Хивинский поход в. а. перовского 1839 г.

Хивинский поход 1839-1840

0 комментариев

Подготовка похода и его причины

Русский военный поход на Хивинское ханство во главе с генерал-губернатором Оренбурга В.А. Перовским. Непосредственной причиной послужили участившиеся набеги хивинцев.

План экспедиции составил полковник Берг, предусматривавший переход по западной части Аральского моря в зимнее время. В походе участвовало 6,6 тысяч человек с 22 орудиями, в его составе были регулярные войска, а также казаки.

Подготовка началась еще летом, а осенью второй оренбургский линейный батальон оборудовал две точки укреплений.

Ход военного похода

Обратите внимание

Точкой сбора стал Оренбург, откуда и выступили в конце ноября 1839 г. Выступать решили зимой, чтобы избежать жары и проблем с водой. Примечательно, что летом и ранней осенью, хивинцы так и не совершили привычных набегов.

Первоначально участники похода разделились на четыре колонны c караваном верблюдов и беспрепятственно двигались вглубь территории ханства вплоть до 30 декабря, когда на передовой отряд поручика Ерофеева, расположившегося в Акбалукском укреплении, напал превосходящий отряд конных хивинцев, но им удалось отбиться, несмотря на малочисленность.

Трудностью для участников похода стали погодные условия (снежные бураны и морозы), а также малое знакомство с местностью. В начале января взбунтовались киргизы, недовольные боями русских с их единоверцами. В феврале 1840 г. дальнейший поход было решено прекратить, из-за массового падежа верблюдов, к тому же постоянно росло число заболевших.

Русские оставили Акбалукское укрепление и вернулись в лагерь с продовольствием, отказавшись от дальнейшего продвижения.

Окончание похода

1 апреля В.А. Перовский выехал в Оренбург, оставив войска в Эмбенском укреплении. 19 апреля прибыло посольство от хивинского хана для мирных переговоров.

В самом конце мая, военный отряд выдвинулся для возвращения в Оренбург, куда и благополучно прибыл вместе с раненными 8 июня 1840 г. (за время похода погибло чуть больше 1000 солдат и казаков). Согласно договоренностям, 19 июля 1840 г.

хивинский хан обнародовал фирман, запрещавший впредь набеги на русские земли, а пленение русских подданных каралось смертной казнью. Участники похода (около 600 человек), попавшие в плен, вернулись на родину.

К уступкам хана побудило прекращение торговли с Россией, что привело к значительному увеличению стоимости товаров, продолжавших импортироваться через бухарских и коканских купцов. Торговля была налажена, и даже создана Хивинская компания.

Литература

  • Иванин М. И. Описание Зимнего похода в Хиву в 1839–1840 году. СПб., 1874.
  • Савинова Татьяна Николаевна Участнтки Хивинской экспедиции 1839-1840 гг. : топографы // Известия Самарского научного центра РАН. 2014. №5.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/khivinskii_pokhod_1839_1840

Хивинский поход и хвинская война: потери

      «Сове́тско-фи́нская война́ 1939—1940 года, или Зи́мняя война́ (фин. Talvisota) — вооружённый конфликт между СССР и Финляндией в период с 30 ноября 1939 года по 13 марта1940 года…30 ноября 1939 года 425.

640  военнослужащих  Красной  Армии вошли в Финляндию…
         Официальные цифры советских потерь в войне были обнародованы на сессии Верховного Совета СССР 26 марта 1940 года: 48.475 погибших и 158.863 раненых, больных и обмороженных.

        Согласно поимённым спискам, составленным в 1949—1951 годах Главным управлением кадров МО СССР и Главным штабом Сухопутных войск, потери Красной Армии в 105-дневной войне были следующими:

  • Погибло и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации — 71.214
  • Умерло в госпиталях от ран и болезней — 16.292
  • Пропало без вести — 39.369
  • Всего по этим спискам безвозвратные потери составили 126.875 военнослужащих
  • (РГВА. Ф.37977. Оп.1. Д.595. Л.57—59, 95; Д.722. Л.414—417; Зимняя война. Кн.1. С.150.)  

        В период с 1990  г. по 1995  г. в советской исторической литературе и в журнальных публикациях появились новые, зачастую противоречивые данные о потерях как советской, так и финской армий, причём общей тенденцией этих публикаций было нарастающее с 1990 по 1995 г.

число советских потерь и уменьшение финских. Так, например, в статьях М. И. Семиряги (1989) число убитых советских солдат указывалось в 53,5 тыс., в статьях А. М. Носкова, спустя год, — 72,5 тыс., а в статьях П. А. Аптекаря в 1995 г. — 131,5 тыс. Что же касается советских раненых, то по данным П. А.

 Аптекаря их количество более чем  вдвое превышает результаты исследования Семиряги и Носкова — до 400 тыс. чел. По данным же советских военных архивов и госпиталей, количество раненых составило (поимённо) 264.908 человек. Предполагается, что около 15 процентов из потерь составили потери от обморожений».

           http://ru.wikipedia.org/wiki/Зимняя_война

       «Советские войска, задействованные в этой кампании, многократно превышали финскую армию по численности (на 1-е марта 1940 г.

Важно

в Финляндии находилось 760 тысяч советских солдат, в то время как численность финской армии не превышала 200 тысяч человек)».      
      Очерки о Второй мировой войне
. 3.

Советско-Финская война и захват Прибалтики
         http://enenberg.narod.ru/3.htm

       «Красная армия в «зимней войне» понесла очень большие потери. Согласно спискам, составленным уже после Великой Отечественной, с финского фронта в 1939-1940 годах не вернулось 131.476 человек. По некоторым данным, в эти списки не попало до 20-25 процентов погибших, так что истинное число погибших достигает, возможно, 170 тысяч человек.

В плену оказалось около 5.655 советских военнослужащих (по некоторым оценкам — до 6.000). Из них более 5,5 тысячи были репатриированы на Родину, 111 человек (по другим данным — 113) умерли в плену от ран  и болезней, а более 20 человек (по другим оценкам- более 100) остались в Финляндии.

От 150 до 450 советских пленных записались в антисоветскую Русскую Народную Армию, которая под руководством бывшего секретаря Сталина Бориса Бажанова собиралась бок о бок с финнами бороться против большевиков, но так и не успела вступить в бой. Судьба военнослужащих этой армии не вполне прояснена и сегодня.

Было ли большинство её бойцов репатриировано в СССР, получила ли часть из них тайное убежище в Финляндии, помимо тех, кто официально оставался на финской территории до середины 1941 года, или их по финским документам переправили в третьи страны, точно определить пока не представляется возможным.

Потери Красной армии ранеными и больными, по всей вероятности, превысили 500 тысяч человек».
        Сто великих войн. Советско-Финская война.
        http://savelaleksandr.narod.ru/WARS/page89.html

«В 1839 г.  после семимесячной подготовки из Оренбурга в сторону Хивы выступил пятитысячный экспедиционный отряд с несколькими орудиями и продовольственным обозом на 10 тыс. верблюдах. Его возглавлял оренбургский генерал-губернатор В.А.Перовский.

Задача отряда состояла в том, чтобы «восстановить и укрепить значение России в Средней Азии». Для похода специально были избраны зимние месяцы: Перовский боялся летнего зноя и инфекционных болезней. Однако зимний переход оказался не легче.

Сильные морозы и массовые заболевания, бескормица для верблюдов привели к тому, что через два с половиной месяца поход был прекращён».
      Данилов А.А. История государства и народов России. ХIХ в.
      Глава 2.

Россия во второй четверти ХIХ века.-М.:Дрофа.2002.-С.106.

«На рассвете 14 ноября шеститысячное войско двинулось в путь. Выступали четырьмя колоннами, по одной в день.

На третий день пути проливные дожди сменились тридцатиградусными морозами… В первых числах  декабря грянули сорокаградусные морозы…
      1 Февраля 1840 года Перовский подписал приказ о возвращении в
Оренбург, от которого отошли на шестьсот семьдесят вёрст…  
         Экспедиция потерпела полный крах: более половины отряда погибло.

Однако слух о ней помог четырёмстам шестнадцати русским пленникам хивинского хана вернуться  в Оренбург».
        Бессараб Майя Яковлевна. Владимир Даль. Глава 11.Хивинский поход.  -М.:Московский рабочий.1968.-С.132.

         «Хивинские походы 1839—40 и 1873 г. — Первый Х. поход предпринят был с целью заставить постоянно враждебных России хивинцев прекратить свои грабежи, обеспечить спокойствие и торговлю в степных областях и освободить русских пленных, захваченных хищниками.

Совет

Начальство над экспедиционным отрядом возложено было на командира отдельного оренбургского корпуса, ген.-адъют. В. А. Перовского. Он избрал путь на крепость Илецкую защиту и далее через Усть-Урт (вся длина пути до Хивы определялась в 1.250 вер., в действительности же превышала 1.400 вер.). Выступление в поход назначено было в ноябре 1839 г.

; в предшествовавшее лето приступлено было к устройству на пути следования в Хиву двух становищ, которые могли бы служить опорными пунктами и складами продовольствия: первое — на р. Эмбе (500 вер. от Оренбурга), второе — при речке Ак-Булак (150 вер. от Эмбы). Экспедиционный отряд состоял из 3 1/2 батальонов пехоты и 3 казачьих полков (всего около 4 тыс. чел.

), при 20 орудиях.
        Он выступил в начале ноября, четырьмя эшелонами; движение шло весьма медленно, из-за огромного верблюжьего транспорта (до 10 тыс. верблюдов). К концу месяца войска сосредоточились на р. Илек (150 вер. от Оренбурга), а 19 декабря прибыли на первое становище. Морозы за всё это время доходили до 30 и более градусов.

Стал ощущаться сильный недостаток в топливе и большие недочёты в тёплой одежде. С приближением к Эмбе выпал глубокий снег; отряду пришлось двигаться без дорог. Здоровье людей и лошадей держалось ещё в довольно удовлетворительном состоянии; но ок. 20% верблюдов оказалось негодным для дальнейшего пути. В становище на Эмбе пришлось дать отряду отдых на несколько дней.

Между тем, в Хиве давно уже знали о предпринятом походе, и неприятельские отряды двинулись нам навстречу. Один из них (до 2 тыс. чел.) 18 дек. произвёл нападение на занятое небольшим русским отрядом передовое становище у Ак-Булака, но был отбит после довольно упорного боя, в котором у нас выбыло из строя около 20 человек.

30 декабря 1-й эшелон войск генерала Перовского выступил из Эмбинского укрепления, а в последующие дни — три остальных. Трудности движения скоро возросли до крайности; глубокие снега, бураны при 20° морозе, отсутствие топлива развили болезненность и смертность. По достижении Ак-Булака, в строю оставалось всего 1.900 чел.; верблюдов было 5.

200, но из них только 2 1/2 тыс. были годны для дальнейшего пути. При таких обстоятельствах Перовский не признал возможным идти далее. Обратный поход начался 4 февраля. 18-го отряд, в весьма бедственном состоянии, стянулся к Эмбинскому укреплению, потеряв за эти дни до 1.800 верблюдов. На Эмбе простояли 3 месяца, так как потребовался сбор свежих верблюдов.

Только 20 мая началось движение от Эмбы к Оренбургу, куда отряд вступил 2 июня, везя с собой 1.200 больных и потеряв умершими свыше 1.000 чел.» .  
     http://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Хивинские_походы_1839—40_и_1873_гг.

Источник: https://ivangoe16.livejournal.com/1106.html

Хивинские походы

                    Военные действия от начала XVI столетия до 1839 г.

После свержения татарского владычества, постепенно усиливаясь, русские государи обратили свое внимание на Восток, где расстилались бесконечные равнины, занятые ордами монголов, а за ними находилось сказочно богатое Индийское царство, откуда шли караваны, привозившие шелковые ткани, слоновую кость, оружие, золото и драгоценные камни. В этой таинственной стране, под яркими лучами круглый год светившего солнца, плескались волны огромного синего моря, в которое впадали многоводные реки, протекавшие по плодородным землям со сказочными урожаями.

Попадавшим в полон и уводимым в далекие города Средней Азии русским, если им удавалось возвратиться на родину, сообщали много интересных сведений о тех местах. Среди нашего народа были и те, кого увлекала мысль посетить новые места благословенного, далекого, но и загадочного юга.

Долго бродили они по белу свету, проникая в сопредельные теперешние среднеазиатские владения, испытывая зачастую страшные невзгоды, подвергая свою жизнь опасности, а иногда и оканчивая ее в чужой стране, в тяжелом рабстве и в оковах.

Обратите внимание

Те же, кому суждено было возвратиться, могли поведать много интересного о далеких, неизвестных странах и о жизни их народов, темнокожих язычников, так мало похожих на подданных великого белого царя.         

Отрывочные, а иногда баснословные сведения искателей приключений о посещенных ими землях, о их богатстве и чудесах природы невольно стали привлекать внимание к Средней Азии и явились причиной отправки особых посольств в среднеазиатские государства в целях установления торговых и дружественных отношений.

Стремление на Восток, в Среднюю Азию, а за ней в далекую, полную чудес Индию не могло быть осуществлено сразу, а потребовало сначала покорения Казанского, Астраханского и Сибирского царства. С двух сторон, от Волги и из Сибири, пошло завоевание среднеазиатских земель.

Шаг за шагом продвигалась Россия в глубь прикаспийских степей, покоряя отдельные племена кочевников, строя крепости для ограждения своих новых границ, пока не продвинулась до южной части Уральского хребта, сделавшегося на долгое время границей русского государства.

 

Казаки, поселившись на реке Яик, возвели укрепленные поселения, которые явились первым оплотом России против кочевников. Со временем учредили Яицкое, впоследствии переименованное в Уральское и Оренбургское казачьи войска для защиты восточных владений.

Россия утвердилась в новом крае, население которого приобщилось к особой, своеобразной жизни земледельцев, скотоводов, могущих ежеминутно превратиться в казаков-воинов для отражения налетов своих воинственных соседей; киргизы, кочевавшие по всей северной части Средней Азии, враждуя между собой почти постоянно, причиняли много беспокойства своим русским соседям.

Казачья вольница, осевшая по реке Яик, по своему жизненному укладу была не в состоянии спокойно ожидать, когда русские власти признают своевременным объявить приказ о новом походе в глубь Азии.

Читайте также:  Переворот большевиков или революция, за и против

А поэтому предприимчивые, смелые казачьи атаманы, помня о подвигах Ермака Тимофеевича, на свой страх и риск собирали шайки удальцов, готовых идти за ними во всякое время на край света за славой и добычей.

Важно

Налетая на киргизов и хивинцев, они отбивали стада и, нагруженные добычей, возвращались домой.

Память народа сохранила имена яицких атаманов Нечая и Шамая, ходивших походом в далекую Хиву с сильными отрядами казаков. 

                                                                                  атаман Нечай

Первый из них с 1000 казаков в начале XVII столетия, перейдя со страшной быстротой безводные пустыни, внезапно, как снег на голову, напал на хивинский город Ургенч и разграбил его. С огромным обозом добычи двинулся атаман Нечай со своим отрядом обратно.

Но видно, не в добрый час вышли в поход казаки. Успел хивинский хан спешно собрать войска и настиг казаков, которые шли медленно, обремененные тяжелым обозом.

Семь дней отбивался Нечай от многочисленных ханских войск, но отсутствие воды и неравенство сил все же привело к печальному концу. 

В жестокой сече погибли казаки, за исключением немногих, обессиленных ранами, взятых в плен и проданных в рабство.

Но эта неудача не остановила удальцов-атаманов; в 1603 г. атаман Шамай с 500 казаками, как вихрь урагана, налетел на Хиву и разгромил город. 

Однако, как и в первый раз, смелый набег окончился неудачей. Задержался Шамай из-за гульбы на несколько дней в Хиве и не успел вовремя уйти. Выйдя из города, преследуемые хивинцами, сбились казаки с дороги и угодили к Аральскому морю, где у них не стало провианта; голод дошел до того, что казаки убивали друг друга и пожирали трупы. 

                                                                                          Аральское море

Совет

Остатки отряда, обессилевшие, больные, были захвачены в плен хивинцами и окончили жизнь невольниками в Хиве. Сам же Шамай спустя несколько лет был привезен калмыками на Яик для получения за него выкупа.

После этих походов хивинцы, убежденные, что они полностью защищены с севера безводными пустынями, задумали оградить себя от внезапных нападений и с запада, со стороны Каспийского моря, куда из Хивы текла река Амударья. Для этого они возвели поперек реки огромные плотины, и на месте многоводной реки осталась огромная песчаная пустыня.

Россия медленно продолжала свое поступательное движение в глубь Средней Азии, причем особенно ясно оно обозначилось при Петре, когда великий царь задался целью завязать торговые сношения с далекой Индией. 

                                                                  аллегория на военные победы Петра I                       

Для осуществления своего плана он приказал в 1715 г.

выслать из Сибири в степи со стороны Иртыша отряд полковника Бухгольца, который достиг озера Балхаш и построил на его берегу крепость; но прочно утвердиться русские здесь не смогли, лишь в течение следующих пяти лет Бухгольцу удалось покорить кочующие племена киргизов и закрепить всю долину реки Иртыш больше чем на тысячу верст окончательно за Россией постройкой крепостей Омской, Ямышевской, Железинской, Семипалатинской и Усть-Каменогорской. 

Почти одновременно с отправкой Бухгольца со стороны Каспийского моря был послан другой отряд, князя Бековича-Черкасского, между прочим с инструкцией пустить воды Амударьи, впадавшей в Каспийское море, по ее старому руслу, загороженному плотинами сто лет тому назад хивинцами.

                                                           Александр Бекович-Черкасский ( Девлет-Гирей –мурза )

«Плотину разобрать, и воду Амударьи-реки паки обратить в сторону… в Каспийское море… понеже зело нужно…» — так звучали исторические слова царского наказа; и 27 июня 1717 г.

отряд князя Бековича-Черкасского (3727 пехотинцев, 617 драгун, 2000 казаков, 230 моряков и 22 орудия) двинулся на Хиву через безводные пустыни, терпя страшные лишения от недостатка воды и палящих лучей южного солнца, выдерживая почти ежедневно стычки с хивинцами и усеивая своими костями пройденный путь. Но, несмотря на все преграды, спустя два месяца Бекович уже достиг Хивы, главного города Хивинского ханства.

Хивинцы преградили русскому отряду дорогу, окружив его со всех сторон у Карагача. Четыре дня отбивался князь Бекович, пока смелым натиском не нанес полного поражения хивинцам. 

Выразив притворно покорность, хивинский хан впустил русских в город, а затем убедил доверчивого князя Бековича разделить отряд на мелкие части и отправить их в другие города для удобнейшего их размещения, после чего неожиданно напал на них, разбив и уничтожив каждую часть отдельно. Не удался задуманный поход.

Обратите внимание

Сложил свою голову князь Бекович-Черкасский в Хиве; погибли его соратники в тяжелой неволе, проданные в рабство на хивинских базарах, но память об этом неудачном походе надолго сохранилась в России. «Погиб, как Бекович под Хивой», — так говорил каждый русский, желавший подчеркнуть бесполезность какой-нибудь утраты.

 

 Хотя эта первая попытка, окончившаяся так трагически, и отдалила на сто лет выполнение грандиозного замысла великого русского царя, но не остановила русских; и в следующие царствования наступление продолжалось по тем же двум путям, намеченным Петром I: западным — от реки Яик (Урал) и восточным — со стороны Западной Сибири.

Будто огромные щупальца, с двух сторон тянулись в глубину степей наши крепости, пока мы не утвердились на берегах Аральского моря и в Сибирском крае, образовав Оренбургскую и Сибирскую линии; впоследствии продвинутые до Ташкента, они заключили три киргизские орды в крепкое железное кольцо. Позже, при Екатерине II, мысль о походе в глубь Средней Азии не была забыта, но осуществить его не удалось, хотя великий Суворов прожил почти два года в Астрахани, работая над организацией этого похода. 

В 1735 г., построив крепость Оренбург, явившуюся базой для дальнейших военных действий, Россия утвердилась в этом отдаленном краю, населенном киргизским и башкирским племенами; для прекращения их набегов спустя 19 лет (в 1754 г.

) понадобилось построить новый аванпост — крепость Илецк; она получила вскоре особое значение благодаря огромным залежам соли, разработку которых вели каторжники, а соль вывозили во внутренние губернии России.

                                                             основание Илецкой Защиты 

Крепость эта с основавшимся около нее русским поселением позднее назвали Илецкой защитой и вместе с построенной в 1773 г. Орской крепостью она образовала Оренбургскую линию; от нее постепенно началось дальнейшее движение в глубь Средней Азии, продолжавшееся непрерывно. В 1799 г.

, разделяя замыслы Наполеона I и признавая наступивший политический момент удобным для выполнения заветной цели завоевать Индию, Павел I, заключив соглашение с Францией, двинул донских и уральских казаков в Среднюю Азию, отдав свой знаменитый приказ: «Войску собраться в полки — идти в Индию и завоевать оную».

Трудная задача выпала тогда на долю уральцев. Собравшись наспех в поход по царскому приказу, плохо снаряженные, без достаточного запаса продовольствия, они понесли большие потери и людьми, и лошадьми. 

Лишь нагнавшее отряд высочайшее повеление вступившего на престол Александра I вернуло обратно казаков, потерявших многих своих товарищей.

В этот период Сибирская и Оренбургская оборонительные линии, ограждавшие русские пределы от набегов кочевников, были связаны между собой рядом небольших укреплений, выдвинутых в степь.

Важно

Таким образом Россия придвинулась еще ближе к Хивинскому ханству, а на новой линии все время происходили мелкие стычки с киргизами и хивинцами, производившими набеги с угоном скота, уводом людей в плен и продажей их на хивинских базарах в неволю.  

В ответ на такие налеты небольшие отряды удальцов пускались в погоню за разбойниками и в свою очередь захватывали при первой возможности скот в киргизских кочевьях; иногда же для наказания киргизов посылались и небольшие отряды войск.

Порой участившиеся набеги киргизов привлекали к себе внимание высшей власти в крае, и тогда высылались уже более крупные военные отряды. Они проходили значительные расстояния по степям, захватывали заложников из знатных киргизов, налагали контрибуции и отбивали скот у тех родов, которые производили набеги на русскую линию.

                                                                        туркмен-хивинец

Но в этот период наступательное движение на время прекратилось, и только в 1833 г. с целью воспрепятствовать набегам хивинцев на наши северо-восточные пределы побережья Каспийского моря по повелению Николая I было построено укрепление Новоалександровское. 

                    Военные действия в Средней Азии с 1839 по 1877 г.

К концу 30-х гг. по всей Киргизской степи начались волнения, вызывавшие неотложную необходимость в принятии мер к их успокоению и водворению среди киргизов порядка. Назначенный с особыми полномочиями Оренбургским генерал-губернатором и командиром Отдельного Оренбургского корпуса генерал-майор Перовский, прибыв в Оренбург, застал неурядицу среди киргизов в полном разгаре.

                                                         Василий Алексеевич Перовский

Уже давно теснимые русскими отрядами, приграничные киргизы стали отходить от русской линии в глубь степей, а вместе с тем среди русских подданных киргизов и башкир Оренбургского края сторонники прежней вольности производили смуту, подстрекая их также к выселению из русских пределов.

Во главе киргизских родов, кочевавших в Семиречье и на Сибирской линии, стал султан Кейнесары хан Касымов, принадлежавший по происхождению к одному из самых знатных и влиятельных киргизских родов, быстро подчинивший себе остальных киргизов.

                                                                         Кейнесары Касымов

Под влиянием агитации русские киргизы задумали уйти из России, но были силой задержаны на пограничной линии и большей частью возвращены обратно; лишь небольшое число их успело прорваться и соединиться с передовыми шайками Кейнесары-хана, уже объявившего себя независимым владетелем киргизских степей и угрожавшего русским поселениям по Сибирской линии.

Совет

Ввиду разраставшихся волнений для усмирения был отправлен в 1839 г. из Сибири отряд под командой полковника Горского, в составе половины полка казаков при двух орудиях; отряд этот, встретив скопища киргизов около Джениз-Агача, частью их рассеял, заняв этот пункт. 

Со стороны же Оренбурга, дабы пресечь грабежи киргизов и освободить русских пленников, захваченных ими и хивинцами разновременно и находившихся в рабстве в хивинских пределах, двигался к Хиве большой отряд, под командой генерала Перовского, в составе 15 рот пехоты, трех полков казаков и 16 орудий.

К сожалению, при обсуждении вопроса об этом новом походе были уже накрепко забыты уроки прошлого и прежние неудачи.

Построив предварительно укрепления на реке Эмбе и в Чушка-Куле и желая избежать летнего зноя, генерал Перовский выступил из Оренбурга зимой 1839 г. и углубился в степь, держа направление на Хиву, к реке Эмбе.

Проводниками служили казаки, побывавшие в плену в хивинских владениях, и мирные киргизы, ходившие раньше в Хиву с караванами. С большим вьючным и колесным обозом, обеспеченные значительными запасами продовольствия и снаряженные по-зимнему, бодро двинулись войска по степям, покрытым в тот год огромными сугробами снега.

Но с самого начала похода природа будто бы восстала против русских войск. Завыли снежные бураны и вьюги, глубокие снега и жесткие морозы мешали движению, сильно утомляя людей даже при небольших переходах. Выбившиеся из сил пехотинцы падали и, тотчас же заносимые снежной метелью, засыпали вечным сном под пушистым покровом.

Леденящее дыхание зимы одинаково неблагоприятно отражалось и на людях, и на лошадях. Цинга и тиф вместе с морозами пришли на помощь хивинцам, и русский отряд стал быстро уменьшаться.

Сознание необходимости выполнить свой долг перед государем и родиной и глубокая вера в успех предприятия вели Перовского вперед, и эта вера передавалась людям, помогая им преодолевать трудности похода. Но вскоре почти иссякли запасы продовольствия и топлива.

Обратите внимание

В бесконечно длинные зимние ночи, под вой бури, сидя посреди степи в кибитке, терзался генерал Перовский очевидной уже невозможностью достигнуть поставленной цели. Но, дав отряду отдых в заранее построенном в Чушка-Куле укреплении, ему удалось вывести остатки войск из степи и вернуться весной 1840 г. в Оренбург.

Читайте также:  Партийное, комсомольское, антифашистское подполье

Неудачный поход 1839–1840 гг. наглядно показал, что летучие экспедиции в глубь азиатских степей без прочного закрепления пройденного пространства постройкой опорных пунктов не могут дать полезных результатов. Ввиду этого был выработан новый план завоевания, предполагавший медленное, постепенное продвижение в степь с устройством в ней новых укреплений. 

Последние вызывались необходимостью принять меры против султана Кейнесары-хана, объединившего под своей властью все киргизские роды и постоянно угрожавшего мирной жизни русских поселенцев.

                                                                                     Дмитрий Николаевич Логофет, полковник

Источник: http://lemur59.ru/node/9295

ХИВИ́НСКИЕ ПОХО́ДЫ

ХИВИ́НСКИЕ ПОХО́ДЫ, во­ен­ные экс­пе­ди­ции рос. войск в 19 в. с це­лью по­ко­ре­ния Хи­вин­ско­го хан­ст­ва.

Цар­ское пра­ви­тель­ст­во не­од­но­крат­но пы­та­лось под­чи­нить сво­ему влия­нию Хи­ву, пре­пят­ство­вав­шую рас­ши­ре­нию тор­го­вых свя­зей Рос­сии со Ср. Ази­ей, но по­хо­ды отд. воен.

от­ря­дов (в 1605, 1717, 1739 и др.) ока­за­лись без­ус­пеш­ны­ми из-за со­про­тив­ле­ния ме­ст­но­го на­се­ле­ния.

По­ход 1839–40 пред­при­нят в от­вет на не­пре­рыв­ные на­бе­ги хи­вин­цев на рос. вла­де­ния. Для по­хо­да на Хи­ву был сфор­ми­ро­ван 5-ты­сяч­ный экс­пе­диц. от­ряд под ко­манд. орен­бург­ско­го ген.-гу­бер­на­то­ра ген.-л. В. А. Пе­ров­ско­го (6,6 тыс. чел., 22 ору­дия). От­ряд вы­сту­пил из Орен­бур­га в но­яб. 1839, но из-за пло­хой ор­га­ни­за­ции во­ен.

экс­пе­ди­ции (от­сут­ст­вие тё­п­лой оде­ж­ды, не­дос­та­ток то­п­ли­ва и др.) в ус­ло­ви­ях не­обыч­но су­ро­вой зи­мы не смог прой­ти и по­ло­ви­ны пу­ти и в на­ча­ле февр. 1840 по­вер­нул об­рат­но. Ле­том 1840 он воз­вра­тил­ся в Орен­бург, по­те­ряв зна­чит. часть сво­его со­ста­ва (св. 1 тыс. чел. по­гиб­ли в пу­ти от хо­ло­да и бо­лез­ней, св. 1 тыс. чел.

вер­ну­лись боль­ны­ми), всю ар­тил­ле­рию и до 90% верб­лю­дов и ло­ша­дей.

По­ход 1873 пред­при­нят в фев­ра­ле – ию­ле с це­лью ли­к­ви­ди­ро­вать по­след­ний круп­ный ан­ти­рос­сий­ский очаг на­пря­жён­но­сти в центр. час­ти Ср. Азии. По­сле по­ко­ре­ния Рос­си­ей Бу­ха­ры и Ко­кан­да (см.

Бу­хар­ские по­хо­ды, Ко­канд­ские по­хо­ды) Хи­ва не из­ме­ни­ла сво­ей вра­ж­деб­ной по от­но­ше­нию к Рос. им­пе­рии по­ли­ти­ки, на­прав­ляе­мой брит. и тур. аген­та­ми. Ре­ше­ние о по­хо­де на Хи­ву рос. пра­ви­тель­ст­во при­ня­ло в нач. 1873. В фев­ра­ле – ап­ре­ле из Таш­кен­та, Орен­бур­га, Ман­гыш­ла­ка и Крас­но­во­дска вы­сту­пи­ли воо­руж. от­ря­ды об­щей чис­лен­но­стью 12 тыс.

чел. под рук. тур­ке­стан­ско­го ген.-гу­бер­на­то­ра ген.-л. К. П. фон Ка­уф­ма­на. Орен­бург­ский и Ман­гыш­лак­ский от­ря­ды со­еди­ни­лись и 26 мая по­до­шли к Хи­ве с се­ве­ра, а Тур­ке­стан­ский от­ряд – с юго-вос­то­ка. Крас­но­во­дский от­ряд из-за от­сут­ст­вия во­ды был вы­ну­ж­ден вер­нуть­ся. В кон­це мая рос.

Важно

вой­ска сло­ми­ли на ок­раи­нах Хи­вы сла­бое со­про­тив­ле­ние хи­вин­ских войск, ко­то­рые вско­ре ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли. По Ген­де­ми­ан­ско­му ми­ру 1873 Хи­вин­ское хан­ст­во при­зна­ло се­бя про­тек­то­ра­том Рос­сии.

Во вре­мя Х. п. рос. вой­ска при­об­ре­ли опыт ве­де­ния бое­вых дей­ст­вий на ТВД с пре­об­ла­да­ни­ем пес­ча­ных пус­тынь, ор­га­ни­за­ции и осу­ще­ст­в­ле­ния дли­тель­ных пе­ре­хо­дов на боль­шие рас­стоя­ния в не­бла­го­при­ят­ных при­род­ных ус­ло­ви­ях.

Источник: https://bigenc.ru/military_science/text/4664968

Генерал Перовский. | silkadv.com

По следам военного похода генерала Перовского.

«Обширный ум его хотел обнять все, и он жил только одною мечтою,как бы лучше устроить любимый им край, чтобы он был образцовым в России»

П. Л. Юдин.

Поездка из Кызылорды на Аральское море.

Генерал-адъютант, генерал от кавалерии, граф Василий Алексеевич Перовский родился 9 февраля 1795 г. в селе Почеп Черниговской губернии (Украина). Его отец, граф Алексей Кириллович Разумовский, более 30 лет находился на государственной службе. В последние годы жизни, занимая пост министра народного просвещения, учредил несколько гимназий, в т. ч.

знаменитый Царскосельский лицей. Мать, Мария Михайловна Соболевская, была гражданской женой А. К. Разумовского. Их дети были записаны на фамилию Перовские, которую получили по названию наследного подмосковного села Перово. В 1805 г. Разумовский добился возведения их в дворянское достоинство.

Все они получили блестящее образование, аристократическое воспитание и оставили заметный след в русской культуре и на поприще государственной и общественной деятельности. Василий Алексеевич Перовский, на долю которого выпало быть губернатором обширного Оренбургского края два срока, являлся незаурядной и богато одаренной личностью, был великолепно образованным человеком.

Он обладал художественным даром, любил и понимал поэзию, музыку, живопись, знал несколько иностранных языков. Его характеризовала твердая воля в достижении поставленных целей и самостоятельный характер ума, что позволило ему стать государственным деятелем и хорошим администратором.

 После окончания Московского университета молодой Перовский поступил в Муравьевскую школу колонновожатых, откуда в 1811 г. был выпущен в офицерском чине прапорщика. В 1812 г. он в составе 2-й Западной армии фельдмаршала Багратиона участвовал в Бородинской битве. При отступлении русских войск из Москвы был вероломно захвачен в плен французами, и только в 1814 г.

ему удалось убежать из него, о чем Перовский подробно написал в своих мемуарах — «Записках». Затем его зачислили на службу в гвардейский Генеральный штаб. С 1818 г. он — адъютант Великого князя Николая Павловича (будущего императора Николая I). Именно при царском дворе он познакомился с поэтом В. А. Жуковским, преданная дружба с которым была прервана только смертью поэта.

Их переписка — «удивительный документ тридцатилетней дружбы». Его друзьями были Н. М. Карамзин, А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь и многие другие великие и замечательные люди России. В 1828 г. полковник Измайловского полка и флигель-адъютант Перовский принимает участие в русско-турецкой войне. За героизм при штурме крепости Анапа он был удостоен боевого ордена Св.

Совет

Георгия 4-й степени, произведен в генерал-майоры и назначен в свиту Его Императорского Величества. В этом же году его перевели с Кавказского театра военных действий на Дунай, где в боях при взятии Варны он был тяжело ранен в грудь, что впоследствии сказалось на его здоровье и привело к преждевременной смерти.

 Следует сказать, что в это же время, кроме телесной раны, он получил самый страшный удар в своей жизни. В 1829 г. в Италии умерла Александра Андреевна Воейкова (урожденная Протасова, племянница В. А. Жуковского), «его Саша». Именно она была той единственной женщиной, с которой его связывала взаимная любовь.

Последние ее прощальные строки были обращены к нему, только что возвратившемуся с войны в Петербург. И Перовский, едва оправившийся от ранения, немедленно отправился в Пизу, где жила в последнее время Александра Андреевна, но в живых не застал свою «Светлану», как он ее называл. В 1833 г. В. А.

Перовского назначили Оренбургским военным губернатором и командующим отдельным Оренбургским корпусом вместо внезапно умершего военного губернатора П. П. Сухтелена. Молодой правитель обширного и неспокойного пограничного края энергично взялся за его переустройство, серьезно изучая неосуществленные планы своего умного и талантливого предшественника. В 1835 г.

Перовский подготовил обоснование необходимости устройства новой пограничной линии к северо-востоку от Орской крепости до редута Березовского на реке Уй. После утверждения проекта императором началось строительство укреплений Новолинейного района.

В относительно короткое время были воздвигнуты основные опорные укрепления на линии: Императорское, Наследницкое, Михайловское, Николаевское, Константиновское с редутами между ними для помещения в них кордонной стражи, состоявшей, в основном, из команд оренбургских казаков и башкирско-мещеряцкого войска.

Между редутами на расстоянии 5 — 10 верст были устроены пикеты с маяками, в которых размещался дежурный наряд из 10 — 15 казаков для наблюдения за неприятелем. В это время набеги шаек грабителей киргиз-кайсаков на селения, прилегавшие к пограничной линии, были довольно частым явлением. Покровительствовало этим налетам воровских банд Хивинское ханство.

Там находился главный невольничий рынок, где киргизцы продавали в рабство захваченных в плен российских людей. Здесь же сбывали угнанный скот и награбленное. Кроме того, Хива часто распоряжалась некоторыми племенами киргиз-кайсаков как своими подданными, облагая их налогами (податями) и собирала с них денежную повинность в виде пошлины.

В Хиве в неволе томились около двух тысяч русских людей. Считая политику Хивы главным источником всех зол, поощряющих нападения шаек на пограничные линии, Перовский стал настойчиво хлопотать перед правительством об организации военного похода для усмирения Хивы. Составленный под его руководством проект похода был принят, и 12 марта 1839 г.

Обратите внимание

комиссия в составе вице-канцлера графа Нессельроде, военного министра Чернышова и военного губернатора края Перовского постановила начать поход в сроки, которые установит сам начальник военной экспедиции. Истинную же цель похода держали в тайне и говорили лишь о научной экспедиции, предпринимаемой для исследования среднеазиатских пустынь.

Сам Перовский временем начала военной экспедиции избрал весну 1840 г., но, доверившись доводам генерала С. Т. Циолковского, который сумел снискать доверие губернатора, изменил свое решение и выступил в военный поход в ноябре 1839 г. Примечательным является следующий факт.

Когда Николай I узнал, что Циолковский имеет сильное влияние на Перовского, то в беседе с начальником края просил его держаться подальше от ссыльного поляка, замешанного в польском мятеже 1831 г. Следует отметить, что в подготовке экспедиции и в самом походе участвовали ближайшие сотрудники и помощники военного губернатора, оставившие заметный след в истории науки и культуры России.

Среди них: В. В. Вельяминов-Зернов, В. В. Григорьев, В. И. Даль, Я. В. Ханыков и другие. Этот зимний поход закончился очень неудачно. В планы экспедиции вмешалась природа, с ее 30-градусными морозами, снежными буранами, вследствие чего бескормица и падеж верблюдов, основной тягловой силы продовольствия и вооружения в пустынной местности.

В письмах из похода сам Перовский сообщал: «Против нас зима со всеми ее ужасами… Нет такого древнего старика в здешних местах, который помнил бы подобную зиму». От сильных холодов стали обмораживаться и заболевать люди, прежде всего нижние чины из состава линейных батальонов.

В меньшей степени погодные условия отразились на оренбургских и уральских казаках, хотя и они понесли немалые потери (во время похода умерло 1054 нижних чина, 8 чиновников, 199 башкир из транспортной команды). В этих условиях Перовский 1 февраля 1840 г. отдает приказ об окончании похода и возвращении экспедиционных сил в Оренбург.

Всю вину за неудачу экспедиции он принял на себя, о чем лично доложил императору в июне 1840 г. и просил его о своей отставке и отпуске за границу для лечения. Но лишь в 1842 г. военный губернатор края был освобожден от должности. В том же году он выехал за границу для лечения и отдыха, где пробыл три года. Возвратившись из Европы, В. А. Перовский окунулся в государственные дела.

Его назначили членом Государственного Совета, а в 1847 г. и членом Адмиралтейства. Как свидетельствовали современники, кабинетные занятия тяготили энергичного Василия Алексеевича.

Важно

И он стал добиваться нового назначения в Оренбургский край, так как чувствовал в себе силы для осуществления тех целей и задач, которые не успел довести до конца во время своего первого пребывания на посту губернатора. Существует воспоминание о встрече Перовского с императором, похожее на легенду. В 1851 г. тяжело заболевшего Василия Алексеевича посетил Николай I.

Беседуя с Перовским, он спросил его, есть ли у того какое-то желание, которое император мог бы исполнить, на что Перовский якобы ответил: «Ваше Величество! Я желал бы, чтобы меня похоронили оренбургские и уральские казаки». Так или иначе, Николаю I пришлось уступить просьбе своего любимца, и 21 марта 1851 г. генерал-адъютант В. А.

Перовский получил рескрипт о назначении на должность Оренбургского и Самарского генерал-губернатора и командующего отдельным Оренбургским корпусом. 29 мая он уже прибыл в Оренбург. В середине XIX века уже не политика Хивы беспокоила правительство России, а Кокандское ханство, осуществлявшее нападения киргиз-кайсаков на подданных российского государства.

Кокандцы заставляли их нападать на приграничные русские поселения с целью грабежа и даже взимали с киргиз-кайсаков подати как со своих подданных, как ранее это делали хивинцы. Поэтому Перовский, консультируясь с правительством, начал тщательно готовить новую военную экспедицию, теперь уже по завоеванию главной кокандской крепости Ак-Мечеть.

Весной 1853 г. экспедиционный отряд выступил в поход (всего 2850 чел., в т. ч. около 100 офицеров, 2250 нижних чинов и 500 киргиз-кайсаков). Всеми походными колоннами руководил наказной атаман Оренбургского казачьего войска генерал-майор И. В. Падуров. В начале июля Ак-Мечеть была осаждена и 28 июля после минной подготовки и разрушения части крепостной стены взята штурмом.

Генерал- губернатор лично руководил войсками во время взятия крепости. Кокандцы показали мужество при защите Ак-Мечети и почти все погибли, отбивая атаки солдат и казаков. На месте полуразрушенной крепости Перовский основал новое укрепление, вскоре, по императорскому указу, названное в его честь «форт Перовский».

С этого времени берет свое начало новая Сыр-Дарьинская укрепленная линия. Для службы на ней был оставлен гарнизон в 1000 человек. Результаты экспедиции имели важное международное значение, в т. ч. и для России. Усиливалась роль России в Центральной Азии. С этого момента начинается активное завоевание территорий в этой части света и их дальнейшая колонизация.

Читайте также:  Развитие внутренней торговли и предпосылки всероссийского рынка

Государь и общественность по достоинству оценили деятельность В. А. Перовского по завоеванию нового края и умиротворению киргиз-кайсацких племен.
26 августа 1853 г. Николай I издал рескрипт по случаю взятия крепости Ак-Мечеть и покорения кокандцев: «…Я поспешаю выразить Вам душевную Мою признательность за блистательный этот подвиг, покрывший новой славою русское оружие».

Всем офицерам и солдатам-участникам похода было выдано годовое жалованье, а наиболее отличившиеся награждены орденами и знаками отличия Военного ордена (Георгиевскими крестами).

Сам Василий Алексеевич в одном из писем выразил личную оценку свершившегося исторического факта в следующих строчках: «Можете представить, как я счастлив…», тем самым он доказал своим недоброжелателям, что неудача первого похода в Хиву — это стечение целой цепи трагических обстоятельств, а не личного неумения.

Совет

Историческую роль Перовского в военной операции оценили такие известные люди, сопровождавшие его в экспедиции, как востоковеды В. В. Григорьев и В. В Вельяминов-Зернов (они были с Перовским и в первой экспедиции), исследователь Аральского моря контр-адмирал А. И. Бутаков, военный инженер и топограф И. В.

Бларамберг, географ и историк, офицер Генерального штаба А. И. Макшеев и др.
За два периода управления Оренбургским краем В. А. Перовский заслужил уважение жителей губернии и получил известность в России. При нем в Оренбурге осуществлялось широкое строительство и благоустройство города. По проекту его друга А. П.

Брюллова был построен Караван-Сарай, здание Благородного собрания, построен манеж (впоследствии переоборудованный в театр). В Оренбурге появился водопровод, устроен сад и уличное освещение. Открылись приходские школы в Челябинске и Троицке. В 1836 г. было учреждено лесное училище для подготовки специалистов по разведению лесов в степи.

Перовский осуществил реорганизацию управления Башкиро-мещеряцким войском. Поднял торговлю в крае, добился на несколько лет права беспошлинной торговли и льгот для купцов и многое другое. Оренбург поистине стал самым культурным городом на юго-востоке страны. 
В Оренбурге он принимал у себя А. С. Пушкина, приезжавшего для сбора исторических материалов о Пугачевском бунте. 13 июня 1837 г.

жители Оренбурга встречали девятнадцатилетнего наследника российского престола, будущего императора Александра II, путешествующего по России со своим наставником и поэтом В. А. Жуковским (лучшим другом Василия Алексеевича). Из дневника Жуковского мы знаем некоторые подробности этого путешествия.

Так, 10 июня наследник и его свита выехали из Верхнеуральска в Магнитную крепость, ночевали в Таналыцкой станице, потом переехали в Ильинскую крепость, обедали в Орске, затем посетили станицу Губерлинскую и крепость Подгорную, ночевали 12 июня в Верхнеозерной, откуда выехали в Оренбург и в три часа дня въехали в казачий Форштадт. При въезде в Форштадт цесаревич принял от депутации, состоящей из заслуженных стариков-казаков, хлеб-соль.
Далее через Орские ворота направился к Преображенскому собору, где был отслужен молебен, а потом вместе с Перовским — в его квартиру, где наследнику были предоставлены покои. Василий Алексеевич пользовался почетом и уважением у будущего императора. После завершения Кокандской операции здоровье Перовского стало опять ухудшаться, и его все чаще посещают мысли об обращении к государю с просьбой об отставке. В 1855 г. неожиданно умирает Николай I, и Перовский просит уже нового императора отставить его от службы. 17 апреля 1855 г. император Александр II за многолетнюю выдающуюся службу во благо России возвел В. А. Перовского в графское достоинство. Во время коронации Александра II Перовский удостоился личной аудиенции у государя и вновь попросил об отставке. Но император уговорил его продолжить руководство беспокойным приграничным краем и 26 августа 1856 г. наградил Перовского бриллиантовыми знаками высшего российского ордена Св. Андрея Первозванного.

Высочайшая просьба и милость царя не позволили графу отказаться от исполнения должности, и он возвратился в Оренбург. Но здоровье его резко ухудшилось, и Перовский настоял на своей отставке. Уже в конце декабря прибыл в Оренбург генерал А. А. Катенин, которому Перовский стал передавать дела по руководству краем. 7 апреля 1857 г. генерал-адъютант и генерал от кавалерии граф В. А. Перовский был уволен от должности Оренбургского и Самарского генерал-губернатора и командира отдельного Оренбургского корпуса. Из Оренбурга тяжело больной Василий Алексеевич Перовский был отвезен на лечение в Крым в имение князя Воронцова. Он не смог побороть болезнь и скончался 8 декабря 1857 г. в императорской вилле в Ореанде, похоронен там же, в церкви Св. Георгия. Именем графа Перовского названы поселок в Оренбургском уезде, улица в Оренбурге и мыс на Новой Земле.

Источники: 
В. А. Кузнецов. Дорофеев, В. В. Василий Перовский и Оренбуржье: к 200-летию со дня рождения / В. В. Дорофеев. — Оренбург, 1995. — 47 с. Губернаоры Оренбургского края / авт.-сост.: В. Г. Семенов, В. П. Семенова. — Оренбург: Оренбург. кн. изд-во, 1999. — 400 с. С.: 201 — 214: В. А.

Перовский, оренбургский военный губернатор в 1833 — 1842 гг., оренбургский и самарский генерал-губернатор в 1851 — 1857 гг. Савельзон, В. Оренбургская история в лицах: 50 портр. на фоне эпохи / В. Савельзон. — Оренбург: ИПК «Южный Урал», 2000. — 318 с. С. 31 — 38: Лучший губернатор.Футорянский, Л. Губернатор Перовский / Л. Футорянский // Юж. Урал (Оренбург). — 1993.

— 24 июля. Фонотов, М. Василий Перовский / М. Фонотов // Челяб. рабочий. — 1996. — 9 окт. ПАВЛОВ, В. Тень императора: воен. губернатор Оренбург. края / В. Павлов // Урал. следопыт (Екатеринбург). — 2001. — N 1. — С. 5 — 10. Баканов, В. Общественная запашка / В. Баканов // Магнитогор. рабочий. — 1993. — 23 марта.

Из истории земледелия и сельского хозяйства станицы Магнитной в XIX в. О деятельности губернатора В. А. Перовского. Оренбургский губернатор Василий Алексеевич Перовский: документы, письма, воспоминания / сост.: Е. Г. Вертусова, Г. П. Матвиевская, А. Г. Прокофьева. — Оренбург: Оренбург. кн. изд-во, 1999. — 336 с. » Я вас люблю как друга…»: письма В. А. Перовского к В. И.

Обратите внимание

Далю / Г. Матвиевская, И. Зубова // Гостиный двор: лит.-худож. и обществ.-полит. альм. — 2003. — N 14. — С. 247 — 260.

Источник: http://www.silkadv.com/ru/node/717

Хивинские походы 1839—40 и 1873 гг

Навигация:
DJVU Библиотека
Photogallery
Брокгауз и Ефрон
knolik.com
Статистика:

Хивинские походы 1839—40 и 1873 гг.— Первый X.

поход предпринят был с целью заставить постоянно враждебных России хивинцев прекратить свои грабежи, обеспечить спокойствие и торговлю в степных областях и освободить русских пленных, захваченных хищниками. Начальство над экспедиционным отрядом возложено было на командира отдельного оренбургского корпуса, ген.-адъют. В. А. Перовского.

Он избрал путь на крепость Илецкую защиту и далее через Усть-Урт (вся длина пути до Хивы определялась в 1250 вер., в действительности же превышала 1400 вер.). Выступление в поход назначено было в ноябре 1839 г.

; в предшествовавшее лето приступлено было к устройству на пути следования в Хиву двух становищ, которые могли бы служить опорными пунктами и складами продовольствия: первое — на р. Эмбе (500 вер. от Оренбурга), второе — при речке Ак-Булак (150 вер. от Эмбы). Экспедиционный отряд состоял из 3½ батальонов пехоты и 3 казачьих полков (всего около 4 тыс. чел.), при 20 орудиях.

Он выступил в начале ноября, четырьмя эшелонами; движение шло весьма медленно, из-за огромного верблюжьего транспорта (до 10 тыс. верблюдов). К концу месяца войска сосредоточились на р. Илек (150 вер. от Оренбурга), а 19 декабря прибыли на первое становище. Морозы за все это время доходили до 30 и более градусов.

Стал ощущаться сильный недостаток в топливе и большие недочеты в теплой одежде. С приближением к Эмбе выпал глубокий снег; отряду пришлось двигаться без дорог. Здоровье людей и лошадей держалось еще в довольно удовлетворительном состоянии; но ок. 20% верблюдов оказалось негодным для дальнейшего пути. В становище на Эмбе пришлось дать отряду отдых на несколько дней.

Между тем, в Хиве давно уже знали о предпринятом походе, и неприятельские отряды двинулись нам навстречу. Один из них (до 2 тыс. чел.) 18 дек. произвел нападение на занятое небольшим русским отрядом передовое становище у Ак-Булака, но был отбит после довольно упорного боя, в котором у нас выбыло из строя около 20 человек.

30 декабря 1-й эшелон войск генерала Перовского выступил из Эмбинского укрепления, а в последующие дни — три остальных. Трудности движения скоро возросли до крайности; глубокие снега, бураны при 20° морозе, отсутствие топлива развили болезненность и смертность. По достижении Ак-Булака, в строю оставалось всего 1900 чел.; верблюдов было 5200, но из них только 2½ тыс.

были годны для дальнейшего пути. При таких обстоятельствах Перовский не признал возможным идти далее. Обратный поход начался 4 февраля. 18-го отряд, в весьма бедственном состоянии, стянулся к Эмбинскому укреплению, потеряв за эти дни до 1800 верблюдов. На Эмбе простояли 3 месяца. так как потребовался сбор свежих верблюдов. Только 20 мая началось движение от Эмбы к Оренбургу, куда отряд вступил 2 июня, везя с собой 1200 больных и потеряв умершими свыше 1000 чел.

Важно

В 1873 году, под общим начальством генерала Кауфмана, были сформированы 4 отряда (туркестанский, красноводский, мангышлакский и оренбургский), общей численностью около 13000 чел., при 4600 лош. и 20000 верблюдах, выступившие в конце февраля и начале марта тремя колоннами, из Джизака, Казалинска и с берегов Каспийского моря (отряды мангышлакский и красноводский).

Из отрядов не дошел до Хивы только красноводский. После неимоверных трудностей пути, страдая от жары и пыли в безводных пустынях, соединившиеся отряды подошли к Хиве в конце мая. 28 мая часть войск оренбургско-мангышлакского отряда, под начальством ген. Веревкина, подошла к г. Хиве и овладела завалом и батареей из 3 орудий у самой городской стены; в 250 саж.

от стен были заложены демонтирная и мортирная батареи, открывшие огонь по городу. В городе начались волнения, и хан решился, не дожидаясь штурма, сдать город и выслать депутацию к Кауфману, с изъявлением покорности.

Власть хана над туркменами и даже населением Хивы была, однако, настолько слаба, что часть защитников города продолжала деятельно готовиться к отпору русским со стороны Шах-Абатских ворот. Вечером 28-го ген. Веревкиным получено извещение, что ген. Кауфман находится в 16 вер. от Хивы, и что неприятель вступил с ним в переговоры.

Кауфман приказал прекратить огонь, если хивинцы будут держаться спокойно, а отряду Веревкина на следующее утро передвинуться к мосту Сарыкупрюк, для соединения с туркестанским отрядом.

Веревкин, затрудняясь перевозкой значительного числа раненых, бывших при отряде после 28 мая, послал 29-го к Сарыкупрюку только 2 роты, 4 сотни и 2 орудия; прочие войска были оставлены на занятых ими накануне местах. Утром 29-го Веревкин потребовал сдачи Шах-Абатских ворот. Хив.

начальники, ввиду переговоров с Кауфманом ежеминутно ожидавшие его вступления в город и открывшие для того Хазараспские ворота, отказались исполнить требование Веревкина. Последний приказал занять ворота силой.

Устроена была брешь-батарея на 2 орудия, расстояние до стены измерено шагами, ворота пробиты гранатами; 2 роты, с 2 ракетными станками, заняли ворота и прилегающую часть стены.

Совет

Таким образом Хива была занята войсками оренбургского отряда в то время, когда с другой стороны Кауфман, во главе туркестанского отряда и части оренбургского, готовился к торжественному, беспрепятственному входу в город через Хазараспские ворота. Хан бежал из Хивы в г.

Хазават к туркменам, с помощью которых предполагал продолжать борьбу, но 2 июня вернулся с изъявлением покорности. Так как в виды русского правительства не входило присоединение всего X. ханства к нашим владениям, то за ханом оставлено право управления страной.

При нем образован особый совет, на который возложено обеспечение продовольствием наших войск и освобождение персиян-рабов, которых насчитывалось в ханстве до 15 тыс. Оседлое население X. оазиса покорилось, но хан был бессилен принудить к тому туркмен: выставляя до 20 тыс. хорошо вооруженных, смелых и воинственных воинов, туркмены в действительности правили X. оазисом. Их подчинение хану было номинальное: они не платили податей и безнаказанно грабили оседлое население. Нежелание туркмен подчиниться требованию Кауфмана и внести контрибуцию в 300 тыс. руб. вынудило прибегнуть к силе. Для сбора контрибуции Кауфман двинул 7 июля в центр туркменских кочевий, к Хазавату, отряд из туркестанских войск. Близ сел. Чандыр (85 вер. от Хивы), 13 — 15 июля, произошли упорные бои с туркменами. Ряд поражений, сломивших сопротивление туркмен, вынудил их безусловно подчиниться командовавшему войсками. По окончательном замирении края, в Хиве 12 авг. были подписаны условия мира с ханством (см. Хивинское ханство).

Хива | Буква «Х» | В начало | Буквосочетание «ХИ» | Хивинский оазис

Статья про слово «Хивинские походы 1839—40 и 1873 гг.» в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона была прочитана 655 раз

Источник: http://be.sci-lib.com/article110103.html

Ссылка на основную публикацию