Августовское антифашистское восстание румынского народа

Краткая история антифашистского движения

Термин «антифашистское движение» впервые появился в Италии, где использовался для обозначения противников Бенито Муссолини, лидера фашистской партии. Но еще до того, как идеология фашизма была впервые сформирована, и на её основе появились первые фашистские партии, существовала и постепенно радикализировалась идеология национализма.

В России сторонниками данной право-радикальной идеологии были, к примеру, черносотенцы, — консервативно настроенные монархисты, активно выступавшие против завоеваний русской революции 1905 года. Борцы с правым радикализмом стали предшественниками антифашистов.

Период особой активности черносотенцев пришелся на интервал с 1905 по 1914 годы, когда ими проводились рейды против различных революционных групп, а так же совершались еврейские погромы.

Обратите внимание

Обычно их действия становились возможными из-за неофициального одобрения царского правительства, по большей части они были направлены против протестных акций рабочих и студентов.

В ответ на эти нападения формировались отряды самообороны, которые защищали рабочие и студенческие демонстрации от нападений националистов и царской полиции. В отрядах, защищавших рабочих, плечом к плечу сражались анархисты, марксисты и эсеры.

Видео-версия:

// 105 Мб

В 20-е гг. правящие классы ряда стран начинают проявлять фашистские тенденции для сохранения своего господства, поставленного под угрозу революционным подъёмом, начавшимся после потрясений 1-й Мировой войны и Великой Октябрьской революции. С развитием фашизма складывается и антифашизм, направленный также и против полу-фашистских, право-радикальных сил.

Сначала термин «антифашистское движение» начал использоваться для обозначения противников Муссолини. На тот момент ведущей силой антифашистского движения являлся рабочий класс, который в разных странах начал активно участвовать в антифашистской борьбе с момента появления фашизма на политической арене.

В 1921 году антифашистское движение развернулось в Италии. Основой этого движения являлись профсоюзы и рабочие организации, возглавляемые коммунистами и анархистами.

Начав с антифашистских забастовок и демонстраций, итальянские рабочие перешли в дальнейшем к вооружённому отпору чернорубашечникам, которые являлись членами военизированных группировок Муссолини.

Апогеем антифашистского движения в Италии стали кровопролитные бои, сопровождавшие объявленную в августе 1922 года всеобщую национальную забастовку.

Однако во время фашистского переворота 27 октября того же года коммунисты и анархисты не смогли поднять массы рабочих на вооруженную борьбу — во многом из-за разногласий левых сил. С установлением фашистского режима антифашистское движение в Италии ушло в подполье, но при этом не прекратило своей деятельности.

Антифашистское движение также получило активное развитие и в ряде других стран, где создавались террористические диктаторские режимы, например в Венгрии или Болгарии.

Важно

В сентябре 1923 года в Болгарии коммунисты, анархисты и сторонники крестьянской партии Болгарский земледельческий народный союз возглавили крестьянское восстание против авторитарного режима Цанкова.

Лидеры восставших, в том числе болгарский коммунист Георгий Димитров, считали это восстание антифашистским, так как опыт Муссолини стали перенимать и диктаторы Восточной Европы.

Самой знаменитой антифашистской организацией того периода в Германии являлась Roter Frontkämpferbund (Ротер Фронткэмпфэр), более известная как «Рот Фронт».

Лидеры коммунистов Германии Эрнст Тельман (слева) и Вилли Леов (справа) перед строем членов Союза красных фронтовиков. Берлин, июнь 1927

В то буйное время каждая уважающая себя политическая сила в Германии имела свою боевую организацию. У НСДАП (Национал-Социалистическая Немецкая Рабочая Партия) это были Штурмовики, у СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) — Железный фронт, у КПГ (Коммунистической Партии Германии) — Союз Красных Фронтовиков.

Общее же число «Пролетарских сотен» (объединенной организации антифашистов, в которую входили беспартийные люди, а также члены Железного фронта социал-демократов) приближалось к цифре в полмиллиона человек.

По воспоминаниям одного рабочего национал-социалиста того времени, он был единственным членом НСДАП на своем десятитысячном крупповском оружейном заводе.

Но левые силы боролись не только против фашизма, но и друг против друга, что облегчило приход Гитлера к власти в январе 1933 года.

1933 год своими событиями кроваво закрыл первую главу существования антифашистского движения в Германии. Жестом отчаянья коммунистической партии Германии была демонстрация 1 мая 1933 года. Последний Первомай.

Совет

Моральный удар нацистам нанес Лейпцигский процесс, где лидеры коммунистов во главе с эмиссаром Коминтерна Георгием Димитровым смогли опровергнуть версию нацистских следователей о коммунистическом заговоре при поджоге рейхстага. Авторитет антифашистов благодаря этому процессу вырос, нацистам пришлось в 1934 г. выпустить Димитрова из Германии.

Приехав в СССР, он стал добиваться создания союза левых сил против фашизма, и в 1935 году возглавил Коминтерн, провозгласивших политику антифашистского народного фронта.

В Германии остатки коммунистов и социал-демократов ушли в подполье и практически никак себя там не проявляли. Но они продолжали поднимать восстания и устраивать забастовки в концлагерях. В целом же в Европе сопротивление фашизму лишь усиливалось.

В феврале 1934 году фашисты и правые радикалы попытались захватить власть во Франции. Они прошли маршем по Парижу, подойдя вплотную к зданию парламента с требованием передать власть правому «Национальному фронту».

Многотысячная толпа бросилась на штурм парламентского здания, полиция открыла огонь. Против фашистской угрозы выступили настроенные по-боевому активисты социалистов и анархистов, а затем и коммунистов.

Париж бурлил, правительство либерала Даладье было неустойчиво, премьер сам испугался последствий кровопролития у дворца, возникла угроза перехода власти к правым.

Тогда социалисты, анархисты и коммунисты, вывели на улицы своих сторонников, показав, что трудящиеся Франции — на стороне Республики и левой политики. В январе 1936 г. коммунисты, социалисты и либералы создали антифашистский избирательный союз, который позднее стал известен как Народный фронт.

Принято считать, что социал-демократы — умереннее коммунистов или анархистов. В 1934 году в Австрии профашистское правительство разгромило клуб социал-демократов в Вене. Социал-демократы призвали рабочих к вооруженной борьбе. 2 недели на улицах Вены шли кровопролитные бои.

Обратите внимание

На восставших были брошены правительственные войска, применявшие танки и минометы. Через 2 недели пал последний опорный пункт социал-демократов. Те из восставших, кто решил не пробиваться с боями в Чехословакию, были зажаты в подземных коммуникациях.

По воспоминаниям одного из коммунистов, последние бои шли уже под землей.

Источник: http://antifa.fm/article/2010/12/brief-history-161

Этногенез и историческое развитие румынского народа

Территория Румынии была обитаема с самых древнейших времен. В долине Дыржова (область Арджеш) найдены наиболее древние в юго-восточной части Европы палеолитические орудия. В различных областях страны сделаны многочисленные находки, которые относятся к нижнему, среднему и верхнему палеолиту.

Неолитические комплексы принадлежат к периоду приблизительно от 5500—1700 гг. до н. э.

В соответствии с характером неолитической керамики здесь выделяется 16 культур, из которых наиболее важными считаются Криш, культура линейно-ленточной керамики, Хаманджия, Турдаш, Боян, Вэда- стра, Гумельница и Кукутень-Ариушд. Последняя культура известна и на территории СССР под названием трипольской.

В раннем неолите люди вели полуоседлый образ жизни, занимаясь мотыжным земледелием и скотоводством. К этому же времени относится постепенный переход от землянок к наземным жилищам. В этот период стали распространяться медные предметы.

В эпоху бронзы (около 1700—1150 гг. до н. э.) на-территории современной Румынии существовали культуры, среди которых наиболее важными являются Глина III, Монтеору, Отомань, Тей, Вербичиоара, Гырла Маре, Печика, Витемберг, Ноуа.

Эпоха железа на территории Румынии делится на два больших периода. Первый из них охватывает примерно 1150—450 гг. до н. э. (Галыптат). Носителями этой культуры были автохтонные фрако-гетские племена, жившие на этой территории, вероятно, с эпохи бронзы и принадлежавшие к большой семье индоевропейских народов.

В начале этого периода появляются лишь первые железные предметы, но довольно скоро железо вытесняет бронзу, и в конце периода железные предметы уже преобладают. В это же время важную роль начинает играть обмен.

Важно

Основной областью расселения цето- дакийцев была территория современной РНР, но в некоторые периоды эти племена выходили и за ее пределы, доходя до лесных Карпат в Словакии, среднего течения Дуная — на северо-западе и западе и до Северного Причерноморья — на востоке. Гето-дакийцы жили и на южном берегу Дуная, между Дунаем и Балканами.

В конце первого железного периода на Черноморском побережье появились греческие колонисты. Пришельцы основали здесь собственные поселения (полисы): Истрию, Каллатис, Томис, которые были городами-крепостями. Греки принесли сюда культуру античного мира и более высокие формы социального устройства, характерные для рабовладельческого общества.

Колонисты вступали в торговые отношения с автохтонными племенами, оказывая влияние на их общественное развитие. Между первым и вторым периодом железной эпохи у гето-дакийцев совершался постепенный переход от старых первобытнообщинных форм жизни к новым, более прогрессивным.

Сначала второго железного периода (V в. до н.%э., латен), в эпоху воен: ной демократии, процесс разложения первобытного общества ускорился. В это же время начинает устанавливаться общий погребальный обряд трупосожжения, который впоследствии стал характерным для всего гето- дакийского населения.

Гето-дакийцы не были единственными жителями края. Здесь обитали и другие племена, пришедшие с востока (скифы, сарматы, бастарны) и с запада (иллирийцы и кельты). Эти племена со временем слились с гето-дакийцами, оказав влияние на их культуру.

Определенное влияние на гето-дакийцев продолжали оказывать и греческие колонии, расположенные на Черноморском побережье. Связи с фракийцами Балканского полуострова также оказывали постоянное воздействие на культуру гето-дакийцев. В этот период появляются железный лемех и гончарный круг.

Ремесло стало основным занятием определенной части населения, что привело к его отделению от земледелия и скотоводства. Из среды гето-дакиицев выделяется группа торговцев. Совершается постепенный переход от общинной собственности к частной, вначале на скот и движимое имущество, а затем и на землю.

Гето-дакийцы в это время имели уже свою монету. Стал эксплуатироваться рабский труд.

Совет

Рост производительности труда, усиление обменных отношений, увеличение населения и военные соображения привели к установлению тесных межплеменных связей и созданию объединенных племенных союзов, каждый из которых имел свою территорию. Племенные союзы стали все больше и больше приобретать военный характер. Во главе каждого из них стоял руководитель — царь.

Он обсуждал общественные дела с вождями племен и с советом союза племен. Это и была форма военной демократии, характерная для гето-дакийского общества во второй период железного века.

Несменяемость военных вождей, постепенное превращение глав отдельных племен и родов в родо-племенную аристократию в конце концов привели к тому, что в недрах военной демократии стали выкристаллизовываться начальные формы дакийского рабовладельческого государства.

Раскопки таких больших поселений, как Зимнича, Попешты, Пояна, Тариверды, относящиеся к периоду объединения племен, и поселений в горах Орэштии с их системой укрепленных крепостей позволяют представить этапы развития гето-дакийского общества и эволюцию его материальной культуры.

Внутреннее развитие гето-дакийского общества и римская экспансия на Балканском полуострове ускорили создание широкого военного и политического объединения под руководством Буребисты — одного из племенных вождей, ставшего царем (первая половина I в. до н. э.).

В недрах этого образования и стали складываться элементы раннего рабовладельческого государства. Его центр находился в крепостях Себешских гор (Орэштие). После смерти Буребисты его государство распалось, что позволило Риму перейти к осуществлению своего старого плана захвата Дакии.

Читайте также:  Туркманчайский договор 1828 г. между россией и ираном

Борьба дакийцев, объединенных под руководством Децебала, с римлянами продолжалась с перерывами около двадцати лет. Дакийцы были побеждены, и большую часть их края оккупировали римские войска императора Трая- на. Области Олтения, Банат и Трансильвания, а позднее Мунтения и часть Молдовы были реорганизованы в римскую провинцию Дакию, которая с 106 г.

восприняла формы социальной и экономической организации развитого рабовладельческого общества. Добруджа еще раньше входила в состав южнодунайской римской провинции Мезии.

Обратите внимание

Экономическая и культурная жизнь в этих провинциях была очень интенсивной. Распространился латинский язык и письменность. Но вместе с этим трудящиеся массы дакийского населения подвергались немилосердной эксплуатации, что вызывало их резкое недовольство и приводило к восстаниям. Эти восстания поддерживали свободные гето-дакийские племена, жившие в Северной Трансильвании и Молдове.

Римляне не смогли удержать Дакию, и она была окончательно ими потеряна во время правления императора Аврелиана в 271 г. Однако римская культура пустила в стране глубокие корни.

По образному выражению Энгельса, по Дакии, как и по другим территориям, прошелся нивелирующий рубанок римского мирового владычества.

Важную роль в жизни этой провинции играли расположенные здесь римские легионы и вспомогательные когорты.

Независимо от происхождения и мест, откуда они были набраны, солдаты в течение долгой военной службы романизировались и способствовали романизации местного населения. На этот процесс оказывали влияние и сами дакийцы, служившие в римских легионах на чужбине.

Отслужив свой срок, ветераны обосновывались в Дакии в качестве собственников земельных участков, ремесленников, купцов, а некоторые принимали участие в городских управлениях провинции. Не менее важную роль в романизации гето-дакийцев сыграли и колонисты из других провинций Рима.

Во время римского господства романизованные дакийцы создали провинциальную романскую культуру, развитие которой продолжалось и после того как северодунайская провинция была оставлена римской армией и администрацией. Уход римских войск не означал разрыва связей между населением левобережья и правобережья Дуная.

Романо-византийцы, основная территория которых находилась на юг от Дуная, до второй половины VI в. владели широкой полосой земли и к северу от Дуная. Происходила постоянная интермиграция романизованного населения с обоих берегов Дуная. Продолжался торговый обмен. Начиная с IV в. н. э.

Важно

здесь распространяется христианство. Многие церковные термины в румынском языке имеют латинское происхождение.

В последующие века письменные источники упоминают на этой территории только сарматов, готов, гепидов, гуннов, авар, которые временно устанавливали свое господство в областях к северу от Дуная.

Из умолчания письменных источников о коренном дако-романском населении исследователи сделали вывод, что на север от Дуная, и в первую очередь на территории бывшей Дакии, дако-романские элементы к этому времени будто бы совершенно исчезли и с отступлением римских войск все романизованное население переселилось на юг от Дуная.

Этот ложный вывод, исходивший из неверной посылки, был тенденциозно использован в научной дискуссии, посвященной проблеме этногенеза румынского народа.

Дискуссия эта продолжалась почти два века. В ней были высказаны различные точки зрения, которые в общем вылились в два основных направления: теорию непрерывности романизованного населения на север от Дуная и теорию его прерывности.

В настоящее время на основе новейших данных истории, лингвистики, этнографии, антропологии и археологии доказано, что все бесспорно свидетельствует о непрерывном существовании дако-романского населения на север от Дуная и в те века, которые последовали за отступлением римских войск. Современные археологические исследования румынских ученых говорят о более чем 50 населенных пунктах на дакийской территории, где можно наблюдать следы дако-романского населения и в послеримский период.

Эти работы дают основание утверждать, что такие важные центры, как Апулум (современная Альба-Юлия), Ампелум (современная Златна), Пота- исса (современная Турда), Напока (современный Клуж), Поролиссум (современный Мойград) и др.

, продолжали жить той же жизнью и после отступления римских легионов.

Эти факты доказывают несостоятельность теории полного переселения романизованного населения на юг от Дуная, которую сейчас не разделяет и большинство иностранных ученых.

Формирование румынского народа — длительный процесс. Основными его компонентами были коренное население Дакии и Мезии и романский элемент. Примерно с 600 г. в этногенезе румын приняли участие и славяне, которые способствовали ликвидации византийского господства на правобережье Дуная.

Славяне (южная ветвь) заселяли в это время оба берега Дуная, причем преобладание славянского населения в этих местах было весьма значительным. Славяне, жившие на северном берегу Дуная, пришли в эти области уже будучи хорошо знакомыми с земледелием и способствовали его дальнейшему развитию у коренного населения.

Совет

В период между VII—IX вв. в землях на север от Дуная шел процесс ассимиляции и романизации славян. В течение этого периода центром дако-мезийско'го романизма стала Дакия, в то время как мезийские романцы, постепенно ославянились. К концу X в.

после этого этнического и лингвистического размежевания византийские, славянские и затем венгерские источники упоминают румын под названием

Источник: http://lib7.com/evropa/781-razvitie-rymynu.html

Вторая мировая война: победа вооруженного восстания румынского народа летом 1944 г

Разгром советскими войсками основных сил группы армий “Южная Украина” лишил гитлеровцев и правительство Антонеску их главной вооруженной опоры, создал благоприятные внешние условия для свержения фашистского режима в Румынии и вывода ее из войны на стороне Германии.

В стране созрели для этого и необходимые внутренние условия. Продолжала обостряться внутриполитическая обстановка, быстро нарастал гнев и возмущение народных масс гитлеровским засильем и гнетом фашистского режима Антонеску.

Антигитлеровские настроения усилились также в румынской армии. Обострился до крайности и кризис “верхов”.

Это выражалось в стремлении дворцовых кругов и лидеров буржуазно-помещичьих партий — национал-царанистов и национал-либералов — отмежеваться от политики Антонеску.

Учитывая эти настроения, компартия установила связь с оппозиционно настроенными офицерами и дворцовыми кругами. В создавшейся обстановке король Михай и его ближайшее окружение вынуждены были принять план вооруженного восстания, предложенный КПР.

Целью восстания было свержение фашистского режима Антонеску и выход Румынии из войны на стороне держав оси. Для руководства подготовкой восстания компартия Румынии еще 4 апреля 1944 г. из своего актива создала временное оперативное руководство в составе К. Пырвулеску, Э.

Боднараша и И. Рангеца.

На состоявшемся 19 — 22 августа совещании военного комитета по подготовке восстания, в котором участвовали и коммунисты, был определен день вооруженного восстания — 26 августа. Однако успешное наступление советских войск позволяло начать его раньше — 23 августа, когда было завершено оперативное окружение основных сил группы армий “Южная Украина”.

Обратите внимание

Коммунистическая партия умело использовала это обстоятельство для решительного всенародного выступления. “Момент свержения фашистской диктатуры Антонеску и вступления Румынии в справедливую войну против фашистской Германии, — говорил Г.

Георгиу-Деж, — был избран Центральным Комитетом нашей партии ввиду наличия благоприятных условий, созданных стремительным советским наступлением на фронте Яссы — Кишинев”.

Когда руководству КПР стало известно, что Антонеску прибудет 23 августа на аудиенцию к королю, чтобы заручиться его поддержкой в мобилизации “всех сил нации” для продолжения войны, было принято решение использовать этот момент для ареста фашистского диктатора. По заранее согласованному плану И. Антонеску, его заместитель М. Антонеску и другие министры правительства были арестованы.

Участие короля Михая и его окружения в свержении правительства Антонеску было вынужденным.

Они согласились на арест диктатора лишь тогда, когда убедились, что немецко-румынские войска потерпели поражение и что группа армий “Южная Украина” не в состоянии остановить наступление советских войск.

Монархические круги понимали, что румынский народ поддержит освободительную миссию Советской Армии и сможет смести не только фашистский режим, но и монархию.

Сразу же после ареста фашистского правительства части бухарестского гарнизона получили приказ занять и защищать государственные учреждения, центральную телефонную станцию, телеграф; радиостанцию и другие важные объекты, прервать связь между германскими учреждениями и воинскими частями и воспрепятствовать их передвижению.

К полуночи этот приказ был выполнен. Под ударами патриотических сил фашистский режим рухнул. Ни одно подразделение румынской армии, в том числе и охранный полк фашистского диктатора, не выступило в защиту правящей клики Антонеску. Это свидетельствует об абсолютном военно-политическом банкротстве фашистского режима в Румынии.

Важно

В 23 часа 30 минут 23 августа в Бухаресте было объявлено о смещении правительства Антонеску и создании “правительства национального единства”, о прекращении военных действий против Объединенных Наций и принятии Румынией условий перемирия. Но арест клики Антонеску означал не конец, а лишь начало восстания.

Наиболее сложные задачи повстанцы должны были решить в последующие дни, когда находившиеся в районе Бухареста и в ряде других городов немецко-фашистские войска предприняли попытки подавить восстание. Вышедшая из подполья компартия Румынии возглавила борьбу народных масс.

Она сумела придать восстанию массовый и организованный характер, обеспечить победу вооруженного восстания и срыв замыслов гитлеровцев и внутренней реакции.

Получив известие о событиях в Бухаресте, Гитлер приказал подавить восстание, арестовать короля и создать правительство во главе с генералом, дружественно настроенным к Германии.

Генералу Фриснеру предоставлялись чрезвычайные полномочия для действий в Румынии.

Фельдмаршал Кейтель и генерал Гудериан в докладе Гитлеру предлагали “принять все меры к тому, чтобы Румыния исчезла с карты Европы, а румынский народ перестал существовать как нация”.

Утром 24 августа гитлеровцы подвергли варварской бомбардировке Бухарест и перешли в наступление с целью потопить восстание в крови. Фашисты грозили полностью разрушить столицу. Общее руководство операцией по подавлению восстания возлагалось на главу германской военно-воздушной миссии в Румынии генерала А. Герстенберга.

Фриснер отдал приказ командирам немецких воинских частей, размещенных в тыловых районах Румынии, поддержать Герстенберга всеми имеющимися в их распоряжении силами и средствами. 26 августа стало очевидно, что этот генерал не может справиться с поставленной задачей. Войска, направленные против восставших, возглавил генерал Р.

Штахель — бывший комендант Варшавы, проявивший особую жестокость в расправе с польскими патриотами.

Совет

В начале восстания гитлеровцы имели в Бухаресте и его пригородах около 14 тыс. солдат и офицеров. Кроме того, они надеялись перебросить в город часть сил из района Плоешти, где находились зенитная артиллерийская дивизия, а также подразделения и части из других районов Румынии.

Читайте также:  Социальное развитие советского общества

Большие надежды гитлеровское командование возлагало на военизированные организации румынских немцев, в которых насчитывалось свыше 40 тыс. человек. На стороне же восставших в столице было примерно 7 тыс. военнослужащих и 50 вооруженных патриотических групп рабочих. Однако немецко-фашистскому командованию не удалось использовать перевес в силах и подавить восстание в Бухаресте.

Советские войска продолжали добивать немецкие соединения и стремительно продвигались к городу. В то же время в Бухарест начали прибывать румынские войска из других районов страны. Соотношение сил здесь быстро менялось в пользу восставших. К 28 августа численность румынских войск в столице достигла примерно 39 тыс. человек, а в боевых патриотических группах — около 2 тыс.

Это позволило повстанцам не только отразить атаки гитлеровцев, но и самим перейти к решительным действиям и разгромить немецкий гарнизон. На следующий день они очистили от фашистских сил Бухарест и его окрестности и удерживали их до подхода советских войск, взяв при этом в плен около 7 тыс. гитлеровских солдат и офицеров. Повстанцы потеряли 1400 человек.

Вооруженные столкновения с гитлеровцами происходили также в Плоешти, Брашове и некоторых других городах и районах Румынии.

В этот переломный для румынского народа исторический момент решающую роль в успехе антифашистского восстания сыграла военная и политическая помощь Советского Союза.

В заявлении по радио, сделанном сразу же после получения сведений о событиях 23 августа, Советское правительство вновь подтвердило незыблемость своей позиции в отношении Румынии, изложенной 2 апреля 1944 г.

Советский Союз, подчеркивалось в нем, не имеет намерения приобрести какую-либо часть румынской территории или изменить существующий в Румынии социальный строй, а преследует цель совместно с румынами восстановить независимость их страны путем освобождения ее от немецко-фашистского ига.

Обратите внимание

В заявлении указывалось, что если румынские войска прекратят военные действия против советских войск и обяжутся рука об руку с ними вести освободительную войну против немецко-фашистских захватчиков, то “Красная Армия не будет их разоружать, сохранит им полностью все вооружение и всеми мерами поможет им выполнить эту почетную задачу”.

Заявление Советского правительства явилось большой поддержкой румынскому народу и было встречено им с воодушевлением. Оно указывало реальный путь быстрейшего освобождения всей страны и предоставляло возможность Румынии внести свой вклад в разгром фашистской Германии.

Принципиальная позиция Советского Союза нанесла удар по планам румынской реакции, которая пыталась воспрепятствовать участию страны в войне против фашистской Германии и стремилась договориться с гитлеровским командованием о “свободном” уходе немецко-фашистских войск с румынской территории.

“В этих благоприятных внутренних и внешних условиях, — отмечается в Программе компартии Румынии, — 23 августа 1944 года Румынская коммунистическая партия в сотрудничестве с другими демократическими, патриотическими силами осуществила национальное антифашистское и антиимпериалистическое вооруженное восстание.

Была свергнута военно-фашистская диктатура и осуществлен переход нашей страны со всем ее потенциалом, со всей армией на сторону Советского Союза, антигитлеровской коалиции.

Следует отметить, что без этих благоприятных внутренних и международных обстоятельств было бы трудно, пожалуй даже невозможно, организовать и успешно развернуть великую битву, открывшую новую эру в истории Румынии”.

После вооруженного восстания перед румынским народом встали новые сложные задачи. Необходимо было закрепить ее победу, прикрыть северо-западную румынскую границу от вторжения немецко-фашистских и хортистских войск и совместно с Советской Армией полностью изгнать гитлеровцев из страны.

Демократические силы во главе с компартией выступили за тесное сотрудничество Румынии с Советским Союзом и ее активное участие в войне против Германии, за полное искоренение остатков фашизма и за демократическое развитие страны.

В опубликованном 24 августа обращении ЦК КПР говорилось: “В нашей освободительной борьбе мы опираемся на активную поддержку союзных держав, в первую очередь на помощь СССР и его героической Красной Армии, которая преследует и громит на нашей земле орды немецких захватчиков…

Важно

Румынский народ! Румынская армия! На решительную борьбу за спасение и освобождение родины”.

Антифашистское национальное вооруженное восстание, свершившееся в благоприятных условиях, созданных победами Советской Армии, имело большое историческое значение для румынского народа.

Оно положило начало народно-демократической революции, в ходе которой трудящиеся массы под руководством коммунистической партии уничтожили буржуазно-помещичье господство и направили развитие страны по пути, ведущему к социализму.

Закрепление успеха восстания в огромной степени зависело от дальнейшей борьбы Советской Армии против гитлеровских войск, от ее быстрых и решительных действий в Румынии.

Источник: https://agesmystery.ru/rubriki/vojny-i-tajny/vtoraya-mirovaya-vojna-pobeda-vooruzhennogo-vosstaniya-rumynskogo-naroda-letom-1944-g/

К 80-летию антифашистского восстания в австрии — нігіліст

В январе 1934 г. корпоративный профашистский режим канцлера Дольфуса в Австрии приступил к систематическому разгрому рабочих организаций.

Их помещения подвергались налетам со стороны военизированных сил “хаймвера” и полиции, якобы под предлогом “поиска оружия”. 12 февраля 1934 г.

полицейские и фашисты попытались ворваться в штаб-квартиру социал-демократической партии в Линце; в ответ вспыхнуло антифашистское восстание. Активное участие в нем в ряде местностей приняли и анархисты.

Отчаянное сопротивление войскам, полиции и отрядам “хаймвера” оказали отряды рабочей самообороны – “Республиканский шуцбунд”. Сигнал к выступлению дал его линцский командир Рихард Бернашек. Он имел принципиальную договоренность с руководством социал-демократической партии в Вене, но в последний момент лидеры предпочли “умыть руки” и “откреститься” от восстания.

Неподготовленное выступление было поддержано рабочими лишь в нескольких гродах страны – Вене, Штейре, Санкт-Пёльтене, Вайце, Эггенберге-Граце, Капфенберге, Брук-ан-дер-Муре, Эбензее, Вёргле.

Заметным было участие анархистов в событиях в Эггенберге, пригороде Граца. Здесь вечером 12 февраля вспыхнула битва за здание потребительского общества, где после уличных боев с армией укрылись бойцы “Шуцбунда”. “Это был кошмар, – вспоминал полвека спустя участник событий Франц Вальх.

– Первая рота альпийских стрелков обстреливала здание потребительского союза из артиллерии и гранатометов. Сопротивление было сломлено через 12 часов”. На следующее утро осажденные подняли белый флаг: рабочие сдались. В расположенной неподалеку металлической фабрике Ваагнер-Биро и в прокатном цеху сопротивление вновь вспыхнуло к вечеру 13 февраля.

Но победа опять осталась за армией, применившей полевую артиллерию.

В столице страны, “Красной Вене”, которая считалась главным центром рабочего движения в стране, сражения развернулись, в основном, вокруг рабочих домов и общежитий, которые армия брала штурмом с применением артиллерии. Здесь анархисты не успели принять активное участие в событиях. Самый известный анархистский командир “Шуцбунда” в Вене Леопольд Шпитцэггер был арестован.

Совет

Бои продолжались до 15 февраля и закончились разгромом рабочих. Сотни людей были убиты, многие казнены. Социал-демократическое руководство предало трудящихся.

Власти запретили социал-демократические, анархистские и другие рабочие организации; в стране воцарилась “австрофашистская” диктатура, опиравшаяся на клерикальную и консервативно-корпоративистскую идеологию.

Она продержалась до захвата Австрией нацистской Германией в 1938 г.

Политические партии, авторитарные структуры организации и руководства рабочим движением и соглашательская политика “вождей” – таковы были основные причины поражения героического австрийского пролетариата. Публикуем статью, в которой австрийские анархисты попытались подытожить уроки разгрома.

Австрия: ретроспективы и перспективы

После кровавых февральских дней 1934 г.

, которые завершились жестоким подавлением активной части рабочих, Австрия попала под диктатуру “костыльного креста” – символа “Отечественного фронта”, организации шпионажа и принуждения (1).

При этой диктатуре точно также совершаются убийства и всякого рода бесчеловечные деяния, как и под залитым рабочей кровью знаменем со свастикой национал-социалистов.

Почему так произошло в Австрии? Как эта страна с ее вошедшей в поговорку “Красной Веной” – образцовым примером Второго Интернационала – отличавшейся наиболее организованным и почти не испытавшим раскола рабочим движением, пришла к столь беспомощному поражению? Отсутствие места вынуждает ограничиться почти заголовочным изложением этого – поистине уникального – случая.

Австрия стала печальным провалом находившихся под авторитарным руководством рабочих масс, чья лучшая часть в самый последний момент – увы, слишком поздно – решилась, покинутая политическими и военными вождями, на героическое, но слишком неорганизованное и чисто оборонительное сопротивление. И истекла кровью.

Пролетариат, ставший пассивным, благодаря практике социал-демократического руководства, превратился в зрителя своей собственной вивисекции! Поищем источники ошибки и бросим взгляд назад. Истоки австрийского рабочего движения демонстрировали мощное противоборство между радикальным (анархистским) и умеренным (социал-демократическим) направлениями.

Йоханн Мост и Йозеф Пойкерт, наш незабвенный Аугуст Крчал вскоре повели за собой воодушевленное большинство. Несколько покушений дали желанный повод (для репрессий, – перевод.); лучшие пропагандисты вынуждены были бежать за границу или сгинули в застенках; полицейские бестии сделали свое дело и раздавили внушавшее надежды молодое движение.

Теперь умеренным было легко, и буквально из ничего всплыл их “великий” объединитель и создатель социал-демократической партии и газеты “Арбайтер-Цайтунг” д-р Виктор Адлер. После объединительной комедии 1888 г.

Обратите внимание

в Хайнфельде он повел толпу по своей реформистской улице, на дорожных указателях которой были начертаны легализм, всеобщее избирательное право, парламент и демократическая республика.

Сформировалась клика вождей, возникла отвратительная партийная аристократия, и после 1918 г. в республике без республиканцев все – в буквальном смысле слова – обросло галунами и эполетами.

Появились доверенные лица, партийные унтер-офицеры, члены общинных и окружных советов, партийные младшие офицеры, депутаты ландтагов и Национального совета, партийные штабисты и, наконец, правление партии в роли армейского верховного командования.

Партийная дисциплина стала великим кумиром, перед которым все падали ниц: мертвящее повиновение превратилось в социалистический долг! А тут зашевелился фашизм, но далекие от масс и от жизни вожди не видели и не слышали его; они пребывали в своих демократических иллюзиях.

Если до сих пор они хотя бы сохраняли личную честность, то теперь и это качество исчезло: в последние годы австрийского парламентаризма социал-демократические депутаты Национального совета Яницкий и Зеленка оказались мошенниками, которые растрачивали деньги рабочих и были “понижены” лишь после того, как их аферы уже нельзя было больше скрывать.

Это были грозные симптомы! Тут сгустились мрачные тучи 14 – 15 июля 1927 г. – непонятый, жуткий факел нараставшей реакции (2). Стихийные массовые демонстрации против оправдания трусливых фашистских убийц завершились прямым действием возмущенных. Запылал Дворец правосудия, и вместе с ним сгорела одна из величайших святынь собственности – поземельная книга.

Хаймверовский поп канцлер Зайпель направил против народа полицию и отдал приказ стрелять. Итогом дня стали 90 убитых.

Социал-демократические вожди совершили непростительное преступление против пролетариата и силою всего своего авторитета и демагогическими показушными мерами удержали силы рабочей самообороны – “Республиканский Шуцбунд”, тогда еще неколебимый и полный твердой решимости сражаться.

Важно

Они инстинктивно чувствовали, что если эти рабочие обретут силу, то найдут новые формы общества и покончат с чиновным сбродом рабочих “вождей”. Бонзы предпочли смертоносный компромисс с буржуазией, заперев в казармах красных солдат, которые тогда еще составляли три четверти соединений и хотели со своим оружием придти на помощь оказавшимся под угрозой рабочим братьям.

Читайте также:  Рейхштадское свидание, константинопольская конференция

Судьбоносное решение было принято – и Австрия была потеряна! Вот теперь стали формироваться отряды “Хаймвера”, в стране стала властвовать лира (3), и началась безудержная травля всего «красного» и хоть мало-мальски свободного. Буржуазные правительства правили с 1920 г., но с 1927 г.

стали планомерно очищать армию, жандармерию, полицию, правосудие и вообще всю государственную машину от последних реформистов и громить их профсоюзы. Через очень короткое время вся исполнительная власть государства превратилась в послушный орган буржуазных властителей и их фашистских кукловодов. Силы “Хаймвера” пустили в ход свой пропагандистский аппарат, подкупили деклассированных из всех сословий и продолжили лихорадочно вооружаться. А социал-демократы тем временем праздновали свою последнюю “победу на выборах”: ведь их оружием был избирательный бюллетень, а их полем боя – парламент! Партийные статистики уже высчитывали день демократического прихода к власти: “Товарищи, завоевать еще 10% избирателей – и мы у руля!” – гласил умопомрачительный лозунг. Но поскольку фашисты становились все наглее и агрессивнее, в партийной печати почти ежедневно цитировали мягкотелое изречение партийного бога Виктора Адлера: “Мы не позволим ни запугать себя, ни спровоцировать!”

Наконец, в 1933 г. парламентская машина отказала, мелочь застопорила механизм: какой прекрасный повод для государственного переворота, который тут же и начался. Канцлер д-р Дольфус вмешался, и его задача оказалась весьма легкой.

Пока он с каждым днем все больше допускал фашизм к власти и попирал ногами конституцию, доверенные лица социал-демократии собирали подписи за созыв парламента. Смехотворная бумажная борьба слепых рабочих вождей против вооруженного до зубов врага.

Вместо того, чтобы отреагировать на это последнее возмущение масс против государственного переворота восстанием – которое в тот момент, как игра ва-банк, имело бы все же больше шансов на успех, чем в феврале 1934 года, – они бездеятельно упустили и эти последние сроки и постепенно начали сживаться с диктатурой. Теперь реакция чувствовала себя у цели; вновь началась тактика измора, и одна фашистская провокация следовала за другой.

“Хаймвер”, получивший статус вспомогательной полиции, был сосредоточен в новых казармах в городах. Социал демократические поклонники порядка усмотрели в этом всего лишь защитную меру против тем временем запрещенной и также преследовавшейся национал-социалистической партии.

И тут начались последние тотальные обыски рабочих домов, роспуск “Шуцбунда” и аресты его лидеров. Естественно, пламя вспыхнуло вновь – героически и безнадежно! Лишь исчезающее малое меньшинство пошло за призывами левой оппозиции в соцпартии, незначительной кучкой коммунистов и другими революционными элементами.

А где же были вожди, профсоюзы, массы? Большинство рабочих впало в безразличие из-за продолжавшейся годами социал-демократической политики предательства и постоянных отступлений; безработица и нищета окончательно изморили их. Немногие активисты пожертвовали собой; их раздавили всеми средствами власти, которые имелись у государства.

Сотни убитых, включая множество женщин и детей, разрушенные жестоким артиллерийским огнем общественные здания, чрезвычайное положение и виселицы, концентрационные лагеря по гитлеровскому образцу, фашистское корпоративное государство стали зверскими этапами торжествующей реакции.

Совет

Над горами трупов павших пролетариев ликовала победившая католическая церковь, которая, обладая острым чутьем, еще за год до подавления рабочих для видимости отозвала своих священников из клерикальной партийной политики.

Теперь она назойливо ворвалась в рабочие кварталы, появились капеллы и церкви, и со страниц унифицированной прессы, из радиоприемников и канцелярий отныне полилась отвратительная религиозная болтовня в сочетании с назойливым культом личности самых знаменитых убийц рабочих.

Несколькими месяцами спустя с куда более выгодными шансами вспыхнул национал-социалистический путч, отправивший на тот свет всего одно активное действующее лицо – главного виновника февральских событий, федерального канцлера Дольфуса. Он теперь на полном серьезе главный кандидат в католические святые.

Характерно, что бонзы всех чинов и рангов давно отпущены на свободу и в тишине и покое наслаждаются своими пенсиями, и лишь большинство руководителей “Шуцбунда” по прежнему без всяких обвинений томится в тюрьмах корпоративного государства вместе с уголовниками. Реакция прекрасно знает, почему она до сих не амнистировала этих стойких людей.

Она не боится функционеров соцпартии; ее сотрясает страх лишь перед передовыми борцами рабочего класса. С развалом всего партийного карточного дома cоциал-демократии австрийским рабочим лишь в одном сопутствовала удача: поражении вечно тормозившей их, раздиравшейся противоречиями и поэтому нерешительной партии.

Остается надеяться, что массы окончательно избавились от нее и тем самым поневоле сделали свой первый шаг к собственной самостоятельности! Немедленно развернувшаяся подпольная работа уже показала, что повзрослевшие рабочие рассчитались с социал-демократией.

Она даже не посмела больше выступать под старым именем, называя себя теперь “Объединенной социалистической партией”; ее влияние остается минимальным. Реорганизовавшийся в подполье “Шуцбунд” относится к ней скорее отрицательно или выжидательно, а Коммунистическая партия Австрии сумела пока что привлечь к себе наиболее активные и ценные элементы бывшей соцпартии.

Но как бы КПА ни старалась полностью поставить “Шуцбунд” под свое влияние, ей это до сих не удалось, потому что и здесь совершается старая коммунистическая ошибка смешения единого фронта с неограниченной партийной диктатурой, и она ввергает в изумление это вооруженное формирование, только что выскользнувшее из-под контроля бездарного Центра.

Обратите внимание

Столь же плохой пропагандой единого фронта являются такие клеветнические статьи о позиции анархистов в Испании, как, например, недавно появились в газете якобы внепартийной пролетарской организации “Красная помощь”.

Помимо трех названных группировок (наследницы социал-демократической партии, “Шуцбунда” и КПА) есть целый ряд независимых групп и объединений, которые вступают в федеративные объединения для каких-либо действий, а в остальном занимают выжидательную позицию.

Именно в них должна развернуться широкая анархо-синдикалистская пропаганда, и она не может быть более своевременной, поскольку все препятствия, чинимые агитации партийными аппаратами, рухнули, и критически мыслящих рабочих не удастся изолировать от освободительной идеи анархизма.

Анархизм, как уже было сказано, не является чем-то чуждым для Австрии и смог здесь успешно утвердиться в некоторых, правда, не слишком широких, кругах. Это может подтвердить любой, кто еще помнит бурные времена до 1928 г. и знает, что анархистская жизнь кипела тогда на всех углах.

Позднее были предприняты попытки создания чисто синдикалистских организаций, как это на протяжении некоторого времени удавалось среди таксистов Эдмунду Редишу.

Перед австрийским анархизмом в настоящее время встает самая насущная задача собрать свои распыленные силы и добиться духовного соединения с немецким анархо-синдикализмом, чьим глашатаем является “Ди Интернационале”.

Австрийские анархисты высказываются за идеи Советов и готовы вместе со всеми честными революционерами бороться с хаймверовским фашизмом. Они знают, что это корпоративное государство опирается исключительно на вооруженное меньшинство и рано или поздно должно рухнуть.

Разложение в фашистском лагере нарастает, в надлежащий момент оно должно вызвать планомерно подготовляемое революционное восстание.

Важно

Однако и внешнеполитические события могут в любой момент предоставить возможность для действий и поэтому превращают готовность пролетариата к действию в самое настоятельное веление момента!

Л.К. (Вена)

Die Internationale. 1935. Nr.5. April. S.9 – 12

(Перевод: КРАС-М.А.Т.)

Примечаниия:
(1) Отечественный фронт – правящая корпоративная организация фашистского режима в Австрии в 1933 – 1938 гг.

(2) Волнения в Вене вспыхнули после того, как суд оправдал убийц, открывших огонь по демонстрации рабочей самообороны “Шуцбунда” в Шаттендорфе и убивших двоих человек (в том числе одного ребенка). Оправдание вызвало взрыв возмущения, который вышел из-под контроля социал-демократического руководства.

Полиция открыла огонь по демонстрантам, убив более 80 и ранив более 1000 человек.
(3) Реакционные режимы в Австрии опирались на помощь и поддержку фашистского режима Муссолини в Италии.

Источник: https://www.nihilist.li/2014/02/15/k-80-letiyu-antifashistskogo-vosstaniya-v-avstrii/

Борьба молдавского народа против румынских оккупантов. Хотинское и Бендерское восстания, Татарбунарское восстание антифашистское движение

Поражение австро-германского блока в первой мировой войне позволило странам Антанты усилить интервенцию против советского государства. Войска антанты захватили южную часть левобережных районов Молдавии, северную занимали петлюровцы.

воспользовавшись бегством австро- германских оккупантов, румыния направила свои войска в северную бессарабию.

народное возмущение вылилось в январе 1919 в массовое вооруженное востание, охватившее Хотинский уезд и северную часть Сорокского.

В ночь на 19 января 1919 под руководством Г. �. Барбуцей отряд бессарабских красных партизан атаковали подразделения оккупантов, к отряду сразу присоединилось местное население.

Были освобождены Атаки, станция Окница, села Унгры, Каларашковка, Арионешты, Покровка. Вскоре выступили боевые отряды и дружины, организованные большевиками.

23 января эти отряды освободили Хотин. здесь обосновалась Директория- временный орган, руководивший восстанием.

Директория, несмотря на противодействие петлюровской части ее состава, по инициативе революционноготкрыла и под давлением масс объявила захват Бессарабии незаконным актом и призвала население усилить борьбу против оккупантов, заявила о переходе земли в руки крестьянства, приступила к созданию народной армии, освободила политзаключенных, однако из-за своего ненародного состава этот орган не сумел обеспечить централизованное руководство восстанием.

Совет

26 января оккупанты перешли в контрнаступление. 1 февраля восстание было жестоко подавлено. Население северной части края подверглось кровавым репрессиям со стороны оккупантов.

Весной 1919 красная армия освободила тирасполь и появилась реальная возможность очистить бессарабию от оккупантов. 5 мая 1919 было сформированно Временное рабоче-крестьянское правительство Бессарабии.

Правительство обратилось с манифестом, в котором бессарабия объявлялась ССР.

в манифесте указывалось, что все законы и декреты румынского правительства на территории края недействительны, объявлялось о равноправиивсех национальностей.

Выход красной армии к Днестру, формирование бессарабских воинских частей, образование временного рабоче-крестьянского правителельства, провозглашение бессарабии республикой- все это способствовало уселению борьбы трудящихся за освобождение своего края. Это стремление проявилось и в вооруженном восстании в Бендерах 27 мая 1919. на рассвете небольшой отряд по собственной инициативе неожиданно атаковал интервентов у Бендер. Застигнув противника врасплох, патизаны и восставшие рабочии добились на первых порах существенных успехов, овладев крепостью, вокзалом, почтой. часть румынских солдат быстро сдались в плен.однако Бендерское восстание в тот же день потерпело поражение. командование интервентов, убедивщись в том, что перед ним малочисленный противник, подтянуло войска и бросило их в контрнаступление. по городу был открыт артиллерийский и пулеметный огонь. огромный перевес сил позволил оккупантам сломить сопративление боевых дружин и отрядов, оттеснив их к Днестру.Овладев Бендерами, каратели жестоко расправились с жителями города. Десятки людей были расстреляны без суда и следствия, сотни брошены в тюрьмы и подвергнуты пыткам.

п»ї

Источник: http://3-net.ru/sign/sign-333260.php

Ссылка на основную публикацию