Губернские комитеты и ликвидация крепостничества

Отношение дворянства к правительственной программе реформы. – Различие помещичьих интересов в губерниях земледельческих черноземных и северных промышленных. – Отношение интеллигенции: статьи Чернышевского и Герцена; банкет в Москве. – Адрес нижегородского дворянства и заминка в Москве. – Адресы прочих губерний. – Открытие и работа губернских комитетов. – Точка зрения A. M. Унковского и Тверского комитета. – Утвержденная (позеновская) программа занятий. – Отношение печати. – Эволюция взглядов Я. И. Ростовцева. – Открытие земского отдела. – Н. А. Милютин. – Пересмотр правительственной программы в Главном комитете и открытие редакционных комиссий. – Состав редакционных комиссий и ход работ в них. – Программа, данная Ростовцевым. – Депутаты губернских комитетов первого приглашения. – Адресы и настроение дворянства. – Смерть Ростовцева. – В. Н. Панин. – Депутаты второго приглашения. – Внутренняя борьба в редакционных комиссиях. – Итоги их работ

ЛЕКЦИЯ XXI

Различные взгляды на суть крестьянской реформы

В предыдущей лекции изложены те основания, на которых предложено было приступить к реформе.

Для дальнейшего хода реформы имели чрезвычайную важность не только самые эти основания, отвергавшие во всяком случае безземельное освобождение крестьян, но и то обстоятельство в особенности, что через несколько дней рескрипт этот разослан был всем губернаторам и губернским предводителям дворянства на предмет, не пожелают ли дворяне остальных губерний со своей стороны принять аналогичные меры к устройству своих крестьян. Затем правительство решилось прямо опубликовать этот рескрипт. Произошло это не без борьбы. Когда было решено разослать рескрипт губернаторам, то члены Секретного комитета спохватились, и председатель его кн. Орлов убедил было Александра приостановить рассылку рескрипта. Однако оказалось, что благодаря энергичным действиям Министерства внутренних дел приказ разослать уже был исполнен. Когда это произошло, то решено было уже прямо напечатать этот рескрипт во всеобщее сведение[1].

Опубликование рескрипта явилось событием величайшей важности; правительство теперь не могло уже, если бы и пожелало, повернуть дело назад без риска возбудить большие волнения.

Обратите внимание

С другой стороны, раз крестьянам становилось известно о таком предложении правительства помещикам, то присоединение каждой губернии к этим работам стало только вопросом времени, так как помещики понимали, что им нельзя не торопиться подавать свои адреса о желании устройства губернских комитетов под опасением тех же волнений крестьян.

Некоторое замедление в представлении таких адресов произошло, однако же, в большинстве губерний благодаря тому, что самые основания, преподанные правительством, являлись неудобными для помещиков почти всех губерний. Тут сказалась прежде всего огромная разница в экономических условиях, которые существовали между различными губерниями.

Хотя правительство (собственно Левшин) сознавало, как мы видели, эту разницу, но не достаточно ее оценивало. Ланской, разослав рескрипт в копиях, тотчас же запросил местные начальства, как дворянство разных губерний отнеслось к этому делу, и вскоре получились ответы, что почти повсеместно содержание рескрипта возбудило серьезную критику.

Все почти признавали своевременность и неизбежность реформы, но не было губернии, где бы дворянство вполне сочувствовало содержанию рескрипта, – той правительственной программе, которая в нем была выражена[2]. При этом легко сказалась разница в положении губерний черноземных, чисто земледельческих, с одной стороны, и губерний нечерноземных, промышленных, с другой стороны.

В первых все помещичье хозяйство было основано, как я уже говорил, на доходности земли и земельных заработков и промыслов крестьян; здесь была особенно распространена барщина; помещик имел свою собственную запашку; обрабатываемая земля в имениях делилась на две почти равные половины: одна обрабатывалась самим помещиком, другая отдавалась в пользование крестьян, причем на первой крестьяне отбывали барщину. В большей части этих губерний никаких промыслов неземледельческих не было. В наиболее плотно населенных чернозёмных губерниях – Тульской, Курской, Рязанской и др. – к тому времени (даже, как мы видели, уже в 40-х годах) оказалось довольно много лишних ртов и рук, и дело дошло до того, что во многих местностях, например, Тульской губернии, продавались земли ненаселенные дороже, чем населенные, что показывало, насколько крепостное население представляло обузу при высокой ценности самой земли.

Поэтому, разумеется, в этих местностях помещикам казалось невыгодным освобождение крестьян с землей и представлялось желательнее освобождение хотя бы и безвозмездное, но без земли, при сохранении наиболее ценной части имения – земли – в своих руках[3].

Напротив, в губерниях северных, нечерноземных, положение было совершенно иное; там помещики обыкновенно не жили в своих имениях, да и сами крестьяне обыкновенно мало занимались землей, а уплачивали помещику оброк со своих заработков неземледельческих, т. е. с торговли и самых разнообразных промыслов, местных и отхожих.

Ведь и теперь мы видим, например, что на один миллион населения Петербурга по переписи 1897 г. около ста тысяч принадлежало к приписному населению Ярославской губернии, около ста тысяч – к уроженцам Тверской губернии и т. д.

Важно

Это показывает, насколько население этих губерний постоянно занимается не землей, а различными городскими промыслами, торговыми и ремесленными.

В Петербурге и Москве очень многие крестьяне и в крепостное время развивали весьма доходные промыслы; затем, многие занимались на проезжих трактах и речных пристанях содержанием постоялых дворов, что в то время было весьма выгодно при отсутствии железных дорог и постоянной езде обозов.

Итак, здесь доходы основывались не на земле и не на земледельческих промыслах.

Поэтому, с точки зрения помещиков таких губерний, представлялось очень желательным освобождение крестьян, хотя бы и со значительными земельными наделами, но с тем, чтобы выкуп при этом покрывал утрату доходов помещиков от получавшихся ими высоких оброков.

Эта позиция была, как вы видите, совершенно отличной от позиции помещиков черноземных губерний, и здесь помещики отстаивали еще больше, нежели там, необходимость изменения программы рескрипта[4].

В конце концов, для помещиков черноземных губерний скорее возможно, как им казалось, было столковаться с правительством, исходя из той программы, которая давалась рескриптами, так как эта программа давалась лишь на переходное время и вопрос сводился лишь к тому, чтобы решить, каков же будет исход из этого временного положения, которое могло быть ограничено небольшим числом лет, с тем чтобы по истечении этого периода вся земля возвращалась в полное распоряжение помещиков и крестьяне превратились в свободных, но безземельных пролетариев. Некоторые из помещиков этих губерний соглашались даже на то, чтобы крестьяне выкупали усадебную оседлость, так как это приковывало бы их к данной местности на будущее время и обеспечивало бы помещикам необходимый контингент дешёвых рабочих рук.

Из такой разницы в положении тех и других губерний создалась и разница двух наиболее распространенных идеологий в среде тогдашнего дворянства, одна из которых принадлежала наиболее сознательным и прогрессивным помещикам нечерноземных губерний, а другая – наиболее сознательным и прогрессивным помещикам черноземных губерний. Первые стремились свести дело к быстрой и полной ликвидации крепостного права, но на основании достаточно высокой оценки стоимости их утрат; вторые готовы были допустить даже безвозмездное уничтожение крепостного права, но при условии сохранения в своем распоряжении всей земли.

Дворянство нечерноземных губерний становилось, таким образом, на такую позицию, которая в тот момент представлялась, с точки зрения даже таких расположенных к реформе людей, как Ланской и Левшин, очень опасной, так как она могла, по их мнению, поколебать финансовое положение страны.

В момент опубликования рескриптов передовая интеллигенция страны отнеслась к этому факту чрезвычайно восторженно. Это настроение усиливалось тем, что правительство после опубликования первых рескриптов предоставило печати право обсуждать их содержание.

Совет

И вот в тогдашних передовых журналах, даже в таком представителе будущего радикализма, как «Современник», и в свободном заграничном «Колоколе» Герцена появились задушевные приветственные статьи Александру. Чернышевский, прославляя его подвиг, ставил его выше Петра Великого, а Герцен посвятил ему вдохновенную статью с эпиграфом: «Ты победил, Галилеянин».

Читайте также:  Причины и итоги октябрьской революции 1917 года

В то же время представители тогдашней профессуры, литературы и высшей интеллигенции обеих столиц устроили в Москве совершенно по тогдашнему времени необычное торжество – общественный банкет, где произносились речи, весьма сочувственные Александру, и который окончился горячей овацией перед портретом государя.

Конечно, этот вполне лояльный банкет очень не понравился тогдашнему московскому генерал-губернатору Закревскому и другим крепостникам, но они не могли уже повернуть назад начавшееся великое дело.

Работа губернских комитетов

Тем не менее, несмотря на общественное сочувствие, программа рескрипта 20 ноября, неудобная для многих губерний, замедлила, как я уже сказал, открытие губернских комитетов.

Правительство поспешило открыть губернский комитет в Петербургской губернии, сославшись на то, что здесь дворяне еще раньше возбудили вопрос об устройстве быта своих крестьян[5].

Действительно, они возбуждали этот вопрос еще при Николае, потом в начале царствования Александра, но без намерения отменить крепостное право, а с желанием лишь преобразовать его на началах феодально-эмфитевтических (т. е.

на началах приписки крестьян к помещичьим имениям с правом обязательного вечно наследственного пользования определенными землями); однако рескриптом 5декабря 1857 г. на имя петербургского генерал-губернатора Игнатьева был открыт в Петербургской губернии комитет на тех же основаниях, как и в литовских губерниях.

Первым дворянством, которое подало адрес об открытии комитета по примеру литовских, было нижегородское. В Нижнем Новгороде губернатором был А. Н. Муравьев, тот самый, который был основателем «Союза спасения» в 1817 г.

, и ему удалось воспламенить дворян к тому, чтобы именно Нижнему Новгороду, с которым связывались патриотические традиции еще со Смутного времени, традиции Козьмы Минина-Сухорукого, первому присоединиться к освободительным видам правительства.

Муравьеву удалось собрать достаточное количество подписей во время дворянского собрания и отправить в Петербург депутацию из дворян с просьбой открыть губернский комитет. Против этого, однако, быстро создалось и противное течение, и, едва уехала депутация, не сочувствовавшие ей послали контрдепутацию.

Но правительство торопилось ковать железо пока горячо, и до появления этой последней в Петербурге уже 24 декабря 1857 г. был дан рескрипт Муравьеву в ответ на адрес нижегородского дворянства[6].

Обратите внимание

Очень долго сравнительно затянулось дело в Москве, и это объяснялось тем, что Московская губерния была как раз одной из промышленных нечерноземных; лишь когда московскому дворянству было свыше замечено, что правительство ждет инициативы от первопрестольной столицы, то и оно подало адрес об открытии комитета, однако указав при этом на желательность изменений в программе работ соответственно местным особенностям Московской губернии. Добиться изменений ему не удалось, правительство настояло на своей программе, и в Москве был открыт губернский комитет на одинаковых с остальными основаниях[7]. После этого стали присоединяться и другие губернии, так что к концу 1858 г. не было ни одной губернии, где бы не было открыто губернского дворянского комитета по крестьянскому делу. Работа этих губернских комитетов и составила первое крупное звено в ходе разработки крестьянской реформы, давшей в конце концов положительные результаты[8].

В состав губернских комитетов дворянство каждого уезда выбирало по два члена, и сверх того правительство назначало в каждый комитет для защиты крестьянских интересов по два члена из числа местных помещиков, известных своим сочувственным отношением к освобождению крестьян.

В большей части губернских комитетов тотчас же по их открытии прежде всего явились различные попытки так или иначе внести то или другое изменение, хотя бы при помощи распространительного толкования, в программу, которая преподана была рескриптами. Зависело это от того, как я уже говорил, что программа эта не соответствовала экономическим условиям, существовавшим в различных губерниях, и не удовлетворила вполне ни одного губернского комитета.

Всего ярче высказался против программы с точки зрения прогрессивных помещиков промышленных нечерноземных губерний Тверской губернский комитет. Председателем Тверского комитета был, как и в других комитетах, губернский предводитель дворянства, которым в то время был только что избран А. М. Унковский.

Это был человек тогдашнего молодого поколения, сочувствовавший искренно освобождению крестьян и в то же время умевший остроумно комбинировать эмансипационные планы с местными помещичьими интересами.

Как представитель дворянства, он считал себя обязанным добиться того, чтобы дворянство Тверской губернии не было поставлено при освобождении крестьян в худшие условия, нежели дворянство других губерний.

В то же время он признавал себя вправе желать, чтобы период преобразований не кончился бы только крестьянской реформой: он думал, что должен быть переустроен весь русский быт и облегчено положение всего русского народа и общества.

Алексей Михайлович Унковский

Источник: http://rushist.com/index.php/kornilov/1141-razrabotka-krestyanskoj-reformy-aleksandra-ii

Ликвидация крепостного права в России

Непосредственным толчком к ликвидации крепостного права послужили острые проявления кризиса феодально-крепостнической системы.

Банкротство крепостнических методов хозяйствования в условиях развития рыночных отношений выражалось в разорении помещиков.

К моменту крестьянской реформы в банк было уже заложено 2/3 помещичьих имений, и с каждым годом все больше поместий банки продавали с аукциона.

Важно

Экономическая отсталость государства привела к поражению в Крымской войне. Во время обороны Севастополя оказалось, что наши ружья и пушки хуже иностранных и по скорострельности, и по дальности стрельбы. У России был парусный флот — и его пришлось затопить у входа в севастопольскую гавань, потому что у французов и англичан был паровой флот

А ликвидация экономической отсталости была невозможна без ликвидации крепостничества. В 1857 г. был открыт Секретный комитет по крестьянским делам, который начал готовить реформу.

Литовскому генерал-губернатору Назимову было поручено решить с дворянами Литвы вопрос об освобождении крестьян. Назимов вернулся и сообщил, что литовские дворяне не только не желают освобождать крестьян, но, наоборот, просят увеличить число барщинных дней. Тогда в ответ литовским дворянам был направлен рескрипт императора.

В рескрипте значилось, что царь доволен желанием литовских дворян улучшить положение крестьян и позволяет им образовать комитет для выработки проекта реформы. Одновременно рескрипты были отправлены и в другие губернии. Во всех заключался один и тот же вопрос не пожелают ли помещики других губерний то чего желали литовские.

Но и там большинство помещиков выступили против освобождения крестьян. Тогда и им было отвечено, как литовским: царь доволен их решением освободить крестьян, и позволяет для этого организовать специальные комитеты.

Так правительство очень деликатно заставило помещиков выбрать наиболее удобные для себя варианты освобождения крестьян.

И в 1858 г. повсеместно были открыты комитеты для выработки условий освобождения крестьян. В комитетах развернулась борьба между двумя лагерями помещиков — либералами, т.е. сторонниками освобождения крестьян, и крепостниками, противниками реформы.

Лагерь крепостников составляли самые мелкие и самые крупные помещики. Мелкопоместные составляли 40% всех помещиков, но владели только 3% крепостных.

Совет

У каждого из них было всего несколько семей крепостных, и он мог прокормиться за их счет, но после их освобождения он не имел средств для перестройки хозяйства на капиталистический лад. Крупнейшие помещики, владельцы огромных вотчин, составляли 3% помещиков, но владели половиной крепостных.

Они не занимались и не хотели заниматься хозяйством, и при этом тысячи крепостных обеспечивали им достаточный доход для роскошной жизни за границей или в столице, даже при плохом хозяйствовании.

Помещики “средней руки” составляли немногим больше половины всех помещиков и владели почти половиной крестьян. Они могли, а многие и хотели перевести хозяйства на капиталистические рельсы, и именно из представителей этой группы состоял лагерь либералов. Но между этими средними помещиками тоже были разногласия.

Помещики нечерноземной полосы соглашались освободить крестьян с землей, но требовали очень большой выкуп. Помещики черноземной полосы были готовы довольствоваться не столь большим выкупом, но не хотели отдавать крестьянам землю. В результате был выработан компромиссный вариант, который устраивал все слои помещиков.

Процесс освобождения крестьян согласно “Положению” От 19 февраля 1861 г. проходил в два этапа. На первом крестьяне объявлялись лично свободными, но земля оставалась собственностью помещиков.

За пользование своими прежними наделами крестьяне должны были по-прежнему нести феодальные повинности. В этом новом состоянии они назывались уже не крепостными, а “временнообязанными”.

Читайте также:  Войны россии в xix - начале xx века

После выработки тайных грамот, в которых определялись условия выкупа земли, начинался второй этап освобождения крестьяне выкупали свою землю у помещиков

Освобождая крестьян, помещики отрезали от земли, которая была в их пользовании, значительную часть для себя.

Обратите внимание

Органы по выработке условий реформы нашли, что оставить прежние размеры крестьянского землевладения будет несправедливо соотношения крестьянских и помещичьих угодий в разных имениях были разными.

Установить “справедливый” размер надела — невозможно в разных регионах потребности крестьянского хозяйства в земле различны.

Поэтому для каждой губернии были установлены “высшие” и “низшие” наделы, т. е. высшие и низшие пределы допустимого крестьянского надела, внутри которых вопрос должен был решаться соглашением крестьян с помещиком.

Высшие наделы по разным губерниям колебались от 3 до 7 десятин на душу мужского пола, низшие — от 1 до 2 десятин.

Если прежние наделы крестьян были больше высшей нормы, помещик мог отрезать эти излишки в свою пользу, если меньше низшей, прирезать крестьянам недостающую землю.

Казалось бы, такое решение земельного вопроса вполне справедливо. Высший надел был установлен, действительно исходя из потребностей крестьянского хозяйства. Для его определения специалисты по губерниям выявляли эти реальные потребности.

Низший же надел исходил из реальных возможностей дать крестьянам землю, не ущемляя интересов помещиков, и был настолько мал, что крестьянин не мог прокормиться с такого надела.

Поэтому помещики во многих случаях могли отрезать часть крестьянской земли в свою пользу, прирезка же крестьянам помещичьей земли была явлением исключительным.

Важно

В пользу помещиков была еще одна норма у помещика должно было остаться не менее 1/3 всей земли поместья.

Если оказывалось меньше, помещик мог отрезать недостающую землю у крестьян, даже если они получали меньше низшей нормы. Лесов крестьянам отводить не полагалось.

Если раньше они ходили в ближайший лес по грибы, ягоды, за хворостом, то теперь для этого надо было покупать специальные “билеты” у помещика.

При условии добровольного соглашения разрешалось выделять крестьянам “дарственные” или “четвертные” наделы “” наделы в размере четверти высшего надела, но зато бесплатно без временнообязанного состояния и выкупа.

Все земли, которые помещики отрезали от крестьянских наделов, стали называться “отрезками”.В черноземных губерниях отрезки составили 26% дореформенной крестьянской земли, в нечерноземных — 10%. Отрезки были нужны не только для того, чтобы увеличить земельные владения помещиков.

Отобрав у крестьян часть земли, помещики обеспечили свои хозяйства даровой рабочей силой. Поскольку крестьянам земли теперь не хватало, они были вынуждены арендовать ее у помещика.

А расплачиваться за аренду приходилось своим трудом, “отрабатывать” арендную плату в хозяйстве помещика “Отрезки” породили “отработки”.

Поскольку прежде вся земля поместья считалась собственностью помещика, крестьяне должны были выкупить у него свои наделы. Но выкупная сумма — сумма, которую крестьяне должны были заплатить за землю, — определялась отнюдь не рыночной ценой земли, а капитализацией оброка из 6% годовых.

Совет

Годовой оброк, а точнее, вся феодальная рента, принимался за 6% с капитала, который теперь и должен был получить с крестьян помещик. Например, если годовой оброк составлял 12 руб., крестьянин должен был заплатить в качестве выкупа 200%.

В результате происходила капитализация оброка, потому что, будучи вложены в ценные бумаги с 6%-ным доходом, эти деньги давали помещику такой же доход, какой прежде он получал в виде оброка Для помещика феодальная рента превращалась в капиталистический процент

Но при чем здесь оброк? Ведь крестьяне выкупали землю! В том-то и дело, что практически они выкупали и свои души, точнее, свои рабочие руки Выкупная сумма намного превышала рыночную стоимость земли

Сразу всю выкупную сумму крестьяне внести не могли. Потребовалась помощь государства. Государство платило помещикам 80% выкупной суммы облигациями государственного займа приносившими 6% годовых. Конечно, эти облигации можно было продать, получив выкуп деньгами.

Остальные 20% должны были заплатить помещикам сами крестьяне. И, конечно, они должны были погасить свой долг государству ежегодными выкупными платежами. Но с каждым годом долг увеличивался на 6% поэтому выкупные платежи погашали, прежде всего, эти проценты.

А поскольку эти 6% прежде охватывали все феодальные повинности крестьян, то оказывалось, что платежи были больше этих повинностей. С крестьян не снималась при этом и обязанность платить подати государству.

И сумма всех платежей часто превышала доходность крестьянского хозяйства.

Чтобы заплатить платежи, чтобы за недоимки не увели со двора корову или лошадь, крестьянин был вынужден просить ссуду у помещика, а потом отрабатывать эту ссуду в помещичьем хозяйстве. Таким образом, не только отрезки, но и выкупные платежи порождали отработки



Источник: http://biofile.ru/his/29438.html

Крестьянская реформа 1861 года

К концу 1850-х годов в Российской империи с её более чем 62-х миллионным населением в крепостной зависимости находилось около 23 миллионов человек (37 %  от всего населения).

Россия была единственной великой державой, где существовал этот, по сути, феодальный институт.

Численность крепостных в Российской империи

Необходимость отмены крепостного права назрела в России давно.

Но именно при императоре Александре II помещичьи крестьяне получили волю.

Ввиду этой реформы в истории за ним закрепилось прозвище «Освободитель».

Во многом отмена крепостного права именно при Александре II объясняется следующим.

К 1850 году 23 дворянских имений и 23 крепостных были заложены государству.

Обратите внимание

 Граф Павел Дмитриевич Киселёв, в то время министр государственных имуществ России, предлагал Николаю I выкупить их в казну.

Помещики не смогли бы помешать этому. У большинства из них не было денег на выкуп своих имений обратно.

В итоге помещичьи крестьяне заложенных имений стали бы государственными, то есть фактически свободными.

Но Николай I, как и прежние императоры России, не желал решать крестьянский вопрос радикально, в ущерб дворянам.

При Александре II интересы помещиков и государства разошлись.

Крепостное право тормозило развитие капитализма в России.

Крымская война показала неспособность российской экономики конкурировать со странами Запада. Такая ситуация грозила России лишением статуса великой державы.

Но следует отметить, что на большей части Российской империи крепостного права не было: в землях Сибири, азиатских владениях России, на Дальнем Востоке, в казачьих областях. На Аляске, на Кавказе, в Закавказье, в Финляндии, в Прибалтике, в Польше. Однако здесь проживало только около 14 всего населения империи.

Территории России, свободные от крепостного права

Кроме того, помещик, взявший в эти земли своих крепостных, имел над ними такую же власть, как и в своих владениях.

Впервые с официальным заявлением о необходимости отмены крепостного права в России Александр II выступил перед делегацией московских дворян.

Важно

 Он сказал: «Слухи носятся, что я хочу дать свободу крестьянам. Это несправедливо, и вы можете сказать это всем… Но рано или поздно мы должны к этому прийти… Я думаю, что лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться до того времени, когда оно само собой начнёт отменяться снизу».

Главной преградой перед отменой крепостного права было сопротивление помещиков.

Поэтому Александр II добивался того, чтобы инициатива об отмене крепостного права исходила от самих дворян.

Такая просьба помещиков сделала бы ликвидацию крепостничества полностью законной.

Не следует забывать, что крепостничество в России было подтверждено законодательно.

«Односторонняя» отмена последнего со стороны только государства выглядела бы нарушением, как законов страны, так и прав основной опоры самодержавия – дворянства.

Удобный момент представился Александру II в октябре 1857 года. В Петербург прибыл Виленский генерал-губернатор Владимир Иванович Назимов.

Он привёз с собой  адрес (прошение) от дворян Виленской, Ковенской, Гродненской губерний, в котором те просили императора дать им право освободить своих крепостных, на таких же условиях, как это произошло ранее в Прибалтике (без земли).

Читайте также:  Северная война (причины, цель, этапы, итоги)

В ноябре 1857 году Александр II отправил рескрипт (личное письмо императора) на имя Назимова.

В нём было дано указание местным помещикам учредить губернские комитеты для обсуждения и подготовки проекта крестьянской реформы.

В рескрипт вошли следующие положения и рекомендации:

·         Ликвидация личной зависимости крепостных крестьян.

·         Сохранение всей земли в собственности помещиков.

·         Сохранение за помещиками всей полноты власти в своих землях.

·         Предоставление крестьянам наделов, на условии отработки барщины или уплаты оброка.

·         Предоставление крестьянам права на выкуп своих усадеб.

Вскоре «рескрипт Назимову» был опубликован.

Совет

Его появление в печати означало переход к всеобщему обсуждению вопроса об отмене крепостного прав.

За 1858 год этот рескрипт был разослан всем губернаторам страны.

Ещё в январе 1857 года Александром II был создан Секретный комитет для разработки крестьянской реформы.

Но только после опубликования «рескрипта Назимову» он начал продуктивную работу.

В феврале 1858 года Секретный комитет был переименован в «Главный комитет по улучшению быта помещичьих крестьян».

При нём создавались Редакционные комиссии – рабочий орган Главного комитета.

В их задачу входило рассмотрение проектов реформ из губернских комитетов и составлением на их основе общего проекта по отмене крепостного права в России.

Председателем Редакционных комиссий был назначен Яков Иванович Ростовцев – генерал, член Госсовета, сторонник отмены крепостного права.

По поводу крепостничества он говорил, что: «человек человеку принадлежать не должен. Человек не должен быть вещью».

При подготовке реформы возник серьёзный спор между представителями Главного комитета и большинством Губернских комитетов.

Подготовка к отмене крепостного права

 Основным положением реформы Главного комитета было освобождение крепостных с землёй. При этом за землю крестьяне были обязаны заплатить выкуп помещику. В итоге они становились собственниками.

Обратите внимание

Большинство помещиков в губерниях высказывались за предоставление крестьянам только личной свободы. Вся земля оставалась у помещиков. Крестьяне, таким образом, вынужденно становились арендаторами.

После смерти Ростовцева в 1860 году главой комиссий был назначен граф Виктор Никитич Панин – противник отмены крепостного права.

 Но он являлся беспрекословным исполнителем воли монарха, который поручил ему довести до конца проект реформ Ростовцева.

В октябре 1860 года работа Редакционных комиссий была завершена. Общий объём материалов, рассмотренный ими, занял 35 печатных томов.

Всего Редакционные комиссии подробно рассмотрели 82 проекта губернских комитетов.

После приятия проекта отмены крепостного права в Госсовете, 19 февраля (3 марта по новому стилю) 1861 года Александр II подписал Манифест «О Всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей» и «Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости».

5 марта в Михайловском манеже Санкт-Петербурга Манифест перед народом зачитал лично Александр II.

Общие положения крестьянской реформы были следующими:

·   Крепостные крестьяне Российской империи получали личную свободу и становились «свободными сельскими обывателями».

·   Они наделялись полной гражданской правоспособностью (получали гражданские права).

·   Крестьянские дома, постройки, движимое имущество крестьян было признано их собственностью.

·   Помещики сохраняли за собой свои земли, но были обязаны предоставить крестьянам приусадебный и полевой наделы.

·   За пользование полученной землёй крестьяне должны были внести выкуп, как помещику, так и государству.

Но в крестьянской реформе 1861 года государство пыталось найти компромисс между крестьянами, помещиками и своими интересами.

 Поэтому многие её положения носили половинчатый характер. Многие крестьяне были недовольны условиями, на которых они получали землю – их основное средство существования.

Согласно реформе, были установлены максимальные и минимальные размеры крестьянских душевых наделов («высшая» и «низшая» нормы), в зависимости от особенностей природных и экономических условий региона.

Важно

Предполагалось, что если размер надела крестьянина меньше «низшей» нормы, то помещик добавлял ему земли до уровня «низшей» нормы.

Если больше «высшей» –  «отрезал» себе излишки, при этом у крестьян «отрезали» в основном самые лучшие земли.

Крестьянская реформа 1861 года

Территория Европейской части России была разделена на три части: чернозёмную, нечернозёмную, степную.

В чернозёмной полосе «высшая» норма составляла от 3 до 4,5 десятин, «низшая» – 1/3 от «высшей».

В нечернозёмной – «высшая» от 3,25 до 8 десятин. «Низшая» – 1/3 от «высшей» нормы.

В степной полосе была установлена «указная норма» – от 6,5 до 12 десятин.

В результате, средний размер крестьянского надела стал составлять 3,3 десятины на душу, что было меньше, чем до реформы.

Крестьянская реформа 1861 года

В среднем крестьяне потеряли свыше 20% от размеров наделов, которыми они пользовались до 1861 год.

Кроме того, были категории крестьян, которые вообще не получили земли. Среди них дворовые люди, крепостные рабочие мануфактур, крестьяне мелкоземельного дворянства.

Совет

Согласно реформе 1861 года крестьяне получали наделы не в собственность, а только в пользование. Чтобы стать собственником земли, было необходимо выкупить её у помещика – заключить выкупную сделку. До тех пор крестьянин считался временнообязанным.

За пользование землёй такие крестьяне работали на барщине (не более 40 мужских и 30 женских дней в году за «высший» надел). При этом в отличие от прежней барщины, «новая» была более ограниченна и упорядочена.

Или платили оброк (от 8 до 12 рублей за высший надел). При этом размер налога зависел от плодородия земель, чем оно ниже – тем большими были сборы.

Повинности временнообязанных крестьян

При этом временнообязанные крестьяне не могли отказаться от своего надела земли. Тем не менее, отношения помещика и бывших крепостных строго регулировались Уставными грамотами, в которых были записаны обязанности сторон.

Кроме того, крестьянин мог согласиться на получение «в дар» участка в размере 14 от «высшей нормы» и стать «свободным сельским обывателем».

Выкупная сделка, после которой крестьянин получал землю во владение, являлась уплатой крестьянином помещику стоимости земельного надела, находящегося у него в пользовании.

Размер выкупного платежа определялся следующим образом.

Общая сумма выкупа приравнивалась к условному капиталу, положенному в банк под 6 процентов годовых.

При этом, сумма этих 6 процентов годовых с условного капитала должна была равняться доходу помещика от получаемого ранее крестьянского оброка.

Обратите внимание

Например. Если в год с одной души помещик собирал оброк в 10 рублей, то выкупная  сумма рассчитывалась следующим образом.

Расчёт выкупного платежа

В итоге помещик должен был получить от крестьянина около 167 рублей.

Из этой суммы крестьянин единовременно выплачивал помещику 20 %.

Остальные 80 за него вносило государство. Эта сумму крестьянин получал от государства фактически в кредит сроком на 49 с половиной лет.

Ежегодный платёж по такому кредиту составлял 6 процентов от выкупного платежа.

Осуществление выкупного платежа

Таким образом, крестьяне суммарно должны были вернуть государству сумму в три раза большую, чем ту, которую они получили в кредит.

Также, согласно положениям крестьянской реформы 1861 года, государство вело расчёты не с отдельным крестьянским хозяйством, а с общиной. Поэтому выкупленная земля становилась по большей части общинной собственностью.

Это в свою очередь тормозило развитие капитализма в русской деревне.

Хотя в среднем по стране выкуп превышал рыночную стоимость земли, и многие положения реформы ставили крестьян в затруднительное положение. В 1861 году, по словам современников, «Россия избавилась от позора крепостного права». Личную свободу получили более 23 миллионов человек. Ликвидация крепостничества стала стимулом к развитию капитализма в России.

Таким образом, несмотря на все свои недостатки, крестьянская реформа 1861 года стала одним из важнейших событий в истории России.

Она создала условия для дальнейшего развития России по пути капитализма.

Реформа привела к изменению социальной структуры российского общества.

В дальнейшем – вызвала необходимость реформирования всей политической системы страны.

Источник: https://videouroki.net/video/23-kriest-ianskaia-rieforma-1861-ghoda.html

Ссылка на основную публикацию