Смоленское сражение. соединение русских армий

Соединение Первой и Второй западных армий в Смоленске

21 июля (2 августа) 1812 года

Утром 2-го августа, на сутки опередив основные силы Второй западной армии, в дом смоленского губернатора примчался Багратион. Вместе с ним прибыли корпусные начальники Н.Н. Раевский, М.М.

Бороздин, командиры дивизий И.Ф. Паскевич, И.В. Васильчиков, М.С. Воронцов. Барклай де Толли уже дожидался Багратиона.

На повестке дня были два вопроса: о едином главнокомандующем двух армий и о генеральном сражении, которого добивался Наполеон и ждала русская элита.

Вопрос о едином командовании
В ходе отдельного отступления двух армий между Багратионом и Барклаем де Толли разгорелся спор, практически перешедший в открытую вражду.

Обратите внимание

Тем не менее, утром 3-го августа Барклай де Толли отправил Александру I письмо, в котором сообщил, что наладил отношения с Багратионом.

Во многом это произошло из-за того, что Багратион согласился подчиниться Барклаю.

С первых дней войны в армиях не было единого главнокомандующего. Обе армии отступали отдельно, согласования в их действиях были минимальными. Такая ситуация неминуемо бы привела объединенные армии к гибели, и опытный Багратион это прекрасно понимал. Поэтому он согласился признать главнокомандующим армий Барклая, хотя должность военного министра официально не ставила Барклая выше Багратиона.

Так или иначе, две армии соединились, и у них де-факто появился единый главнокомандующий. Но это лишь частично решало стоящие перед войсками задачи. Армиям удалось избежать окружения и уничтожения, но вопрос о месте, роли и времени генерального сражения все еще стоял на повестке дня.

Схема соединения русских армий под Смоленском

Вопрос о генеральном сражении
Объединение двух армий логически предшествовало генеральному сражению. В дни пребывания армий у Смоленска боевой дух сильно возрос, солдаты были уверены, что долгое отступление наконец окончилось и теперь, когда нога захватчиков ступила на исконно русскую землю, командование не будет откладывать генеральное сражение.

Генерального сражения также ждали в Москве и Петербурге.

Во время отступления армий среди столичного дворянства очень быстро стал распространяться страх «второго издания» тильзитского мира и присоединения России к континентальной блокаде на еще более кабальных условиях.

Дворянство обвиняло Александра в неспособности защитить жизненно важные интересы империи. В стране назревал политический кризис, особенно опасный в военное время.

Ситуация в корне изменилась, когда в обеих столицах узнали о соединении войск. Александр I, практически потерявший надежду на такой успех, написал Барклаю, что соединение армий в Смоленске произошло «противно всякому вероятию».

В таком положении Барклай де Толли никак не мог продолжить отступление, хотя стратегическая обстановка требовала именно этого. Наполеон по-прежнему слишком силен для того, чтобы разбить его войска в генеральном сражении.

Более того, Барклай де Толли прекрасно понимал, что успех до сих пор сопутствовал русским только потому, что обе армии всеми силами старались избежать решающей битвы, которой так жаждал французский император.

Важно

Непозволительно было давать такому противнику, как Наполеон, того, что он хочет. Но сейчас желания политической элиты и влиятельных бюрократов из императорской Главной квартиры во главе с великим князем Константином совпадали с желаниями неприятеля.

Наступательный план Толя и возвращение к обороне
Генерал Толь спланировал наступательную операцию соединенных русских войск, исходя из того, что французские войска оказались растянуты на обширной территории.

Кавалерия Мюрата находилась в Рудне, в Лиозно, позади нее, располагался 3-й пехотный корпус Нея; 4-й пехотный корпус находился между Велижем и Суражем; большая часть корпуса Нея растянулась между Витебском и Бабиновичами, а гвардия находилась в Витебске. Толь предлагал прорвать центральную группировку Наполеона у Витебска, и разбить Великую армию по частям.

Барклай де Толли понимал, что Наполеону удастся в кротчайшие сроки стянуть все войска к одному из флангов, но так как Багратион поддержал эту идею, Барклай созвал 6 августа военный совет для обсуждения плана Толя. Кроме Барклая де Толли на совете присутствовали П.И. Багратион, А.П. Ермолов, Э.Ф. Сен-При, К.Ф. Толь, М.С. Вистицкий, великий князь Константин и Л.

А. Вольцоген. Все кроме Вольцогена поддержали план Толя, и Барклаю пришлось его одобрить, но с условием не отходить от Смоленска более трех переходов.7-го августа русские войска перешли в наступление.

Но едва войска сделали один переход, как Барклай получил разведданные о том, что войска Наполеона сосредоточились у Поречья и готовятся обойти русские армии с правого фланга. Чтобы избежать этого, Барклай выдвинул Первую армию к Поречью, а Багратиону приказал занять позицию на Руднинской дороге.

Таким образом, обе армии заняли две основные дороги от Витебска на Смоленск, тем самым фактически перейдя к обороне. В течение нескольких последующих дней Барклай де Толли совершал руднинские маневры, которые вызывали острую критику генералитета, и особенно великого князя Константина. Тем не менее, русской армии пришлось отказаться от наступательного плана.

Наполеон тем временем, дав своим войскам необходимую стратегическую паузу, намеревался на сей раз уже полностью уничтожить обе русские армии под Смоленском и победоносно завершить кампанию 1812 года.

Код для размещения ссылки на данный материал:

Источник: http://1812.nsad.ru/45

Смоленское сражение 1812 – кратко — Русская историческая библиотека

После соединения у Смоленска русских армий Барклая и Багратиона общая численность их войска достигла 120 тысяч человек. Главнокомандующий Барклай изъявил намерение, к общей радости солдат, наконец начать наступление на неприятеля, армия двинулась вперед, в прямом направлении к Витебску.

Но едва сделала она несколько переходов, как было получено известие, что неприятельские войска тянутся между Двиною и Днепром на Поречье; Барклай взял вправо, к северу от Смоленска.

Известие было, однако, ложным: Наполеон шел в противоположную сторону, на Красный, без труда перевел через Днепр до 200 тысяч человек и устремился к Смоленску с юга в несомненной надежде овладеть им врасплох, зайти русской армии в тыл и отрезать ее как от Москвы, так и от южных губерний.

Военные действия под Смоленском в 1812 году. План

Совет

Искусное движение его едва не увенчалось полным успехом: в Смоленске находился один полк. Русский главнокомандующий стоял в 40 верстах, нисколько не подозревая об угрожавшей ему опасности, а неприятель был уже в Красном, откуда прежде русской армии он мог достигнуть Смоленска.

Дорога почти была открыта: при Красном находился только семитысячный отряд, составленный большею частью из рекрут, еще не видавших огня. Наполеон даже не думал о нем. Но этим отрядом командовал генерал Неверовский.

С горстью людей он решился удержать неприятеля хоть на несколько часов и вступил в жестокую борьбу со всем авангардом французской армии. Многочисленная конница неприятеля, предводимая самим Мюратом, стремительно напала на него 2 (14) августа 1812 огромными массами с фронта, с флангов, с тыла.

При самом начале сражения Неверовский потерял все бывшие при нем орудия, но не потерял присутствия духа.

Свернув батальоны в каре, он встретил врагов с мужеством героя, опрокинул их и начал отступать медленно, стройно, задерживая неприятеля на каждом шагу, отражая его ружейным огнем и штыками; он отступал как лев, по словам французов. Мюрат сорок раз пускал в атаку свою кавалерию, истощил все свои усилия, и все напрасно: Неверовский отбился, дав время корпусу Раевского занять Смоленск.

Генерал Дмитрий Петрович Неверовский. Портрет работы Дж. Доу, 1823-1825

Но опасность еще не миновала.

Главнокомандующий, не имея верных сведений о том, что происходило на левом берегу Днепра, оставался в прежней позиции своей, между тем как все силы Наполеона грозною тучею облегали Смоленск с трех сторон, чтобы на другой день взять его и, овладев московскою дорогою, ударить в тыл главной армии нашей.

Генерал Раевский, известив Барклая-де-Толли о настоящем положении дел, решился с 16-тысячным корпусом оборонять, до прибытия армии, город обширный, обнесенный ветхими укреплениями, воздвигнутыми еще в конце XVI века, против 200 000 человек.

4 (16) августа 1812 на рассвете французы пошли на приступ во многих местах; главный натиск был на королевский бастион, где стоял Паскевич. Раевский хотел лучше погибнуть под развалинами Смоленска, чем уступить его врагам, сражался целый день и к вечеру отбил неприятеля, уже на виду главной армии, которая не шла, а бежала к месту сражения и сосредоточивалась на противоположном берегу Днепра.

Обратите внимание

Наполеон ждал, что Барклай-де-Толли для спасения Смоленска решится на битву, приготовился встретить его в открытом поле, заранее торжествуя победу.

Главнокомандующий мыслил иначе: менее чем когда-либо считал он возможным вступить в бой с неприятелем почти вдвое сильнейшим; главною заботою его было снова овладеть московскою дорогою, едва не занятою врагами, и сблизиться с ополчением, которое спешило из Москвы и Калуги, чтобы хотя несколько уравновесить свои силы с силами Наполеона.

Вследствие чего решено было: армии отступить по направлению к Дорогобужу; а для прикрытия отступления корпусу Дохтурова, сменившему утомленные войска Раевского, оборонять Смоленск до последней возможности.

Смоленское сражение 1812. Картина П. фон Гесса, 1846

Наполеон на рассвете 5 (17) августа 1812 возобновил приступы, впрочем слабо, в надежде выманить Барклая в открытое поле; узнав, наконец, что русская армия потянулась правым берегом Днепра к Дорогобужу, он спешил овладеть Смоленском, чтобы напасть на нее, и повел общую атаку; половина французской армии вступила в дело.

Атака не удалась; Дохтуров отразил врагов на всех пунктах. День склонялся к вечеру. Наполеон, вне себя от ярости, велел идти напролом, и накануне Преображения Господня решилась участь Смоленска.

Загремела страшная канонада; город вспыхнул во многих местах; пожар разлился рекою; бомбы градом падали на дома и церкви, где толпились несчастные смоляне с женами и детьми, испуская вопли отчаяния.

Здания разрушались, башни падали; но русское войско стояло по стенам непоколебимо и с хладнокровным мужеством отражало врагов, ломившихся в город. Дохтуров и Коновницын отбивали французов; Неверовский – поляков. С наступлением ночи неприятель удалился с потерею 12 000 человек.

Главнокомандующий, достигнув своей цели, велел Дохтурову оставить развалины Смоленска и присоединиться к армии, которая была в полном движении к Дорогобужу. Наполеон, все еще надеясь настигнуть ее, занял опустевший Смоленск и перевел на московскую дорогу главные силы свои в намерении догнать рассеянные корпуса наши.

Важно

В самом деле, маршалу Нею и Мюрату удалось отрезать наш арьергард; но храбрый Павел Тучков (Тучков 3-й) успел спасти его, пожертвовав своим отрядом и собственною свободою (он попал в плен к французам).

Армия отступила к Дорогобужу, оттуда к Вязьме, наконец к Цареву-Займищу в таком порядке, что Наполеон, следуя за нею по пятам и имея почти непрерывно стычки с нашим арьергардом, не успел отбить ни одного орудия, ни одной повозки.

На пути от Смоленска неприятель находил одни развалины сел и деревень, сожженных самими жителями, которые скрывались в лесах, предав огню все, чего не могли взять с собою. Он шел без проводников и часто блуждал по проселочным дорогам.

Война сама собою принимала такой точно вид, как за сто с лишним лет пред тем, во время нашествия Карла XII, с тою только разностью, что Петр Великий действовал по плану заранее предначертанному, с полным и ясным убеждением в необходимости уклоняться от решительного боя, доколе неприятель, завлеченный в безлюдные пустыни, не ослабеет в своих силах. Петр не щадил ни городов, ни сел, предавал их огню, строго приказывал народу удаляться в леса, и Карл на пути своем везде находил пепел, развалины и безлюдные пустыни. То же встречал и Наполеон благодаря самоотвержению русского народа, который, по влечению собственного ума и сердца, старался вредить неприятелю, не щадя ни крова своего, ни последнего имущества. Следствия долженствовали быть неминуемо те же, какие испытал Карл XII под Полтавою, и беспристрастное потомство никогда не забудет великой заслуги Барклая-де-Толли, спасшего русскую армию постоянным уклонением от боя, который погубил бы ее невозвратно, вместе с Россией и с Европой.

По материалам работ выдающегося дореволюционного историка Н. Г. Устрялова.

Источник: http://rushist.com/index.php/russia/3382-smolenskoe-srazhenie-1812-kratko

Смоленское сражение 1812 года

Смоленское сражение 1812 года стало первой крупной стычкой русской и французской армий во время Отечественной войны. Оно интересно тем, что во многом определило дальнейший ход кампании, но при этом ни один из участников не получил в нем то, чего хотел.

Предпосылки объективные и субъективные

Объективно Смоленск был подходящим местом для задержки русской армии по нескольким причинам.

  1. Это была хоть и устаревшая, но крепость – во времена польской интервенции, в правление Годунова, город был обнесен кирпичной стеной.
  2. Смоленск служил «ключом к Москве», прикрывал путь к первой столице на направлении основного удара Наполеона.
  3. Русская армия на подступах к городу была достаточно многочисленна (Барклай-де Толли успел соединиться с Багратионом), так что имела шансы противостоять французам.

Но при этом планы на Смоленск у командующих двух армий кардинально различались. Наполеону нужно было генеральное сражение, и он искал способа заставить русскую армию дать его. Битва под Смоленском могла ему подойти – хотя французские силы были значительно растянуты, они все еще превосходили русские.

О генеральном сражении мечтала и русская «партия войны» во главе с Багратионом. Их можно понять – враг слишком долго испытывал их терпение. Но они не учитывали неготовность собственной армии. Дело было не в численности солдат, а в их оснащении. Да и крепость Смоленск к осаде готова не была. Значительную часть города составляли незащищенные деревянные предместья.

А вот Барклай-де-Толли категорически не хотел генерального сражения. В голову ему не залезешь – сознательно или нет, но он этим ломал планы врага. Но он не мог лично распоряжаться в армии – формально Багратион подчинялся ему, а на деле армия больше слушала Багратиона.

Основные этапы битвы

В Смоленском сражении можно выделить несколько ключевых эпизодов. Обе армии действовали небезупречно. У Барклая (как оказалось) скверно работала разведка, он не имел информации о расположении противника. Наполеон имел о враге полную информацию (у него разведка работала), но не понимал его замыслов и положился на приемы «навязывания» генерального сражения, срабатывавшие в прошлом.

8 августа Барклай начал наступление на Рудню, но успеха оно не имело – главнокомандующий ошибся в оценке сил противника под Поречьем (а может, и сознательно задержал не нужное по его мнению наступление).

14 августа Наполеон оставил Рудню, Поречье и Велиж, перешел Днепр и начал охват Смоленска. Если бы вся русская армия была там и решила защищаться, император французов получил бы свое генеральное сражение.

Совет

14 августа состоялось сражение под Красным – отряд генерала Неверовского отразил 40 атак и на день задержал противника, нанеся ему заметный (но только тактический) урон.

16-18 августа состоялось сражение за сам город. Опасаясь окружения, Барклай в первый же день отправил отряды Багратиона удерживать дорогу на Москву, и с этим воинственный генерал справился отлично.

В самом городе отличились генералы Раевский (будущий герой Бородина) и Неверовский, пробившийся туда с остатками своей дивизии. Удержать город было практически невозможно – французы имели тяжелую артиллерию и численное превосходство.

Но бой за Смоленск превратился в своеобразную защиту арьергарда – благодаря ему сумело уйти подавляющее большинство горожан и почти вся армия.

Неочевидные итоги

Значение Смоленского сражения стало очевидным не сразу. Барклая за него сочли почти изменником, но после Смоленска тактика «выжженной земли» получила широкое применение, и вкупе с отступлением во имя сохранения армии полностью оправдала себя. Жители городов вдоль Смоленского тракта успевали уходить, оставляя противнику разоренную землю.

Воинственные генералы «выпустили пар» и попробовали силу противника. Стало очевидно, что Наполеона побеждать можно.

Наполеон одержал победу, но не получил генерального сражения и не нанес русским существенного урона. Потери армий оцениваются по-разному, но в целом как примерно равные и незначительные (по 6-7 тыс. убитыми).

Позже специалисты отметили, что Смоленск охарактеризовал всю кампанию 1812 года в целом, как ее видели русские: выжженная земля, изматывание противника и отступление до тех пор, пока не получится достойно вооружить армию и получить подкрепления.

Источник: https://IstoriyaKratko.ru/pravlenie-romanovyh/voyny-romanovyh/smolenskoe-srazhenie-1812-goda.html

Смоленское сражение 4-6 (16-18) августа 1812 г

А. Альбрехт. Смоленское сражение. 18 августа 1812 г.В Смоленске соединенные силы двух русских армий насчитывали до 120 тыс. воинов. В русских войсках, в отличие от Великой армии Наполеона, не было ни малейших признаков разложения. Солдаты и офицеры рвались в бой. Правда, в первой армии стало проявляться недовольство Барклаем де Толли.

Кроме того, положение усугублялось отсутствием единоначалия: Барклай де Толли и Багратион обладали равными правами. 21 июля (2 августа) Багратион согласился подчиняться Барклаю де Толли как военному министру. Однако положение командующего было сложным, т. к. он не имел всей полноты власти. В армии сохранялась императорская Главная квартира.

Беннигсен, Армфельд, герцог Вюртембергский, принц Ольденбургский и другие приближенные к государю лица группировались вокруг великого князя Константина, который практически в открытую называл Барклая де Толли изменником. Осуждали командующего 1-й армией флигель-адъютанты императора Александра – Потоцкий, Любомирский, Браницкий и другие.

Обратите внимание

Отрицательно к Барклаю де Толли относился его начальник штаба – Ермолов. Багратион также резко критиковал действия командующего. Барклай де Толли выслал из армии флигель-адъютантов, но ничего не мог сделать с более высокими лицами из Главной квартиры. В результате слухи об «измене» просачивались в офицерскую и солдатскую массу.

Как уже отмечалось в статье ВО Подвиг дивизии Неверовского под Красным, командование русской армии собиралось ударить по левому флангу французов, в направлении Рудни, воспользовавшись распылением французских сил на большом расстоянии. Идею предложил генерал-квартирмейстер К. Ф. Толь, его поддержал Багратион.

Барклай де Толли сдержано отнёсся к этому плану, но под давлением генералитета дал согласие на проведение наступательной операции. Наступление началось 26 июля (6 августа). Однако вскоре были получены неверные разведывательные данные о сосредоточении сил Наполеона у Поречья и стремлении противника обойти правый фланг русской армии.

Поэтому Барклай де Толли выдвинул 1-ю армию к Поречью, а 2-ю к Приказ-Выдре на Рудненскую дорогу. Надо сказать, что из Витебска, где была ставка Наполеона, в Смоленск шло три дороги: через Поречье, Рудню и Красное.

Наступлением через Поречье французы могли отбросить русскую армию к югу от дороги на Москву, движением через Рудню – ударить в лоб, через Красный – обойти русских с левого фланга, зайти в тыл, отрезать от основных баз снабжения, расположенных на юге. Русское командование посчитало наиболее опасными и вероятными направлениями Рудненскую и Пореченскую дороги.

Дорога на Красный была прикрыта незначительным отрядом Неверовского.

Во время движения 1-й армии к Поречью казаки Платова нанесли поражение дивизии Себастиани на Молевых Болотах (Сражение на Молевом болоте). Три дня русские войска стояли в ожидании наступлении противника по Пореченской или Рудненской дорогам.

Затем Барклай де Толли начал собирать силы на позиции у деревни Волоковой на Рудненской дороге. С 27 июля (8 августа) по 2 (14) августа войска совершали бессмысленные передвижения и теряли время. Багратион отрицательно отнёсся к этим маневрам, т. к. считал, что время для наступления упущено. 31 июля (12 августа) он начал отводить 2-ю армию к Смоленску.

Багратион подозревал, что французы могут начать наступление через Красный. Он отвел основные силы к Смоленску, оставив на позиции только отряды Васильчикова и Горчакова.

Барклай де Толли, убедившись, что французы оставили дорогу на Поречье, решил передвинуть 2-ю армию к Надве. К 2 (14) августа обе армии заняли новые позиции.

Важно

Они прикрыли Смоленск с северо-запада, но дорога с юго-запада была прикрыта слабо. В это время Наполеон двигался к Смоленску. 1 (13) августа французы вышли к переправам у Хомино и Расасны. Для удара по Смоленску Наполеон сосредоточил гвардию, 5 пехотных и 3 кавалерийских корпуса (всего около 185 тыс. штыков и сабель).

В авангарде шли три кавалерийских корпуса Мюрата – 15 тыс. всадников. 2 (14) августа состоялся бой под Красным. Дивизия Неверовского, отряды Оленина и Лесли: всего 5 пехотных и 4 кавалерийских полка при 14 орудиях (около 7 тыс. человек) вступили в бой с кавалерией Мюрата. Русские войска самоотверженно дрались, но не могли сдержать натиск превосходящих сил противника. Отступающая дивизия Неверовского выдержала до 40 вражеских атак. Из-за сопротивления отряда Неверовского французы потеряли день.

Расположение войск и подготовка города к Смоленску

Известие о появлении противника у Красного поставило вопрос о немедленном отводе русских войск к Смоленску. 1-й армии необходимо было пройти 40 км, а 2-й армии – 30 км.

Воспользовавшись тем, что 7-й пехотный корпус под началом генерал-лейтенанта Николая Николаевича Раевского отошел от Смоленска всего на 12 км, Багратион отдал ему приказ немедленно вернуться в город и поддержать дивизию Неверовского. В ночь со 2 (14) на 3 (15) августа 7-й корпус вернулся в Смоленск и сразу пошёл навстречу отряду Неверовского.

В 6 км к западу от Смоленска корпус Раевского соединился с дивизией Неверовского. В результате под его началом оказалось около 15 тыс. солдат при 76 пушках. Генерал занял предместья города. Перед Раевским стояла сложная задача – до подхода основных сил армии Багратиона сдерживать армию Наполеона.

В 17 часов 3 (15) августа кавалерия Мюрата и пехота Нея вышла к предместьям Смоленска, огибая город с юго-запада.

Город с 12-15 тыс. населением не был подготовлен к обороне. Крепость была построена ещё во времена Бориса Годунова, земляные укрепления были в запущенном состоянии.

Массивные стены крепости толщиной в 5-6 м были серьёзным препятствием для вражеской артиллерии. Оборону крепости затрудняло обширное предместье, которое состояло в основном из деревянных построек. Из города вело трое ворот: Днепровские, Никольские и Малаховские. На Днепре был один постоянный и два наплавных моста, кроме того, у Днепровских ворот был брод.

Смоленский губернатор К. И. Аш, успокоенный уверениями Барклая де Толли, что противник не подойдёт к городу, не предпринял мер по созданию запасов продовольствия, которого уже не хватало на две армии, проведению работ по сооружению земляных укреплений, эвакуации жителей и созданию ополченческих отрядов.

Совет

Теперь Барклай де Толли поддержал инициативу смолян по созданию ополчения. Было решено сформировать из горожан и жителей губернии ополчение в количестве 20 тыс. человек. К Смоленску сосредотачивались ратники Смоленского, Вяземского, Дорогобужского, Сычевского, Рославльского и некоторых других уездов. Остальные уезды (Бельский, Гжатский, Юхновский и др.

) должны были направить ратников к Дорогобужу. В короткие сроки удалось собрать 12 тыс. ратников. На обмундирование и вооружение ополченцев не было ни времени, ни ресурсов, поэтому почти все были снабжены только холодным оружием.

Ополченцы первым делом принялись укреплять стены города, а потом приняли участие в защите города, сыграв большую роль в первый период сражения, до подхода 1-й и 2-й армий. Николай Николаевич Раевский.

Сражение

4 (16) августа. Французы начали сражение 4 (16) августа около 7 часов утра. Ней развернул 3-й пехотный корпус с запада и начал артиллерийский огонь. Под прикрытием артиллерии в атаку пошел кавалерийский корпус Груши и выбил из Красненского предместья три полка 26-й пехотной дивизии. Затем пошла в наступление пехота Нея, но две вражеские атаки были отбиты русскими войсками. К 9 часам к Смоленску прибыл французский император. Он решил отложить генеральную атаку города до второй половины дня, когда подойдут основные силы армии.

Вечером 4 (16) августа корпус Нея сделал ещё одну попытку захватить Смоленск, но французское наступление вновь было отбито. Главную роль в отражении вражеских атак сыграла русская артиллерия. Бомбардировка крепости из 150 французских орудий также не дала положительных результатов. Раевский писал, что город удалось отстоять благодаря «слабости атак Наполеона, который не воспользовался случаем решить участь русской армии и всей войны». В середине дня к городу подошла 2-я кирасирская дивизия из состава 8-го пехотного корпуса и расположилась у Петербургского предместья. К вечеру подошли остальные части 2-й армии Багратиона. Войска 1-й армии прибыли поздно ночью. Одновременно сконцентрировались и французские войска. В результате 180 тыс. французская армия противостояла 110 тыс. русских войск. Есть предположение, что Наполеон специально не особенно напирал 4 августа, дал сосредоточиться русской армии, чтобы разгромить её в одном генеральном сражении. Сражения желали и генералы русской армии. Багратион предложил дать бой французам и не отдавать Смоленска. Однако Барклай де Толли не хотел рисковать армией и отдал приказ об отступлении по Московской дороге. Первой должна была выступить 2-я армия, а за ней и 1-я армия. Получив этот приказ, Багратион сообщил, что планирует выступить к Дорогобужу, чтобы занять выгодную позицию и «дать неприятелю сильный отпор и уничтожить всего его покушения на Московскую дорогу». Командующий 2-й армии просил Барклая де Толли не отступать от Смоленска и удерживать позицию всеми силами. В ночь с 4 на 5 августа 7-й корпус Раевского был заменен на 6-й пехотный корпус под началом генерала от инфантерии Дмитрия Сергеевича Дохтурова и 3-ю пехотную дивизию генерал-лейтенант Петра Петровича Коновницына. Кроме того, в Смоленске оставались 27-я пехотная дивизия Неверовского и один егерский полк 12-й дивизии. Всего в городе 5 (17) августа оставалось 20 тыс. солдат при 180 орудиях против 185 тыс. французов имевших 300 пушек. Основные силы 1-й армии были расположены на правом берегу Днепра. Дмитрий Сергеевич Дохтуров

Читайте также:  Отражение агрессий с запада. александр невский

5 (17) августа. Наполеон расположил на правом фланге силы Мюрата и Понятовского, в центре стоял Даву, на левом фланге – Ней. Гвардия была в резерве, за войсками Даву. На рассвете французские войска захватили окраины предместий, но вскоре русские выбили их оттуда. До середины дня шла артиллерийская перестрелка, и происходили отдельные стычки. Французский император ожидал, что русская армия выйдет в поле для генерального сражения.

Но когда Наполеону сообщили о движении русских войск по Московской дороге, французы активизировали свои действия. Наполеон приказал корпусу Жюно пойти наперерез русской армии, но французы не смогли найти брод через Днепр, а переправочных средств у них не было. Осталось одно – взять город и ударить во фланг русским войскам. В 3 часа началась генеральная атака Смоленска. От огня французской артиллерии загорелись предместья. Французы пробились к крепостным стенам, но здесь их атака была отбита. Противник понес тяжелые потери. Важную роль в отражении вражеского наступления сыграла русская артиллерия, её в большом количестве установили на земляных укреплениях перед стенами крепости. Ней смог захватить Красненское предместье, но он не решился штурмовать королевский бастион (пятиугольное насыпное укрепление, построенное ещё поляками в юго-западном углу города). В 5 часов войска Даву пошли в атаку в районе Малаховских ворот и достигли некоторого спеха. Но в это время в город перебросили 4-ю пехотную дивизию герцога Евгения Вюртембергского (из состава 2-го пехотного корпуса) и она отбросила французов. Новые вражеские атаки произошли между 6 и 7 часами, в атаку в основном шли польские части. Натиск отбили с тяжёлыми потерями для наступающих. Убедившись в невозможности взять город, Наполеон приказал отозвать войска и усилить бомбардировку Смоленска. В результате город запылал. Уже в темноте русские войска отразили ещё одну атаку. Смоленск и переправа через Днепр остались в русских руках. Русские войска за два дня сражения потеряли 9,6 тыс. человек, французы 12-20 тыс. (данные исследователей отличаются друг от друга), из них около 1 тыс. пленными. Город был сильно разрушен, значительная часть построек сгорела. Продолжать сражение было опасно. Наполеон обладал значительным численным преимуществом и мог сковать под городом основные силы русской армии, найти переправу через Днепр и выйти в тыл русским войскам. В результате французы могли отрезать русскую армию от Московской дороги, оттеснив русских на северо-восток. Барклай де Толли отдает приказ на отход.

6 (18) августа. Войска 1-й армии отошли на Пореченскую дорогу и остановились в 3 км к северу от Смоленска. Вслед за главными силами отошли части защищавшие город. В Смоленске оставили только два егерских полка 17-й пехотной дивизии для наблюдения за неприятелем. Постоянный мост через Днепр разрушили, а понтонные переправы были разведены и сломаны. К утру 6 (18) августа город, кроме Петербургского предместья на правом берегу Днепра, был оставлен. Большая часть населения покинула Смоленск во время сражения и вместе с войсками. В этот день войска Великой армии вошли в Смоленск, и начался бой за Петербургское предместье. Французы под прикрытием артиллерии перешли реку бродом около моста и заняли выгоревшее Петербургское предместье. Французские саперы начали работу по наведению переправы. Русский арьергард безуспешно пытался выбить противника. Одновременно часть солдат французской армии занялась мародерством.

Армия Багратиона оставила свою позицию на Валутиной горе и направилась на Дорогобуж по Московской дороге, к Соловьевой переправе через р. Днепр, освобождая дорогу 1-й армии. Войска Барклая-де-Толли шли на Московскую дорогу кружным путём, сначала они направились на север к Поречью, а потом повернули на юг и вышли на Московскую дорогу. Прикрывал армию арьергард в несколько тысяч солдат под командой генерал-майора Тучкова 4-го, на который нападал французский авангард под началом маршала Нея. Чтобы вывести всю свою армию на Московскую дорогу, 7 (19) августа Барклай де Толли дал бой у Валутиной горы.

Итоги

Источник: https://topwar.ru/17337-smolenskoe-srazhenie-4-6-16-18-avgusta-1812-g.html

Перед Смоленским сражением..

26 июня армия Барклая вышла из Вильно и 10 июля прибыла в Дрисский укреплённый лагерь на Западной Двине (на севере Белоруссии), где император Александр I планировал отбиваться от наполеоновских войск. Генералам удалось убедить императора во вздорности этой идеи, выдвинутой военным теоретиком Пфулем (или Фулем).

16 июля русская армия продолжила отступление через Полоцк на Витебск, оставив для защиты Петербурга 1-й корпус генерал-лейтенанта Витгенштейна. В Полоцке Александр I покинул армию, убеждённый к отъезду настойчивыми просьбами сановников и семьи.

Исполнительный генерал и осторожный стратег Барклай отступал под натиском превосходящих сил почти всей Европы, и этим сильно раздражал Наполеона, заинтересованного в скорейшем генеральном сражении.

2-я русская армия (до 45 тысяч) под командованием Багратиона в начале вторжения располагалась под Гродно на западе Белоруссии примерно за 150 километров от 1-й армии Барклая.

Обратите внимание

Сначала Багратион двинулся на соединение с основной 1-й армией, но когда он достиг Лиды (100 км от Вильно), было поздно. Ему пришлось уходить от французов на юг.

Чтобы отрезать Багратиона от основных сил и уничтожить, Наполеон послал наперерез Багратиону маршала Даву с силами до 50 тысяч солдат. Даву двинулся из Вильно на Минск, который занял 8 июля.

С другой стороны, с запада, на Багратиона наступал Жером Бонапарт с 4-мя корпусами, перешедшими Неман под Гродно. Наполеон стремился не допустить соединения русских армий, с тем, чтобы разбить их по частям. Багратион стремительными маршами и успешными арьергардными боями оторвался от войск Жерома, теперь его основным противником стал маршал Даву.

Схема соединения русских армий под Смоленском в начале августа 1812 года.19 июля Багратион находился в Бобруйске на Березине, в то время как Даву 21 июля занял передовыми частями Могилёв на Днепре, то есть французы опережали Багратиона, будучи на северо-востоке от 2-й армии русских.

Багратион, подойдя к Днепру 60 км ниже Могилёва, послал 23 июля корпус генерала Раевского против Даву с целью отбросить французов от Могилёва и выйти на прямую дорогу в Витебск, где по планам должны были соединиться русские армии.

В результате боя под Салтановкой Раевский задержал продвижение Даву на восток к Смоленску, но путь на Витебск оказался заперт. Багратион смог без помех 25 июля форсировать Днепр в местечке Новое Быхово и направился к Смоленску.

Даву не имел уже сил преследовать 2-ю армию русских, а войска Жерома Бонапарта, безнадёжно отстав, всё еще преодолевали лесисто-болотистую территорию Белоруссии.

Армия Барклая 23 июля пришла в Витебск, где Барклай хотел подождать Багратиона. Чтобы воспрепятствовать продвижению французов, он выслал 4-й корпус Остермана-Толстого навстречу авангарду противнику. 25 июля в 26 верстах от Витебска произошёл бой при Островно, который продолжился и 26 июля.

Важно

27 июля Барклай отступил из Витебска к Смоленску, узнав о приближении Наполеона с основными силами и невозможности для Багратиона прорваться к Витебску. 4 августа русские 1-я и 2-я армии соединились под Смоленском, достигнув, таким образом, первого стратегического успеха. В войне наступила небольшая передышка, обе стороны приводили в порядок войска, утомлённые беспрерывными маршами.

Источник: https://d-pankratov.livejournal.com/458888.html

Смоленское сражение

СРАЖЕНИЕ ПРИ СМОЛЕНСКЕ. 17 августа 1812 г. Художник Ж.-Ш. Ланглуа

Наполеон не препятствовал соединению русских армий в Смоленске, в надежде, что, объединившись, они решатся на генеральное сражение, которое положит конец войне. Барклай и Багратион встретились в Смоленске 3 августа. И Наполеон приказал разрозненным корпусам своей 175-тысячной армии идти к Смоленску.

У Смоленска Барклай, подстёгиваемый своим генералитетом, решил перейти в наступление и атаковать корпус Мюрата, ожидавший в Рудне подхода Наполеона.

Барклай был уверен, что Наполеон стягивает все войска к Рудне, чтобы оттуда, с северо-запада, начать наступление на Смоленск.

Барклай вывел армию из Смоленска к Рудне, навстречу врагу, но из осторожности оставил на юго-западных подступах к Смоленску, у городка Красный, отряд Д. П. Неверовского.

МАНЁВР НАПОЛЕОНА

Наполеон узнал об уходе русских из Смоленска и решил захватить незащищённый город с юго-запада, а потом ударить в тыл Барклаю у Рудни. Он стал собирать на этом направлении все свои корпуса.

Авангард Мюрата, уйдя из Рудни на соединение с Наполеоном, 14 августа в Красном столкнулся с отрядом Неверовского. Героическое сопротивление Неверовского у Красного, задержавшее французов на подступах к Смоленску, спасло русскую армию от внезапного удара.

Совет

Узнав о событиях под Красным, Барклай понял свою ошибку и немедленно повернул обратно, к Смоленску. Первым в Смоленск вернулся корпус генерала Н. Н. Раевского, не успевший отойти далеко от города.

Объединившись с отступившими к Смоленску остатками отряда Неверовского, Раевский укрылся за древними стенами города и организовал оборону. 15 000 защитников должны были сдержать напор всей Великой армии до подхода Барклая.

Штурм смоленска

Утром 16 августа к Смоленску подошёл корпус Нея. Полагая, что его встретит лишь потрёпанный отряд Неверовского, Ней с ходу атаковал город, но был отброшен неожиданным ударом. Наполеон, подойдя к городу, начал его обстрел. К Смоленску стянулись остальные корпуса Великой армии. Наполеон готовил генеральное сражение.

Вечером с северо-запада к Смоленску вернулся Барклай и расположился на противоположном от французов берегу Дне пра, поддержав защитников города артиллерийским огнём. На смену Раевскому в город был послан корпус Д. С. Дохтурова.

17 августа Наполеон начал штурм Смоленска. Он ждал, что русская армия выйдет на открытый бой. Но Барклай уже решил не давать генерального сражения, а отступить под прикрытием горстки защитников города.

Наполеон понял, что Барклай уходит, но сделать ничего не мог. Несмотря на ожесточённые атаки и сильный обстрел, запаливший город, Смоленск и мост через Днепр всё ещё оставались в руках русских.

Наполеон не мог переправить армию через Днепр, чтобы нагнать уходившего Барклая.

В ночь на 18 августа остатки корпуса Дохтурова покинули сожжённый Смоленск, уничтожив мост. Вместо победоносного генерального сражения Наполеон получил тяжёлый бой с арьергардом отходящей русской армии, понёс большие потери и захватил лишь разорённый город.

Бой у валутиной горы

18 августа Наполеон послал корпус маршала Нея догонять Барклая. Русский арьергард под командованием генерала П. А.

Читайте также:  Русская философская мысль

Тучкова вступил в бой с Неем у Ва-лутиной горы, прикрывая отступавшую кружным путём русскую армию. Сражение было ожесточённым: за полдня французы потеряли 8000 солдат, а русские — 5000, Тучков попал в плен.

К вечеру русские отошли, сохранив боевой порядок, а обескровленный Ней не мог уже их преследовать.

Обратите внимание

Барклай получил возможность выйти на дорогу к Дорогобужу и Москве, сохранив армию. Русские опять ушли из-под удара, и Наполеон потерял надежду на скорое окончание войны.

Поделиться ссылкой

Источник: https://SiteKid.ru/istoriya/otechestvennaya_vojna_1812_goda/smolenskoe_srazhenie.html

Отступление русской армии и Смоленское сражение

Не имея возможности вступать в большие сражения с французами, командующий русскими войсками генерал Барклай де-Толли принимает единственно верное в тех условиях решение: вести арьегардные бои с армией Наполеона и, отступая, найти возможность соединиться с армией Багратиона.

Наполеон, понимая план Барклая де-Толли, стремился помешать этому воссоединению русских армий. Начинается игра в «догонялки», которая сопровождается жестокими стычками русских с французами. В этой игре победу одержали русские: 1 августа Барклай де-Толли привёл к Смоленску свою армию фактически невредимой и сохранившей свою боеспособность.

3 августа к Смоленску подошёл Багратион, который в течении месяца, блестяще маневрируя, не давал себя окружить войскам Наполеона.

Соединение двух русских армий стало неприятным фактом для Наполеона, понимавшего, что шансы на быстротечную войну уменьшаются с каждым днём. Первый этап Отечественной войны 1812 года завершился. Оба полководца — Барклай-де-Толли и Багратион — блестяще выполнили задачу. Они сохранили свои армии. И хотя потери в войсках (убитые, раненые, больные, отставшие) были значительные (около 35 тыс. человек), русские солдаты, пройдя более 700 км, вновь встали на пути наполеоновских захватчиков у Смоленска. Соединение двух русских армий в Смоленске после почти 40 дней отступления поставило важный вопрос — а что же дальше? Пока главная задача — во что бы то ни стало собрать наконец две армии в один кулак — не была осуществлена, этот вопрос с такой остротой не вставал. Какой отныне, с августа 1812 года, стратегии должна придерживаться русская армия и ее военное командование? Продолжать отступать, как предлагал Барклай-де-Толли, или, наоборот, перейти в решительное наступление, за что горячо ратовал Багратион? Две эти различные концепции с военной точки зрения имели и свои сильные аргументы, и свои уязвимые места. Открытое столкновение сторонников и противников этих двух противоположных мнений произошло в августе 1812 г. в г. Смоленске, на военном совете генералов 1-й и 2-й армий. Барклай под давлением большинства окружавших его генералов и ещё большим давлением русской общественности, требовавшей активных наступательных действий со стороны нашей армии, решается на большое сражение под Смоленском, но видит его только как возможность ещё немного ослабить врага и допускает как возможный итог сражения оставление города.
Схема соединения русских армий под Смоленском в начале августа 1812 года

Наполеон же желал, чтобы сражение у Смоленска стало генеральным. Обладая стратегической инициативой и введя в заблуждение Барклая, Наполеон стремительно переправил свою армию через Днепр и едва не захватил Смоленск с тыла.

Взятие города означало бы удачу всей военной кампании: обе русские армии оказались бы отрезаны от тылов и были обречены на уничтожение. Ситуацию изменил невероятный случай: оставленная как прикрытие дивизия новобранцев генерала Неверовского с приданными ей воинскими кавалерийскими и артиллерийскими командами Оленина и Лесли (всего около 7 тыс.

человек с 14 пушками) 14 августа вступила в бой с пятью пехотными и тремя кавалерийскими корпусами всей «великой армии», не считая наполеоновской гвардии. Сражение под Красным, продолжавшееся целый день, закончилось потерей дивизией Неверовского 7 пушек, 800 раненых пленных, 1500 убитых.

Наполеон был изумлен мужеством молодых русских солдат, когда ему доложили о русских потерях: «я ожидал всей дивизии русских, а не семи отбитых у них орудий»,- сказал он своему обескураженному любимцу Мюрату.

Битва под Смоленском Битва за Смоленск. Адам, около 1820

Потерянные французами сутки были прекрасно использованы Барклаем, понявшим свою ошибку и переместившим 15 и 16 августа русские армии так, чтобы они обе оказались около Смоленска. Начавшееся утром 16 августа Смоленское сражение неожиданно оказалось трудным для наполеоновских войск.

Многочисленные попытки французов взять смоленский кремль, оказывались безрезультатными. 17 августа к Смоленску подошёл сам Наполеон, но и его штурм русских позиций не принёс французам ничего, кроме новых потерь. 180 тыс.

войск «великой армии» при 300 орудиях так и не смогли взять пылающий город штурмом, несмотря на непрерывные атаки с трех часов дня до семи часов вечера. Со времени вторжения в Россию битва у Смоленска оказалась для французов самой кровопролитной — они потеряли только убитыми 20 тыс.

человек (русские — вдвое меньше, около 10 тыс., преимущественно ополченцев).

Важно

Барклай поздно вечером 17 августа отдал приказ защитникам Смоленска покинуть горящий город. Его приказ был встречен крайне неодобрительно в русской армии, жаждавшей продолжения сражения с захватчиками. Сражение 14-19 августа имело далеко идущие последствия. Оно выявило новую серьезную силу — русское народное ополчение.

Хотя русская армия вновь отступила, она нанесла противнику тяжелый урон. Расчёт Наполеона на окончание военной кампании не удался. Не случайно, что после этого сражения Наполеон обратился к Александру I с письмом, в котором прямо говорилось о желании заключить мир с Россией.

Российский император оставил это послание без ответа.

Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 101; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Источник: https://studopedia.net/1_28916_otstuplenie-russkoy-armii-i-smolenskoe-srazhenie.html

Смоленское сражение 1941 года (10 июля — 10 сентября)

Смоленское сражение 1941 года — ряд оборонительных и наступательных действий войск Западного, Резервного, Центрального и Брянского фронтов, направленные на недопущение прорыва немецкой группы армий «Центр» на Москву.

Карта смоленского сражении 1941 года (10 июля — 10 сентября)

Накануне Смоленского сражения

С конца июля 1941 года, на рубеже среднего течения Западной Двины и Днепра (от Краславы до Лоева), войска 2-го стратегического эшелона (16-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я армии), организационно с июля входящие в состав Западного фронта (Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко), должны были организовать мощный оборонительный рубеж.

Однако в связи с быстрым продвижением немцев, к началу сентября свои позиции занять успели лишь 37 дивизий из 48, при этом сами позиции были не до конца подготовлены к прочной обороне. Не последнюю роль сыграл и масштаб будущего Смоленского сражения — в среднем, на одну дивизию приходилось до 30 километров фронта.

Немецкое командование, со своей стороны, 8 июля поставило группе армий «Центр» (2-я и 3-я танковые группы, 9-я и 2-я армии, командующий генерал-фельдмаршил Ф. Бок) задачу окружить советские войска, оборонявшие рубеж Западная Двина — Днепр, овладеть Оршей, Смоленском, Витебском и открыть кратчайший путь на Москву.

К 10 июля подвижные соединения группы армий «Центр» вышли на Днепр и Западную Двину, по численному составу, артиллерии и самолётам противник превосходил силы Западного фронта в 2 раза, по танкам в 4 раза.

Первый этап Смоленского сражения, 10-20 июля 1941 г

Немецкие войска (13 пехотных, 9 танковых и 7 моторизованных дивизий) прорвали оборону Западного фронта на правом крыле и в центре, продвинувшись до 200 км, окружили Могилёв, захватили Оршу, Смоленск, Ельню, Кричев.

Советские 16-ая, 19-ая, и 20-ая армии оказались в оперативном окружении в районе Смоленска.
На левом крыле фронта 21-я армия (генерал-полковник Ф. И. Кузнецов) вела наступление на бобруйском направлении, и силами 63-го стрелкового корпуса (комкор Л. Г.

Петровский) освободила города Рогачёв и Жлобин, и сковала на длительное время основные силы 2-й армии.

Второй этап Смоленского сражения, 21 июля-8 августа 1941 г

Для организации контрнаступления, из войск резервных армий были созданы армейские оперативные группы 29-й, 30-й, 28-й, 24-й армий под началом генерал-майора К. К.

Рокоссовского, переданные в состав Западного фронта.

Они нанесли удары из районов Белого и южнее его, Ярцева и Рославля по сходящимся направлениям на Смоленск с задачей во взаимодействии с окруженными 16-й и 20-й армиями, разгромить противника севернее и южнее города.

В ходе боевых действий образовались два основных очага борьбы:

  • в районе Смоленска и Ельни
  • на реке Сож и в междуречье Днепра и Березины.

В связи с этим 24 июля из 13-й и 21-й армий левого крыла Западного фронта и выдвинутой из резерва 3-й армии (1 августа) был образован Центральный фронт (генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, с августа генерал-лейтенант М. Г. Ефремов).

В результате контрнаступления 16-ая и 20-ая армии были деблокированы, а планы гитлеровцев по дальнейшему прорыву на Москву — сорваны. Разгромить смоленскую группировку противника не удалось, однако к 23 июня её танковые соединения лишились до 50% техники и понесли тяжелые потери в людях.

К 30 июля немецкие войска на московском, направлении были вынуждены перейти к обороне.

Третий этап Смоленского сражения, 8 — 21 августа 1941 г.

Центр боевых действий переместился к югу, 8 августа в наступление перешли 2-я армия и 2-я танковая группа противника, повёрнутые фронтом на юг. Советские войска начали отход на юг и юго-восток.

16 августа для прикрытия брянского направления был образован Брянский фронт (II) (генерал-лейт. А. И. Ерёменко) в составе 13-й и 50-й, а с 25 августа ещё и 3-й и 21-й армий (в связи с упразднением 25.

08 Центрального фронта).

Совет

16 августа войска Западного фронта и 24-й и 43-й армий Резервного фр. (созданного 30 июля, командующий — генерал армии Г. К. Жуков) предприняли наступление против духовщинской и ельнинской группировок противника, и потеснили противника.

Тем не менее, на юге дела шли плохо — к 21 августа противнику удалось продвинуться на 120–140 км, выйти на рубеж Гомель — Стародуб, создав угрозу флангу и тылу Юго-Западного фронта.

Четвертый этап Смоленского сражения, 22 августа — 10 сентября 1941 г

Войска Брянского фронта пытались фланговыми ударами сорвать наступление части сил группы армий «Центр» в тыл Юго-Западного фронта, но безуспешно. Проведённая в полосе фронта с той же целью воздушная операция (460 самолётов) также не дала ожидаемого результата.

1 сентября непосредственно под под Смоленском, 16-я, 19-я, 20-я, 30-я армии Западного фронта вновь перешли в наступление, но оно не получило развития.

К 8 сентября в районе Ельни 24-я армия Резервного фронта нанесла врагу окончательное поражение под Ельней и «срезала» Ельнинский выступ.

10 сентября не добившись успехов в наступлении, войска Западного, Резервного и Брянского фронтов по приказу Ставки перешли к обороне. До декабря 1941 года других попыток перехватить стратегическую инициативу на фронте РККА не предпринималось.

Итоги Смоленского сражения 1941 года

Грандиозное по масштабу (650 км по фронту, до 250 в глубину), Смоленское сражение 1941 года обошлось СССР в потерю до 700 000 человек (из них убитыми 486 171 человек), 1348 танков и САУ, 9290 орудий и минометов, 903 самолета.

Несмотря на то, что наступление немцев на Москву удалось задержать на 2 месяца, враг был только остановлен, но не разбит. В противовес этому, РККА погубила в бессмысленных по большей части контратаках громадное количество техники и людей.

И списать этот факт на внезапность нападения гитлеровцев, спустя месяц после начала войны, не представляется возможным.
Окружение 4-х армий под Киевом (а затем и под Вязьмой) — следствие как раз таки просчетов Смоленской операции.

Брянский фронт ударом во фланг мог бы запросто «накрыть» замыкающие крышку киевского «котла» механизированные части группы армий «Центр»… если бы ему было чем наступать.

Естественно, что неправильно с сегодняшней точки зрения осуждать советское командование того периода. Мол де, той же цели — сдержать немецкое наступление можно было бы и куда меньшей ценой, не предпринимая бездарных контратак и перейдя к активной обороне.

Но если немецкая цель была проста — взять Москву, то советская была ещё проще — выбить немцев с территории СССР. Естественно, располагая столь значительными силами, уверенные в стойкости и силе армий, командование приказывало этим армиям идти в атаку.

Подчас не считаясь с тем, что  армии уже успели подрастерять людей и технику, а враг который стоял перед ними, был самым опасным из все, что были до этого.

Потери собственно немецкие принято укладывать в цифру 250 000 человек.

Источник: http://armedman.ru/voennyie-kampanii/1937-1945-voennyie-kampanii/smolenskoe-srazhenie-1941-goda-10-iyulya-10-sentyabrya.html

Ссылка на основную публикацию