Vi конгресс коминтерна

VI конгресс Коминтерна

VI конгресс Коммунистического Интернационала про­ходил в Москве с 17 июля по 1 сентября 1928 г. В его работе принимали участие 532 делегата из 57 стран. К этому времени зарубежные секции Коминтерна объединяли 445 тыс. человек. В 17 странах Европы за коммунистов голосовало около 6,5 млн. человек (половина этих голосов падала на Германию).

Несмотря на неблагоприятные для рабочего движения условия, связанные с частичной стабилизацией капитализма, коммунистам удалось в 1924—1928 гг. удержать в большинстве стран завоеванный ранее авангард пролетариата, а во Фран­ции, Англии, Бельгии, Швеции расширить свое влияние по сравнению с 1924 г. Выросли организованность и единство коммунистических партий.

Успешно шла их большевизация. Был разбит троцкизм.

В резолюции «О положении в Союзе Советских Со­циалистических Республик и ВКЩб)» конгресс отметил успехи социалистического строительства в СССР, значение их для укрепления революционных позиций международного пролетариата и призвал трудящихся всего мира к защите СССР.

Обратите внимание

Конгресс подтвердил решения XV съезда ВКП(б), а также резолюцию IX пленума ИККИ об исключении главарей и активных деятелей «троцкистско-зиновьевского антипартийного блока» из ВКП(б) и призвал все секции Коминтерна к продолжению борьбы против контрреволюционной меньшевистской деятельности троцкистов, против всяких попыток создания новой троцкистской оппозиции. Конгресс указал, что теперь главную опасность для компартий представляет «правый уклон», социал-демократическая тенденция к преувеличению сил, устойчивости, «организованности» ка­питализма, к тому, чтобы замкнуть движение в легальные и узко «национальные» рамки.

VI конгресс Коминтерна охарактеризовал наступав­ший период общего кризиса капитализма как период нового резкого обострения всех внутренних и внешних противоречий капитализма.

Исходя из этого, конгресс указал на необходимость систематической упорной подготовки пролетариата к решающим боям с капитализмом.

Это в свою очередь требовало усиления борьбы про­тив социал-демократических лидеров, разоблачения их «антимарксистских теорий».

Одним из основных вопросов на конгрессе был вопрос о революционном движении в колониальных и полуколониальных странах. Революционная борьба в Китае, Индии, Индонезии, Сирии, Марокко, волна массовых стачек в Тунисе, Алжире, Палестине, рост революционного движения в Латинской Америке — все это указывало на возросшую роль колоний и полуколоний в «революционной борьбе против империализма».

Руководствуясь разработанными еще Лениным и принятыми II конгрессом те­зисами по колониальному и национальному вопросам, VI конгресс подвел итоги революционной борьбы в колониях за последний период.

Конгресс особо подчеркнул решающую роль аграрной революции, являющейся наряду с национально-освободительной борьбой основным содер­жанием буржуазно-демократической революции в колониальных странах.

В тезисах по колониальному вопросу конгресс дал определение роли империализма по отношению к колониям.

Важно

Подчеркивалось, что господство империализма в колониях тормозит их экономическое и социально-политическое развитие, обрекает миллионные массы трудящихся на нищету, голод, вымирание и поэтому все больше обостряются противоречия между метрополией и колониями, стремящимися к самостоятельному экономическому развитию.

VI конгресс принял тезисы о мерах борьбы с опасностью империалистических войн, в которых в сжатой форме было изложено ленинское учение о войне и намечены меры борьбы против империалистической войны.

Центральное место в тезисах занимал вопрос о защите СССР.

Подчеркнув, что против СССР и китайской революции все более открыто складывается фронт основных империа­листических стран, VI конгресс указал, что эта главная опасность не устраняет возможности войн между самими империалистическими государствами.

Руководящими принципами Коминтерна в борьбе против войны конгресс провозгласил превращение империалистической войны в войну гражданскую, поражение «своего» империалистического правительства, защиту СССР, поддержку национально-революционных войн.

Задачи коммунистических партий, по определению Конгресса, заключались в самом решительном разоблачении пацифизма, «под покровом которого буржуазия готовилась к войне», в подготовке стачек и демонстраций, в соз­дании нелегальных организаций, в решительной борьбе против фашизма, в усиленной работе по революционизи­рованию армии и флота капиталистических государств.

Примечательность VI конгресса заключалась в том, что на нем впервые в истории революционного рабочего движения была принята программа международной борьбы за диктатуру пролетариата, за мировой коммунизм.

Программа Коминтерна, подготавливавшаяся с 1922 по 1928 г., является одним из классических документов марксизма-ленинизма.

Она начинается введением, в котором дается общая характеристика эпохи империализма как умирающего капитализма, показывается историческое место I, П Интернационалов и Коминтерна — «исторического преемника «Союза коммунистов» и I Интернационала,… наследника лучших из довоенных традиций II Интерна­ционала… Коммунистический Интернационал является единственной международной силой, … открыто вы­ступающей организатором международной революции пролетариата». Первая глава программы содержит анализ развития мировой системы капитализма — от зарождения, через империалистическую стадию — к неизбежному крушению. Вторая глава посвящена истории пер­вой фазы мировой революции и анализу перспектив ка­питалистической стабилизации. Третья определяет ко­нечную цель, к которой стремится Коминтерн: замена мирового капиталистического хозяйства мировой системой коммунизма. Четвертая глава программы выясняет основные общие закономерности социалистической революции и построения социализма, излагает ленинское учение о диктатуре пролетариата и ее задачах. В то же время в главе подчеркивается неизбежное «разнообразие путей и темпов прихода пролетариата к власти, необходимость в ряде стран известных переходных ступеней, ведущих к диктатуре пролетариата, а затем и разнообразие форм строящегося социализма в отдельных странах». Программа наметила три основных типа про­летарских революций — в странах высокого, среднего и низкого уровня капитализма.

Совет

Пятая глава посвящена строительству социализма в СССР и взаимным обязанностям диктатуры пролетариата в СССР и революционного движения за его пределами. Шестая раскрывает основные положения стратегии и тактики Коминтерна.

Источник: https://histerl.ru/sovetskie_soyz/do_vtoroi_mirovoi_voini/6_kongress_kominterna.htm

Первые вьетнамские коммунисты на VI конгрессе Коминтерна: формирование взглядов на развитие революционной борьбы среди вьетнамской революционной интеллигенции Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

И.В. Усов

ПЕРВЫЕ ВЬЕТНАМСКИЕ КОММУНИСТЫ НА VI КОНГРЕССЕ КОМИНТЕРНА: ФОРМИРОВАНИЕ ВЗГЛЯДОВ НА РАЗВИТИЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ БОРЬБЫ СРЕДИ ВЬЕТНАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

VI конгресс Коминтерна проходил с 17 июля по 1 сентября 1928 г. в Москве. Среди делегатов на нем присутствовали и первые вьетнамские коммунисты.

Поскольку в стране еще не существовало коммунистической партии, то вьетнамцы участвовали в работе конгресса как члены делегации Французской компартии (ФКП). Незадолго до конгресса в апреле 1928 г.

в ФКП была создана вьетнамская коммунистическая группа под руководством Нгуен Ван Тао, по сути, первая коммунистическая организация колонии.

В делегацию ФКП входило три вьетнамца — Нгуен Тхе Винь, Чан Тхиеу Бан и Нгуен Ван Тао1. Последний сделал на VI конгрессе доклад. Таким образом, Нгуен Ван Тао стал вторым коммунистом из Индокитая, который когда-либо выступал на конгрессах Коминтерна (первым был Хо Ши Мин, который участвовал в прениях V конгресса).

Речь Нгуен Ван Тао важна для понимания развития коммунистического движения Вьетнама в силу ряда факторов. Прежде всего, конец 1920-х годов был периодом перехода вьетнамской националистической молодежи к революционным формам мар-

Частьтретья. Историческое прошлое Вьетнама

303

ксизма, поэтому необходимо рассмотреть, какие вопросы прежде всего ставились молодыми коммунистами, как они анализировали положение в своей стране, какие формы борьбы ими ставились на первый план.

Обратите внимание

VI конгресс стал последним конгрессом перед образованием Коммунистической партии Индокитая (КПИК), т. е. его установки, настроения стали решающими для формирования тактической и стратегической линии компартии колонии в первые годы ее существования.

Третья важная причина, почему данный доклад заслуживает особого внимания, это то, что Нгуен Ван Тао, вернувшийся в 1931 г.

на родину, фактически возглавил легальную деятельность партии, сначала в газетах на куокнгы2, а затем в рамках блока вокруг франкоязычной газеты «Ля Лютт», где он и ряд его товарищей (в частности, учившийся в КУТВ Зыонг Бать Май) составили коммунистическую фракцию.

Итак, Нгуен Ван Тао, выступивший под псевдонимом Ан, произнес речь на 35-м заседании VI конгресса Коминтерна, проходившем 17 августа 1928 г. в Москве.

Центральным вопросом выступления вьетнамского коммуниста стала проблема классового соотношения сил в колонии.

По мнению докладчика, капиталистическое развитие колонии, где основной силой стал французский промышленный и финансовый капитал, достигло достаточно высокого уровня, и уже можно было говорить о начале «процесса индустриализации», а также тенденции к распространению «империализма» (Нгуен Ван Тао, видимо, под ним понимает капиталистические отношения) в нетронутые уголки Индокитая. Наряду с усилением деятельности иностранной буржуазии в колонии с середины 1920-х гг. «большие успехи» сделал и национальный капитал, как финансовый, так и промышленный. «…Параллельно с развитием промышленности, находящейся в руках французов и иностранцев, развивается также промышленность, находящаяся в руках туземной буржуазии», — подчеркивал докладчик. Однако, несмотря на это, «открытого сопротивления» со стороны французского капитала пока нет, хотя уже существует тенденция некоторого стремления «империализма» замедлить развитие национальной промышленности.

304

Частьтретья. Историческое прошлое Вьетнама

Национальная буржуазия, к которой примыкают слои интеллектуалов, в частности, вернувшихся из метрополии, по мнению Нгуен Ван Тао, не противостоит французскому империализму.

Выразителем ее интересов является конституционная партия, лидер которой Буй Куанг Тиеу «проповедует открытое сотрудничество с империализмом».

Важно

Поэтому вьетнамские массы «отвернулись от своей буржуазии, которая открыто проявляет свою контрреволюционную сущность».

Однако промышленное развитие колонии привело к формированию рабочего класса. «Нам говорят, что в Индокитае нет пролетариата, но это неверно; это недооценка значения индокитайского пролетариата…

Если наш пролетариат немногочислен и не распространен по всей стране, как в Европе, то все же в больших промышленных центрах у нас есть тесно сплоченный пролетариат», — настаивал докладчик. Помимо промышленного рабочего класса, также есть трудящиеся, сконцентрированные на плантациях.

К тому же на селе идет процесс «пауперизации крестьян, которые во все большем числе покидают землю и устремляются в промышленные центры». Нгуен Ван Тао также отметил «полевение крестьянских масс», связанное с усилением эксплуатации со стороны «феодальной системы крупных землевладельцев», ростовщичества помещиков и постоянно увеличивающихся налогов.

Однако «в стране, где растет пролетариат и массы все более левеют, где буржуазия выступает в своей предательской роли, в этой стране революционная масса еще не организована и поэтому бессильна», — заключал докладчик.

Поэтому «Коминтерн должен обратить особое внимание на вопрос о создании индокитайской коммунистической партии, он должен изучить вопрос об организации рабочих профсоюзов и крестьянских союзов. Только это даст аннамитским рабочим и крестьянам возможность получить полную свободу», — развивал он свою мысль. По сути же, вьетнамский коммунист завуалированно упрекал Коммунистический Интернационал в игнорировании вопроса о создании в этой французской колонии компартии3.

Читайте также:  Экономическая реформа а.н. косыгина

Казалось бы, можно говорить, что первые вьетнамские коммунисты находились под влиянием изменения стратегических установок Коминтерна в вопросе о национально-освободитель-

Часть третья. Историческое прошлое Вьетнама

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

305

ном движении в странах Востока, окончательное оформление которых как раз и произошло на VI конгрессе Коминтерна, где доминирующей стала идея о том, что национальная буржуазия может изменить делу национального освобождения и перейти в лагерь контрреволюции. Из такого посыла вытекало признание необходимости гегемонии пролетариата в антиимпериалистическом движении, что естественно требовало создания коммунистических партий в колониях.

Совет

Однако, по нашему мнению, эти взгляды молодого коммунистического движения в Индокитае имели не экзогенное происхождение, а стали, прежде всего, порождением внутреннего дрейфа революционной интеллигенции от национализма к марксизму (конечно, нельзя отрицать и влияние «штаба мирового Октября» на внутренние процессы, происходившие в молодой вьетнамской интеллигенции). Например, современная западная исследовательница Софи Куин-Джадж в своей недавно вышедшей работе делает вывод о том, что анализ Нгуен Ван Тао был близок к взглядам О. Куусинена на развитие Индии4, что на самом деле не совсем верно. Так, вьетнамский коммунист говорит о начале процесса индустриализации во Французском Индокитае, тогда как Куусинен в своем докладе на VI конгрессе отказывал в индустриализации такой более развитой по сравнению с Вьетнамом колонии, как Индия5. Соответственно, можно говорить о самостоятельном (даже под некоторым воздействием Коминтерна) анализе.

На наш взгляд, позиция Нгуен Ван Тао отражает скорее общее настроение вьетнамской эмиграции (шире: нарождающейся вьетнамской революционной интеллигенции), таким образом, оценка контрреволюционной сущности национальной буржуазии Индокитая, а также требование создания партии по ленинскому образцу не было только влиянием и столько влиянием изменившейся стратегии Коминтерна. Чтобы доказать это, стоит рассмотреть политические взгляды, господствующие в кругах вьетнамской (в основном учащейся) эмиграции, не принадлежащих к коммунистическому движению.

В 1928 г. в националистических эмигрантских студенческих кругах во Франции разгорелась дискуссия о социальном составе

306

Часть третья. Историческое прошлое Вьетнама

революции в Индокитае. Вьетнамские студенты в Тулузе пришли к заключению, что решающей силой в национальном освобождении станет крестьянство, в то же самое время они отрицали за буржуазией какой-либо революционный потенциал.

«Освободительные движения в колониальных странах (Китай, Египет, Индия) предоставляют нам неисчислимые примеры того, как высшие классы склоняются к сотрудничеству с угнетателем за долю доходов, извлекаемых из нищеты и невероятного переутомления трудящихся классов колоний.

Крах этих движений стал результатом предательства национальной буржуазии, которая предпочитала союз с колонизаторами уступкам обоснованным требованиям масс»6, — писали в октябре 1928 г. в газете «Авенир д'Аннам» («Будущее Аннама») националистически настроенные студенты.

Другие вьетнамские студенты в Париже, завершившие свой переход от революционного национализма к марксизму, отличному от того, который исповедовал Коминтерн, так анализировали положение в Индокитае: «Беря свое начало от завоевания, которое было настоящей экономической революцией, заменившей мелкотоварное сельскохозяйственное производство капиталистическим, [буржуазия] может жить и развиваться только в системе, созданной завоеванием»7. Поэтому ее борьба ограничена конкурентной борьбой за внутренний рынок с французским и китайским капиталами, экономическим национализмом, в ущерб политическому. Отсюда ее «двойная игра»: призывы к национальной солидарности, когда дело касалось поддержки ее политики инвестиций, и предательство, как только возникала возможность насильственной революции. Таким образом, в Индокитае существует два противника: «с одной стороны — новый класс жестоко эксплуатируемого и не имеющего пока политического опыта пролетариата…, а также класс эксплуатируемого крестьянства…, с другой — европейская и китайская буржуазия, тянущая за собой национальную буржуазию и приручившая при помощи военного и административного аппарата… часть мелкой буржуазии»8.

Другой вопрос, который возникал перед эмиграцией, — это создание партии. И вставая перед этой проблемой реализации

Часть третья. Историческое прошлое Вьетнама

307

задачи формирования революционной организации, они сближались с ленинской моделью партии. «Способ наших действий значительно отличается от прежнего. Тогда как вы осуществляли «агитацию», мы проводим «пропаганду» с тем, чтобы отбирать организаторов и активистов. Агитация вызывает лишь страх и кратковременные беспорядки, в то время как пропаганда целится в саму суть вещей.

Обратите внимание

Нынешняя форма организации также отличается от прежней. Теперь она совмещает легальные действия с подпольными, поскольку существование только легальной организации вызывает множество неудобств»9, — писал в январе 1929 г. в письме бывшему главе националистической партии «Независимый Вьетнам» Нгуен Тхэ Чуену один из ее нынешних руководителей Нгуен Ван Луан.

Печатный орган «Независимого Вьетнама» в декабре 1928 г. заканчивал длинный анализ относительно национальной революции словами: «Что нам нужно, так это внутренняя организация, мощная партия, объединяющая членов во всем Вьетнаме: с Севера до Юга, партия, ставящая задачу подготовить революцию»10.

Таким образом националисты фактически повторяли тезис Нгуен Ван Тао о том, что неорганизованная масса бессильна в деле подготовки освобождения страны.

Среди политически активной вьетнамской молодежи, завершавшей свой переход от национализма к революционному марксизму, также существовало определенное критическое отношение к колониальной политике Коминтерна. В частности, оно ощущается и в выступлении Нгуен Ван Тао.

В начале своего выступления им был брошен упрек: «Существует страна, о которой все, по-видимому, забыли…». Два других вьетнамских делегата выразили свое критическое отношение к работе Колониальной Комиссии ФКП, и за это они, по-видимому, были отправлены во Францию до завершения работы конгресса11.

Это не были единичные выступления коммунистов. В 1930 г. Нгуен Ван Тао в письме к руководителям ФКП снова обвинил компартию метрополии в том, что та мало обращает внимания на колониальную работу, в частности, и среди французов по разъяснению ситуации во Вьетнаме12.

Такая критика сравнима со словами другого вьетнамского революционного марксиста, только завершившего

308

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Часть третья. Историческое прошлое Вьетнама

переход от национализма к коммунизму, отличающегося от того, который исповедовало в конце 20-х годов руководство «штаба мировой революции»: «Никакой марксистской работы еще не бышо проведено… Этот большой недостаток много раз обнаруживался в действиях Коминтерна и ФКП»13.

Важно

Таким образом, на наш взгляд, представляется очевидным, что принятие частью вьетнамской революционной интеллигенции крайне левых взглядов являлось не столько внедрением установок Москвы или Парижа в нарождающееся марксистское движение Вьетнама, сколько выводом из внутреннего анализа положения как внутри колонии, так и во всем мире.

В частности, это касалось отрицания революционной роли национальной буржуазии, существования классов, готовых возглавить революцию внутри колонии, назревшей необходимости формирования партии по ленинскому образцу. При этом Коминтерн даже подвергался критике по ряду принципиальных вопросов.

Это создавало условия для формирования не только ортодоксального коммунистического движения, но и марксистских течений, противостоящих официальной линии Москвы.

Примечания

1 Соколов А.А. Коминтерн и Вьетнам. Подготовка вьетнамских политических кадров в коммунистических вузах СССР. 20—30-е годы (Историко-политический очерк). М., 1998. С. 105; Quinn-Judge S. Ho Chi Minh: The Missing Years, 1919—1941. Berkeley, 2002. С. 124.

2 Куокнгы — современное вьетнамское фонетическое письмо, созданное католическими миссионерами в XVII в. на латинской графической основе.

3 VI конгресс Коминтерна. Стенографический отчет. Вып. 4. Революционное движение в колониальных и полуколониальных странах. М.; Л., 1929. С. 242—249 (далее — VI конгресс Коминтерна…)

4 Quinn-Judge, S. Op. cit. С. 124.

5 VI конгресс Коминтерна… С. 9—14.

6 Цит. по: Hémery D. Tù chù nghîa yêu nuôc dén chù nghîa Mac (От патриотизма к марксизму). Hà Nôi, 2001. C. 76.

Часть третья. Историческое прошлое Вьетнама

309

7 Цит. по: Hémery, Daniel. Ta Thu Thau: l'itinéraire politique d'un révolutionnare vietnamien pendant les années 1930 // Histoire de l'Asie du Sud-Est: révoltes, réformes, révolutions. Lille, 1981. C. 215.

Совет

8 Цит. по: Ngô Van. Viêt-nam 1920—1945, Révolution et contre-révolution sous la domination coloniale. Paris, 1995. C. 153.

9 Цит. по: Hémery D. Tù chù nghîa yêu nuôc dén chù nghîa Mac. Hà Nôi, 2001. C. 78.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

10 Ibid. C. 79.

11 Quinn-Judge S. Op. cit. C. 125.

12 McConnell S. Leftward journey: the education of Vietnamese students in France, 1919—1939. New Brunswick—Oxford, 1989, c.116. Такое положение дел вызывало среди вьетнамских коммунистов (в частности, и у жены Нгуен Ван Тао) критику французского пролетариата, который, по их мнению, был пассивен (PrACnH, фонд 517, опись 1, дело 1509, л. 26).

13 Цит. по: Hémery D. Tù chù nghîa yêu nuôc dén chù nghîa Mac. Hà Nôi, 2001. C. 103.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/pervye-vietnamskie-kommunisty-na-vi-kongresse-kominterna-formirovanie-vzglyadov-na-razvitie-revolyutsionnoy-borby-sredi-vietnamskoy

Книга Лев Троцкий. Содержание – VI конгресс Коминтерна. Критика его программы

Троцкий, как помним, выполнял задания Института Маркса и Энгельса при ЦК ВКП(б), выезжал на охоту, то есть имел право на огнестрельное оружие, на лето получил возможность снять пригородную дачу, к нему в гости приезжали из Москвы родные.

«Снисходительным» режимом пользовались и некоторые другие, ранее высокопоставленные, ссыльные. Правда, сотни рядовых сторонников оппозиции находились в так называемых «политизоляторах».

Ссыльные протестовали против сурового режима политзаключенных, но им значительно важнее было их собственное вполне терпимое положение.

Сам Троцкий, однако, лишь в самом начале оптимистически восприняв внутренние бури в Политбюро, вскоре стал весьма скептически относиться к происходившим в Москве событиям.

Он писал Раковскому 14 июля 1928 года, что Радек и Преображенский не правы, полагая, что сталинская фракция имеет лишь «правый хвост» и ее надо, мол, уговорить избавиться от такового.

«Обезьяна, освобожденная от хвоста, еще не человек», — комментировал алма-атинский ссыльный с присущим ему сарказмом. [1095]

Постепенно Раковский, Сосновский и некоторые другие ссыльные вслед за Троцким начинали осознавать, что не «правые», а именно Сталин и его группа путем хитрых вывертов одерживают верх, используя партийный аппарат и доверие малообразованной массы коммунистов, склонной поддаваться инстинкту толпы. Троцкий, а за ним Раковский стремились дать анализ причин происходивших пертурбаций. В этом смысле наиболее показательно «Письмо тов. В.» X. Г. Раковского, которое он адресовал Г. Б. Валентинову, бывшему сотруднику газеты «Труд», находившемуся в ссылке в городе Великий Устюг. [1096]

Читайте также:  Русская культура во второй половине xix - начале xx в.

В письме констатировалось усиливавшееся равнодушие рабочей массы, ее расслоение, бюрократическое перерождение партии и советской системы.

Раковский разоблачал «извращения» с позиций намечаемого им демократического обновления советского общества, что было утопией, ибо не предполагало коренного изменения его социально-политических основ.

Обратите внимание

Высказывал он мнение и о главном инструменте, который мог бы повлиять на общую ситуацию в партии и стране, каковым считал существенное сокращение функций партийного аппарата. Любую реформу, которая опиралась бы на партийную бюрократию, он считал нереальной.

«Письмо тов. В.» получило высокую оценку всех тех, кто был озабочен бюрократическим перерождением советской системы. Многократно к этому документу обращался Л. Д. Троцкий. Еще находясь в Алма-Ате, он предпринял усилия по распространению «Письма тов. В.». Н. И. Седова вспоминала: «Перепечатывали замечательное письмо Раковского и рассылали другим».

Но существенный резонанс письмо Валентинову получило только после выезда Л. Д. Троцкого за границу. Уже в феврале 1929 года, то есть тотчас после того, как он оказался в Турции, Троцкий подробно прокомментировал анализ Раковского, выделив наиболее существенные его моменты.

Вслед за этим текст письма был опубликован в «Бюллетене оппозиции (большевиков-ленинцев)», который под руководством Троцкого начал издаваться за рубежом. [1097]

Возвратимся, однако, в 1928 год, к ссыльным Троцкому и его сторонникам, между которыми происходили бурные дебаты по поводу «полевения» Сталина и отказа от «центристских» установок.

С начала июня Троцкий прилагал максимум сил, чтобы убедить ссыльных не под даваться на уловки, не идти на капитуляцию, маскируя ее «принципиальными соображениями».

Он подчеркивал исключительную важность вопроса о методах руководства партией, государством, профсоюзами.

Отчасти под влиянием позиции Раковского, отчасти в результате собственных размышлений Троцкий акцентировал внимание на том, что давным-давно позабыли в партийных кругах, в том числе и он сам, — на «пролетарской демократии». [1098]

Источник: https://www.booklot.org/genre/dokumentalnaya-literatura/biografii-i-memuaryi/book/lev-trotskiy/content/2982034-vi-kongress-kominterna-kritika-ego-programmyi/

VI конгресс Коминтерна: крутой поворот

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: VI конгресс Коминтерна: крутой поворот
Рубрика (тематическая категория) Политика

Разработанная под непосредственным руководством Сталина и одобренная VI конгрессом (июль — сентябрь 1928 ᴦ.

) стратегия Коминтерна определила основные направления советской внешней политики в период с 1928 по 1933 ᴦ. Этот конгресс (совпавший с началом наступления сталинского руководства на Бухарина) был отмечен глубокими расхождениями в оценках международной ситуации и во взглядах на тактику Коминтерна в ближайшие годы.

Бухарин, в то время еще генеральный секретарь Коминтерна, защищал точку зрения, согласно которой ситуация в мире отличалась достаточной стабильностью, а развитие экономического кризиса в ведущих капиталистических странах непосредственно не вело к революционной ситуации.

По его мнению, в переживаемый момент всœе внимание следовало сосредоточить на обеспечении единства в рабочем движении (профсоюзов, социалистических и коммунистических партий) и на борьбе с сектантством, грозящим изоляцией коммунистов. Полностью противоположные взгляды развивал в своих выступлениях Сталин.

Важно

Драматизируя ситуацию, он утверждал, что из-за нависшей над ведущими капиталистическими странами угрозы глубочайшего экономического кризиса и революционных потрясений напряженность международных отношений достигла своего предела. В связи с этим выдвигались следующие тактические установки:

— отказ от всякого сотрудничества с социал-демократами (которые преподносились как ʼʼглавные враги рабочего классаʼʼ);

— борьба против реформистских влияний среди рабочего класса, предполагавшая уход из существовавших профсоюзных структур и создание новых, революционных профсоюзов;

— очищение коммунистических партий от всœех колеблющихся, в особенности от ʼʼправых уклонистовʼʼ.

Принятые конгрессом после дискуссий резолюции означали серьезное поражение Бухарина. Большинство выдвинутых им тезисов не нашло поддержки даже со стороны членов его собственной партии, и в них были внесены исправления в духе сталинских установок. Социал-демократия была признана ʼʼсамым опасным врагом рабочего движенияʼʼ.

Горькие разочарования после китайских событий привели к тому, что и национальные движения были причислены к носителям антиреволюционной идеологии.

Особо была подчеркнута крайне важно сть очищения компартий от всœех ʼʼколеблющихся элементовʼʼ и установления ʼʼжелœезной дисциплиныʼʼ не только внутри партии, но и в отношениях между компартиями разных стран, что должно было выражаться в подчинœении интересов каждой партии решениям руководства Коминтерна.

Во время конгресса или сразу после него было ʼʼобразумленоʼʼ большинство компартий, причем особенно это коснулось компартии Германии, которой в качестве генерального секретаря был навязан Э.Тельман, ранее единодушно отстраненный от исполнения этих обязанностей ее Центральным Комитетом.

Подчинœение специфических интересов каждой партии интересам большевиков превращалось в одну из основ коммунистической идеологии. Подлинным революционером признавался лишь тот, кто был готов безоговорочно защищать Советский Союз.

Те лее, кто полагали возможным защищать мировое революционное движение без Советского Союза или вопреки ему, рассматривались как враги революции, псевдореволюционеры, которые рано или поздно перейдут в лагерь врагов революции.

Лозунг ʼʼсолидарности трудящихсяʼʼ (коммунистов и социалистов) одной страны был заменен требованием безграничной преданности Советскому Союзу, его коммунистической партии и его вождю.

2. Миф о ʼʼкапиталистическом окруженииʼʼ

Совет

Состоявшийся в апрелœе 1929 ᴦ. X пленум Исполкома Коминтерна довел до логического конца принятую годом раньше установку: социал-демократия стала ʼʼсоциал-фашизмомʼʼ. В совместном докладе Д.Мануильского и О.

Куусинœена утверждалось, что цели фашистов и социал-демократов идентичны, разница же состоит в тактике и главным образом в методах.

Не вызывало сомнений, что по мере своего развития ʼʼсоциал-фашизмʼʼ всœе более будет походить на ʼʼчистый фашизмʼʼ.

До конца 1933 ᴦ., поставив во главу угла борьбу с социал-демократией, Коминтерн и советское руководство закрывали глаза на опасность стремительно растущего германского национализма и фашизма.

В представлениях Москвы усиление Германии, символизирующее жизненную силу фашизма, было направлено против Великобритании и Франции (названной Сталиным в речи 27 июня 1930 ᴦ.

на XVI съезде партии ʼʼсамой агрессивной и милитаристской страной из всœех агрессивных и милитаристских стран мираʼʼ) и являлось позитивным фактором в развитии международных отношений, так как способствовало обострению противоречий между ведущими капиталистическими державами.

Период стабилизации капитализма заканчивается, заявил Сталин в упомянутом выступлении.

Мировой экономический кризис дошел до той точки, где он переходит на следующий этап — политический кризис, отличительными чертами которого будут, во-первых, фашизация внутренней политики капиталистических государств, во-вторых, нарастание угрозы новой империалистической войны и, в-третьих, подъем революционных движений. С 1929 по 1933 ᴦ. компартия Германии неукоснительно следовала утвержденной Коминтерном линии и вела борьбу в первую очередь с социал-демократией, что немало способствовало параличу политических учреждений Веймарской республики. Участие коммунистов на стороне нацистов в референдуме 9 августа 1931 ᴦ., направленном против социал-демократического правительства Пруссии, приветствовалось газетой ʼʼПравдаʼʼ как ʼʼсамый сильный удар, когда-либо

Обратите внимание

нанесенный рабочим классом по социал-демократииʼʼ. Ни приход к власти Гитлера, ни аресты тысяч коммунистов, ни поджог рейхстага и объявление компартии вне закона — ничто не изменило тактику Коминтерна, полностью утратившего способность к самокритике. 1 апреля 1933 ᴦ.

президиум Исполкома Коминтерна принял резолюцию, утверждавшую, что политика руководимой Тельманом германской компартии всœегда была ʼʼабсолютно правильнойʼʼ. В мае 1933 ᴦ., к большому удовлетворению советского руководства, нацисты ратифицировали протоколы о возобновлении действия Берлинского договора 1926 ᴦ.

, который подтверждал силу Рапалльских соглашений. Военное сотрудничество между СССР и Германией продолжалось еще несколько месяцев.

VI конгресс Коминтерна: крутой поворот – понятие и виды. Классификация и особенности категории “VI конгресс Коминтерна: крутой поворот” 2017, 2018.

Читайте также

  • – Портрет XVIII века

    С исходом XVII века манерность и условность, водворившиеся во всех видах живописи, помешали портрету удержаться на достигнутой им высоте. Жанр деградировал и был отодвинут на второй план как в живописи, так и в скульптуре. Достижения реалистического портрета предаются… [читать подробнее].

  • – Портрет XVII века

    Портрет маньеризма В искусстве маньеризма (XVI век) портрет утрачивает ясность ренессансных образов. В нём проявляются черты, отражающие драматически тревожное восприятие противоречий эпохи. Меняется композиционный строй портрета. Теперь ему присуща подчёркнутая… [читать подробнее].

  • – МУЗЫКАЛЬНЫЙ ТЕАТР XVI–XVIII ВЕКОВ

    1. Орацио Векки. Мадригальная комедия «Амфипарнас». Сцена Панталоне, Педролине и Гортензии 2. Орацио Векки. Мадригальная комедия «Амфипарнас». Сцена Изабеллы и Лючио 3. Эмилио Кавальери. «Представление о Душе и Теле». Пролог. Хор «О, Синьор» 4. Эмилио Кавальери…. [читать подробнее].

  • – Кёльнский собор в XII—XVIII вв.

    В 1248 году, когда архиепископ Кёльна Конрад фон Гохштаден заложил первый камень в основание Кёльнского собора, началась одна из самых длинных глав в истории европейского строительства. Кёльн, один из самых богатых и политически могущественных городов тогдашней Германской… [читать подробнее].

  • – Градостроительство Российского государства XVI в.

    Библиография 1. Бунин А. В. Архитектурно-планировочное развитие средневековых городов центральной и западной Европы. Сборник исследований по истории архитектуры и градостроительства. МАРХИ, 1964. 2. Вайнштейн О. Л. Западноевропейская средневековая историография. Л.-М.,… [читать подробнее].

  • – Градостроительство Рима в XVI–XVII веках.

    периоды развития Барокко: · Раннее 1580-1620е · Высокое=Зрелое 1620е-1700 · Позднее ½ 18 века Новые общественные задачи, возникшие перед мастерами римского зодчества позднего Возрождения, предопределили характер трактовки различных типов светских и культовых сооружений…. [читать подробнее].

  • – Кадрирование видео Video Event Pan/Crop

    Чтобы открыть Pan/Crop, нужно выбрать в меню Tools/Video/Video Event Pan/Crop: Или нажать на соответствующий значок в конце клипа: В окне Pan/Crop вы увидите ваш клип в прямоугольной рамке. Это основная рабочая область. Её масштаб можно изменять колесиком мышки. Рамка показывает видимую часть… [читать подробнее].

  • – Язык архитектуры барокко XVII в.

    В этой части лекции подводится итог обзору архитектуры Италии и определяется художественный язык стиля «барокко». Многое из сказанного ниже относится не только к архитектуре, но и к другим видам искусства этого стиля. С точки зрения стилевой определенности архитектуру… [читать подробнее].

  • – Характеристика древнегреческой скульптуры периода архаики (VI в. до н.э.)

    Характеристика древнегреческой скульптуры геометрического стиля (VIII-VII вв. до н.э.) Геометрический стиль в скульптуре можно представить как искусство, создавшее модель мира, где все строго упорядочено и построено на арифметическом основании, противостоящем… [читать подробнее].

  • – Скульптура Франции XVII века

    Контрольные вопросы и задания по теме «Скульптура барокко Германии» 1. Дайте общую характеристику развития скульптуры барокко в Германии XVII – XVIII веков. Какие факторы сыграли при этом главную роль? 2. Определите тематические границы скульптурных произведений, … [читать подробнее].

    Читайте также:  Общественное движение второй половины xix века
  • Источник: http://referatwork.ru/category/politika/view/272932_vi_kongress_kominterna_krutoy_povorot

    Главная :: ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ (ГРНТИ) :: История России :: История России новейшего времени (с XX в.) :: История публикаций документов Коминтерна

    Литература

    1. Адибеков Г. М., Шахназарова Э. Н., Шириня К. К. Организационная структура Коминтерна. М., 1997.
    2. В. И. Ленин и Коммунистический Интернационал. М., 1970.
    3. Филиппова Э. М. Историография Польско-Прибалтийского лендер-секретариата ИККИ // Исторические документы и актуальные проблемы археографии, источниковедения, российской и всеобщей истории нового и новейшего времени. Сборник материалов Пятой международной конференции молодых ученых и специалистов «Clio-2015». М, 2015. С. 409—413.

    Конгрессы и пленумы Коминтерна

    1. Der I. Kongress der Kommunistischen Internationale: Protokoll der Verhandlungen in Moskau vom 2. bis zum 19. März 1919. — Petrograd: Verlag der Kommunistischen Internationale, 1920.
    2. Первый конгресс Коммунистического Интернационала. Протоколы заседаний. Пг., 1921.
    3. Второй конгресс Коммунистического Интернационала. Стенографический отчет. Пг., 1921.
    4. Бюллетень III конгресса Коммунистического Интернационала. № 2—24. М., 1921.
    5. Бюллетень IV конгресса Коммунистического Интернационала. № 1—32. М., 1922.
    6. XIII пленум ИККИ. Стенографический отчет. М., 1934.
    7. Коммунистический Интернационал, VI конгресс. Стенографический отчет. М.—Л., 1929. Вып. 1—6.
    8. X пленум Исполкома Коминтерна. Июль 1929. М.—Л., 1929. Вып. 2. О международном красном дне.
    9. Коммунистический Интернационал, VI конгресс. Тезисы и резолюции. М.—Л., 1928. Вып. 1—4.
    10. Первый конгресс Коминтерна. Март 1919 г. / под ред. Е. Короткого, Б. Куна и О. Пятницкого. М., 1933.
    11. Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания конгрессов Коминтерна и пленумов ИККИ. 1919―1932 / под ред. Белы Куна. М., 1933.
    12. Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала. М., 1935.

    Сборники документов

    1. VII Конгресс Коммунистического Интернационала и борьба против фашизма и войны. (сборник документов). М., 1975.
    2. ВКП (б), Коминтерн и Китай / под ред. М. Л. Титаренко. М., 2007. Т. 5: ВКП(б), Коминтерн и КПК в период антияпонской войны 1937 ― май 1943 г.
    3. ВКП (б), Коминтерн и национально-освободительное движение в Китае / под ред. М. Л. Титаренко. М., 1994. Т. 1: 1920―1925 гг.
    4. ВКП (б), Коминтерн и Япония: Документы 1917―1941 / под ред. Г. М. Адибекова. М., 2001.
    5. ВКП(б), Коминтерн и Корея: Документы 1918–1941 / под ред. Г. М. Адибекова М., 2007.
    6. Коминтерн и Африка: Документы / под ред. А. Д. Давидсона. СПб, 2003.
    7. Коминтерн и вторая мировая война / под ред. К. М. Андерсона и А. О. Чубарьяна. Ч. I—II. М., 1994.
    8. Коминтерн и Гражданская война в Испании / под ред. С. П. Пожарской. М., 2001.
    9. Коминтерн и идея мировой революции. Документы / под ред. Я. С. Драбкина. М., 1998.
    10. Коминтерн и Финляндия: Документы 1919—1943 / под ред. Н. С. Лебедевой. М., 2003.
    11. Коминтерн Латинская Америка: Документы / под ред. Н. П. Калмыкова. М., 1998. С. 4.
    12. Коминтерн против фашизма. Документы / под ред. Н. П. Комоловой. М., 1999.
    13. Коммунистический Интернационал и война. Документы и материалы о борьбе Коминтерна против империалистической войны и в защиту СССР. М.—Л., 1928.
    14. Материалы и документы по истории Коминтерна / сост. Н. М. Черницкий. Вып. 1. М., 1931. С. 1.
    15. Политбюро ЦК РКП (б)―ВКП (б) и Европа. Решения особой папки. 1923―1939 гг. М., 2001. С. 7―8.
    16. Политбюро ЦК РКП (б)―ВКП (б) и Коминтерн 1919―1943 гг. М., 2004.
    17. Послевоенный капитализм в освещении Коминтерна. Сборник документов и резолюций конгрессов и Исполкома Коминтерна. М., 1932.

    Труды государственных и общественных деятелей

    1. Димитров Г. М. Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма. М.—Л., 1935.
    2. Доклад т. Зиновьева на V конгрессе Коминтерна. Тифлис, 1924.
    3. Зиновьев Г. Е. Доклад о деятельности Исполкома Коммунистического Интернационала за 1920—1921 гг. Речь, произнесенная на 4-м заседании третьего конгресса Коммунистического Интернационала 25 июня 1921 г. М., 1921.
    4. Зиновьев Г. Е. Отчет Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала второму Всемирному конгрессу Коммунистического Интернационала. Пг., 1920.
    5. Клара Цеткин. Борьба коммунистических партий против войны и военной опасности. Доклад на расширенном пленуме Исполнительного комитета Коммунистического Интернационала 2 марта 1922 г. М., 1923
    6. Коммунистическая партия Польши — за антифашистский народный фронт. Речи тт. Ленского, Бронковского, Рваля, Белевского, Генриковского — делегатов Польской компартии. М., 1935.
    7. Коммунистические партии Прибалтики в борьбе за единый фронт против фашизма и войны. Речи тт. Туоминена, Меинена, Лехтосаари — делегатов компартии Прибалтики. М., 1935.
    8. Коммунистический Интернационал о роли партии в революции: речи Зиновьева и Ленина на II конгрессе Коминтерна. М., 1924.
    9. Куусинен О. В. Движение молодежи и борьба против фашизма и военной опасности. М., 1935.
    10. Мануильский Д. З. Итог социалистического строительства в СССР. М., 1935.

    Источник: https://history.jes.su/s207987840000567-2-1

    VI конгресс Коминтерна: крутой поворот

    Разработанная под непосредственным руководством Сталина и одобренная VI конгрессом (июль — сентябрь 1928 г.

    ) стратегия Коминтерна определила основные направления советской внешней политики в период с 1928 по 1933 г.

    Этот конгресс (совпавший с началом наступления сталинского руководства на Бухарина) был отмечен глубокими расхождениями в оценках международной ситуации и во взглядах на тактику Коминтерна в ближайшие годы. Бухарин, в то время еще генеральный секретарь Коминтерна, защищал точку зрения, согласно которой ситуация в мире отличалась достаточной стабильностью, а развитие экономического кризиса в ведущих капиталистических странах непосредственно не вело к революционной ситуации. По его мнению, в переживаемый момент все внимание следовало сосредоточить на обеспечении единства в рабочем движении (профсоюзов, социалистических и коммунистических партий) и на борьбе с сектантством, грозящим изоляцией коммунистов. Полностью противоположные взгляды развивал в своих выступлениях Сталин. Драматизируя ситуацию, он утверждал, что из-за нависшей над ведущими капиталистическими странами угрозы глубочайшего экономического кризиса и революционных потрясений напряженность международных отношений достигла своего предела. В связи с этим выдвигались следующие тактические установки:

    — отказ от всякого сотрудничества с социал-демократами (которые преподносились как «главные враги рабочего класса»);

    — борьба против реформистских влияний среди рабочего класса, предполагавшая уход из существовавших профсоюзных структур и создание новых, революционных профсоюзов;

    — очищение коммунистических партий от всех колеблющихся, в особенности от «правых уклонистов».

    Принятые конгрессом после дискуссий резолюции означали серьезное поражение Бухарина.

    Большинство выдвинутых им тезисов не нашло поддержки даже со стороны членов его собственной партии, и в них были внесены исправления в духе сталинских установок.

    Важно

    Социал-демократия была признана «самым опасным врагом рабочего движения».

    Горькие разочарования после китайских событий привели к тому, что и национальные движения были причислены к носителям антиреволюционной идеологии.

    Особо была подчеркнута необходимость очищения компартий от всех «колеблющихся элементов» и установления «железной дисциплины» не только внутри партии, но и в отношениях между компартиями разных стран, что должно было выражаться в подчинении интересов каждой партии решениям руководства Коминтерна.

    Во время конгресса или сразу после него было «образумлено» большинство компартий, причем особенно это коснулось компартии Германии, которой в качестве генерального секретаря был навязан Э.Тельман, ранее единодушно отстраненный от исполнения этих обязанностей ее Центральным Комитетом. Подчинение специфических интересов каждой партии интересам большевиков превращалось в одну из основ коммунистической идеологии. Подлинным революционером признавался лишь тот, кто был готов безоговорочно защищать Советский Союз. Те лее, кто полагали возможным защищать мировое революционное движение без Советского Союза или вопреки ему, рассматривались как враги революции, псевдореволюционеры, которые рано или поздно перейдут в лагерь врагов революции. Лозунг «солидарности трудящихся» (коммунистов и социалистов) одной страны был заменен требованием безграничной преданности Советскому Союзу, его коммунистической партии и его вождю.

    2. Миф о «капиталистическом окружении»

    Состоявшийся в апреле 1929 г.

    X пленум �сполкома Коминтерна довел до логического конца принятую годом раньше установку: социал-демократия стала «социал-фашизмом».

    В совместном докладе Д.Мануильского и О.

    Куусинена утверждалось, что цели фашистов и социал-демократов идентичны, разница же заключается в тактике и главным образом в методах. Не вызывало сомнений, что по мере своего развития «социал-фашизм» все более будет походить на «чистый фашизм».

    До конца 1933 г., поставив во главу угла борьбу с социал-демократией, Коминтерн и советское руководство закрывали глаза на опасность стремительно растущего германского национализма и фашизма.

    В представлениях Москвы усиление Германии, символизирующее жизненную силу фашизма, было направлено против Великобритании и Франции (названной Сталиным в речи 27 июня 1930 г.

    Совет

    на XVI съезде партии «самой агрессивной и милитаристской страной из всех агрессивных и милитаристских стран мира») и являлось позитивным фактором в развитии международных отношений, так как способствовало обострению противоречий между ведущими капиталистическими державами.

    Период стабилизации капитализма заканчивается, заявил Сталин в упомянутом выступлении.

    Мировой экономический кризис дошел до той точки, где он переходит на следующий этап — политический кризис, отличительными чертами которого будут, во-первых, фашизация внутренней политики капиталистических государств, во-вторых, нарастание угрозы новой империалистической войны и, в-третьих, подъем революционных движений. С 1929 по 1933 г. компартия Германии неукоснительно следовала утвержденной Коминтерном линии и вела борьбу в первую очередь с социал-демократией, что немало способствовало параличу политических учреждений Веймарской республики. Участие коммунистов на стороне нацистов в референдуме 9 августа 1931 г., направленном против социал-демократического правительства Пруссии, приветствовалось газетой «Правда» как «самый сильный удар, когда-либо

    нанесенный рабочим классом по социал-демократии».

    Ни приход к власти Гитлера, ни аресты тысяч коммунистов, ни поджог рейхстага и объявление компартии вне закона — ничто не изменило тактику Коминтерна, полностью утратившего способность к самокритике. 1 апреля 1933 г. президиум �сполкома Коминтерна принял резолюцию, утверждавшую, что политика руководимой Тельманом германской компартии всегда была «абсолютно правильной». В мае 1933 г., к большому удовлетворению советского руководства, нацисты ратифицировали протоколы о возобновлении действия Берлинского договора 1926 г., который подтверждал силу Рапалльских соглашений. Военное сотрудничество между СССР и Германией продолжалось еще несколько месяцев.

    Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 116 | Нарушение авторских прав

    Читайте в этой же книге:

    Год 1935-й, решающий | Смысл первого Московского процесса | Ежовщина. Борьба с бюрократией, террор и экономический кризис | XVIII съезд партии. Начало разрядки? | Становление модели экономического развития | Общество разрушенных структур | Демонизм, «социалистическая законность», национализм и возврат к нравственным устоям | I. НОВАЯ КОНЦЕПЦ�Я МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕН�Й | Германия как главный партнер в Европе | Сложности в советско-британских и советско-французских отношениях |

    mybiblioteka.su – 2015-2019 РіРѕРґ. (0.008 сек.)

    Источник: https://mybiblioteka.su/1-144052.html

    Ссылка на основную публикацию