Процесс зиновьева и каменева

Процесс Зиновьева–Каменева и другие самые громкие судебные процессы в СССР

Советский суд в шутку называли самым гуманным в мире, но шутить над его вердиктами никто не хотел: они предполагали не только длительные сроки заключения, но и смертную казнь.

В самом начале 1930-х годов в СССР началась первая волна больших репрессий, вошедшая в историю, как дело «Весна». Целью преследования со стороны советского руководства стали офицеры РККА, служившие ранее в рядах Русской Императорской армии. В числе осужденных также были белые эмигранты, решившие добровольно вернуться в СССР.

Инициатором процесса считают члена ОГПУ Израиля Леплевского, который при поддержке Генриха Ягоды арестовал более 3000 человек.

Обратите внимание

Многие из них были расстреляны. Среди осужденных оказались такие известные личности, как Владимир Ольдерогге – командующий Восточным фронтом РККА и Александр Свечин – выдающийся военный теоретик, автор классического туда «Стратегия». Свечин был отпущен уже в 1932 году и семь лет служил в разведке и Академии Генштаба РККА, пока не попал под новый виток процессов в 1937 году.

Историки основной причиной дела «Весна» называют напряженную внешнеполитическую ситуацию, при которой советское руководство ожидало активизации белого движения как за рубежом, так и внутри страны.

Это дело получило известность как «процесс 16-ти». Столько человек было осуждено и расстреляно за участие в так называемом «троцкистско-зиновьевском заговоре» с целью ликвидации Сталина и еще некоторых членов правительства.

Ниточки к этому процессу тянутся с 1932 года, когда Троцкий публично предложил сменить генерального секретаря.

Группа из 16 человек обвинялась в том, что в соответствии с директивой Троцкого создала террористический центр для ликвидации руководителей Советского правительства – Сталина, Ворошилова, Орджоникидзе, Жданова, им же вменялась организация убийства Кирова.

Процесс оказался уникален тем, что на нем не было предоставлено ни одной улики, подтверждающей обвинения. В июне 1988 года Верховный суд СССР реабилитировал осужденных за отсутствием состава преступления.

Маршал Тухачевский был главным фигурантом дела по которому членов антисоветской троцкистской военной организации обвиняли в связях с немецким Генштабом, подготовке террористических актов против членов Политбюро и разработке плана по вооруженному захвату Кремля.

Сведения о предстоящем заговоре во главе с Тухачевским были получены от чешских дипломатов, однако до сих пор подлинность документов не была установлена.

Важно

Известно, что маршал написал признательные показания, впрочем, специалисты уверены, что они были даны под пытками или под воздействием психотропных средств.

Тухачевского расстреляли 11 июня 1937 года сразу же после закрытого судебного заседания. 31 января 1957 года он был посмертно оправдан и реабилитирован.

Ни одно уголовное дело не обросло таким количеством слухов и сплетен как «стрельцовское». Сегодня некоторые исследователи даже допускают вмешательство западных агентов с целью скомпрометировать футболиста, лишив его возможности выступать на чемпионате мира. Нет полной уверенности, что именно Стрельцов был причастен к изнасилованию.

Среди объяснения причин произошедшего выделяются такие версии, как наказание «зарвавшегося» кумира молодежи, исключение попытки Стрельцова остаться в Швеции, ослабление «Торпедо» и персональная месть Фурцевой.

Последняя выглядит наиболее правдоподобно, учитывая то, что спортсмен осмелился повысить голос на высокопоставленного чиновника.

Эдуарду Стрельцову присудили 12 лет лишения свободы, через 5 лет он был досрочно освобожден.

Это было начало эры фарцовщиков. Первыми жертвами правосудия за участие в  незаконных валютных операциях стали Рокотов, Файбишенко и Яковлев. Это трио обвинялось в организации сложной системы посредников для скупки иностранной валюты и товаров у зарубежных туристов.

Долгое время Рокотов действовал безнаказанно, так как был осведомителем ОБХСС.

Но в 1960 году Рокотов с подельниками все же был арестован после изъятия валюты и золота на сумму около 1,5 миллионов долларов. Им присудили 8 лет лишения свободы. В дело вмешался Хрущев и потребовал более жесткого наказания – срок был увеличен до 15 лет.

Совет

На этом дело не закончилось. Политбюро в спешном порядке инициировало указ «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил валютных операций». Произошел беспрецедентный случай: все три обвиняемых были приговорены к расстрелу по закону, принятому после совершения деяния.

В январе 1977 года Москву потрясли три взрыва – в вагоне метро между станциями «Измайловская и «Первомайская», в магазине на Лубянке, а также возле магазина по улице 25 Октября (ныне Никольская).

В результате взрывов 7 человек погибло (все во время взрыва в метро) и 37 оказались ранеными.

Долгое время следствие не могло выйти на предполагаемых террористов. Но в октябре 1977 года на Курском вокзале была предотвращена попытка еще одного теракта. Улики вывели оперативников на группу армян, входивших в националистическую организацию, целью которой было создание независимой Армении.

Закрытый процесс проходил с 16 по 20 января 1979 года. Подозреваемые свою вину не отрицали и 24 января были приговорены к высшей мере наказания. Впрочем, тогда в среде советских диссидентов существовало убеждение в фальсификации процесса и возможной причастности к взрывам КГБ – по их заявлению, все обвиняемые имели алиби.

В конце 1970-х годов в поле зрения сотрудников КГБ попали Генеральный директор торгово-производственной фирмы «Океан» Фельдман и директор одного из фирменных магазинов Фишман. Как оказалось, обвиняемые вывозили крупные суммы денег во время турне по социалистическим странам и, обменивая их на валюту, переправляли на Запад. Так они готовили почву для выезда из СССР.

В ходе следствия была вскрыта крупная криминальная сеть, занимавшаяся контрабандой черной икры.

Ключевым фигурантом дела оказался замминистра рыбного хозяйства СССР Владимир Рытов. Чиновнику было предъявлено обвинение в получении взяток на сумму в несколько сот тысяч рублей, за что он был приговорен к смертной казни.

Обратите внимание

Из этого процесса выросло так называемой «сочинско-краснодарское» дело, в котором по обвинению в коррупции проходили председатель Сочинского горисполкома Воронков и первый секретарь Краснодарского крайкома Медунов. В ходе этого дела более 5000 чиновников были уволены со своих постов, примерно 1500 человек осуждены и получили немалые сроки.

Расследование экономических и коррупционных злоупотреблений в Узбекской ССР имело огромный резонанс и вылилось в 800 уголовных дел, по которым было осуждено свыше 4 тыс. человек по обвинению в приписках, взятках и хищениях.

Полный ход «Хлопковому делу» дал пришедший в 1983 году к власти Андропов, у которого сложились неприязненные отношения с Первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана Рашидовым.

Расследования по «Хлопковому делу» продлились до 1989 года, в ходе которых были произведены громкие аресты, в том числе, бывшего министра хлопкоочистительной промышленности Узбекистана В. Усманова и зятя Брежнева, бывшего заместителя
Министра внутренних дел СССР Ю. Чурбанова. Усманова приговорили к высшей мере, а Чурбанову дали 12 лет с конфискацией имущества.

Крупнейшее дело о хищениях в советской торговле было также инициировано Андроповым. О важности этого дела свидетельствует тот факт, что оно расследовалось исключительно сотрудниками КГБ, без привлечения МВД.

Тогда по обвинению во взяточничестве был арестован директор гастронома «Елисеевский» Юрий Соколов.

Он долго отрицал свою вину, но когда понял, что люди, которые им «пользовались» не предпринимают усилий к его спасению – заговорил.

В итоге было выявлено, что в коррупционные связи оказались вовлечены 757 человек – от директоров магазинов до руководителей торговли Москвы и страны. Следствие пришло к выводу, что государству нанесен общий ущерб в 3 миллиона советских рублей.

Важно

Сотрудничество со следствием Соколова не спасло, 14 декабря 1984 года он был приговорен к высшей мере наказания.

Источник: https://russian7.ru/post/process-zinoveva-kameneva-i-drugie/

Петр Магго: палач из НКВД, который казнил Зиновьева и Каменева

В первые десятилетия советской власти ни высокий чин, ни преданность партии, ни готовность исполнять все распоряжения начальства не служили гарантией того, что репрессии не коснутся человека.

Бывшие наркомы, еще недавно подписывавшие пачками расстрельные приговоры, в один момент сами оказывались подсудимыми.

Но среди сталинских палачей были и те, кто служил годами, даже когда все начальство в очередной раз менялось.

В 1940 г. Петр Магго входил в группу Блохина. В подчинении у кровавого коменданта НКВД Валерия Блохина находились шестеро сотрудников для особых поручений Комендантского отдела НКВД. К этому времени за его плечами было два десятилетия усердной службы в органах.

Молодые годы

Магго не был молодым революционером. Он родился в 1879 г. Карьеру в ВЧК начал в 1919-м. О нем говорили, что был он немногословен, напоминал врача или учителя: в очках, с бородкой. По характеру он полностью соответствовал требованиям к особистам: о работе своей не рассказывал, отличался вполне устойчивой психикой.

До революции Петр Магго, сын обеспеченного латыша, закончил всего несколько классов школы. Успешно продолжал дело отца, был крестьянином. Когда его призвали в армию, служил в Сибири, участвовал в подавлении революционных выступлений 1905 г.

В Первую мировую отправился на фронт добровольцем, получил офицерское звание. Вступил в партию большевиков и получил прозвище Маг.

Начало чекистской карьеры

В ВЧК Магго был принят в карательный отряд. За год до начала его службы вышло печально известное постановление ЦК партии «О непогрешимости органа, работа которого протекает в особо тяжелых условиях».

Совет

В нем провозглашалось, что «при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью, подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». И Магго рьяно выполнял поставленную партией задачу.

В его служебной характеристике сказано: «К работе относится серьезно. По особому заданию провел много работы».

Это был непростой отряд, он выполнял функции охраны Дзержинского и его личной расстрельной команды. По поручению Железного Феликса его бойцы находили неугодных и избавлялись от них.

Из карательного отряда ВЧК он быстро перешел работать надзирателем во внутреннюю тюрьму, а в 1920 г. становится ее начальником. Тюрьма располагалась в Москве, на углу Варсонофьевского переулка и Большой Лубянки. Там, в полуподвальном этаже здания бывшего страхового общества «Якорь» поставили нары. Толстые стены заглушали звуки расстрелов. Писатель Михаил Осоргин, видевший в 1919 г. эту тюрьму своими глазами, писал: «Пол выложен изразцовыми плитками. При входе — балкон, где стоит стража. Балкон окружает яму, куда спуск по витой лестнице и где 70 человек в лежку, на нарах, на полу, на полированном большом столе, а двое и внутри стола ждут своей участи. Участи — пули».

Как начальник тюрьмы Петр Магго мог не принимать личного участия в расстрелах, но он делал это, и ему это нравилось.

Особые поручения

Говорили, что Магго был не столько идейным большевиком, сколько хладнокровным убийцей. В 1931 г. он, будучи уже начальником тюрьмы, попросился в рядовые по особым поручениям.

Во время «работы» Магго нередко впадал в горячку. Однажды он чуть не расстрелял Попова, начальника особого отдела, приняв его за приговоренного.

Не против был Магго и поделиться опытом с начинающими. Он подробно рассказывал, как надо расстреливать: «Где нужно, командуешь „вправо“, „влево“, пока не выведешь к месту, где заготовлены опилки или песок. Там ему дуло к затылку — и трррах! И одновременно даёшь крепкий пинок в задницу, чтобы кровь не обрызгала гимнастерку и чтобы жене не приходилось опять её стирать».

Сам он тоже «улучшал» работу, если ему ставили на вид, что она не безупречна. Так, его непосредственному начальнику И. Бергу однажды не понравилось, что расстреливаемые умирают со словами «Да здравствует Сталин!» Магго было приказано проводить среди заключенных более активную воспитательную работу, чтобы они «в столь неподходящий момент не марали имя вождя».

Обратите внимание

В 1936 г. Магго лично расстрелял ставших неугодными Зиновьева и Каменева. Зиновьев уже не мог стоять на ногах, поэтому Магго схватил его за волосы и только тогда убил.

За 11 лет Магго расстрелял почти 10 тысяч человек. За верную службу он был награжден знаком «Почетный чекист», двумя орденами Красного Знамени и орденом Ленина. До войны такие награды давались только очень ценным сотрудникам. Так, Власов получил орден Ленина только в 1940-м, уже будучи генералом.

Часто Магго работал без выходных и праздников, расстреливая за сутки до 10 человек. После «смены» любил выпить и хорошо поесть. Вообще выпивали сотрудники Комендантского отдела много: часто их привозили после работы домой в невменяемом состоянии.

Один из палачей, Емельянов, вспоминал: «Водку, само собой, пили до потери сознательности. Что ни говорите, а работа была не из лёгких. Уставали так сильно, что на ногах порой едва держались. А одеколоном мылись. До пояса. Иначе не избавиться от запаха крови и пороха.

Даже собаки от нас шарахались, и если лаяли, то издалека».

В 1940 г. Магго, переживший и Ягоду, и Ежова, был уволен решением Берии.

Палачи с многолетним опытом на штатной должности больше не требовались — в дальнейшем сотрудники спецкомендатуры сменяли друг друга через несколько месяцев.

Оставшись без любимого дела, Магго начал пить еще больше и в 1941 г. умер от цирроза печени. Он был кремирован. Его прах захоронен на знаменитом Новодевичьем кладбище.

Источник: https://news.rambler.ru/other/38739106-petr-maggo-palach-iz-nkvd-kotoryy-kaznil-zinoveva-i-kameneva/

Первый московский процесс

На первом показательном политическом суде складывается канон для последующих: несколько знаменитостей из «ленинской гвардии» и активисты помельче сознаются в чудовищных преступлениях, их казнят, население шумно приветствует приговор. Определение «враг народа» проживет до конца сталинских лет

Под расстрел впервые подводят бывших вождей. Григорий Зиновьев и Лев Каменев еще 10 лет назад входили в Политбюро, один руководил Петроградом-Ленинградом, другой — Москвой.

Зиновьев одно время был даже вторым человеком в партии, он и Ленин в 1917 году вместе скрывались в шалаше в Разливе, пропаганда славила «соратник Ильича», главу «Красного Питера» и «вождя Коминтерна». После смерти Ленина оба деятеля выступали на стороне Сталина проти Троцкого, потом вместе с Троцким оказались в оппозиции.

Важно

Их дважды исключали из ВКП(б) и снова «восстанавливали в рядах», назначая на небольшие должности партинтеллектуалов. За убийство Кирова на Зиновьева и Каменева сначала возложили «идейную и политическую» ответственность и дали тюремные сроки. Теперь объявлено о вине «организационной».

Читайте также:  Значение индустриализации для общества

Якобы два старых большевика и их сторонники образовали «объединенный троцкистско-зиновьевский центр», чтобы убить руководителей СССР. Застрелить Кирова они смогли, все остальные покушения срывались. По данным НКВД выходит, что приказы эмигранта Троцкого злодеи выполняли, даже сидя в тюрьме.

Кроме признаний обвиняемых, доказательств нет, но подсудимые продолжают свидетельствовать против себя, рассказывая, например, о встрече с сыном Троцкого Львом Седовым в копенгагенском отеле «Бристоль», где обсуждалось убийство Сталина.

Еще до суда газеты печатают резолюции собраний, клеймящих «троцкистско-зиновьевскую банду». Процесс идет в Октябрьском зале Дома союзов (бывшее Дворянское собрание). Заседает Военная коллегия Верховного суда СССР во главе с Василием Ульрихом, обвинение представляет прокурор СССР Андрей Вышинский.

Стенограмма публикуется в «Правде», там же — призывы «трудовых коллективов» к расправе над «изменниками Родины». Троцкий предъявит на Западе доказательства, что его сына в указанный день не было в Копенгагене, но кто слушает выгораживания главарем своих подручных? Подсудимые называют заговорщиками других видных функционеров — жертв будущих процессов.

Увидев в газете свою фамилию, бывший вожак советских профсоюзов Томский не стал дожидаться заведомой участи — сразу застрелился.

Всем 16 фигурантам выносят смертный приговор. По тому же сценарию, на том же месте, с тем же судом, обвинением и результатом пройдут остальные слушания. Жертв «Первого процесса» реабилитируют в 1988 году «за отсутствием состава преступления». Их поведение на суде будут объяснять «преступными методами следствия».

Упоминаемые в тексте феномены

Самая высокопоставленная жертва покушения в советской истории: 1 декабря застрелен плен Политбюро, секретарь ЦК, глава Ленинграда и всего Северо-Запада страны Сергей Киров. Поднимается новая волна репрессий, которая будет нарастать до конца десятилетия

Полтора года под грохот пропаганды бушует непрерывная кампания репрессий. Начавшись с процесса против бывших вождей, государственный террор распространится на местную номенклатуру, армейскую верхушку, «социально чуждых» горожан, «недобитых» кулаков, на священнослужителей и национальные диаспоры. Фантастические обвинения в разных лево-правых «измах» и работе на империалистические разведки невозможно повторить без бумажки, имеет хождение обобщенное понятие «враг народа». 1937 год останется в отечественной истории мрачным символом — почти как 1941-й

Источник: https://NamedniBook.ru/pervyy-moskovskiy-process.html

«ЛЕНИНСКАЯ» ГВАРДИЯ»: ЗИНОВЬЕВ И КАМЕНЕВ

Как три Дворцовые площади «штурмовали» Зимний

Одним из наиболее тяжких обвинений в адрес Иосифа Виссарионовича Сталина является обвинение в уничтожении им так называемой «ленинской» гвардии».

При этом многие недобросовестные историки, признавая право на подобное название для Зиновьева, Каменева, Бухарина, Косиора, Постышева, Чубаря, Эйхе, Сокольникова, Серебрякова и других, отказывают в таком праве Свердлову, Сталину, Дзержинскому, Фрунзе, Куйбышеву, Кржижановскому, Стасовой, Ярославскому, Молотову, Калинину, Ворошилову, несмотря на то, что и те, и другие работали при В.И. Ленине и были профессиональными революционерами. Похоже, что к «лениногвардейцам» современное политологическое мифотворчество относит исключительно лиц, репрессированных Сталиным, но предварительно безоговорочно побеждённых им в политической борьбе.

Доктор философских наук, профессор Ричард Косолапов определил термин «ленинская гвардия» как «романтическое самоназвание группы партийцев с дореволюционным стажем, которым довелось работать непосредственно с Лениным». К этой группе старых большевиков, особенно после Октябрьской революции, стало примазываться немало самозванцев. К «лениногвардейцам» без зазрения совести причисляли себя, к примеру, сторонники Троцкого, вступившего в большевистскую партию лишь в августе 1917 году. Потерпев поражение в идейно-политической борьбе с Центральным Комитетом партии во главе со Сталиным, они выдавали свой крах за «погром ленинской гвардии». Ричард Косолапов в связи с этим вспоминает, как ленинградский горком партии в год полувекового юбилея Великого Октября решил взять на учёт всех в то время ещё здравствовавших участников штурма Зимнего дворца. Откликнувшихся ленинградцев оказалось в три с половиной раза больше, чем могла вместить Дворцовая площадь…

Совет

Лазарь Моисеевич Каганович свидетельствовал: «Лгут клеветники, будто Сталин путём только административных мер и «в ускоренном порядке» «расправлялся» с троцкистами и иными оппозиционерами.

Наоборот, Сталин и весь ЦК и ЦКК вели продолжительную идейно-принципиальную борьбу с ними, надеясь на отход если не большинства, то части от них. Ведь это факт, что 15 лет партия и её ЦК терпеливо боролись с оппозицией, пока к ним не были применены государственные меры, репрессии, вплоть до судебных процессов и расстрелов.

Это было уже тогда, когда оппозиционеры стали на путь диверсий, вредительства и террора, даже шпионства… Помню, когда мы, более молодые цекисты, например, Каганович, Киров, Микоян, спрашивали Сталина, почему он их терпит в Политбюро, он нам отвечал: «С таким делом торопиться нельзя.

Во-первых, может быть, они ещё остепенятся и не доведут нас до необходимости исключения как к крайней мере, во-вторых, надо, чтобы партия поняла необходимость исключения».

Поэтому, если термин «ленинская гвардия» и имеет право на существование, то лишь для деятелей, упомянутых в так называемом ленинском «завещании». И тут, действительно, надо признать, что Сталин, в конечном счёте, по справедливости покарал всех изменивших В.И.

Ленину и ВКП(б) фигурантов ленинского «Письма к съезду», которые мешали строить социализм в одной стране, пытались ослабить позиции созидательного большинства партии коммунистов. С одним из «лениногвардейцев» – Николаем Бухариным – читатели уже познакомились.

Сегодня исследуются ещё два «лениногвардейца» – Григорий Зиновьев (Радомысльский) и Лев Каменев (Розенфельд). Последние вошли в историю, как «политический дуэт», «политические близнецы».

«Дуэт» плюс Сталин против Троцкого

Зиновьев неоднократно прилюдно хвастался, что был ближайшим учеником Ленина в течение целых десяти лет, предшествовавших Октябрю. Особенно любил ссылаться на свою мощную поддержку Ленина в Циммервальде и Кинтале. Каменев же не только не скрывал, что был другом семьи Ульяновых, но часто это подчёркивал.

Обратите внимание

Двум друзьям казалось, что именно им предстоит сыграть свою особую роль после Ленина. Они считали, что главный конкурент для них – Троцкий, и поэтому на первых порах они поддерживали Сталина, так как недооценили Кобу, считали его человеком с ограниченными политическими способностями.

Так, известно, что в начале 20-х годов в узком кругу Зиновьев говорил: «Сталин – хороший исполнитель, но им всегда нужно и можно управлять. У самого Сталина этих способностей к самоуправлению нет».

А на 13-м съезде (первом после смерти Ленина) в политическом докладе Зиновьев, в частности, сказал: «Товарищи, последнюю волю, каждое слово Ильича, мы, безусловно, должны считать законом. В одном вопросе, однако, мы с радостью можем сказать, что опасение Ильича не подтвердилось.

Я имею в виду вопрос, касающийся Генерального секретаря. Вы все были свидетелями нашей совместной работы в последние месяцы. Как и я, вы могли убедиться в том, что опасения Ильича не оправдались». 13-й съезд, на котором И.В. Сталин был встречен «аплодисментами, переходящими в овацию», стал его личным триумфом .

(К чести Сталина надо сказать, что он тогда подал-таки заявление об отставке с поста Генерального секретаря, но на пленуме ЦК все члены вновь избранного Центрального Комитета, включая и Троцкого, единодушно отклонили его отставку – Л.Б.).

Впрочем, межличностные отношения в триумвирате Сталин-Зиновьев-Каменев были далеко не идеальными. Зиновьев и Каменев скоро поняли, что ошибались, когда недооценили Сталина. Распад «тройки» стал неизбежным, и только страх перед возможностью прихода к власти Троцкого сдерживал их.

В травле Троцкого особенное рвение проявлял, в основном, Зиновьев. Троцкий писал: «Всё чаще стали по углам шевелить прошлое, вспоминая мои старые разногласия с Лениным. Это стало специальностью Зиновьева».

Именно в тот период всех членов партии обязали под угрозой партийных санкций сдать хранящиеся в их личных архивах или в их учреждениях ленинские письма, телеграммы, резолюции, записки во вновь созданный Институт Ленина, директором которого был назначен Каменев.

Единственным человеком, демонстративно отказавшимся сделать это и сохранившим свой личный архив, был Троцкий.

Важно

В августе 1924 года Троцкий издаёт сборник своих работ за 1917 год и называет эту книгу «Уроки Октября». В предисловии к ней он подвергает уничтожающей критике «правых», «оппортунистических элементов партии» – Зиновьева и Каменева.

Троцкий обвиняет их в «чудовищной недооценке сил революции», в «отрицании наличности боевого настроя масс», в непонимании «революционных возможностей крестьянства», в «выжидательном фатализме» и других «грубейших заблуждениях». Ну и, конечно же, в их выступлениях против резолюции В.И.

Ленина по вопросу о вооружённом восстании. Известно, что В.И. Ленин несколько раз требовал исключить их из партии. И только победа пролетарской революции спасла «политических близнецов» от этого.

(Правда, спустя месяц Каменев вновь проявляет свой «небольшевизм»: на сей раз он выступает против однопартийного большевистского правительства и «под шумок» проводит декрет об отмене смертной казни – Л.Б.).

Пройдёт немного времени после выхода книги, и Троцкий поймёт, что главный его противник всё-таки не Зиновьев, а Сталин: «Несомненно, что в «Уроках Октября» я связывал оппортунистические сдвиги в политике с именами Зиновьева и Каменева.

Как свидетельствует опыт идейной борьбы в ЦК, это было грубой ошибкой.

Объяснение этой ошибки кроется в том, что я не имел возможности следить за идейной борьбой внутри «семёрки» (Троцкий оговорился, он хотел сказать «тройки», потому что «семёрка» в составе: Бухарин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Сталин,Томский – члены Политбюро и Куйбышев – председатель ЦКК – была образована как раз в начале августа 1924 года, незадолго до выхода в свет его книги -Л.Б.) и вовремя установить, что оппортунистические сдвиги вызывались группой, возглавляемой т. Сталиным против тт. Зиновьева и Каменева».

«Дуэт» плюс Троцкий против Сталина.

Триумвират Сталин – Зиновьев – Каменев распался осенью 1925 года, когда страх перед всё возрастающим авторитетом и влиянием Сталина окончательно вывел из равновесия Зиновьева и Каменева.

В сентябре «политический дуэт» был преобразован в «политический квартет», «платформу четырёх»,(плюс Крупская и Сокольников), которая вынесла на 14-й съезд суть конфликта. «Платформа четырёх» носила откровенно антисталинский характер.

Выступивший на съезде Каменев отрицал право Сталина на роль вождя ВКПб): «Мы против того, чтобы создавать теорию «вождя», мы против того, чтобы делать «вождя»… Я пришёл к убеждению, что товарищ Сталин не может выполнить роли объединителя большевистского штаба».

Совет

Это заявление получило мощный отпор на съезде. В резолюции съезда Каменев фигурирует в «группе лиц, отошедших от ленинизма» и переводится из членов в кандидаты в члены Политбюро.

Порвав со Сталиным, Зиновьев и Каменев вступают в преступный сговор с Троцким, образуют сначала «новую», а затем «объединённую оппозицию», в которую вошли Зиновьев, Каменев, Троцкий, Радек, Серебряков, Пятаков, Антонов-Овсеенко, Муралов, Шляпников и другие противники Сталина, продолжающие громко именовать себя «ленинской» гвардией». К этому же периоду относится начало создания оппозиционерами сети подпольных организаций. (Новая оппозиция была тем более опасна, что была тайной и внешне ничем не выдавала себя. Сталин называл таких скрытых оппозиционеров «двурушниками» – Л.Б.).

Источник: https://joeblack913.livejournal.com/406025.html

Мясорубка – Первый московский процесс | Фальсифицированная история и современность

Ровно восемьдесят лет назад завершился Первый московский процесс («процесс по делу троцкистско-зиновьевского центра»). Всем подсудимым вынесли смертный приговор.

Это был первый случай в советской истории, когда суд над мнимыми заговорщиками из своих же советских завершился не символическим тюремным сроком, не ссылкой, а немедленным расстрелом.

Технология процессов над вредителями и контрреволюционерами к тому моменту уже была обкатана, но теперь под раздачу стали попадать и вполне правоверные коммунисты. Сталин, вероятно, хотел понять, как общество отреагирует на жестокий приговор тем, кого оно еще совсем недавно боготворило.

Для показательного разгрома выбрали некоторых активистов так называемой «объединенной (левой) оппозиции» образца 1927 года — тогда разбитые уже троцкисты в отчаянной попытке сохранить фракционность и «партийную демократию» попытались соединиться с проигравшими аппаратную борьбу Зиновьевым и Каменевым.

Читайте также:  Лейпцигское сражение. французская кампания. взятие парижа

Как они оказались у расстрельной стены? Чтобы это понять, нужно немного отмотать назад……….

Борьба за ленинское наследие, то есть за власть, началась еще при живом вожде.

Пока Ильич пребывал в овощном состоянии, бывшие соратники думали, как сбросить с пьедестала Троцкого. Троцкий (как по влиянию, так и по революционным заслугам) был в партии человеком номер два — Ленин имел процентов 60 власти, Лев Давидович примерно 40, но в отдельные моменты и в отдельных областях наступал полный паритет.

Троцкий, в конце концов, командовал пятимиллионной армией, а это в эпоху зачаточной государственности времён Гражданской войны была огромная сила. Он же курировал трудовые армии, прорывное изобретение большевиков (идея выглядела просто: денег трудящимся не надо, пусть работают за еду).

Мало кто из ленинской гвардии мог справиться с Троцким в одиночку, и в результате родился странный альянс — тройка Зиновьев-Каменев-Сталин. Именно с подачи Каменева Сталин стал генеральным секретарем ЦК и смог влиять на партаппарат без всяких ограничений (тоже своего рода красная новация).

Зиновьев и Каменев в описываемый период заметно усилились. Зиновьев-Радомысльский был полновластным хозяином Ленинграда — «колыбели трех революций». Более того, считалось, что из всех старых большевиков он ближе всего к Ильичу — Зиновьев вместе с Лениным скрывался в Разливе, спал с ним в одном шалаше и даже оставил об этом записки, пропитанные духом нежного товарищества.

Наконец, Зиновьев при Ленине стал главой исполкома Коммунистического интернационала, то есть руководил Коминтерном, который в огневые 20-е играл огромную роль и считался органом первостепенной важности — ещё были живы надежды на скорое наступление мировой революции. Культ Ленина, прочно утвердившийся в СССР — во многом заслуга именно Зиновьева, ставившего в политике на образ «истинного ленинца».

Каменев-Розенфельд вообще был нетипичным большевиком. Он изо всех сил пытался изображать образованного дореволюционного горожанина — трудно понять, как этот человек вообще очутился в шайке большевиков.

Обратите внимание

У красных Каменев почти всегда выглядел белой вороной из-за своей мягкости и полного отсутствия радикализма. Ленин держал его как ценного агитатора: Розенфельд в образе доброго доктора Айболита разъезжал по всей стране, символизируя «человеческое лицо» большевизма.

Еще в годы Гражданской войны он возглавил Моссовет и владел столицей до самой опалы.

Добившись победы над Троцким, Каменев и Зиновьев поняли страшное — они собственными руками выкормили свою смерть. Сталин, уже укрепивший свои аппаратные позиции, скооперировался с Бухариным против бывших соратников.

Решив сделать ставку на «ленинское наследие», Зиновьев и Каменев заручились поддержкой Крупской, вдовы вождя. Но Сталин оказался слишком силен, поэтому к союзу пришлось склонять недавних противников — троцкистов.

Получившийся альянс ужа с ежом назвали «объединенной оппозицией».

На съезде ВКП(б) Каменев открыто выступил против Сталина, заявив, что товарищ Коба не должен и не может быть единоличным лидером партии. Каменева поддержал Зиновьев, но сталинская группа сумела отбить удар.

На последовавшем вскоре пленуме ЦК объединенные оппозиционеры предприняли новую атаку на Сталина — на этот раз под предлогом борьбы с бюрократизацией партийного аппарата, но Иосиф Виссарионович уже имел поддержку большинства и в этот раз отбился без большого труда.

А дальше будущий отец народов перешёл в контратаку — добился смещения Зиновьева и Каменева со всех постов. Зиновьев лишился власти в Коминтерне и Ленинграде, а Каменев в Моссовете.

Но этого Кобе показалось мало, и через несколько месяцев Зиновьев с Каменевым вылетели из состава ЦК и Политбюро. В конце 1927 года внутрипартийная борьба обострилась до предела.

На октябрьском пленуме Троцкого чуть не избили: – 

«В стенограмме не указано также, что с трибуны Президиума мне систематически мешали говорить. Не указано, что с этой трибуны брошен был в меня стакан (говорят, что тов. Кубяком), в стенограмме не указано, что один из участников Объединенного пленума пытался за руку стащить меня с трибуны, и пр. и пр.

Важно

Во время речи тов. Бухарина, в ответ на реплику с моей стороны, тов. Шверник также бросил в меня книгу».

Источник: http://maxpark.com/community/2869/content/5411076

Казнь Зиновьева и Каменева

Имена Григория Евсеевича Радомысльского (Зиновьева) и Льва Борисовича Розенфельда (Каменева) связаны в истории СССР неразрывно. Это были политические близнецы не только по возрасту (оба родились в 1883 году и погибли в 1936 году), но и по политическим взглядам.

Оба были сподвижниками В.И. Ленина и «прославились» тем, что в 1917 году, накануне Октябрьского восстания, оба выступали категорически против захвата власти большевиками, о чем и заявили в прессе. За это Ленин назвал их «предателями».

Это, впрочем, не помешало «близнецам» занимать видные посты в партийных и советских органах. Так, Зиновьев с декабря 1917 года был председателем Петроградского совета, именно на нем лежит ответственность за организацию массовых расстрелов невинных людей в годы «красного террора». Каменев с ноября 1917 года был председателем ВЦИК, а с 1917-го по 1926 год председателем Моссовета.

Примечательно, что после потери дееспособности В.И. Лениным именно он предложил назначить И. В. Сталина на пост генерального секретаря партии — пост, тогда незначительный и связанный с рутинной бумажной работой, пост, которому только Сталин сумел придать истинный блеск.

Впрочем, когда Сталин стал прибирать к рукам власть, не кто иной, как Каменев, на XIV съезде партии в 1925 году осмелился открыто заявить:

«Я пришел к убеждению, что товарищ Сталин не может выполнять роль объединителя большевистского штаба… Мы против теории единоначалия, мы против того, чтобы создавать вождя!»

Зимой 1935 года органы НКВД арестовали в Москве большую группу сотрудников кремлевских учреждений. Им предъявили обвинение в подготовке покушения на жизнь вождя. Организатором заговора назвали Л.Б. Каменева.

«Тов. И.В. Сталину.

Сейчас, 16 декабря в 19.50 вечера, группа чекистов явилась ко мне на квартиру и производит у меня обыск… Ни в чем, ни в чем, ни в чем я не виноват перед партией, перед ЦК и перед Вами лично.

Совет

Клянусь Вам всем, что только может быть свято для большевика, клянусь Вам памятью Ленина. Я не могу себе и представить, что могло бы вызвать подозрение против меня. Умоляю Вас поверить этому честному слову.

Потрясен до глубины души.

В ходе расследования состав группы заговорщиков быстро расширялся. В сетях НКВД оказались родственники, друзья, знакомые арестованных и даже случайные лица, имевшие несчастье встречаться с ними.

Всем этим людям приписывались связи с троцкистами и меньшевиками, белогвардейцами и монархистами, русскими эмигрантами и иностранной разведкой.

В ночь с 13на 14января 1935 года в подвалах Лубянки творилось нечто страшное, ибо на следующий день все обвиняемые дружно признали себя виновными по всем пунктам предъявленного обвинения, даже в убийстве Кирова.

15 января 1935 года в Ленинграде началось закрытое судебное разбирательство по делу «московского центра».

Первый суд приговорил «главного организатора и наиболее активного руководителя подпольной контрреволюционной группы» Зиновьева к 10 годам лишения свободы, «менее активного» члена «московского центра» Каменева к 5 годам.

После оглашения обвинительного приговора по делу «московского центра» волна общественного возмущения происками «зиновьевцев» захлестнула всю страну. Эти настроения подогревало убийство Кирова, ответственность за которое прямо возлагалась на «зиновьевцев».

Сталину, однако, процесс показался недостаточно масштабным. Так возник сценарий нового грандиозного процесса по делу «объединенного троцкистско-зиновьевского центра».

Л.Б. Каменев (Розенфельд)

Обратите внимание

Из мест заключения были возвращены Каменев и Зиновьев, к ним добавили осужденных по делу «московского центра» «троцкистов» и недавно прибывших в СССР членов Компартии Германии.

К тому времени наиболее сломленным, падшим духом был основной обвиняемый — Зиновьев. Из тюремной камеры он писал отчаянные письма Сталину.

«В моей душе горит одно желание: доказать Вам, что я больше не враг. Нет того требования, которого я не исполнил бы, чтобы доказать это… Я… подолгу пристально гляжу на Ваш и других членов Политбюро портреты в газетах с мыслью: родные, загляните же в мою душу, неужели Вы не видите, что я Ваш душой и телом, что я готов сделать все, чтобы заслужить прощение, снисхождение».

Незадолго до суда по всем партийным организациям страны было разослано закрытое письмо ЦК ВКП (б) «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского блока». В нем прямо указывалось, что СМ. Киров был убит по решению «объединенного» центра этого блока.

Кроме того, подчеркивалось, что «центр» «основной и главной задачей ставил убийство товарищей Сталина, Ворошилова, Кагановича, Орджоникидзе, Жданова, Косторова, Постышева».

Как показывает сохранившийся в архиве ЦК КПСС рабочий экземпляр закрытого письма, эти фамилии были внесены в текст рукой Сталина. Судьба подсудимых была предрешена.

19 августа 1936 года Военная коллегия Верховного суда СССР приступила к открытому слушанию дела.

После оглашения обвинительного заключения прозвучал обязательный вопрос председательствующего к подсудимым: признают ли они себя виновными? Из 16 обвиненных вину признали 14, в том числе Зиновьев и Каменев. Они же призвали «нераскаявшихся» сознаться.

Из последнего слова подсудимого Зиновьева:

«Партия видела, куда мы идем, и предостерегала нас… Мой искаженный большевизм превратился в антибольшевизм, а через троцкизм я перешел к фашизму».Последнее слово Каменева:

«Какой бы ни был мой приговор, я заранее считаю его справедливым. Не оглядывайтесь назад. Идите вперед. Вместе с советским народом следуйте за Сталиным».

Все подсудимые признавались виновными по статье 58—8 (совершение террористического акта) и статье 58—11 (организация деятельности, направленная к совершению контрреволюционных преступлений) Уголовного кодекса РСФСР. Все приговаривались к казни через расстрел с конфискацией.

Важно

По закону осужденные к смертной казни имели право в течение 73 часов обратиться в Президиум ЦИК СССР с ходатайством о помиловании.

Президиум ЦИК проявил исключительную оперативность. Ходатайства осужденных по данному делу были рассмотрены немедленно. Ни одно из них удовлетворено не было. Приговор остался в силе.

Зиновьев до последнего своего мгновения просил свидания со Сталиным, молил о пощаде, валялся в ногах у конвоиров.

«Перестань же, Григорий, — промолвил Каменев. — Умрем достойно».

Когда же пришло его последнее мгновение, Каменев не просил ни о чем и принял смерть молча.

Источник

Источник: https://1001.ru/articles/post/kazn-zinoveva-i-kameneva-31004

Как Сталин убил своих друзей Зиновьева и Каменева

В мае 35-го года Сталин создал тайную комиссию по государственной безопасности, в которую кроме него вошли Ежов, Жданов, Маленков и еще несколько членов ЦК. Спустя месяц в местные комитеты ВКП(б) было спущено «Закрытое письмо» об обязательном поиске врагов внутри партии. Одновременно Каменев и Зиновьев, которые уже были дважды судимы после убийства Кирова, получили новый 10 летний срок. Но, на самом деле, это уже не имело никакого знаничея. Заковский (настоящее имя Генрих Штубис) и Жданов в Ленинграде. Штубиса расстреляли как латышско-германского шпиона после падения Ежова

Еще в апреле на Лубянкех были собраны 300 бывших оппозиционеров, которых начали готовить к грандиозному политическому шоу – открытому процессу над Зиновьевым и Каменевым. Подготовкой лично руководил заместитель Ягоды Леонид Заковский (бывший латышский анархист, не имевший среднего образования, в 1938 году его тоже расстреляют), про которого сами чекисты говорили, что он смог бы даже Карла Маркса заставить признаться в том, что тот работал на Бисмарка. А за месяц до начала суда сам Сталин направил следователям инструкцию с требованием применять к допрашиваемым любые меры физического и психического воздействия. Имеются данные, что еще в январе 35-го Иосиф Сталин набросал проект будущего процесса, который должен был строиться на обвинении бывших оппозиционеров в следующем:

1) Каменев и Зиновьев в блоке с троцкистами создали разветвленную тайную антиправительственную организацию, которая имела связи с Троцким и финансировалась из заграницы;

2) в конце 1932 года оппозиция сплотилась вокруг единого центра, в недрах которого и вызрел заговор против советской власти;

3) главной задачей оппозиции было организация покушения на товарища Сталина;

4) заговорщики имели прочные связи с гестапо;

5) заговор против Сталина явился результатом политического и идеологического банкротства оппозиции.

В течении лета 36-го года подготовка к процессу была полностью завершена. Зиновьев и Каменев согласились признать свою «вину» в обмен на жизнь. Сталин пообещал, что никто из обвиняемых не будет расстрелян и, конечно, обманул.

В полдень 19 августа 1936 года в Колонном зале Дома Союзов было открыто первое судебное заседание по делу троцкистско-зиновьевского блока («процесс шестнадцати»). Публика состояла из переодетых младших офицеров НКВД и милицейских чинов. От имени обвинения выступал уже ставший знаменитым прокурор Вышинский, одна из самых странных фигур советского политического олимпа. Дело в том, что по всем правилам игры, Вышинский должен был давно долбить киркой вечную мерзлоту в Заполярье – мало того, что он был в прошлом меньшевиков и хорошо знал Сталина еще по Баку, имелись сведения, что в 1908 году он сдал Кобу жандармам. Тем не менее, генсек выбрал именно такого обвинителя для своих процессов.

Совет

24 августа все было кончено –суд приговорил всех 16 обвиняемых, успевших дать публичные показания на Рыкова, Томского и Бухарина, к расстрелу. Уже после смерти Сталина Микоян рассказывал, что после суда генсек послал на Лубянку Ворошилова, чтобы тот присутствовал при расстреле Зиновьева и Каменева, а потом поведал вождю об их поведении (для таких дел Гитлер обычно использовал кинокамеру). По свидетельству маршала, когда приговоренных привели в камеру, окончательно прозревший Зиновьев громко кричал: «Это фашистский переворот!» Каменев путался его успокоить: «Не надо Гриша. Прекрати это. Умри достойно.» Но, Зиновьев не прекратил. Его последними словами были: «Нет, я не буду молчать. Это в точности то, что проделал Муссолини. Когда он пришел к власти, он перестрелял все своих товарищей по социалистической партии. Перед смертью я должен заявить, что все, что происходит сейчас в нашей стране – это фашистский переворот!»

Читайте также:  Тезисы сталина о государстве

Источник: https://enciklopediya-tehniki.ru/istoriya/kak-stalin-ubil-svoih-druzey-zinoveva-i-kameneva.html

Кменев и Зиновьев

Каменев (настоящая фамилия Розенфельд) Лев Борисович (6 июля 1883, Москва – 25 августа 1936, там же). Из семьи железнодорожного машиниста, ставшего инженером. В 1901 окончил гимназию в Тифлисе, поступил на юридический факультет Московского университета. Вступил в студенческий социал-демократический кружок.

За участие в студенческой демонстрации 13 марта 1902 арестован, в апреле выслан в Тифлис. Осенью уехал в Париж, где примкнул к искровцам, познакомился с В.И. Лениным. С сентября 1903 вел революционную работу в Тифлисе, затем в Москве.

В июле 1904 выслан в Тифлис, где введён в Кавказский союзный комитет РСДРП, от которого был делегирован на 3-й съезд РСДРП (1905).

С осени 1905 вел революционную работу в Петербурге, сотрудничал в большевистских изданиях. Делегат 5-го съезда РСДРП (1907) от Московской организации. В апреле 1908 арестован в Петербурге; после освобождения в июле уехал в Женеву, где вошел в редакцию газеты “Пролетарий”. Был делегатом Копенгагенского (1910) и Базельского (1912) международных социалистических конгрессов.

Летом 1911 читал лекции в Партийной школе в Лонжюмо (под Парижем). Издал в 1911 в Париже книгу “Две партии” с предисловием Ленина (направлена против меньшевиков-ликвидаторов). В 1913 приехал в Краков к Ленину и Г.Е. Зиновьеву, откуда направлен в начале 1914 в Петербург для руководства газетой “Правда” и деятельностью большевистской фракции 4-й Государственной Думы.

4 ноября 1914 арестован на совещании в Озерках членов большевистской фракции Думы и партийных работников. На судебном процессе в феврале 1915 прокурором представлен как главный обвиняемый; в отличие от своих товарищей – членов большевистской фракции – заявил о своём несогласии с ленинским лозунгом о поражении своего правительства в империалистической войне.

Приговорён к ссылке в Восточную Сибирь.

После Февральской революции 1917 вместе с М.К. Мурановым и И.В. Сталиным 12 марта прибыл в Петроград. В тот же день Русское бюро ЦК РСДРП потребовало от Каменева объяснений о его поведении на суде в 1915 и решило до тех пор его статьи в “Правде” печатать без подписи; Каменев ответил, что “ввиду политическо-партийных соображений” он не может дать объяснений “впредь до переговоров с Лениным”

Обратите внимание

3 апреля вернувшийся в Петроград Ленин подверг критике определявшуюся главным образом Каменевым линию большевиков.

Каменев в статье “Наши разногласия” назвал “неприемлемой” схему Ленина, “поскольку она исходит из признания буржуазно-демократической революции законченной и рассчитана на немедленное перерождение этой революции в революцию социалистическую”; Каменев высказал надежду в широкой дискуссии “отстоять свою точку зрения, как единственно возможную для революционной социал-демократии, поскольку она хочет и должна до конца остаться партией революционных масс пролетариата, а не превратиться в группу пропагандистов-коммунистов”.

На 1-ом Всероссийском съезде Советов РСД (3-24 июня) был членом Президиума съезда.

Выступая 6 июня и отвечая на упрёки в том, что большевики сочувствуют сепаратному миру и разрыву договоров с союзниками, заявил: “Для нас, как для классовой партии, есть нечто выше всяких договоров – это интересы мировой пролетарской революции, и если эти интересы потребуют от нас разрыва договоров, мы…

скажем: договоры должны быть разорваны…”; “Мы не имеем перед собой перспективы ни полюбовного соглашения с западноевропейским империализмом, ни полюбовного соглашения с германским генеральным штабом”.

В поле зрения большевиков, говорил Каменев, только одна мировая пролетарская революция, ибо русская революция погибнет без её поддержки. Вот почему “мы все свои действия рассчитываем только с точки зрения того, насколько то или иное движение в России способно разбудить эту дремлющую силу пролет. революции в Западной Европе”. Был избран членом ВЦИК и его Президиума.

3 июля Каменев и Зиновьев, узнав на объединенном заседании бюро ВЦИК Советов РСД и бюро Исполкома Всероссийского Совета КД о начале выступления путиловцев и солдат 1-го пулемётного полка с требованием “Вся власть Советам!, заверили участников заседания, что большевики против этого выступления, и Каменев обещал принять меры, чтобы не допустить его. Каменев, Зиновьев и Л.Д. Троцкий обзванивали организации большевиков и “межрайонцев”, убеждая не выступать. Но остановить движение не удалось.

Весь день 4 июля Каменев провёл в Таврическом дворце на заседании ВЦИК. После принятия решения разоружить матросов и вернуть их в Кронштадт, Каменев совместно с Зиновьевым и Троцким уговаривал руководителей моряков выполнить это решение. 5 и 6 июля Каменев и Зиновьев вели переговоры с членом Президиума ВЦИК меньшевиком М.И.

Либером о возобновлении выхода разгромленной юнкерами “Правды” и ограждении большевиков от нападений, продолжали убеждать солдат и матросов вернуться в казармы, покинуть Петропавловскую крепость. 7 июля опубликовано постановление Временного правительства об аресте и предании суду Ленина, Зиновьева и Каменева.

Важно

9 июля Каменев добровольно отдал себя в руки властей и был водворён в тюрьму “Кресты”.

15 сентября были зачитаны письма Ленина “Большевики должны взять власть” и “Марксизм и восстание”.

Каменев предложил отвергнуть заключённые в них предложения по подготовке и проведению вооруженного восстания и объявить “совершенно недопустимыми какие-либо выступления на улицу”.

После дискуссии постановили поручить членам ЦК, ведущим работу в Военной организации и в ЦК РСДРП(б), предпринять меры, чтобы не возникло каких-либо выступлений в казармах и на заводах.

Источник: https://interneturok.ru/textfiles/istoriya-9-klass/kmenev-i-zinoviev

Дело так называемого “Троцкистско-зиновьевского объединенного центра”

19 августа 1936 г в Октябрьском зале Дома союзов начался первый большой
судебный процесс, открывший череду ошеломивших весь мир знаменитых московских процессов . Главными фигурантами этого процесса были Зиновьев и Каменев . До этого – в 1934 году – они были осуждены по делу так называемого “Московского центра” .

На этом процессе они признали, что несут политическую ответственность за
убийство Кирова . Зиновьев был приговорен к десяти, Каменев к шести годам тюрьмы. Год
спустя по делу “Кремлевской библиотеки и комендатуры Кремля” Каменев был приговорен к десяти годам тюрьмы. Но теперь песня была уже
другая.

На сей раз по делу так называемого “Троцкистско-зиновьевского
объединенного центра” оба были приговорены к расстрелу . И приговор был приведен в исполнение немедленно. На этом процессе
Зиновьев и Каменев признавались, что несут не какую-то там политическую
ответственность за убийство Кирова, а самую прямую. Да, это они замыслили и
осуществили этот злодейский террористический акт.

Мало того! Они замышляли
и другие такие же кровавые преступления: готовились убить Сталина, Жданова,
Ворошилова, чуть ли не всех вождей Коммунистической партии и Советского
государства.

Действовали по прямой указке Троцкого , с которым поддерживали постоянную связь. Ну, а кроме того, были агентами
многих иностранных разведок, в том числе гитлеровской Германии.

Процессу этому Сталин придавал исключительно важное значение. Готовился он
не два месяца, а гораздо дольше. Шли многомесячные допросы, очные ставки,
на подсудимых оказывалось давление всех видов: обещания, если они
признаются в своих мнимых преступлениях, сохранить им жизнь – и угрозы,
если не признаются, – расправиться с их семьями, арестовать и расстрелять
их детей.

(Специально для этого случая накануне был принят закон, по которому приговорить к расстрелу можно было с 12-ти лет

Было и грубое физическое давление: пытки, длительные ночные допросы без
сна, издевательства. Главные фигуранты процесса держались долго. Для того,
чтобы их сломать, был задействован весь гигантский аппарат НКВД, включая
международную (коминтерновскую) агентуру.

Совет

Специально были привезены в
Москву и соответствующим образом обработаны давние чекистские агенты: их
роль состояла в том, чтобы на очных ставках, а потом и на самом процессе
подтвердить, что именно они осуществляли связь подсудимых с Троцким и с
гитлеровской разведкой. Когда Сталину докладывали, что Каменев и Зиновьев отказываются давать нужные ему
показания, он приходил в ярость.

Наконец те сдались и между ними и Сталиным
была заключена так называемая “кремлевская сделка” . Каменев и Зиновьев потребовали, чтобы им пообещали сохранить жизнь в
присутствии всех членов Политбюро. Но когда их привезли в Кремль, увидели
они перед собой только двух из “чертовой дюжины” кремлевских
вождей: Сталина и Ворошилова.

Сталин сказал, что это и есть “Комиссия
Политбюро”, которой поручено побеседовать с ними.

На наивный вопрос
Каменева: “А где гарантия, что вы нас не расстреляете? – он усмехнулся
и цинично сказал: “Гарантия? Какая, собственно, может быть гарантия?
Может быть, вы хотите официального соглашения, заверенного Лигой Наций?

Обещания, что их не расстреляют, тем не менее, им были даны, и оба
обвиняемых сдались на предложенные ими условия сделки, которые выполнены
были только одной стороной: Сталин свои обещания, разумеется, выполнять не
собирался.

История многомесячной “обработки” Зиновьева и Каменева, все
сложные перипетии подготовки этого процесса подробно изложены в книге А.Орлова “Тайная история сталинских преступлений” . Орлов знал все эти подробности из первых рук – от своих
коллег-следователей, ведущих это дело ( Молчанова , Миронова и др.). Тщательно разработанный в застенках НКВД механизм выколачивания
из обвиняемых самых нелепых и чудовищных признаний был детально описан и
вскрыт в замечательной книге чешского коммуниста Лондона , прошедшего все круги этого ада.

Психологическую подоплеку признаний обвиняемых вскрыл и блистательно
проанализировал Артур Кестлер в своей знаменитой книге “Тьма в полдень” . Но это все – потом. А тогда, перед началом процесса, когда главные
обвиняемые уже сдались и готовы были играть на суде свою постыдную роль,

Сталин не сомневался, что дело сделано, процесс пройдет гладко: Сталин
воспринял известие о капитуляции Зиновьева и Каменева с нескрываемой
радостью. Пока Ягода , Молчанов и Миронов подробно докладывали ему, как это произошло, он, не скрывая
удовлетворения, самодовольно поглаживал усы. Выслушав доклад, он встал со
стула и, возбужденно потирая руки, выразил свое одобрение: “Браво,
друзья! Хорошо сработано!” (Александр Орлов. Тайная история сталинских
преступлений. М. 1991. Стр. 133.) Все получилось, он добился своего. В его
руках была “царица доказательств” – “чистосердечное”
признание обвиняемых. Теперь для осуществления его маниакального,
садистского замысла не оставалось больше уже никаких препятствий.

Обратите внимание

Нет, одно препятствие все-таки оставалось. Этим единственным, последним
препятствием был Горький .

ПРИ ЖИВОМ ГОРЬКОМ НАЧАТЬ ТАКОЙ ПРОЦЕСС БЫЛО НЕВОЗМОЖНО. Зиновьева Горький терпеть не мог: он враждовал с ним еще с тех, давних времен,
когда тот был полновластным диктатором Петрограда и так называемой
“Северной коммуны”. Но Каменева он любил. Именно стараниями Горького Каменев в апреле 1933 года был
возвращен из ссылки, получил директорский пост в издательстве “Academia” , стал директором Института русской литературы (Пушкинского дома) , членом президиума правления Союза писателей. В письме членам Политбюро
27 августа 1936 года Н.И. Бухарин упомянул, что Каменев “намечался Горьким в лидеры Союза писателей “. Именно арест Каменева в 1934 году стал одной из главных причин
фактического разрыва отношений между Горьким и Сталиным .

Ссылки:
1. Последние годы жизни Горького

Источник: http://www.famhist.ru/famhist/sarn_st_po/0010a3c2.htm

Ссылка на основную публикацию