Историография войны 1812 года

Война 1812 года — историк Понасенков об итогах Отечественной войны 1812-го года: потери, стратегия, тактика, результат

Немного от себя: Правдива ли наша история? Ответить на этот вопрос можно после того, когда каждый ключевой её момент будет обсуждён и разобран по полочкам: факты, военачальники и т.д. Пока же такого анализа не произведено, говорить о правдивости истории преждевременно. Очень важно учесть и услышать, для начала, сухие цифры и факты, и только потом делать выводы и давать оценки.

Было ли произведено всё это с примером Отечественной войны 1812-го года? Нет, конечно. Да и не только с этим примером мы имеем такую тяжёлую ситуацию! Мифы, сплошные мифы.

Я не стану соглашаться со всем сказанным ниже, но, в условиях отсутствия каких бы то ни было альтернативных источников информации, – это первое, прочитанное мною альтернативное мнение поб Отечественной войне 1812-го года. Мне очень легко поверить во всё сказанное, потому что россияне всегда забрасывали трупами всех своих врагов.

Время покажет. Нужны первоисточники, архивы, документы и т.п. Читаем Понасенкова:

Кутузов умудрился, обороняясь, потерять больше Наполеона

– Почему вы подвергли сомнению такую вроде бы безусловную вещь, как поражение Наполеона?

– С военной точки зрения в 1812 году победили французы – ибо нанесли русским поражение во всех главных битвах (Смоленск, Бородино, Малоярославец), с точки зрения политической и экономической выгоды победила Англия. Для России это катастрофическое поражение по всем статьям: в зоне военных действий помещики лишились усадеб, крестьяне – домов.

Тактика бездарного русского командования была такова: если сражаться не умеем, всё уничтожим! Торговля остановилась, что означало крах купечества.

Выиграли от войны, возможно, только православные священники: они вдруг вошли в моду… А непосредственно на территории, занятой наполеоновской армией, большинство священников присягнули Наполеону.

Ровно так же они себя вели во время ордынского ига (молились за хана 300лет)…

– Каковы тогда были цели Наполеона в кампании 1812 года, зачем он вообще сюда полез? Имелось ли в виду покорение России?

– К 1812 году сам АлександрI уже поработал агрессором дважды. в 1805 году, когда он пошел на Францию и русских солдат погнал через всю Европу, после чего Наполеон их погнал обратно и уничтожил под Аустерлицем. И в 1807 году, когда Александр вновь повел свою армию во Францию, но его развернули под Фридландом.

В сделанных за колоссальные деньги из вашего кармана агитках на телеканалах не сообщают, что «народное ополчение» царь созвал не в 1812 году, а еще в 1806-м, чтобы идти на Францию! И тогда православный царь обманул дворян: после войны в 1807 году им их рабов не вернули, а заковали в рекруты на 25 лет! Дальше Александр приказывает Синоду отлучить католика Наполеона от православной церкви, что тот немедленно исполняет, объявляя Наполеона «жидовским лжемессией». Наполеону же был нужен только мир с Россией: между двумя странами не было геополитических противоречий.

Обратите внимание

Юбилействующие потомки ведь не знают, что Англия платила Александру по 1250 фунтов стерлингов за каждую сотню русского «пушечного мяса», а это для феодальной монархии, которая не умеет зарабатывать, было выгодно.

Из зависти к Наполеону Александр сделал из своего народа биологический сырьевой придаток, торгуя солдатами!
Напомню: ради мира Наполеон не преследовал разбитые остатки русской армии ни после Аустерлица, ни после Фридланда.

Если бы он хотел идти на Москву – у него был идеальный шанс в 1807-м: он стоял на Немане, куда его привел Александр, а русская армия была небоеспособна! Но Наполеон предлагает заключить союз.

Он не только не наложил на царя-агрессора контрибуцию, но и подарил Белостокскую область, закрыл глаза на захват Финляндии, Молдавии и Валахии.

За эти подарки Александр даже наградил «антихриста» орденом Святого Андрея Первозванного, снял анафему и расцеловал на плоту в Тильзите. Наполеон был счастлив и написал в Париж, что теперь можно будет расслабиться.

Но не тут-то было: Александр в тот же день с шизоидной энергией начинает сколачивать новую армию. Он увеличивает расходы на оборону с 63,4 до 118,5 млн рублей! В стране начинается финансовый кризис.

Кстати, фактически Россия продолжала торговать с Британией: просто товары провозились под флагами нейтральных государств. Наполеон это знал, жаловался в переписке, но ничего не мог поделать.

Чтобы получить деньги на новую агрессию, Александр в 1810-м продает в крепостное рабство 10.000 государственных крестьян. В итоге уже в 1810-м, когда Наполеон еще мечтал о союзе, Александр выставил на границе три армии! А 27 и 29 октября 1811 г.

Важно

подписал «повеления» о начале глубокого наступления в Европе! Только трусость прусского короля, который не хотел еще раз пускаться в авантюру войны с Наполеоном, остановила царя.

В 1812-м, испробовав все средства сохранить мир, Наполеон был вынужден начать кампанию – глубокое вторжение на осень не откладывают. Ему нужен был лишь приграничный бой, чтобы Александр следовал своей же подписи под Тильзитским трактатом.

Но православный царь отважно отбывает из армии в Петербург и издалека наблюдает, как русская армия храбро отступает. Вдумайтесь: 24 июня – переход Немана, а 14 сентября – вступление Наполеона в Москву.

Между ними – более 900 км, значит, русская пехота и артиллерия умудрились «маневрировать» со скоростью в среднем 11 км в сутки (это по лесам и болотам!).

– И в талантах Кутузова вы тоже сомневаетесь?

– Помещики теряли имения, и начался ропот. Александр, чтобы они не ругали «немца» Барклая и реально виноватого во всем царя, устроил назначение классово им родного владельца 5567 крепостных Кутузова.

О его талантах: он был хорошим офицером под началом Суворова, затем носил кофе в постель молодому любовнику Екатерины Платону Зубову (за что и получил директорство Шляхетского корпуса и командование в Финляндии), а вот в роли командующего все его достижения сводятся к поражению в обоих генеральных сражениях: под Аустерлицем и под Бородино. Причем под Бородино у Кутузова был численный перевес (155тыс. войск и 624 орудия против 135тыс. и 587 орудий у Наполеона), он находился в укрепленной позиции – и все равно умудрился потерять, обороняясь, больше, чем наступающий неприятель (50 тыс. против 35 тыс. с французской стороны), отступить и сдать Москву!

В городе оставил более 20 тыс. русских раненых, которые заживо сгорели в пожаре, устроенном лубочным «патриотом» генерал-губернатором Ростопчиным.

– Почему, по-вашему, Наполеон ушел из Москвы?

– Наполеон 36 дней живет в Москве – и его никто (!) не тревожит; он бы так жил до горбачевской оттепели, но есть было нечего (как и русской армии, кстати), и он ушел. По ходу дела нанес поражение Кутузову еще и под Малоярославцем.

За все время отхода Наполеона Кутузов ни разу не вступил с ним в бой основными силами. У нас любят говорить о потерях в армии Наполеона, но забывают, что из Тарутино Кутузов вывел 130 тыс., а в Вильно привел 27 тыс.

– это при 90% небоевых потерь! Мороз и голод ведь никого не различают!

– Действительно ли русские массово переходили на сторону захватчика и присягали ему?

– Мне удалось выяснить, что крестьяне Волоколамского, Серпуховского, Коломенского, Покровского уездов Московской губернии заявили, что «Бонапарт – в Москве, стало быть, он наш государь».

У них не было не то что понятия родины (они с географией незнакомы), но и понятия «малая родина» – их ведь часто продавали без земли и отдельно от семьи! Потому никто и не встал «на защиту царя и Отечества». Вдумайтесь: на исконно русскую территорию вступили всего 160.

Совет

000французов – два раза по митингу на Болотной площади! Где же «дубина народной войны»?

Байку про «отечественную войну» придумал Николай Палкин к 25-летнему юбилею: реформы буксовали, и ему была необходима патриотическая атака на население.

Мне самому стоило многих лет труда осознать, что в 1812 году параллельно с локальной кампанией Наполеона (узкая полоска вдоль Смоленского тракта) в стране развернулась настоящая крестьянская война, которая охватила 32 губернии! А теперь мы празднуем всё это, тратя 2,4 миллиарда рублей из кармана потомков тех, кого власть, простите, поимела.

«Война и мир» – не история, а беллетристика

– Как быть с Толстым? Была ли действительно «наложена рука сильнейшего духом противника», независимо от результата конкретного сражения?

– Давайте не смешивать синее с квадратным: если вы хотите поразмышлять о философии Толстого, я предложу обсудить Мопассана и Моэма. Наука история – отдельно, беллетристика – отдельно.

– Что «вам было» за вашу монографию?

– Здесь парадокс: я начал публиковать свои исследования, будучи еще студентом истфака МГУ, и ко мне стали подходить педагоги: «Ты все правильно выяснил, но зачем всех подставлять такими публикациями, пиши в стол!» Несколько позднее я обнаружил неожиданную поддержку от тогдашнего директора Института российской истории РАН Андрея Николаевича Сахарова. Он даже в телеинтервью заявил, что в моей монографии «все правильно». И сегодня многие ученые признают мои выводы.

Как потрясающе сказал Розанов: «Россия слиняла в два дня. Самое большее – в три».

Вот такая она, «первая отечественная»… да и вторая.., сценарий до боли, до нашей боли, боли и крови народной, похожий…

Историк говорит – посмотрите, чьи портреты в ХСС!!!!!

Храм для «увековечивания» тоже строился, далеко не сразу после изгнания Наполеона… надо было время, время, чтобы забыть тот позор неприятеля в столице, а потом да, для поддержания устоев можно и «увековечить», прямо таки вакханалию победобесия учинить…

Ничего не напоминает!?

Так как же, после второй, «отечественной», тоже 15 годков молчали, побед не праздновали, глаза прятали, ждали пока настоящие ветераны и увечные сгниют на соловках, а уж затем устроили, когда настоящие победители и настоящая память-то ушла.., устроили победобесие, типа – ничто не забыто, никто не забыт… себя, трофейных шакалов, пересидевших за спинами тех, кто отдал жизнь и загнулся от увечий не забыли, уж точно… Срамота… всей российской лживой истории и позорной московской власти.

Источники: В войне 1812 года власть поимела россиян! («Собеседник №34»), «Розанов: «Россия слиняла в два дня. Самое большее – в три»

Источник: https://zrada.org/history/2-naukovij-pidhid/1237-vojna-1812-goda-istoriki-ponasenkov-ob-itogah-otechestvennoj-vojny-1812.html

Историография и источники

Историография и источники

Историография Отечественной войны 1812 года обширна по подсчетам И. П. Липранди и Н. Ф. Дубровина, к концу прошлого века было написано почти 1800 работ. В первое десятилетиее XX века в связи со столетием войны, которое широко отмечалось в России, вышло еще около 600 работ. Историография Отечественной войны 1812 года значительно пополнилась в связи с празднованиями 150- и 175-летия.

Историографический анализ вышедшей до 1962 г. Литературы о войне 1812 года был дан Л. Г. Бескровным [I, с. 7-114], рассмотревшим труды не только дореволюционных и советских историков, но и труды французских, английских, немецких и американских историков. Отсылая читателя к исследованию Бескровного Л. Г.

, мы только кратко остановимся на тех работах, которые непосредственно посвящены Смоленску и Смоленскому краю. Борьба за Смоленск нашла освещение почти во всех работах, как дореволюционных, так и советских историков.

Одним из первых отразил настроение населения Смоленска и Смоленской губернии в своих «Письмах русского офицера» поэт и публицист, будущий декабрист Ф. П. Глинка [2].

С приближением войск Наполеона к Смоленску он писал, что «никто не хочет достаться в руки неприятеля. Кажется, в России, равно как и в Испании, будет он покорять только земли, а не людей». Смоляне готовы были сражаться рука об руку с армией, уходить в леса, устраивать на дорогах завалы, засеки и преграждать путь неприятелю.

В разгар боев на Смоленщине Глинка отмечал, что «война народная час от часу является в новом блеске. Кажется, что сгорающие села возжигают огонь мщения в жителях. Тысячи поселян, укрываясь в лесах и, превратив серп в косу в оборонительные оружия, без искусства, одним мужеством отражают злодеев. Даже женщины сражаются» [2, с. 11, 22].

Читайте также:  Образование ссср. план построения социализма.

Эту же мысль о патриотизме смолян, о народном характере войны высказал в своих «Записках» начальник штаба 1 Западной армии генерал Л. П. Ермолов. Он отметил, что смоляне предлагали «содействовать армии, не жалея собственности, не щадя самой жизни» [3].

Смоленскому сражению посвящена работа В. М. Вороновского, потомственного дворянина, гласного Краснинского уездного земства [4].

Обратите внимание

Автором собран большой и интересный фактический материал, но рассмотрел он его со своих классовых позиций. Вороновский считал, что главным героем воины являлось дворянство, которое ярко выражало народные чувства и помыслы, и в «его лице на арену общественной деятельности выступил самоотверженный патриот-гражданин». В стране на время была забыта сословная рознь.

Подобной точки зрения придерживались и другие смоленские авторы. К их числу следует отнести В. И. Грачева [5] и В. Федорова [6], считавших, что в период войны 1812 г. Был полный «классовый мир» в русской деревне между помещиками и крестьянами.

Па самом деле в Смоленской губернии между дворянами и крестьянами зачастую отсутствовало единство и возникали конфликты, переходящие в народные восстания. Волнения произошли во владениях князя Голицына – в Дорогобужском, Вяземском, Сычевском и Поречском уездах. Крестьяне отказывались выполнять повинности и «покушались сделать бунт».

В имениях Вяземского, Дорогобужского и Сычевского уездов «помещичьи крестьяне делили между собой господское имение, даже дома разрывали и жгли» [7]. Крестьяне вотчины Барышникова после бегства господина в Нижний Новгород объявили себя свободными, прекратили выполнение повинностей [8, с. 115; 9. с. 13]. Подобные факты были и по другим уездам.

Все это не подтверждает приведенной выше точки зрения смоленских историков. Конечно, среди дворян были организаторы сопротивления врагу. Тверской губернатор Л. С.

Колоградов собрал в Ржеве смоленских дворян, сбежавших из своих имений, и призвал их проникнуться патриотическими чувствами, возвратиться домой и помочь своим людям: «Сегодня я посылаю в Смоленские уезды чиновника, он сформирует из крестьян отряды, а вы возьмете над ними командование».

Часть смоленских дворян возвратилась и приняла участие в партизанском движении, которому посвящен ряд исторических работ. Одним из первых исследований была работа А. Слезскинского о действиях смоленских партизан в 1812 году [10. с. 656-663]. Автор этой работы отметил, что большинство смоленских дворян и после собрания в Ржеве не возвратилось в «пределы Смоленской губернии» [10, с. 663].

Многие дворяне пытались помешать крестьянам вступать в партизанские отряды, опасаясь того, что крестьяне могут повернуть оружие против них. Как свидетельствует Ф. Н. Глинка, управляющий одного имения в Гжатском уезде, где широко развернулось партизанское движение, приказал отобрать у крестьян всякое оружие [2, с. 661].

Важно

Подобной тактики придерживались и многие офицеры, которые пытались помешать крестьянам создавать отряды самообороны [10, с. 661]. Но это в большинстве случаев им не удавалось, что хорошо подметил декабрист И. Д.

Якушкин, который писал, что «распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгшихся в Россию галлов и с ними двунадесять языцы если бы народ по-прежнему остался в оцепенении. Не по распоряжению начальства жители при приближении французов удалялись в леса и болота, оставляя свои жилища на сожжение» [11]. Главной силой сопротивления врагу были крестьяне. Это касается и тех случаев, когда во главе партизанских отрядов, сформированных из крепостных и дворовых, стояли дворяне [12, с. 173]. Изучению народной войны на Смоленщине посвятил свою монографию П. Г, Андреев. Он показал развитие народного движения и его роль на первом этапе войны [13]. Кратко освещен вопрос о формировании народного ополчения, но не показаны его боевые действия в борьбе за Смоленск и Смоленские земли. Перу этого автора принадлежит и вторая его работа, посвященная Отечественной войне 1812 года [14]. В этой работе довольно обстоятельно рассмотрен ход военных действий на подступах к Смоленску, борьба за Смоленск, причины отступления русской армии и подготовка к генеральному Бородинскому сражению.

Ценную работу об организации ополчения написал П. Г. Рыдзюнскнй [15]. Он показал усилившийся кризис рекрутчины и необходимость создания народного ополчения. Однако, в этой работе вызывает возражение мысль автора, что создание ополчений «не было внезапной чрезвычайной мерой правительства и что организация их была заранее продумана». В работе П. А.

Жилина «Контрнаступление русской армии в 1812 году» [16] показана роль ополчения в боевых действиях на различных этапах войны. Представляется спорным вопрос о численном составе I-II и 111 округов ополчения. По данным П. А. Жилина, их числилось 5* 67 192976 человек, а на самом деле их было 233919 человек [16, с. 239-240].

Значительный интерес представляет работа Л. Н. Бычкова, посвященная крестьянскому партизанскому движению 1812 года [17].

Автору удалось показать классовую основу общественных настроений различных слоев общества, опасение правительства Александра I и дворянства, что развитие широкого народного движения, обострение классовой борьбы крестьян и рост партизанского патриотического движения могут перерасти в крестьянские восстания против своих угнетателей. К работе Бычкова примыкает статья В.

И. Бабкина, опубликованная в журнале «История СССР» [8, с. 111 -121]. Она посвящена специфике классовой борьбы в период Отечественной войны 1812 года. Бабкин подвергает справедливой критике одну из работ Бычкова, считавшего, что «во время занятия Москвы Наполеоном в губерниях, оккупированных наполеоновской армией, не наблюдалось обострение классовой борьбы» [18].

Следует признать правильным вывод Г. Т. Рябкова о том, что в 1812 г. «Высший патриотизм крестьян не заглушал, а обострил классовую борьбу» [9, с. 29]. Ослабление административной и вотчинной власти «в ходе войны создало благоприятные условия для крестьянских волнений в активной форме» [8, с. 113].

Совет

Партизанскому движению в Отечественной войне 1812 года посвятил свою статью Л. Г. Бескровный, который подверг анализу борьбу партизан Сычевского уезда с наполеоновскими войсками [19, с. 123]. Отечественной войне 1812 года посвящены обобщающие монографии Л. Г. Бескровного [1], П. А. Жилина [20], Е. В. Тарле [21], коллективный сборник АН СССР и АН ГДР «Бессмертная эпопея.

К 175-летию Отечественной войны 1812 г. И Освободительной войны 1813 г. В Германии» [22] и другие. В этих монографиях всесторонне выясняется роль народных масс, армии, ополчения, передового русского военного искусства в победе над Наполеоном. Смоленское сражение и весь путь русской армии от Смоленска до Бородина также нашел подробное освещение.

Хорошо показано контрнаступление русских войск, действия ополчения, партизан, битва под Вязьмой, сражение под Красным и разгром Наполеоновской армии на Березине.

Однако не все выводы можно принять безоговорочно. В работе академика Е. В. Тарле допущены серьезные ошибки в оценке состояния французской армии. По его мнению, французская армия терпела поражение из-за холода и голода.

Такая оценка была отвергнута советской исторической наукой как антинаучная [23]. Работа Е. В. Тарле была уже подвергнута критике в нашей исторической литературе [24]. Неправильно дана оценка полководческого искусства Кутузова – в нем «было много лукавства и умения играть людьми». Глубоко ошибочным было утверждение Тарле, что Кутузов не хотел полной победы над Наполеоном.

«Кутузов, — пишет Тарле, — не хотел нагнать Наполеона в Вязьме и медлил в селе Полотняные заводы. Кутузов не хотел догнать Наполеона, и ничего с ним нельзя было поделать» [21, с. 318-319], Тарле создал крайне противоречивый образ Кутузова. Его оценка «деятельности Кутузова и Отечественной воине 1812 г, явно не соответствует действительности» [16, с. 41].

Смоленское сражение 1812 г. Привлекло внимание В. И. Вяликова, успешно защитившего кандидатскую диссертацию на тему «Первая Смоленская операция русских войск в 1812 г.» [25]. В диссертации освещены вопросы, связанные с проведением Смоленской операции с 22 июля по 5 августа, показано ее значение в истории Отечественной войны 1812 г.

Привлекло внимание историков и участие ополченцев в сражениях с. Армией Наполеона. В Смоленской губернии было создано ополчение в Смоленске и Дорогобуже общей численностью 13800 человек. Формировалось ополчение дворянами из числа своих крепостных крестьян, и делилось оно не на полки, а на уездные пятисотенные, сотенные и полусотенные отряды.

Около 5 тысяч человек были вооружены огнестрельным оружием, а остальные – самодельными пиками и топорами [26, с. 60, 92-93].

Обратите внимание

Смоленские и Дорогобужские ополченцы участвовали в Смоленском сражении 4-5 августа, в обороне Дорогобужа, в Бородинской битве, в Тарутинском сражении, в нападении на отдельные отряды неприятеля, в строительстве укреплений, мостов, переправ, несли разведывательную службу и выполняли роль санитаров. Они проявляли глубокие чувства патриотизма в борьбе за национальную независимость.

«В селах и деревнях, — писал С. Глинка, — отцы, матери и жены благословляли сынов и мужей своих на оборону земли Русской. Поступавших в ополчение называли «жерт пенниками», т. Е. ратниками, пожертвованными отечеству не обыкновенным набором, вовлечением душевным… ласка и привет душевный везде встречал их. И давно свыклись они е ружьями и построениями военными» [27, с. 44-45].

Среди обилия публикаций об Отечественной войне 1812 г. Огромную роль играла периодическая печать. Во многих журналах, сборниках, газетах публиковались статьи, документы, воспоминания о войне. Среди них и «Смоленская старина», в которой опубликована интересная работа Н. Редкова [28].

Систематизация и сравнительно полная публикация документов были предприняты к 100-летию Отечественной войны. В '1900-1917 гг. было издано 24 тома документов и материалов под общим названием «Отечественная война 1812 года». Сюда вошли и материалы по истории Смоленской земли. В общей сложности об Отечественной войне 1812 года было издано около 70 томов документов и материалов.

Важным источником изучения Отечественной войны 1812 г. Послужили произведения мемуарного характера, дневники и воспоминания, писавшиеся в ходе войны или вскоре после ее окончания. Среди них «Письма русского офицера» Ф. Н. Глинки [27], «Военные записки» и «Дневник партизанских действий 1812 года» Д. В. Давыдова [29], «Записки Алексея Петровича Ермолова» и другие.

Денис Давыдов в своих «Записках» отразил сложную обстановку отступления русских армий и их объединение под Смоленском. Он поддерживал идею Багратиона о подготовке генерального сражения против войск Наполеона и недопущении его дальнейшего вторжения в глубь России.

Являясь инициатором организации партизанских отрядов, он получил одобрение Багратиона, а затем и Кутузова за расширение базы их действий. Отряд Дениса Давыдова наносил ощутимые удары по врагу между Вязьмой и Можайском. В своих «Записках» Д. Давыдов резко полемизирует с Наполеоном и его маршалами, которые стремились принизить подвиг русского и других народов в Отечественной войне 1812 года и объяснить свое поражение сильными морозами и «невоенным» ведением войны. Таким образом они пытались скрыть свою ненависть к действиям партизанских отрядов. «Военные записки» Д. Давыдова дают возможность создать конкретное представление о развитии партизанского движения, о широком участии крестьян в общей борьбе против неприятеля.

Далее…

Источник: http://iateasu.narod.ru/smolensk/1_7_1.html

Экономическая историография войны 1812 года

В то время как общая направленность большинства эрудиций, связанных с 32-месячной войны 1812 года концентрируется на политической и военной истории войны, также необходимо изучить, как ученые и историки создали свои экономические условия.

 В частности, одна из основных дискуссий связана с экономическими причинами или факторами этого конфликта наряду с его экономическими последствиями.

 Экономическая историография войны 1812 года получила относительно меньшее внимание после самой войны и на протяжении девятнадцатого века, поскольку историки сосредоточились главным образом на ее морских аспектах.

Важно

 Однако современные историки начала двадцатого века начали расширять контексты войны, ссылаясь на экономическую повестку дня Америки — американский экспансионизм и стремление покорить канадские земли — как одну, если не главные причины войны [1]. 

Во время и после Второй Мировой Войны в эпоху войн вьетнамской войны основное внимание снова переключилось на этот раз, признав, что экономические причины были прекурсорами, но не были полностью центральными в начале войны.

 Однако в любой период историки проводили незначительные исследования экономических потерь и проблем во время и после войны 1812 года, особенно в отношении Соединенных Штатов.

Читайте также:  Москва - третий рим

 Тем не менее историография по сравнению с экономическими причинами одной из «забытых» войн Америки может быть резко охарактеризована тем, что она меняет фокус и меняет научный консенсус на протяжении многих лет.

Рисунок 1. Битва за Новый Орлеан, последний крупный бой войны 1812 года

До начала Второй мировой войны в 1939 году послевоенные писания об экономических причинах (и их отсутствии) войны 1812 года можно разделить на две фазы. Первая фаза охватывает исторические дискуссии после окончания войны в 1815 году и на протяжении девятнадцатого века.

 В этот период историки, такие как Генри Адамс, отметили, что основные причины войны были сосредоточены на морских проблемах.

  Адамс использовал традиционные и распространенные толкования, чтобы учесть, что некоторые морские споры, например, когда британский военный корабль начал атаку на военный фрегат США в 1807 году, были прямыми предвестниками войны [4].

Следует, однако, отметить, что, хотя Адамс предложил сильный тезис для морских проблем, этот историк признал второстепенную роль экономических факторов.

Совет

 Согласно Уоррену Гудману, например, «Генри Адамс, похоже, первым признал, что интерпретация причин войны 1812 года почти исключительно на основе морских дел была упрощением и, следовательно, искажением».

 И опять же, экономические причины войны 1812 года оставались далекими от научного внимания историков девятнадцатого века. [6]. 

Хотя некоторые авторы этого периода обсуждали несколько экономических условий войны, большинство этих работ были посвящены оценке экономических последствий войны. В 1895 году Генри Салант в своей работе под названием «Экономические отходы войны» обсудил негативные последствия мандата Эмбарго 1807 года на занятость и морскую торговлю.

 Салант пишет, что в США статистические данные показывают, что около 100 000 мужчин потеряли работу из-за торговых ограничений.  Во время и после войны сухопутные и морские сражения также приводили к бюджетному дефициту и увеличению государственных долгов из-за массовых военных расходов на войну.

 Однако причинно-следственные связи американского эмбарго и начала войны 1812 года не были подробно изучены.

Второй этап послевоенной войны — в первые десятилетия двадцатого века, когда историки стали рассматривать экономические факторы как основные причины войны. В 1911 году Говард Т. Льюис предположил, что война была осуществлена, когда Запад начал требовать запасы сельскохозяйственных земель Канады.

 Льюис утверждал, что морская теория неспособна адекватно объяснить стремление западной территории (США) с точки зрения продолжения войны.

 Как отмечает Гудман, Льюис «Искал причину воинственного отношения к этому разделу»  и пришел к выводу, что «ключ к ситуации должен быть найден в« императивном требовании большей территории, в которую западный иммигрант мог бы пойти и все еще находиться под юрисдикцией США » [2]. 

Обратите внимание

Научная поддержка и утверждение тезисов Льюиса произошли более десятилетия спустя, когда Джулиус У.

Пратт выдвинул теорию американского экспансионизма в 1925 году, прежде всего с точки зрения владения доменом в Канаде .

 В своих работах Пратт согласился с тем, что США проявили интерес к канадским землям и что война с Великобританией была единственным средством для осуществления своего плана по расширению [3]. 

Помимо Льюиса и Пратта, Джордж Роджерс Тейлор также выдвинул неморские аргументы в качестве основной причины войны.

 Сосредоточив свое внимание на событиях и настроениях, которые имели место в долине Миссисипи до войны, историк согласился с тем, что экономические проблемы унесли свои силы на Западе, что вынудило правительство предпринять агрессивные действия.

 В одном из своих сочинений Тейлор пишет, что культура сельского хозяйства на Западе страдала от «тяжелой экономической депрессии в годы незадолго до войны, и эта депрессия была важным фактором в определении поддержки, которую граница дала сначала эмбарго и Действия без полового акта и, наконец, война ».

Позиция Тейлора усиливает тот факт, что с начала 1900-х годов до 1930-х годов исторические труды о войне 1812 года сфокусировались на экономических причинах, чем факторы, связанные с военными, политическими или националистическими факторами. Отчасти этот сдвиг можно отнести к чувствам и ассоциациям Великой депрессии, широкомасштабному экономическому спаду, который затронул многие нации, в том числе США.

Во время Второй мировой войны историки не вернулись к аргументам о начале войны в девятнадцатом веке и не сосредоточились главным образом на экономических причинах. Вместо этого этот период показал тщательную оценку и анализ на основаниях, которые спровоцировали войну 1812 года.

Важно

Гудман оценил и синтезировал, что экономические факторы также имеют решающее значение для развития и стимулирования войны. Однако Гудман не оценил причины, основанные на важности или весе каждого.

 Скорее, историк предположил, что расходящиеся причины могут быть соответствующим образом объединены в список [5].  В 1941 году Герберт Хитон провел целенаправленное исследование Закона о невозвращении, который был после эмбарго, в числе прямых причин войны. Однако Хитон не выделил эту причину.

 Вместо этого он подчеркнул, что это законодательное запрещение торговли и запрет пересекаются с политическими и морскими причинами.

Более того, другие ученые и историки также признали, что экономические интересы США в области сельского хозяйства были очевидны с самого начала и что Запад готов жертвовать политическими отношениями для территориальных завоеваний. Одним из авторов периода Второй мировой войны, который поддержал это понимание, был Франк Л. Оусли.

 По словам Оусли, «концепция доктринерства правительства и общества была жестокой для Новой Англии» и что «период с 1801 года до конца войны 1812 года был наполнен законами, постановлениями и исполнительными актами, которые, казалось, угрожали экономическое и социальное существование этого раздела». Между тем экономический историк Уильям Л.

Торп дал еще один анализ, указав, что прямые отношения Закона о эмбарго, произошедшая война 1812 года от упомянутого законодательного провала и серьезные экономические удары после эта война была исключением из обычных исторических образцов войны.

 Во всяком случае, эти историки согласны с тем, что война 1812 года была сочетанием экономических и неэкономических причин.

Хотя писания по истории войны 1812 года существовали даже после окончания Второй мировой войны в 1945 году, значительный интерес ученых к этой исторической теме вновь появился только спустя десятилетие, особенно в эпоху войн вьетнамской войны.

Совет

 В всеобъемлющей книге«Причины войны 1812 года» (1962) Реджинальд Хорсман утверждает, что, хотя экономическая политика Америки подпитывала войну, основное происхождение конфликта началось с нескольких британских политик (включая экономическую политику), что угрожало интересам США.

Одним из них является неспособность Британии поддерживать англо-французский мир [6]. 

Синтез Виктора Сапио о позиции Пратта и Тейлора об экономических причинах войны 1812 года также наполняет экономическую историографию этого исторического события.

 В своей работе 1968 года, сосредоточенной на Пенсильвании, Сапио подчеркивает, что политическое давление, смешанное с широкомасштабной экономической депрессией, поддержало план американского правительства по продвижению войны против Великобритании.

 Эти анализы продолжили предложения историков времен Второй мировой войны, тезисы которых объединили экономические и неэкономические факторы, связанные с происхождением войны.

Основываясь на обсуждениях, экономическая историография войны 1812 года смещается с ранних послевоенных десятилетий вплоть до эпохи войн вьетнамской войны.

 В течение девятнадцатого века в письменной истории основное внимание уделялось непосредственным морским или политическим факторам, которые привели к войне, и даже политическому климату и отношениям до и во время войны.

 Перспективы этой войны начали меняться в 1900-х годах, когда ученые и историки рассматривали вопрос об экономических причинах войны с данными дискуссиями об экономических последствиях.

Обратите внимание

 Этот сдвиг историографии был не только продуктом времени как такового ; это могло быть следствием экономической депрессии, которая достигла пика в 30-х годах, а также междувоенного климата с начала 1940-х до 1970-х годов. Это последнее требование подлежит отдельному анализу.

Список литературы:

Источник: https://sibac.info/studconf/science/xlv/108995

Историография Отечественной войны 1812 г

Отечественная война 1812 года изучается в исторической науке очень давно. На эту тему выпущено более 10 тыс. книг и статей. История Отечественной войны 1812 г. по-прежнему привлекает устойчивый интерес исследователей.

Дворянские историки войны 1812 г. стояли на субъективно-идеалистических позициях. Дворянская концепция войны рассматривала ее как войну великих полководцев Александра I и Наполеона.

Они пытались в своих работах доказать решающую роль в победе над Наполеоном Александра Благословенного, а также «единение сословий вокруг престола». Таковы были работы генералов Д. П. Бутурлина, А. И.

Михайловского-Данилевского (адъютанта Кутузова), М. И. Богдановича.

•I Декабристы, бывшие непосредственными участниками Отечественной войны 1812 г., считали ее войной не генералов, а «народной». Революционеры-демократы указывали на народный характер войны, а также на ее влияние на развитие либерализма в России. В. Г. Белинский оценивал ее как войну отечественную, освободительную.

Именно поэтому война породила столь мощный патриотический подъем, явившийся источником победы, и имела важные исторические последствия (зарождение корней декабризма). А. И. Герцен видит причину войны в завоевательной политике Наполеона, стремившегося к мировому господству. Герцен считает войну 1812 г.

для русского народа справедливой войной за сохранение национальной независимости, в которой ярко проявилась активная, творческая роль народных масс в истории, их героизм.

Отечественные буржуазно-либеральные исследователи (А. Н. Попов, Военский, В. И. Харкевич, А. А. Корнилов) делали упор на экономический фактор, сопоставление экономик двух противников.

После 1917 г. М. Н.

Покровский и его последователи начали в самых решительных выражениях отрицать народный характер войны с Наполеоном, утверждая, что эта война велась Россией исключительно в интересах дворянской верхушки. М. Н.

Покровский всю ответственность за начало войны возлагал на Россию, а для Наполеона война была лишь необходимой обороной. Одновременно было официально отвергнуто определение войны 1812 г. как Отечественной.

Важно

Лишь незадолго до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз академик Е. В. Тарле вернул этот термин. В духе новых установок в советской историографии стала активно утверждаться точка зрения, согласно которой война 1812 г. была актом агрессии Франции против миролюбивой России. Капитальный труд Е. В.

Тарле «Нашествие Наполеона на Россию», опубликованный в 1937 г., на долгие годы стал вершиной советской историографии войны 1812 г. Он утверждал, что война 1812 г.

являлась «откровенно империалистической войной, продиктованной интересами захватнической политики Наполеона и крупной французской буржуазии», а «для России борьба против этого нападения была единственным средством сохранить свою экономическую и политическую самостоятельность».

Эти идеи были восприняты другими историками и перешли в учебники и монографии. Однако в дальнейшем отечественные историки нашли недостатки в работах Е. В. Тарле и подвергли его критике за переоценку роли в победе природно-климатических факторов и умаление классовой борьбы.

Великая Отечественная война оказала серьезное влияние на развитие историографии данной проблемы. Со всей полнотой оно проявилось в литературе первого послевоенного десятилетия и в конечном итоге привело к существенной корректировке концепции Отечественной войны 1812г.

В итоге 40—50-е годы XX века характеризовались очевидным упадком в освещении этого события. В 1946 г. Сталин заявил, что «наш гениальный полководец Кутузов… загубил Наполеона и его армию при помощи хорошо подготовленного контрнаступления», и с этого момента все внимание советских историков сосредоточилось исключительно на личности М. И.

Кутузова. Сталин выделил положения о том, что основу полководческого искусства М. И, Кутузова составляли действия на коммуникациях противника, а основной формой ведения боевых действий стало преследование.

Мысль о превосходстве кутузовской стратегии затяжных военных действий над наполеоновской стратегией поражения противника в одном генеральном сражении в дальнейшем была развита П. А. Жилиным и Л. Г. Бескровным. Главенствующее положение во вновь скорректированной концепции событий 1812 г. стало отводиться роли в них Кутузова.

Совет

Полководческое искусство Кутузова признавалось основным фактором в достижении победы над вторгшимся в пределы страны неприятелем. При этом контрнаступление было определено как основная форма военных действий, обеспечившая успех русской армии. В общественное сознание настойчиво внедрялось представление об Отечественной войне 1812 г.

как о цепи блестящих побед русской армии, когда русское командование якобы не совершало ошибок. Субъективизм в тот период выражался в фальсификации имевшихся архивных данных о соотношении сил перед войной и потерях сторон в ряде сражений, включая Бородинское.

Первые шаги к разрушению многочисленных стереотипов были предприняты лишь в годы перестройки — публикациями тех лет, в первую очередь книгами и рецензиями профессора Н. А. Троицкого. Н. Троицкий обращает внимание на то, что практически все цифровые данные о соотношении сил и потерях сторон в 1812 г.

Читайте также:  Традиционная культура московского государства

, вопреки истине, подсчитывались в нашу пользу. Очевидные успехи и победы французского оружия игнорировались. Н. Троицкий отвергает бытующую версию о внезапности нападения Наполеона. Война 1812 г., как подчеркивает историк, явилась 60 продуктом противоречий между буржуазной Францией и феодальной Россией. Н.

Троицкий предлагает расстаться и с еще одним мифом — о Кутузове. Исследователь указывает на роль Барклая-де-Толли, который умелым отступлением спас русскую армию от неминуемого разгрома в первые месяцы войны и уже тогда начал планировать и готовить контрнаступление, впоследствии осуществленное Кутузовым. Нельзя сказать, что эти факты до Н.

Троицкого совершенно не были известны — просто их игнорировали в угоду привычным.

В постсоветские годы влияние идеологии на отечественную историографию войны 1812 г. впервые свелось к минимуму, благодаря чему открылись широкие возможности для научного осмысления этой темы. В 1990-е гг.

фактически впервые началось сотрудничество отечественных и западных специалистов по истории войны 1812 г. Современные исследователи событий Владимир Земцов и Олег Соколов изучают мотивацию к победе наполеоновских и русских солдат.

Значительное внимание уделяется дипломатической истории эпохи 1812 г. Историки отошли от идеологически окрашенной трактовки истории дипломатии с позиций «агрессивная» — «миролюбивая».

В отечественной историографии возобладала теория национально-государственных интересов в международных отношениях, которая исходит из того, что международная политика, «как и любая политика, есть борьба за власть» (М. И. Мельтюхов и др.).

Обратите внимание

Главным объектом исследований остаются различные аспекты военной истории. Были пересмотрены и скорректированы версии о роли Смоленской операции, боевых действиях в окрестностях Москвы осенью 1812 г., сражении у Тарутино и др.

Историки стали заострять внимание на ошибках, допущенных русским командованием, признавать высокую боевую эффективность армии Наполеона. Относительно итогов Бородинской битвы историки по-прежнему ведут активные споры. Наиболее основательно из военных тем 1812 г.

рассмотрена история народной войны и партизанского движения 1812 г.

Наиболее новаторской среди всех постсоветских исследований русской армии 1812 г. стала монография В. М. Безотосного, посвященная атаману М. И. Платову и донскому генералитету в 1812 г. Автор по-новому осветил проблему участия казаков в войне 1812 г.

(указал на конфликты казачьих генералов и представителей командования русской регулярной армии, описал поведение казаков во время войны и т.д.). По-новому позволяют взглянуть на военно-политические аспекты истории 1812 г. работы В. М.

Безотосного, посвященные разведке и планам России и Франции в 1810—1812 гг.

Говоря о военных итогах кампании, постсоветские историки показывают преобладающую роль не боевых факторов в гибели наполеоновской армии в России (изнурение, голод, болезни, холода), что совершенно отрицалось советской историографией 1940—1980-х гт.

Сильно скорректированы данные о численности враждующих армий (по уточненным данным, в Русской кампании с французской стороны участвовало около 560 тыс. человек, а не 600—650 тыс. как считалось ранее, с русской — около 480 тыс.

человек, реально участвовавших в боях).

Современные российские историки (А. И. Сапожников, М. А. Давыдов) обращаются к истории российского общества военного времени. Фактически впервые историки стали показывают людей эпохи 1812 г.

живыми людьми, со своими достоинствами и недостатками, а также свойственной всем людям противоречивостью. Специалисты подчёркивают огромную роль, которую играла Русская Православная церковь в 1812 г.

, фактически она являлась главной и единственной силой, цементировавшей тогдашнее российское общество (Л. В. Мельникова, А. И. Попов).

Постсоветская историография Отечественной войны 1812 г. также представлена группой историков-традиционалистов, придерживающихся основных пропагандистских положений советского и отчасти дореволюционного периода. Для этой группы характерны работы Б. С. Абалихина.

Важно

Он отстаивает тезис об огромном превосходстве французской стороны при Бородино, обосновывает версию отступления наполеоновской армии на Киев осенью 1812 г., активно доказывает тезис об исключительной вине Александра I в неполном успехе Березинской операции. Его концепции опровергнуты современными исследователями (В. М. Безотосный, О. В. Соколов, А. И. Попов и др.).

Можно констатировать, что уже к концу 1990-х гг. влияние традиционалистских традиций историографии резко ослабло.

Отечественная историография о правлении Александра I
Историография промышленной революции в России
Проблемы истории феодальной России
Периодизация гражданской войны на Дону в советской историографии
Проблемы периодизации гражданской войны постсоветского периода
Промышленный переворот во Франции в конце ХVIII-XIX вв
Развитие Азербайджана в составе России в начале XX века
Азербайджан под властью России в XIX веке
Вхождение Азербайджана в состав Российской империи
Современные исследования российско-азербайджанских отношений 

Источник: http://biofile.ru/his/31900.html

Отечественная война 1812 года. Историография войны

Наполеоновская армия весной 1812 года выступила в поход против России. От исхода этой войны зависела участь не только России, но и многочисленных европейских государств, ибо все они находились в прямой или косвенной зависимости от наполеоновской Франции.

Казалось, что ничто не может остановить армию Наполеона. Однако поход в Россию, начатый непобедимым полководцем, закончился, как известно, невиданным в истории разгромом. Многотысячная армия Наполеона, вторгнувшаяся в пределы России, была начисто уничтожена. Лишь несколько тысяч солдат и офицеров вместе с Наполеоном спаслись бегством.

Война 1812 года, закончившаяся крушением наполеоновской империи и радикальным изменением всей политической обстановки в Европе, оставила неизгладимый след в мировой истории.

До сих пор по многим вопросам истории эпопеи 1812 года ведется полемика. Поэтому эта тема остается актуальной в истории.

Ныне история наполеоновского нашествия на Россию насчитывает тысячи работ советских и российских историков.

Дореволюционная историография чётко делится на два главных направления: охранительно-консервативное, старательно подчёркивавшее «отечественность» войны в смысле единения всех сословий вокруг престола и либеральное, которое не настаивало на единении всех слоёв общества.

Советская историография. разработка темы начинается с  1920-х годов. М.Н.Покровский называет агрессором Россию, даёт он низкую оценку российской армии, а патриотизм русского народа он считал лишь защитой своего имущества от мародеров.

Совет

Решительный сдвиг в области изучения истории наполеоновских войн и событий Отечественной войны в 1812 года наблюдается в середине 30-х годов, Е.В. Тарле «Наполеон», где академик даёт высокую оценку талантам Наполеона, Тарле очень четко определил планы Наполеона, направленные к тому, чтобы подчинить Россию экономически.

Главным препятствием на пути продвижения наполеоновских войск, как он показал, явилась необычайная сила сопротивления народов России.

ВОВ историография была направлена на пропаганду опыта прошлой борьбы. В этот период Война 1812 года воспринимается как героическая борьба народов России против наполеоновского нашествия, также большое внимание уделяется роли полководцев, в том числе М.И. Кутузову.

Большое внимание советские историки уделяли освещению Бородинского сражения. Крайне слабо разрабатывались экономический, дипломатический и идеологический аспекты войны, допускались ошибки и неточности в освещении ряда событий.

Исследования отставали от имеющейся документальной базы. До конца сов. периода.

господствовала концепция, согласно которой внешняя политика России носила миролюбивый характер и была направлена исключительно на сдерживание наполеоновской гегемонии и против устремлений французского императора к мировому господству.

С 1962 года начинается разработка роли экономического фактора в войне 1812 года Л.Г. Бескровный смог  всесторонне показать военные и экономические возможности России, опровергнув миф о плохой оснащённости русской армии. С ним согласен и Л.П. Богданов. Стратегический план вторжения Наполеона в Россию специально не изучался.

Тем не менее, в литературе прочно утвердилось мнение о том, что задолго до вторжения французский полководец принял решение овладеть Москвой, с этим не согласен  А.З.Манфред. По численности войск до сих пор приводятся противоречивые данные.

В 60 — 80-е годы пробел в разработке первого этапа войны в основном был восполнен.

Наиболее обстоятельно он освещен в монографиях Л.Г. Бескровного, П.А. Жилина, И.А. Троицкого.

Обратите внимание

Одним из спорных вопросов истории войны 1812 года является ее периодизация. Л.Г. Бескровный делит войну на два этапа, считая рубежом Бородинскую битву. И.И. Ростунов предложил трехэтапную периодизацию: начало войны до Тарутина, пребывание в Тарутине и переход к преследованию противника до окончательного разгрома наполеоновской армии.

Вышедшие с начала 1990 гг.

работы посвящены преимущественно частным вопросам истории войны 1812 года, и если раньше Российская империя представала жертвой в вопросе о причинах войны, то теперь преобладает мнение, что война была вызвана комплексом политических и экономических противоречий между Россией и Францией, столкновением их интересов в Германии, Польше, на Ближнем Востоке. Не отрицается откровенное стремление Наполеона к гегемонии в Европе, однако при этом особо отличается очевидное желание Александра I добиться реванша за военные поражения 1805-1807 годов. Также несостоятельным называется мнение о внезапности нападения.

Причины войны:

1. торгово-экономические. Россия отказалась участвовать в континентальной блокаде Англии, чтоб не наносить собственной торговле.

2. польский вопрос. Наполеон поддерживал стремление Поляков к независимости, что не устраивало Россию.

На стыке XVIII-XIX вв. наполеоновская Франция успешно провела целую серию завоевательных войн, ее армия демонстрировала самое современное военное искусство, была многочисленной и боеспособной.

После заключения мира с Наполеоном Александр вступил в войну со Швецией (1808—1809 гг.). В результате к России отошла Финляндия, которая вошла в состав России на правах автономного княжества. 12 июня 1812 г.

Наполеон во главе своей армии вторгся на территорию России. Он рассчитывал разгромить русские армии и навязать России мир на своих условиях. Русскую армию возглавили: М. Б. Барклай де Толли, П. И. Багратион, А. П.

Тормасов.

Ход войны.  Первый этап. (От начала вторжения 12 июня до 26 августа Бородинского сражения). Второй этап. (от Бородино до битвы за Малоярославец 12 октября) Третий этап: (от Малоярославца до разгрома «Великой армии» и освобождения территории России 25 декабря).

Следуя плану М. Б.

Важно

Барклая де Толли, русская армия сразу начала отступать. План Наполеона был сорван, он продолжил наступление на Москву в надежде на генеральное сражение. Русское общество было недовольно. Это заставило императора назначить главнокомандующим М. И. Кутузова.

26 августа недалеко от Москвы у села Бородино состоялось сражение. 1 сентября состоялся военный совет в деревне Фили, где было решено оставить Москву Наполеону, тем самым сохранив русскую армию. 2 сентября Наполеон вошел в Москву. Изза отсутствия продовольствия он решил оставить русскую столицу.

Кутузов готовился к контрнаступлению, которое начал 6 октября. 12 октября состоялось сражение у Малоярославца.

Начавшиеся сильные морозы и голод превратили отступление французов в бегство. 25 декабря 1812 г. манифест Александра I известил о победном завершении Отечественной войны.

1 января 1813 г. русская армия перешла Неман. 4—6 октября 1813 г. состоялось сражение под Лейпцигом, так называемая Битва народов. Вскоре союзные войска вступили в Париж. Наполеон отрекся от престола и был сослан на остров Эльба. 28 мая 1815 г.

в ходе Венского конгресса был подписан Заключительный акт, по которому Россия получила Бессарабию, Финляндию и территорию бывшего герцогства Варшавского. 6 июня 1815 г. состоялась битва под Ватерлоо.

Наполеон в очередной раз был разбит и отправлен на остров Святой Елены.

Причины победы.

1) Национально-освободительный, народный характер войны,

2) Высокий уровень военного искусства русских военачальников.

3) Значительный экономический потенциал России, позволивший создать большую и хорошо вооруженную армию.

4) Потеря французской армией своих лучших боевых качеств, нежелание, да и неспособность Наполеона найти поддержку в крестьянской массе за счет ее освобождения от крепостничества.

Совет

5) Большой вклад в победу России внесли Англия и Испания, отвлекавшие значительные силы Наполеона для войны в Испании и на море.

Последствия войны:

1. Большой хоз. и национальный ущерб. Впоследствии Московская губерния быстро оправилась от опустошения, а в Смоленской и Псковской численность населения была меньше, чем в 1811 году вплоть до середины века.

2. Консолидация русской нации.

3.Укрепление Москвы как духовного центра

3. Взлёт национальной культуры

4.Война повлекла за собой ряд дипломатических соглашений между странами, выступавшими против наполеоновской Франции. В 1815 году, когда конгресс в Вене закончился, русский, прусский и австрийский монархи подписали договор о священном союзе. Они взяли на себя обязательства обеспечить незыблемость решений венского конгресса. В дальнейшем к союзу присоединилось большинство европейских монархов.

Источник: http://historyrusedu.ru/bilety-po-otechestvennoj-istorii-na-gosudarstvennyj-ekzamen/539-otechestvennaya-vojna-1812-goda-istoriografiya.html

Ссылка на основную публикацию