Курская оборонительная операция 1943 года (5 – 23 июля)

оборонительное сражение на курской дуге (5 — 23 июля 1943 года)

Наступил июль, а на всем огромном советско-германском фронте по-прежнему продолжалось затишье. Сводки Совинформбюро неизменно гласили: «На фронте ничего существенного не произошло». Но это было предгрозовое затишье. Советская разведка пристально следила за действиями врага, особенно за перемещением его танковых соединений.

На основе тщательного анализа обстановки и последних данных разведки, поступающих из различных источников, Ставка ВГК пришла к выводу, что наступление противника может начаться 3–6 июля, и своевременно предупредила об этом командующих фронтами.

В ночь на 5 июля удалось установить точное время перехода немецко-фашистских войск в наступление – 3 часа утра 5 июля.

Оценив сложившуюся обстановку, командующие Центральным и Воронежским фронтами решили провести заранее спланированную артиллерийскую контрподготовку по районам сосредоточения ударных группировок врага. Нужно было мощным и внезапным огневым ударом нанести противнику максимальный урон еще до того, как он перейдет в наступление, и тем самым ослабить силу его первоначального натиска.

«Перед нами встал вопрос: верить показаниям пленных или нет? Необходимо было немедленно принять решение на проведение предусмотренной планом артиллерийской контрподготовки, так как времени на запрос ставки и получения ответа не было. И оно было принято. Командующий артиллерией фронта получил приказ обрушиться на противника всей мощью запланированных для этой цели огневых средств».

Обратите внимание

В 2 часа 20 минут 5 июля предрассветную тишину короткой летней ночи на Центральном фронте разорвал громовой залп многих сотен советских орудий. На застывшие в тревожном ожидании немецкие дивизии обрушился смертоносный шквал артиллерийского огня.

Находившийся в исходном положении противник в считанные минуты понес большие потери в людях и технике и был вынужден отложить переход в наступление на 2,5 часа. Достичь внезапности врагу не удалось. Артиллерийская контрподготовка проводилась и на Воронежском фронте. Там наступление противника задержалось на 3 часа.

Впервые за годы войны артиллерийская контрподготовка, проведенная накануне генерального наступления противника, имела реальный результат. Немецко-фашистские войска понесли большой урон в живой силе и боевой технике, огонь их артиллерии был дезорганизован, управление войсками нарушено.

Верховное командование вермахта 6 июля с горечью констатировало: «Противнику стал известен срок начала наступления, поэтому выпал элемент оперативной внезапности».

В 5 часов 30 минут, приведя свои войска в порядок, орловская группировка противника после мощной артподготовки перешла в наступление. Под прикрытием сильного артиллерийского огня и при поддержке множества самолетов к переднему краю нашей обороны устремилась лавина вражеских танков. За ними следовала пехота.

Главный удар наносился на Ольховатку, вспомогательный — на Малоархангельск и Гнилец. Немецко-фашистские войска атаковали на 45-километровом фронте всю полосу обороны 13-й армии (генерал-лейтенант Н. П. Пухов) и примыкавшие к ней фланги 48-й (генерал-лейтенант П. Л. Романенко) и 70-й (генерал-лейтенант И. В. Галанин).

В атаке участвовали 9 дивизий, в том числе 2 танковые, а также все дивизионы штурмовых орудий (280 единиц) и отдельный батальон тяжелых танков. Главный удар противник нанес на ольховатском направлении крупными силами пехоты при поддержке 500 танков и штурмовых орудий. Их действия сопровождались массированными ударами авиации. Развернулось ожесточенное сражение.

Враг не сомневался в успехе. По его расчетам, новейшая боевая техника должна была сокрушить советскую оборону.

Важно

Наши войска встретили удар врага с исключительной стойкостью, хотя были моменты, когда над полем боя одновременно находилось до 400 вражеских самолетов. Советские воины стояли насмерть. Первая атака противника была отражена благодаря высокой плотности огня, особенно противотанкового, в сочетании с системой заграждений. Большие потери противник понес на минных полях.

Только в первый день сражения на них подорвалось до 100 немецких танков и штурмовых орудий. Наши стрелковые подразделения отсекали немецкую пехоту от танков и уничтожали ее всеми видами огня, а прорвавшихся в траншеи и ходы сообщения гитлеровцев истребляли в рукопашном бою.

Чтобы прорвать передний край главной полосы обороны Красной Армии, противник с 7 часов 30 минут повторно провел 60-минутную артиллерийскую подготовку. Только после этого немецким танкам удалось на ряде участков вклиниться в оборону частей первого эшелона.

Надо сказать, что действия противника характеризовались высокой согласованностью и интенсивностью применения огня всех средств. Так, группы из 10–15 тяжелых танков, находясь вне досягаемости наших противотанковых орудий и танков, вели ураганный огонь по траншеям пехоты и позициям артиллерии.

Под их прикрытием атаковали средние и легкие танки, за которыми следовала пехота на бронетранспортерах. Атаки противника велись при мощной поддержке авиации. Бомбардировщики группами по 50–60 самолетов почти непрерывно бомбили оборонявшихся, а наши истребители действовали довольно распыленно.

Лишь спустя 3 часа командующий 16-й воздушной армией генерал-лейтенант авиации С. И. Руденко по приказу командующего войсками фронта принял меры к сосредоточению основных сил истребительной авиации армии для борьбы с вражескими бомбардировщиками. Вскоре в воздух поднялись до 200 советских истребителей. Интенсивность вражеских ударов с воздуха резко пошла на убыль.

Бои на земле становились все ожесточеннее. На ольховатском направлении части 81-й стрелковой дивизии (генерал-майор А. Б. Баринов) и 15-й стрелковой дивизии (полковник В. Н. Джанджгава) героически обороняли занимаемые позиции.

Здесь, в отличие от Сталинградской битвы, где в основном пехота принимала на себя танковые удары врага, подлинными героями боев стали артиллеристы. В первый день сражения особенно отличилась батарея 276-го гвардейского артиллерийского полка, которой командовал лейтенант С. И. Подгайнов. Умело управляя огнем батареи со своего наблюдательного пункта, он подбил 6 танков.

Совет

Когда же противник окружил его на наблюдательном пункте, отважный офицер вызвал артиллерийский огонь на себя, а затем с группой бойцов прорвал кольцо окружения, лично уничтожив 17 немецких автоматчиков и офицера. 4-я батарея 540-го артиллерийского полка на поныревском направлении отразила атаку 23 немецких танков, уничтожив 15 из них.

В 5-й батарее того же полка орудие сержанта А. Д. Сапунова уничтожило 7 вражеских танков. Когда в живых остался только один командир орудия и кончились снаряды, началась новая танковая атака противника. Сапунов подготовил противотанковые гранаты, намереваясь стоять до конца, но был сражен пулеметной очередью.

Посмертно доблестный артиллерист был удостоен звания Героя Советского Союза. В тот первый день битвы на Курской дуге, вошедшей в историю под названием «огненная дуга», героически сражались, отражая всесокрушающий удар врага, воины всех родов войск.

Значительный урон вражеским танкам нанесла штурмовая авиация, применявшая новые бомбы с кумулятивными зарядами. Они пробивали броню всех немецких танков, в том числе и «тигров».

Наибольший успех выпал на долю командира эскадрильи 58-го гвардейского штурмового авиационного полка майора В. М. Голубева. Возглавляемая им шестерка Ил-2 буквально за 20 минут уничтожила на поле боя 18 вражеских танков.

Отважный летчик-штурмовик был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Но танки и пехота противника, несмотря на большие потери, продолжали упорно продвигаться вперед. Враг шел напролом, не считаясь с потерями. У него была одна цель – во что бы то ни стало сломить сопротивление советских войск, прорвать их оборону и выполнить приказ своего фюрера.

Чтобы задержать врага, генерал Пухов усилил 81-ю стрелковую дивизию танковым полком, затем танковой бригадой и самоходно-артиллерийским полком. В полосу 15-й стрелковой дивизии были выдвинуты 2 армейских подвижных отряда заграждений.

Обратите внимание

Командующий войсками фронта перебросил на ольховатское направление стрелковый корпус, истребительно-противотанковую и минометную бригады из своего резерва. И все же полностью сдержать яростный натиск врага нашим войскам не удалось.

После пятой массированной атаки немцы ворвались на передний край обороны 13-й армии, на одном из участков продвинулись на глубину 6–8 км и на 15-километровом фронте вышли ко второй полосе обороны. Несколько подразделений 15-й и 81-й стрелковых дивизий оказались в окружении.

Решительными контратаками танков во взаимодействии со стрелковыми частями и артиллерией дальнейшее продвижение врага к исходу дня 5 июля было приостановлено. Большую поддержку наземным войскам в этот день оказала авиация 16-й воздушной армии. Ее летчики в течение дня произвели 1232 самолето-вылета, провели 76 воздушных боев и сбили 106 вражеских самолетов.

Вечером 5 июля командующий Центральным фронтом, установив направление главного удара противника, принял решение с утра следующего дня силами 2 танковых и стрелкового корпусов нанести контрудар по основной группировке врага и восстановить положение на левом фланге 13-й армии.

Рано утром 6 июля соединения 13-й армии, 2-й танковой армии (генерал-лейтенант А. Г. Родин) и 19-й танковый корпус (генерал-майор И. Д. Васильев) при поддержке авиации нанесли контрудар по главной группировке 9-й немецкой армии. Ожесточенность борьбы достигла своего апогея. Обе стороны сражались с необыкновенным упорством.

Хотя разгромить противника войскам Центрального фронта в результате контрудара не удалось, но они задержали его на главной полосе обороны еще на целые сутки. Были деблокированы подразделения 15-й и 81-й стрелковых дивизий, сражавшиеся в окружении.

Таким образом, попытка противника сломить сопротивление советских войск на Ольховатском направлении оказалась безуспешной. Его продвижение за 2 дня жесточайших боев составило всего 6–10 км. За этот довольно призрачный успех враг заплатил слишком дорогую цену.

В боях 5–6 июля немецко-фашистские войска, наступавшие на ольховатском направлении, потеряли до 25 тыс. человек, около 200 танков и штурмовых орудий, свыше 200 самолетов и много другой боевой техники.

Важно

Не добившись успеха под Ольховаткой, гитлеровское командование перенесло направление главного удара на Поныри.

Две пехотные дивизии немцев, поддержанные 170 танками, артиллерией и авиацией, на рассвете 7 июля атаковали 81-ю стрелковую дивизию и прорвали ее оборону.

Однако ворваться во вторую полосу обороны на плечах отходившей дивизии им не удалось. Поддержанные мощным огнем артиллерии части 81-й стрелковой дивизии сумели удержаться перед Понырями.

Источник: http://hist.bobrodobro.ru/13963

Курская битва Великой Отечественной войны 1941-45 гг. Справка

Ставка ВГК к началу Курской битвы создала группировку (Центральный и Воронежский фронты), имевшую более 1,3 млн. человек, до 20 тысяч орудий и минометов, более 3300 танков и САУ, 2650 самолетов. Войска Центрального фронта (командующий – генерал армии Константин Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий – генерал армии Николай Ватутин) – южный фас. Войска, занимавшие выступ, опирались на Степной фронт в составе стрелкового, 3‑х танковых, 3‑х моторизованных и 3‑х кавалерийских корпусов (командующий генерал‑полковник Иван Конев). Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки Маршалы Советского Союза Георгий Жуков и Александр Василевский.

5 июля 1943 года немецкие ударные группировки по плану операции “Цитадель” начали наступление на Курск из районов Орла и Белгорода. Со стороны Орла наступала группировка под командованием генерал‑фельдмаршала Гюнтера Ханса фон Клюге (группы армий “Центр”), со стороны Белгорода ‑ группировка под командованием генерал‑фельдмаршала Эриха фон Манштейна (оперативная группа “Кемпф” группы армий “Юг”).

Задача отразить наступление со стороны Орла была возложена на войска Центрального фронта, со стороны Белгорода ‑ Воронежского фронта.

12 июля в районе железнодорожной станции Прохоровка в 56 километрах к северу от Белгорода произошло самое крупное встречное танковое сражение Второй мировой войны – сражение между наступавшей танковой группировкой противника (оперативная группа “Кемпф”) и наносившими контрудар советскими войсками. С обеих сторон в сражении принимали участие до 1200 танков и самоходных установок. Ожесточенное сражение длилось весь день, к вечеру танковые экипажи вместе с пехотой дрались врукопашную. За один день противник потерял около 10 тысяч человек и 400 танков и был вынужден перейти к обороне.

В этот же день войска Брянского, Центрального и левого крыла Западного фронтов начали операцию “Кутузов”, имевшую цель разгромить орловскую группировку противника. 13 июля войска Западного и Брянского фронтов прорвали оборону противника на болховском, хотынецком и орловском направлениях и продвинулись на глубину от 8 до 25 км. 16 июля войска Брянского фронта вышли на рубеж реки Олешня, после чего германское командование начало отвод своих главных сил на исходные позиции. К 18 июля войска правого крыла Центрального фронта полностью ликвидировали клин противника на курском направлении. В этот же день в сражение были введены войска Степного фронта, которые начали преследование отступавшего противника.

Читайте также:  История троянской войны

Развивая наступление, советские сухопутные войска, поддержанные с воздуха ударами сил 2‑й и 17‑й воздушных армий, а также авиацией дальнего действия, к 23 августа 1943 года отбросили противника на запад на 140‑150 км, освободили Орел, Белгород и Харьков. По данным советских источников, вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тысяч солдат и офицеров, 1,5 тысячи танков, более 3,7 тысяч самолетов, 3 тысячи орудий. Потери советских войск превзошли немецкие; они составили 863 тыс. человек. Под Курском Красная Армия потеряла около 6 тыс. танков.

После Курской битвы соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, что обеспечило ей благоприятные условия для развертывания общего стратегического наступления.

Вечером 5 августа 1943 года в Москве впервые прогремел артиллерийский салют в честь освобождения Орла и Белгорода (12 залпов из 120 орудий).

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Все справки>>

Источник: https://ria.ru/20080705/113170115.html

5 июля 1943 года – начало Курской битвы

После поражения немецко-фашистских войск в Сталинградской битве немецко-фашистское командование, планируя летнюю кампанию 1943 года, решило провести крупное наступление на советско-германском фронте с целью вернуть утраченную стратегическую инициативу.

Для наступления противник избрал глубоко вдававшийся в расположение его армий Курский выступ, который образовался в ходе зимне-весеннего наступления советских войск. Здесь противник сосредоточил до 50 дивизий (в т.ч.

16 танковых и моторизованных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, входивших в состав 9-й и 2-й армий группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмарщал Г. Клюге), 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» группы армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Э. Манштейн), всего около 900 тыс.

Совет

человек, до 10 тыс. орудий и миномётов, около 2,7 тысяч танков и штурмовых орудий и свыше 2 тысяч самолётов. Кроме того, к флангам ударных группировок примыкало около 20 дивизий. Немецко-фашистское командование возлагало большие надежды на внезапное применение новых образцов вооружения 134 тяжёлых танков Pz.Kpfw.VI Тигр, 190 танков Pz.Kpfw.

V Пантера, 90 штурмовых орудий Sd.Kfz. 184 Фердинанд , истребители Фокке-Вульф Fw-190 и штурмовики Хеншель-129 Хеншель Hs-129.

К летней кампании Советская Армия имела всё необходимое для перехода в наступление в районе Курского выступа.

Но когда советская разведка установила подготовку противником большого летнего наступления, на совещании в Ставке Верховного Главнокомандования 12 апреля 1943 года Верховным главнокомандующим И. В.

Сталиным было принято решение о переходе к преднамеренной, заранее спланированной обороне с целью измотать и обескровить ударные группировки врага, а затем, перейдя в контрнаступление, завершить их разгром и развернуть общее наступление на юго-западном и западном стратегическом направлениях.

Предусматривался также переход советских войск к активным действиям в случае, если немецко-фашистские войска не предпримут наступления в ближайшее время или отложат его на длительный срок. Войска Центрального фронта (командующий генерал армии К. К.

Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий генерал армии Н. Ф. Ватутин) – южный фас. В их тылу был сосредоточен мощный стратегический резерв – Степной фронт (командующий генерал-полковник И. С. Конев). Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М.

Василевский. В течение апреля – июня на Курском выступе было создано 8 оборонительных рубежей глубиной до 300 км. Особое внимание уделялось созданию прочной противотанковой обороны. Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на 1 км фронта. К началу июля в войсках Центрального и Воронежского фронтов насчитывалось свыше 1300 тыс. человек, до 20 тыс. орудий и миномётов, около 3600 танков и самоходных орудий и свыше 2800 самолётов. 2 июля Ставка ВГК предупредила командующих фронтами о возможном начале наступления противника между 3 и 6 июля, позднее стало известно, что наступление назначено на утро 5 июля.

Оценки сил сторон перед Курской битвой

За несколько часов до перехода противника в наступление была проведена мощная артиллерийская контрподготовка, в результате которой враг понёс значительные потери и не достиг внезапности удара.

Также был произведен авиационный налет силами 2-й и 17-й воздушных армий (более 400 штурмовиков и истребителей) на Харьковский и Белгородский аэроузлы противника, но уничтожить на аэродромах удалось лишь 60 немецких самолётов.

Планом операции намечалось внезапными сходящимися ударами в общем направлении на Курск окружить и уничтожить группировку советских войск и в случае успеха развивать наступление вглубь. Операция получила название «Цитадель» и должна была явиться исходной для др. наступательных операций летней кампании 1943.

Обратите внимание

Утром 5 июля на северном фасе немецко-фашистские войска перешли в наступление, нанося главный удар в направлении Ольховатки в полосе 13-й армии.

Несмотря на ввод в сражение всей ударной группировки и превосходство в силах и средствах на узких участках (в 1-м эшелоне действовало до 500 танков), противник не достиг успеха и перенёс удар в направлении Понырей, но и здесь не смог прорвать оборону советских войск.

Противнику удалось вклиниться лишь на 10–12 км, после чего уже с 10 июля его наступательные возможности иссякли. Потеряв две трети танков, 9-я немецкая армия была вынуждена перейти к обороне.

На южном фасе удар противника 5 июля встретили 6-я и 7-я гвардейские армии.

Создав значительное превосходство в живой силе и боевой технике (в 1-й день было введено в бой до 700 танков), противник стремился прорваться в направлениях Обояни и Корочи. Однако ценой огромных потерь ему удалось продвинуться лишь на 35 км. Тогда враг перенёс главный удар в направлении Прохоровки.

Но советские войска, усиленные стратегическими резервами, нанесли здесь мощный контрудар по вклинившейся вражеской группировке.

12 июля произошло одно из крупнейших в истории войн Танковое сражение под Прохоровкой, в котором с обеих сторон участвовали до 1500 танков и самоходных орудий и крупные силы авиации.

За день боя противник потерял свыше 350 танков и свыше 10 тыс. убитыми. 12 июля наступил перелом в Курской битве, враг перешёл к обороне, а 16 июля начал отводить свои силы. Войска Воронежского, а с 19 июля и Степного фронтов перешли к преследованию и отбросили немецко-фашистские войска на исходный рубеж. Операция «Цитадель» провалилась, врагу не удалось повернуть ход войны в свою пользу. Битва в районе Курска, Орла и Белгорода является одним из величайших сражений Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом. Здесь были не только разгромлены отборные и самые мощные группировки немцев, но и безвозвратно подорвана в немецкой армии и народе вера в гитлеровское фашистское руководство и в способность Германии противостоять все возрастающему могуществу Советского Союза.

Г. К. Жуков

В разгар сражения 12 июля войска Западного (командующий генерал-полковник В. Д. Соколовский) и Брянского (командующий генерал-полковник М. М. Попов) фронтов начали наступление против 2-й танковой и 9-й армий врага в районе Орла (27 пехотных, 8 танковых, 2 моторизованные дивизии, 1 танковый батальон и 8 дивизионов штурмовых орудий). Противник имел здесь мощную оборону.

Важно

Главный удар в полосе Западного фронта наносила 11-я гвардейская армия, которая к исходу 13 июля прорвала оборону противника на глубину 25 км. 61-я, 3-я и 63-я армии Брянского фронта продвинулись соответственно на 8, 14 и 15 км.

Вскоре наступление развернулось на широком фронте, что создало благоприятную обстановку для перехода в контрнаступление войск Центрального фронта в направлении Кром. Для наращивания силы удара были введены в сражение из резерва я танковая и 11-я армии.

26 июля немецко-фашистские войска были вынуждены оставить Орловский плацдарм и начать отход на позицию «Хаген» (восточнее Брянска). 29 июля был освобожден Волхов, 5 августа – Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника восточнее Брянска.

С разгромом врага рухнули планы немецко-фашистского командования по использованию Орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление сов. войск.

Курская битва 1943-го ознаменовала коренной перелом в ходе войны. Стратегическая инициатива перешла к советской армии.

Наступательная стратегия, разработанная Вермахтом, потерпела окончательный крах. В ходе Курской битвы потери немцев составили до полумиллиона человек, а так же, большое количество техники. Разгром немецких войск повлиял и на международную ситуацию, создав предпосылки для выхода из Второй мировой войны союзницы Германии Италии.

Это позволило облегчить ситуацию на фронтах стран антигитлеровской коалиции. Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший операцию «Цитадель» и проводивший её, впоследствии писал:

Она была последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С её неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте.

Источник: https://defence.ru/article/5-iiulia-1943-goda-nachalo-kurskoi-bitvi/

Курская стратегическая оборонительная операция

Стратегическая оборонительная операция соединений Центрального, Степного и Воронежского фронтов, проводившаяся 5-23 июля 1943 года с целью срыва наступления групп армий «Юг» и «Центр» на южном и северном фасах Курской дуги, проводившемся в соответствии с планом операции «Цитадель».

Обстановка на начало операции

Ещё весной 1943 года, когда германское командование разработало план операции «Цитадель», в Москве на основании разведывательных данных приняли решение перейти к стратегической обороне на Курской дуге, поскольку именно она после окончания распутицы становилась наиболее удобным местом для нанесения удара вермахтом.

Командованию Центрального и Воронежского фронтов была поставлена задача обеспечения полной готовности отразить немецкий удар не позднее 10 мая 1943 года, а затем перейти в наступление ориентировочно 1 июня. Уже к началу мая Красная Армия была в общем и целом готова к оборонительным сражениям.

Совет

В преддверии ожесточённых боёв Центральный и Воронежский фронты были значительно усилены, им был передан целый ряд соединений.

К началу операции советские войска на южном и северном фасах Курского выступа насчитывали около 1,3 миллиона человек, ещё до 600 тысяч человек находились в резерве.

Командование располагало более чем 19 тысячами единиц артиллерии, более 2100 самолётов.

Немцы в это же время смогли выставить от 780 до 900 тысяч солдат и офицеров, более 2700 танков и самоходок, до 10 тысяч единиц артиллерии, более 2 тысяч самолётов.

Бои на северном фасе Курской дуги

5 июля 1943 года бои на северном фасе Курского выступа приняли 13-я, 48-я и 70-я армии Центрального фронта, воздушную поддержку оказывала им 16-я воздушная армия. Против советских войск действовала ударная группировка группы армий «Центр», составленную в основном из частей 9-й армии (командующий – генерал В.

Модель), в которую входили 3 танковых и 1 армейский корпус. Накануне ночью разведчики из 15-й стрелковой дивизии захватили в качестве «языка» сапёра Бруно Формеля, давшего командованию важные сведения о начале боевых действий. В 2:20 артиллерия Центрального фронта открыла шквальный огонь по немецким позициям, нанеся врагу в передовых эшелонах значительные потери.

Немецкие войска сумели начать атаки лишь к 5:00.

Ожесточённые сражения развернулись на Ольховатском, Поныровском, Малоархангельских и ряде других направлений. Однако нигде немецким войскам не удалось достичь серьёзных успехов. В последующие дни наиболее напряжённая обстановка сложилась во время боёв за Поныри и Ольховатку, а также на Тепловских высотах.

Противник неоднократно перегруппировывал свои войска, но имел лишь локальные успехи, которые вскоре были нивелированы действиями советских частей.

Обратите внимание

К 11 июля 1943 года Моделю стало ясно, что операция «Цитадель» провалена – свободных резервов у него не осталось, а потери за одну неделю составили более 22 тысяч солдат и офицеров.

Бои на южном фасе Курской дуги

К удару на южном направлении Манштейн привлёк 4-ю танковую армию и армейскую группу «Кемпф». Две ударные группировки должны были прорвать оборону 6-й и 7-й гвардейских армий. 5 июля 1943 года наиболее мощной среди задействованных соединений – 48-й танковый корпус вермахта – атаковали оборонительные позиции в направлении Черкасское – Обоянь.

Читайте также:  Всеобщая политическая стачка в октябре 1905 г.

Однако героическое сопротивление советских войск, умело организованная система инженерных заграждений и оборонительных рубежей не дали ему возможности выполнить поставленные задачи. Ожесточённые бои разгорелись за село Черкасское, в результате которых враг был остановлен.

В итоге за первый день врагу удалось вклиниться на расстояние от 5 до 12 километров.

6 июля 1943 года немецкие войска возобновили наступление крупными танковыми силами. Ватутин решил предпринять контрудар силами 1-й танковой армии, что привело к значительным потерям в технике. Командующий армией генерал-лейтенант танковых войск М. Е. Катуков сумел добиться отмены решения комфронта.

Несмотря на значительные потери, которые понесли советские войска, противник не сумел добиться поставленной на второй день наступления задачи – достичь Обояни.

В ходе последующих нескольких дней немецкие части смогли вклиниться в оборону Красной Армии только на расстояние до 35 километров, так и не достигнув задачи соединиться с группой Моделя, наступавшей с севера.

Командование Воронежского фронта дважды предпринимало контрудары, но полностью разгромить вклинившегося к его оборону врага не смогло. Пиком ожесточённых сражений стал танковый бой под Прохоровкой, в результате которых обе стороны, понеся значительные потери, не сумели достичь поставленных целей.

Крах операции «Цитадель»

Важно

13 июля 1943 года в ставку Гитлера были вызваны командующие группами армий Манштейн и Клюге. По итогам их докладов было принято решение остановить наступление вермахта.

Немецкие войска потеряли более 700 танков и около 30 тысяч солдат и офицеров. Над ним нависла угроза окружения. 16 июля 1943 года немецкое командование отдало приказ об отводе войск на исходные позиции.

Красная Армия начала его преследование, к 23 июля 1943 года восстановив исходное положение.

Литература

  • Замулин В. Н. Курский излом. Решающая битва Великой Отечественной. М., 2008.
  • Замулин В. Н. 3абытое сражение Огненной Дуги. — М. : Яуза, Эксмо, 2009.
  • Давыдков В. И. Анализ Курской битвы. — Курск, 2005.
  • Хазанов Д. Б. Авиация в Курской битве. Провал операции «Цитадель». – М.: Эксмо, Яуза, 2013.
  • Букейханов П. Е. Курская битва. Оборона. – М.: ЛитРес, 2011.
  • Букейханов П. Е. Курская битва. Перелом. – М.: Центрполиграф, 2012.
  • Мощанский И. Б. Рубежи славы. – М.: Вече, 2010.
  • Гончаров В. Битва под Курском: от обороны к наступлению. – М.: Аст, Хранитель, 2006.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/kurskaia_stratiegichieskaia_oboronitielnaia_opieratsiia

Музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление»

Музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление»

 АФИША 11 апреля Презентация выставки «Герои былых времен» – вейделевцы участники Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» из собрания Вейделевского краеведческого музея. Вернисаж проходит в рамках проекта «В содружестве музейном…». Начало 1400. 12 апреля Торжественная церемония открытия выставки «Форменный головной убор». Совместный выставочный проект музея военной формы одежды, филиал ЦМВС МО РФ (п. Бахчиванджи, Московская область) и музея-диорамы при поддержке Белгородского регионального отделения РВИО . Начало в 1400. 20 апреля Мастер-класс по изготовлению бумажной фигурки (оригами) в рамках музейно-образовательного проекта «Искусство из бумаги». Занятия проводятся для детей от 6 лет по мере комплектования группы (от10 человек), запись обязательна по тел. 32-16-75 25 апреля Патриотическая акция «Георгиевская лента». Начало в 1200. 25 апреля Заседание клуба «Мужская работа» – встреча «Никто не забыт, ничто не забыто». Начало 1230. 26 апреля Научно-практическая конференция «Белгородская область в контексте военной истории России», посвящённая 65-летию образования Белгородской области». Начало в 1000.

ВЫСТАВКИ

14 февраля – 7 апреля Выставка “Если Бог за нас, то кто против нас! Дмитрий Донской: жизнь и деяния”. Выставка из собрания Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника “Куликово поле”. 4 марта – 7 апреля Выставка “Женщины в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.”, в рамках проекта “В содружестве музейном…”. Совместный проект музея-диорамы и Старооскольского краеведческого музея.

Россия, 308000, г. Белгород, ул. Попова,2. Яндекс Карты Яндекс Панорамы 3D Планета Земля
Администратор: (4722)32-96-89, научно-экспозиционный отдел: (4722)58-98-55 , директор: (4722)35-61-46
Маршрутное такси, троллейбус 4 до ост. “Госбанк”. троллейбусы 7, 8 и автобусы 1, 1а, 2, 3,7, 8, 13, 13к, 15, 17, до ост. “Свято-Троицкий бульвар”
Информация о парковке: Подробнее
Режим работы:
    • вторник – воскресенье – с 1000 до 1800
    • Выходной – понедельник
    • Последняя пятница каждого месяца – санитарный день
    • перерыв с 1300 до 1400
    • Касса прекращает работу за 30 мин. до закрытия

 

Этот сайт использует сервис веб-аналитики Яндекс.Метрика. Используя сайт, вы подтверждаете, что вы прочитали и поняли политику о куки.

Источник: http://www.31md.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=51&Itemid=58

rulibs.com

Данная глава посвящена оборонительным действиям советских войск в ходе проведения германской наступательной операции «Цитадель» с 5 по 23 июля 1943 года. День за днем описан ход операции на северном фасе Курской дуги с 5 по 12 июля 1943 года, где в кровавом противоборстве сошлись войска группы армий «Центр» и соединения Красной Армии.

Представленный труд содержит информацию о мероприятиях и составе войск Центрального фронта, а также о структуре организации и численности германской наступательной группировки. Текстовой материал опирается на архивные и военно-мемуарные исторические материалы.

Потерпев сокрушительное поражение под Сталинградом, германское командование больше не могло и думать о решающем наступлении, какое оно предпринимало в предыдущих летних кампаниях.

Если на судьбоносный успех наступления на советско-германском фронте нельзя было рассчитывать, то напрашивалось решение придать войне оборонительный характер.

Однако Гитлер все-таки не мог согласиться с тем, чтобы просто так уступить противнику инициативу; наоборот, он попытался еще раз навязать ему свою волю.

К этому времени линия фронта от Ленинграда до района западнее Ростова проходила довольно прямо, поэтому для наступления был избран выступ, вдававшийся западнее Курска в расположение немецких войск почти на 200 км по фронту и 120 в глубину.

Общий план немецкого командования заключался в следующем: нанеся удары с севера из района южнее Орла и с юга из района Белгорода, сомкнуть оба ударных клина восточнее Курска, окружить расположенные на выступе крупные силы советских войск и уничтожить их. Наступление готовилось в расчете на то, что решающий успех с незначительными собственными потерями позволит улучшить соотношение сил и что благодаря одержанной победе удастся сохранить инициативу на советско-германском фронте.

Однако в отличие от прошлых лет войны экономическая и военная мощь СССР в целом, а Красной Армии в частности неизмеримо возросли. Уже к 10 апреля 1943 года соотношение сил и средств под Курском было в пользу советской стороны.

В тот период, по советским подсчетам, Красная Армия имела здесь 958 тысяч человек личного состава, 11 965 орудий и минометов, 1220 танков и самоходных орудий и 1130 боевых самолетов.

Германская армия, развернутая на этом участке фронта, имела около 700 тысяч личного состава, 6000 орудий и минометов, 1000 танков и штурмовых орудий и 1500 боевых самолетов.

Совет

Кроме того, советские войска стратегического резерва советской группировки под Курском насчитывали 269 тысяч солдат и офицеров, 7406 орудий и минометов, 120 танков и самоходных орудий и 177 боевых самолетов.

В то же время все советские резервы на советско-германском фронте исчислялись в 469 тысяч солдат и офицеров, 8360 орудий и минометов, 900 танков и самоходных орудий и 587 боевых самолетов, по сравнению с немецкими резервами в 60 тысяч солдат и офицеров, 600 орудий и минометов, 200 танков и штурмовых орудий (боевых самолетов не было вовсе). За исключением незначительного роста количества танков, численность германских резервов практически не изменилась вплоть до начала Курской битвы.

Реальное соотношение войск противников на Курской дуге на 10 апреля 1943 года было следующим: 1,8:1 — по личному составу; 3,2:1 — по артиллерии; 1,3:1 — по танкам и САУ (во всех случаях в пользу советской стороны).

Только в авиации немцы сохраняли незначительное превосходство. Такое положение делало готовящееся немецкое наступление весьма рискованным.

Кстати, еще в конце апреля германская разведка сделала правильный прогноз возможного развития событий:

«Руководство красных сумело так провести ясно выраженную подготовку крупной наступательной операции против северного фланга группы армий „Юг“ в направлении Днепра…, что оно до ее начала свободно в своих решениях и путем сохранения достаточных оперативных резервов может не принимать окончательного решения о проведении этой операции до последней минуты точного определения срока немецкой атаки… После того, как поступят новые… сведения, не исключено, что противник разгадает подготовку к наступлению… сперва выждет и будет все время усиливать свою готовность к обороне, имея ввиду достижение своих наступательных целей при помощи ответного удара… Нужно считаться со все увеличивающимися силами противника и с тем, что противник уже достиг высокой готовности против атак немцев»[11].

Осознавали это и немецкие генералы. Генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн предлагал придерживаться на советско-германском фронте оборонительной тактики, постепенно сокращая протяженность линии фронта. Однако его концепция «маневренной обороны» была отвергнута Гитлером из-за плана по оставлению Донбасса, а также из-за недостатка горючего и боеприпасов. Генерал-полковник Г.

 Гудериан также придерживался оборонительной тактики. 10 мая на совещании у Гитлера он убеждал фюрера отказаться от плана наступления на Курск из-за больших трудностей его осуществления. Гудериан отверг замечание начальника ОКВ (оперативное командование вермахтом. — Примеч. авт.) генерал-фельдмаршала В.

 Кейтеля, что немцам следует атаковать Курск по политическим соображениям, и заметил, что «миру совершенно безразлично, находится ли Курск в наших руках или нет». В процессе полемики Гитлер сказал, что когда он думает об этом наступлении, он испытывает сильную боль в животе.

Обратите внимание

Быть может, Гитлер не слишком верил в успех операции и откладывал ее проведение столько, сколько мог, поскольку таким образом он отдалял и неизбежное советское наступление, которое немцы практически не имели возможности отразить.

Последним предлогом к затягиванию сроков начала операции стало ожидание поступления новых образцов бронетанковой техники: тяжелых танков Pz.Kpfw.VI «Тигр», самоходных орудий Sd.Kfz.184 «Фердинанд», танков Pz.Kpfw.V Ausf.D2 «Пантера».

Обладая мощными артсистемами и броневой защитой, эта техника значительно превосходила советские образцы (Т-34, КВ-1С) по бронепробиваемости, особенно на дальних дистанциях (впоследствии советские танкисты подсчитали, что для уничтожения одного «Тигра» требуется в среднем 13 Т-34. — Примеч. авт.).

В течение мая — июня 1943 года необходимая техника наконец поступила в требуемых количествах, и Гитлер принял окончательное решение — наступать.

Однако он сам отдавал себе отчет в том, что это будет последнее крупное наступление немцев на советско-германском фронте и даже в случае успеха операции — будущая тактика Германии в борьбе с СССР — стратегическая оборона.

В одной из речей, произнесенных Гитлером незадолго до начала наступления перед лицами высшего командного состава, на которых возлагалось проведение операции, он заявил о своем твердом решении перейти к стратегической обороне.

Германия, сказал он, должна отныне изматывать силы своих врагов в оборонительных сражениях, чтобы продержаться дольше, чем они; предстоящее наступление имеет целью не захват значительной территории, а лишь выпрямление дуги, необходимое в интересах экономии сил. Расположенные на Курской дуге советские армии должны быть, по его словам, уничтожены, — нужно заставить русских израсходовать все свои резервы в боях на истощение и тем самым ослабить их наступательную мощь к предстоящей зиме[12].

Таким образом, германское военно-политическое руководство уже опасалось растущей мощи СССР и Красной Армии и не рассчитывало выиграть войну одним сражением.

Парадокс заключался в том, что, в свою очередь, советское военно-политическое руководство, несмотря на одержанные победы и растущую мощь Красной Армии, также опасалось повторения ошибок весны и лета 1942 года.

В докладе советских разведорганов Центрального фронта «О действиях мотомехвойск противника и его системе противотанковой обороны с 5 июля 1943 года по 25 августа 1943 года», подготовленном вскоре после окончания Курской битвы, оценка численных сил противника была явно преувеличена, что в целом и отражало настроения военно-политического руководства СССР.

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/sci_history/moschanskiy/k/j18.html

Курская битва 5 июля — 23 августа 1943 год

Курская битва

(5 июля  — 23 августа 1943г).

(Снимок сделан: 12 июля 1943 г. Курская битва.)

Курская битва, также известна как Битва на Курской дуге по своим масштабам, задействованным силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям является одним из ключевых сражений Второй Мировой войны и Великой Отечественной войны.

 В советской и российской 
историографии принято разделять 
сражение на 3 части: Курскую оборонительную 
операцию (5—12 июля); Орловскую (12 июля 
— 18 августа) и Белгородско-Харьковскую (3—23 августа) наступательные.

Битва продолжалась 49 дней — с 5 июля по 23 августа 1943.

Подготовка 
к сражению.

                 К летней кампании Советская Армия имела всё необходимое для перехода в наступление в районе Курского выступа. Но когда советская разведка установила подготовку противником большого летнего наступления, на совещании в Ставке Верховного Главнокомандования (Верховный главнокомандующий И. В.

Важно

Сталин) 12 апреля было принято решение о переходе к преднамеренной, заранее спланированной обороне с целью измотать и обескровить ударные группировки врага, а затем, перейдя в контрнаступление, завершить их разгром и развернуть общее наступление на юго-западном и западном стратегическом направлениях.

Предусматривался также переход советских войск к активным действиям в случае, если немецко-фашистские войска не предпримут наступления в ближайшее время или отложат его на длительный срок.

Войска Центрального фронта (командующий генерал армии К. К. Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий генерал армии 
Н. Ф.

Ватутин) — южный фас. В их тылу был сосредоточен мощный стратегический резерв — Степной фронт (командующий 
генерал-полковник И. С. Конев). Координацию 
действий фронтов осуществляли представители 
Ставки Маршалы Советского Союза 
Г. К. Жуков и А. М. Василевский. В 
течение апреля — июня на Курском 
выступе было создано 8 оборонительных рубежей глубиной до 300 км.

Особое внимание уделялось созданию прочной противотанковой 
обороны. Средняя плотность минирования 
на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых 
и 1700 противопехотных мин на 1 км фронта. К началу июля в войсках 
Центрального и Воронежского фронтов 
насчитывалось свыше 1300 тыс. человек, до 20 тыс.

орудий и миномётов, около 3600 танков и самоходных орудий и 
свыше 2800 самолётов. 2 июля Ставка ВГК 
предупредила командующих фронтами о возможном начале наступления 
противника между 3 и 6 июля, позднее 
стало известно, что наступление 
назначено на утро 5 июля.

Планы и силы сторон.

        Германское командование приняло решение провести крупную стратегическую операцию на курском выступе летом 1943 г. Планировалось нанести сходящиеся удары из районов городов Орёл (с севера) и Белгород (с юга). Ударные группы должны были соединиться в районе Курска, окружив войска Центрального и Воронежского фронтов Красной армии.

Операция получила условное название «Цитадель». По сведениям немецкого генерала Фридриха Фангора (нем.

Совет

Friedrich Fangohr), на совещании у Манштейна 10-11 мая план был скорректирован по предложению генерала Гота: 2-й танковый корпус СС поворачивает от Обояньского направления по направлению к Прохоровке, где условия местности позволяют провести глобальное сражение с бронетанковыми резервами советских войск.

           Для проведения операции немцы 
сосредоточили группировку, насчитывавшую 
до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, общей численностью, согласно советским источникам, около 900 тысяч человек.

Руководство войсками осуществляли генерал-фельдмаршал Гюнтер Ханс фон Клюге (группа армий «Центр») и генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн (группа армий «Юг»). Организационно ударные силы входили в состав 2-й танковой, 2-й и 9-й армий и 4-й танковой армии, 24-го танкового корпуса и оперативной группы «Кемпф» (командующий — генерал Герман Гот, группа армий «Юг», район Белгорода).

Воздушную поддержку немецким войскам оказывали силы 4-го и 6-го воздушных флотов.

Для проведения операции в 
район Курска были выдвинуты несколько 
элитных танковых дивизий СС:

1-я дивизия Лейбштандарт CC «Адольф Гитлер»

2-я танковая дивизия СС «Дас Райх»

3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» (Мёртвая Голова)

Войска 
получили некоторое количество новой 
техники:

134 танка Pz.Kpfw.VI «Тигр» (ещё 14 — командирские танки)

190 Pz.Kpfw.V «Пантера» (ещё 11 — эвакуационные (без пушек) и командирские)

90 штурмовых 
орудий Sd.Kfz. 184 «Фердинанд» (по 45 в составе sPzJgAbt 653 и sPzJgAbt 654)

всего 348 относительно новых танков и самоходок («Тигр» несколько раз применялся в 1942 и 
начале 1943 г.).

    При этом, правда, в составе немецких частей оставалось значительное количество откровенно устаревших танков и самоходок: 384 единицы (Pz.III, Pz.II, даже Pz.I). Также во время Курской битвы впервые были применены немецкие телетанкетки Sd.Kfz.302.

   Советское командование 
приняло решение провести оборонительное 
сражение, измотать войска неприятеля 
и нанести им поражение, нанеся 
в критический момент контрудары 
по наступающим.

С этой целью на обоих фасах курского выступа была создана глубоко эшелонированная оборона. В общей сложности было создано 8 оборонительных рубежей.

Обратите внимание

Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на каждый километр фронта.

Войска Центрального фронта (командующий — генерал армии Константин Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий — генерал армии Николай Ватутин) — южный фас.

Войска, занимавшие выступ, опирались на Степной фронт (командующий генерал-полковник Иван Конев). Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки Маршалы Советского Союза Георгий Жуков и Александр Василевский.

В оценке сил 
сторон в источниках наблюдаются 
сильные расхождения, связанные 
с различным определением масштаба битвы разными историками, а также 
различием способов учёта и классификации 
военной техники.

При оценке сил 
Красной Армии основное расхождение 
связано с включением или исключением 
из подсчётов резерва — Степного фронта (около 500 тысяч личного состава и 1500 танков).

Роль 
разведки.

С начала 1943 года в перехватах секретных сообщений 
Верховного командования гитлеровской армии и секретных директивах Гитлера все чаще упоминалась 
операция «Цитадель». Согласно мемуарам Анастаса Микояна, ещё 27-го марта ему было в общих деталях сообщено Сталиным о немецких планах.

12 апреля 1943 года на стол Сталина лёг переведённый с немецкого точный текст директивы № 6 «О плане операции „Цитадель“» немецкого верховного командования, завизированный всеми службами вермахта, но ещё не подписанный Гитлером, который подписал его только через три дня.

Эти данные были получены разведчиком, работавшим под именем «Вертер».

Настоящее имя этого человека до сих пор остается неизвестным, однако предполагается, что он являлся сотрудником Верховного командования вермахта, а полученная им информация попадала в Москву через действовавшего на территории Швейцарии агента «Люци» — Рудольфа Рёсслера. Есть альтернативное предположение, что Вертер — это личный фотограф Адольфа Гитлера.

(Генерал-полковник Герман 
Гот и генерал-фельдмаршал Эрих 
фон Манштейн за обсуждением, 21 июня 1943 года.)

       Однако следует отметить что ещё 8 апреля 1943 г. Г. К. Жуков опираясь на данные разведывательных органов фронтов курского направления весьма точно предсказал силу и направление немецких ударов по Курской дуге:

Важно

Хотя точный текст «Цитадели» лёг на стол Сталина за три дня 
до того, как её подписал Гитлер, уже 
за четыре дня до этого немецкий план стал очевиден высшему советскому военному командованию, а общие детали о наличии такого плана им были известны ещё как минимум за восемь дней до этого.                                            

Курская оборонительная операция .

(Немецкая танковая колонна (Pz Kpfw III), июнь 1943 года.)

           Германское наступление началось утром 5 июля 1943 года.

Поскольку советскому командованию было точно известно время начала операции — 3 часа ночи (немецкая армия воевала по Берлинскому времени — в переводе на московское 5 часов утра), в 22:30 и в 2:20 по московскому времени силами двух фронтов была проведена контрартподготовка количеством боеприпасов 0.25 боекомплекта.

В немецких докладах отмечены значительные повреждения линий связи и незначительные потери в живой силе. Также был произведен неудачный авиационный налет силами 2-й и 17-й воздушных армий (более 400 штурмовиков и истребителей) на Харьковский и Белгородский аэроузлы противника.

   Перед началом наземной 
операции, в 6 часов утра по 
нашему времени, немцы также 
нанесли по советским оборонительным 
рубежам бомбовый и артиллерийский 
удар. Перешедшие в наступление 
танки сразу столкнулись с 
серьёзным сопротивлением. Главный 
удар на северном фасе был 
нанесен в направлении Ольховатки.

Не достигнув успеха, немцы перенесли 
удар в направлении Понырей, 
но и здесь не смогли прорвать 
советскую оборону. Вермахт смог 
продвинуться лишь на 10—12 км, после 
чего уже с 10 июля потеряв 
до двух третей танков, 9-я немецкая 
армия перешла к обороне.

 На 
южном фасе главные удары немцев 
были направлены в районы Корочи 
и Обояни.

5 июля 1943 г. День первый. Оборона Черкасского

           Операция «Цитадель» — генеральное 
наступление Германской армии 
на Восточном фронте в 1943 г. 
— имела целью окружение войск 
Центрального (К. К. Рокоссовский) и Воронежского (Н. Ф.

Ватутин) фронтов в районе города Курск путём встречных ударов с севера и юга под основание курского выступа, а также разгром советских оперативных и стратегических резервов восточнее основного направления главного удара (в том числе и в районе ст. Прохоровка).

Основной удар с южного направления наносился силами 4-й танковой армии (командующий — Герман Гот, 48 тк и 2 тк СС) при поддержке армейской группы «Кемпф» (В. Кемпф).

Совет

   На начальной стадии 
наступления 48-й танковый корпус, являвшийся наиболее сильным 
соединением 4 танковой армии, 
в составе: 3 и 11 танковых дивизий, 
механизированной (танково-гренадерской) дивизии «Великая Германия», 10 танковой бригады и 911 отд.

дивизиона штурмовых орудий, при поддержке 332 и 167 пехотных дивизий, имел задачей прорыв первой, второй и третьей линий обороны частей Воронежского фронта из района Герцовка — Бутово в направлении Черкасское — Яковлево — Обоянь.

При этом предполагалось, что в районе Яковлево 48 тк соединится с частями 2 тд СС (окружив тем самым части 52 гв.сд и 67 гв.сд), произведет смену частей 2 тд СС, после чего части дивизии СС предполагалось использовать против оперативных резервов Красной Армии в районе ст.

Прохоровка, а 48 тк должен был продолжить действия на основном направлении Обоянь — Курск.

   Для выполнения 
поставленной задачи частям 48 тк в первый день наступления (день «Х») требовалось взломать оборону 6 гв. А на участке стыка 71 гв.сд и 67 гв.

сд , захватить крупное село Черкасское и осуществить прорыв бронетанковыми частями в направлении села Яковлево. Планом наступления 48 тк определялось, что село Черкасское должно было быть захвачено к 10:00 5 июля.

А уже 6 июля части 48 тк. должны были достичь города Обоянь.

   Однако в результате действий советских частей и соединений, проявленными ими мужеству и стойкости, а также заблаговременно проведённой ими подготовке оборонительных рубежей, на данном направлении планы вермахта были «существенно скорректированы» — 48 тк не дошёл до Обояни.

Факторами, определившими 
непозволительно медленный темп продвижения 48 тк в первый день наступления стали хорошая инженерная подготовка местности советскими частями (начиная от противотанковых рвов практически на всём протяжении обороны и заканчивая радиоуправляемыми минными полями), огонь дивизионной артиллерии, гвардейских миномётов и действия штурмовой авиации по скопившимся перед инженерными заграждениями танкам противника, грамотное расположение противотанковых опорных пунктов (№ 6 южнее Коровина в полосе 71 гв.сд, № 7 юго-западнее Черкасского и № 8 юго-восточнее Черкасского в полосе 67 гв.сд), быстрое перестроение боевых порядков батальонов 196 гв.сп  на направлении главного удара противника южнее Черкасского, своевременный манёвр дивизионным (245 отп, 1440 сап) и армейским (493 иптап, а также 27 оиптабр полковника Н. Д. Чеволы) противотанковым резервом, относительно удачные контратаки во фланг вклинившимся частям 3 тд и 11 тд с привлечением сил 245 отп ( 39 танков M3) и 1440 сап (8 СУ-76 и 12 СУ-122), а также не до конца подавленное сопротивление остатков боевого охранения в южной части села Бутово (3 бат. 199 гв.сп) и в районе рабочих бараков юго-западнее с. Коровино, которые являлись исходными позициями для наступления 48 тк (захват данных исходных позиций планировалось произвести специально выделенными силами 11 тд и 332 пд до конца дня 4 июля, то есть в день «Х-1», однако сопротивление боевого охранения так и не было полностью подавлено к рассвету 5 июля). Все вышеперечисленные факторы повлияли как на скорость сосредоточения частей на исходных позициях перед основной атакой, так и на их продвижение в ходе самого наступления.

(Пулемётный расчёт ведёт огонь по наступающим немецким частям)

Обратите внимание

               Также на темпе наступления корпуса сказались недоработки немецкого командования при планировании операции и плохо отработанное взаимодействие танковых и пехотных частей. В частности дивизия «Великая Германия» (129 танков, из них 15 Pz.VI, 73 САУ) и приданная ей 10 тбр (192 боевых и 8 командирских танков Pz.

V) в сложившихся условиях боя оказались неповоротливыми и несбалансированными соединениями. В результате всю первую половину дня основная масса танков была скучена в узких «коридорах» перед инженерными заграждениями, попала под комбинированный удар советской авиации (2-я ВА) и артиллерии — из ПТОП № 6 и № 7, 138 гв.

ап и двух полков 33 отпабр понесла потери (особенно в офицерском составе)

Источник: http://stud24.ru/history/kurskaya-bitva-5-ijulya-/337629-1017252-page1.html

Ссылка на основную публикацию