоре враг опомнился и пошел в контратаку. В бой были брошены тяжелые самоходные орудия «Фердинанд». Наши боевые порядки не выдержали и под огнем начали отступать.

Обратите внимание

В батальонах было много необстрелянных бойцов. Мы, офицеры, понимали, что плацдарм, завоеванный накануне с такими трудностями, можем потерять. Без договоренности бросились навстречу отходящим бойцам, взяли их под команду, заставили залечь, окопаться и вести огонь.

Эта контратака врага была отбита.

Подобные контратаки приходилось отбивать по несколько раз на дни. Наш полк нес серьезные потери. Так продолжалось несколько суток. В ротах осталось по несколько человек, почти все командиры вышли из строя, заменить их было некем.

Не хватало снарядов, мин, а враг наседал. Его самоходки выходили на открытые позиции и вели огонь по нашим боевым порядкам. Здесь отличился сержант Н. Таньков.

Из противотанкового ружья ему удалось подбить такую махину, как самоходное орудие «Фердинанд».

В тяжелых условиях мы не теряли связи со штабом полка, который находился на восточном берегу Прони. Телефонная связь нарушалась каждый час, огонь врага был очень сильным. Поэтому пользовались в основном радио.

Но и телефонную связь постоянно восстанавливали. При этом потеряли много бойцов-телефонистов роты связи.

Погиб командир взвода лейтенант Козлов, был контужен командир линейного взвода лейтенант Тюпа, получили ранения и другие связисты.

Так продолжалось до 29 октября. С утра в этот день противник попытался сбросить нас с плацдарма. Огонь велся по всей площади наших позиций. Смертельное ранение получил начальник артиллерии капитан Гуляев, тяжело ранило адъютанта командира полка Власова.

Важно

Немецкие самоходки били прямой наводкой. Вот-вот оборона не выдержит…. Один из снарядов разорвался метрах в 20 от меня. Почувствовав страшный улар по голове, я упал. Кто-то из офицеров или бойцов стрелкового батальона подхватили меня и перенесли на передовой пункт медчасти.

В глазах все плывет, голова и грудь залиты кровью…».

Сегодня уже не секрет, что на штурм самых трудных, хорошо укрепленных участков обороны противника бросались штрафные роты (армейские) или штрафные батальоны (фронтовые). Штрафники, находясь в первых рядах наступающих, несли огромные потери и, как правило, жили 1-2 атаки.

В соответствии с «Положением о штрафных ротах действующей армии», утвержденным заместителем наркома обороны Г.К.

Жуковым 26 сентября 1942 года эти подразделения имели «целью дать возможность бойцам и младшим командирам всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, кровью искупить свою вину перед Родиной отважной борьбой с врагом на трудном участке боевых действий».

Провинившиеся направлялись в штрафные роты приказом по полку или решением суда за уголовные преступления на срок от одного до трех месяцев.

За неисполнение приказа, членовредительство, побег с поля боя или попытку перехода к врагу штрафника ждала суровая кара вплоть до расстрела.

Те из них, кто получил ранение в бою, считались отбывшими наказание, восстанавливались в звании, во всех правах и по выздоровлении направлялись для дальнейшего прохождения службы.

«Никто не хотел умирать!» – эта известная фраза наиболее полно соответствует поведению штрафников в первой линии атаки во время боя. Показателен в этом плане штурм вражеских позиций 25 октября 1943 года 131-й отдельной штрафной ротой (ОШР) у д. Шашино Чаусского района.

Ночью рота заняла исходные позиции на правом берегу Прони у места ее слияния с р. Басей в 200-300 м от траншей противника.. В тылу штрафников для последующего «развития успеха 131-й ОШР» в готовности к наступлению расположился 2-й батальон 1266 стрелкового полка 385-й дивизии.

Совет

В 7 часов утра 25 октября, после короткой артиллерийско-минометной подготовки штрафники начали наступление в общем направлении на Шеперово. Через 2 часа командир 131-й ОШР старший лейтенант Мееров доложил по радио, что рота овладела рощей и находится на «западной опушке леса». Это сообщение было повторено им несколько раз. В 10.

Читайте также:  Крупные сражения великой отечественной войны

00 связь с 131-й ОШР прекратилась, как потом выяснилось, командир роты был убит.

В 9.30, «развивая успех штрафников» из-за левого фланга 131-й ОШР в бой вступил 2-й стрелковый батальон 1266-го полка. Однако здесь он встретил ожесточенное сопротивление врага, понес большие потери и, не добившись успеха, залег перед траншеями противника.

После уточнения обстановки стало известно, что командир 131-й ОШР «по неизвестным причинам преступно врал», рота лесом не овладела, а встретив шквальный огонь немцев, понесла серьезные потери и залегла перед лесом.

Из «Журнала боевых действий» 385-й Кричевской стрелковой дивизии за 25 октября видно, что «серьезные потери штрафников» убитыми, ранеными и пропавшими без вести составили 138 человек, т.е. большая часть роты была уничтожена. 2-й стрелковый батальон полка в этом бою потерял 87 человек.

А теперь обратимся к архивным документам, в частности, посмотрим накал боев на Проне в декабре 1943 года глазами самих военных.

Оперативная сводка 290-й стрелковой дивизии 10-й армии за 19-25 декабря дает подробнейшее представление об ожесточенности сражения с обеих сторон по захвату плацдарма Скварск-Прилеповка на западном берегу реки в Чаусском районе.

Среди ветеранов войны – участников боев на Проне это место получило название «Прилеповский плацдарм». Документ по своей лаконичности и фактологической достоверности не нуждается в комментариях.

«19 декабря 1943 года. Противник обороняется на рубеже СКВАРСК-ПРИЛЕПОВКА, его передний край проходит по зап. берегу р.ПРОНЯ и прикрыт проволочным заграждением в 3-4 кола. Артиллерия до двух дивизионов действует из районов ЖИЛИВЬЕ… ДУБАСНИК.

Источник: https://Chausy.info/front-na-prone/

Курс: Вторая мировая война

Страница 53 из 69

Бои на советско-германском фронте начала 1944 года

К новому 1944 году Житомир был почти окружен. 29 декабря 1943 года Черняховский взял Коростень, обойдя Житомир с северо-запада.

Безгранично ценимые немцами железнодорожные узлы – в данном случае Казатин, откуда железнодорожные пути вели на Киев, в Одессу, в польском направлении, взят был в руки Советской армии.

Падение Казатина предопределило судьбу Житомира и Бердичева, защищать которые немцы могли только высаживаясь на железнодорожные платформы. Наступление на фронте шириной 250 километров достигло глубины в 80 километров. Теперь у группы армий «Юг» не было железнодорожной связи с Германией.

Обратите внимание

А на севере Ленинградский фронт менее других изменил конфигурацию за последние два года. Расположенные к северу от Царского Села 70 батарей дальнобойных германских орудий продолжали бить по Ленинграду.

В ответ стреляли 356 миллиметровые орудия корабельной артиллерии, самая долгая в мире артиллерийская дуэль продолжалась.

К городу был проложен нефтепровод, по южному берегу Ладоги побежали вагоны, после января 1943 года жизнь стала чуть легче, но агония великого города продолжалась.

Немцы взяли отсюда немало войск для ведущихся значительно южнее битв, но они создали внушительные три линии обороны, губя Ленинград, удерживая в коалиции Финляндию, закрывая доступ к Прибалтике.

Жестокие бои велись здесь в сентябре 1943 года, и советским войскам удалось взять Синявинские высоты, встал вопрос о решительных усилиях по снятию блокады.
На протяжении ноября 1943 года оба фронта – Ленинградский (Говоров) и Волховский (Мерецков) вели интенсивную подготовку к наступлению.

На Пулковских высотах теперь стояли 140 артиллерийских орудий на километр. Вторая ударная армия заняла позиции на Ораниенбаумском плацдарме – подвиг Балтийского флота, сумевшего под огнем осуществить высадку начиная с 7 ноября 1943 г. К январю 1944 г.

пять стрелковых дивизий и танковая бригада завершили процесс ночных высадок. От Рокоссовского сюда прибыл на минном тральщике хорошо знающий местные проблемы генерал И.И. Федюнинский. Именно он возглавил 2-ю ударную армию.

3-й и 4-й украинские фронты бились за Кривой Рог и Никополь. В декабре удача была не на их стороне, хотя директива Ставки была жесткой – взять оба города к 1944 году. Перед Малиновским была многослойно укрепленная Каменка, перед Толбухиным – высокий берег Днепра.

Источник: https://madrace.ru/istoriya-mirovich-voyn-xx-veka/kurs-vtoraya-mirovaya-voyna/boi-na-sovetsko-germanskom-fronte-nachala-1944-goda

За год до Великой Победы

     Каждый период Великой Отечественной войны имеет свои особенности.  Наиболее тяжелым был первый – с 22 июня 1941 года по 18 ноября 1942 года, когда Советская Армия перешла в наступление под Сталинградом.

     Второй период (19 ноября 1942 года – конец 1943 года) знаменовал разгром немецко-фашистских войск на многих направлениях, но наиболее памятными стали Сталинградская битва, коренной перелом в войне после Курской битвы и  Битва за Днепр  осенью 1943 года.   

     Третий период (январь 1944 года – 9 мая 1945 года) ознаменован разгромом фашистского блока, изгнанием вражеских войск за пределы СССР, освобождение от оккупации стран Европы,  полный крах фашистской Германии, и её безоговорочная капитуляция. 

     К январю 1944 года немецко-фашистские войска продолжали оккупировать Эстонию, Латвию, Литву, Карелию, значительную часть Белоруссии, Украины, Ленинградской и Тверской области, Молдавию и Крым. Вооруженные силы противника насчитывали свыше 10 миллионов человек.

     Однако положение фашистской Германии резко ухудшилось. Поражения Герма­нии на советско-германском фронте привели к обострению внутриполитической обстановки в самой Германии и в странах-сателлитах.

Несмотря на продолжавшийся до июля 1944 год рост военной продукции, экономика Германии вступила в полосу непреодолимых затруднений. Край­не обострилось положение с людскими резервами.

Потери на советско-германском фронте опытных кадров, соста­вившие свыше 1,2 миллиона человек в июле — ноябре 1943 года, к началу 1944 года были возмещены новыми мобилизациями менее чем на три четверти и к тому же слабо подготовленным составом.

Важно

     К началу 1944 года немецко-фашистская армия имела 314 дивизий и 8 бригад. На советско-германском фронте находилось 198 диви­зий и 6 бригад, а также 38 дивизий и 18 бригад её союзников.

В действующей армии насчитывалось около  6,7 миллионов человек, из них на советско-германском фронте — около 5 миллионов человек. Противник имел здесь около 54,6 тысяч орудий и миномё­тов, 5400 танков и штурмовых орудий и более 3 тысяч самолётов.

Враг перешёл к жёсткой позиционной обороне, и требовались большие усилия для его разгрома.

     Общая военно-политическая и стратегическая  обстановка в сравнении с первыми годами войны коренным обра­зом изменилась в пользу СССР и его Вооруженных Сил.

     К 1944 году  практически была решена сложнейшая проблема восстановления военно-экономического потенциала страны: производство  стали составило около 11 миллионов тонн, чугуна — 7,3 миллионов тонн,  каменного угля—121,5 миллионов тонн,  нефти—18,3 миллионов тонн.

В 1942—44 годы было построено в восточных районах 2250 крупных промышленных  npедприятий и восстановле­но в освобождённых районах свыше 6 тысяч npедприятий.

Широко развернулось восстановление промышленности и сельского хозяйства в освобождённых районах РСФСР, на Украине и в Бело­руссии. В 1944  году восстановлено свыше 24 тысяч километров железных дорог.

В итоге оборонная промышленность в 1944 году ежемесячно произ­водила танков и самолётов в 5 раз больше, чем в 1941 году, достигнув максимального уровня за время войны.  В 1944 году посевные площади  страны увеличились по сравнению с 1943 годом на 16 миллионов гектаров.  Таков был вклад тружеников тыла в  разгром врага.

     Продолжалось наращивание боевой мощи Советских Вооруженных Сил. В  действующей  армии СССР было более 6,3 миллионов человек, свыше 83,6 тысяч орудий и миномётов, около 5,3 тысяч танков и САУ, 10,2 тысяч боевых самолётов.

Читайте также:  Внешняя политика русского государства

Однако подавля­ющего превосходства наших Вооруженных Сил над немецко-фашистскими войсками в силах и средствах (за исключением артиллерии и авиации) ещё не было. Обстановка на морских театрах войны определялась боевыми действи­ями на суше.

Совет

Противник ещё удерживал в своих руках ряд советских военно-морских баз, вследствие чего возможности базирования и операций Балтийского и Черноморского флотов были ограничены.

     В 1944 году перед Советской Армией стояла задача завершить осво­бождение от фашистских захватчиков советской земли, оказать помощь народам Европы в освобождении от фашистского ига, закончить войну полным разгромом врага на территории самой Германии.

     С декабря 1943 года по апрель 1944 года советские войска в ходе наступления на Правобережной Украине  (на фронте до 1300—1400 километров от Житомира до Одессы) провели десять военных операций и разгромили противостоявшую группировку немецко-фашистских войск. 26 марта войска 2-го Украинского фронта  вышли на Государственную ­границу СССР с Румынией по реке Прут  и  продолжили на её территории разгром врага.  К 12 мая  1944 года был освобождён Крым.

     На северо-западе в результате Ленинградско-Новгородской операции были освобождены Ленинградская и часть Тверской области, окончательно снята блокада Ле­нинграда.

     Победы советских войск показали, что Советская армия способна самостоятельно завершить разгром Германии и освободить народы Европы от гитлеровского ига.Это заставило правящие круги США и Великобритании отказаться от политики дальнейшего оттягивания сроков открытия второго фронта в Европе и 6 июня 1944 года начать вторжение в Северную Францию.     

     Высадке союзников в Нормандии благоприятствовала общая военно-стратегическая обстановка, сложившаяся к тому времени в результате действий Советских Вооруженных Сил на советско-германском фронте.

Зимой и весной 1944 года Советская Армия разгромила свыше 170 дивизий противника.

Для восстановления этих потерь немецко-фашистское командование перебросило с Запада  на советско-германский фронт свыше 40 дивизий, ослабив тем самым группировку своих войск на Западе.

     К началу июня 1944 года на советско-германском фронте действовало 239 дивизий противника, в том числе 181 немецко-фашистская. Во Франции, Бельгии и Нидерландах оставалось 58 германских дивизий низкой боеспособности. Свыше половины из них почти не имели автотранспорта, а около 20 форми­ровались и восстанавливались.

     Высадку и последу­ющие действия англо-американских войск облегчили наши вооруженные силы.

Как было обусловлено ранее Теге­ранской конференцией, они развернули летом 1944 года мощное стратегическое наступление в Карелии,  Белоруссии,  Западной Украине и Молдавии.

Обратите внимание

 В Карелии советские войска продвинулись на 110—250 километров. Это привело к изменению обстановки на всём северном  участке советско-германского фронта и ускорило выход Финляндии из войны.

     В июне – августе в ходе Белорусской операции наши войска разгроми­ли оборонявшуюся в Белорусском выступе группиров­ку противника и освободили Белоруссию, большую часть Литвы и Латвии, восточную часть Польши и подошли к границам Восточной Пруссии, продвинувшись на 550—600 километров и расширив фронт наступления более чем на 1000 километров.  Были окружены и разгромлены 17 дивизий и 3 бригады, а 50 дивизий немцев потеряли более половины состава. В плен попали десятки тысяч немцев.

     Показательной  была процессия тысяч немецких военнопленных в июле 1944 года, прошедшая по улицам Москвы.  Не все,  очевидно,  знают о её исторических корнях. Триумфальные римские процессии не только демонстрировали публике героев, но и утверждали власть над пленными, которых тоже вели по улицам города.   Вот такова связь времен, о которой знал И.В. Сталин.

     В результате Львовско-Сандомирской операции были освобождены западные области Украины и юго-восточная часть Польши. В ходе Ясско-Кишинёвской операции уничто­жены 22 немецко-фашистские дивизии и разгромлены почти все румынские  дивизии, находившиеся на фронте.

Это привело к краху обороны противника на южном крыле советско-германского фронта, изменило всю военно-политическую обстановку на Балканах. Создались благоприятные условия для победы антифашистского вооруженного восстания румынского народа.

Румыния вышла из войны на стороне фашистского блока и 24 августа объявила войну Германии.

     Наступление Советской Армии осенью 1944 года на южном направлении оказало непосредственную помощь болгарскому, венгерскому, югославскому и чехословацкому народам в их освобож­дении от фашизма.  

     В сентябре—ноябре наши войска провели При­балтийскую операцию 1944 года,завершившуюся освобож­дением почти всей Прибалтики (29 дивизий разгром­лены, около 33 изолированы в Курляндии и блокирова­ны).

     В конце октября  Советская Армия и Военно-морской флот освободили Северное Заполярье и северные районы Норвегии. Полностью восстановлена Государственная граница СССР.

Важно

     Таким образом,   Советские Вооруженные Силы в 1944 году разгромили основные группировки противника. Только за лето и осень противник потерял 1,6 миллионов человек. Фашистская Германия лишилась почти всех своих европейских союзников, фронт приблизился к её границам, а в Восточной Пруссии перешагнул их.

     С открытием второго фронта положение фашистской Германии ухудшилось. Зажатая в тисках двух фрон­тов, она уже не могла свободно перебрасывать силы с Запада на Восток, ей пришлось проводить новую тотальную мобилизацию, чтобы в какой-то мере восполнить потери на фронте.

     В то же время наметилась коорди­нация военных действий наших Вооруженных Сил с вооруженными силами союзников. 14 ноября было подписано Соглашение между СССР, США и Великобританией о контрольном механизме в Германии.   

     В третьем периоде Великой Отечественной  присмирели и союзники фашистской Германии на советском Дальнем Востоке. Японские самураи  окончательно отказались  от своих  агрессивных планов.

Это позволило советскому командованию провести последнюю перегруппировку советских войск с Дальнего Востока на западный театр военных действий во время летне-осенней кампании 1944 года.

Тогда на советско-герман­ский фронт были отправлены одна воздушно-десантная бригада и четыре гаубичных артиллерийских полка большой мощности, в которых в общей сложности насчитывалось 6050 человек.

На их вооружении было 80 орудий и минометов, 9 легких танков, 210 автомашин и 148 тракторов и тягачей. Поступившие силы и средства Ставка ВГК в основном использовала для доукомплектования выводимых с действующих фронтов соединений и частей.

     Всего в действующую армию за годы Великой Отечественной войны Ставка ВГК передала с Даль­него Востока 23 дивизии: 16 стрелковых, 2 кавале­рийских, 4 танковых, 1 моторизованную.

Также на советско-германский фронт были отправлены и 19 бригад: 3 стрелковые, 3 воздушно-десантные, 13 артиллерийских, а также 4 отдельных полка.

Остальные сформированные на Дальневосточном фронте соединения и части Ставка ВГК оставила на месте, для усиления его боевого состава.

     Всего же, по неполным данным, в сражениях Великой Отечественной приняли участие свыше 1 миллионов  посланцев Дальневосточного фронта, краев и областей Дальнего Востока.

Совет

     Упорная боевая учеба, подлинный патриотизм явились решающим условием высоких морально-боевых качеств воинов-дальневосточников. Соеди­нения, части, маршевые подразделения, убывшие с Дальнего Востока на советско-германский фронт, покрыли себя неувядаемой славой.

Восемь дальне­восточных дивизий стали гвардейскими.

За боевые подвиги, со­вершенные на советско-германском фронте, сотни тысяч воинов Дальнего Востока были награждены орденами и медалями СССР, а около 1600 солдат и офицеров удостоены звания Героя Советского Со­юза, более 300 стали полными кавалерами ордена Славы.

     Дальневосточный фронт стал надежной кузницей резервов для действующей армии.

В сражении под Москвой, в битве под Сталинградом, в оборо­не Ленинграда и прорыве его блокады, в сражении на Курской дуге, в форсировании Днепра, в после­дующих крупнейших стратегических операциях, приведших гитлеровскую Германию к оконча­тельному разгрому, плечом к плечу со всей страной участвовали воины-дальневосточники.

Филонов Александр Михайлович, полковник в отставке, ученый секретарь Хабаровского регионального отделения Русского географического общества

Источник: http://svgbdvr.ru/voina/za-god-do-velikoi-pobedy

Ссылка на основную публикацию