Кто в киеве первее начал княжить?

Кто в Киеве первее начал княжить?

Государственность в древности начала складываться в нескольких регионах. Киев первым положил начало объединению земель. Здесь правила династия Киевечей, потомков основателя города. Северо-Западные земли призвали на княжение варяжского конунга Рюрика с братьями.

После смерти Рюрика в 882 г. другой варяжский конунг Олег обманом захватил Киев, объединив киевские и новгородские земли — под контролем оказался весь путь «из варяг в греки» — из Балтийского в Черное море.

Появилось древнерусское государство, которое принято называть Киевской Русью по имени столицы.

Обратите внимание

Рюрик — личность легендарная. Немало сомнений вызывает летописная легенда о призвании варягов во главе с Рюриком. Существует примерно равное количество аргументов «за» и «против» реальности Рюрика. Отметим, его братья Синеус и Трувор являются мифом, невольной ошибкой, в древнешведском языке эти слова означают — «с домом и дружиной».

Однако рассказ летописца о взятии мужами Рюрика Аскольдом и Диром Киева, об их княжении там и о последующем захвате Киева родственником Рюрика Олегом отчасти подтверждается и другими источниками. Что же касается княжения в Киеве Олега в конце IX — начале X в., то это несомненный факт.

Русские цари вплоть до сына Ивана Грозного — Федора Иоановича называли себя Рюриковичами (IX —конец XVI в.).

В «Повести временных лет» записано: «И избрались три брата со своими родами ни взяли с собой всю Русь, и пришли к словенам первым, и срубили город Ладогу, — северян, и сел в Ладоге старейший Рюрик, а другой—Синеус — на Белом озере, а третий — Трувор — в Изборске.

И от тех варягов прозвалась русская земля». Этот летописный сюжет породил норманскую теорию. Суть споров: когда возникло государство: до или после призвания-варягов.

Согласно этой теории ведущая роль в образовании древнерусского государства приписывается скандинавским викингам (на Руси их называли варягами) призванными новгородцами на княжение для защиты от внешних врагов и для урегулирования междуусобных конфликтов.

Возможно, приглашавшие варягов князья и старейшины смотрели на Рюрика и его воинов только как на наемную военную власть, но те получили и гражданскую власть, постепенно обретшую государственную форму.

Вопреки тому, что привыкла утверждать «нормайская школа», нет оснований переоценивать роль скандинавов в образовании государства у восточных славян,, игнорируя процесс складывания соответствующих предпосылок в недрах самого славянского общества.

Но и попытка доказать абсолютную самобытность славянской государственности вступает в противоречие с общеизвестными фактами. Работы археологов последних лет свидетельствуют о значительном варяжском компоненте в материальной культуре Древней Руси. Велика была роль варяжских военных отрядов и в военной сфере.

Важно

VII—X века — времена экспансии норманов. Везде в Западной Европе походы викингов стимулировали образование государств. В IX веке они вторгаются в самые различные районы Западной Европы: берега Франции и Италии, земли Германии, горные гряды Шотландии слышали боевые кличи «искателей славы и добычи, пенителей морей».

Споры о происхождении первых князей не должны, однако, заслонять от нашего внимания другое: является ли призвание варягов началом существования государства? Призвание варягов свидетельствует лишь о норманском происхождении власти. Государство восточных славян сложилось не благодаря скандинавам, но при их активном участии.

Существенно и то, что пришедшие варяги остались на этой земле не как собиратели дани, а как ее жители, и быстро ославянилисы.

Характерно, что сын Игоря и внук Рюрика носил уже славянское имя — Святослав. Не следует переоценивать и воздействие скандинавской культуры на славян, языковые заимствования были незначительны, в произведениях же художественного ремесла заметны как северные, так и славянские, и восточные элементы.

Осмыслению сущности государства как общественного института, возникшего на определенной стадии развития, делает вопрос о происхождении династии второстепенным, каким он, кстати, давно является для европейской исторической науки. Иначе, например, английские историки должны были бы ломать копья из-за принадлежности своих правящих династий, чего они не делают, хотя с 1066 г. в Англии не было ни одного английского по происхождению правящего дома.

Источник: https://histerl.ru/vse_mareriali/voprosi_otveti/kto_v_kieve_pervee_nachal_kniagiti.htm

Кто в Киеве нача первее княжити..

daumantasТак, для себя, внезапно захотелось набросать кое-какие мысли по поводу начального периода истории Руси…

Похороны знатного руса в Булгаре, Г.И. Семирадский

Что мы знаем наверняка?

– Рюрик — миф, его не существовало и он не отец Игоря; но в основе легенды вполне возможно лежат реальные события середины IX века, связанные с именем Рорика Фрисландского, однако, относятся они к истории земли ободритов, а никак не к истории Руси, куда предание попало вместе с собственно ободритами (варягами?);

– призвания варягов не было, это поздняя легенда, появившаяся лишь в конце XI столетия; но в сборной славяно-балто-финно-иранской солянке первой половины X века на Руси действительно присутствовал значительный компонент носителей северогерманских имен (ободриты?), и они занимали доминирующее положение во властной пирамиде;- первый реально-исторический персонаж русской истории — Олег Вещий;- Олег пришел в Киев с Севера (из Ладоги или, скорее всего, неизвестного нам по имени города на месте Рюрикова Городища, предшественника Новгорода);- завоевание Киева в 882 г. — миф и в действительности должно было состояться только уже в X веке;- поход Олега на Царьград в 907 г. с приколачиванием щита на врата — миф, хотя возможно и является отражением набегов русов на Гилян в 909-911 гг., в частности — захват русами Абесгуна в 909-м;- единственная безусловно достоверная дата, связанная с именем Олега — 911 г., заключение русско-византийского договора;

– в тексте договора 911 года Киев не упоминается;

=> значит ли это, что завоевание Олегом Киева следует отнести ко времени позднее 911 г.?=> значит ли это, что Олег вообще не завоевывал Киев, и это было делом рук Игоря, как и утверждает НIЛ, а центр “державы Олега” располагался где-то в другом месте?- Олег и Игорь не родственники (указание на их родство позволило бы первым летописцам выстроить намного более логичную и непротиворечивую схему ранней истории Руси, но они так и не осмелились на этот шаг; видимо, подобное утверждение слишком сильно входило бы в противоречие с общеизвестными на тот момент, рубеж XI-XII вв., фактами; почему-то им было проще придумать Игорю мифического отца в лице Рюрика), Олег знать не знал никакого Рюрика, и что его связывало с Игорем (и связывало ли вообще?), нам наверняка не известно;- Игорь не мог быть рожден еще в IX веке, скорее всего он появился на свет где-то в районе 910 г. или даже ближе к 920 г.;- женитьба Игоря и Ольги в 903-м — миф, в действительности их брак должен был быть заключен не ранее середины-второй половины 930-х гг.;- единственные достоверные даты из жизни Игоря:

#941 г. — первый неудачный поход на Византию

#943 г. — второй поход на греков, завершившийся подписанием мира
#944 г. — собственно русско-византийский договор
#945 г. — гибель в ДеревахТеперь порассуждаем.

Олег выходит на историческую сцену на рубеже 910-х гг. (каспийские походы 909-911 гг., договор с греками от 911 г., каспийский поход 912-913 гг.). Основное направление походов русов указывает на то, что отправной их точкой (за исключением событий 912-913 гг.

, когда встал вопрос о перенаправлении уже собранной для похода на Византию армии с Черного моря на Каспий через Дон и Волгу) был район Верхней Волги — Тимерево, Сарское городище, находившиеся в зависимости от государственного образования с центром в земле ильменских словен.

Но говорить о дипломатических контактах Ладоги или Рюрикова Городища с Константинополем вряд ли возможно. Меж тем, заключение договора 911 года было своего рода признанием со стороны империи новой политической силы, возникшей в Северном Причерноморье.

Вероятно, оно стало следствием состоявшегося незадолго до этого завоевания Киева.

https://www.youtube.com/watch?v=bwmwhHSkW6w

В 911-м Олег именуется “великим князем русским” и стоит во главе конфедерации “светлых и великих князей” некоего “рода русского”. Но правит ли он к тому времени уже в Киеве? Был ли Киев частью конфедерации, или же он все еще оставался внешним по отношению к “державе Олега” политическим центром? Работавший в 20-х – 30-х гг. X века аль-Масуди ретроспективно, т.е.

описывая ситуацию десяти-двадцатилетней давности, фиксирует в славянских землях как отдельных правителей царей Дира (летописный Дир, княживший в Киеве до завоевания его Олегом и/или Игорем?) и Альванджа (Олег?). Отражает ли этот рассказ положение дел до начала экспансии Олега в 909-910 гг.

или после? И правомочно ли вообще видеть в названных царях летописных Дира и Олега?Если исходить из того, что завоевание Олегом Киева состоялось после 911 г., а Игорь родился в 910-х, то летописный рассказ (ПВЛ) о малолетнем Игоре на руках у Олега при убийстве Дира (что с Аскольдом?) вполне может иметь под собою реальные основания.

Совет

Но все равно остается непонятным, что связывало Олега с Игорем, который даже не приходился ему родичем? И почему наследовал Олегу именно Игорь? И наследовал ли вообще? Уход Олега со сцены (отъезд назад на север и смерть), вероятно, можно отнести к тем же 910-м гг., самое позднее ко второй половине-концу десятилетия.

Выход Игоря, даже если верить Кембриджскому Анониму и исходить из того, что походу на Царьград в 941 г. предшествовало столкновение с Хазарией годом-двумя ранее, к концу 930-х. Между ними лакуна минимум в 15-20 лет, которую трудно заполнить.

Решением, возможно, может быть схема:1) Олег если и завоевывал Киев, то не передавал его Игорю как своему преемнику; вряд ли он его вообще кому-нибудь передавал;2) Игорь позднее (в 930-х гг.

) самостоятельно вновь захватил Киев, повторив завоевание Олега;3) Олег и Игорь не родственники, но принадлежали к одной этнической (хотя к 930-м уже в значительной мере утратившей этническую обособленность) группе (ободриты-варяги);4) отец (дед?) Игоря был современником (но не участником, иначе летописцы не изобретали бы младенца на руках у Олега, а прямо написали о том, что того сопровождал отец будущего князя) первого, Олегова завоевания Киева, входил в число “светлых и великих князей” его державы, а после ее распада перехватил упавшее знамя на севере, в земле ильменских словен, как один из “диадохов Олега Вещего”;5) легенда о совместном завоевании Киева возникла довольно поздно, во времена, когда эпоха Олега уже перешла в разряд овеянных преданиями, и должна была служить обоснованием прав Игоря и его потомков на киевский стол — мол, еще Олег Вещий во время оно с маленьким Игорем на руках Киев взял и “матерью городов русских” назвал. А то, что Игорь потом в Новгороде, а не в Киеве сидел, ну так лихие люди после смерти Олеговой помешали князю нашему наследовать принадлежавший ему по праву стол, вот и пришлось тому восстанавливать законность.

То есть никакого нового покорения Киева как бы и не было, было восстановление законного порядка — “вы нЂста князя, ни роду княжа, нь азъ есмь князь, и мнЂ достоить княжити”. Довольно распространенный способ легализации силового захвата власти в стране, ранее уже объединенной, но вновь распавшейся на части после смерти объединителя. Игорь выступал как преемник Олега не по праву родства с ним, а по праву принадлежности к той же корпорации, что первой предприняла попытку объединения Севера и Юга. Смотрим, например, Тоётоми Хидэёси как преемник Оды Нобунаги. Ну или любой из диадохов или их потомков, претендовавших на восстановление империи Александра Македонского.

Позднее эти акценты со второго, Игорева завоевания города были смещены на первое, Олегово, и оба события соединились во времени и пространстве.

Отсюда и такая разноголосица в показаниях летописей: НIЛ, рассказывая о захвате Киева, описывает Игоря как уже взрослого человека и вообще отдает инициативу именно ему, а Олега низводит до роли его воеводы; ПВЛ же приписывает инициативу завоевания Олегу, зовет именно его князем, а Игоря изображает младенцем у него на руках. На лицо два разных рассказа о, видимо, разных событиях, которые разные летописцы каждый по-своему пытаются объединить в один.

Проблему с Олегом как воеводой при Игоре во время второго покорения Киева, кстати, весьма соблазнительно решить с помощью Кембриджского Анонима (КА), называющего некоего Хлгу “царем русов” в конце 30-х – начале 40-х гг. X века, но в рассказе о его неудачной войне с греками явно описывающего поход Игоря в 941 г.

Читайте также:  Населения на территории россии и постсоветских республик в 4 - 3 тысячелетиях до н. э.

, а в сообщении о последующей его гибели “в Персии”, возможно, совмещающего мотивы похода русов на Бердаа и убийства Игоря в Деревской земле.

Действительно очень хочется пойти дальше и предположить, что у Игоря в самом деле был воевода (или некий родственник) по имени Олег, возглавлявший русские войска в войне с Хазарией в конце 930-х и заслонивший собою фигуру великого князя, а в 943-944 гг. руководивший набегом на Бердаа.

Сюда же неплохо встраивается и теория с Олегом Моравским… Могло ли так быть? Конечно, могло. Но…Но все это слишком шатко и гадательно. Могло быть, а могло и не быть. КА скорее всего не реальный документ 40-х гг.

X века, написанный современником событий, а литературное произведение конца XI столетия, основанное на отрывочной информации из вторых-третьих рук. И в рассказе о Хлгу действует не некий неизвестный нам по другим источникам Олег, а банально смешаны образы Олега Вещего и Игоря как первых русских князей.

Обратите внимание

И, надо отметить, КА отлично отражает ту путаницу, в которой в то же самое время оказались современные ему русские книжники, пытавшиеся определиться — кто же именно завоевал Киев и сделал его “матерью городов русских”, Олег или Игорь? А если они вдвоем, то кто на ком стоял, кто у кого воеводствовал, а кто у кого на руках гугукал?

Ну, а что до моравских генеалогий, то веры им…

Источник: https://daumantas.livejournal.com/90628.html

Книга Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. Происхождение Руси и становление ее государственности. Содержание – 1.10. «КТО В КИЕВЕ НАЧА ПЕРВЕЕ КНЯЖИТИ?»

Итак, проблема происхождения Руси решается таким образом:

Племя росов, или русов, было частью славянского массива в первые века нашей эры. Имя росов связано с рекой Росью, притоком Среднего Днепра.

Первым свидетельством о росах можно условно считать рассказ Иордана о росомонах, враждовавших с Германарихом готским. Обе формы («рос» и «рус») сосуществовали одновременно.

В летописях преобладает форма «русь», но в источниках одновременно применялась и форма «рось»: «росьские письмена», «Правда Росьская».

В VI–VII вв. в Среднем Подненровье сложился мощный союз славянских племен. Иноземцы называли его «Рос» или «Рус». Память о границах этого Русского союза сохранилась до XII–XIII вв.

К середине X в. Русью стали называть как все восточнославянские земли, платившие дань Руси, так и наемные отряды варягов, принимавшие участие в делах Руси.

Объединение всех восточнославянских земель под именем Руси просуществовало до конца XIV в. и ощущалось даже в более позднее время, несмотря на вычленение украинцев и белорусов.

1.10. «КТО В КИЕВЕ НАЧА ПЕРВЕЕ КНЯЖИТИ?»

Начало государства Руси Нестор связывал с основанием города Киева в земле Полян, которую он уравнивал с землей Руси («Поляне яже ныне зовомая Русь»).

Вопрос, поставленный здесь в заголовке, был и в заголовке исследовательской части труда Нестора. Поэтому для нас сейчас важно выяснить степень легендарности или историчности князя Кия и время его княжения, для того чтобы проверить исходную точку начала русской государственности, как она рисовалась первому киевскому историку.

Еще в древности Киев считали «матерью городов русских», а во время феодальных усобиц середины XII в.

один из киевлян восклицал: «И кто убо не возлюбит Киевского княжения, понеже вся честь и слава и величество и глава всем землям русским — Киев! И от всех дальних многих царств стекахуся всякие человецы и купци и всяких благих от всех стран бываше в нем»{72}.

К тому времени, когда произносились эти слова, Киев уже перестал быть «главою всех земель», но слава одного из крупнейших европейских рынков, куда «из дальних стран стекались разные купцы», держалась прочно и насчитывала тогда уже около четырех столетий.

Важно

Византийцы и восточные географы, писавшие поарабски и по-персидски, прекрасно знали красивый торговый город на горе — «Куябу» или «Куявию» (как называли они столицу Руси), знали, что там изготавливают замечательные мечи, оснащают корабли для плавания по южным морям.

Естественно, что очень давно появился интерес к тому, когда же возник этот знаменитый город. Первая русская запись об основании Киева была сделана в одной из самых древних летописей задолго до Нестора. К сожалению, она содержит краткий пересказ давней легенды без каких бы то ни было хронологических примет. Эта запись стала хрестоматийной; она известна всем еще по школьным учебникам:

«И быша 3 братия: единому имя — Кый, а другому Щек, а третиему Хорив, а сестра их Лыбедь.

И сидяше Кый на горе, идеже ныне увоз Боричев, а Щек седяше на горе, идеже ныне зоветься Щековица, а Хорив на третией горе, от него же прозъвася Хоревица. И сътвориша градък въ имя брата своего старейшаго и нарекоша имя ему — Кыев.

И бяше около града лес и бор велик и бяху ловяще зверь. И бяху мужи мудри и съмысльни и нарицахусе Поляне. От них же суть поляне Кыеве и до сего дьне»{73}.[18]

Указания на топографию Киева («идеже ныне…») сделаны, очевидно, составителем летописи 1073 г., любившим такие примечания{74}.

Политическое соперничество молодого Новгорода с древним Киевом привело в XI в. к тому, что под пером новгородских летописцев, стремившихся поставить свой город в самых истоках русской государственности, время основания Киева было определено непомерно поздней датой — 854 г.

{75},[19] Вероятно, таким же враждебным Киеву людям принадлежит и та пренебрежительная этимология названия города, которую успешно опроверг летописец Нестор: «Ини же несведуще, реша, яко Кый есть перевозьник был. У Кыева бо бяше перевоз тъгда с оноя страны Дънепра — темь глаголаху: «на перевоз на Кыев»{76}.

Киевские историки эпохи Мономаха дали достойный отпор этим провинциальным комментаторам. Составитель киевского летописного свода 1093–1095 гг. открывает свое сочинение торжественным панегириком Киеву:

«Яко же бысть древле цесарь Рим и прозъвався в имя его град Рим. И пакы Антиох — и бысть Антиохия… и пакы Александр — и бысть в имя его Александрия. И по мънога места тако прозъвани быша гради в имена цесарь тех и кънязь тех. Тако же и в нашей стране прозъван бысть град великый Кыев в имя Кыя»{77}.

Спустя полтора десятка лет Нестор произвел дополнительные разыскания, изучив современный ему исторический фольклор{78}. Он сообщил ряд интереснейших данных, приближающих нас к установлению даты основания Киева:

«Аще бы Кый перевозьник был, то не бы ходил Цесарюграду. Но се Кый къняжаше в роде своемь и приходившю ему к цесарю, которого не съвемы, но тъкмо о семь вемы, якоже съказають, яко велику честь принял есть от цесаря, при которомь приходив цесари.

Совет

Идущю же ему вспять, приде к Дунаеви и възлюби место и сруби градък мал и хотяше сести с родъм своим и не даша ему ту близь живущий. Еже и доныне наречють дунайти «городище Киевець». Кыеви же пришедъшю в свой град Кыев, ту живот свой съконьча; и брата его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь ту съконь-чашася.

И по сих братьях держати почаша род их княженье в Полях»{79}.

Лишь после этих разысканий Нестора легендарный Кий приобретает реальные черты крупной исторической фигуры.

Это — славянский князь Среднего Поднепровья, родоначальник династии киевских князей; он известен самому императору Византии, который пригласил Кия в Константинополь и оказал ему «великую честь».

Речь шла, очевидно, о размещении войск Кия на дунайской границе империи, где поляне построили укрепление, но затем оставили его и во главе со своим князем возвратились на Днепр.

Драгоценные сведения Нестора прояснили многое. К сожалению, ему осталось неизвестным имя того императора, с которым Кий заключал союз. Научная добросовестность летописца не позволила ему фантазировать на эту тему (что часто делали его собратья по перу), и он признался, что имени его «не съвемы».

Однако дело не безнадежно: та историческая ситуация, которая отображена Нестором, сама в себе содержит датирующие признаки{80}. Приглашение славянских (антских) князей с их дружинами на византийскую службу широко практиковалось императором Юстинианом (527–565).

Летописный рассказ о князе Кие находит почти полную параллель в повествовании византийского историка Прокопия Кесарийского.

Прокопий, современник Юстиниана, писал о том, что около 533 г.

один из военачальников императора, носивший славянское (антское) имя Хильбудий, был отправлен на Дунай для защиты северной границы империи, но потерпел поражение от других славян, попал в плен, а затем (по одной версии) вернулся на родину в землю антов.

Обратите внимание

Вторично Юстиниан обращается к антам (приднепровским славянам) в 546 г., когда отправляет к ним посольство с предложением занять город на Дунае и оборонять империю. Анты на общем вече выбрали Хильбудия и отправили его в Царьград к цесарю{81}.

Не будем выяснять запутанные рассказы Прокопия о Хильбудиях, в которых много противоречий и неясностей для самого автора, но отметим, что общая схема событий в византийской хронике и в русской летописи почти одинакова: восточнославянский (антский) князь приглашен цесарем на византийскую службу.

Источник: https://www.booklot.org/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/kievskaya-rus-i-russkie-knyajestva-xiixiii-vv-proishojdenie-rusi-i-stanovlenie-ee-gosudarstvennosti/content/4077182-110-kto-v-kieve-nacha-pervee-knyajiti/

Часть 1Откуда пошла Русская Земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская Земля

Так начнем повесть сию1.

По потопе трое сыновей Ноя разделили землю – Сим, Xaм, Иaфeт. И достался восток Симу: Персия, Бактрия, даже и до Индии в долготу, а в ширину до Ринокорура, то есть от востока и до юга, и Сирия, и Мидия до реки Евфрат, Вавилон, Кордуна, ассирияне, Месопотамия, Аравия Старейшая, Елимаис, Инди, Аравия Сильная, Колия, Коммагена, вся Финикия.

Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией, и другая Эфиопия, из которой вытекает река эфиопская Красная, текущая на восток, Фивы, Ливия, соседящая с Киринией, Мармария, Сирты, другая Ливия, Нумидия, Масурия, Мавритания, находящаяся напротив Гадира. B его владениях на востоке находятся также: Киликня, Памфилия, Писидия, Мисия, Ликаония, Фригия, Камалия, Ликия, Кария, Лидия, другая Мисия, Троада, Эолидa, Bифиния, Старая Фpигия и острова нeкии: Сардиния, Крит, Кипр и река Геона, иначе называемая Нил.

Иафету же достались северные страны и западные: Mидия, Албания, Армения Малая и Великая, Kaппaдoкия, Пaфлaгoния, Гaлaтия, Колхида, Босфор, Meoты, Дepeвия, Capмaтия, жители Тавриды, Cкифия, Фракия, Македония, Далматия, Малосия, Фессалия, Локрида, Пеления, которая называется также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, славяне, Лихнития, Адриакия, Адриатическое море. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефаллиния, Итака, Керкира, часть Азии, называемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря на север: Дунай, Днепр, Кавкасинские горы, то есть Венгерские, а оттуда до Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в часть Симову. В Иафетовой же части сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие, – они примыкают на западе к южным странам и соседят с племенем Хамовым.

Сим же, Хам и Иафет разделили землю, бросив жребий, и порешили не вступать никому в долю брата, и жили каждый в своей части. И был единый народ. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба, – было это в дни Нектана и Фалека.

И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот 40 лет, и не свершили его. И сошел Господь Бог видеть город и столп, и сказал Господь: “Вот род един и народ един”. И смешал Бог народы, и разделил на 70 и 2 народа, и рассеял по всей земле.

По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки.

По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама – южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета – так называемые норики, которые и есть славяне.

Важно

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская2 и Болгарская3. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи.

Читайте также:  Опричнина ивана iv грозного

А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане.

Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи – лутичи, иные – мазовшане, иные – поморяне.

Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами4, а другие – древлянами5, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами6, иные сели по Двине и назвались полочанами7, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от нее и назвались полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем – славянами8, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась славянской.

Когда же поляне жили отдельно по горам этим, тут был путь из Варяг в Греки и из Греков по Днепру, а в верховьях Днепра – волок до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское.

И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду9, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река. Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на юг, а Двина из того же леса течет, и направляется на север, и впадает в море Варяжское.

Из того же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Поэтому из Руси можно плыть по Волге в Болгары10 и в Хвалисы, и на восток пройти в удел Сима, а по Двине – в землю варягов, от варягов до Рима, от Рима же и до племени Хамова.

А Днепр впадает устьем в Понтийское море; это море слывет Русским, – по берегам его учил, как говорят, святой Андрей, брат Петра.

Когда Андрей11 учил в Синопе и прибыл в Корсунь12, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и захотел отправиться в Рим, и проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу.

Совет

И утром встал и сказал бывшим с ним ученикам: “Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей”. И взойдя на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошел вверх по Днепру.

И пришел к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей – каков их обычай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришел в Рим, и поведал о том, как учил и что видел, и рассказал: “Диво видел я в Славянской земле на пути своем сюда.

Важно

Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут.

И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят омовенье себе, а не мученье”. Те же, слышав об этом, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме пришел в Синоп.

Источник: http://pagan.ru/article/se-povesti-vremennykh-let/001-1/

Кто в киеве стал первым княжить и как возникла русская земля

ВОТ ПОВЕСТИ МИНУВШИХ ЛЕТ,

ОТКУДА ПОШЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ,

КТО В КИЕВЕ СТАЛ ПЕРВЫМ КНЯЖИТЬ

И КАК ВОЗНИКЛА РУССКАЯ ЗЕМЛЯ

(Прозаический перевод на современный русский язык)

Публикуется в переводе Д.С.Лихачева. По Лаврентьевской летописи. Так начнем повесть сию. По потопе трое сыновей Ноя разделили землю – Сим, Xaм, Иaфeт.

И достался восток Симу: Персия, Бактрия, даже и до Индии в долготу, а в ширину до Ринокорура, то есть от востока и до юга, и Сирия, и Мидия до реки Евфрат, Вавилон, Кордуна, ассирияне, Месопотамия, Аравия Старейшая, Елимаис, Инди, Аравия Сильная, Колия, Коммагена, вся Финикия.

Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией, и другая Эфиопия, из которой вытекает река эфиопская Красная, текущая на восток, Фивы, Ливия, соседящая с Киринией, Мармария, Сирты, другая Ливия, Нумидия, Масурия, Мавритания, находящаяся напротив Гадира. B его владениях на востоке находятся также: Киликня, Памфилия, Писидия, Мисия, Ликаония, Фригия, Камалия, Ликия, Кария, Лидия, другая Мисия, Троада, Эолидa, Bифиния, Старая Фpигия и острова нeкии: Сардиния, Крит, Кипр и река Геона, иначе называемая Нил.

Иафету же достались северные страны и западные: Mидия, Албания, Армения Малая и Великая, Kaппaдoкия, Пaфлaгoния, Гaлaтия, Колхида, Босфор, Meoты, Дepeвия, Capмaтия, жители Тавриды, Cкифия, Фракия, Македония, Далматия, Малосия, Фессалия, Локрида, Пеления, которая называется также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, славяне, Лихнития, Адриакия, Адриатическое море. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефаллиния, Итака, Керкира, часть Азии, называемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря на север: Дунай, Днепр, Кавкасинские горы, то есть Венгерские, а оттуда до Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в часть Симову. В Иафетовой же части сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие, – они примыкают на западе к южным странам и соседят с племенем Хамовым.

Сим же, Хам и Иафет разделили землю, бросив жребий, и порешили не вступать никому в долю брата, и жили каждый в своей части. И был единый народ. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба, – было это в дни Нектана и Фалека. И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот 40 лет, и не свершили его.

И сошел Господь Бог видеть город и столп, и сказал Господь: “Вот род един и народ един”. И смешал Бог народы, и разделил на 70 и 2 народа, и рассеял по всей земле. По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки.

По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама – южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета – так называемые норики, которые и есть славяне.

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи.

А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи – лутичи, иные – мазовшане, иные – поморяне.

Обратите внимание

Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие – древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от нее и назвались полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем – славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась славянской.

Когда же поляне жили отдельно по горам этим, тут был путь из Варяг в Греки и из Греков по Днепру, а в верховьях Днепра – волок до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское.

И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река. Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на юг, а Двина из того же леса течет, и направляется на север, и впадает в море Варяжское.

Из того же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Поэтому из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы, и на восток пройти в удел Сима, а по Двине – в землю варягов, от варягов до Рима, от Рима же и до племени Хамова.

А Днепр впадает устьем в Понтийское море; это море слывет Русским, – по берегам его учил, как говорят, святой Андрей, брат Петра.

Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и захотел отправиться в Рим, и проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу.

Совет

И утром встал и сказал бывшим с ним ученикам: “Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей”. И взойдя на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошел вверх по Днепру.

И пришел к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей – каков их обычай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришел в Рим, и поведал о том, как учил и что видел, и рассказал: “Диво видел я в Славянской земле на пути своем сюда.

Важно

Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут.

И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят омовенье себе, а не мученье”. Те же, слышав об этом, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме пришел в Синоп.

ПРЕДАНИЕ ОБ ОСНОВАНИИ КИЕВА

Читайте также:  Период правления анны иоанновны

Поляне же жили в те времена отдельно и управлялись своими родами; ибо и до той братии (о которой речь в дальнейшем) были уже поляне, и жили они все своими родами на своих местах, и каждый управлялся самостоятельно. И были три брата: один по имени Кий, другой – Щек и третий – Хорив, а сестра их – Лыбедь.

Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по имени его Хоривицей. И построили город в честь старшего своего брата, и назвали его Киев.

Был вокруг города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве.

Некоторые же, не зная, говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: “На перевоз на Киев”. Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то, говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил. Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нем со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то – Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались.

И после этих братьев стал род их держать княжение у полян, а у древлян было свое княжение, а у дреговичей свое, а у славян в Новгороде свое, а другое на реке Полоте, где полочане. От этих последних произошли кривичи, сидящие в верховьях Волги, и в верховьях Двины, и в верховьях Днепра, их же город – Смоленск; именно там сидят кривичи.

От них же происходят и северяне. А на Белоозере сидит весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере также меря. А по реке Оке – там, где она впадает в Волгу, – мурома, говорящая на своем языке, и черемисы, говорящие на своем языке, и мордва, говорящая на своем языке.

Вот только кто говорит по-славянски на Руси: поляне, древляне, новгородцы, полочане, дреговичи, северяне, бужане, прозванные так потому, что сидели по Бугу, а затем ставшие называться волынянами.

Совет

А вот другие народы, дающие дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, ямь, литва, зимигола, корсь, нарова, ливы, – эти говорят на своих языках, они – от колена Иафета и живут в северных странах.

ПРИТЧА ОБ ОБРАХ

Когда же славянский народ, как мы говорили, жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян. Затем пришли белые угры и заселили землю Славянскую. Угры эти появились при царе Ираклии, и они воевали с Хосровом, персидским царем.

В те времена существовали и обры, воевали они против царя Ираклия и чуть было его не захватили.

Эти обры воевали и против славян и притесняли дулебов – также славян, и творили насилие женам дулебским: бывало, когда поедет обрин, то не позволял запрячь коня или вола, но приказывал впрячь в телегу трех, четырех или пять жен и везти его – обрина, – и так мучили дулебов.

Были же эти обры велики телом, и умом горды, и Бог истребил их, умерли все, и не осталось ни одного обрина. И есть поговорка на Руси и доныне: “Погибли, как обры”, – их же нет ни племени, ни потомства. После обров пришли печенеги, а затем прошли черные угры мимо Киева, но было это после – уже при Олеге.

Поляне же, жившие сами по себе, как мы уже говорили, были из славянского рода и только после назвались полянами, и древляне произошли от тех же славян и также не сразу назвались древляне; радимичи же и вятичи – от рода ляхов. Были ведь два брата у ляхов – Радим, а другой – Вятко; и пришли и сели: Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи. И жили между собою в мире поляне, древляне, северяне, радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и возле Дуная. Было их множество: сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; и греки называли их “Великая Скифь”. Все эти племена имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые – свой нрав. Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют; имеют и брачный обычай: не идет зять за невестой, но приводит ее накануне, а на следующий день приносят за нее – что дают. А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды. А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как и все звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало, но устраивались игрища между селами, и сходились на эти игрища, на пляски и на всякие бесовские песни, и здесь умыкали себе жен по сговору с ними; имели же по две и по три жены. И если кто умирал, то устраивали по нем тризну, а затем делали большую колоду, и возлагали на эту колоду мертвеца, и сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах по дорогам, как делают и теперь еще вятичи. Этого же обычая держались и кривичи, и прочие язычники, не знающие закона Божьего, но сами себе устанавливающие закон. Говорит Георгий в своем летописании: “Каждый народ имеет либо письменный закон, либо обычай, который люди, не знающие закона, соблюдают как предание отцов. Из них же первые – сирийцы живущие на краю света. Имеют они законом себе обычаи своих отцов: не заниматься любодеянием и прелюбодеянием, не красть, не клеветать или убивать и, особенно, не делать зло. Таков же закон и у бактриан, называемых иначе рахманами или островитянами; эти по заветам прадедов и из благочестия не едят мяса и не пьют вина, не творят блуда и никакого зла не делают, имея великий страх Божьей веры. Иначе – у соседних с ними индийцев. Эти – убийцы, сквернотворцы и гневливы сверх всякой меры; а во внутренних областях их страны – там едят людей, и убивают путешественников, и даже едят, как псы. Свой закон и у халдеян, и у вавилонян: матерей брать на ложе, блуд творить с детьми братьев и убивать. И всякое бесстыдство творят, считая его добродетелью, даже если будут далеко от своей страны. Другой закон у гилий: жены у них пашут, и строят дома, и мужские дела совершают, но и любви предаются, сколько хотят, не сдерживаемые своими мужьями и не стыдясь; есть среди них и храбрые женщины, умелые в охоте на зверей. Властвуют жены эти над мужьями своими и повелевают ими. В Британии же несколько мужей с одною женою спят, и многие жены с одним мужем связь имеют и беззаконие как закон отцов совершают, никем не осуждаемые и не сдерживаемые. Амазонки же не имеют мужей, но, как бессловесный скот, единожды в году, близко к весенним дням, выходят из своей земли и сочетаются с окрестными мужчинами, считая то время как бы некиим торжеством и великим праздником. Когда же зачнут от них в чреве, – снова разбегутся из тех мест. Когда же придет время родить и если родится мальчик, то убивают его, если же девочка, то вскормят ее и прилежно воспитают”. Так вот и при нас теперь половцы держатся закона отцов своих: кровь проливают и даже хвалятся этим, едят мертвечину и всякую нечистоту – хомяков и сусликов, и берут своих мачех и невесток, и следуют иным обычаям своих отцов. Мы же, христиане всех стран, где веруют во святую Троицу, в единое крещение и исповедуют единую веру, имеем единый закон, поскольку мы крестились во Христа и во Христа облеклись.

Источник: http://cat.convdocs.org/docs/index-123039.html

«Откуда есть пошла Русская Земля? Кто в Киеве нача первее княжити? И с коих пор Русская земля стала есть?»

Подобный материал:

  • «Откуда есть пошла Русская земля?», 100.85kb.
  • Вот повести минувших лет, откуда пошла русская земля, кто в киеве стал первым княжить, 2453.71kb.
  • Откуда есть пошла русская земля, 242.74kb.
  • Темы рефератов по истории.

    «Откуда есть пошла земля Русская», 44.57kb.

  • «Откуда есть пошла Русская земля?» (VI в.). Первые «Великие князья» русские (IX-Х вв.)., 7810.2kb.
  • Урок истории в 6-м классе Тема: «Откуда есть пошла земля Русская, 184.75kb.

  • Реферат по истории отечества на тему Критика “норманской теории”, 964.04kb.
  • Откуда пошла Земля Русская, 256.99kb.
  • Факторы, влияющие на развитие страны. Восточные славяне. Происхождение, верования,, 511.21kb.

  • Литературно-музыкальная композиция, посвященная дню защитника отечества, 116.81kb.

«Варяги»

Художник А.М.Васнецов

Самое древнее из дошедших до нас исторических сочинений о Руси – «Повесть временных лет», написанная в начале XII века, – начинается с трех вопросов: «Откуда есть пошла Русская Земля? Кто в Киеве нача первее княжити? И с коих пор Русская земля стала есть?» «Русская земля» – это и территория, и народ, и государство. А государство в средние века связывалось в сознании людей с личностью его правителя. Это ответы на первый и второй вопросы. А ответ на третий вопрос должен был показать историю Руси в развитии.

В IX веке Восточная Европа не была забытой окраиной средневекового мира. Через нее проходили оживленные торговые пути, связывающие мусульманский Восток с христианским Западом.

У населявших эту территорию многочисленных восточновславянских племен, были опасные враги. «Повесть временных лет» сообщает: «В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со славян, и с мери, и со всех кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма».

Видимо именно перед лицом варяжской опасности и сложился здесь мощный военный союз племенных объединений. В результате чего: «В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собою владеть. И не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом».

Не в силах справиться со своими внутренними проблемами, словене. Кривичи, чудь и меря решили отправить посольство к варягам – вчерашним врагам – и найти князя «который бы владел нами и судил по нраву». Послы обратились к варягам со славами: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить владеть нами».

«И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой Русь, пришли и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были славяне. Через два года умерли Синеус и брат его Трувор. И овладел всей властью один Рюрик и стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах – находники, а коренное население в Новгороде – славяне. В Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик…»

Источник: http://geum.ru/next/art-252153.php

Ссылка на основную публикацию