Ноябрьский переворот 1741 года

Дворцовый переворот 1741 года

?

Category: 277 лет назад, в ночь на 25 ноября (6 декабря) 1741 г.

в России произошёл дворцовый переворот, в результате которого к власти пришла дочь Петра I и Екатерины I Елизавета, правившая страной на протяжении 20 лет.

► Лансере Евгений Евгеньевич (1875-1946) «Цесаревна Елизавета у Преображенских казарм 25 ноября 1741 г.». 1913 г.

Для XVIII в. дворцовые перевороты не были редкостью. Их истоки крылись в слабости правящей власти, поскольку из-за нарушения наследования престола по прямой мужской линии управление государством нередко оказывалось в руках регентов, стремившихся стать полноправными монархами. Именно такая ситуация сложилась в России после смерти Анны Иоанновны.По завещанию императрицы престол унаследовал её внучатый племянник, малолетний Иоанн Антонович, а регентом при нём был назначен Э.И. Бирон. Но уже через несколько недель мать наследника, Анна Леопольдовна, сместила Бирона и сама стала регентшей. Известно, что она готовила новый акт о престолонаследии, рассчитывая стать императрицей ко дню своего рождения — 7 (18) декабря. Ради достижения цели она старалась заручиться поддержкой широких кругов общества посредством раздачи привилегий и пожалований, разорявших и ослаблявших страну.Однако осенью 1741 г. наметилось нарастание недовольства Брауншвейгской династией. Дворянство негодовало из-за нарушения порядка присвоения чинов, которые раздавались по прихоти правительницы. Гвардия роптала против муштры и усиления наказаний, с помощью которых власти пытались навести порядок в позабывшей о дисциплине армии. А приказ об отправке находившихся в столице гвардейских полков на театр военных действий в Финляндию стал последней каплей, которая привела солдат в лагерь сторонников царевны Елизаветы.Именно гвардейские низы, а не офицерская элита, как в других аналогичных ситуациях, стала ударной силой переворота 1741 года. Елизавета Петровна намеревалась задействовать гвардию лишь в самом крайнем случае, осознавая опасность вовлечения войск в политическую борьбу. Она пыталась опереться на поддержку Европы и вела переговоры с представителями Франции и Швеции, пытаясь убедить их в существовании большого числа своих приверженцев среди русской знати.Однако зарубежные участники политической интриги не отличались особой щедростью в предоставлении средств для осуществления заговора, поскольку Елизавета предусмотрительно не давала никаких обещаний, которые могли бы повредить стране в случае её победы. К тому же действия шведских войск против России оказались неудачными, поэтому рассчитывать царевна могла только на внутренние силы.После разговора с Анной Леопольдовной, выразившей недовольство по поводу общения кузины с французским и шведским посланниками, Елизавета решила форсировать события. Заручившись согласием стоявших в карауле гренадёр Семёновского полка, в ночь на 25 ноября (6 декабря) она лично направилась в казармы преображенцев, чтобы повести за собой солдат. Дочь Петра I поддержала большая часть унтер-офицеров, отобранных в образцовую роту самим принцем Антоном-Ульрихом Брауншвейгским. Принеся присягу новой императрице, гренадёры под предводительством камер-юнкера М.И. Воронцова и лекаря И. Лестока направились в Зимний дворец и арестовали правящее семейство.Переворот произошёл быстро и бескровно. Свергнутый Иоанн Антонович провел в заточении всю жизнь и был убит в 1764 г., когда его пытались освободить для осуществления очередного дворцового заговора.Совершившая переворот рота Преображенского полка была переименована в лейб-кампанию, капитаном которой стала сама императрица. Все рядовые получили дворянство и имения, а офицеры — новые чины и подарки.В России началась двадцатилетняя эпоха Елизаветы.

► Москвитин Филипп Александрович (р. 1974) «Присяга Преображенского полка императрице Елизавете Петровне».1995-1999 гг.

► Лансере Евгений Евгеньевич (1875-1946) «Цесаревна Елизавета Петровна в кордегардии Зимнего дворца». 1911 г.

► Чориков Борис Артемьевич (1802-1866) «Восшествие на престол Елизаветы Петровны»

► «Цесаревна Елизавета и преображенцы в спальне Анны Леопольдовны». Народная гравюра середины XVIII века.

Источник

Источник: https://the-morning-spb.livejournal.com/376295.html

Дворцовый переворот Елизаветы Петровны 6 декабря 1741: итоги, ход событий, значение

6 декабря (по н. ст.

) 1741 года в России случился очередной дворцовый переворот, в результате которого на престол взошла дочь Петра I Елизавета. Переворот был осуществлен мягко (насколько это возможно), из-за чего вошел в историю как «самый бескровный государственный переворот».

Французский след

Заговором руководили лично Елизавета Петровна и лейб-медик, доверенное лицо будущей императрицы Иван Лесток. Последний, как выяснится позже, являлся агентом французского дипломатического влияния.

Не обошлось и без другого француза, маркиза де Шетарди.

Используя дипломатические методы и финансовые ресурсы, предоставлявшиеся французскими властями, он оказал заговору поддержку, ведь Франции было выгодно устроить в России неразбериху, чтобы в дальнейшем развалить австро-русский альянс.

«Императрица-матушка»

Слухи о готовящемся государственном перевороте достигли придворного Петербурга, а потому сам переворот не произвел эффекта неожиданности. Елизавета, отстраненная от двора своей двоюродной сестрой по отцу, императрицей Анной Иоанновной, делала ставку на гвардейцев Преображенского полка.

Обратите внимание

С завидной регулярностью она посещала казармы, вела себя, как бы сказали теперь, неформально, дарила подарки, крестила детей гвардейцев, так что последние даже называли Елизавету «матушкой». Но дело было не только в подарках.

В условиях засилья «немцев» на государственных постах гвардейцы (хотя и не только они) воспринимали дочь великого императора как символ национальной государственности.

На престол – на плечах

Конечно, сторонники Анны Иоанновны и сменившей ее правительницы Анны Леопольдовны при малолетнем императоре Иване Антоновиче пытались вывести заговорщиков на чистую воду. Среагируй Анна Леопольдовна правильно на донесение, полученное первым министром Остерманом, переворота тогда могло бы и не быть.

Но Анна легкомысленно попустительствовала заговору. Поздним вечером 5 декабря 1741 года Елизавету уведомили, что гвардейцы готовы выступить. В кавалерийской кирасе (защитный панцирь на туловище – прим. ред.

) дочь Петра отправилась в казармы к преображенцам, воззвав к ним с увещеванием послужить ей, как они служили ее отцу. Елизавета была внесена в Зимний дворец на плечах гренадеров, где гвардейцы тут же разбудили и арестовали Анну Леопольдовну с мужем Антоном Ульрихом.

Уже к утру 6 декабря была подготовлена форма присяги новой императрице. Что касается свергнутой Анны Леопольдовны, то она умерла в заточении спустя пять лет.

Пожалуйста, оцените материал:

Просмотры: 388

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/kratkii-kurs-istorii-samyi-bieskrovnyi-pierievorot

Переворот Елизаветы Петровны – Русская историческая библиотека

Дворцовые события с 1725 по 1741 год

(продолжение)

Не только русские люди знали дурное положение дел в России, – его знали и им пользовались иностранные правительства. Традиционная дружба России и Австрии, от которой не решилась отступить и Анна Леопольдовна, привела Россию при Анне Леопольдовне к тому, что необходимо было подать Австрии вооруженную помощь.

Но это шло против видов Франции, которая старалась удержать Россию от вмешательства в дела Австрии путем дипломатических интриг. С одной стороны, Франция возбуждала Швецию к войне с Россией для возвращения завоеваний Петра Великого, и Швеция считала эту войну возможной ввиду внутренних замешательств России.

С другой стороны, Франция желала в самой России произвести государственный переворот и поставить на русском престоле лицо с более удобными для Франции взглядами, чем правительница Анна.

Важно

Тот же самый маркиз Шетарди, который при Анне Иоанновне не надеялся на народное движение против немцев в России, теперь вместе с французским правительством твердо верил в возможность такого движения и сам пытался его организовать. Он желал видеть на русском престоле дочь Петра I Елизавету, с которой вошел в оживленные сношения, убеждая ее действовать для достижения престола.

Правительница Анна Леопольдовна. Портрет работы Л. Каравака

В самом деле, если русскую корону носит малолетний внук царя Иоанна, сын немца, то отчего не вступить на престол дочери царя Петра, чисто русской женщине, любимой народом и единственной действительно русской представительнице царствующего дома? Елизавета была в стороне от престола, пока живы были виднейшие представители семьи Петра Великого, пока царствовала избранная народом Анна, но теперь за недостатком чисто русских потомков московских государей и при постылом господстве иноземщины Елизавета [Петровна] становилась желанной государыней в глазах русских людей. Шетарди удачно обратился к Елизавете, потому что переворот мог легко совершиться в ее именно пользу при общем к ней сочувствии. Трудности дела заключались не во внешних обстоятельствах, а в самой Елизавете.

Красавица собой, мягкого, общительного характера, Елизавета [Петровна] не была деятельным и энергичным человеком. Не лишенная способностей, но отличавшаяся ленью, она немного знала, хотя и говорила по-французски, по-немецки, даже по-шведски.

Нужно заметить, что в дни ее молодости учили ее вообще небрежно; мы знаем, что у нее были учителя (преимущественно французы), но знаем, что они были непостоянно. Любовь отца и матери скрасили годы детства и отрочества Елизаветы. У нее только было одно большое горе: она потеряла любимого жениха принца Карла Голштинского, умершего перед свадьбой.

При Петре II 20-летняя Елизавета имела сильнейшее влияние на племянника. Но она не пользовалась своим влиянием, потому что по характеру и интересам была далека от придворных борьбы и интриг. Со смертью Петра II кончились светлые годы Елизаветы: императрица Анна боялась ее и поставила под строгий надзор.

Дочь Петра Великого, чтобы остаться целой, должна была вести самый осторожный и скромный образ жизни. Ее удалили от всех придворных и политических дел, стеснили в средствах к жизни, наблюдали за каждым шагом, за каждым ее знакомством. Все выдающиеся немцы времен Анны (Миних, Остерман и др.

) были ей враждебны, потому что видели в ней человека, способного стать (и не по своей воле) во главе народного движения против немцев. Но Бирон, как это ни странно, был расположен к Елизавете, довольный тем, что она с почтительностью относилась к нему и к императрице.

Однако его личное расположение мало помогало Елизавете; ей оставалось замкнуться в тесной сфере своего частного хозяйства, в узком кружке близких к ней, состоящих при ее дворе, лиц. Юношеская резвость Елизаветы [Петровны] пропала.

Отсутствие широкой деятельности не тяготило ее бездеятельную натуру: склонность к веселью удовлетворялась скромными увеселениями в близком кружке. В этом кружке Елизавета нашла крепкую сердечную привязанность в лице Алексея Григорьевича Разумовского, нашла преданных лиц в своих камер-юнкерах, братьях Шуваловых и Воронцове. Можно думать, что если бы Елизавету оставили в покое, она никогда не решилась бы выйти из узкой сферы своего быта, где главным ее горем было не потеря придворного значения, а недостаток денежных средств. Однако ее в покое не оставляли.

Императрица Елизавета Петровна. Портрет работы В. Эриксена

Совет

В регентство Бирона Елизавета [Петровна] могла ждать улучшения своего положения, и действительно ее содержание было увеличено; но Бирона свергли, и на его место стала женщина, боявшаяся всего потомства Петра Великого; для Анны Леопольдовны и ее сына были страшными соперниками и дочь Петра – Елизавета, и внук его – Петр-Ульрих Голштинский, потому что они имели не менее прав на престол, чем император Иоанн Антонович. За дворцом Елизаветы начали следить внимательно; желая уничтожить ее планы на престол, думали отдать ее замуж; с Елизаветой вообще обращались так, что сами наводили ее на мысль о политических ее правах. О необходимости осуществить эти права и взять престол заговорил в то же время с Елизаветой и Шетарди через ее доктора француза Лестока, который имел на Елизавету некоторое влияние. Елизавета была далека от всякого политического риска. Несмотря на то, Лесток и сам Шетарди употребляли всю свою ловкость, чтобы склонить ее на переворот. Но можно сказать, что их старания были бы напрасны, если бы Елизавета не видела себе поддержки среди русского общества, недовольного немецким правительством: и народ, и гвардия стали высказывать Елизавете [Петровне] свою обычную преданность все настойчивее и горячее. В гвардии шло сильное брожение в пользу Елизаветы, о котором она знала. Но ни Шетарди, ни Лесток, ни другие близкие к Елизавете люди не могли, конечно, руководить движением гвардии, потому что не имели к ней отношения. Не было таких лиц и в самой гвардии. Поэтому во главе движения должна была стать сама Елизавета, но этого-то и трудно было достигнуть Шетарди с ее характером. Между тем время шло; интрига Шетарди и гвардейское движение становилось все более известным правительству. Остерман предостерегал правительницу; от австрийского двора шли такие же предостережения; но Анна Леопольдовна ограничилась только тем, что наивно открыла Елизавете существующие подозрения. Это побудило Елизавету действовать решительнее, тем более что гвардия должна была выступить в поход против Швеции. Все близкие к Елизавете люди (Разумовский, Воронцов, Шувалов и Лесток), составив как бы придворный совет 24 ноября 1741 г., настояли на немедленном исполнении давно задуманного переворота. Елизавета решилась сама стать во главе преданных ей солдат, побуждаемая опалой правительницы.

Читайте также:  Наступление советских войск в январе - феврале. окружение врага в районе корсунь-шевченского

В ночь с 24 на 25 ноября Елизавета [Петровна] приехала в казармы гренадерской роты Преображенского полка и с помощью ее произвела с чрезвычайной легкостью государственный переворот.

Правительница со всей ее семьей была арестована в Зимнем дворце и перевезена во дворец Елизаветы. В своих домах были арестованы: Остерман, Миних, Левенвольд, Головкин и другие близкие к правительнице люди.

Остальные немедленно явились поздравить новую императрицу, и в числе их сразу стал на виду только что вернувшийся из ссылки А. П. Бестужев-Рюмин.

Цесаревна Елизавета Петровна и преображенцы в кордегардии Зимнего дворца в ночь на 25 ноября 1741 года. Картина Е. Лансере, 1911

Несмотря на морозную ночь, улицы Петербурга были полны ликующим народом. В новой императрице видели чисто русскую государыню и праздновали падение немецкого режима. Вскоре увидели доказательства этого падения. Все видные деятели бывших царствований, немцы, были отданы под суд.

Остерман, переживший пять царствований и всех временщиков не только благополучно, но и с пользой для личной карьеры и влияния, теперь не увернулся от опалы и падения, как самый видный немец в правительстве.

Елизавета не любила его, боялась более, чем кого-либо другого, потому что Остерман при всей своей ловкости не мог скрыть своего враждебного отношения к Елизавете. Вместе с Остерманом попали под следствие Миних, Левенвольд, Менгден и русский граф Головкин, близкий к бывшей правительнице.

Обвиненные в разнообразных государственных преступлениях, они все были приговорены к смерти, взведены на эшафот, но помилованы и сосланы в Сибирь. Вместе с ссылкой главных иностранцев исчезли из администрации и второстепенные. Ясно было, что императрица желает править Россией посредством русских людей.

Обратите внимание

При дворе, в управлении, во внешних сношениях России выступали вперед чисто русские люди; все русское, что было поругано и унижено, получало свои права; на русских людей сыпались награды. Гренадерская рота Преображенского полка, произведшая переворот, была переименована в лейб-кампанию.

Все ее чины были признаны потомственными дворянами и получили земли из конфискованных имений иностранцев. Вся гвардия, с восторгом поддерживавшая преображенцев, была щедро награждена, “понеже (говоря словами Елизаветы) их службою… успех в восприятии престола получили”.

Свержение иноземцев и ласка к русским людям обусловили собою прочность и популярность нового царствования, объявившего своим лозунгом верность традициям Петра Великого.

Источник: http://rushist.com/index.php/platonov-lectures/1928-perevorot-elizavety-petrovny

Этот день в истории: 6 декабря 1741 года — дворцовый переворот Елизаветы

6 декабря 2016
10:14

6 декабря 1741 года в Санкт-Петербурге произошел дворцовый переворот. Дочь Петра I цесаревна Елизавета Петровна, опираясь на своих сторонников в гвардии, свергла с российского престола младенца-императора Ивана VI и его мать — регентшу Анну Леопольдовну.

Елизавета Петровна (1709−1762), дочь Петра I и Екатерины I, в будущем российская императрица, росла веселой красавицей и была прекрасно образована.

После брака родителей, и принятия в 1721 году Петром I императорского титула, дочери Анна и Елизавета получили титул «цесаревны», который отделял детей императора от других членов дома Романовых.

Петр, сын казненного царевича Алексея, назывался великим князем, а племянница Анна Иоанновна царевной.

Завещание Екатерины I (вдовы Петра I) предусматривало права Елизаветы и ее потомства на российский престол после Петра II (сына царевича Алексея) и Анны (старшей дочери Петра I). Но после неожиданной кончины Петра II от оспы в 1730 году, Елизавета оказалась законной наследницей престола, поскольку ее сестра Анна отреклась за себя и своих потомков от прав на российскую корону.

▼ читать продолжение новости ▼

Но, несмотря на завещание, Верховный тайный совет, признав Елизавету незаконнорожденной, отказал ей в правах на престол и «пригласил на царство» Анну Иоанновну, в правление которой Елизавета находилась в опале и была очень далека от политической жизни.

Хотя в свете она показывалась достаточно часто и по-прежнему блистала на балах.

После смерти Анны Иоанновны в 1740 году трон наследовал ее двухмесячный внучатый племянник Иван Антонович, в результате чего реальная власть перешла к его матери — Анне Леопольдовне, находившейся под влиянием своего мужа Антона Ульриха и фельдмаршала Миниха.

Важно

Засилие иностранцев у трона российского привело к тому, что массовые симпатии русского общества оказались на стороне Елизаветы, «русской сердцем и по обычаям» — дочь Петра Великого оказалась патриотическим символом, на который возлагали большие надежды.

Центром движения в ее пользу стали казармы гвардейского Преображенского полка. Но немало потрудилась для завоевания симпатий гвардейцев и сама цесаревна.

Она часто проводила время в казармах «без этикета и церемоний», одаривала гвардейцев деньгами и крестила их детей.

Разговоры о возможном дворцовом перевороте начались еще в начале 1741 года. Слухи о том, что Елизавета что-то затевает, неоднократно доходили до Анны Леопольдовны, но она не верила.

Круг близких сторонников Елизаветы ограничивался в основном «кавалерами» ее двора. В подготовке переворота участвовали Разумовские, братья Шуваловы и Воронцов.

Руководителем заговора по сути являлась сама цесаревна, а доверенным лицом выступал ее личный медик француз Лесток.

В ночь на 6 декабря 1741 года Елизавета Петровна, при поддержке своих сторонников и гвардейских офицеров совершила государственный переворот. В казармах Преображенского полка она обратилась к своим приверженцам: «Други мои! Вы знаете, чья я дочь, ступайте за мною! Как вы служили отцу моему, так и мне послужите верностью вашей!».

▼ читать продолжение новости ▼

Не встретив сопротивления, с помощью трех сотен верных гвардейцев Елизавета заняла Зимний дворец и провозгласила себя новой императрицей. Вызванные полки принесли ей присягу. Солдаты разбудили и арестовали Анну Леопольдовну и ее мужа, а младенца-императора Ивана VI забрала сама Елизавета. К семи часам утра переворот завершился, причем без пролития крови.

Совет

Уже через 3 дня был издан манифест, в котором провозглашалось, что Елизавета Петровна вступила на престол «по законному праву, по близости крови к самодержавным родителям». Право дочери Петра I на российскую корону подкреплялось ссылкой на завещание ее матери — Екатерины I. Елизавета Петровна Романова короновалась в апреле 1742 года.

Иван Антонович был объявлен незаконным государем, не имевшим «никакой уже ко всероссийскому престолу принадлежащей претензии, линии и права», и заключен в Шлиссельбург, а остальное Брауншвейгское семейство отправлено в Холмогоры.

Фавориты прежней императрицы Миних, Левенвольде и Остерман были приговорены к смертной казни, позднее замененной ссылкой в Сибирь — чтобы показать Европе терпимость новой самодержицы.

Своих же приверженцев Елизавета щедро наградила. Рота Преображенского полка была наименована лейб-компанией.

Все рядовые были пожалованы в дворяне и наделены имениями, другие участники переворота также получили высокие чины и подарки.

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2016/12/06/etot-den-v-istorii-6-dekabrya-1741-goda-dvorcovyy-perevorot-elizavety

Как Елизавета Петровна захватила власть в Российской империи

6 декабря 1741 г. в результате бескровного дворцового переворота на престоле Российской империи оказалась дочь Петра I Елизавета Петровна. Бескровные перевороты – явления для нашей истории уникальное. Раскроем секрет, как это произошло.

Нельзя говорить о том, что Елизавета Петровна все 10-летнее царствование Анны Иоанновны тайно готовила заговор или плела интриги. Длительное время она вообще не проявляла интереса к престолу, пока у правящей императрицы не было достойных наследников.

А вот после замужества племянницы императрицы – Анны Леопольдовны и тем более рождения Иоанна Антоновича картина сильно изменилась В этом случае шансы Елизаветы занять престол уже сводились практически к нулю.

Возрастала и непосредственная угроза, поскольку, чтобы обезопасить малолетнего императора, Елизавету могли вполне выслать из столицы или даже заточить в монастырь В этих условиях переворот был самым реальным , хотя и рискованным выходом из ситуации.

Как и в других переворотах, в событиях 25 ноября 1741 г. (старый стиль) решающую роль сыграла позиция гвардии. Правда, по своему социальному происхождению гвардия сильно отличалась от петровских времен.

Если во времена Петра I в гвардии, прежде всего, служили дворяне, то за время правления Анны Иоанновны состав гвардейских полков сильно изменился – появилось большое количество крестьян и горожан.

Так, из 308 солдат, участвовавших в перевороте 25 ноября, только 54 были дворянами.

Обратите внимание

В отличие от предыдущих переворотов, когда на престол возводились Екатерина I Анна Иоанновна и все происходило во многом спонтанно, переворот, осуществленный Елизаветой Петровной, готовился заранее.

В течение нескольких месяцев обсуждались различные варианты свержения Брауншвейгской фамилии.

Опять же, как правило, если в предыдущих случаях от имени претендента выступала та или иная придворная или военная группа, то теперь Елизавета действовала напрямую от своего имени.

В перевороте 25 ноября 1741 года прослеживается и антинемецкий характер – а восшествие Елизаветы на престол, как у современников, так и потомков ассоциировалось с возвращением к политике Петра I.

Действительно, на высшие государственные посты на смену Миниху, Остерману и другим пришла русская аристократия. Хотя надо признать, что масштабы немецкого засилья в 30 – начале 40 гг.

в России были впоследствии несколько преувеличены и, как часто это случается в истории, образ Елизаветы Петровны, и основные элементы ее внешней и внутренней политики противопоставлялись предыдущему периоду времени.

Переворот 25 ноября 1741 г. и восшествие на престол Елизаветы Петровны неразрывно связаны с рядом внешнеполитических событий и прежде всего русско-шведской войной 1741-1743 гг. Эта война для Швеции и с военной, и с экономической точки зрения была полнейшей авантюрой.

Боевые действия носили крайне незначительный в сравнении с другими русско-шведскими войнами характер, но рано или поздно должны были неизбежно привести противника России к поражению. В этих условиях смена власти в Санкт-Петербурге как нельзя кстати могла повлиять, если не на военный, то политический итог войны.

Важно

Известно, что посол Швеции несколько раз уговаривал Елизавету подписать проект документа, обещая помощь взамен на возвращение части территорий, потерянных Швецией в Северной войне. Однако, для Елизаветы подписать подобный документ в случае успеха означало потерять ореол дочери Петра I – победителя шведов и стать заложницей шведской дипломатии.

А в случае неудачи это было бы намного хуже чем попытка дворцового переворота – по сути это была бы государственная измена. И тут рассчитывать на чье-либо снисхождение или сочувствие уже не приходилось. Известно одно, что расчеты шведской дипломатии полностью провалились.

Читайте также:  Первая русская революция

Елизавета после восшествия на престол не изменила внешнеполитической линии в отношении северного соседа, а война закончилась для Швеции весьма печально – потерей ряда крепостей в Карелии.

Немалый интерес к восшествию на российский престол Елизаветы Петровны проявляла и французская дипломатия, рассчитывавшая на смену политического курса и союз с Россией в противовес Австрии. Правда, и в данном случае скорее это были интриги.

Несмотря на обещания материальной помощи, французская сторона не торопилась делать реальные шаги, да и в успех самого переворота посол Франции в России маркиз Шетарди верил с трудом. В итоге, события 25 ноября 1741 г.

стали для французской дипломатии полной неожиданностью.

Как это не раз случалось в истории дворцовых переворотов, утратившие власть следовали за теми, кого сами еще относительно недавно оттеснили от трона. Так, сыгравший далеко не последнюю роль в смещении А. Д.

Меньшикова Остерман отправился в ссылку в Березов, где раньше закончил свои дни самый известный сподвижник Петра I. Миних же угодил в Пелымский острог, который строился по его же плану для Бирона.

Но следует отметить, что Елизавета Петровна весьма мягко обошлась со своими политическими противниками — никто из них не был казнен или тайно убит.

Источник: https://russian7.ru/post/7-iznanok-gosudarstvennogo-perevorota-1741-goda/

В результате государственного переворота российской императрицей стала елизавета петровна

Главная страница / Хроника / В результате государственного переворота российской императрицей стала елизавета петровна

Картина Ф.

Московитина «Присяга Преображенского полка императрице Елизавете Петровне» Елизавета Петровна (1709-1762), дочь Петра I и Екатерины I, в будущем российская императрица, росла веселой красавицей и была прекрасно образована.

После брака родителей, и принятия в 1721 году Петром I императорского титула, дочери Анна и Елизавета получили титул «цесаревны», который отделял детей императора от других членов дома Романовых. Петр, сын казненного царевича Алексея, назывался великим князем, а племянница Анна Иоанновна царевной.

Завещание Екатерины I предусматривало права Елизаветы и ее потомства на российский престол после Петра II (сына царевича Алексея) и Анны (старшей дочери Петра I). Но после неожиданной кончины Петра II от оспы в 1730 году, Елизавета оказалась законной наследницей престола, поскольку ее сестра Анна отреклась за себя и своих потомков от прав на российскую корону.

Но, несмотря на завещание, Верховный тайный совет, признав Елизавету незаконнорожденной, отказал ей в правах на престол и «пригласил на царство» Анну Иоанновну, в правление которой Елизавета находилась в опале и была очень далека от политической жизни. Хотя в свете она показывалась достаточно часто и по-прежнему блистала на балах.

Совет

После смерти Анны Иоанновны в 1740 году трон наследовал ее двухмесячный внучатый племянник Иван Антонович, но в результате реальная власть перешла к его матери – Анне Леопольдовне.


Русское дворянство и аристократия были недовольны режимом последних правительниц, а широкие слои русского общества считали, что все беды происходят от захвата власти «иноземцами».

Но если Анна Иоанновна была русской, то Анна Леопольдовна со своим супругом принцем Антоном Ульрихом Брауншвейгским являлись в глазах народа «чужими», несправедливо правящими Россией от имени младенца-императора, их презирали. Тем более, большое количество «немцев», занимавших главные посты в государстве, тоже многих не устраивало.

Бирона ненавидели все, Миниха и Остермана не любили.
В этих обстоятельствах массовые симпатии русского общества оказались на стороне Елизаветы, «русской сердцем и по обычаям», на дочь Петра Великого возлагали большие надежды. Центром движения в ее пользу стали казармы гвардейского Преображенского полка. Но немало потрудилась для завоевания симпатий гвардейцев и сама цесаревна.

Она часто проводила время в казармах «без этикета и церемоний», одаривала гвардейцев деньгами и крестила их детей.
Разговоры о возможном дворцовом перевороте начались еще в начале 1741 года. Слухи о том, что Елизавета что-то затевает, неоднократно доходили до Анны Леопольдовны, но она не верила. Круг близких сторонников Елизаветы ограничивался в основном «кавалерами» ее двора.

В подготовке переворота участвовали Разумовские, братья Шуваловы и Воронцов. Руководителями заговора являлись Лесток и сама цесаревна.

В ночь на (25 ноября) 6 декабря 1741 года Елизавета Петровна, при поддержке своих сторонников и гвардейских офицеров совершила государственный переворот.

В казармах Преображенского полка она обратилась к своим приверженцам: «Други мои! Вы знаете, чья я дочь, ступайте за мною! Как вы служили отцу моему, так и мне послужите верностью вашей!».

Не встретив сопротивления, с помощью трех сотен верных гвардейцев Елизавета заняла Зимний дворец и провозгласила себя новой императрицей. Вызванные полки принесли ей присягу. Солдаты разбудили и арестовали Анну Леопольдовну и ее мужа, а младенца-императора Ивана VI забрала сама Елизавета. К семи часам утра переворот завершился, причем без пролития крови.
Наутро после переворота была готова форма присяги новой императрице, и был обнародован манифест, в котором говорилось об узурпации власти иностранцами. Елизавета распорядилась арестовать всю Брауншвейгскую фамилию и ее приверженцев, но «в остальном с ними обходились без ненужной жестокости».
Еще через 3 дня был издан второй манифест, в котором провозглашалось, что Елизавета Петровна вступила на престол «по законному праву, по близости крови к самодержавным родителям». Право дочери Петра I на российскую корону подкреплялось ссылкой на завещание Екатерины I. Елизавета Петровна Романова короновалась в апреле 1742 года.

Картина Е.Лансере «Воцарение Елизаветы Петровны 25 ноября 1741 года» (1911)

Иван Антонович был объявлен незаконным государем, не имевшим «никакой уже ко всероссийскому престолу принадлежащей претензии, линии и права», и заключен в Шлиссельбург, а остальное Брауншвейгское семейство отправлено в Холмогоры. Фавориты прежней императрицы Миних, Левенвольде и Остерман были приговорены к смертной казни, позднее замененной ссылкой в Сибирь – чтобы показать Европе терпимость новой самодержицы. Своих же приверженцев Елизавета щедро наградила. Рота Преображенского полка была наименована лейб-компанией. Все рядовые были пожалованы в дворяне и наделены имениями, другие участники переворота также получили высокие чины и подарки.
Стоит отметить, что подобные государственные перевороты были и до, и после Елизаветы Петровны, но есть ряд особенностей, присущих этому событию: с одной стороны, патриотические лозунги в гвардии, с другой – особая роль самой Елизаветы, которая не только приняла участие в перевороте, подобно Екатерине II, но и лично возглавила его, а затем сумела удержаться на престоле в течение 20 лет, являясь продолжательницей петровских традиций и преобразований. В целом, внутренняя и внешняя политика Елизаветы отличались стабильностью и нацеленностью на рост авторитета и мощи государственной власти.

Императрица Елизавета была последней правительницей России, являвшейся Романовой «по крови». Официальным наследником престола она назначила своего племянника (сына сестры Анны) – будущего Петра III и женила его на принцессе – будущей Екатерине II. В его официальный титул были включены слова «Внук Петра Великого».

Источник: https://www.calend.ru/events/6497/

Елизавета Петровна и дворцовый переворот 24-25 ноября 1741 г

А.А. Бейгул, Омский государственный университет, кафедра дореволюционной отечественной истории

В ноябре 1741 г. в результате дворцового переворота на престоле оказалась дочь Петра 1 Елизавета. Подобные перевороты были и до, и после Елизаветы Петровны, но существует ряд особенностей, присущих этому событию: с одной стороны, национальные лозунги, взрыв патриотизма в гвардии, с другой – активное участие иностранных держав, пытавшихся оказать влияние на внешнеполитический курс России. Особую роль сыграла сама Елизавета, которая не только приняла участие в перевороте, подобно Екатерине II, но была вынуждена лично возглавить его, а затем сумела удержаться на престоле в течение 20 лет.

Сюжеты, связанные с воцарением Елизаветы, мало изучены в отечественной историографии, и в настоящее время, когда проблема роли личности в истории является одной из наиболее важных и актуальных, представляется уместным обратиться к малоизученным проблемам воцарения Елизаветы Петровны.

Обратите внимание

В отечественной исторической науке всегда уделялось довольно много внимания событиям, связанным с елизаветинским царствованием (С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, Н.И. Костомаров, С.Ф. Платонов, М.М. Богословский) [1]. Ему, безусловно, не придавали такого значения, как петровскому или екатерининскому. С точки зрения русской историографии Елизавета не была великой императрицей, однако отличалась (в лучшую сторону) от Петра III или Павла I, являясь продолжательницей петровских традиций, в то же время была любительницей кутежей, фаворитов, но даже этим государству не вредила, так как ее фавориты были людьми русскими и действовали во благо государству ( братья Разумовские и братья Шуваловы). В советское время специальных работ, посвященных Елизавете, долгое время не было, но сейчас ситуация изменилась: Е.В. Анисимов, Н.И. Павленко, В.П. Наумов, И.В. Курукин и др. авторы [2,3] обращаются к личности и деяниям дочери Петра. И все же многие вопросы, особенно касающиеся борьбы Елизаветы Петровны за власть, не исследованы полностью, в том числе влияние личных качеств цесаревны на характер переворота и его последствия.

Основные источники для исследования данной проблемы – переписка иностранных послов со своими дворами, записки участников переворота и приближенных ко двору Елизаветы, Анны Иоанновны и Анны Леопольдовны [4].

Дворцовый переворот 1741 г. вывел на первый план личность претендентки на трон, заставив ее принять в нем непосредственное участие. Никогда ранее Россия не знала подобного: претендент должен был остаться в стороне от событий (для Екатерины I корону предоставил Меншиков, для Анны Леопольдовны – Миних, а Екатерина II, принявшая участие в событиях 1762 г., успешно предоставила главное место Е.Р. Дашковой и братьям Орловым), Елизавете же не удалось создать даже иллюзии непричастности к перевороту. Каковы же личностные качества цесаревны, обеспечившие ей в конце концов престол Российской империи? Ответ на этот вопрос и составляет цель данной статьи.

С детства Елизавету никто не готовил к престолу, и она не имела ни малейшего представления о государственных делах. Воспитывала Лизетку, как звал девочку родитель, не столько мать, сколько родная тетушка Наталья Алексеевна, женщина прямая и суровая, которой не чужд был старорусский идеал воспитания царских детей. Лишь после ее смерти большое внимание воспитанию стала уделять мать. Елизавета была любимой дочерью Петра, поэтому у него возникла идея блестящей партии с представителем французского королевского дома. Ее обучали языкам, танцам и всему тому, что ценится при французском дворе, но из-за того, что Елизавета была рождена до церковного брака, все блестящие партии оказались лишь проектами. С воцарением матери ситуация почти не изменилась: Елизавету редко привлекали к делам управления государством. Екатерина I оставила завещание, согласно которому на престол вступал внук Петра I и сын царевича Алексея Петр II, после его смерти – потомки старшей дочери Петра Анны, а после этого – сама Елизавета, т.е. права Елизаветы были почти эфимерны.

После смерти Екатерины 1 в русском обществе были люди, желавшие видеть Елизавету на престоле, но таковых в 1727 г. было немного, и все сошлись на фигуре Петра II, который занял трон и по праву первородства, исстари существовавшему в русском обществе, и по завещанию Екатерины I, таким образом, Елизавета Петровна не имела оснований жаловаться, что ее “обошли”. Поэтому говорить о том, что желание возвести ее на престол было всеобщим, значит искажать истинное положение дел. Но в определенных условиях Елизавета вполне могла претендовать на корону, так как сторонники у нее были. Герцог де Лириа упоминает в своих записках о Елизавете как одной из возможных претендентов на престол (всего таковых было 4) [5]. Но выбор на ней не остановили. Анна Иоанновна, как известно, законного наследника престола на свет произвести не могла, и борьба за власть в это время трансформировалась в борьбу за то, кто станет ее преемником. Анна Иоанновна отдала предпочтение своей племяннице, поэтому вполне понятно, что Елизавета претендовать на эту роль уже не могла.

Читайте также:  Первые киевские князья (ix — середина x в.)

В своих письмах жена английского посланника леди Рондо упоминает, что еще во времена правления Анны Иоанновны стали появляться мысли о приходе к власти Елизаветы: “Множество дворян вместе с гвардейскими офицерами составили заговор с целью обязать императрицу объявить наследницей престола не Анну Леопольдовну, а цесаревну Лизавету” [6]. После смерти Анны Иоанновны у власти оказался Бирон, который всегда благоволил к Елизавете; причины этого двояки: возможно, потому что хотел женить на ней своего сына и посадить цесаревну на трон, возможно, он не заходил так далеко в своих планах, а просто пытался найти хоть какую-то опору в русском обществе. Источники утверждают, что, если бы Елизавета приложила хоть какие-то усилия, она могла бы занять престол еще в 1740 г., когда был свергнут Бирон. “Княгиня Елизавета не поколебалась признать регентство матери Иоанна Антоновича и присягнула ему, в то же время она не могла не знать, что большая часть солдат, арестовывавших герцога Курляндского, думала, что делает это для нее, но она сделала вид, что удовлетворена…” [7].

Правительство Анны Леопольдовны было абсолютно неспособным к деятельности: борьба за власть между Минихом и Остерманом, наличие фаворитов и фаворитки, а также нежелание со стороны правительницы заниматься делами отрицательно сказывались на общественном мнении, кроме того, у власти оставались те же люди, которые были и при Анне Иоанновне, а общество этого уже не желало. “Анна Леопольдовна была женщиной кроткой и бесхарактерной, непопулярной ни в обществе, ни в гвардии” [8].

В то же время английский посланник Финч сообщает, что Елизавету очень любили и она пользовалась большой популярностью в обществе [9]. Цесаревна имела очень теплые отношения с гвардейцами, для которых ее дом был всегда открыт и у которых она часто крестила детей, при этом раздавая щедрые подарки. Она не давала Анне Леопольдовне никакого повода для беспокойства: вела рассеянный образ жизни, по отношению к регентше проявляла полную лояльность, была крестной матерью у дочери правительницы.

Но одновременно, как сообщает французский посланник Шетарди, цесаревна активно обсуждала с ним и шведским посланником Нолькеном возможность вступления на престол с их помощью [10].

Ложь и притворство не были чужды Елизавете, причем притворялась она умело. Отметим еще одно качество: она ясно осознавала свои цели и не стеснялась в выборе средств для ее достижения.

Важно

Русская аристократия была недовольна режимом Анны Иоанновны и Анны Леопольдовны, но, напуганная расправой над А.П. Волынским, Долгорукими, гибелью Д.М. Голицына и других противников “немцев-правителей”, предпочитала воздерживаться от активных действий, несмотря на то, что у кормила власти находились “немцы”, далеко не всегда имевшие аристократическое происхождение (“конюх” Бирон). В результате возглавить переворот Елизавете пришлось самой. Подобный шаг, безусловно, требовал мужества, что для ветреной и легкомысленной цесаревны было вовсе не характерно. Шетарди пишет: “Постоянная боязнь подвергнуть опасности себя и свою партию не позволяла ей действовать решительно” [11]. Елизавета была чрезвычайно осторожна, она опасалась, что задуманное предприятие не удастся, но она старалась быть дальновидной. “Елизавета честолюбива, но ее честолюбие уживается с умением выжидать время” [12]. И это еще одна характерная черта ее личности.

Общество должно было настолько устать от управления иностранцев, что на незаконное рождение Елизаветы перестали обращать внимание. Все должны были увидеть в ней панацею от иностранного самоуправства. Поведение цесаревны выгодно отличалось от правительницы. Отношение же общества к Анне Леопольдовне объяснялось еще и тем, что ее отец был человеком необузданного нрава, а сама она была замкнута, неприветлива, могла по несколько дней не появляться на людях, в отличие от Елизаветы, любезной со всеми. “Елизавета – дочь Петра I – государя, которого боялись, но и любили”. Этот последний фактор должен был выступить на первый план, видимо, этого момента и дожидалась цесаревна. Ей был резон подождать еще и потому , что оставалась надежда, что младенец-император умрет, и все решится само собой, потому что в случае его смерти и возможной борьбы за власть между Анной Леопольдовной и Елизаветой на стороне последней было гораздо больше шансов.

В это же время иностранные посланники подталкивали Елизавету к действиям, пресекая ее излишнюю неуверенность. Иностранные послы связались с лейб-медиком цесаревны Лестоком, имевшим на нее большое влияние, подталкивавшим ее к перевороту.

Французский и шведский посланники Шетарди и Нолькен, к которым присоединился Лесток, разрабатывали план, согласно которому Елизавета должна была вернуть Швеции земли, перешедшие к России по Ништадскому миру. С этой целью Швеция начинала войну с правительством Анны Леопольдовны, приглашала в свою армию герцога Голштинского, родного внука Петра I, против которого русские солдаты воевать бы не стали. Этот проект был представлен Елизавете, и цесаревна, для которой, казалось бы, это был единственный шанс, отказалась, гордо заявив: “Лучше я никогда не буду царствовать, чем куплю корону такой ценой” [13]. Интересы России не были для цесаревны пустым звуком.

Причина подобного ответа может корениться либо в искреннем патриотизме, либо в политическом реализме здравомыслящего человека, либо в любви к театральным жестам, на которые цесаревна была большой мастерицей, так как с детства воспитывалась в любви к театру. Безусловно, Елизавета любили своего отца, конечно, она уважала все, сделанное им, но, скорее всего, не только это было причиной ее отказа Нолькену. Многие русские царедворцы желали видеть Елизавету на престоле именно как лицо, олицетворявшее смену политического курса в духе патриотизма, а принять условия Швеции было вовсе не в интересах России. Согласись цесаревна на шведские условия, ее бы просто не поняли, и она могла бы потерять своих сторонников. Возможно, Елизавета, отдавая себе в этом отчет, стала действовать как истинный политик, т.е. она почувствовала настроения, господствовавшие в обществе, и стала действовать в этом русле. Вместе с тем Елизавета не разорвала отношений с Шетарди и Нолькеном.

О здравом политическом реализме свидетельствует и ход переговоров: цесаревна проявляла чудеса изворотливости, тянула время, соглашалась на различные устные обязательства денежного характера, при этом совершенно игнорируя земельный вопрос (уступки Швеции). “Елизавета показала себя тонким политиком” [14] , свидетельством чего является то, что она заставила своих союзников действовать без подтвержденных обязательств.

Нужно отметить, что сама по себе Елизавета не стремилась к перевороту любыми путями, но обстоятельства принудили ее действовать вопреки желаниям. Английский посланник Финч писал: “Если подтвердятся подозрения по поводу великой княгини, то ей грозит монастырь или брак с Людовиком Брауншвейгским” [15]. Правда, задним числом Остерман отрицает этот факт, но даже если это были только слухи, они не могли не произвести впечатления на эмоциональную и сомневающуюся Елизавету, поэтому с того момента, как она начинает ощущать даже тень опасности со стороны, цесаревна решается наконец предпринять активные шаги к завоеванию власти. “Елизавета Петровна прислушивалась к недовольству в общественном мнении, убеждаясь, что можно начинать действовать в свою пользу” [16].

В литературе высказывается мнение, что Анна Леопольдовна недальновидно ограничивала Елизавету в средствах, денег у Елизаветы не было постоянно, потому что она раздавала эти деньги гвардии, чем подчеркивала свое доброе расположение и получала подобное отношение в ответ, что ухудшило отношение цесаревны к правительнице, но этот фактор, по нашему мнению, нельзя считать определяющим, так как еще при Анне Иоанновне содержание Елизаветы было весьма ограниченным. Но правительница иногда допускала удары по самолюбию Елизаветы, отказывая цесаревне в самых незначительных просьбах. Это было неосторожно со стороны Анны Леопольдовны: ущемленное самолюбие может подтолкнуть к действию даже самые нерешительные натуры. По поводу честолюбия Елизаветы существует много противоречивых мнений. Так Манштейн писал, что Елизавета планировала стать русской императрицей задолго до 1741 г., она была огорчена браком принцессы Анны, “положила за непременное” составить для себя партию, но ее действия были благоразумны и хитры. Миних же отказывает цесаревне в честолюбивых стремлениях. Возможно, Елизавета и хотела стать императрицей, но при этом желала, чтобы все вопросы решались сами собой, без ее личного вмешательства, и только исключительные условия могли заставить ее действовать. Это вполне в ее духе, так же она поступала в течение 20 лет пребывания на троне.

Совет

Цесаревна была вынуждена возглавить своих сторонников, так как среди участников переворота не было людей действительно выдающихся, бывших в состоянии встать во главе предприятия, поэтому Елизавете и невозможно было создать иллюзию своей непричастности к перевороту. Когда стало ясно, что брать власть в свои руки необходимо, цесаревна составила два плана действий : 1) с помощью Швеции, объявлявшей войну, целью которой было восстановление попранных прав дочери Петра, но этот план не удался , так как военные действия для Швеции были неудачными; 2) переворот должен был произойти 6 января 1742 г. в день Крещения и Водосвятия, когда на берегу Невы собралась бы вся гвардия и Елизавета обратилась бы к ней [17], воздействуя на религиозные и патриотические чувства, как бы подчеркивая, что ее права на престол имели истоки не в личной корысти, честолюбии, а в происхождении, угодном Богу, т.е. поступки Елизаветы определял Божественный промысел. Но и этому проекту не суждено было сбыться. Однако, несмотря на нереализованность этих планов, Елизавета оказалась на троне.

Дело в том, что о готовящемся заговоре знали при дворе, так как этого никто особенно не скрывал. Английский посланник Финч предупреждал об оживлении контактов между Шетарди и Елизаветой, он неоднократно говорил об этом с Остерманом, но министру было не до того, чтобы заняться заговорщиками: сначала он боролся за власть с фельдмаршалом Минихом, затем пытался противостоять фавориту Анны Леопольдовны Линару. Сама правительница была настроена апатично: “Бесполезно бороться с Елизаветой, когда есть еще Чортушка”( герцог Голштинский) [18], который имел законные права на престол. Правительница предоставила развиваться событиям без собственного вмешательства, хотя кое-какие шаги она попыталась предпринять: решила выслать из города

Источник: https://xreferat.com/35/4694-1-elizaveta-petrovna-i-dvorcovyiy-perevorot-24-25-noyabrya-1741-g.html

Ссылка на основную публикацию