М. с. щепкин (1788-1863 гг.) – величайший русский актёр-реалист

100 великих актеров

Страница: 34

В декабре 1830 года, немного поправившись, Кин опять играл в «Друри-Лейне». Тогда в спектакле «Ричард III» его видел тонкий знаток театра Ли Гент, назвавший Кина «бесспорно самым великим трагиком», с которым никто из живших в то время актеров не мог сравниться ни по силе и темпераменту исполнения, ни по глубине и зрелости мысли.

В 1831 году Кин взял в аренду «Королевский театр» в местечке Ричмонд. Он играл два, иногда три раза в месяц, и на его спектакли съезжалось всегда огромное количество зрителей. Кин стал редко выходить из дома, проводя время за инструментом и книгами. Его страсть к музыке проявлялась в это время особенно сильно.

Раньше он не хотел, чтобы его сын стал актером. Но Чарлз Кин сделал успехи на сцене, и отец стал гордиться им. Он помогал Чарлзу учить роли, особенно роли шекспировского репертуара.

Обратите внимание

По воле судьбы свой последний спектакль – «Отелло» – 25 марта 1833 года Кин сыграл вместе с сыном. Он играл роль Отелло, а Чарлз – Яго. Их выступление собрало огромную аудиторию. При словах: «Окончен труд Отелло» – Эдмунд Кин потерял сознание.

Через три недели, 15 мая 1833 года, в возрасте сорока пяти лет, он умер.

Жители городка сделали все, что могли, чтобы похороны были достойны Кина. Весь город шел за гробом, его провожали, как близкого человека, с которым сроднились и полюбили.

Русский актер. С его именем связано начало русского реалистического театра. С 1824 года – в Малом театре. Лучшие роли в произведениях сатирической направленности: Фамусов («Горе от ума»), Городничий («Ревизор»), Кузовкин («Нахлебник»), Кочкарев («Женитьба»), Гарпагон («Скупой») и др.

Михаил Семенович Щепкин родился 6(17) ноября 1788 года в селе Красном Курской губернии Обоянского уезда в семье крепостных графа С.Е. Волькенштейна. Отец Миши, Семен Григорьевич, после рождения сына был повышен из камердинеров в управляющие всех графских имений. Мать, Марья Тимофеевна, выходила замуж сенной девушкой при барыне.

Граф покровительствовал семье Щепкиных. С пяти лет Миша учился грамоте и счету у служащего хлебной лавки, а затем у священника в господском имении. Мальчик окончил четырехклассное губернское училище.

Уже в эти годы проявились его артистические способности: он с успехом участвует в школьных спектаклях. Граф Волькенштейн демонстрирует талантливого юношу в своем крепостном театре.

В 1802 году Щепкина определяют в народное губернское училище города Курска. Здесь он поражает всех своими способностями. Михаил много читает – поэт И.Ф. Богданович снабжает его книгами.

Во время учебы Щепкину удалось попасть за кулисы местного театра – помог родственник содержателей театра Барсовых. Миша переписывал роли, таскал музыкантам ноты и инструменты, суфлировал спектакли.

Важно

И наконец в бенефис артистки Лыковой вышел на подмостки театра настоящим актером. Щепкин успешно справился с ролью Андрея-почтаря в драме «Зоя». Его игру хвалили все – и в театре, и дома.

Спустя три десятилетия после того знаменательного ноябрьского дня 1805 года он напишет: «…этого дня я никогда не забуду, ему я обязан всем, всем!»

Графу Волькенштейну было выгодно, чтобы принадлежащий ему крепостной стал известным артистом, и он позволил Щепкину вступить в профессиональную театральную труппу в Курске. Михаилу было тогда 17 лет. Первое время он играл, выходя на подмену. С 1808 года Щепкин становится уже настоящим актером и около восьми лет выступает в труппе Барсовых.

Много позже он вспоминал о том, как в своих молодых театральных странствиях «…ел только борщ да кашу», получал «крайне неудовлетворительное жалованье», а иногда и вовсе никакого. Но не сдавался. Каким бы трудным ни был день, как бы поздно ни кончился спектакль, он не ложился спать, не повторив роли к утренней репетиции или к завтрашнему представлению.

Вставал в шесть-семь часов утра, неизменно первым являлся на репетиции, ни разу за всю свою долгую актерскую жизнь не опоздав, не пропустив ни одной из них: «Друзья мои, репетиция, лишняя для вас, никогда не лишняя для искусства…» Всякую приблизительность, урезку или замену текста он считал позором для артиста и прекрасно знал роль уже к первой репетиции.

Щепкин выступал в амплуа актера-буфф. Публика требовала привычных французских «красивостей» и полного набора балаганных дурачеств.

Наверное, многое скрашивалось природным артистизмом и темпераментом молодого актера, той человечностью и теплотой, которыми он наполнял ходульные образы и нелепые ситуации.

Спектакли с участием Щепкина всегда собирали много зрителей, и хозяин даже увеличил ему зарплату. Труппа гастролировала в провинциальных городах, в Курске, Харькове, Полтаве…

Совет

Если книга которая размещена на сайте нарушает Ваши авторские права, свяжитесь с нами. oivantc@gmail.com

Источник: https://online-books.net.ua/book/202/read/34/

Щепкин Михаил

Михаи́л Семёнович Ще́пкин (6 (17 ноября) 1788, село Красное, Обоянский уезд, Курская губерния — 11 (23) августа 1863, Ялта) — русский и украинский актёр, один из основоположников русской актёрской школы.

М. С. Щепкин родился 6 (17) ноября 1788 года в селе Красном Обоянского уезда Курской губернии в семье крепостных графа Г. С. Волькенштейна.

С 1799 по 1801 год Щепкин обучался в Судженском народном училище. Во время учёбы, в 1800 году, сыграл свою первую роль слуги Розмарина в комедии А. П. Сумарокова «Вздорщица». В 1801—1802 годах играл в домашнем театре графа Волькенштейна.

Во время обучения в Курском народном училище (с 1801 по 1803) был суфлёром в Курском городском театре братьев М. Е., А. Е. и П. Е. Барсовых, а также переписывал тексты ролей для актёров. В 1805 году впервые выходит на профессиональную сцену: в спектакле «Зоа» по пьесе Л.-С. Мерсье он заменяет запившего актёра в роли Андрея-почтаря.

С этого времени с разрешения графа Волькенштейна играет в театре братьев Барсовых.

В 1816 году Щепкин поступает в труппу И. Ф. Штейна и О. И. Калиновского и играет в Харькове. В 1818 году становится актёром Полтавского театра, руководителем которого был писатель И. П.

Котляревский, и занимает в труппе ведущее положение: специально для него Котляревский пишет роли в своих пьесах «Наталка-Полтавка» и «Москаль-Чарiвник». Кроме того, Котляревский вместе с С. Г.

Волконским организует сбор денег по подписке, чтобы выкупить Щепкина у барина — и в 1822 году актёр получает вольную.

После распада театра Котляревского в 1821 году Щепкин вернулся в труппу Штейна, выступал в Тульском театре.

В провинциальных театрах Щепкину приходилось исполнять самые разные роли, в том числе и женские (Еремеевна в «Недоросле» Д. И. Фонвизина, Баба Яга в одноименной комической опере, Д. П. Горчакова и М. Стабингера), в постановках разных жанров. Именно в это время начинает формироваться актёрский метод Щепкина: «искусство настолько высоко, насколько близко к природе». Актёр тщательно прорабатывает роли, стремясь воспроизводить характер персонажа как можно более жизненно, правдоподобно, обобщая в них жизненные наблюдения за типажами; вносит в роли неоднозначность, внутреннюю противоречивость. Наибольший успех ему принесли бытовые и лирико-комедийные роли, в том числе роли с «переодеваниями», требующие внешних и внутренних трансформаций. Чиновник Конторы московских театров В. И. Головин вспоминал позднее:

    «Михаил Семёнович играл в пьесе „Опыт искусства” в трудной роли: то мужчиною, то женщиною. В тысяче видах этот Протей заблистал передо мною, как драгоценный алмаз, всеми своими гранями».

Именно по инициативе В. И. Головина Щепкина в 1822 году пригласили в труппу московского театра (с 1824 года — Малый театр), в котором он остался до конца своей жизни. Дебют в московском театре состоялся 20 сентября 1822 года в ролях Богатонова в комедии М. Н. Загоскина «Г-н Богатонов, или Провинциал в столице» на сцене Театра на Моховой.

Щепкин был дружен с А. Н. Островским, А. С. Пушкиным, Н. В. Гоголем, А. И. Герценом, Н. А. Некрасовым, Т. Н. Грановским, В. Г. Белинским, И. С. Тургеневым. Специально для актёра В. Г.

Обратите внимание

Белинский пишет пьесу «Пятидесятилетний дядюшка, или Странная болезнь», Тургенев — пьесу «Нахлебник», а также роль Мошкина в пьесе «Холостяк»; А. И. Герцен, Т. Н. Грановский и Е. Ф. Корш переводят для него пьесу Ф. Мессинджера «Новый способ платить старые долги», Н. Х.

Кетчер — «Генриха IV» и «Комедию ошибок» Шекспира. Однако Щепкин все равно ощущает однообразие предлагаемых ему ролей и тем.

В 1853 году во время единственной своей поездки за границу М. С. Щепкин встречался с А. И. Герценом; затем писал ему:

    Рабы ещё не хотят быть свободными.

С чего напала на тебя человеческая гордость делать их свободными против их воли, быть так сказать, творцом их счастия… Оставьте мир расти по своим естественным законам и помогайте его росту развитием в человеке нравственного чувства, сейте мысль, но не поливайте кровью… Я знаю, у тебя много логики, и потому ты знаешь, что это будет неравный бой, и потому это будет нечестно, в любви к человеку я бы поборолся с тобой, и тогда Бог знает, чья бы взяла

— Кучина А. В. Михаил Семенович Щепкин // Московский журнал. — 2005. — № 7. — С. 37. — ISSN 0868-7110. Эстетические принципы работы над ролью, глубокого проникновения в характер, осмысления персонажа, заложенные Щепкиным, в дальнейшем укреплялись в Малом театре и стали основой системы Станиславского.

Михаил Щепкин скончался 11 (23) августа 1863 года в Ялте. Похоронен на Пятницком кладбище в Москве.

Источник: http://fb2.net.ua/publ/shh/shhepkin_mikhail/25-1-0-201

М. С. Щепкин (1788—1863)

Он был великий артист, артист по призванию и по труду. Он создал правду на русской сцене…» — так характеризовал Щепкина один из виднейших деятелей русской революционной демократии А. И. Герцен.

Михаил Семенович Щепкин родился в семье крепостного. Ругань, унижение — вот что выпало на долю крепостного мальчика. Он рано начал стремиться к учению. С пяти лет учился грамоте и счету у служащего хлебной лавки, а затем у попа в господском имении. Шепкину удалось попасть в уездную школу и даже закончить четырехклассное губернское училище.

Уже в эти годы проявились его артистические способности: он с успехом участвует в школьных спектаклях. Владелец Щепкина граф Волькенштейн демонстрирует талантливого юношу в своем крепостном театре. Графу было выгодно, чтобы принадлежащий ему крепостной стал известным артистом, и он позволил Щепкину вступить в профессиональную театральную труппу в Курске.

Михаилу Щепкину было тогда 17 лет. Очень скоро он становится известным актером провинциальной сцены. Слух о нем достигает Петербурга и Москвы. Зрители, высоко оценившие талант артиста, чтобы выкупить его из крепостной неволи, организовали подписку.

Примечательно, что на подписном листе для сбора средств одной из первых стоит подпись будущего декабриста князя С. Г. Волконского. Владельцы Щепкина назначили за талантливого актера огромную по тому времени сумму — 20 тысяч рублей. Потребовалось три года, чтобы ее собрать. В 1821 г. Щепкин, наконец, получает «вольную». В 1823 г.

начинается постоянная творческая работа Щепкина, уже опытного артиста на сцене Малого театра. С Малым театром, гордостью отечественной культуры, была связана вся его дальнейшая жизнь. Малый театр и поныне носит имя «дома Щепкина». Московская публика с восторгом признала замечательный талант артиста.

В Москве Щепкин знакомится с Грибоедовым, Пушкиным, Лермонтовым, в его доме бывали Некрасов, Тургенев, Писемский, Островский. Многолетняя дружба связывала Щепкина с Гоголем, Белинским, Герценом, Шевченко.

Важно

Многообразные творческие связи с великими писателями, с русскими революционными демократами повлияли на формирование передовых взглядов Щепкина. Он был горячим сторонником народного освобождения и на всю жизнь сохранил ненависть к крепостному праву.

Создавая сценические образы ненавистных ему крепостников и крючкотворов-чиновников, великий артист заставлял смеяться над ничтожеством, спесью и содрогаться перед бездушием и низостью. В роли Фамусова («Горе от ума» А. С. Грибоедова) и городничего («Ревизор» Н. В. Гоголя) Щепкин по существу обличал весь самодержавно-крепостнический строй.

Совсем иначе артист подходил к образам людей из народа, стремясь «заинтересовать зрителя судьбою простого человека» (В. Г. Белинский).

Глубокое чувство сострадания вызывали в его исполнении старый, одинокий моряк Симон (водевиль Саважа и Делурье «Матрос») и бескорыстный Жакар, который изобрел новый станок для облегчения труда ткачей («Жакардов станок» Фурнье).

Гимн труду и труженикам, произносимый Жакаром-Щепкиным, находил горячий отклик в зрительном зале:

Честь тому, кто глубь земли Тяжким заступом копает, Кто трудами для семьи Хлеб насущный добывает…

Честь и слава их трудам, Слава каждой капле пота, Честь мозолистым рукам, Да спорится их работа!

В ролях Мошкина и Кузовкина (из комедий И. С. Тургенева «Холостяк» и «Нахлебник») артист раскрыл поистине трагические переживания стариков, не имеющих ни сил, ни средств бороться с теми, кто оскорбляет их чувства, отнимает последнюю радость в жизни.

Совет

Щепкина привлекали пьесы о жизни и обычаях народа, с поэтическим сюжетом, с шутками и песнями. Он открыл для русского театра богатство украинских пьес, где играл и местных крючкотворов (например, в пьесе И. П. Кот-ляревского «Наталка Полтавка»), и ловкого, умного, веселого денщика (в пьесе Г. Ф. Квитки-Основьяненки «Шельменко-денщик»).

Читайте также:  Рабочие и новая техника 1934 - 1939 гг.

Но артист создал не только галерею русских и украинских образов, он был выдающимся исполнителем классических ролей драматургии Мольера и Шекспира.

Щепкин страстно любил театр и свою профессию: «Театр для актера — храм, — говорил он.— Это его святилище! Твоя жизнь, твоя честь — все принадлежит бесповоротно сцене, которой ты отдал себя. Твоя судьба зависит от этих подмостков. Относись с уважением к этому храму и заставь уважать его других».

Щепкин считал, что искусство должно быть связано с жизнью, понятно и доступно народу — подлинному его ценителю. Поэтому артист стремился в своей игре к простоте и правдивости.

Он постоянно гастролировал в разных городах России: в Петербурге, Харькове, Киеве, Одессе, Воронеже и т. д. Каждый приезд Щепкина расценивался там как большое событие не только театральной, но и общественной жизни.

Его выступления оказывали огромное влияние на развитие реалистической школы актерского искусства.

Что же принципиально нового внес Щепкин своим исполнением в искусство актера?

Он провозгласил, что естественность, простота и правда — закон сценического искусства. Щепкин боролся с напыщенной манерой игры, распространенной в то время в русском театре.

«Читая роль,— говорил Щепкин,— всеми силами старайся заставить себя так думать и чувствовать, как думает и чувствует тот, кого ты должен представлять; старайся так сказать, разжевать и проглотить всю роль, чтобы она вошла тебе в плоть и кровь.

Достигнешь этого — и у тебя сами родятся и истинные звуки голоса, и верные жесты, а без этого как ты не фокусничай, каких пружин не подводи, все будет дело дрянь.

Обратите внимание

Публику не надуешь: она сейчас увидит, что ты ее морочишь и совсем того не чувствуешь, что говоришь».

Для великого артиста главным было не внешнее поведение героя, а раскрытие внутренних переживаний. Эту реалистическую позицию Щепкин утверждал своим искусством. Он дал новое направление развитию русского театра, и в этом его историческая заслуга.

Громадная сила щепкинского реализма оказала воздействие на многих представителей русского театрального искусства. Такие замечательные актеры, как А. Е. Мартынов, П. М. Садовский, Г. Н. Федотова, М. Н. Ермолова (см. ст. «М. Н.

Ермолова»), А. П. Ленский, считали себя учениками Щепкина. Гениальный реформатор мирового сценического искусства К. С. Станиславский (см. ст.

«МХАТ») высоко чтил Щепкина как основоположника реализма в театре, признавал его своим вдохновителем.

Источник: https://pandia.ru/365360/

Актерское искусство русского театра первой половины XIX века (Щепкин М.С.)

Выразителем реалистического направления в театре был Михаил Семенович Щепкин (1788—1863). Великий актер-реформатор возглавил целую плеяду сценических художников нового мышления, востребованных реалистической драмой.

Кончалась эпоха «чисто артистическая», когда один актер-корифей выносил на своих плечах весь спектакль. Новая аналитическая драма требовала сценического ансамбля.

Смысл пьесы раскрывался в столкновении и сопоставлении различных точек зрения, и потому каждый герой был самоценен, а каждый актер — важен.

Щепкин стал не только лидером складывающегося театрального ансамбля, но и организатором, своеобразным режиссером целостного художественного мира. Его творчество указывает направление развития русского театра, вернее — основной линии нашей национальной исполнительской школы.

Щепкин практически шестьдесят лет играл на сцене. Он принес в театр не только свое глубокое дарование, человеческое обаяние, ум, но и талант наблюдателя и аналитика действительности.

Начав в 1805 году как крепостной актер в театре братьев Барсовых (роль Андрея Почтаря в пьесе «Зоа» Мерсье), он проходит длинный путь провинциального актера, играет в антрепризах Курска, Харькова, Полтавы, Тулы.

И в 1823 году (уже выкупленный на волю силами отечественной интеллигенции) поступает в московский театр, где прослужит сорок лет. Именно прослужит, ибо вся его жизнь была истинным служением русскому искусству. (Символично, что Щепкин умер в год рождения К. С. Станиславского.

) Щепкин считал, что для обновления жизни театра необходимо изменить в обществе отношение к сценическому художнику. Однако он хорошо понимал, что для этого сам актер должен уважать свою профессию, нести ответственность и перед зрителем, и перед партнерами.

Важно

Щепкин, параллельно с Каратыгиным, требует от актеров жесткой дисциплины, знания текста, готовности к репетиции, постоянной работы над ролью, серьезного и глубокого отношения к искусству, т. е. профессиональной этики. Театр для Щепкина не «пустой сосуд», не ремесло, а выражение духовной миссии.

Сам Щепкин из крепостного превратился в русского интеллигента, заняв достойное место воспитателя целого поколения. В кругу отечественной духовной элиты Щепкин был равноправным гражданином. Среди его друзей и единомышленников были А. С. Пушкин, С. Т. Аксаков, Н. В. Гоголь, А. И. Герцен, М. П. Погодин, С. П. Шевырев, Т. Н. Грановский, В. Г. Белинский и т. д.

Став признанным большим актером, Щепкин никогда не почивал на лаврах, он всегда был к себе требователен и самокритичен. В нем абсолютно не было актерского эгоизма, мелкого самолюбия, самомнения, ощущения лидерства. Этот художник всегда учился у жизни, у великой русской литературы, у своих коллег-актеров.

Характерной чертой метода Щепкина было то, что он никогда не бросал работу над ролью: каждый спектакль — это новое изучение роли, все большее проникновение вглубь образа, иное осмысление темы, развитие, нюансировка и т. д. При этом важно, что свое понимание театрального искусства Щепкин передавал ученикам; он был по природе — педагог.

Актеры-партнеры естественно учились у Щепкина и на репетициях, и на спектаклях. Работа по воспитанию актера как профессионала-художника и одновременно как личности проходила в бесконечных частных беседах, в письмах Щепкина к молодым коллегам (это станет традицией русской культуры и в XX веке). Щепкин воспитал целую плеяду замечательных художников сцены — это П. Садовский, И.

Самарин, С. Шумский, Г. Федотова, Н. Медведева, А. Шуберт. Можно назвать учениками Щепкина блистательных петербургских мастеров А. Мартынова, П. Васильева, провинциальных актеров, которым он открыл тайны искусства. Для многих своих близких он являлся учителем жизни, при этом всегда сохранял ироничный взгляд на самого себя.

Он был не только «не театрален на театре» (Герцен), но не театрален в жизни, что, по сути, гораздо важнее. Можно вспомнить хотя бы один пример: во время путешествия почти шестидесятилетнего актера вместе с Белинским на юг «Щепкин ухаживал за своим больным спутником, «словно дядька за недорослем».

Значение театральной реформы Щепкина, по мнению Маркова, состоит в том, что он открыл закон «внутреннего оправдания роли»10, он примирил актера-человека, личность и актера-художника, играющего роль.

Совет

Щепкин, как и Мочалов, идет по пути сценического переживания, но для актера-реалиста «переживание» не исключает бытовых, социально-исторических подробностей в роли. И потому он делает еще один шаг: утверждает принцип сценического перевоплощения. Создание целостного, объемного характера требует от актера «влезть в шкуру представляемого лица».

Путь к правде, естественности сценического образа лежит для Щепкина через раскрытие в первую очередь истины страстей, душевно-психологического мира героя. Именно внутреннее перевоплощение, вживание в конкретные «предлагаемые обстоятельства» диктует особую форму роли, индивидуальную пластику, жест и т. д.

Все критики-современники отмечали в великом художнике исчерпывающую достоверность образа, способность глубоко понять пафос роли, проникнуть в сокровенные изгибы души героя. С него начинается утверждение реалистической тенденции на русской сцене: в творчестве Щепкина метод реализма смыкается с принципом перевоплощения.

Для актера каждая роль — это новый образ, особая индивидуальность: социальная, историческая, психологическая. Щепкин, часто используя приемы мелодрамы, водевиля, сентиментальной драмы, занимает тем не менее место первого реалиста в театре, утверждает в сценической культуре великую современную драматургию Грибоедова, Гоголя, Тургенева, Сухово-Кобылина.

Каждая пьеса — это особый поэтический язык, особый код, который Щепкин разгадывает. Для зрителя и актеров он своеобразный проводник этой великой русской драматургии, ее интерпретатор, расшифровщик незнакомого еще мира.

Среди главных ролей русского репертуара: Фамусов («Горе от ума», 1830), Городничий («Ревизор», 1836), Подколесин, затем Кочкарев («Женитьба», 1843), Утешительный («Игроки», 1843), Мошкин («Холостяк», 1850), Кузовкин («Нахлебник», 1862), Барон («Скупой рыцарь», 1853), Сальери («Моцарт и Сальери», 1854), Муромский («Свадьба Кречинского», 1855), Любим Торцов («Бедность не порок», 1855), Болыдов («Свои люди — сочтемся!», 1861). Не просто складываются отношения Щепкина с драматургией Островского, для актера новый гений так и остается чужим, непонятным. Незнакомый жизненный материал (купеческая жизнь), новый язык, особая манера (обилие бытовых подробностей, отсутствие учительского пафоса) и многое другое говорит о несовпадении поэтики актера и драматурга, о различии метода и мировосприятия.

Необходимо понять и еще одну особенность творческого метода Щепкина. Принцип перевоплощения, считал актер, требует «уничтожить себя, свою личность». Однако Ап. Григорьев отмечал в его искусстве «вспышки толкующего комизма», сильное субъективное, лирическое начало. Он был актером-интерпретатором, толкователем пьесы.

Щепкин не просто сливался с образом, актер был автором роли, и в каждом сценическом образе звучало его авторское «Я». В особенности это было важно в низкопробном репертуаре. Щепкину удавалось оживлять любое избитое положение, из всяческой «дребедени» создавать «высоко поэтические» образы-типы, налагая на безликие характеры печать своего душевного мира.

Обратите внимание

Однако это свойство каждого настоящего художника. Но особая манера Щепкина, своеобразие его реализма состояло в том, что актер в роли «позволял себе иногда некоторую форсировку», он, как рассказчик, растолковывал зрителю идею автора и порой устанавливал между персонажем и исполнителем определенную дистанцию, считал историк Б. Н. Асеев.

Конечно, и для Щепкина характерна органическая жизнь в образе, но его учительский пафос оставляет еще в роли некоторый элемент морализаторства.

Щепкин — один из первых актеров, который разрушает понятие амплуа, сложившееся в русском театре еще в середине XVIII века. Трудно однозначно определить и жанр щепкинских ролей, условно его можно обозначить как трагикомедия.

Актер пронизывает комедийный материал драматической атмосферой, он способен увидеть и в водевиле драму «маленького человека», воплотить трагизм той судьбы униженных и оскорбленных, которую и принес актер Щепкин на русскую сцену.

Реализм уравнивает в правах различные сферы жизни, отказывается от деления явлений на высокие, низкие, трагические, комические: все свойства жизни взаимосвязаны и являются равноправными объектами анализа.

Щепкин — художник, для которого действительность является почвой для творчества; в своем творчестве он «мешает», как и сама жизнь, разнообразные черты и свойства. С другой стороны, отказ от амплуа, разрушение жестких границ жанра связано с природой личности, психофизикой актера.

Щепкин — человек серьезного, глубокого, неповерхностного постижения жизни, художник драматического мироощущения. Многие современники называли зерном таланта Щепкина — страстность, огненный темперамент.

Страстность, темперамент, огонь, трагическое мироощущение, лиризм, субъективное начало в творчестве — качества трагика, романтика Моча-лова, но они же в равной степени свойственны реалисту Щепкину. А внешне Щепкин — комик: маленький, толстый, грузный, некрасивый, с лукавым, подвижным лицом.

Важно

Данные Щепкина требуют не Гамлета, а Полония, не Отелло, а Шейлока, не Дон Жуана, а Гарпагона в «Скупом» Мольера. Так это и было в Малом театре. Но «противоречие» внутреннего и внешнего придавало особый колорит щепкинским ролям, подчеркивало их жанровое своеобразие. Он соединил стихию комического приема, даже трюка, с тончайшей внутренней техникой, с глубоким развитием образа, по-новому осмыслив судьбу обыкновенного человека, увидев в ней истинный драматизм. И его «совсем не комическая» страсть заставляла зрителя поверить в ценность каждого незначительного человека.

Кто не плакал от его Симона в «Матросе», в пьесе с банальным, сентиментальным сюжетом, из которого Щепкин делал истинную трагедию «маленького человека». И вся духовная элита не просто ходила, а бегала смотреть на Щепкина в этой роли.

Не только простой зритель, что было бы вполне понятно, а белинские и герцены способны были рыдать над Матросом или водевильным Синичкиным.

В статьях ругать — и рыдать в зрительном зале; умом понимать, что это репертуарная «дребедень», но в театре восхищаться великими актерскими открытиями.

Источник: https://megaobuchalka.ru/6/10084.html

ЩЕПКИН, МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ

ЩЕПКИН, МИХАИЛ СЕМЕНОВИЧ (1788–1863), русский актер. Родился 6 ноября 1788 в с.Красное Обоянского уезда Курской губернии в семье крепостных графа Г.С.Волькенштейна. В 1800 году во время учебы в Судженском народном училище (1799–1801) Щепкин исполнил роль слуги Розмарина в комедии А.П.

Сумарокова Вздорщица, в 1801–1802 играл на домашнем театре графа Волькенштейна, в том числе Актера (роль «с трансформацией») в комедии Н.Р.Судовщикова Опыт искусства, Степана-сбитенщика и помещика-галломана Фирюлина в комических операх Я.Б.Княжнина Сбитенщик и Несчастье от кареты.

Учась в Курском народном училище (1801–1803), попал за кулисы городского театра братьев М.Е., А.Е. и П.Е.Барсовых – переписывал тексты ролей, суфлировал, в 1805, в бенефис актрисы П.Г.Лыковой, с успехом заменил проигравшегося и запившего актера в роли Андрея-почтаря в Зоа Л.-С.Мерсье.

Несколько лет Щепкин совмещал обязанности секретаря своего помещика, графа Волькенштейна, с артистической деятельностью в труппе Барсовых. В 1816 вступил в труппу И.Ф.Штейна и О.И.Калиновского, игравшую в городах южной и юго-западной России. В 1818 перешел в Полтавский театр, руководимый писателем И.П.Котляревским.

Читайте также:  Образование великого княжества литовского

Специально для Щепкина, сразу занявшего ведущее положение в труппе, Котляревский написал роли выборного Макогоненко и поселянина Михайло Чупруна в «малороссийских операх» Наталка-Полтавка и Москаль-Чаровник. После распада театра в 1821 актер вернулся в труппу Штейна, возглавлявшего в то время Тульский театр.

В 1822 Щепкин с семьей был освобожден от крепостной зависимости.

В провинции исполнял самые разнообразные роли, в том числе женские (Еремеевна в Недоросле Д.И.Фонвизина, Баба Яга в одноименной комической опере, текст Д.П.Горчакова, муз. М.Стабингера), участвовал в балетах, «появлялся в трагедиях и драмах, где играл роли принцев и графов».

Разнообразие его провинциального репертуара объяснялись не только нуждами малочисленных трупп, в которых он состоял, но и многосторонностью его актерского дарования. В годы работы в провинции начал формироваться актерский метод Щепкина. Театральным манифестом звучит рассказ, занимающий центральное место в Записках Щепкина, об актере-любителе князе П.В.

Мещерском, которого он видел в 1810 в роли Салидара (Приданое обманом Сумарокова). Из этих впечатлений Щепкин сделал вывод, что «искусство настолько высоко, насколько близко к природе». Уходя от примитивного скоморошества и отвергая эпигонское ремесло провинциального классицизма, Щепкин вырабатывал новую актерскую технику.

Совет

Актер умело побеждал свои неблагодарные внешние данные («малый рост и полнота небольшого корпуса», «не совсем подходившие к драматическим ролям»), учился строить роль на резких сменах в поведении персонажа, сочинял героев из множества скрупулезно разработанных деталей, любил спектакли «с переодеваниями».

Наибольший успех актер имел в бытовых, лирико-комедийных ролях, требующих стремительных внешних и внутренних трансформаций. Вынесенное из опыта этих лет стремление к перенасыщенности сценического рисунка сохранялось у Щепкина до рубежа 1830–1840-х годов.

В 1822 по инициативе чиновника Конторы московских театров В.И.Головина, увидевшего Щепкина в Ромнах на Ильинской ярмарке (Головин вспоминал позднее: «Михаил Семенович играл в пьесе Опыт искусства в трудной роли: то мужчиною, то женщиною.

В тысяче видах этот Протей заблистал передо мною, как драгоценный алмаз, всеми своими гранями»), актера пригласили в московскую труппу (с 1824 – в Малый театр). Щепкин дебютировал в театре на Моховой 20 сентября 1822 в ролях Богатонова в комедии М.Н.

Загоскина Г-н Богатонов, или Провинциал в деревне и в роли Угара (Марфа и Угар, или Лакейская война Ж.-Б.Дюбуа).

Переход Щепкина в Москву имел переломное значение не только в его жизни, но и для московского театра в целом, переживавшего период тяжелых организационных и творческих потрясений.

В Москве Щепкин встречается с «просвещенными театралами» – художественной интеллигенцией, группировавшейся вокруг столичных театров первой трети 19 в.; влияние, оказанное ими на актера, огромно. Щепкин с уважением вспоминал в старости о Ф.Ф.Кокошкине, главе дирекции московского театра, и А.А.Шаховском; пьесы А.И.

Писарева до конца дней включал в бенефисные спектакли, а авторитет С.Т.Аксакова всегда оставался для него незыблемым. В Москве за Щепкиным сохранились лишь немногие роли его провинциального репертуара, ему приходилось начинать почти заново.

Обратите внимание

Немало шумных успехов выпало ему в комедиях, водевилях и переделках Писарева, Шаховского, Загоскина, Кокошкина, но они замыкали талант актера в незамысловатых темах и ситуациях, хотя и в них Щепкин достигал заразительности и профессионального блеска.

Одним из его маленьких шедевров был Репейкин в водевиле Писарева Хлопотун, или Дело мастера боится (1824).

Вскоре Щепкин закрепил за собой место «первого комического актера для ролей характерных в так называемых высоких комедиях, для амплуа пожилых холостяков, благородных отцов, оригинальных мужей и вообще для представления самых трудных комических лиц».

Щепкин оказался лучшим актером светской комедии и водевиля в ту пору, когда время их господства на русской сцене заканчивалось. Возникшая сценическая маска, с восторгом принимаемая публикой, явно сковывала возможности актера, и уже в 1823 критик предполагал, что, «может быть, есть характеры, которые в состоянии он представить с большим совершенством», но современная драматургия не могла предложить Щепкину новых задач и заставляла повторяться.

Высшим образцом комедийного жанра 1820-х годов был Мольер, и как попытка выйти к большим творческим задачам в репертуар Щепкина вошли Арнольф (Школа женщин, 1825), Сганарель (Школа мужей, 1828) и Гарпагон (Скупой, 1830; был переведен Аксаковым специально для Щепкина). Роль в Школе женщин Щепкин строил на драматическом подтексте, и зрители, смеясь над Арнольфом, не могли «не пожалеть о несчастном положении старика». Изображая своего героя «в переломе страстей, в быстрых переходах от гнева к спокойствию, от радости к отчаянию, от умиления к бешенству», Щепкин находил приемы, удивлявшие простотой, вел тщательно разработанную роль с импровизационной непринужденностью. «Это сама натура в пылу страстей», – писал рецензент «Северной пчелы». «Плод великого таланта и глубоко обдуманного изучения» был Гарпагон Щепкина.

Появление на сцене в 1830-е годы комедий А.С.Грибоедова и Н.В.Гоголя позволило Щепкину вырваться из сферы чисто комической. По мнению исследователя О.М.

Фельдмана, в ролях Фамусова (Горе от ума Грибоедова, 1830, впервые сыграна сцена из комедии; 1831, пьеса целиком) и городничего (Ревизор Гоголя, 1836) «Щепкин – первым среди русских актеров – создал масштабные обобщения живых социально-психологических явлений современности», открыл «новые перспективы развития русской актерской школы».

Не только необходимой внешней характерностью, но и внутренним зерном роли Фамусова было для Щепкина патриархальное «барство» персонажа, твердость его жизненных позиций. Возвращаясь к роли снова и снова, Щепкин вырабатывал все более трезвый и жесткий взгляд на Фамусова.

Ревизор стал центральным событием его творческой биографии, роль городничего – его высшим торжеством, средоточием актерского метода. Щепкин играл городничего «русским темным человеком, темным на все, кроме умения обойти кого захочет», «плотоядным пролазой и шельмой», прожженный цинизм которого прорывался сквозь обаятельное лукавство и лоск.

Важно

Внутреннее смятение, в которое городничий был погружен с первой сцены, ярче, чем действия, свидетельствовало об «обширности его мошенничества». Рисуя своего героя объективно и многогранно, Щепкин не спешил с приговором, но в своей окончательной оценке был непреклонен.

В бенефис 1835 Щепкин впервые сыграл Шейлока в Венецианском купце У.Шекспира и Симона в «драматическом водевиле» Т.Соважа и Ж.Делюрье Матрос. Первый шекспировский герой в репертуаре Щепкина, сыгранный им с истинно романтической ожесточенностью, был принят с недоумением публикой – сказалась инерция вкусов.

Зато роль матроса Симона вошла в число высших достижений актера. «Пересоздавая», по выражению В.Г.Белинского, эту роль, Щепкин наполнял чисто мелодраматический сюжет подлинно трагедийным содержанием, вызывал у зрителя всю полноту сострадания к герою. Нерасторжимость романтических и реалистических тенденций, свойственная русскому искусству второй четверти 19 в.

, в полной мере сказалась в творчестве Щепкина.

Остро и болезненно воспринимал Щепкин скудость и однообразие репертуара, отсутствие новых значительных ролей. Крупнейшие литераторы старались придти ему на помощь: Белинский написал для него пьесу Пятидесятилетний дядюшка, или Странная болезнь (1839); А.И.Герцен, Т.Н.Грановский и Е.Ф.Корш перевели пьесу Ф.

Мессинджера Новый способ платить старые долги (1845); Н.Х.Кетчер – Генриха IV (1840, запрещен цензурой) и Комедию ошибок (1852) Шекспира. Но все эти пьесы и переводы лишь с большей или меньшей выразительностью варьировали темы, уже звучавшие в его творчестве.

Главные надежды в 1840-е годы Щепкин связывал с Гоголем, перед которым благоговел. Актер сыграл в его пьесах Подколесина и Кочкарева (Женитьба), Утешительного (Игроки), Бурдюкова (Тяжба). И.С.

Тургенев, написав своего Нахлебника для бенефиса Щепкина (1849), учитывал щепкинское умение органически соединять комическое с патетическим и трагическим, его знание быта, непревзойденное мастерство рассказчика, но при этом еще и предложил актеру принесенный новейшими течениями литературы взгляд на «униженного и оскорбленного» героя. Пьеса была запрещена и сыграна лишь в 1862. Также Тургенев написал для Щепкина роль Мошкина в Холостяке (1849). В первой половине 1850-х годов важнейшими для актера стали трагическая роль Барона в Скупом рыцаре А.С.Пушкина (1853) и роль Муромского в Свадьбе Кречинского А.В.Сухово-Кобылина. Примериваясь к новой эстетике, полемизируя с ней, Щепкин сыграл в пьесах А.Н.Островского Бедность не порок Коршунова (1854) и Любима Торцова (1855) и в Свои люди – сочтемся Большова (1861).

Актер блистательной формы, Щепкин не ставил себе задачи изобрести новые технические приемы игры. Пользуясь теми же средствами, что П.С.Мочалов в мелодраме или В.И.Живокини в водевиле, Щепкин пришел к постановке вопроса о внутренней технике актера. Он утвердил на сцене принцип, положенный позже К.С.

Станиславским в основу его «системы», – принцип внутреннего оправдания роли, приема, сценического задания. По словам П.А.Маркова, Щепкин «указал пути и метод органического творчества», «сочетал субъективность творчества с психологической характеристикой образа».

Щепкин утвердил общественную роль русского актера, поднял профессию на другой уровень – из лицедея он превратил актера в ответственного члена общества. «Гениальная добросовестность» Щепкина (по выражению Н.Е.

Эфроса), его преданность театру, ясность и строгость сценической формы при «огненной мощи» переживания определили высоту созданной им актерской традиции. Щепкин учил актера сознательной работе над ролью и над собой, учил культуре работы, был «ежедневным уроком» (С.В.Шумский) для артистов.

Совет

Его ближайшими учениками были Шумский, А.И.Шуберт, Г.Н.Федотова, И.В.Самарин. Богатейшие жизненные наблюдения Щепкина нашли отражение в русской литературе: его устные рассказы были учтены Гоголем, Герценом, Сухово-Кобылиным, Н.А.Некрасовым и др.

Традиции актерской игры и отношения к театру и театральному искусству, заложенные Щепкиным, имели огромное значение для развития искусства Малого театра, за которым утвердилось неофициальное наименование «Дом Щепкина». Вплоть до середины 20 в. в нем играли прямые потомки М.С.Щепкина. Имя Щепкина носит театральная школа при Малом театре.

Умер Щепкин в Ялте 11 (23) августа 1863.

Источник: https://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/teatr_i_kino/SHCHEPKIN_MIHAIL_SEMENOVICH.html

Щепкин михаил семёнович

Щепкин михаил семёнович (1788—1863). Наша родина богата талантами. Много замечательных артистов в истории русского театра. Величайший М. С. Щепкин. Он жил больше ста пятидесяти лет назад. Нам не довелось его видеть на сцене, но мы немало знаем о нём, о его творчестве. Имя Щепкина близко каждому русскому, каждому, кто любит театр.

Если бы ты попал в театр лет сто пятьдесят назад, ты удивился бы, до чего актёры на сцене неестественны. Речь их похожа на декламацию, слова они произносили с завываниями, принимали нарочито красивые позы и делали неуместные жесты. Но зрителей тогда это не удивляло: так в то время играли все.

Первым актёром, который на сцене стал говорить и вести себя так же правдиво и естественно, как в жизни, был Щепкин. Он следовал настоящей, а не придуманной жизни. По тому пути, каким шли наши великие писатели Пушкин, Гоголь — друзья Щепкина.

Как же сделался Щепкин актёром? У кого он учился? Родился Щепкин под Курском. Он был сыном «дворового человека», то есть крепостного. Маленькому Мише было 7 лет, когда он впервые увидал спектакль в домашнем театре своего барина. Это зрелище поразило его. В те времена помещики нередко имели свои домашние театры, где играли крепостные крестьяне.

Помещик, видя способности смышлёного мальчика, решил продолжить его учение. Учился Миша хорошо, очень много читал, играл в школьных спектаклях. Его интерес к театру не ослабевал, а превращался в страсть. Однажды он выступал с приветственной речью на открытии Курской гимназии и обнаружил столько чувства и таланта, что помещик разрешил ему поступить в театр.

Щепкин сразу стал с успехом играть роли в старинных комедиях. Оставаясь крепостным, то есть собственностью помещика, талантливый актёр кочевал из города в город по разным театрам более 20 лет. Актёр поражал всех своей игрой, удивительно правдивой и тонкой. Он самоучкой развивал свой талант и умение следовать правде жизни.

Известный по всей России актёр, Михаил Семёнович Щепкин только к 35 годам стал «вольным» человеком, с помощью друзей добившись выкупа из крепостной зависимости.

Обратите внимание

Его пригласили в Московский Малый театр на роли первых комиков. Щепкин оказался среди образованных людей — артистов, писателей, профессоров, которые вскоре стали его друзьями.

Щепкин играл много ролей. Особенно хорошо играл он Фамусова в «Горе от ума» Грибоедова и Городничего в комедии «Ревизор»,— ведь Гоголь, создавая эту комедию, пользовался советами Щепкина.
Талант Щепкина был неподражаем. Его искренность и глубина в соединении с юмором и весёлостью восхищали зрителей. Известный критик и знаток искусства В. Г. Белинский считал его игру гениальной.

Первым из актёров своего времени Щепкин стал читать со сцены литературные отрывки. Читал он с неподражаемым юмором.

В «Записках» Щепкина, которые он вёл всю жизнь, содержатся ценнейшие наблюдения и советы по актёрскому искусству. Их стали называть «Заветами Щепкина».

Щепкин был не просто блестящим самородком, замечательным актёром своего времени. Он стал создателем нового направления в театральном искусстве. Актёры следуют до сих пор заветам Щепкина: «Брать образцы из жизни и природы».

Источник: http://www.what-who.com/sh/schepkin-m-s.html

Михаил Щепкин – основоположник русского сценического реализма

Михаил Семенович родился 6 ноября (по старому стилю) 1788 года в селе Красном Курской губернии в семье крепостных. Отец его был камердинером графа Волькенштейна.

Учиться грамоте Миша начал четырех лет отроду по Псалтири и Часослову. В семилетнем возрасте увидев оперу «Новое семейство» в постановке домашнего театра своего барина, был сильно поражен театральным действием и «заболел» сценой.

Читайте также:  Реформа русской армии при минихе

Десяти лет был отдан в Суджанское народное училище, здесь он сыграл свою первую роль слуги Розмарина в комедии Александра Сумарокова «Вздорщица».

Важно

Обучение Михаил продолжил в курском губернском училище, в него он поступил сразу в 3 класс.

В Курске на талантливого юношу обратил внимание Ипполит Богданович, автора повести «Душенька». «Учись, учись, это и в крепостном состоянии пригодится», – поощрял он увлечение Щепкина книгами.

Через товарища по училищу Михаил познакомился с владельцами Курского театра Барсовыми. И в 14 лет сыграл на сцене этого театре роль в пьесе «Несчастье от кареты», а спустя три года в драме «Зоя».

Играть в «Зое» ему пришлось совершенно случайно, актер Арепьев накануне спектакля пропил свое платье и не мог выйти из трактира.

Михаил в три часа выучил его роль, спас спектакль от провала, а себе обеспечил место в труппе.

После закрытия театра Барсова состоял в труппе Штейна и Калиновского, она гастролировала по югу России, в 1818 году перешел Полтавский театр, которым управлял драматург Иван Котляревский. Котляревский специально для Щепкина написал две роли в пьесах «Москаль-Чаривник» и «Наталка-Полтавка».

В 1821 году Щепкин был освобожден от крепостной зависимости. Год спустя он получил приглашение от управляющего московским Императорским театром Кокошкиным в труппу этого театра. На столичную сцену он вступил уже опытным артистом с многолетней практикой.

Здесь он играл в спектаклях «Горе от ума», «Ревизоре», «Венецианском купце», «Комедии ошибок», «Бедность не порок» и многих других.

Это был самый блестящий период театральной деятельности актера.

Совет

Щепкин по выражению Погодина, являлся «достойным помощником, дополнителем и истолкователем великих мастеров сцены, от Шекспира и Мольера до наших отечественных писателей — Фонвизина, Капниста, Грибоедова, Гоголя, Шаховского, Загоскина и Островского». Гениальному исполнению Щепкина равно были доступны иноземные характеры и чисто русские.

Дружбой с актером дорожили Пушкин, Гоголь, Белинский, Грановский и Кудрявцев.

Скончался Михаил Семенович 11 августа 1863 в Ялте.

Источник: https://rusplt.ru/wins/mihail-schepkin-osnovopolojnik-28723.html

Щепкин Михаил Семенович — биография актера, личная жизнь, спектакли и фото. Артист театра и кино

Первый артист русского театра, основоположник реализма в сценическом искусстве Михаил Щепкин не имел актерского образования. Начало его автобиографии написал сам Пушкин, а с Гоголем и Грибоедовым он репетировал первые постановки их пьес. Именно Щепкин навсегда изменил суть отечественной актерской школы.

В шесть лет выучил всю премудрость

Николай Невреев. Портрет Михаила Щепкина (фрагмент). 1862. Музей Малого театра, Москва

Будущий актер родился в Курской губернии, в селе Красном. Михаил был третьим ребенком в семье: двое первых детей Щепкиных умерли в младенчестве.

Его семья — крестьяне — принадлежала помещику, графу Гавриле Волькенштейну. Отец Михаила, Семен Григорьевич, управлял всеми его поместьями и был на хорошем счету. В детстве Михаил Щепкин часто бывал с родителями в барском доме, где читал наизусть стихи и исполнял детские песни.

Щепкин-старший не раз пытался получить вольную для себя и своей семьи, но ярый сторонник крепостного права Волькенштейн всегда отклонял эту просьбу. В 1793 году Щепкины переехали в соседний Суджанский уезд.

Там пятилетний Михаил начал учиться грамоте у старого ключника хлебного магазина. Меньше чем за год он усвоил все уроки и быстро заскучал.

Поэтому его отправили сначала в Кондратово на учебу к священнику, а потом, вместе с младшей сестрой Александрой, изучать грамоту в Белгород.

Учился я весьма легко и быстро, ибо едва мне сравнялось шесть лет, как я уже всю премудрость выучил, т. е. азбуку, часослов и псалтырь; этим обыкновенно тогда и оканчивалось все учение, из которого мы, разумеется, не понимали ни слова, а приобретали только способность бегло читать церковные книги.

Знакомство с театром

Алексей Добровольский. Портрет Михаила Щепкина (фрагмент). 1839. Российская художественная академия, Москва

Путь в Белгород лежал через поместье Волькенштейна.

Остановившимся там на ночлег Щепкиным разрешили побывать на любительском спектакле по опере «Новое семейство» Сергея Вязмитинова, который в тот день давали в доме графа.

Это была первая постановка, которую увидел Михаил Щепкин, и, как он написал позже, «я не знал, что в этот вечер решится вся будущая судьба моя».

В Белгороде он снова изучал библейскую грамоту, пока его с сестрой не перевели в Суджанское народное училище. Здесь 11-летний Щепкин впервые вышел на сцену. Он участвовал в спектакле «Вздорщицы» по комедии Александра Сумарокова.

Обратите внимание

Щепкину дали роль слуги Розмарина, а Александре — роль вздорщицы Розалии. После успешной постановки губернатор пригласил юных артистов выступить на свадьбе дочери.

Об успехе узнал Семен Щепкин и попросил графа Волькенштейна взять детей в Курск, чтобы дать им достойное образование.

Учебу в Курском губернском училище Михаил Щепкин совмещал с игрой в графском домашнем театре. Также он старался не пропускать ни одного спектакля в местном театре, которым управляли братья Барсовы.

Сначала Щепкин носил музыкантам инструменты в театр, а вскоре стал суфлером и переписывал тексты для актеров.

Однажды он даже заменил артиста в роли Андрея-почтаря в пьесе «Зоа» французского драматурга Луи-Себастьяна Мерсье.

Разумеется, в достопамятный день представления «Зои» никто из окружающих Щепкина не подозревал в нем будущего славного актера, и всякий только посмеивался, глядя на его озабоченное лицо и важность, придаваемую им такому, по-видимому, пустому делу; но Щепкин чувствовал бессознательно, что роль почтаря Андрея решает его судьбу и определяет славную будущность.

После окончания училища 17-летний юноша стал личным секретарем графа. Это помогло ему сблизиться с высшим обществом и узнать нравы. Кроме того, Щепкин продолжал совершенствоваться в любимом деле: он теперь был постоянным актером труппы Барсовых — конечно, с разрешения Волькенштейна.

«На Щепкина»

Михаил Щепкин в роли Михайло Чупруна в пьесе Ивана Котляровского «Москаль-Чаровник». Фотография: mozok.

click

В 1810 году в доме князя Голицына в 20 километрах от Суджи молодой Щепкин познакомился с князем Прокопием Мещерским.

В тот день князь играл Салидара в любительском спектакле по комедии Александра Сумарокова «Приданое с обманом». Щепкина поразил актерский стиль князя, который разрушил его прежние представления о сцене.

В это-то время князь Мещерский, без желания, указал мне другой путь. Все, что я приобрел впоследствии, все, что из меня вышло, всем этим я обязан ему; потому что он первый посеял во мне верное понятие об искусстве и показал мне, что искусство настолько высоко, насколько близко к природе.

В этом же году изменилась и личная жизнь Щепкина. Он познакомился с сиротой Еленой, которая жила в семье офицера Чаликова. Через два года они поженились.

Их старшие дети, дочери Фаина и Александра, стали актрисами, младшие, сыновья Дмитрий и Николай, известным филологом и издателем соответственно.

Важно

К этому времени курская труппа распалась, и в 1816 году Щепкин отправился в Харьков. Там он вошел в актерский коллектив под управлением известных антрепренеров Ивана Штейна и Осипа Калиновского.

Михайло Щепкин, как называли его на Украине, участвовал во всех постановках театра: драмах, комедиях, трагедиях, водевилях, операх, феериях и даже балетах.

Он играл и Еремеевну в комедии «Недоросль» Дениса Фонвизина, и Бабу-ягу в комической опере «Баба-яга» немецкого композитора Маттиаса Стабингера. Местная публика сразу же оценила мастерство молодого актера и стала ходить только «на Щепкина».

В труппе Штейна, явился у нас в первый раз прибывший из Курска М.С. Щепкин… его никто не наставлял и не учил: таланта, подобного Щепкину, нельзя произвести, он сам родится и часто бывает неизвестен своему хозяину до времени.

Мы все, не видевшие далее провинциальных театров, в Щепкине начали понимать, что есть и каков должен быть актер… так нам ли было учить его?

В 1818 году по приглашению генерал-губернатора Малороссии, князя Николая Репнина-Волконского труппа приехала в Полтаву.

Почти сразу Михаил Щепкин перешел на службу в Полтавский театр, которым руководил украинский писатель Иван Котляревский. Специально для Щепкина он написал роли выборного Макогоненко и поселянина Михайло Чупруна в известных пьесах «Наталка-Полтавка» и «Москаль-Чаровник».

Князь Репнин хотел сделать город культурным центром Украины, своего рода «украинскими Афинами». Театр был главным средством в этой цели, поэтому он хотел, чтобы в нем остался играть такой талант, как Щепкин.

Он придумал выкупить крепостного актера у графини Волькенштейн — всего для выкупа нужно было 10 000 рублей (для сравнения, учитель зарабатывал в год около 1 000 рублей). Чтобы собрать деньги, князь организовал спектакль, а после сам пожертвовал недостающую сумму.

Через четыре года семья Щепкиных получила вольную.

Московский дебют

Михаил Щепкин в роли Фамусова в комедии Александра Грибоедова «Горе от ума». Фотография: arzamas.academy

В 1821 году Щепкин вернулся в труппу Штейна, который уже возглавлял Тульский театр.

Однажды на ярмарке в городе Ровны его выступление увидел чиновник Конторы московских театров Василий Головин, которого прислали из Москвы «приобретать новые таланты для театра».

Вскоре Щепкин получил приглашение в Москву.

На московской сцене Щепкин дебютировал в сентябре 1822 года. В театре на Моховой он исполнил роль помещика Богатонова в комедии драматурга Михаила Загоскина «Богатонов, или Провинциал в столице» и роль Угара в пьесе французского писателя Ж.-Б. Дюбуа «Марфа и Угар, или Лакейская война». С 1824 года Щепкин начал выступать в Малом театре.

Совет

В Москве актер познакомился со всей художественной интеллигенцией, которая образовалась вокруг столичных театров: Федором Кокошкиным, Александром Шаховским, Александром Писаревым, Сергеем Аксаковым.

В репертуаре Михаила Щепкина появились роли из комедий Мольера — Арнольф в «Школе жен», Сганарель в «Школе мужей» и Гарпагон в «Скупом».

Последнюю пьесу Сергей Аксаков перевел с французского специально для Щепкина.

«…Лучший комический актер здесь — Щепкин: это не человек, а дьявол: вот лучшая и справедливейшая похвала его».

На петербургской сцене

Илья Репин. Портрет Михаила Щепкина (фрагмент). 1889. Музей Малого театра, Москва

За два года Щепкин стал ведущим артистом Малого театра. Слава его вышла за пределы Москвы, и в 1825 году он впервые приехал в Петербург, чтобы выступить на сцене Александринского театра.

На его игру сразу обратили внимание и сравнивали с местным знаменитым комиком Елисеем Бобровым.

«Он был умнее Боброва, серьезнее относился к своему искусству и, тщательно обдумывая свои роли, все их детали до мелочной подробности передавал с безукоризненной тонкостью и искусством», — вспоминал автор водевилей Петр Каратыгин.

Щепкин мечтал вырваться из амплуа комического актера. Это были 1830-е годы, и в свет стали выходить произведения Александра Грибоедова и Николая Гоголя.

По мнению исследователей, роль Городничего в «Ревизоре» стала главным событием творческой биографии Щепкина. Он играл Городничего «русским темным человеком, темным на все, кроме умения обойти кого захочет».

Гоголь был любимым писателем актера, позднее он сыграл Подколесина и Кочкарева в его «Женитьбе», Утешительного в «Игроках» и Бурдюкова в «Тяжбе».

Теперь вы стали в несколько раз выше того Щепкина, которого я видел прежде. У вас теперь есть то высокое спокойствие, которого прежде не было. Вы теперь можете царствовать в вашей роли, тогда как прежде вы все еще как-то метались. Если вы этого не слышите и не замечаете сами, то поверьте же сколько-нибудь мне, согласясь, что я могу знать сколько-нибудь в этом толк.

Однако Щепкину было этого недостаточно. Его тяготил однообразный репертуар, он хотел новых значительных ролей.

Обратите внимание

Специально для актера Белинский написал пьесу «Пятидесятилетний дядюшка, или Странная болезнь», Иван Тургенев — комедию «Нахлебник», а Александр Герцен вместе с Тимофеем Грановским и Евгением Коршем перевели пьесу английского драматурга Филипа Мессинджера «Новый способ платить старые долги».

К каждой роли актер тщательно готовился, наизусть выучивал текст, расставлял акценты, строил мизансцены, а в день выступления, задолго до начала спектакля, настраивался на исполнение. Это и был тот настоящий метод работы актера над ролью, который через 100 лет Константин Станиславский назвал «вживанием в образ».

Последние гастроли

Тарас Шевченко. Портрет Михаила Щепкина (фрагмент). 1858. Национальный музей Тараса Шевченко, Киев, Украина

Несмотря на преклонный возраст, постепенную потерю памяти и слуха, Щепкин продолжал играть на сцене. Летом 1863 года врачи настояли, чтобы он переехал на юг. По пути в Крым он выступал в Царицыне, Таганроге и Керчи.

В Ялте актер остановился в доме у друзей. За ним прислал князь Семен Воронцов, чтобы пригласить знаменитость в Алупкинский дворец. Когда Щепкин читал отрывок из «Мертвых душ», ему стало плохо. Актера немедленно отвезли в гостиницу. 23 августа 1863 года Щепкина не стало.

…Он был великий артист, артист по призванию и по труду. Он создал правду на русской сцене, он первый стал нетеатрален на театре.

Михаила Щепкина похоронили в Москве, на Пятницком кладбище, рядом с могилой друга Тимофея Грановского.

Источник: https://www.culture.ru/persons/8762/mikhail-shepkin

Ссылка на основную публикацию