Революционные идеи и действия шестидесятников

Шестидесятники и их несбывшиеся мечты о коммунизме

Шестидесятники — представители самого плодотворного советского поколения. Именно оно придумало львиную долю того, чем мы пользуемся и гордимся сегодня, — от водородной бомбы до советской киноклассики.

Между 1956 и 1968 годами у нашей страны был ощутимый шанс на успешную модернизацию, а у ее лучших людей — лишь настоящая большая утопия.

Тогда казалось, что можно успешно совместить коммунистический эксперимент и индивидуальное творчество, соединить во едино «все для блага человека» и общее благо. Но, к сожалению, реальность победила.

Как и когда произошел трагический разрыв между этими понятиями? Почему шестидесятники проиграли свои идеалы и с чем до сих пор остаемся жить мы?

Обратите внимание

Нет искусства шестидесятников, и нет определенного признака, который бы его объединял, — говорит режиссер Марлен Хуциев, автор одного из главных шестидесятнических фильмов «Застава Ильича» («Мне двадцать лет»).

— Если взять Вознесенского, разве он похож на Евтушенко или Ахмадулину? Они все очень разные, их невозможно объединить в одно направление. Другое дело, что тогда возникли условия, благоприятные для существования разных художников.

То, что они были разные, и было общим — такой вот парадокс.

Впрочем, сегодня шестидесятничество на первый взгляд кажется эпохой цельной.

У нее даже есть четкие хронологические границы: 25 февраля 1956 года на ХХ съезде КПСС Никита Хрущев зачитал доклад, разоблачающий культ личности Сталина, — для многих это стало обещанием свободы и началом эры «социализма с человеческим лицом», а 20–21 августа 1968 года советские танки вошли в Прагу, задавив демократические реформы в Чехословакии — и это был конец.

На самом же деле 60-е были эпохой, полной внутренних противоречий.

И ее уникальность как раз состояла в этом «единстве противоположностей»: коммунизма и индивидуализма, тонкого вкуса и откровенного мещанства, естественнонаучной и гуманитарной картин мира, урбанизации и стремления к природе, демократии и технократии — из этих оппозиций, образующих диалектические единства, и состояла шестидесятническая утопия.

Позже, когда эта утопия развалилась, рассыпались и оппозиции, превратившись в зоны конфликтов 70-х, 80-х, 90-х и нулевых, став болевыми точками и неврозами современного общества. Именно шестидесятники подарили нам сегодняшнюю жизнь — со всеми ее трудностями, противоречиями, войнами и надеждами.

Коммунизм — индивидуализм.

Единство общественного и личного, характерное для 60-х, сменилось противостоянием и даже конфликтом. Начиная с 70-х личное пришло в противоречие с государственным.

— Для нас коммунизм — мир свободы и творчества, — сказал во второй половине 90-х Борис Стругацкий.

В 1961 году, когда КПСС приняла Программу строительства коммунизма, большинство советских интеллигентов не видели никакого противоречия между коммунизмом и индивидуализмом.

И даже в 1972 году, уже после разгрома Пражской весны и утраты шестидесятнических иллюзий, Андрей Вознесенский писал: «Даже если — как исключение вас растаптывает толпа, в человеческом назначении девяносто процентов добра».

По сути, в своей программе партия пообещала советским людям очередную утопию: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».

— Программу партии обсуждали на кухнях, — рассказывает вице-президент Академии сельхознаук Лев Эрнст. — Но вокруг меня никто не верил, что коммунизм через двадцать лет будет. И я тогда считал, что нельзя устанавливать сроки для наступления коммунизма.

Идеология 60-х представляет разительный контраст с идеологией самопожертвования и государственной сверхцентрализации, характерной для сталинизма. Идея мирного коммунистического строительства обращается к личному интересу: «все во имя человека, для блага человека».

Алексей Косыгин

В результате новых подходов в хозяйственной политике в 1965–1970 годах наметился самый мощный экономический рост за 30 лет: в среднем темпы роста составили 8,5% в год.

У населения образовались колоссальные накопления — более $100 млрд по официальному курсу.

Тогдашний премьер Алексей Косыгин в 1966 году так доказывал Брежневу на заседании Политбюро необходимость строить завод: 

«Когда-нибудь эта денежная масса лавиной обрушится и раздавит всех… Нас в первую очередь! Чтобы изъять из кубышек эти миллиарды, надо выбросить на внутренний рынок не ювелирные изделия и импортный ширпотреб, как сегодня, а нечто более весомое. Этим “более весомым” и будет наш новый отечественный автомобиль, созданный на основе западных технологий!»

Важно

«Ну что ж, Алексей Николаевич, убедил! — ответил тогда Брежнев. — Дай указание своим подчиненным— председателю КГБ и министру Внешторга, чтобы они выяснили, в какой стране можно дешевле приобрести завод… Даем тебе полгода».

Таким образом, именно экономические соображения, то есть угроза инфляции, и создали основание для потребительского бума, который с неизбежностью привел к индивидуализации быта советского человека.

Но парадоксальным образом государственная забота об автономной жизни человека приводит к росту коллективизма, фактически к стихийному коммунизму.

— Шестидесятничество запомнилось высоким накалом дружеских отношений, — вспоминает правозащитник, участник диссидентского движения Борис Золотухин. — Это был апофеоз дружбы. У нас не было иной возможности получить информацию — только общаясь друг с другом, мы могли что-то узнать.

После сталинских репрессий, когда без опасности для своей жизни и свободы близкими друзьями можно было считать всего несколько человек, дружеские компании времен оттепели были поистине огромными — по 40–50 человек. При всех внутренних разногласиях и противоречиях общество было очень консолидированным: все общались со всеми, и даже Хрущев спорил с деятелями культуры, а те ему отвечали.

Самым мощным ударом по этому стилю жизни и по самому режиму стал разгром Пражской весны. Советская интеллигенция была вынуждена как-то соотнестись с этим событием, занять какую-то позицию по отношению к нему. И тут выяснилось, что единой позиции у нее нет.

Ввод советских войск в Чехословакию, которая занимала тогда первое место в мире по числу коммунистов на тысячу жителей, консолидировал ряды диссидентов-запад­н­иков вроде Андрея Амальрика, Натальи Горбаневской или Ларисы Богораз.

Марксисты-романтики вроде Александра Зиновьева и Роя Медведева утверж­дали, что руководство партии отклонилось от «подлинных» Маркса и Ленина.

Националисты-почвен­ники вроде Игоря Шафаревича и Александра Солженицына выступили не только против марксизма, но и вообще против всего модернизационного западнического проекта.

Утопия разложилась на официозный коллективизм и разные формы нелегального индивидуализма, более или менее радикального.

Совет

Уже в начале 80-х во всех вузах страны на занятиях по истории КПСС читалась особая лекция, которая объясняла, почему, в силу каких «субъективных и объективных» причин коммунизм так и не был построен в намеченный срок.

Острой, почти аллергической реакцией на этот недостроенный коммунизм стал тотальный индивидуализм 90-х, который принял вовсе не те утопические формы свободы творчества, о которых мечтали шестидесятники.

Вкус — мещанство

Потребительский бум в 60-е породил утопию личного вкуса: вещь должна была служить эстетике и практике коммунизма, а не безудержному «вещизму». В застойные 70-е потребление сдерживалось только дефицитом, но не вкусом

Ялта — Ялтинская набережная в начале ХХ века

Рубеж 50-х и 60-х был уникальной эпохой веселого потребления, своеобразного потребительского драйва. В эту короткую эпоху вещь была одновременно утилитарной и символичной. Она была знаком коммунистической утопии, и охотились за ней так же, как если бы это была вещь из самого Города Солнца, придуманного Томмазо Кампанеллой.

Именно поэтому шестидесятничество сочетало в себе борьбу с мещанством и «вещизмом» и потребительский бум начала 60-х, стремление к простоте и функциональности и небывалый для советского времени подъем промышленного дизайна.

На рубеже 50-х и 60-х появляется понятие советского «вкуса» как отражения социалистической культуры и понятие «красоты», которое было подчеркнуто рукотворным: красивым можно было не родиться, а стать благодаря одежде, прическе и макияжу.

Вкус — это простота и пропорциональность. Характерно, что первые звезды советского подиума — Регина Збарская, Мила Романовская, Галина Миловская — были обыч­ными женщинами за 30, а в дома моделей принимали манекенщиц с самыми разными фигурами, вплоть до 60-го размера.

— Многие говорят, что первые джинсы появились у кого-то там… Это все вранье. Первые джинсы в Ленинграде, по крайней мере белые, были у меня! — заявляет поэт Анатолий Найман. — В 1964 году. Настоящие. Американские.

Вещами мерялись, как рекордами.

— У Высоцкого тогда уже был голубой «Мерседес», первый в Москве, — говорит режиссер Александр Митта. — Потом такой же появился у Никиты Михалкова, еще более голубой.

В эстетической системе 60-х была раздвоенность, которая позже, при распаде шестидесятнической утопии, стала конфликтом, невротизировавшим общество 90-х и нулевых. Предметы вызывали двойственные чувства: ими гордились и в то же время их стеснялись.

Источник: https://moiarussia.ru/shestidesyatniki-i-ih-nesbyvshiesya-mechty-o-kommunizme/

Чего добивались «шестидесятники»? Что их всех объединяло? Достигли ли они поставленной цели?

1. Кто такие, по Вашему мнению, «шестидесятники» и что они из себя представляли? 2. Чего добивались эти «шестидесятники» – поэты, писатели, барды, художники, скульпторы, композиторы, деятели литературы и искусства, и др.? 3. Что всех их объединяло? Была ли у них главная общая цель, и какая? 4.

Какие политические убеждения были у них? А может быть кто-то считает, что они были вне политики и занимались чистым искусством? 5. Против чего боролись «шестидесятники» и достигли ли они поставленной цели? 6.

Какую роль сыграли «шестидесятники» (если сыграли) в расколе Советского Союза (Исторической России), свержении Социализма и в обретении независимости Новой Демократической Россией? 7.

По желанию, можно рассказывать о деятельности, так называемых, «шестидесятников», появившихся в СССР во времена, как принято говорить, «Хрущёвской оттепели». 8. Можно размещать, например, интересные, на Ваш взгляд, стихи «шестидесятников» с Вашими комментариями.

Обратите внимание

Можно размещать, например, фотографии скульптур Эрнста Неизвестного, и говорить о Вашем видении того, какую цель ставил скульптор, создавая данные скульптуры, и. т. п. 9. Можно рассказывать и об интересных театральных постановках, например, театра Современник, Театра на Таганке, театра Ленком и др.

Читайте также:  Правовое положение крестьян в россии в период абсолютной монархии

, с Вашими комментариями о том, какую цель преследовали авторы этих спектаклей? 10. Можно, например, рассказывать о деятельности выдающихся «шестидесятников», таких как Е.

Евтушенко, ставших впоследствии «прорабами перестройки Горбачёва» и демократами – во времена демократических преобразований Бориса Николаевича Ельцина – президента-раскольника СССР, и т. п. 11. Многие, вероятно, слышали или читали в специальной литературе о том, что признанным лидером, «маяком» и «путеводной звездой» «шестидесятников» считается русский интеллигент, лауреат Нобелевской премии по литературе, А. И. Солженицын, которого в Новой Демократической Независимой России нередко называют «совестью нации» и Великим Пророком.

Приглашаю всех желающих к обсуждению темы.

Анатолий Сухаржевский   [Новосибирск]    (16.08.2016   15:35:02)

Пока идёт олимпиада и все, кому ни лень восторгаются какими-то медалями, нашёл Вашу тему. Шестидесятники появились потому, что тогда чуть-чуть появилась свобода. Конечно, это была узкая щель, сквозь которую пробивалось что-то не такое запартакраченное и зомбированное, но и этого хватило, чтобы люди стали что-то говорить.

По крайней мере за чьё-то слово уже не судила «тройка» и не гнали этапы в таком количестве на Колыму. Те, кто вырвался на свет, были заметны, потому и вырвались. Теперь, хоть и свободно можно публиковать что-то и у нас в Избе, но нет такого накала, нет свежести мысли, нет голодного восприятия того, о чём боялись и думать.

Теперь о чём речь вести? Всё, что можно было узнать, узнали, а что не узнали, то интернет подскажет. Поэтому и в наше время много даровитых и маститых, но их трудно заметить в диком хоре выходцев и выскочек…

Если бы зажать да подержать два-три десятка лет, а потом опустить вожжи, то опять бы вернулись те же шестидесятые, а теперь трудно предполагать, что вдруг они вернутся сами собой без всяких предпосылок.

Анатолий Сухаржевский   [Новосибирск]    (17.08.2016   03:47:36)

Тема постепенно свелась к: было лучше при или сейчас? Скажу о себе, что не рассматриваю уровень жизни, а именно — что на мне. Главное, что во мне, а во мне обида за напрасные жертвы героев, за унижения челяди перед олигархами, которые выскочили как чёрт из табакерки.

Всё, что было построено диким трудом миллионов, они захватили путём обмана и воровства и теперь сидят где-то там с нашим дорогим и любимым и вещают от имени России. Коробит, что дети олигархов творят непотребное, а менты стоят перед ними как пидары. Закон их освобождает от всякой ответственности и это, наверное, главное, с чем я теперь не согласен.

Важно

Судей отпустили и они могут за убийство дать год условно, а могут за защиту своего дома и своих близких от негодяев дать десятку… Главное — нет справедливости и теперь народ власти нужен постольку, поскольку, а дела вершит какая-то кучка бывших бандитов, а нас как будто и нет в стране.

Пусть они были бандитами и пусть у них миллионы, но без патриотизма они для меня — ничто! Думаю, что они сидят там и только и видят, как ещё больше оторвать и куда-то спрятать, скрысятничать…

Yuriy Khruchshev   (28.08.2016   12:39:22)(Ответ пользователю: Семён Диванов)

Шестидесятники искусственно создали о себе миф эдаких мучеников. Ох, Н С Хрущёв кого то из них поругал за экспромт, бульдозером снесли некоторые их работы на самодельной выставке … Боже мой, какая трагедия.! Вот они и зацепились за это, чтоб привлечь к себе внимание общественности всего мира.

«Мученики», которые прекрасно жили в СССР, имели работу, могли не работать, хорошие квартиры в столице, печатайся, пожалуйста, на площадях и в институтах выступай, пожалуйста, снимайся в кино, езди за границу, всегда по блату хорошая одежда в «Берёзке» и еда из Елисеевского гастронома, но при всём при этом медовом рае они были «мучениками» Система их «губила» на корню.

Источник: https://www.chitalnya.ru/commentary/17028/

Шестидесятники

Шестидесятники это плеяда писателей, заявивших о себе в конце 1850-60х: Н.В.Успенский (1837-89), Н.Г.Помяловский (1835-63), Ф.М.Решетников (1841— 75), В.А.Слепцов (1836-78), А.И.Левитов (1835-77) и др.

Большинство из них принадлежало к сословию разночинцев; они были выходцами из среды мелкого провинциального духовенства, как правило, окончившими семинарию. Путь в литературу этому поколению открыла журнальная стратегия Н.А.Некрасова, проводившаяся им в «Современнике», а также литературная критика Н.А.Добролюбова и Н.Г.

Чернышевского: статья последнего «Не начало ли перемены?» (1861), в которой давалась высокая оценка рассказам Успенского, послужила своеобразным манифестом литературы шестидесятников.

Значительную роль в популяризации и утверждении творчества писателей-шестидесятников сыграла критика Д.И.Писарева, М.Е.Салтыкова-Щедрина, П.Н.Ткачёва, которые не без основания увидели в молодых литераторах выразителей близких им «освободительных» идей.

Вслед за сборником «Рассказы» (1861) Успенского последовал ряд произведений, закрепивших за творчеством представителей этого поколения репутацию нового литературного явления.

В их творчестве преобладали жанры цикла очерков и рассказов: «Очерки бурсы» (1862-63) Помяловского; «Степные очерки» (1865-66), «Московские норы и трущобы» (1866), «Горе сел, дорог и городов» (1869) Левитова; «Владимирка и Клязьма» (1861) и «Письма об Осташкове» (1862-63) Слепцова — и небольшой повести: «Подлиповцы» (1864), «Горнорабочие» (1866-68) Решетникова; «Мещанское счастье» (1860) и «Молотов» (1861) Помяловского, «Трудное время» (1865) Слепцова.

Центральная тема творчества шестидесятников

Центральной темой творчества шестидесятников стала жизнь простолюдинов, крестьян, низов городского мира. Созданный ими образ народа потряс современников неслыханной беспощадностью и натуралистичностью. Низы общества изображались как существа, не способные понять простейших законов и гражданских общественных установлений.

Такое видение было обусловлено не только жизненным опытом разночинцев, столкнувшихся в детстве и юности с жестокостью жизни, неприглядным бытом, но и той идеологией радикальных революционеров, которую они восприняли и стремились отразить в своих произведениях: в основе ее лежало представление о человеке как о биологическом существе, чья жизнь регулируется прежде всего физиологическими потребностями. В результате народ у шестидесятников становится абсолютным рабом существующего социального порядка. Этот пессимизм сделал произведения шестидесятников не до конца приемлемыми не только для враждебной критики, но и для тех идеологов, которые поначалу вдохновляли и высоко превозносили их творчество.

Другой важнейшей темой в творчестве шестидесятников стал трудный путь человека из разночинной среды к знаниям, его самоутверждение в обществе. Сталкиваясь с чуждой дворянской средой, занявшей центральные позиции в культуре, разночинец ощущает свою ущербность, недостаток образованности, воспитания.

Совет

Герой шестидесятников выбирает компромисс, как Молотов в дилогии Помяловского, принимающий решение приспособиться, завоевывая ценой своеобразной мимикрии внутреннее пространство для реализации своих личных потребностей.

Только в «Трудном времени» Слепцова изображен разночинец, уверенный в себе, легко побеждающий в духовном и нравственном поединке аристократа-помещика.

Это будет вам интересно:  ВОКП

Творческий путь шестидесятников

Творческий путь шестидесятников завершился духовным тупиком: они создали трагический образ человека, отринувшего Бога и идолов, но не сумевшего обрести иных духовных опор и потому кончившего жизнь в пустоте отчаяния.

Шестидесятники также это обозначение генерации советских людей 1960-х.

В литературе это обозначение и более конкретно, и более размыто: шестидесятники — участники литературной борьбы, в особенности, на страницах «толстых журналов», и выразители новых идей, даже нового чувства жизни, возникшего в период постсталинской «оттепели».

Как иронический аналог более устойчивых, повторяющихся тенденций российской истории, паратермин «Шестидесятники» содержит в себе отсылку к «шестидесятничеству» 19 века.

Несмотря на то, что о шестидесятниках заговорили скорее ретроспективно и дистанцируясь в более поздние десятилетия, подчас односторонне и не всегда справедливо, — феномен шестидесятничества, как это обычно бывает, глубже и многозначнее того, что этим словом зачастую обозначают.

Прежде всего шестидесятники — это не только и даже не столько поколение или те или иные деятели, писатели, критики, но трудноуловимая, хотя достаточно определенная социокультурная атмосфера, «сквозная умонастроенность» эпохи: это также более общая у СССР с Западом — и вопреки, и благодаря возведенной в 1961 Берлинской стене — проблемно-атмосферическая констелляция (упорядоченность) времени и языка.

Это будет вам интересно:  Классики

Шестидесятники в действительности — люди разных поколений, разных воззрений и мировоззрений, разных культурных миров. Шестидесятники — это поэты Е.А.Евтушенко, А.А.Вознесенский, но и участник Отечественной войны и сын репрессированного коммуниста поэт и бард Б.Ш.

Окуджава, чьи «комиссары в пыльных шлемах» задали тон романтической памяти и романтическому прогрессизму шестидесятников. Это и крупнейший советский философ М.К.Мамардашвили (1930-90), в 1960-е критиковавший Ж.П.Сартра и К.Ясперса с позиций «культурного» (официально-неофициального) марксизма; А.Г.

Битов как автор «Уроков Армении» (1967-69), «Пушкинского дома» (1971, опубликовано в 1978); автор мемуаров «Люди, годы, жизнь» (1961-65) И.Г.Эренбург и новая фигура А.И.Солженицына с явными чертами антисоветизма; это Э.Неизвестный, пытавшийся убедить Н.С.Хрущева в совместимости нового искусства с советской властью, но также и Вен.

Ерофеев с его поэмой в прозе «Москва — Петушки» (1969), раблезиански-кафкианской отходной советскому сознанию вообще. В общественно-литературной жизни 1960-х, еще не до конца разделившейся, как позднее, на официальную и неофициально-самиздатовскую (хотя литературная судьба А.Синявского и Ю.

Обратите внимание

Даниэля, осужденных в 1966, как и ходившие в списках произведения Солженицына, была убедительным предвестием такого разделения), с понятием “Шестидесятники” связывают в особенности деятельность «Нового мира», редактировавшегося А.Т.

Читайте также:  Кино в ссср

Твардовским: журнал проводил линию, намеченную, по существу, в хрущевском докладе на XXII съезде КПСС; но счет, предъявляемый советской реальностью советской власти, был слишком велик: он был несовместим не только с «ленинскими нормами партийной жизни», как это называлось на официальном языке, но, в известном смысле, и с литературно-эстетическими и общественно-политическими убеждениями шестидесятников, гротескно воспроизводивших — в как бы перевернутой советской ситуации 20 века — воззрения революционных демократов и шестидесятники предшествующего столетия. Шестидесятники в общественном сознании, в литературе, искусстве и стиле жизни исторически исчерпали себя на рубеже 1990-х, вместе с крахом тоталитаризма и коммунизма.

Источник: https://www.litdic.ru/shestidesyatniki/

Советские «шестидесятники»

В Советском Союзе смерть Сталина и начавшиеся после нее перемены не могли не отразиться на развитии общественной мысли.

Кампания по десталинизации, предпринятая Хрущевым и его соратниками после XX съезда КПСС, очень мало затронула сферу теории — все основные формулировки официальных учебников по марксизму-ленинизму остались неизменными, из них лишь вычистили упоминания о Сталине (так же, как раньше устранили, по возможности, следы авторства Н.И. Бухарина).

Однако, если официально провозглашенная идеологическая доктрина как будто застыла в монументальной неподвижности, в академической среде происходили достаточно активные дискуссии, нередко выплескивавшиеся на страницы книг и журналов.

В начале 1980-х годов в самиздатовской книге «Мыслящий тростник» я назвал этих авторов «легальными марксистами» (не столько по аналогии с П. Струве, С.Булгаковым и другими русскими профессорами 1900-х годов, сколько в противоположность «нелегальным» марксистам, «публиковавшимся» в самиздате).

Однако жесткого разрыва между теми и другими не было. Потому скорее стоило бы говорить об отечественной версии «критического марксизма».

Бесспорно, можно обнаружить отголоски восточноевропейского «ревизионизма» в советской общественной науке, особенно в конце 1960-х — начале 1970-х годов.

Вообще, конец 60-х — начало 70-х было достаточно продуктивным временем для советской общественной науки. В первую очередь вспоминается философ Эвальд Ильенков. Эта фигура, во многом близкая к Франкфуртской школе. У него мы тоже найдем размышления о коллективном сознании, об этически обоснованных и необоснованных поступках, причем совершаемых массами людей.

Важно

Точно так же, как и Эрих Фромм, он отвергает вульгарное представление о марксизме как о теории, которая основана на грубом экономическом детерминизме. Напротив, основой марксистского материалистического понимания истории является диалектика личного и общественного.

Личность формируется обществом, которое, в свою очередь, основано на определенном способе производства.

Точно ту же мысль развивает в 1968 году Эрих Фромм в своей книге «Марксово представление о человеке». Фромм подчеркивает, что способ производства формирует господствующую социальную систему, господствующую культуру, нормы поведения. А уже эта господствующая культура формирует преобладающий тип личности.

Но это не значит, что каждая личность механически детерминирована экономическими обстоятельствами. Точно также отсюда не следует, будто все люди будут подчиняться системе. Когда Ильенков пишет книгу «Об идолах и идеалах», он приходит к очень похожим выводам.

Но если Фромм опирается на восходящую к Фрейду концепцию бессознательного, то Ильенков пытается выводы обосновать на традиционной просветительской рационалистической основе. То есть избегая понятия бессознательного.

Другое имя, которое приходит на ум в связи с советским критическим марксизмом, — историк Михаил Гефтер. Рассматривая историю революции и рабочего движения, Гефтер, по существу, ставил те же вопросы, что и Исаак Дейчер.

Официальная трактовка революции — путь от победы к победе, сплошной триумф партии и никогда не ошибающегося, никогда не колеблющегося Ленина. Итог — полная и окончательная победа социализма в отдельно взятой России.

Для Гефтера, работающего уже после разоблачений XX съезда, такое отношение к истории не имеет смысла. Он рассматривает революцию как трагический процесс, в духе античной трагедии — как борьбу с роком. Революция неизбежна и необходима, но в то же время обречена.

Совет

Именно потому Гефтера так интересует фигура Ленина — политика, ведущего постоянную борьбу с обстоятельствами, учащегося на своих поражениях.

Русский капитализм явно не созрел для социализма. Но он точно так же явно созрел для революции. А революция, набрав обороты, неизбежно должна стремиться к социализму. В этом трагическом парадоксе объяснение всех драм первой половины XX века.

Гефтер убежден, что развитие русской революции и ее трагический исход тесно связаны с характером капитализма, который существовал в России. Какой был капитализм, такая получится и революция.

Он анализирует русский капитализм накануне 1917 года, чтобы понять, почему у нас получилось то, что получилось. Дело не в том, что «злой» Сталин отверг заветы Ленина. И уж тем более не в том, что Ленин не послушался Каутского.

Все участники революционной трагедии обречены действовать на основе тех обстоятельств, в тех условиях, которые создались в результате распада имперской системы в России.

Партия не творец истории, не демиург из сталинского мифа. Действительность не творили, она как-то сама творилась. И партия, и ее вожди детерминированы внешними факторами, той предысторией, в которой она сложилась, и тем историко-экономическим контекстом. Потому история русского капитализма абсолютно необходима для понимания вот этого всего посткапиталистического советского периода.

Другим выдающимся представителем критического марксизма был ныне здравствующий Г. Г. Водолазов. В 1968 году вышла его книга «От Чернышевского к Плеханову», затем, в начале 1970-х, вторая книга — «Диалектика революции».

Обе работы посвящены становлению и развитию политической теории марксизма и ленинской политической теории, причем написаны они не в ортодоксальном ключе, не в виде панегирика вождям, как было принято в официальной литературе.

Обратите внимание

Это книги, которые повлияли на дальнейшее формирование политологии в Советском Союзе.

Наконец, в сфере эстетики работал Михаил Лифшиц, который многим представителям молодого поколения казался ортодоксом и даже консерватором, ведь он отстаивал принципы реалистического искусства.

Спустя десятилетия мы обнаруживаем, что наследие Лифшица по-прежнему, через много лет после его смерти, остается востребовано (только в начале XXI века вышло две его книги), причем его эстетические взгляды серьезно повлияли на художников, отнюдь не причисляющих себя к школе традиционного реализма.

К середине 1970-х годов в Советском Союзе наблюдается явный интеллектуальный и духовный кризис, жертвой которого в первую очередь оказывается критический марксизм. Разумеется, сыграло свою роль ужесточение цензуры и 1972-1974 годах.

Но главная причина кризиса «легального марксизма» была не в этом. Его идеи не только оказались не востребованными властью, но и начали отвергаться самой интеллигенцией, все более эволюционировавшей в сторону западнического либерализма или православного национализма, почвенничества.

Подобная перемена, происходившая с интеллигенцией, отражала общий упадок системы, оказавшейся неспособной конструктивно реформировать себя. Многие представители поколения «шестидесятников» умерли, спились, некоторые просто замолчали. Многие ушли вправо.

Некоторые, подобно Гефтеру, под конец жизни публиковались в самиздате.

Однако свою роль советский критический марксизм все же сыграл. К началу 1980-х появляется новое поколение марксистов, к которому принадлежат Александр Тарасов, Александр Бузгалин, Андрей Колганов и, разумеется, автор этих строк.

ГРОЗА 1968 ГОДА

Травма разделения между политической практикой и академической теорией преследовала «западный марксизм» с 1920-х годов. Академический марксизм жил в университетах, был достоянием интеллектуалов.

Важно

А политические активисты и лидеры обходились простым набором общих, в значительной мере вульгаризованных, прикладных идеологем, которые были характерны для рабочих партий, прежде всего для социал-демократов и для коммунистов.

Между тем после 1945 года в Западной Европе происходили очень существенные перемены, которые предопределили вообще трансформацию общественного сознания и достаточно резкие сдвиги массового поведения, начиная от политики и кончая бытом.

1960-е годы остались в истории как времена студенческих выступлений, хиппи, рок-н-ролла, мини-юбок, сексуальной революции и т. д. Но происходившая тогда поведенческая революция была социально обусловлена не просто изменением структуры общества, но и тем, что изменились процессы формирования интеллектуальной элиты.

Что же, собственно, произошло после 1945 года на Западе? В итоге Второй мировой войны был побежден фашизм. Однако победа над фашизмом в Западной Европе была одновременно первой, и в каком-то смысле единственной, фундаментальной политической победой реформистских левых.

Практически всюду после, а иногда и в процессе войны начали происходить серьезные социальные реформы, которые в большой степени изменили характер западного капитализма.

Другой вопрос, что эти изменения оказались обратимыми. Но тогда, в первые послевоенные годы, казалось, что пути взад нет.

Послевоенные перемены

В годы борьбы с фашизмом левые партии проявили себя как наиболее последовательные участники сопротивления, они мобилизовали массы рабочих на бой, набирали огромный политический вес. Их влияние ощущалось даже за пределами их привычной социальной базы. Они приобрели безусловный моральный авторитет для общества в целом.

Это относится как к социал-демократам, так, в еще большей степени, к коммунистам. Не случайно после войны во Франции коммунистов называли «партией расстрелянных». Это партия, которая понесла самые большие потери в годы сопротивления. Но в итоге она выросла, окрепла. Принадлежать к левым стало престижно, романтично.

Это значило приобщиться к подвигу.

Совет

Во Франции и Италии коммунисты возглавили Сопротивление, лучшие кадры, боевые кадры пришли именно отсюда. В Англии коммунисты были слабы, но левые социалисты сыграли огромную роль в организации победы. Во время войны было сформировано коалиционное правительство, которое возглавлял консерватор Черчилль. Это было правительство очень специфическое.

Программа социальной реформы, выдвинутая лейбористами, начала выполняться задолго до их официального прихода к власти в 1945 году. Уже с 1942 года коалиционное правительство фактически реализует лейбористскую программу.

Читайте также:  Крушение золотой орды

Консервативный премьер ничего не может сделать без поддержки рабочего класса, чтобы вести войну и победить, буржуазия нуждается в народной поддержке.

Правительство пытается показать народу, что демократия способна обеспечить социальный прогресс. Именно поэтому войну против нацистской Германии начинают вести уже не только армия и правительство, а народ.

Британия никогда не переживала настоящей республиканской революции. В XVII веке короткий период республики почти не оставил следов в политической культуре. До 1940-х годов британское общество оставалось иерархичным, сохраняло феодальные традиции, которые успешно перенимала и поддерживала победившая буржуазия.

Правили джентльмены, которые выходили из закрытых школ Итона и Харроу, потом заканчивали Кембридж, Оксфорд. Они были с детства подготовлены к тому, чтобы управлять страной. А «неджентльмены» знали свое место. Они сознавали свои права, могли ими пользоваться, но не управлять страной.

Наверху, безусловно, должны были оставаться джентльмены. Вне зависимости от того, кто к какой партии принадлежал, элита охраняла свои привилегии.

По мере того как старая аристократия разбавлялась выходцами из буржуазных семей, складывалась своеобразная система подготовки кадров, которая призвана была из потомков «неджентльменов», имеющих деньги, сделать «настоящих джентльменов».

Обратите внимание

Представители аристократии могли быть по своим взглядам довольно радикальны — как те представители «оксфордской четверки», которые в годы войны стали по идейным соображениям работать на Советский Союз: они пользовались своим влиянием и статусом, чтобы получить секретную информацию и передать в Москву. Джентльмены могли презирать капитализм. Но все равно сохранялась дистанция между традиционной элитой и всеми остальными.

Источник: https://megalektsii.ru/s1124t4.html

История и политология поколение шестидесятников в общественной жизни советского союза — pdf

Политическая жизнь в СССР в 1964-1985 1985 гг. Преподаватель Киященко А.А. Приход к власти Л.И. Брежнева 1964-1982 гг. нахождение у власти Л.И. Брежнева. После смещения Н.С. Хрущёва, были отвергнуты многие Подробнее

Читайте Достоевского, любите Достоевского. К 195 летию со дня рождения Федора Михайловича Достоевского ПИСАТЕЛЬ, ПОТРЯСАЮЩИЙ ДУШУ Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать Подробнее

Амелина О. В. Старший преподаватель, Рудненский индустриальный институт, г. Рудный, Казахстан ОСОБЕННОСТИ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО КАЗАХСТАНА Духовно-нравственное развитие Подробнее

Текст 6 НОВАЯ КНИГА ЛЮДМИЛЫ УЛИЦКОЙ «Вести», «Новости культуры», 09.02.11 (1 33 ) Вы когда-нибудь слышали о Людмиле Улицкой? Видели/читали её книги? Её книги переведены на многие языки мира. В видеосюжете,

Подробнее

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ К 60-летию со дня рождения автора А. С. ЗАПЕСОЦКИЙ КУЛЬТУРА: ВЗГЛЯД ИЗ РОССИИ Москва НАУКА 2014 УДК 008 ББК 71.0 З-31 Запесоцкий А. С. Культура : Подробнее

РАБОЧАЯ ПРОГРАММА курса «История» для основной школы на основе ФГОС, 11 класс, базовый уровень. Срок реализации 2017 2018 учебный год История 11 класс (база) Рабочая программа по всеобщей истории для 5 Подробнее

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Открытая (сменная) школа 94» История 11-ускоренный класс. Зачёт 6 «СССР в первые послевоенные десятилетия. СССР в середине 1960- х- начале 1980- х гг.» «Советское Подробнее

Важно

РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДЛЯ ЭЛЕКТИВНОГО КУРСА ПО ЛИТЕРАТУРЕ В 10 КЛАССАХ ГБОУ ГОРОДА МОСКВЫ ЦО 953 НА 2012-2013 УЧЕБНЫЙ ГОД Классы: 10 «Б» Программа: Программа по основам русской словесности. Автор Р.И.Альбеткова.

Подробнее

Сочинение тему основные темы поэзии серебряного века Темы поэзии Серебряного века. Образ современного города в поэзии В. Брюсова. Город в творчестве Блока. Городская тема в творчестве В.В. Контекстуальный Подробнее

ПЕДАГОГИКА Фахрутдинова Анастасия Викторовна д-р пед. наук, доцент ФГАОУВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» г. Казань, Республика Татарстан Выборнова Лада Александровна заместитель директора Подробнее

Раздел 15. АПОГЕЙ И КРИЗИС СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ 1945 1991 годов Тема 15.1. СССР после Великой Отечественной войны. План: 1. СССР в послевоенные годы. 2. СССР в 1950-х начале 1960-х годов. 3. СССР во второй Подробнее

Источник: https://docplayer.ru/37808419-Istoriya-i-politologiya-pokolenie-shestidesyatnikov-v-obshchestvennoy-zhizni-sovetskogo-soyuza.html

Шестидесятники

страница 1

Урок «Кто они – шестидесятники?»

Цель урока: показать роль творческой интеллигенции конца 50-х – начала 60-х годов в зарождении институтов гражданского общества, демократизации советской системы.

Обратить внимание учащихся, как, влияя на общественное сознание через творчество и личный пример, они показывали возможности демократизации системы не насильственным, реформаторским путем.

Урок проводится на основе использования мультимедийных технологий в конференц – классе.

Вступительное слово учителя.

Шестидесятники, многие из тех, кого мы так называем, сами причисляют себя к «детям XX съезда».

Они принадлежат к поколению, выросшему при социализме. В своей массе они были убеждены в справедливости советской системы.

Хрущевская «оттепель» конца 50-х-начала 60-х годов — это не весна, но это надежды на весенние перемены в стране.

Под «оттепелью» понимается особое духовное состояние общества, связанное с началом демократизации и обновления духовной жизни страны.

Попытки режима поставить под контроль не только публичное, но и частное поведение каждого человека, наталкивались на сопротивление людей, думающих и поступающих вопреки предписанным стандартам.

Перемены, которые последовали после смерти Сталина и XX съезда партии, творческая интеллигенция восприняла как начало обновления социалистической системы и попыталась сделать как можно больше для очеловечивания всей общественной жизни.

Задание классу( по вариантам)

Давайте вместе подумаем:

  1. В чем их несогласие с теми порядками, которые существовали в стране (против чего они выступали)?
  2. Как они вели борьбу, как отстаивали идеи демократического социализма?

Для того, чтобы более предметно ответить на эти вопросы, надо хотя бы кратко познакомиться с деятельностью тех, кого называют шестидесятниками.

С этой целью ребята подготовили о некоторых из них проектные работы и познакомят нас с ними.

Приступаем к работе.

Открыли тетради, записали свой вопрос. В виде развернутого плана, знакомясь с проектами и опираясь на знания, полученные ранее, записать ответ, поделиться своими мыслями.

К концу урока тетради свои вы должны сдать. Используя памятку по оценке своих знаний и работы на уроке, поставьте себе отметку за урок. Я с уважением отнесусь к вашему мнению и выставлю эту отметку в журнал.

Совет

Сегодня, вспоминая времена «оттепели», А.Вознесенский скажет: «Попытка сказать правду о жизни и искусстве клеймилась как очернительство, с особенной злобой воспринималась эстетическая новизна, — и добавит. — Мы были тощие. И уже тогда ничего не боялись…»


Со своим проектом о творчестве А.Вознесенского

нас познакомит Милехин Саша.

«Оттепель» после метели

Только утихла пурга,

Разом сугробы осели

И потемнели снега…

Скоро проснуться деревья

Скоро, построившись в ряд,

Птиц перелетных кочевья

В трубы весны затрубят.

Так характеризовал то время Н.Заболоцкий.

Следующий проект о Б.Ш.Окуджаве

представит Четкарев Коля.

Б.Окуджава был первым, кто обратился к конкретному человеку от своего «Я» и заговорил с ним о таких общечеловеческих ценностях, как долг, достоинство, дружба, любовь к матери, женщине, Родине. Он писал и под гитару исполнял свои стихи, так родилась бардовская песня.

(Звучит песня Б.Окуджавы «Возьмемся за руки друзья»)

Настоящим потрясением для миллионов людей стал выход в свет произведений А.И.Солженицына.

С.Я.Маршак по этому поводу скажет:

«Я всегда говорил, надо терпеливо, старательно, умело раскладывать костер. Огонь упадет с неба. Солженицын, что теперь ни говори, был тогда для нас именно вот этим огнем, упавшим с неба»

Свой проект представляет Нагорнова Евгения.

Он был крупнейшим ученым современности, автором выдающихся работ по физике элементарных частиц, космотологии, «отцом» водородной бомбы.

Он изобрел это грозное оружие для укрепления могущества своей Родины, но впоследствии, усомнится, а сможет ли советское правительство быть гарантом мира, обладая таким оружием.

Он себя не причислял к шестидесятникам, но именно в начале 60-х годов А.Д.Сахаров решительно встал в ряды борцов за мир, прогресс и права человека.

Проектная работа Гатиятулиной Алины.

Работа с классом.

Мы познакомились сейчас с судьбами и творчеством только некоторых, кто называл себя «детьми XX съезда».

Пожалуйста, кто готов ответить по первому вопросу: против чего выступали шестидесятники, с какими порядками в стране они были не согласны?

Второй вопрос. Как они вели борьбу, как отстаивали идеи демократического социализма?

Мы прикоснулись к творчеству, а через него и к гражданской позиции только некоторых, кого называют «шестидесятниками».

Обратите внимание

Увидели, как, руководствуясь собственными представлениями о правильном социализме, они отстаивали свободу мысли, творчества, боролись за право быть свободными гражданами своей страны.

Их мысли становились достоянием общества, это усиливало оппозиционные настроения. Росло и разочарование в возможности демократизации тоталитарной системы. Идея заставить режим считаться с им же принятыми правовыми актами и прежде всего с Конституцией СССР, стала основой зарождения в середине 60-х г.г. (т.е. в начале брежневского правления) правозащитного движения.

Культивируемая шестидесятниками непопулярность идеи насильственного революционного свержения коммунистической диктатуры, непринятие вооруженных методов борьбы создали предпосылки для цивилизованного реформистского демонтажа тоталитарной системы.

Сегодня нет уже СССР, мы живем в демократической России, но не будь их во времена «оттепели», вероятно, издержки переходного периода были бы куда более серьезные, если бы не облагораживающие нравственную атмосферу усилия А.Вознесенского, Б.Окуджавы, А.Солженицына, А.Д.Сахарова и их друзей- единомышленников.

Спасибо за урок.

Каждый сейчас попытайтесь оценить свою работу на уроке:

  1. Какую работу вы проделали при подготовке к уроку?
  2. Что нового вы узнали, какими своими мыслями и знаниями поделились на уроке?
  3. С учетом подготовки к уроку и проделанной работы на уроке поставьте каждый себе оценку за урок. Сдайте свои тетради

Источник: https://misle.ru/urok-kto-oni-shestidesyatniki/main.html

Ссылка на основную публикацию