Династия ираклия и конец римской империи (610-717)

Ираклийская династия (династия ираклия)

Византийская императорская династия, правившая в 610-95 и 705-11 гг.

Основатель Ираклийской династии – Ираклий I – сын происходившего из каппадокийских армян экзарха Карфагена Ираклия-старшего, – взошел на трон в результате военного переворота и свержения императора Фоки осенью 610 г.

Овладев престолом в критический для Восточной Римской империи момент, Ираклий I на короткое время смог стабилизировать ее положение. Блестящая победа, одержанная по итогам изнурительного персидского похода 622-28 гг.

, привела к восстановлению ромейских позиций на Ближнем Востоке, а также к военно-хозяйственному разгрому Сасанидского Ирана, от которого он не сумел оправиться. Однако с трудом реконструированные восточные рубежи были нарушены мощным арабо-мусульманским вторжением: в 634-42 гг.

в руки сарацин попали Сирия, Палестина и Египет. Удрученный стремительным продвижением мусульман, Ираклий I в последний период жизни фактически отстранился от государственного управления.

Обратите внимание

Царь передал дела старшему сыну Константину III Ираклию, который с раннего возраста замещал отца, находившегося в армейских экспедициях и годами не появлявшегося в столице.

Смерть Ираклия I 11 февраля 641 г. спровоцировала давно созревшую внутрисемейную конфронтацию. По завещанию покойного императора соправителем Константина III должен был стать его сводный брат Ираклий II (Ираклеон), сын Ираклия I от второй жены Мартины.

По-видимому, неприязненные отношения пасынка и мачехи не являлись тайной, во всяком случае, значительная часть синклита и населения Константинополя испытывала стойкую антипатию к Мартине и ее потомству. Безвременная кончина Константина III весной 641 г.

еще больше обострила противоречия между старшей и младшей линиями Ираклидов: поскольку императором был провозглашен Ираклий II, то будущее сыновей Константина III – Ираклия (впоследствии нареченного Константом II) и Феодосия представлялось в высшей степени неясным.

Впрочем, и положение Мартины, ставшей регентом при юном сыне-василевсе, оказалось непрочным: на фоне бунта малоазийских войск осенью 641 г. в Константинополе произошел переворот. Ираклий II был низложен и вместе с матерью и братьями – Давидом и Мартином, – отправился в ссылку на о. Родос.

По воле синклита императорство досталось 11-летнему Константу II, опеку над которым на срок его малолетства сенаторы взяли на себя. С обретением Константом II реальной власти между ним и синклитом разгорелся подспудный конфликт, и в 663 г. василевс, всерьез опасавшийся заговоров, покинул Константинополь.

Проследовав на Запад, Констант II намеревался перенести туда свою резиденцию и остановил выбор на Сиракузах, но и в Сицилии ему не удалось отгородиться от злоумышленников: в 668 г. царь был убит. Кончиной Константа вдали от Константинополя воспользовался военачальник Мизизий: он объявил себя императором, но уже в 669 г.

был оперативно ликвидирован войсками из Равенны и Сардинии.

Правление сына и преемника Константа II Константина IV Погоната заполнено войнами, в которых как победы, так и неудачи империи предопределили ее развитие на десятилетия вперед. Арабы собрали крупные силы и на протяжении 674-78 гг.

Важно

осаждали Константинополь, но, в конечном счете, потерпели поражение: впервые Византия дала решительный отпор мусульманской экспансии. Параллельно на Балканах столкновение с болгарской ордой хана Аспаруха не принесло победы ромеям. В 681 г.

империя была вынуждена признать существование славяно-болгарской державы в Нижней Мезии (устье Дуная) и даже платить ей дань, что положило начало формированию Болгарии.

Смерть Константина IV в 685 г. означала переход престола к его сыну Юстиниану II, который в первые годы царствования добился некоторых успехов в борьбе с сарацинами за Армению и Кипр и в возобновлении имперского контроля над славянизированной Македонией.

Правительство Юстиниана также инициировало масштабные преобразования, направленные на централизацию фискально-административной системы и колонизацию обезлюдевших областей Малой Азии славянскими мигрантами с Балкан и туземным населением из районов арабо-византийского пограничья. В 695 г.

во многом неожиданно Юстиниан II был сметен константинопольским восстанием, инспирированным военачальником Леонтием. Юстиниану вырвали ноздри (откуда и его прозвище «Ринотмет» – «Безносый»), и вскоре смещенный василевс отправился в ссылку в Херсон. Вероятно, ок. 700 г.

Юстиниан бежал из Крыма в Хазарию, где женился на сестре или дочери кагана Ибузира Глиавана, в крещении нареченной Феодорой. В 705 г. Ринотмет, получив помощь от хана Болгарии Тервеля, вновь обрел царство: Юстиниан вступил в Константинополь и расправился со своими сменщиками – Леонтием и Тиверием III.

Террор, развязанный Юстинианом II против его реальных и мнимых врагов во второй период правления, подорвал влияние константинопольской аристократии и открыл путь к власти для выходцев из провинциальной армейской среды. Окончательно режим Ринотмета пал еще более внезапно, чем в 695 г.: в 710 г.

в недовольном императорскими репрессиями Херсоне вспыхнул мятеж. Херсониты не только провозгласили василевсом знатного армянина Вардана (Филиппика), но и при поддержке изменившего Юстиниану II флота заняли Константинополь. Осенью 711 г. Ринотмет был схвачен и обезглавлен, равно как и его малолетний сын Тиверий – последний отпрыск Ираклийской династии.

Исторические источники:

Совет

История императора Иракла. Сочинение епископа Себеоса, писателя VII в. / Пер. с арм. К. Патканьяна. СПб., 1862;

Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и сына его Феофилакта / Пер. В.И. Оболенского, Ф.А. Терновского; предисл. О.М. Бодянского. М., 1884;

Никифора патриарха Константинопольского краткая история со времени после царствования Маврикия / Пер. и комм. Е.Э. Липшиц // Византийский временник. Т. III (28). 1950;

Пасхальная хроника / Пер. с греч., вступ. ст., комм. Л.А. Самуткиной. СПб., 2004;

Феофилакт Симокатта. История. Вступ. ст. Н.В. Пигулевской, пер. С.П. Кондратьева, прим. К.А. Осиповой. М., 1957;

Чичуров И.С. Византийские исторические сочинения «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Тексты, перевод, комментарий. М., 1980;

Michel le Syrien. Chronique / Ed. J.-B. Chabot: 5 Vol. Vol. I-II. Paris, 1899-1901. 

Иллюстрации:

Император Ираклий I и его старший сын-соправитель Константин III (солид, ок. 613-20).

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/irakliiskaia_dinastiia_dinastiia_irakliia

Шарль диль история византийской

^ I. Восстановление империи Ираклием.— II. Арабская опасность.— III. Религиозная политика и Запад.— IV. Преобразование империи в VII в.— V. Конец династии Ираклия и упадок империи (685—717).

В истории Византии седьмой век — один из самых мрачных периодов.

Это эпоха серьезного кризиса, тот решительный момент, когда самое существование империи ставится под вопрос. Извне на истощенную империю обрушивается грозная опасность, сначала со стороны персов, а вскоре, еще более ужасная, со стороны арабов.

Внутри завершается глубокое преобразование, которое придает новый облик византийскому обществу и государству. До сих пор, несмотря ни на что, монархия оставалась Римской империей всемирного характера; латынь была там официальным языком, и благодаря римской традиции были сохранены без изменений прежние звания, установленные еще Римом.

В начале VIII века, напротив, образовалась чисто византийския империя, силы которой концентрируются вокруг Константинополя, а характер делается все более и более восточным. {46}

^ В тот момент, когда Ираклий (610—641) вступил на трон, положение империи могло казаться почти безнадежным. Ежегодно персы добивались все новых успехов: в 612 г. они захватили Антиохию, Апамею, Кесарию; в 614 г. — Дамаск; в 615 г. они заняли Иерусалим, откуда перенесли в Ктесифон святой крест и наиболее знаменитые христианские реликвии; в 617 г. они завоевали Египет и дошли в Азии до Халкидона. В это время перед Константинополем появились авары (619); лангобарды завоевали области Италии, и империя окончательно потеряла свои испанские владения. Сраженный столькими несчастьями, Ираклий стал было думать о том, чтобы покинуть Константинополь и перенести столицу в Африку. Патриарх Сергий, человек неукротимой энергии, чье могущественное влияние отражалось на всей политике царствования, поднял его дух. Ираклий — впечатлительный и нервный, склонный к бурным подъемам и внезапным упадкам, полный пламенной религиозной веры и горящий желанием отомстить персам за оскорбления, нанесенные ими христианству, к тому же храбрый солдат, хороший администратор и крупный полководец — вновь овладел собой. Патриарх предоставил в его распоряжение сокровища церкви; Ираклий сам неустанным трудом восстановил армию. В 622 г. он был готов к борьбе.В продолжение шести лет, не давая себя отвлекать ничем, даже грозной атакой, совместно предпринятой персами и аварами против Константинополя (626), он сражается с войсками «великого царя», перенося войну на вражескую территорию, в Азербайджан (623) и в персидскую Армению (625), одерживает победы при Ниневии (627) и у ворот Ктесифона (628) и входит в легенды как первый крестоносец. Смерть Хосроя II (628) и последовавшее за ней восстание заставили персов принять унизительный мир, по которому они отказались от всех своих завоеваний и прежде всего возвратили святой крест, вновь торжественно водруженный Ираклием в Иерусалиме (629). {47}После этих крупных военных успехов Ираклий попытался своей религиозной политикой вернуть империи внутреннее единство. Чтобы опять привлечь монофизитов Сирии и Египта, он совместно с патриархом Сергием и Киром Александрийским занялся выработкой примирительной формулы, которая привела бы раскольников к православию. Отсюда родилось учение монофелитов, сформулированное императором в изложении веры, известном под названием Эктесис (638), на почве которого он стремился примирить монофизитов с римской церковью.В результате этих усилий империя казалась восстановленной; ее престиж на Востоке был вновь упрочен; ее влияние, благодаря обращению в христианство хорватов и сербов, снова простиралось на северо-запад вплоть до Балканского полуострова.Но эта блестящая внешность плохо скрывала действительное истощение. Состояние финансов было плачевным; сепаратистские тенденции, способствовавшие успехам персов, отнюдь не были искоренены.Арабское нашествие в несколько лет уничтожило все плоды побед Ираклия, а его религиозная политика в то же время положила начало длительным разногласиям и серьезным конфликтам.

^

Обратите внимание

Начало VII в. было отмечено великим событием — зарождением ислама. За двадцать лет, в результате необычайной экспансии, новая религия завоевала огромную часть восточного мира и за счет Персии и Византии распространилась от берегов Окса до побережья Великого Сирта.В 634 г. армия халифа Омара вторглась в Сирию. Византийские войска были разбиты при Аджнадайне (634); Дамаск оказался в руках мусульман (635); разрушение Ярмука (636) заставило Ираклия навеки распроститься с Сирией. К тому же население, враждебное грекам, спешило переходить на сторону победителя. Иерусалим капитулировал в 637 г., Антиохия — в 638 г. Затем пришла {48} очередь Месопотамии (639) и Египта, который Амир завоевал в два года (640—642), не встретив большого сопротивления; и Ираклий, старый и больной, умер в отчаянии. При его наследнике Константе II (642—668) арабы продолжали преуспевать. Киренаика, Триполитания попали в их руки (642—643); в 647 г. они в первый раз захватили северную Африку. Они опустошили Малую Азию (651), подчинили Армению (653). Наконец, создав флот, они стали грозить преобладанию, сохранявшемуся до этих пор Византией в восточных морях. Они завоевали Кипр (649), ограбили Родос (654) и у берегов Ликии (655) нанесли греческим эскадрам, которыми командовал сам император, памятное поражение. Сам Константинополь был в опасности, и Констант II, считая Восток потерянным, вынужден был провести последние годы своей жизни (663—668) на Западе.Это облегчило предприятия халифов Омейядов, которые с 660 г. правили в Дамаске. Отныне арабы ежегодно стали предпринимать опустошительные нападения на Малую Азию; в 668 г. мусульмане проникли вплоть до Халкидона. Одновременно они возобновили наступление на западе, укрепились в северной Африке, где основали Кайруван (669) и грозили Сицилии. Наконец, в 673 г. они, напрягая все свои силы, попытались атаковать Константинополь. Но новый император, Константин IV (668—685), был энергичным государем. Тщетно в течение целых пяти лет (673—678) арабы осаждали византийскую столицу с суши и с моря; им не удалось ею овладеть.Греческий флот, которому недавнее изобретение греческого огня обеспечило неоспоримое превосходство, вынудил мусульманские эскадры к отступлению и нанес им в водах Силлеума жестокое поражение. На суше войска халифа были разбиты в Азии. Муавия должен был решиться подписать мир (678). Впервые натиск ислама был остановлен. Константин IV мог гордиться своим делом. Престиж империи был восстановлен до такой степени, что все противники Византии склонились перед ней, «и великое спокойствие, — говорит хронист Феофан, — воцарилось на Востоке и на Западе». {49}

^

Одновременно император восстановил мир и в церкви.Религиозная политика Ираклия имела серьезные последствия. Монофелизм вызвал в Африке и в Италии сильное недовольство, выразившееся в восстаниях против императорской власти экзархов Карфагенского (646) и Равеннского (650), в возраставшей враждебности итальянского населения, в ярой оппозиции римских пап. Напрасно Констант II обнародовал для успокоения умов эдикт, названный Тип (Типос) (648); напрасно он повелел арестовать и осудить папу Мартина I (653); напрасно он самолично явился на Запад. Правда, Рим должен был покориться; но в результате всего этого лангобарды добились новых завоеваний. Константин IV понял, что необходима иная политика. Потеря Египта и Сирии делала отныне бесполезной попытку установить согласие с монофизитами; восстанавливая же религиозное спокойствие в союзе с Римом, государь надеялся сразу вновь прочно присоединить к империи то, что еще оставалось от Италии, и найти время, чтобы целиком посвятить себя военным и политическим делам.Константинопольский вселенский собор (680—681) имел поэтому своей задачей установление религиозного единства, и в полном согласии с папой он осудил ересь монофелитов и восстановил православие.Это было большим успехом. Когда в 685 г. умер Константин IV, империя, казалось, вышла из кризиса, грозившего ей гибелью. Положим, она вышла из него чрезвычайно уменьшенной, а ее экономическое процветание было серьезно подорвано потерей Египта, рожь которого служила одним из средств существования империи, Сирии, чья цветущая промышленность была одним из источников ее богатств, и портов Александрии, Газы, Бейрута, Антиохии — центров оживленной торговой деятельности. Правда, новая черная туча поднималась на горизонте: с 679 г. болгары, перейдя Дунай, обосновались между этой рекой и Балканами. Но в целом империя сумела оказать сопротивление яростному натиску {50} ислама; защита территории была обеспечена благодаря крупной административной реформе; и империя, более сплоченная, более однородная, избавленная от опасности распада на Востоке и от мертвой тяжести Запада (в 698 г. она потеряла Африку, подобно тому как она уже потеряла Испанию и половину Италии), казалась крепким организмом, способным жить в новом, совершенно восточном облике, который она приняла на протяжении VII в.

Читайте также:  Нижнеднепровская наступательная операция 1943 года (26 сентября -20 декабря)

^

Действительно, в империи произошли глубокие перемены.В первую очередь следует отметить этнографическое преобразование. На опустошенном и обезлюдевшем Балканском полуострове постепенно стали обосновываться новые народности. На северо-западе Ираклий должен был допустить поселения хорватов и сербов с условием принятия ими христианства и превращения их в вассалов империи. В другие районы также проникали славяне. В Мизии, Македонии, вплоть до границ Фессалоники, образовались заселенные славянами области, которые эти племена завоевали в результате многих набегов. Славяне встречались в Фессалии, центральной Греции, вплоть до Пелопоннеса и островов Архипелага; хотя было бы преувеличением говорить подобно Фальмерайеру о полной славянизации этих областей, тем не менее несомненно, что многочисленные пришлые инородные элементы смешивались с греческим населением и что эти завоеватели доставляли много хлопот императорам VII в., которым с большим трудом удалось их подчинить и ассимилировать. Далее, на северо-востоке полуострова в большом количестве поселились болгары; благодаря соседству обосновавшихся в стране славян они сами постепенно ославянились и основали прочное государство. Все это, естественно, представляло серьезную опасность для империи; но вместе с тем из этого смешения рас проистекало и одно преимущество: с притоком новой крови империя омоложалась. {51}К этому же времени завершилось и чрезвычайно важное административное преобразование.Начиная с царствования Юстиниана, система управления, установленная Римом, была в некоторых провинциях изменена посредством объединения в одних руках гражданской и военной власти. После Юстиниана практика эта в целях лучшей защиты границ стала повсеместной. Именно с этой целью к концу VI в. Маврикий создал Африканский экзархат против берберов и Равеннский — против лангобардов. Наконец, в VII столетии такие же меры были приняты на востоке против вторжения арабов и болгар. Ираклий и его преемник установили округа, которые назывались фемами; это слово первоначально означало войсковую часть, а затем стало применяться и к территории, занятой этой войсковой частью; в этих округах власть вверялась военачальнику, стратигу, при котором существовала и гражданская власть, но на подчиненном положении. Так родились фемы: в Азии — Армениак, Анатолик, Опсикий; в Европе — Фракия. Так же точно были организованы приморские области и острова; они образовали морские фемы.К концу VII в. империя вместо эпархий, на которые она делилась в римскую эпоху, состояла из шести или семи фем значительных размеров. Система фем, дополненная и расширенная императорами VIII столетия, просуществовала столь же долго, как и сама империя; она отмечает в военном отношении эволюцию, типичную для всех государств средневековья.Но наиболее характерной чертой VII в. был процесс эллинизации империи. Именно в правление Ираклия, в 672 г., впервые в имперском протоколе на месте старинного римского титула появляется греческое наименование «верный богу басилевс» (πιστς ν Θε βασιλεύς), которое отныне присваивается всем византийским императорам. Одновременно греческий язык становится языком официальным. Еще Юстиниан, считавший латынь «национальным языком» империи, снизошел до опубликования большинства своих новелл, дабы сделать их более понятными, на «общедоступном греческом языке». {52}В VII столетии все имперские указы и правительственные постановления издаются на греческом языке. В администрации старинные латинские титулы или исчезают или эллинизируются, и их место занимают новые названия — логофеты, эпархи, стратиги, друнгарии. В армии, где преобладают азиатские и армянские элементы, греческий язык становится языком, на котором отдается команда. И хотя Византийская империя до последнего дня продолжала называться «Римской империей», тем не менее там совершенно не понимали латыни, и слово «‘Ρωμαΐος» означало греков. Наконец вместо изящного и несколько искусственного языка писателей V и VI вв., продолжавшего традиции классической литературы, появляется простонародный греческий язык, ставший разговорным для большинства населения империи.В то самое время, как происходила эллинизация империи, все более глубоким делался тот религиозный отпечаток, которым она всегда была отмечена вследствие растущего влияния церкви на общественную жизнь.В государстве религиозные вопросы играют существенную роль; войны Ираклия одновременно являются крестовыми походами, и богословские проблемы живо интересуют умы императоров. С этого времени православие соединяется в Византии с народностью. Кроме того, патриарх константинопольский, ставший после завоевания арабами александрийской, антиохийской и иерусалимской патриархий единственным главой византийской церкви, оказывается чрезвычайно важным лицом, и часто его влияние в правительстве бывает всесильным. Развитие монашества, многочисленность и богатство монастырей, влияние монахов на души верующих, уважение, окружающее их, а также почитание святых икон, которыми владеют их монастыри, — факты не менее значительные.С конца VI в. исчезло язычество, а вместе с ним и античный дух; с начала VII в., византийская литература принимает почти исключительно религиозную и народную форму; с точки зрения интеллектуальной и художественной этот период — один из самых бедных в истории Византии. Но благодаря этому греческий язык, всегда бывший на Востоке языком церкви, окончательно {53} завоевал империю; честолюбие константинопольских патриархов, задевавшее щепетильных римлян, религиозная политика императоров, воевавших с папами и оскорблявших их, нарастающие разлад и вражда между Западом и Востоком подготовляли разрыв между двумя мирами и содействовали тому, что Византийская империя отодвигалась на восток. С этого времени империя обретает две могучих опоры, которые обеспечат ее существование в дальнейшем и придадут ей в течение веков ее специфический характер: это — эллинство и православие.

^

Достаточно было бы могучей руки, чтобы сделать цветущей преобразованную таким образом империю. К несчастью, неосторожность и сумасбродство Юстиниана II (685—695) испортили все результаты деятельности его отца. Вновь началась война с болгарами (689) и со славянами; возобновилась также и оказалась гибельной для империи война с арабами (692); с другой стороны, религиозная политика привела к разрыву с Римом и вызвала восстания в Италии. В 695 г. в результате переворота была свергнута династия Ираклия, и начался двадцатилетний период, анархии (695—717). Шесть императоров сменили один другого на троне; военные перевороты, завершившие эти смуты, привели к тому, что византийская Африка окончательно попала в руки мусульман (693—698). На Востоке, несмотря на старания и временные успехи Тиверия III (698—705), арабы опустошили Малую Азию, вторглись в Армению, восставшую против Византии (703), в Киликию (711), захватили Амасию (712) и Антиохию у Писидии (713), разорили Галатию (714), осадили Аморий (716) и овладели Пергамом. В то же время в Европе болгары, хан которых Тервель в 705 г. восстановил Юстиниана II на троне, вторглись в империю (708) и появились перед Константинополем (712). Империя находилась в отчаянном положении.Внутреннее положение было отнюдь не лучше. В обществе этого времени наблюдается страшный моральный {54} и интеллектуальный упадок. За время гражданских войн повсюду распространился дух одичания, жестокости, предательства. Непрестанные смуты, разнузданное честолюбие, восстания, вспыхивающие повсюду от Италии до Херсонеса, — все это свидетельствует об отсутствии верности и лояльности по отношению к центральной власти. Огромные успехи делает суеверие: поклонение мощам, вера в чудотворные свойства икон, в чудеса и сверхъестественное; достаточно вспомнить о роли, приписываемой богородице при осаде Константинополя в 626 г., или о вмешательстве, приписываемом св. Димитрию Фессалоникскому при защите Фессалоники; в эту эпоху душами овладевает склонность к фатализму; все, что известно о нравах как духовенства, так и мирян, свидетельствует о невероятной деморализации.Другой причиной волнений было влияние, которым пользовались монахи, и возбуждение, которое они поддерживали. И многие современники были вполне обоснованно встревожены и возмущены всем происходившим.Империя призывала спасителя и главу. Эта роль выпала на долю Льва Исавра. Когда в 717 г. стратиги Анатолии и Армениака совместно поднялись против императора, провозглашенного войсками Опсикия, и направились к Константинополю, все — сенат и народ, патриарх и солдаты — высказались в пользу Льва. Исаврийской династии, пришедшей отныне к власти, предстояло восстановить порядок и безопасность империи и блестящим образом реорганизовать ее. {55}

Источник: http://uchebilka.ru/istoriya/4815/index.html?page=4

ПРЕДИСЛОВИЕ

«История Византийской империи» принадлежит перу крупного французского византиниста Шарля Диля. В этой книге, вышедшей в свет в 1919 г . и затем неоднократно переиздававшейся, автор поставил своей задачей изложить весь тысячелетний ход византийской истории в виде серии последовательных очерков, соответственно периодам, на которые он делит историю Византии. Из-под его пера живо предстают перед глазами читателя периоды подъема и упадка Византийской империи, ее многогранная культура, та первостепенная роль, которая ей принадлежала в международной жизни европейского средневековья. Диль дает яркие характеристики отдельным выдающимся императорам и деятелям византийской истории. Но, к сожалению, он чрезвычайно мало останавливается на социально-экономической истории Византии. В его изображении ход византийской истории кажется зависящим прежде всего от личных качеств правителей империи и затем от внешних обстоятельств, а быт народа, социально-экономическая жизнь страны находят у него слабое отражение, что приводит, естественно, к целому ряду ошибок и в изложении фактов политической и культурной истории.

Уже само деление книги Диля основано на порочной схеме периодизации истории Византии, которой грешит вообще вся буржуазная историография. Принимаемая Дилем периодизация истории Византии построена на основе несущественных фактов, главным образом на истории важнейших династий. Подобный подход к этой серьезной проблеме чужд научному объективному методу, так как в основе действительно научной периодизации должны лежать этапы развития общественно-экономических отношений.

Историк, который пишет обобщающий труд по истории Византии, неизбежно должен решить, что следует считать началом ее истории. Диль дает свое решение этого чрезвычайно сложного вопроса. По его мнению, византийская история начинается со дня перенесения столицы Римской империи в Константинополь, ибо с его точки зрения этот день символизирует завершение процесса создания новой монархии, характеризуемой преобладанием влияния Востока.

Однако Диль подходит к решению поставленной им перед собой задачи в высшей степени односторонне, основываясь на изменениях политических и культурных и почти не касаясь изменений социально-экономического строя; поэтому и решение его представляется мало обоснованным и искусственным.

В первой главе («Перенесение столицы империи в Константинополь и возникновение Восточной Римской империи») Диль охватывает события за время 330—518 гг. и воссоздает увлекательную и живую картину ранней истории византийского государства. Но и здесь внимание автора сосредоточено почти исключительно на политической и культурной истории; этот основной недостаток научного метода Диля приводит его к переоценке внешних влияний в истории Византии. В результате и преобразование центрального аппарата, и вторжения варваров, и религиозную борьбу IV—V вв. Диль трактует как завершающие этапы эволюции, увлекавшей Византию к Востоку; только кризис V—VI вв. помешал, по мнению Диля, окончательному превращению ее в восточную монархию.

С такой точкой зрения нельзя согласиться. Несомненно, что в истории Византии большую роль сыграл контакт с восточными государствами и народами, но рассматривать ее развитие только как приближение к Востоку или отдаление от него значит забыть, что развитие Византии шло по своим внутренним законам и что только раскрытие этих законов может дать ключ к пониманию ее истории.

Диль не понимает, что в основе различных религиозных движений, потрясавших Византийскую империю, лежали социальные причины, он не показывает, почему ереси способствовали сепаратизму восточных провинций империи, так как изображает их вне связи с социальной обстановкой того времени.

Шарль Диль является автором монографии о времени Юстиниана I «Юстиниан и византийская цивилизация VI в.», вышедшей в свет в 1901 г ., переведенной на русский язык и до сих пор, несмотря на отдельные недочеты, не потерявшей своей свежести и значения для изучения этой эпохи. Неудивительно поэтому, что II глава настоящего очерка («Правление Юстиниана и Византийская империя в VI в.») принадлежит к лучшим его разделам. Читатель получает здесь ясное представление о внешней и внутренней политике Юстиниана, о византийской культуре VI в., знакомится с характеристикой самого Юстиниана.

Важно

Но внутренняя жизнь Византии при Юстиниане освещена Дилем все же недостаточно глубоко. Читая эту главу, мы получаем представление, что весь ход истории Византии при Юстиниане определялся личностями двух людей — самого Юстиниана и его жены Феодоры, которая в отличие от Юстиниана больше тяготела к Востоку, чем к Западу. Диль излагает события таким образом, будто бы одной только личной энергии Юстиниана было достаточно для того, чтобы прервать естественный ход событий, увлекавший Византию к Востоку. На самом деле Юстиниан не смог бы осуществить свои внешние и внутренние мероприятия, если бы он не опирался на определенные группы в господствующем классе, которые он заинтересовал в своей завоевательной политике. Диль совершенно не останавливается на борьбе партий цирка, которая оказала большое влияние на внутреннюю историю Византии при Юстиниане. Восстание Ника оказывается в изображении Диля каким-то изолированным эпизодом, не связанным с социальным протестом масс в царствование Юстиниана. Диль не осуждает внешней политики Юстиниана, который пытался восстановить Римскую империю, что было предприятием явно реакционным. Он только указывает, что действия Юстиниана были обречены на неудачу из-за несоответствия между целями и средствами. Не говоря о социально-экономическом положении Византии в эпоху Юстиниана, Диль не может раскрыть причины этой неудачи, коренящейся прежде всего в том, что Юстиниан пренебрегал экономическими нуждами страны и населения, выжимая из него последние соки на осуществление своих широко задуманных завоевательных планов. Правда, Юстиниан уделял внимание развитию промышленности и торговли, но основных непосредственных производителей Византии — крестьян — он отдал на растерзание крупным магнатам. В связи с таким освещением событий действительно нельзя понять, почему политика Юстиниана вызвала бурное возмущение народа.

Читайте также:  Крестьяне и посадские люди по соборному уложению

Источник: http://rubooks.net/book.php?book=6961&page=13

Диль Шарль — История византийской империи аудиоспектакль слушать онлайн


Купить книгу


Комментарии

qwerty5 Доброго времени суток!
Удалите, пожалуйста, из раздачи отсканированный текст книги.

Kirov1934 Самая лучшая история Византийской империи у Фёдора Успенского.

Hinanit Ну да — академический такой пятитомник. На полке у меня стоит.
На пенсию выйду — пойду на яхте вокруг света — обязательно начитаю.

Ostensen Kirov1934
Самая лучшая краткая история Византии на русском языке у Шарля Диля.

Сообщения из этой темы были выделены в отдельный топик Оффтоп из: Диль Шарль — История византийской империи [Алекс Атлас (ЛИ), 2013 г., 128, MP3] [4332493]qwerty5

dartanianus Примитивно и предвзято… Не знал что найдётся трактовка истории Византии хуже чем у Гибона.

Hinanit Ясное дело…ежели бы во Франции было бы православие …тады да…

verbk Все дивно. Слушаю с огромным удовольствием.
Вот бы в заголовке раздачи еще Византийской с заглавной написать…

Teucer22 Чтец отвратительный. Содержание произнесенного не могу воспринимать, все усилия уходят на попытки понять его речь.

Hinanit Дареному коню….. и далее по тексту…

Hinanit Дык, от Вас зависит. Кому-то и материалы 26 съезда КПСС интересная книга…

Владислав Волков Друзья, книга хорошая, и для первого ознакомительного изучения Византии — самое то…
НО ЧТЕЦ!!! Это просто ужас. Разных чтецов я встречал, и до этого случая, самым отвратительным считал Дениса Земцова.

Но там во многом проблема в физических особенностях голоса, с переходящими все грани разумного пидо..скими нотками. Да простят меня ЛГБТ активисты.
А тут, с физическими характеристиками голоса — все нормально. И это самое удивительное. Так как несмотря на хороший четкий голос, чтец ОТВРАТИТЕЛЕН.

Такое ощущение что он не читает, а ИЗДЕВАЕТСЯ, и над автором и над слушателями. Гонор, выпендреж, наигранность — всё это утомляет и заставляет отказаться от просушивания. Причем я честно пробовал слушать не с начала.

Часто плохо и неумело читающие по ходу книги сглаживают свою манеру и становятся вполне сносными. Но тут увы, так не случилось.
Чтец явно не знаком с исторической тематикой, так как редкий исторический термин произнесен с правильным ударением.

Несмотря на невообразимо выразительное чтение, запятые и точки в предложениях тоже проходят мимо чтеца. Все равно что заставить ПТУшника читать вслух курс ядерной физики и ставить оценку за выразительность.

Vlad_WW Манера читающего весьма, гм, интересная, и вначале раздражала. но потом быстро привыкаешь. Из-за манеры чтеца это чуть ли не первая аудиокнига, изложение которой не заставляло заснуть.

A-1-0-1-A Какая хорошая книга и какой отвратительный чтец.
ГасударЕй. Тьфу.

KOMMyHAP Чтец , конечно, большой оригинал , спасибо ему за это сама же книга напоминает студенческий конспект, не узнал ничего, зато быстро вспомнил старое.

GV2011 А я хотел бы поблагодарить чтеца за прекрасную озвучку. Помню его голос в книгах Штереншиса. Великолепная работа, лучшая для изложения истории еврейского народа. А юмор и сарказм? История всегда смеется над нами. Продолжайте г-н Hinanit , мы будем слушать Вас с удовольствием!

Источник: https://showbook.me/1221:dil-sharl-istoriia-vizantiiskoi-imperii

Книга История Византийской империи. Т.1. Содержание — Глава 4 Эпоха династии Ираклия (610—717)

Памятники искусства в Равенне соединяются с воспоминаниями о трех лицах: о Галле Плацидии, дочери Феодосия Великого и матери западного императора Валентиниана III, затем о Теодорихе Великом и, наконец, о Юстиниане. Оставляя в стороне более ранние памятники времени Галлы Плацидии и Теодориха, мы скажем несколько слов о равеннских памятниках времени Юстиниана.

Император, будучи сам усердным строителем памятников светской и духовной архитектуры по всей обширной территории своего государства, после завоевания Равенны докончил те церкви, которые начаты были еще при остготском владычестве.

Из таких церквей, с точки зрения искусства, имеют большое значение церковь св. Аполлинария в Классисе (S. Apollinare in Classe), т.е. в равеннской гавани Classis, и особенно церковь св. Виталия (S. Vitale).

Главное значение в этих церквах имеют мозаики.

Совет

Примерно в пяти километрах от Равенны, в пустынной лихорадочной местности, где в Средние века был богатый торговый порт города, возвышается совершенно простая по внешности церковь Св. Аполлинария in Classe, представляющая собой по форме настоящую древнюю христианскую базилику.

Сбоку стоит круглая колокольня более позднего происхождения. Внутри церковь имеет три нефа. В древних, украшенных скульптурными изображениями саркофагах, вдоль церковных стен, были погребены наиболее известные архиепископы Равенны.

Мозаика VI века находится в глубине апсиды и изображает св.

Аполлинария, покровителя Равенны, стоящего с поднятыми руками на фоне мирного пейзажа и окруженного ягнятами; над святым, на голубом, усеянном золотыми звездами фоне большого медальона, красуется крест, осыпанный драгоценными камнями. Другие мозаики относятся к более позднему времени[444].

Самым важным монументом в Равенне для суждения об искусстве эпохи Юстиниана является церковь св. Виталия. Здесь мозаики VI века сохранились практически без повреждений. Купольная церковь св.

Виталия внутри почти вся, сверху донизу, покрыта чудными скульптурными и мозаичными украшениями. Особенной известностью пользуется апсида, на боковых стенах которой находятся две знаменитых мозаики.

На одной из них изображен Юстиниан, окруженный епископом, священниками и светскими людьми; на другой изображена Феодора, его супруга, окруженная своим штатом. Одеяние изображенных на картинах людей поражают своим блеском и роскошью.

Равенну иногда называют «итало-византийскими Помпеями» или «западной Византией»[445]. Ее памятники дают самый ценный материал для характеристики развития ранневизантийского искусства V и VI веков.

Строительная деятельность Юстиниана не ограничивалась только возведением крепостей и церквей. Он построил также много монастырей, дворцов, мостов, цистерн, водопроводов, бань и больниц. В отдаленных провинциях империи имя Юстиниана связано со строительством монастыря св. Екатерины на Синае. В апсиде церкви монастыря находится знаменитая мозаика Преображения, относимая к VI веку[446].

Обратите внимание

Сохранилось некоторое количество миниатюр и тканных изделий, относящихся к этой эпохе[447].

И хотя, под влиянием церкви, скульптура была в целом в состоянии упадка, имеется немалое количество изящных и красивых изделий из слоновой кости, резьбы по дереву, особенно на пластинах диптихов, и особенно в группе консульских диптихов. Их производство начиналось в V веке и закончилось вместе с отменой консулата в 541 году.

Почти все писатели этого времени и строители Св. Софии и церкви Апостолов были родом из Азии и Северной Африки. Эллинистический Восток продолжал оплодотворять интеллектуальную и артистическую жизнь Византийской империи.

Если бросить общий взгляд на долговременное, многообразное и сложное правление Юстиниана, то придется прийти к заключению, что в большей части своих начинаний он не достиг желаемых результатов.

Внешне блестящие военные предприятия на Западе, определенно вытекавшие из его представления о себе, как наследнике римских цезарей, который обязан возвратить отнятые земли, оказались в конце концов неудачными.

Не соответствуя насущным интересам империи, центр которых находился на Востоке, войны Юстиниана разорили страну; недостаток средств, повлекший за собой уменьшение численности войска, не позволил ему как следует укрепиться в покоренных областях, результаты чего сказались при его преемниках.

Церковная политика, руководимая императором, также не дала религиозного единства и внесла лишнюю смуту в восточные провинции. Полной неудачей окончилась его административная реформа, начатая с чистыми, хорошими побуждениями и приведшая, особенно из-за непосильных налогов и вымогательств местных властей, к обнищанию и обезлюживанию деревни.

Однако два творения Юстиниана оставили глубокий след в истории человеческой цивилизации и вполне оправдали данное ему в истории прозвище «Великого»: это – его Свод гражданского права и Св. София.

Глава 4

Эпоха династии Ираклия (610—717)

Важно

Значение персидских кампаний Ираклия. Арабы. Мухаммед и ислам. Причины арабских завоеваний VII века. Завоевания арабов до начала VIII века. Константин IV и осада арабами Константинополя. План переноса столицы империи. «Образец веры» Константа II. Шестой Вселенский собор и церковный мир. Возникновение и развитие фемного строя. Смута 711—717 годов. Литература, просвещение и искусство.

В лице Ираклия и его ближайших преемников Византия имела на своем престоле династию, может быть, армянского происхождения. По крайней мере, армянский историк VII века Себеос, драгоценный источник для времени Ираклия, пишет, что фамилия Ираклия находилась в родстве с известным армянским родом Аршакидов[448].

Этому может несколько противоречить свидетельство источников о белокурых, золотистых волосах Ираклия[449]. Ираклий правил с 610 по 641 год. От первой жены Евдокии Ираклий имел сына Константина, который, процарствовав несколько месяцев после смерти отца, умер в том же 641 году. В истории он известен как Константин III (один из трех сыновей Константина Великого считался Константином II).

После Константина III правил в течение нескольких месяцев сын Ираклия от его второй жены Мартины, по имени Ираклон или Ираклеон (настоящее его имя было, по всей вероятности, Ираклий). Ираклон был осенью 641 года свергнут, после чего императором был провозглашен сын Константина III, Констант II, царствовавший с 641 по 668 год. Вероятно, в данном случае греческая форма его имени Конста (лат.

Констант) есть уменьшительное имя от Константина; последнее имя было официальным, по крайней мере, на византийских монетах; в западных официальных документах того времени и даже в некоторых византийских источниках он называется Константином. Народ же, по-видимому, называл его Константом. После него правил энергичный сын Константин IV с обычным прозванием Погонат, т.е. Бородатый (668—685).

Но, по всей вероятности, как теперь оказывается, это неверно, и прозвание «Погонат» надо относить к его отцу[450]. Со смертью Константина IV в 685 году кончается лучшая эпоха Ираклейской династии. Последний представитель этой династии, Юстиниан II, с прозвищем Ринотмет, т.е. «с отрезанным носом», сын Константина IV, правил два раза, – с 685 по 695 год и с 705 по 711 год.

Время Юстиниана II, отмеченное многочисленными жестокостями, еще достаточно не изучено. Надо думать, что жестокая расправа императора с представителями знати должна быть объясняема не одним его произволом, но тем глухим недовольством ее представителей, которые не хотели примириться с сильной волей и самовластьем Юстиниана и стремились свергнуть его с престола.

Даже в источниках довольно ясно выступает тенденциозно враждебная Юстиниану традиция. В 685 г. он был свергнут и по урезании носа и языка[451] сослан в крымский Херсонес; оттуда ему удалось бежать к хазарскому кагану, на сестре которого он женился; позднее при помощи болгар он успел вернуть себе трон. По возвращении в столицу Юстиниан жестоко стал мстить всем лицам, причастным к его свержению.

Наконец, установленная им тирания вызвала в 711 г. революцию, во время которой были убиты сам Юстиниан и его семья. В 711 году Ираклейская династия окончилась. В период между двумя царствованиями Юстиниана II правили два случайных императора – военный вождь Леонтий (695—698), родом из Исаврии, и Апсимар, получивший при возведении на престол имя Тиверия (Тиверий III, с 698 по 705 год).

Некоторые ученые склонны приписывать Апсимару-Тиверию гото-греческое[452] происхождение. После жестокого свержения Юстиниана II в 711 году, на протяжении шести лет, с 711 по 717 год, на византийском престоле сидели три случайных императора: армянин Вардан, или Филиппик (711—713), Артемий, переименованный при коронации в Анастасия (Анастасий II, 713—715) и, наконец, Феодосий III (715—717).

Время анархии, царившей в Византии с 695 года, окончилось в 717 году возведением на престол знаменитого Льва III, с которого начинается уже новая эпоха в истории Византии.

59

Источник: https://www.booklot.org/genre/nauchnoobrazovatelnaya/istoriya/book/istoriya-vizantiyskoy-imperii-t1/content/344394-glava-4-epoha-dinastii-irakliya-610717/

Византийская библиотека

Глава 4

Эпоха династии Ираклия (610–717)

Значение персидских кампаний Ираклия. Арабы. Мухаммед и ислам. Причины арабских завоеваний VII века. Завоевания арабов до начала VIII века. Константин IV и осада арабами Константинополя. План переноса столицы империи. «Образец веры» Константа II. Шестой Вселенский собор и церковный мир. Возникновение и развитие фемного строя. Смута 711–717 годов. Литература, просвещение и искусство.

В лице Ираклия и его ближайших преемников Византия имела на своем престоле династию, может быть, армянского происхождения. По крайней мере, армянский историк VII века Себеос, драгоценный источник для времени Ираклия, пишет, что фамилия Ираклия находилась в родстве с известным армянским родом Аршакидов479. Этому может несколько противоречить свидетельство источников о белокурых, золотистых волосах Ираклия480. Ираклий правил с 610 по 641 год. От первой жены Евдокии Ираклий имел сына Константина, который, процарствовав несколько месяцев после смерти отца, умер в том же 641 году. В истории он известен как Константин III (один из трех сыновей Константина Великого считался Константином II). После Константина III правил в течение нескольких месяцев сын Ираклия от его второй жены Мартины, по имени Ираклон или Ираклеон (настоящее его имя было, по всей вероятности, Ираклий). Ираклон был осенью 641 года свергнут, после чего императором был провозглашен сын Константина III, Констант II, царствовавший с 641 по 668 год. Вероятно, в данном случае греческая форма его имени Конста (лат. Констант) есть уменьшительное имя от Константина; последнее имя было официальным, по крайней мере, на византийских монетах; в западных официальных документах того времени и даже в некоторых византийских источниках он называется Константином. Народ же, по видимому, называл его Константом. После него правил энергичный сын Константин IV с обычным прозванием Погонат, т.е. Бородатый (668–685). Но, по всей вероятности, как теперь оказывается, это неверно, и прозвание «Погонат» надо относить к его отцу481. Со смертью Константина IV в 685 году кончается лучшая эпоха Ираклейской династии. Последний представитель этой династии, Юстиниан II, с прозвищем Ринотмет, т.е. «с отрезанным носом», сын Константина IV, правил два раза, – с 685 по 695 год и с 705 по 711 год. Время Юстиниана II, отмеченное многочисленными жестокостями, еще достаточно не изучено. Надо думать, что жестокая расправа императора с представителями знати должна быть объясняема не одним его произволом, но тем глухим недовольством ее представителей, которые не хотели примириться с сильной волей и самовластьем Юстиниана и стремились свергнуть его с престола. Даже в источниках довольно ясно выступает тенденциозно враждебная Юстиниану традиция. В 685 г. он был свергнут и по урезании носа и языка482 сослан в крымский Херсонес; оттуда ему удалось бежать к хазарскому кагану, на сестре которого он женился; позднее при помощи болгар он успел вернуть себе трон. По возвращении в столицу Юстиниан жестоко стал мстить всем лицам, причастным к его свержению. Наконец, установленная им тирания вызвала в 711 г. революцию, во время которой были убиты сам Юстиниан и его семья. В 711 году Ираклейская династия окончилась. В период между двумя царствованиями Юстиниана II правили два случайных императора – военный вождь Леонтий (695–698), родом из Исаврии, и Апсимар, получивший при возведении на престол имя Тиверия (Тиверий III, с 698 по 705 год). Некоторые ученые склонны приписывать Апсимару Тиверию гото греческое483 происхождение. После жестокого свержения Юстиниана II в 711 году, на протяжении шести лет, с 711 по 717 год, на византийском престоле сидели три случайных императора: армянин Вардан, или Филиппик (711–713), Артемий, переименованный при коронации в Анастасия (Анастасий II, 713–715) и, наконец, Феодосий III (715–717). Время анархии, царившей в Византии с 695 года, окончилось в 717 году возведением на престол знаменитого Льва III, с которого начинается уже новая эпоха в истории Византии.
Внешнеполитические проблемы. Персидские войны и кампании против авар и славян
В лице Ираклия империя получила талантливого и энергичного государя, который, особенно после тирании Фоки, казался населению образцовым правителем. По словам современного Ираклию поэта Георгия Писиды, описавшего в хороших стихах его персидские походы и аварское нашествие484, новый император провозгласил, что «власть должна блистать не столько в страхе, сколько в любви».

Читайте также:  Карта: русское государство при иване iii и василии iii

«Ираклий был создателем средневековой Византии, – говорил Острогорский, – государственной концепцией которой была римская идея, язык и культура которой были греческими, а вера – христианской»485. Достижения Ираклия тем более заслуживают внимания, что к моменту его пришествия к власти положение империи было крайне опасным.

Персы угрожали с востока, авары со славянами с севера. Внутренние дела после только что пережитого несчастного правления Фоки находились в состоянии анархии. У нового императора не было в распоряжении ни достаточного количества войск, ни денег. Поэтому начало правления Ираклия было исполнено тяжелых испытаний для империи.

Персы в 611 году предприняли завоевание Сирии и овладели главным городом византийских восточных провинций, Антиохией. Дамаск вскоре также перешел в руки персов. Завоевав Сирию, персы двинулись в Палестину и приступили в апреле 614 года к осаде Иерусалима, продолжавшейся двадцать дней.

Наконец, стенобитные орудия персов разрушили городскую стену, после чего, по выражению одного источника, «злые враги вступили в город с большой яростью, точно рассвирепевшие звери и обозлившиеся драконы»486. Город был разграблен; христианские святыни разрушены. Храм Гроба Господня, построенный Константином Великим и Еленой, был сожжен и ограблен.

Христиане подверглись беспощадному избиению. Иерусалимские евреи были на стороне персов и при взятии ими города принимали деятельное участие в избиении христиан, которых, по некоторым сведениям, погибло до 60 000. Много драгоценностей было увезено в Персию.

Совет

Одна из самых дорогих святынь христианского мира, Святое Животворящее Древо, или Крест Господень, была также увезена в Ктесифон. Среди многочисленных пленных, отправленных в Персию, находился иерусалимский патриарх Захария487.

Опустошительное завоевание персами Палестины и разгром Иерусалима являются поворотным пунктом в истории этого края. По словам академика Н.П.

Кондакова, «это было бедствие, неслыханное после взятия Иерусалима при Тите и на этот раз непоправимое: для этого города уже не было потом эры, подобной временам Константина, и великолепные сооружения в его стенах, подобно так называемой Омаровой мечети, уже не составят эпохи в истории; отныне город и его здания приходят в упадок, со ступеньки на ступеньку, и самые крестовые походы, изобилующие всякого рода результатами и, пожалуй, всякой добычей для самой Европы, отзовутся только смутой, путаницей и разложением в жизни самого Иерусалима. Персидское нашествие разом снесло наносную, искусственную греко римскую культуру Палестины, разорило земледелие, обезлюдило города, уничтожило или на время, или навсегда монастыри и лавры, прекратило торговлю. Этим нашествием освободились от прежних уз и страха грабительские племена арабов, и они приготовились к сплочению в будущем и повсеместному наступлению. Отныне период культурного развития страны кончен; для нее настает та смутная эпоха, которой всего естественнее было бы дать название Средних веков, если бы только она не продолжалась вплоть до настоящего времени»488.

Легкость завоевания персами Сирии и Палестины объясняется монофизитским составом большей части населения этих областей. Монофизиты, как известно, испытывали сильные притеснения со стороны византийского правительства преемников Юстиниана и поэтому предпочли владычество персидских огнепоклонников, в стране которых несториане, например, пользовались относительной веротерпимостью.

Персидское нашествие не ограничилось Сирией и Палестиной. Часть персидского войска, пройдя через всю Малую Азию и завоевав Халкидон, на берегу Мраморного моря у Босфора, расположилась лагерем у Хрисополя (совр. Скутари), напротив Константинополя. Другая же персидская армия завоевала Египет. Александрия пала, вероятно, в 618 или 619 году.

Как в Сирии и Палестине, монофизитское население Египта не оказало должной поддержки византийскому правительству и с легким сердцем перешло под власть персов. Потеря Египта была тяжелым ударом для Византийской империи, так как Египет был житницей Константинополя.

Прекращение снабжения египетским зерном имело тяжелые последствия для экономического положения столицы.

Одновременно с жестокими потерями на юге и востоке в войне с персами Византия подверглась серьезной опасности на севере, а именно на Балканском полуострове, где аваро славянские полчища во главе с аварским каганом, грабя и разрушая, дошли до самого Константинополя и ворвались в город.

Обратите внимание

На этот раз дело ограничилось набегом, позволившим аварскому кагану возвратиться на север с многочисленными пленными и богатой добычей489.

Эти захватчики упоминаются в писаниях современника Ираклия, Исидора, епископа Севильского, который заметил в своей хронике: «Шел шестнадцатый (пятый) год правления Ираклия, в начале которого славяне захватили у римлян Грецию и персы захватили Сирию, Египет и множество провинций»490.[науч.ред.

32]491 Примерно в это же время (624) Византия потеряла свои последние владения в Испании, где вестготское завоевание было завершено королем Свинтилой. Балеарские острова остались в руках Ираклия492.

После некоторых колебаний император решил начать войну с Персией. Ввиду истощения казны император воспользовался церковными сокровищами столицы и провинций и повелел отчеканить большое количество золотой и серебряной монеты.

Опасность со стороны аварского кагана на севере была, как надеялся Ираклий, устранена уплатой ему большой суммы денег и вручением знатных заложников. После этого, весной 622 года, император переправился в Малую Азию, где в течение нескольких месяцев производил набор войска и обучал его военному делу.

Персидский поход, имевший, между прочим, целью возвратить Животворящее Древо и Иерусалим, получал вид крестового похода.

Современные историки полагают, что Ираклий на протяжении с 622 по 628 год совершил три персидских похода, увенчавшихся поразительным успехом византийского оружия.

Современный событиям поэт Георгий Писида составил Эпиникий (Песнь победы) по этому случаю, названный «Ираклиада», а в другой поэме «Гексамерон» («Шестоднев»), о сотворении мира, он намекал на шестилетнюю войну, в которой Ираклий победил персов. Они напомнили Ф.И. Успенскому блистательные походы Александра Македонского493.

Важно

Ираклий привлек на свою сторону кавказские народы и вступил в союз с хазарами. Вообще северные прикавказские области Персии служили одной из главных арен военных действий.

Во время отсутствия императора, пребывавшего со своими войсками в далеких походах, столица подверглась серьезной опасности. Аварский каган, нарушив заключенные с императором условия, двинулся в 626 году с громадными толпами аваров и славян к Константинополю, вступив одновременно в соглашение с персами, отряд которых дошел до Халкидона.

Аваро славянские полчища осадили Константинополь, который переживал опасные моменты. Однако константинопольскому гарнизону удалось отбить атаку и обратить нападавших в бегство. Узнав о неудаче аварского кагана, персы удалились из под Халкидона в Сирию.

Поражение аваров под Константинополем в 626 году явилось одной из главных причин ослабления дикого аварского государства494.

Между тем Ираклий в конце 627 года нанес решительное поражение персам близ развалин древней Ниневии (около современного города Мосула на р. Тигр) и вступил в центральные персидские области. Богатая добыча досталась в руки императора.

Он послал в Константинополь обширный, триумфальный манифест, описывающий его успехи в войне против персов и объявляя о конце войны и его блистательной победе495. «В 629 году слава Ираклия была полной, солнце его гения рассеяло тьму, которая нависла над империей, и теперь перед глазами всех славная эра мира и величия, казалось, начиналась.

Вечный и ужасный враг – персы – были навсегда повержены, на Дунае могущество аваров быстро уменьшалось. Кто, таким образом мог противостоять византийским армиям? Кто мог угрожать империи?496 В это самое время персидский царь Хосров был свергнут и убит, а его победитель, вступивший на престол Кавад Широе, начал с Ираклием мирные переговоры.

На основании условий мира персы возвратили Византии завоеванные области, Сирию, Палестину и Египет, и увезенное ими Животворящее Древо.

Совет

Ираклий с великим торжеством вернулся в столицу; а несколько времени спустя направился в Иерусалим, где к глубокому утешению христианского мира Животворящий Крест, возвращенный из Персии, был водворен на прежнее место к великой радости всех христиан.

Современный событиям армянский историк Себеос дал описание события: «В день вступления в Иерусалим немало происходило там ликования. Раздавался голос плача и печали, лились слезы умиленного сердца у царя и знати, всех войск и жителей города. И никто не мог петь Господних песен от плачевного умиления всей толпы. Царь водрузил Крест на своем месте и всю церковную утварь расположил по своим местам и раздал всем церквам и жителям города подарки и деньги на ладонь»497.

Интересно отметить, что победа Ираклия над персами упомянута в Коране: «Побеждены Румы[науч.ред.33]498 в ближайшей земле, но они после победы над ними победят через несколько лет»499.

Значение персидских кампаний Ираклия
Персидская война Ираклия составляет важную эпоху в истории Византии. Из двух мировых держав, какими в раннее средневековье были Византия и Персия, последняя потеряла окончательно прежнее значение и превратилась в слабое государство, вскоре под натиском арабов прекратившее свое политическое существование. Победоносная Византия, нанесшая смертельный удар своему вековому врагу, возвратившая империи все потерянные восточные провинции и христианскому миру драгоценную святыню Древа Господня, освободившая столицу от грозных аваро славянских полчищ, была, казалось, на высоте славы и могущества. Правитель Индии послал свои поздравления Ираклию по случаю его победы над персами вместе с большим количеством драгоценных камней500. Царь франков Дагоберт послал специальных послов для заключения вечного мира с империей501. Наконец, в 630 году персидская царица Боран также послала специального посланника Ираклию и заключила официальный мир502.

В связи с успехом персидской войны Ираклий в 629 году впервые официально назвал себя василевсом. Последнее название уже давно употреблялось на Востоке и особенно в Египте, а с IV века в частях империи, говорящих на греческом языке. Но оно не было принято, как официальный титул.

До VII века греческим эквивалентом для латинского названия «император» (imperator) был «автократор» (гитократсор), т.е. «самодержец», что этимологически не соответствует значению слова «император».

Единственным иностранным государем, если не считать далекого абиссинского царя, был персидский царь, которому римский император соглашался давать титул василевса. Английский византинист Бьюри пишет: «Пока вне Римской империи существовал крупный независимый василевс, императоры воздерживались принимать титул, который пришлось бы разделять с другим монархом.

Но как только этот монарх был низведен до положения зависимого вассала и не было более конкуренции, император отметил это событие, приняв официально тот титул, который в течение нескольких столетий прилагался к нему неофициально»503.

Источник: http://userdocs.ru/istoriya/66802/index.html?page=22

Ссылка на основную публикацию