Застой в сельскохозяйственном производстве

Мобилизационная экономика и сельское хозяйство — Да здравствует «Застой»!

Н.С. Хрущев решал задачи сельского хозяйства чисто мобилизационными средствами: распахать целину! Внедрить драгоценную кукурузу повсеместно! Догнать и перегнать!

В сельском же хозяйстве мобилизационная модель особенно вредна и опасна. Тут нужны самостоятельность и активность руководства на местах, учет местных реалий — а они могут различаться на расстоянии буквально 10 километров.

В годы кукурузно-целинного ускорения это не принималось во внимание, а вот в «годы застоя» — принималось. Исчезло такое явление, как «толкачи». Молодежь и не знает этого слова, в учебниках истории его нет. А зря… потому что «толкач» — ярчайшее проявление самых бредовых установок эпохи, которую нам частенько показывают как альтернативу «застою».

«Толкач» — это посланец партийных органов области или края, который во время посевной или сбора урожая едет в район и требует быстрее выполнить сельскохозяйственные работы.

— Как?! Ваш район еще не отсеялся?!

— Весна поздняя…

— Ну и что?! Положено уже отсеяться! От вас победных реляций ждут, а вы тут что же?!

Обратите внимание

Район шлет своих «толкачей» в совхозы и колхозы. Дорогие гости, посланцы начальства, вкусно кушают и много пьют, в том числе запрещенного самогона. И крутят ту же шарманку:

— План! По плану уже должны отсеяться!

— Так весна поздняя… В этом году сеять нужно не в конце апреля, а в начале мая…

— В начале мая?! К Первомаю должно быть все посеяно! Трудящиеся всего мира будут праздновать День солидарности трудящихся! Они должны порадоваться за ваш колхоз, а вы что делаете?! Бунтова-ать?! Вольнодумствовать?! Нарушать международную солидарность?!

Смех смехом, но примерно так оно и было. Не принимая во внимание никакие реалии погоды и местных условий, крестьян заставляли выполнять разнарядку. Может, сточки зрения идеологии они и были очень полезны, но вот для сельского хозяйства…

…А вот при Брежневе «толкачи» как-то исчезли.

Мартовский Пленум ЦК КПСС 1965 года продолжил политику Н.С. Хрущева. Целина уже распахана, и ветер уже унес плодородный слой степи. Это преступление уже совершено, ничего нового уже не распашешь и не погубишь.

Но многие элементы мобилизационной экономики в сельском хозяйстве сохранялись, и это было самое скверное. Сохранялась политика мелиорации — то есть орошения земель (где надо и где не надо). Сохранялась химизация — то есть обязательное внесение удобрений по разнарядке, разработанной в городе.[98]

Считается, что потери сельскохозяйственной продукции из-за неэффективной мелиорации и химизации почв достигали 35–40 %.

Примерно столько же терялось уже собранного урожая. На уборочную регулярно мобилизовали городское население. Во всем «цивилизованном мире» посев и уборка урожая решаются с участием горожан — временных сельскохозяйственных рабочих. В начале XX века это были бедняки из Лондона или Нью-Йорка, и Стейнбек ярко описывает быт таких рабочих в годы Великой депрессии.[99]

В СССР на уборку урожая мобилизовали. Для студентов «выезд в колхоз» был нормой. Зачислили на первый курс — и в сентябре не за парты, а «в колхоз». Убирать урожай. Мобилизовали солдат.

Отправляли целые автоколонны с крупных предприятий. Направляли сотрудников учреждений и заводов.

Важно

В сентябре—октябре в деревнях становилось людно, шумно и весело, а 30–40 % уже выращенного урожая все равно терялось.

Мне доводилось слышать разные оценки «укрупнения деревень» и уничтожения «неперспективных» деревень. «Неперспективная» — это маленькая деревня, к которой слишком трудно и дорого вести хорошую дорогу.

В 1958 году, в соответствии с решениями Президиума ЦК КПСС и Совмина РСФСР деревни начали «укрупнять», переселяя жителей в «перспективные» населенные пункты.

Одновременно «осваивали целину»: 45 млн га целинно-залежных земель, из которых минимум 40 % стали впоследствии пустыней и полупустыней. И одновременно за те же пять «целинно-кукурузных» лет (1954–1958) свыше 13 млн га — то есть до 35 % сельхозземель российского Нечерноземья — было выведено из сельхозоборота.

Специалистов, технологии, капиталовложения и даже растениеводческий семенной фонд именно из РСФСР, из Нечерноземья, переводили в целинные и кукурузные регионы.

Из 140 000 нечерноземных сел предполагалось оставить лишь 29 000. К концу же 1970-х, по данным статистики, осталось около 20 000 деревень…

Правительственным постановлением 1974 года по вопросам неперспективных деревень в РСФСР предусматривалось, что по российскому Нечерноземью за 1975–1980 годы сселению подлежали 170 000 сельских семей. В приложениях к этому документу только 43 000 сельских населенных пунктов РСФСР — немногим более 30 % — были обозначены как перспективные.

Что характерно: такие меры не предусматривались в отношении сельских регионов других республик теперь уже бывшего СССР. А в национальных автономиях РСФСР количество «неперспективных» деревень было намного меньше, чем в обычных российских областях…

Совет

А результат? Люди уходили в города, и потому снижалась цена рабочей силы в промышленности и других несельскохозяйственных отраслях.[100] А из-за низкой эффективности сельского хозяйства росла цена на сельскохозяйственную продукцию.

В годы восьмой пятилетки, до начала 1970-х мобилизационные методы еще давали эффект. Вполне сносный набор продуктов присутствовал в магазинах даже малых и средних городов.

В дальнейшем эффект давало нечто совершенно другое: переход от административного метода управления сельским хозяйством к экономическому, введение все того же хозрасчета. Идеал бывает только в идеальном мире.

В реальном самые хорошие решения имеют и свои плохие последствия.

Повысить закупочные цены? Тогда крестьяне будут заинтересованы в создании и продаже своей продукции… но тогда ведь и розничные цены повысятся!

Вложить в сельское хозяйство побольше денег? Повысить качество сельскохозяйственной техники? За 70-е годы и начало 80-х годов в аграрно-промышленный комплекс было вложено более 500 млрд. рублей. Качество техники повысилось, и ее попросту стало больше. Но техника стала дороже… В результате к началу 1980-х многие совхозы и колхозы вновь оказались убыточными.

Установить жесткий контроль за выращиванием и поставками продукции? Но такой контроль гасит самостоятельность и инициативу предприятий, уничтожает заинтересованность в конечном результате своего труда.

К тому же, по всем законам бюрократии, растет аппарат по управлению сельским хозяйством. Тот самый случай, когда «один с сошкой, а семеро с ложкой».

При Сталине цены снижались? Верно, только за счет чего они снижались? За счет того, что деревня (две трети населения) была изнасилована в пользу города — трети населения.

Обратите внимание

При Брежневе же завершилась русская урбанизация — массовое переселение людей в города. Уже ликвидация «неперспективных» деревень заставила уходить до 30 млн человек. Уходить можно было и в другие деревни, в районные центры. Но очень многие пошли и в города.

С 1967 по 1985 год ежегодно деревню покидали в среднем 700 тысяч человек. Всего 15 млн человек, в основном молодежь. В 1980 году средний возраст колхозника составил 52 года, а обеспеченного аграрного класса, подобного западным фермерам, не возникло (его у нас и сейчас нет).

В 1980 г. в сельском хозяйстве СССР было занято до 20 % населения. Это очень мало для страны «третьего мира» и очень много для Запада. Неэффективность и бесхозяйственность в СССР — не легенда, а факт.

В начале 1990-х сдавать черные металлы было очень легко: возле каждой деревни, на околице, валялись ржавеющие детали механизмов и чуть ли не целые машины… С трактора снимали двигатель, а основную часть металла просто бросали.

Эти «кладбища техники» были очень типичным элементом сельского ландшафта.

Еще одна чисто «мобилизационная» мера: ввоз продовольствия из-за рубежа. Хорошее дело — пусть мы продаем готовую продукцию, а «они» пусть снабжают нас продовольствием.

Так, Британская империя ввозила хлеб и говядину из Аргентины, баранину из Австралии, фрукты из тропических стран, а платила машинами и изделиями фабрик и заводов.

Только у нас-то продавали в основном сырье, а покупали то, что СССР вполне мог бы произвести и сам. Одно Причерноморье, Дон и Северный Кавказ — это же 55 % мирового чернозема!

За 18 лет «застоя» импорт мяса, рыбы, масла, сахара, зерна вырос в денежном отношении более чем в 10 раз. Если в 1973 г. импорт зерна составил 13,2 % от всего его количества, производимого в стране, то в 1975-м — 23,9 %, в 1981-м —41,4 %.

Важно

Эта мера, помимо всего прочего, подрывала отечественный сельскохозяйственный рынок. Он становился как бы и не очень нужен.

Постоянный рост обеспеченности сельского хозяйства тракторами и комбайнами стал предметом законной гордости советского руководства. Что могла мобилизационная экономика — то могла!

Вот по поводу «низкой» урожайности зерновых полагалось (и сейчас полагается) посыпать свои головы пеплом. Ведь урожайность была намного ниже, чем в промышленно развитых капиталистических странах!

В 1970-м в СССР собирали 15,6 ц/га пшеницы, в 1980-м — 15 ц/га против 31,2 ц/га в США, 50,3 ц/га в Японии! При этом никто не обращал внимания, что дело тут не в «отсталости» или в «неумении работать», а в климатических условиях.

Большая часть СССР, в том числе и благодатные черноземы Северного Кавказа, лежит в зоне рискованного земледелия. Европа, Япония и США лежат в зоне, близкой к идеальным для земледелия.

То есть и принцип заинтересованности, и эффективность очень важны, но в Австралии урожайность пшеницы составляет порядка 11,6 ц/га, в Аргентине — порядка 15–16 ц/га, и никто не страдает по этому поводу.

Средняя урожайность в СССР — это тоже «средняя температура по больнице». В Молдавии урожайность в 1970 году была 29,3 ц/га, в прибалтийских республиках — 21,3 — 24,5 ц/га.

Если по поводу Прибалтики у нас принято кивать на ее «цивилизованность», то с каких пор Молдавия «цивилизованнее» России? А урожайность там была очень высокой. Выше, чем в Латвии.

Так, может, пора перестать мучить себя глупыми рассказами о нашей «безрукости»?

Совет

Ведь даже в условиях заведомо гиблой экономической модели в «годы застоя» страну удалось накормить! Всю, до последнего человека. Весь XIX век в «России, которую мы потеряли», время от времени случался страшный голод.

В 1890-е годы голод унес до 200 тысяч жизней. Крестьянам охваченных голодом районов официально разрешили заниматься нищенством и просить подаяние.

Некоторым это занятие так понравилось, что они и потом не хотели опять садиться на землю, а стали профессиональными нищими.

В СССР уже во время Гражданской войны голод вспыхивал везде, где власть переходила к большевикам. Мрачный призрак Голодомора не уходил до конца все время правления Сталина.

Помнят ли в современной России про чекушки молока? Бутылочки в четверть литра, но не с водкой, а с молоком? Еще в начале 1960-х такие чекушки были, я их очень хорошо помню.

Тогда, ребенком, я не знал, что чекушка молока покупается специально для меня. Так же как не замечал, что конфеты ем только я. Ребенок раздавал конфеты, приучался делиться.

Но родители складывали свои конфеты обратно в конфетницу, и назавтра эти же конфеты подавались на стол.

Так вот, в «годы застоя» голод навсегда стал мрачным воспоминанием. Чем-то вроде фамильного привидения: предка, который с замогильным хохотом вываливается из камина, держа под мышкой собственную голову.

Обратите внимание

Смотрите и помните, были другие времена, людям рубили головы за то, что они были сторонниками короля или парламента, бойтесь… но знайте, что такого уже никогда не будет.

Это только привидение, пришедшее к нам из других времен.

Не было чекушек молока, и конфет было вволю, только шоколадные порой «доставали». Был контингент, питавшийся в основном хлебом и макаронами. Но голода и даже недостатка еды не было.

Если верить статистике, в СССР в 1955 г. потреблялось в среднем около 40 кг мяса на человека, в 1960-м — около 50 и в 1970 г. — около 55 кг на душу. В 1989–1990 гг. этот уровень составлял около 70 кг.

Это заметно меньше, чем в странах Запада.

Но, во-первых, и эти нормы потребления значительно выше и чем в царской России, и чем в первой половине существования СССР. В «годы застоя» люди потребляли больше продуктов, эти продукты были разнообразнее и выше по качеству, чем когда-либо еще в русской истории.

Во-вторых, я не верю этим цифрам, потому что в СССР существовало такое явление, как «теневая экономика».

Источник: https://www.e-reading.mobi/chapter.php/150171/69/Burovskiii_-_Da_zdravstvuet__Zastoii_%21.html

Синдром «застоя» в аграрном комплексе в 1970 – начале 1980-х годов | мой онлайн универ

Одним из ведущих национальных проектов в современной России является возрождение аграрного комплекса. Попытки интенсифицикации аграрного производства путем его механизации, оснащения высокоэффективной техникой предпринимались в советской истории. В числе подобных проектов были разработка и внедрение «системы машин».

та «система машин» олицетворяла практическое воплощение курса на интенсификацию сельскохозяйственного произ — водства.

Р­уководящие партийные и государственные органы рассматривали интенсификацию сельскохозяйственного произ — водства как процесс его индустриализации – преобразования по типу крупной машинной индустрии и превращение сельскохо — зяйственного труда в разновидность промышленного.

Важно

Добиться поставленных целей предполагалось решением триединой зада — чи – механизации сельского хозяйства, его химизации и широ — кого применения мелиорации в зоне рискованного земледелия. Необходимо подчеркнуть, что программе интенсификации при — давалось также социальное значение, на базе развитой индустрии

предполагалось улучшить социальную сферу села.

К разработке первой программы «системы машин»» – перечня

средств комплексной механизации сельского хозяйства – конст-

рукторы приступили еще в l953 г. К середине l960-х годов научны-

ми учреждениями были подготовлены технологические карты по

каждой сельскохозяйственной культуре и внесены предложения

по механизации животноводческих ферм. Эти материалы легли в

основу масштабного проекта под названием «Системы машин для

комплексной механизации сельскохозяйственного производства»

на l966–l970 гг. Ставилась задача по разработке долгосрочных

экономически обоснованных предложений о развитии сельского

хозяйства по зонам страны на ближайшие l0–l5 лет.

Программа «системы машин» на l97l–l975 годы включала

перечень 2085 технических средств, что на 500 единиц превышало

количество «системы машин» в предыдущую пятилетку.

Р­азработкой последующей программы «Системы машин для

комплексной механизации сельскохозяйственного производст-

ва» на очередной срок –l976–l980 годы – занималось l56 научных

организаций страны. В проекте нашли отражение технологии воз-

делывания и уборки всех сельскохозяйственных культур с учетом

зональных особенностей, был сформирован перечень комплексов

и отдельных машин, необходимых для осуществления рекоменду-

емых новейших технологий, представлены направления дальней-

шего развития как в тракторном и сельскохозяйственном машино-

строении, так и в сельском хозяйстве. В сводный перечень вошло

2965 наименований машин, из них 954 включали создание новых

МЕщЕРяКОВА Вера Александровна – Московский гуманитарный университет

образцов, 223 – модернизированных.

Читайте также:  Экономическая география россии в xvii столетии

Можно определенно утверждать, что процесс механизации пос-

тепенно обретал системный характер.

Однако опыт реализации «Системы машин для комплексной меха-

низации сельскохозяйственного производства» показал, что прак-

тика планирования, создания и внедрения новой сельскохозяйст-

венной техники имела серьезные изъяны. При формировании «системы машин» не учитывались возможности предприятий — производителей, отсутствовали экономи — ческие стимулы реализации программы, часто в нее вносили недостаточно прорабо — танные позиции, которые к моменту вклю — чения в перечень не имели согласованных и утвержденных агротехнических требо — ваний к разрабатываемым конструкциям.

Уже на первых шагах реализации элемен — тов «системы машин» появились непре — одолимые трудности. Например, только согласование и утверждение документации с ведомствами-заказчиками занимало в среднем 36,5% времени, отведенного для создания машин, при нормативе l2,5%.

Ч­тобы поставить на производство новую модель, необходимо было собрать в общей сложности 647 подписей и виз в различных инстанциях.

Стремление конструкторов выполнить всю закрепленную за ними номенклатуру

«системы машин» не только не обеспе — чивало максимального народнохозяйст — венного эффекта, но и приводило к зна — чительному увеличению сроков разрабо- ток, снижению качества конструкции.

В результате создаваемые машины уступа — ли по техническому уровню зарубежным аналогам, при работе над ними принима — лись неудачные конструкторские и тех — нологические решения, документация имела большие недоработки, что вызы — вало необходимость повторных этапов исследований.

Попытка заключения прямых догово — ров между предприятиями давала опреде — ленные результаты. Во всяком случае ост — рота дефицита на какие-то виды изделий снималась.

Так, на пензенских предпри — ятиях в начале l970-х годов приступили к выпуску прицепов к тракторам марки К-700, для чего построили l64 монтаж — ные конструкции.

Это позволило за срав — нительно короткое время удовлетворить потребности всего А­гропрома в данных изделиях почти наполовину.

Совет

В течение второй половины l980-х годов между сельским хозяйством и про — мышленностью было заключено l98 дого — воров о взаимовыгодном сотрудничестве. Однако подобная практика демонстриро — вала и слабые места: в условиях жесткой и централизованной плановой экономики у предприятий, заключивших прямые договоры, не было достаточных право-

вых полномочий в решении финансовых вопросов, не до конца усовершенство — ванной являлась система экономическо — го стимулирования, отсутствовала гибкая политика цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, у самих предприятий не хватало мощностей для выпуска необходимого количества машин и механизмов.

Эффективное использование сельско — хозяйственной техники сдерживалось из-за слабой обеспеченности хозяйств базой для ремонта, технического обслу — живания и хранения техники. За l977– l980 гг. задания по вводу в эксплуатацию центральных ремонтных мастерских выполнялись на 80%, пунктов техничес — кого обслуживания – на 42%, станций технического обслуживания автомоби — лей в «Сельхозтехнике» – на 46%. Не был выполнен план строительства ремонтных предприятий. Не выполнялись задания по созданию крупных специализирован — ных предприятий для восстановления изношенных деталей.

Сложившаяся система хозяйствования не позволяла развернуть инициативу на местах. Необеспеченные соответству — ющими условиями, многие почины не могли быть реализованы, полезные начи- нания сходили на нет.

В целом система работала недостаточно эффективно. Главная причина – отсутст — вие в сельском хозяйстве должной ремон — тно-профилактической базы.

Не хватало узлов и деталей, запасных частей, из-за чего созданные подразделения действо — вали не в полную мощность, у колхо — зов и совхозов недоставало средств на содержание техники, не удалось до конца разрешить проблему производственной инфраструктуры.

Процесс механизации сельскохозяйст — венного производства сдерживался тем обстоятельством, что из-за дороговизны орудий труда сами сельские предприятия не могли приобретать нужную технику.

Причем постоянно растущие цены своди — ли на нет все усилия аграриев, как бы рен — табельно они ни трудились, вырученной прибыли от продажи продукции не хватало на эти цели. Необоснованный рост цен на технику требовал крупных дополнитель — ных затрат от деревни.

Обратите внимание

При этом стоимость машин далеко не во всех случаях являлась обоснованной, не всегда подкреплялась должной производительностью.

За период с l965 по l985 год цены на средства производства для сельского хозяйства поднялись в зависимости от видов изделий в 2–5 раз, тогда как на сельхозпродукцию – менее чем в 2 раза. В частности, стоимость пахотного агрегата к l975 г. выросла в 3 раза. Причем дале — ко не всегда эта динамика цен адекватно подкреплялась качественными измене — ниями.

Так, новый комбайн КСК-l00 позволил поднять производительность на 70%, а цена машины выросла в 4 раза; внедрение самоходной косилки СКП-l0 помогло земледельцам увеличить про — изводительность на 79%, а платить за ее приобретение хозяйства должны были в 4,4 раза больше. Все это выливалось в разорительный процесс для хозяйствую — щих субъектов на земле.

Потребности сельского хозяйства в средствах труда, обеспечивающие комп — лексную механизацию работ и выполне — ние их в оптимальные сроки, в l975–l985 гг. удовлетворены не были.

Задача сокращения доли ручных опе — раций за счет внедрения механизации сохраняла свою актуальность и остроту. К тому же поставляемая техника отли — чалась низким качеством.

На предпри — ятиях сельхозмашиностроения СССР­ более чем 42% изготовлявшейся техники было морально устаревшей, многие виды машин не снимались с производства 20 и более лет.

Это приводило к тому, что из каждых l00 полученных в сельском хозяйстве тракторов только 6 шло на увеличение парка, а остальные на заме — ну списанных ранее гарантийного срока. Несмотря на то, что Советский Союз опережал США­ по выпуску тракторов в

6,4 раза, зерновых комбайнов – в l6 раз, на тысячу гектаров посевов, например, на Украине в l985 г. тракторов было l4, а в США­ – 30, зерноуборочных комбайнов соответственно l5 и 34.

Важно

Из-за хроничес — кой нехватки машин, их низкого качества затягивались сроки проведения основных сельскохозяйственных работ, нарушалась технология производства.

В результа — те колхозы и совхозы недополучали при выращивании и теряли при уборке много сельскохозяйственной продукции.

Несмотря на множество постановле — ний и принимаемых на их основе мер, среди которых преобладали администра — тивные, хроническое отставание в темпах строительства и реконструкции предпри-

ятий сельхозмашиностроения преодоле — но не было.

Зачастую в проекты строительства и реконструкции закладывались заведомо отсталые технические решения, допуска — лись ошибки в определении сметной стои — мости, несвоевременно решались вопросы обеспечения технической документаци — ей, подготовки строительных площадок. Наличие вспомогательного производства на высокоавтоматизированном предпри — ятии не предусматривалось.

Объективным показателем техничес — кого развития отрасли являлись скорость обновления действующего производст — венного оборудования, темпы замены физически и морально устаревшей тех — ники. В сельхозмашиностроении страны в l970-е – первой половине l980-х годов происходило постоянное уменьшение части основных фондов, выбывавших по мере их износа.

Низкие темпы замены устаревшего оборудования стали причи — ной наличия на производстве огромного его количества и как результат больших масштабов ремонтных работ. В целом 70% заводов отрасли работало на изношенном станочном парке, причем 50% его эксплу- атировалось более l0 лет, 20% – более 20 лет.

Использование отслужившего свой срок оборудования приводило к сниже- нию качества выпускаемой продукции.

Трудовые коллективы предприятий сельскохозяйственного машиностроения с опаской воспринимали технические новшества.

Совет

В сложившейся хозяйствен — ной практике им были экономически невыгодны неминуемые при техничес — кой реконструкции нарушения произ — водственного цикла, так как это вело к ухудшению общих итогов работы, а сле — довательно, уменьшению размера отчис — лений от прибыли в фонд материаль — ного поощрения, снижению заработка.

Организационно-технические меры по внедрению новой техники разрабатыва- лись, как правило, всего лишь на один год, часто не имели всестороннего науч — но-технического и экономического обос — нования и переносились из года в год, оставаясь неосуществленными.

Действовавший механизм хозяйство — вания не позволял перейти на выпуск новых поколений машин и оборудования мирового качества, способных обеспе — чить значительный рост производитель — ности труда в аграрном секторе.

Материал взят из: Журнал «Власть». – 08-2007 (Visited 24 times, 1 visits today)

Источник: http://moyuniver.net/sindrom-zastoya-v-agrarnom-komplekse-v-1970-nachale-1980-x-godov/

Синдром «застоя» в аграрном комплексе в 1970 начале 1980-х годов

___________________Власть-конспект___________________

Вера МЕЩЕРЯКОВА

синдРом «зАстоя» в АГРАРНОМ КОМПЛЕКСЕ В 1970 — НАЧАЛЕ 1980-х годов

Одним из ведущих национальных проектов в современной России является возрождение аграрного комплекса. Попытки интенсифицикации аграрного производства путем его механизации, оснащения высокоэффективной техникой предпринимались в советской истории. В числе подобных проектов были разработка и внедрение «системы машин».

#

МЕЩЕРЯКОВА

Вера

Александровна — Московский гуманитарный университет

Эта «система машин» олицетворяла практическое воплощение курса на интенсификацию сельскохозяйственного производства.

Руководящие партийные и государственные органы рассматривали интенсификацию сельскохозяйственного производства как процесс его индустриализации — преобразования по типу крупной машинной индустрии и превращение сельскохозяйственного труда в разновидность промышленного.

Добиться поставленных целей предполагалось решением триединой задачи — механизации сельского хозяйства, его химизации и широкого применения мелиорации в зоне рискованного земледелия. Необходимо подчеркнуть, что программе интенсификации придавалось также социальное значение, на базе развитой индустрии предполагалось улучшить социальную сферу села.

К разработке первой программы «системы машин»» — перечня средств комплексной механизации сельского хозяйства — конструкторы приступили еще в 1953 г.

К середине 1960-х годов научными учреждениями были подготовлены технологические карты по каждой сельскохозяйственной культуре и внесены предложения по механизации животноводческих ферм.

Эти материалы легли в основу масштабного проекта под названием «Системы машин для комплексной механизации сельскохозяйственного производства» на 1966—1970 гг. Ставилась задача по разработке долгосрочных экономически обоснованных предложений о развитии сельского хозяйства по зонам страны на ближайшие 10—15 лет.

Обратите внимание

Программа «системы машин» на 1971 — 1975 годы включала перечень 2085 технических средств, что на 500 единиц превышало количество «системы машин» в предыдущую пятилетку.

Разработкой последующей программы «Системы машин для комплексной механизации сельскохозяйственного производства» на очередной срок —1976—1980 годы — занималось 156 научных организаций страны.

В проекте нашли отражение технологии возделывания и уборки всех сельскохозяйственных культур с учетом зональных особенностей, был сформирован перечень комплексов и отдельных машин, необходимых для осуществления рекомендуемых новейших технологий, представлены направления дальнейшего развития как в тракторном и сельскохозяйственном машиностроении, так и в сельском хозяйстве. В сводный перечень вошло 2965 наименований машин, из них 954 включали создание новых образцов, 223 — модернизированных.

Можно определенно утверждать, что процесс механизации постепенно обретал системный характер.

Однако опыт реализации «Системы машин для комплексной механизации сельскохозяйственного производства» показал, что практика планирования, создания и внедрения новой сельскохозяйст-

08’2007______________________ВЛАСТЬ_____________________________65

венной техники имела серьезные изъяны. При формировании «системы машин» не учитывались возможности предприятий-производителей, отсутствовали экономические стимулы реализации программы, часто в нее вносили недостаточно проработанные позиции, которые к моменту включения в перечень не имели согласованных и утвержденных агротехнических требований к разрабатываемым конструкциям.

Уже на первых шагах реализации элементов «системы машин» появились непреодолимые трудности. Например, только согласование и утверждение документации с ведомствами-заказчиками занимало в среднем 36,5% времени, отведенного для создания машин, при нормативе 12,5%.

Чтобы поставить на производство новую модель, необходимо было собрать в общей сложности 647 подписей и виз в различных инстанциях.

Важно

Стремление конструкторов выполнить всю закрепленную за ними номенклатуру «системы машин» не только не обеспечивало максимального народнохозяйственного эффекта, но и приводило к значительному увеличению сроков разработок, снижению качества конструкции.

В результате создаваемые машины уступали по техническому уровню зарубежным аналогам, при работе над ними принимались неудачные конструкторские и технологические решения, документация имела большие недоработки, что вызывало необходимость повторных этапов исследований.

Попытка заключения прямых договоров между предприятиями давала определенные результаты. Во всяком случае острота дефицита на какие-то виды изделий снималась.

Так, на пензенских предприятиях в начале 1970-х годов приступили к выпуску прицепов к тракторам марки К-700, для чего построили 164 монтажные конструкции.

Это позволило за сравнительно короткое время удовлетворить потребности всего Агропрома в данных изделиях почти наполовину.

В течение второй половины 1980-х годов между сельским хозяйством и промышленностью было заключено 198 договоров о взаимовыгодном сотрудничестве. Однако подобная практика демонстрировала и слабые места: в условиях жесткой и централизованной плановой экономики у предприятий, заключивших прямые договоры, не было достаточных право-

вых полномочий в решении финансовых вопросов, не до конца усовершенствованной являлась система экономического стимулирования, отсутствовала гибкая политика цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию, у самих предприятий не хватало мощностей для выпуска необходимого количества машин и механизмов.

Эффективное использование сельскохозяйственной техники сдерживалось из-за слабой обеспеченности хозяйств базой для ремонта, технического обслуживания и хранения техники. За 1977— 1980 гг.

Совет

задания по вводу в эксплуатацию центральных ремонтных мастерских выполнялись на 80%, пунктов технического обслуживания — на 42%, станций технического обслуживания автомобилей в «Сельхозтехнике» — на 46%. Не был выполнен план строительства ремонтных предприятий.

Не выполнялись задания по созданию крупных специализированных предприятий для восстановления изношенных деталей.

Сложившаяся система хозяйствования не позволяла развернуть инициативу на местах. Необеспеченные соответствующими условиями, многие почины не могли быть реализованы, полезные начинания сходили на нет.

В целом система работала недостаточно эффективно. Главная причина — отсутствие в сельском хозяйстве должной ремонтно-профилактической базы. Не хватало узлов и деталей, запасных частей, из-за чего созданные подразделения действовали не в полную мощность, у колхозов и совхозов недоставало средств на содержание техники, не удалось до конца разрешить проблему производственной инфраструктуры.

Процесс механизации сельскохозяйственного производства сдерживался тем обстоятельством, что из-за дороговизны орудий труда сами сельские предприятия не могли приобретать нужную технику.

Причем постоянно растущие цены сводили на нет все усилия аграриев, как бы рентабельно они ни трудились, вырученной прибыли от продажи продукции не хватало на эти цели. Необоснованный рост цен на технику требовал крупных дополнительных затрат от деревни.

При этом стоимость машин далеко не во всех случаях являлась обоснованной, не всегда подкреплялась должной производительностью.

66___________________________ВЛАСТЬ_______________________08’2007

За период с 1965 по 1985 год цены на средства производства для сельского хозяйства поднялись в зависимости от видов изделий в 2—5 раз, тогда как на сельхозпродукцию — менее чем в 2 раза. В частности, стоимость пахотного агрегата к 1975 г. выросла в 3 раза. Причем далеко не всегда эта динамика цен адекватно подкреплялась качественными изменениями.

Обратите внимание

Так, новый комбайн КСК-100 позволил поднять производительность на 70%, а цена машины выросла в 4 раза; внедрение самоходной косилки СКП-10 помогло земледельцам увеличить производительность на 79%, а платить за ее приобретение хозяйства должны были в 4,4 раза больше. Все это выливалось в разорительный процесс для хозяйствующих субъектов на земле.

Читайте также:  Первые русские князья

Потребности сельского хозяйства в средствах труда, обеспечивающие комплексную механизацию работ и выполнение их в оптимальные сроки, в 1975—1985 гг. удовлетворены не были.

Задача сокращения доли ручных операций за счет внедрения механизации сохраняла свою актуальность и остроту. К тому же поставляемая техника отличалась низким качеством. На предприятиях сельхозмашиностроения СССР более чем 42% изготовлявшейся техники было морально устаревшей, многие виды машин не снимались с производства 20 и более лет.

Это приводило к тому, что из каждых 100 полученных в сельском хозяйстве тракторов только 6 шло на увеличение парка, а остальные на замену списанных ранее гарантийного срока. Несмотря на то, что Советский Союз опережал США по выпуску тракторов в 6,4 раза, зерновых комбайнов — в 16 раз, на тысячу гектаров посевов, например, на Украине в 1985 г.

тракторов было 14, а в США — 30, зерноуборочных комбайнов соответственно 15 и 34. Из-за хронической нехватки машин, их низкого качества затягивались сроки проведения основных сельскохозяйственных работ, нарушалась технология производства.

В результате колхозы и совхозы недополучали при выращивании и теряли при уборке много сельскохозяйственной продукции.

Несмотря на множество постановлений и принимаемых на их основе мер, среди которых преобладали административные, хроническое отставание в темпах строительства и реконструкции предпри-

ятий сельхозмашиностроения преодолено не было.

Зачастую в проекты строительства и реконструкции закладывались заведомо отсталые технические решения, допускались ошибки в определении сметной стоимости, несвоевременно решались вопросы обеспечения технической документацией, подготовки строительных площадок. Наличие вспомогательного производства на высокоавтоматизированном предприятии не предусматривалось.

Важно

Объективным показателем технического развития отрасли являлись скорость обновления действующего производственного оборудования, темпы замены физически и морально устаревшей техники. В сельхозмашиностроении страны в 1970-е — первой половине 1980-х годов происходило постоянное уменьшение части основных фондов, выбывавших по мере их износа.

Низкие темпы замены устаревшего оборудования стали причиной наличия на производстве огромного его количества и как результат больших масштабов ремонтных работ. В целом 70% заводов отрасли работало на изношенном станочном парке, причем 50% его эксплуатировалось более 10 лет, 20% — более 20 лет.

Использование отслужившего свой срок оборудования приводило к снижению качества выпускаемой продукции.

Трудовые коллективы предприятий сельскохозяйственного машиностроения с опаской воспринимали технические новшества.

В сложившейся хозяйственной практике им были экономически невыгодны неминуемые при технической реконструкции нарушения производственного цикла, так как это вело к ухудшению общих итогов работы, а следовательно, уменьшению размера отчислений от прибыли в фонд материального поощрения, снижению заработка.

Организационно-технические меры по внедрению новой техники разрабатывались, как правило, всего лишь на один год, часто не имели всестороннего научно-технического и экономического обоснования и переносились из года в год, оставаясь неосуществленными.

Действовавший механизм хозяйствования не позволял перейти на выпуск новых поколений машин и оборудования мирового качества, способных обеспечить значительный рост производительности труда в аграрном секторе.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/sindrom-zastoya-v-agrarnom-komplekse-v-1970-nachale-1980-h-godov

Экономическая реформа 1965 года

Что этот Косыгин придумал? Какие реформы?  Зачем они нужны? Кому это надо? Кто это понимает? Работать нужно лучше, вот и вся проблема.

Брежнев Л.И.

Сразу после прихода к власти Брежнева перед ним встал острый вопрос – нужна была экономическая реформа, поскольку последние 5 лет деятельности Хрущева привели к ужасающим последствиям.

Поэтому буквально все, начиная от простых граждан, и заканчивая руководителями ЦК, понимали – реформы нужны.

Совет

Но почему экономическая реформа 1965 года не дала ожидаемых результатов? Для ответа на этот вопрос нужно рассмотреть все нюансы проводимых изменений в сельском хозяйстве и в промышленности.

Экономическая реформа 1965 года делала главную ставку на модернизацию сельского хозяйства и промышленности. Занялся ей Косыгин, которого убрали после первых положительных результатов, после чего началось падение экономики СССР.

Аграрная реформа 1965 года и ее результаты

В марте 1965 года руководство СССР объявляется о начале реформы в аграрном секторе. Основные идеи данной реформы были следующими:

  • Государство повысило закупочные цены для совхозов и колхозов.
  • За перевыполнение плана выращивания сельхоз продукции государство устанавливало надбавку к закупочной стоимости +50%.
  • Закупочные цены утверждались на 10 лет, что давало аграриям гарантии.
  • Колхозникам теперь выплачивалось гарантированное жалование, а не трудодни, как то было раньше.
  • Государство направляло большие суммы денег на оснащение колхозов и совхозов материально-технической базой.
  • Снятие всех ограничений на ведение подсобного хозяйства.

Сами идеи реформы были здравыми, руководство партии хотело не просто улучшить положение сельского хозяйства, но и усилить контроль над ним со стороны Министерств.

В результате получилось немного не то, о чем изначально говорил Брежнев.

Достаточно посмотреть на список выше, чтобы понять, что там есть как положительные, так и отрицательные стороны, которые в дальнейшем проявились в полном объеме.

Положительные моменты аграрной реформы

Безусловно, увеличение закупочной стоимости, дополнительная плата за перевыполнение плана и длительные гарантии на закупку – это то, что колхозам было необходимо. Об этом мало говорят, но факт заключается в том, что все совхозы и колхозы  были убыточными. У всех были долги.

Не случайно ведь и реформы Хрущева и реформы Брежнева во главу угла ставили то, что долги с колхозов должны списываться. Откуда взялись эти долги? Главная причина в том, что долгие годы государство фактически обворовывало крестьян, выкупая их продукцию за бесценок.

  Начиная с 1965 года эта тенденция ломалась.

Отрицательные моменты аграрной реформы

Но было в аграрной реформе и то, что привело к «застою» — фиксированная оплата труда колхозникам. Раньше колхозник получал деньги за трудодни, а также имел доплаты за выполнение плана производства (выращивания). Например, человеку было нужно отработать 20 дней, собрать 250 килограмм картошки, а государство за это ему платило 50 рублей (цифры приведены только для примера).

Теперь же картина менялась. Человек получал свои 50 рублей вне зависимости от того сколько он соберет картошки за 20 дней работы. Даже если он соберет не 250 килограмм, а 10 – он в любом случае получит свои 50 рублей.  С одной стороны это давало гарантии и социальную обеспеченность колхозникам, но с другой стороны это напрочь убивало мотивацию работать и добиваться результатов.

Результаты экономической реформы в аграрном секторе

Главная ставка в экономическом развитии сельского хозяйства руководство страны сделало на полное обеспечение своей страны зерном и продуктами питания. Но сделать этого не удалось, более того остальные показатели были не менее «впечатлительными»:

  • Удалось повисеть рентабельность аграрного сектора. Для совхозов она стала 22%, а для колхозов – 34%.
  • Сокращение пахотных земель. Начиная с 1965 и о момента развала СССР пахотные земли сократились на 22 млн гектар.
  • Хозяйство велось крайне неэффективно. В некоторых областях потери продукции составляли до 40%. Минимальный порог – 20%. То есть 1/5 часть всей продукции просто пропадала.
  • Ошибки в руководстве привели к обострению экологических проблем внутри страны.

В итоге СССР, у которого было больше всех черноземных земель для пашни среди всех стран мира стал закупать зерно и продукцию питания за границей! Эти элементы начались при Хрущеве, а при Брежневе негативную тенденцию переломить не смогли.

Реформы в промышленности: замыслы и результаты

Предыдущие поколения коммунистов всегда выбирали для реформирования одно из дух направлений:

  • Совершенствование производства.
  • Стимулирование работников.

Правительство Брежнева решило поступить иначе, выбирая не один из пунктов, а оба. Сама реформа промышленности СССР началась в 1965 году и была обусловлена тем, что Хрущев и эту отрасль экономики довел до плачевного состояния. Экономическая реформа 1965 года в сфере промышленности имела гораздо более позитивные результаты, чем реформирование сельского хозяйства.

Ключевые аспекты реформы:

  • Поощрение предприятий. Для этого часть прибыли оставлялась на развитие самому предприятию. При этом деньги делились в 3 фонда: материальное стимулирование (выплата премий), социально-культурное развитие (путевки рабочим, билеты и так далее) и бытовое развитие (строительство жилья, объектов досуга).
  • Совнархозы заменены Министерствами. Решения в экономике должны были принимать отраслевые министерства. Они создавали планы, которые предприятия могли корректировать под свои возможности.
  • Изменение системы планирования производства. Во-первых, было существенно сокращено количество плановых показателей. Во-вторых, результат работы теперь мерялся не по производимой продукции, а по реализованной. То есть количество заменялось качеством.
  • Предприятия наделялись элементами самостоятельности. Кроме того, что им оставляли часть доходов, предприятия получали право производить хозрасчет между собой.
  • Увеличение премий работникам. Предприятия финансово мотивировали сотрудников увеличивать результаты.

Это ключевые аспекты реформы. Даже глядя на них очевидно, что экономическая реформа 1965 года была достаточно ограничена. Тем не менее она очень скоро дала положительный результат.

Уже к 1970 году уровень промышленного производства вырос на 50%, было построено порядка 1900 новых предприятий. Но вместе с тем стало очевидно, что дальше улучшить эти показатели СССР не может.

Более того экономика страны перешла к упадку, который лучше всего демонстрирует следующий график.

Возникает вопрос – почему все ключевые показатели развития экономики после 1970 года пошли на спад? Тут все просто – число трудоспособного населения снижалось с каждым годом, добыча полезных ископаемых становилась все дороже, оборудование устаревало физически и морально, увеличивались расходы на оборону.

Основная причина того, что экономическая реформа 1965 года не дала ожидаемых результатов заключается в том, что экономическая модель СССР себя изжила. В основе этой модели лежало отрицание всего нового. Поэтому локальные результаты были неплохими, но на длительном временном интервале – отрицательными.

Историческая справка

Почему экономические реформы 1965 г не дали ожидаемых результатов?

Есть целый комплекс причины, из-за которых это произошло:

  • Экономические основы изменены не были. Брежнев пытался поверхностными изменениями решить глобальные проблемы, но, увы, это невозможно.
  • Противоречия в партии. Для решения глобальных задач должно быть единство, но его не было и каждый тянул одеяло в с вою сторону.
  • Экономика для ЦК КПСС была менее важна, чем идеология. Даже когда стало очевидно, что экономика СССР в очень плачевном положении, все равно речь была примерно такой – как-нибудь проживем, главное не трогать постулаты социализма и партийной гегемонии.
  • Противоречия. Предприятия наделили элементами самостоятельности, но зачастую их самостоятельные решения шли в противоречие с мнением Министерств.

Одной из причин было то, что в СССР существовало (строилось) большое количество гигантских заводов. В результате они имели монопольное положение в стране.

В следствии же того, что предприятиям давались экономические послабления, страдало качество продукции в виду отсутствия конкуренции. В ответ на это правительство ужесточило нормы проверки качества продукции.

На первый взгляд это шаг абсолютно правильный, но на практике он привел к тому, что продукция подорожала, а также наступил ее дефицит. В итоге реформа развивалась, но результатов положительных не было.

Обратите внимание

Более того ежегодно все большее число товаров привозились из заграницы, поскольку промышленность СССР не могла обеспечить граждан всем необходимым. Ведь не решалась одна из главных проблем – недостаток продукции массового потребления. Вот, что по этому поводу писал А.А. Громыко.

Многие члены Политбюро искренне  убеждены, что монопольные предприятия, гигантские стройки и тяжелая промышленность требуют неоправданных затрат, в то время, как предприятия, работающие на массовое потребление, оказываются в изоляции.

А.А. Громыко

Причины увеличения отрыва экономики СССР от экономики западных стран в 1970-х – начале 1980-х гг

Причины этого отрыва понятны – в СССР делалось все для тяжелой промышленности и военной техники, по показателям развития которых страна была впереди своих западных «партнеров». Но делалось это за счет экономии на нуждах граждан, ведь в СССР был дефицит практически со всем.

 Все, кто жил в ту эпоху, рассказывает, что очереди были за товарами из Югославии, Чехословакии, Польши и других стран. Были и собственные товары, но их крайне не хватало. Это и есть явный признак перекоса экономики к тяжелой промышленности.

У западных стран этого перекоса не было, поэтому они начали понемногу в этом отношении отставать от СССР.

Кроме того был еще 1 момент, который затормозил развитие экономики СССР и привел к отставке Косыгина – увеличение цены на нефть и газ. Брежнев со своим окружением решили, что экономическая реформа 1965 года уже свое отжила, а дальше страна будет жить за счет продажи топлива.

Косыгина убрали, кризис усилился. Поэтому причины того, что экономическая реформа 1965 года не дала ожидаемых результатов следует искать в решениях ЦК, где си дели люди искренне убежденные, что реформы не нужны, что можно обойтись не реформированием, а небольшим косметическим ремонтом.

Но они очень сильно ошибались…

Источник: https://istoriarusi.ru/cccp/ekonomicheskie-reformi-1965-goda.html

Аграрный сектор СССР в 1950-1980 годы

Послевоенные годы по характеру социально-экономического развития можно подразделить на три периода:

• взлет (1950—1970 гг.)

• застой (1971—1985 гг.)

• кризис и смена социально-экономической системы (1985 — 1990-е гг.).

Рассмотрим состояние аграрного сектора нашей страны в эти периоды.

Политико-экономические кампании 50 — 60-х гг

В эти годы экономика страны динамично развивалась. За первые десять лет среднегодовые темпы роста валовой продукции сельского хозяйства составили 5,0. Этому способствовало укрепление материально-технической базы сельского хозяйства, освоение целинных земель, совершенствование системы управления.

Одним из ключевых направлений экономической политики стало возрождение разоренной деревни. Уже в 1954 г.

Важно

были резко снижены обязательные поставки сельскохозяйственных продуктов государству, списаны долги колхозов, уменьшены налоги с приусадебных участков и продаж на рынке.

В то же время в 1,5–5,5 раза были повышены заготовительные цены на сельскохозяйственные продукты, возросли капиталовложения и поставки техники, были увеличены размеры приусадебных хозяйств.

В силу особенностей обстановки и экономического мышления той эпохи поиск новой экономической политики свелся к поискам «решающего звена в цепи». Таковыми поначалу были признаны массовые политико-экономические кампании: с 1954 г.

– освоение целины, с 1955 г. – максимальное расширение посевов кукурузы, с 1957 г.

– «мясные» и «молочные» кампании и административные реорганизации, вектор которых был задан стремлением к децентрализации и демократизации хозяйственного управления.

Избранный на пост Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущев стал проводить курс, связанный с социальной ориентацией экономики, увеличением капитальных вложений в сельское хозяйство, с предоставлением больших прав руководителям колхозов. Особое внимание уделялось развитию сельского хозяйства.

За счет освоения целинных земель в сельскохозяйственный оборот было вовлечено почти 42 млн га пашни, что позволило значительно снизить продовольственную проблему страны.

В Западной Сибири и Казахстане были созданы сотни новых совхозов, машинно-тракторных станций, проложены дороги, построены поселки. Естественно, что это был экстенсивный путь развития отрасли.

Но он позволил добиться прироста сельскохозяйственной продукции: за 1953-1958 гг. ее прирост по сравнению с 1948-1952 гг. составил 34%, создать на Востоке страны новые районы сельскохозяйственного производства. В 1956 – 1958 гг. государство получило с целины более половины заготовленного хлеба.

Совет

Однако грандиозная программа освоения новых целинных земель оказалась плохо подготовлена. В районах целинных земель отсутствовали подъездные железнодорожные пути, не хватало автомашин, чтобы вывозить хлеб на элеватор, не были построены зернохранилища. В результате огромное количество зерна почти год пролежало под открытым небом. Все это граничило с обычной бесхозяйственностью.

27-31 марта 1958 г. на сессии Верховного Совета СССР был принят очередной Закон «О дальнейшем развитии колхозного строя и реорганизации МТС», который не принес каких-либо положительных результатов. Согласно Закону были ликвидированы МТС, а их сельхозтехника продана колхозам.

Отсутствие денежных средств не позволило колхозам закупать в нужном количестве сельхозтехнику, а отсутствие в колхозах специалистов привело к низкому уровню ее обслуживания и эксплуатации, что в скором будущем вынудило вместо МТС создавать на селе специализированные организации «Сельхозтехника». В свою очередь, недостаток средств у колхозов привел к снижению производства продукции сельскохозяйственного машиностроения. Хотя государство и пыталось оказать колхозам помощь путем снижения цен на сельхозтехнику и бензин, но это не спасало положения.

Под влиянием принятых в 1953–1954 гг. решений, ослабивших колоссальный государственный нажим на деревню, темпы развития сельского хозяйства выросли в пять раз. В 1953–1958 гг.

среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства составили примерно 8% против 1,6% в 1950–1953 гг.

Доля капиталовложений в сельское хозяйство поднялась почти до 1/3 по сравнению с 1/5 в начале десятилетия (правда, примерно 32% этих инвестиций шло на целину). Денежные доходы колхозов с 1953 по 1958 г. увеличились более чем в три раза.[18]

Однако оживление советской деревни оказалось скоротечным. На продолжение начатой в 1953–1954 гг. аграрной политики у советского руководства не хватало денег.

В силу политических и социальных соображений оно не решилось поднять розничные цены, перенеся на них примерно трехкратное увеличение заготовительно-закупочных цен на сельскохозяйственные продукты и иные масштабные дотации, полученные колхозами в 1953–1958 гг.

, и это бремя оказалось непосильным для бюджета. Произведенная в 1958 г.

Обратите внимание

реорганизация МТС, с принудительным выкупом колхозами имевшейся у них техники, хотя и позволила выкачать из деревни некоторые средства, тем не менее резко ухудшила финансовое положение большинства хозяйств, а главное, не могла решить проблемы инвестиций для сельского хозяйства. Другие административные реорганизации – укрупнение колхозов, преобразование части из них в совхозы и т.п. – также не дали заметных результатов.

Глубинные причины кризиса сельского хозяйства коренились в том, что ликвидация сталинской системы репрессий способствовала разложению колхозного строя, основанного на диктате государства.

Начавшаяся выдача паспортов колхозникам позволила им обрести свободу передвижения и в массовом порядке двинуться в города. Устранение угрозы репрессий за невыполнение нормы трудодней подорвало важнейший стимул труда в «общественном хозяйстве».

Это обстоятельство, а также стремление приблизиться к полностью обобществленному коммунистическому хозяйству подтолкнули хрущевское руководство к попыткам ликвидировать личное крестьянское подворье. Однако эта мера не заставила колхозников лучше работать в колхозах.

Напротив, она нанесла сельскому хозяйству огромный ущерб и вытолкнула новые миллионы колхозников в города.

Освоение целины, потребовавшее огромных инвестиций, хотя и дало поначалу отличные результаты, тем не менее не смогло решить зерновой проблемы в СССР, поскольку из-за эрозии почвы и засух урожаи на целинных землях стали быстро падать.

Среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства в 1959–1964 гг. снизились примерно в пять раз (по сравнению с 1953–1958 гг.), составив примерно 1,5%, что соответствовало периоду 1950–1953 гг.

Среднегодовое производство зерновых на душу населения едва превышало уровень 1913 г.

Вынужденное прекращение массированной перекачки ресурсов из деревни в города ликвидировало важнейший источник накоплений советской экономики, позволившей ей в свое время провести форсированную индустриализацию, послевоенное восстановление промышленности и городов.

Важно

Более того, подорванное в результате этого сельское хозяйство само стало требовать огромных ресурсов, как в виде прямых капиталовложений, так и в виде масштабного импорта продовольствия.

Положение дел в сельском хозяйстве оказывало огромное влияние на народное хозяйство и общество в целом.

Для того чтобы решить зерновую проблему в стране, Н. С. Хрущев выдвинул идею выращивания кукурузы на зерно и на корм скоту по всей стране, невзирая на климатические условия регионов. Эта идея была явно не продумана, поэтому в 1962 г.

, в пик кукурузной кампании, под этой культурой было засеяно 37 млн га, а вызрела она лишь на 7 млн га. При этом производство кукурузы обходилось гораздо дороже, чем обычная заготовка трав. Через два года, в 1964-1965 гг.

, кукурузная затея закончилась, и посевы ее остались лишь в традиционных южных районах страны.

В начале 60-х годов в городах возник острый дефицит продуктов питания, включая хлебобулочные, мясные изделия, и других товаров массового спроса.

Для объяснения тотального дефицита власти начали борьбу против «спекулянтов», «экономической преступности», но улучшить ситуацию не смогли. В 1962 г.

советское руководство вынуждено было повысить розничные цены на мясо (на 30%) и масло (на 25%), что вызывало массовые протесты населения. Однако проблему дефицита продуктов питания это не решило.

В 1963 г. по ряду причин собрали очень низкий урожай — 107,5 млн тонн против 140,7 в 1962 г. Советское правительство, чтобы избежать голода, впервые закупило за границей более 12 млн т зерна (на 1 млрд долл.).

СССР стал регулярно, в возраставших размерах ввозить зерно из-за границы. Причиной низкого урожая были не только погодные условия 1963 г., но и истощение земли. Она нуждалась в удобрении, отдыхе, обновлении. Поэтому в этом же 1963 г.

Совет

правительство поспешно приняло новую грандиозную и совершенно нереальную программу химизации земледелия. Нереальной она была потому, что не учитывала имеющиеся мощности химической промышленности страны, которые в 1963 г. не превышали 20 млн тонн и не могли к 1970 г.

довести производство минеральных удобрений до 80 млн тонн, как предусматривалось программой.

Итоги двадцати послевоенных лет были неудовлетворительны, а причиной тому, как и прежде, — общая социально-экономическая отсталость страны. Так, если в 1965 г. в США сельским хозяйством было занято лишь 3% населения, то в СССР — 25%, что свидетельствовало о низкой производительности труда в аграрном секторе.

Продовольственные проблемы 70 – 80-х гг

В 1966-1980 гг. в аграрный сектор страны было направлено около 400 млрд руб. инвестиций, что по официальному курсу тех лет равнялось 680 млрд долл. и составляло 78% всех инвестиций, направленных на развитие сельского хозяйства за все годы советской власти, т.е. за 47 лет.[19] Это было небывалое вливание средств в экономику сельского хозяйства.

За счет этих средств развернулось строительство животноводческих и перерабатывающих комплексов, закупалось дорогостоящее оборудование, осуществлялись грандиозные программы по комплексной механизации и электрификации сельского хозяйства, мелиорации и химизации почв.

Кроме того, значительные средства вкладывались и в село, в развитие его инфраструктуры.

Несмотря на огромные инвестиции, колоссальные масштабы мелиорации и поставок техники и удобрений, в 70-х – начале 80-х годов среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства быстро снижались. Если в 1966-1970 гг. они составили 3,9%, то в 1971-1975 гг. — 2,5, в 1976-1980 гг.

— 1,7, а в 1981-1985 гг. — 1%.[20] Колоссальные средства использовались крайне не рационально. Причиной тому — командная экономика страны, которая вновь не позволила вывести страну из продовольственной проблемы. Продовольственная проблема так и оставалась в стране проблемой номер один.

В результате отставания социальной инфраструктуры и уровня доходов на селе по сравнению с городом только с 1970 по 1979 г. сельское население уменьшилось почти на 7 млн, главным образом молодых, наиболее активных людей.

Обратите внимание

Хотя на время уборки, в порядке так называемой «шефской помощи селу», привлекалось, по некоторым оценкам, около 20% всего активного населения страны, потери урожая составляли 30%.

[21] Сельское население так и не стало зажиточным слоем, не поднялся до мирового и уровень сельскохозяйственного производства.

Закупки зерна за рубежом выросли с 2,2 млн т. в 1970 г. до 27,8 млн в 1980 г. и 44,2 млн т в 1985 г.[22] Однако и огромный импорт не мог предотвратить быстрого ухудшения продовольственного положения в стране. С 70-х годов в разряд дефицита попали мясо, колбаса, в ряде районов и молочные продукты.

В итоге Правительству СССР в очередной раз потребовались неотложные меры по решению продовольственной проблемы. Поэтому в мае 1982 г. была вновь принята еще одна нереальная «Продовольственная программа СССР на период до 1990 г. и меры по ее реализации».

Эта программа также оказалась неспособной прокормить население страны, ходя бы потому, что намеченным планам по политическим мотивам не суждено было сбыться.

В результате самая богатая черноземами страна продолжала закупать продовольствие за рубежом и превратилась в самого крупного в мире импортера зерна.

Зерно закупали в США, Канаде, Аргентине, Австралии и других странах, причем закупленное в США зерно обходилось в два раза дешевле, чем его производство в своей стране. Причиной этому была все та же социально-экономическая отсталость, ярко свидетельствующая о крахе аграрной политике в стране.

Агропромышленный комплекс страны функционировал недостаточно эффективно. В сельскохозяйственном производстве преобладали экстенсивные методы. Упор делался на расширение использования земельных ресурсов.

Несмотря на рост поголовья скота, органические удобрения использовались слабо, химических же удобрений не хватало и качество их было низкое.

Важно

В результате урожайность основных сельскохозяйственных культур была заметно ниже, чем в других европейских странах.

Одной из причин отставания агропромышленного комплекса было слабое развитие инфраструктуры и мощностей по переработке сельскохозяйственной продукции.

Не хватало хранилищ для собранного урожая, хороших дорог в сельской местности, ремонтных служб и запчастей для сельхозтехники.

Все это вело к тому, что не всегда убирались засеянные площади, плохо хранился собранный урожай, были огромные потери сельскохозяйственной продукции при перевозках.

В результате в стране перманентно наступали продовольственные кризисы, что вынуждало закупать за рубежом ежегодно от 20 до 40 млн. т зерновых культур, а пищевая и легкая промышленность не имели достаточного количества сырья.

На опасности и последствия гипертрофированного развития ВПК, отсталость гражданских отраслей и сельского хозяйства обращали внимание руководства страны ученые — экономисты, социологи, экологи и др. Но их мнение не учитывалось.

К середине 80-х годов это стали понимать и в центральных органах власти. Поводом к этому стало ухудшение финансового состояния государства.

«Перестройка» и крах социалистического строительства

В марте 1985 г. начался новый этап в истории СССР, получивший название «перестройка», который коснулся и аграрного сектора, но только в части управления сельским хозяйством. В ноябре 1985 г.

Совет

было принято совместное постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О дальнейшем совершенствовании управления агропромышленным комплексом», в соответствии с которым на крестьянской земле появился единый «хозяин» — Агропромышленный комитет (АПК) с многочисленной структурой и многомиллиардными бюджетными инвестициями.

Миллиарды средств были направлены на списание долгов совхозов и колхозов, на дотации и повышение закупочных цен. Однако ни многомиллиардные вливания, ни тем более бессмысленная реорганизация управления не решили продовольственной проблемы страны.

Аграрную реформу нужно было делать внизу, на земле, а не раздувать аппарат управления. Тем более было уже очевидно, что командная экономика была причиной отсталости России.

В апреле 1989 г. был принят первый за многие десятилетия разумный шаг, разрешавший аренду земли, согласно которому уже в начале 1990 г. стали возникать семейные фермы как один из видов аграрного хозяйства. Но ввиду их малочисленности они также не обеспечили страну продовольствием, несмотря на то, что в том же 1990 г.

по Закону о крестьянском хозяйстве и Закону о земельной реформе крестьянам разрешали выходить из колхозов и совхозов со своей долей общественной земли. В декабре 1991 г.

правительство приняло еще одно постановление «О реорганизации колхозов и совхозов в любую стандартную форму ассоциации», и уже через два года 95% колхозов были преобразованы в товарищества, которые получили юридическую и экономическую самостоятельность без подчинения Министерству сельского хозяйства.

На практике применение названных законов часто приводило к произволу местных властей. Может быть, поэтому по сей день крестьяне являются хозяевами земли только на бумаге, за ними нет конкретного закрепленного участка, не оформлены свидетельства о переходе земли в их собственность.

В свою очередь, колхозники и работники совхозов сами не спешат забирать свои активы и паевые наделы, так как основное большинство крестьян из-за отсутствия финансовых средств не могут создавать свои хозяйства.

Обратите внимание

Следует отметить, что реформирование аграрного сектора в 1989-1990 гг. не принесло каких-либо положительных сдвигов, напротив, продовольственная проблема в стране все более обострялась. В 1990 г.

по всей стране, включая Москву, были введены талоны на основные виды продуктов, а в 1991 г. стала поступать гуманитарная помощь из разных стран.

В последующие годы иностранные государства стали завоевывать продовольственный рынок России, все больше оттесняя отечественного производителя. Такое положение, когда Россию кормят другие страны, продолжается.

В основе нараставших трудностей сельского хозяйства лежали как отзвуки прежней политики (насаждение колхозов, беспощадное выкачивание ресурсов из деревни, попытки ликвидации личного подворья и т.д.

) и просчеты в управлении, так и объективная нехватка инвестиций, порожденная, в частности, нежеланием советского руководства повышать розничные цены на сельскохозяйственные продукты из-за опасения социальных протестов, несмотря на увеличение закупочных цен и стремительный рост себестоимости.

Дальнейшее развитие аграрного производства, хотя и не покрывало потребностей народного хозяйства, требовало от государства все новых и новых дотаций, превращаясь в «черную дыру» советской экономики. Именно на селе наиболее ярко проявилась несостоятельность «социалистических методов хозяйствования».



Источник: http://biofile.ru/his/33113.html

Ссылка на основную публикацию