«станы» на пути полюдья, «погосты».

«Станы» на пути полюдья, «погосты»

Основное отличие – это расположение на пути «Большого полюдья» в Х в. в эпоху «двух уровневого государства», когда эксплуатация племенных княжеств – вождеств проводилась в виде ежегодного объезда их земель «всеми росами» — полюдья.

Дань собиралась местными князьями и вождями, а затем доставлялась в «станы» и «погосты», откуда киевский князь и его дружина из «росов» забирала её лично раз в год.

Из этих «станов» они могли нанести военный удар непокорным сепаратистам, используя военно карательную, военно-устрашающую деятельность, в то же время регулярно исполняя ритуально- мистические (по И.Я. Фроянову) и судебные функции.

Обратите внимание

Важная особенность – также расположениена удобных речных путях. Хотя полюдье и совершалось зимой, но использовался лед рек. Укрепления «станов» — достаточно слабые из-за присутствия сильного гарнизона, но они окружали большие площади, где хранилась собранная местными правителями натуральная дань (зерно, мед, воск, овощи, «платья»).

Строения сезонные,
существует много жилищ для князя и нескольких сотен дружинников, заполнявшихся раз в год зимой. Культурный слой занимает большую площадь, в мозаичном виде он отражает пульсирующий характер поселения.

Кроме определенной топографии, укреплений и набора находок в слое, кладов в окрестностях, большие станы-«погосты» (Левенка, Сновск) могли содержать небольшие русские дружинные некрополи с инвентарем и обрядом, контаминированными с интернациональной, синкретичной (славяно-скандинаво-балто-финно-угорско-кочевнической) военной культурой.

Не исключено, что второй ипостасью «погостов» были лагеря, где концентрировалась военная сила перед походом, так называемые «дружинные лагеря», функции которых они (погосты, а то и станы) спорадически исполняли. 

Промежуток между станами должен был быть рассчитан на 1 день пути. Это – простые места для ночевки, отличающиеся от «погостов» своими размерами и «пульсирующим» характером, где люди жили неделю или больше, и где хранилась дань (существует также и точка зрения, что погосты располагались на севере, за пределами зоны полюдья).

Период расцвета станов и погостов относится к Х в. Затем они сокращаются в размере, так как полюдье прихо дит в упадок. Они не превращаются в города. Вместо Левенки городом в 6 км от нее становится Стародуб, где находится резиденция князей.

Судя по археологическим и нумизматическим данным (концентрация монетных кладов Х в.) на черниговском отрезке полюдья точно фиксируются два больших погоста: Сновск (к северу от Чернигова) и Шестовицы (к западу) и возможно 3-4 стана средних размеров.

Два из них (Сновск и
Вщиж) стали средневековыми городами, хотя и только через один этап развития, а другие либо сошли на нет или превратились в большие княжеские усадьбы – деревни, не развившись в города.

Важно

Так как маршрут полюдья пролегал с севера на юг (из Левенки в Шестовицы – последний пункт перед Киевом) через Сновск, то их размеры логично возрастали по мере приближения к конечному пункту полюдья – Киеву.

Источник: https://histerl.ru/vse_mareriali/kultura/stani_na_puti_poliydia_pogosti.htm

«Станы» на пути полюдья, «погосты» в истории России

Волостью до начала XX столетия именовался небольшой округ в составе уезда, включавший несколько сельских поселений. В историографии часто прилагают этот термин к подобного рода мелким территориальным единицам, начиная с домонгольского периода. Но оснований для этого в источниках нет. В XI — начале XIII в.

волость — это крупная территориальная единица (то, что обычно именуют анахроничным по отношению к данной эпохе термином «княжество»), управляемая князем и имеющая в качестве центра стольный город1. Другое значение термина волость в домонгольский период (фиксирующееся в дошедших до нас источниках лишь дважды) — частное земельное владение.

От погоста к волости

Волости в привычном для позднейших эпох значении мелких административных единиц, не имеющих на своей территории города (даже настольного), встречаются в источниках начиная с XIV столетия.

Тем не менее есть основания полагать, что внутри волостей-«княжеств» домонгольской эпохи существовали более дробные податные единицы. В пользу этого свидетельствуют, в частности, нормы правового регулирования сбора государственных податей.

Статья 42 Краткой редакции Русской Правды, относящаяся ко времени правления в Киеве Ярослава Владимировича (1015-1054 гг.), расписывает порядок содержания населением судебного чиновника — «вирника»: «А се поконъ вирныи: вирнику взятии 7 вѣдор солоду на недилю, тоже овенъ или полоть, или двѣ ногатѣ; а въ среду рѣзану.

А в пятницю тако же; а хлѣба по колку могуть изъясти, и пшена; а куръ по двое на день; кони 4 поставити и сыпати имъ на конь, колко могуть зобати; а вирнику 60 гривенъ и 10 рѣзанѣ и 12 веверици, а переди гривна; или ся пригодѣ в говение рыбами, то взятии за рыбы 7 рѣзанъ; то всѣх кунъ 15 кунъ на недѣлю, а борошна колко могуть и ясти; до недѣли же виру сберуть вирници; то ти урокъ Ярославль»4. Сходные нормы присутствуют в Пространной редакции Русской Правды начала XII в. (ст. 9, 10, 74): «А се покони вирнии были при Ярославѣ: вирнику взятии 7 вѣдеръ солоду на недѣлю, же овенъ любо полоть, любо 2 ногатѣ; а в середу куна же сыръ, а в пятницю тако же; а куръ по двою ему на день; а хлѣбовъ 7 на недѣлю, а пшена 7 уборковъ, а гороху 7 уборковъ, а соли 7 голважень; то то вирнику со отрокомъ; а кони 4, конем на ротъ сути овесъ; вирнику 8 гривенъ, а 10 кунъ перекладная, а метелнику 12 вѣкшии. А съсадная гривна. Аже будеть вира во 80 гривенъ, то вирнику 16 гривенъ и 10 кунъ и 12 вѣкшии, а переди съсадная гривна. А за голову 3 гривны»; «А се наклады: 12 гривенъ, отроку 2 гривны и 20 кунъ, а самому ѣхати со отрокомь на дву коню, сути же на ротъ овесъ, а мясо дати овенъ любо полоть, а инѣмь кормомь, что има череве возметь, писцю 10 кунъ, перекладнаго 5 кунъ, на мѣхъ две ногатѣ»5.

Закон устанавливает срок сбора судебных штрафов, в рамках которого расписывается содержание вирника населением. Этот срок — неделя. Данного времени слишком много для объезда одной общины — верви6 и слишком мало для целой волости («княжества»). Следовательно, объезд осуществлялся в рамках некоей «промежуточной» между волостью и вервью территориальной единицы.

По-видимому, это была территория, тянущая к «погосту». Система погостов начала создаваться княгиней Ольгой в середине Х в.

, причем в летописном рассказе об этом речь идет о погостах по всей Русской земле: «Иде Олга к Новугороду, и устави по Мьстѣ погосты и дань и по Лузѣ погосты и дань и оброкы, и ловища ея суть по всей земли, и знамения и мѣста и погосты, и сани ея стоять въ Плесъковѣ и до сего дни, и по Днѣпру перевѣсища и по Деснѣ, и есть село ея Ольжичи и до сего дни»7.

Последующих упоминаний погостов в источниках немного, но они говорят о широкой распространенности этого вида поселений. В церковном уставе Владимира Святославича (начало XI столетия) — говорится о десятине от государственных доходов, пожалованной церкви; в качестве центров территориального деления указаны города и погосты: «по всѣм городомъ далъ есмь и по погостомъ и по свободамъ»8.

Из погоста в погост перемещались повстанцы во главе с волхвами на пути от Ярославля к Белоозеру согласно рассказу «Повести временныхлет» под 1071 г.9 Уставная грамота Смоленской епископии князя Ростислава Мстиславича (1136 г.) содержит роспись податей с территории Смоленской «волости», из которых выделяется церковная десятина.

Пунктами, по которым расписаны повинности внутри волости, являются, во-первых, города, к которым относятся 12 поселений, во-вторых, погосты — все остальные населенные пункты, числом 3510. Имеются известия о погостах в Новгородской земле: по погостам ведется раскладка доходов в уставной грамоте князя Святослава Ольговича 1137 г.

Новгородской епископии на поступления от прионежских и заволочских владений Новгорода11; «Терпужьскыи погостъ Ляховичи» является объектом пожалования князем Всеволодом Мстиславичем новгородскому Юрьеву монастырю (между 1125 и 1136 гг.)12; о присоединении полоцким князем Всеславом Брячиславичем в 1060-е гг.

к своим владением принадлежащего «Новгородской волости» погоста говорится в киевском летописании XII столетия13; упоминаются погосты и в новгородских берестяных грамотах14.

Есть летописное упоминание о погостах в Суздальской земле в первой половине XIII столетия: «татаровѣ… взяша городовъ 14, опрочь свободъ и погостовъ» (1238 г.)15.

Совет

Этих данных, конечно, недостаточно, чтобы утверждать, что на всей территории Руси строго действовала троичная система территориального деления: волость — погосты16 — верви17. Но вероятно, что как минимум на значительной части Руси дело обстояло именно так18.

Итак, волость в значении мелкой территориальной единицы, включающей несколько сельских поселений, заняла к XIV веку место округов, тянущих к погостам. Таким образом, термин волость претерпел весьма существенную трансформацию. Ее ход на первый взгляд не просматривается. Однако некоторые данные на этот счет в источниках XIII столетия все же есть.

Согласно Галицкой летописи, составленной в середине XIII в., князь Даниил Романович в 1241 г. упрекал боярина Доброслава, управлявшего южной частью Галицкой земли (т. н. «Понизьем») в его отсутствие, что тот дает волости пришлым черниговским боярам, а не галицким: «Черниговьских бояръ не велѣх ти приимати, нъ дати волости галичкимъ»19.

Речь шла о территориях на южной окраине Галицкой земли. В объединенной Даниилом с Галицкой Волынской земле, судя по завещанию владимиро-волынского князя Владимира Васильковича (1288 г.), князья и бояре имели во владении не волости, а села20. На другом конце Руси в 1260-е гг.

были заключены договоры между Новгородом и великим князем владимирским Ярославом Ярославичем. В них перечисляются «волости новгородские»: «А се, княже, волости новгородьскые: Волокъ съ всеми волостьми, Торжекъ, Бежиче, Городець Палиць, Мелечя, Шипино, Егна, Заволочье, Трѣ, Перемь, Печера, Югра, Вологда»21.

Речь идет об окраинных территориях Новгородской земли — от Волока Дамского и Торжка на юго-востоке до Терского берега Кольского полуострова на севере и Югры (Северного Зауралья) на северо-востоке. В договорах оговаривается, что эти волости «держат» «мужи новгородские», а не княжеские.

Таким образом, в середине XIII века мы видим начало употребления понятия «волость» для территориальных единиц на окраинах той или иной земли. А в XIV веке в Северо-Восточной Руси фиксируется применение этого термина к сельским податным округам вне городского «уезда» (центральной территории «княжества», поделенной на «пути» и «станы»)22.

Вероятно, такое значение слово «волость» приобрело как раз потому, что и здесь первоначально имелись в виду окраинные территории «княжества». Мог сыграть свою роль и тот факт, что иногда понятие «волость» прилагалось к частным земельным владениям, т. е. относительно небольшим территориальным комплексам.

Источник:

Что такое полюдье, погосты, уроки

Жанна Музалевская Знаток (342) 5 лет назадПолюдье — способ сбора дани с восточнославянских племён, практиковавшийся в9-12веках на Руси. Погост — — небольшое поселение, центр прихода, с церковью и кладбищем, с домами попа и причта.

Если в таком селении появлялись крестьянские избы, то оно обычно именовалось селом. Урок — фиксированный размер дани или, возможно, каких-либо работ, которые должны были быть выполнены к определённому сроку.

© Светлана Кулькина Ученик (235) 2 года назадПолюдье — способ сбора дани с восточнославянских племён, практиковавшийся в. 9-10.веках на Руси. Погост — — небольшое поселение, центр прихода, с церковью и кладбищем, с домами попа и причта.

Если в таком селении появлялись крестьянские избы, то оно обычно именовалось селом.

  • Урок — фиксированный размер дани или, возможно, каких-либо работ, которые должны были быть выполнены к определённому сроку.
  • Полюдье — способ сбора дани с восточнославянских племён, практиковавшийся в. 9-10.веках на Руси. Погост — — небольшое поселение, центр прихода, с церковью и кладбищем, с домами попа и причта. Если в таком селении появлялись крестьянские избы, то оно обычно именовалось селом.
  • Урок — фиксированный размер дани или, возможно, каких-либо работ, которые должны были быть выполнены к определённому сроку.
  • Урок — фиксированный размер дани или, возможно, каких-либо работ, которые должны были быть выполнены к определённому сроку.Погост — места сбора дани, туда ее должны были свозить
  • Полюдье — в Древней Руси первоначально ежегодный объезд князем и дружиной подвластного населения («людей») для сбора дани
  • Катенька Гордеева Знаток (272) 2 месяца назадПолюдье — способ сбора дани с восточнославянских племён, практиковавшийся в. 9-10.веках на Руси. Погост — — небольшое поселение, центр прихода, с церковью и кладбищем, с домами попа и причта. Если в таком селении появлялись крестьянские избы, то оно обычно именовалось селом.
  • Урок — фиксированный размер дани или, возможно, каких-либо работ, которые должны были быть выполнены к определённому сроку.
Читайте также:  Восточная европа в x в. («племена», пути, предгородские центры)

Источник:

Леонид Милов — История России с древнейших времен до конца XVII века

Стремление к централизации управления проявилось в создании в 1654 г. Приказа тайных дел, подчинявшегося в отличие от других приказов не Думе, а непосредственно царю. Приказ не имел четкого круга дел.

Он управлял дворцовым хозяйством, осуществлял политический надзор, апелляцию по политическим преступлениям, обладал контролирующими по отношению к другим учреждениям функциями.

Этот контроль мог быть гласным, но чаще всего негласным и осуществлялся посредством приказных подьячих, рассылаемых с секретными царскими наказами по учреждениям, в армию, в посольства. За финансовой деятельностью приказов наблюдал Счетный приказ, созданный в конце 1650-х гг.

Особое место, занимаемое этими учреждениями в приказной системе, было осознано уже современниками. По словам Г. К. Котошихина, Тайный приказ был устроен «для того, чтоб его царская мысль и дела исполнялись все по его хотению, а бояре и думные люди о том ни о чем не ведали».

Обратите внимание

В 1680-Х гг. была осуществлена новая перестройка ряда сфер управления, приведшая к дальнейшей его централизации.

В частности, финансовые вопросы, которые прежде находились в ведении четвертных и различных приказов, отныне были сосредоточены в укрупненном Приказе Большой казны.

Источник: https://valdvor.ru/bez-rubriki/stany-na-puti-polyudya-pogosty-istoriya-rossii.html

От погоста к волости

Предлагаем вашему вниманию статью А.А. Горского, посвящённую вопросу о том, как термин «волость» стал обозначать небольшой округ в составе уезда. Статья первоначально опубликована в сборнике «Образы аграрной России IX-XVIII вв.» (М.: Индрик, 2013. С.

89-93) —

Волостью до начала XX столетия именовался небольшой округ в составе уезда, включавший несколько сельских поселений. В историографии часто прилагают этот термин к подобного рода мелким территориальным единицам, начиная с домонгольского периода. Но оснований для этого в источниках нет. В XI — начале XIII в.

волость — это крупная территориальная единица (то, что обычно именуют анахроничным по отношению к данной эпохе термином «княжество»), управляемая князем и имеющая в качестве центра стольный город1. Другое значение термина волость в домонгольский период (фиксирующееся в дошедших до нас источниках лишь дважды) — частное земельное владение2.

Волости в привычном для позднейших эпох значении мелких административных единиц, не имеющих на своей территории города (даже нестольного), встречаются в источниках начиная с XIV столетия3.

Тем не менее есть основания полагать, что внутри волостей-«княжеств» домонгольской эпохи существовали более дробные податные единицы. В пользу этого свидетельствуют, в частности, нормы правового регулирования сбора государственных податей.

Статья 42 Краткой редакции Русской Правды, относящаяся ко времени правления в Киеве Ярослава Владимировича (1015-1054 гг.), расписывает порядок содержания населением судебного чиновника — «вирника»: «А се поконъ вирныи: вирнику взятии 7 вѣдор солоду на недилю, тоже овенъ или полоть, или двѣ ногатѣ; а въ среду рѣзану.

А в пятницю тако же; а хлѣба по колку могуть изъясти, и пшена; а куръ по двое на день; кони 4 поставити и сыпати имъ на конь, колко могуть зобати; а вирнику 60 гривенъ и 10 рѣзанѣ и 12 веверици, а переди гривна; или ся пригодѣ в говение рыбами, то взятии за рыбы 7 рѣзанъ; то всѣх кунъ 15 кунъ на недѣлю, а борошна колко могуть и ясти; до недѣли же виру сберуть вирници; то ти урокъ Ярославль»4. Сходные нормы присутствуют в Пространной редакции Русской Правды начала XII в. (ст. 9, 10, 74): «А се покони вирнии были при Ярославѣ: вирнику взятии 7 вѣдеръ солоду на недѣлю, же овенъ любо полоть, любо 2 ногатѣ; а в середу куна же сыръ, а в пятницю тако же; а куръ по двою ему на день; а хлѣбовъ 7 на недѣлю, а пшена 7 уборковъ, а гороху 7 уборковъ, а соли 7 голважень; то то вирнику со отрокомъ; а кони 4, конем на ротъ сути овесъ; вирнику 8 гривенъ, а 10 кунъ перекладная, а метелнику 12 вѣкшии. А съсадная гривна. Аже будеть вира во 80 гривенъ, то вирнику 16 гривенъ и 10 кунъ и 12 вѣкшии, а переди съсадная гривна. А за голову 3 гривны»; «А се наклады: 12 гривенъ, отроку 2 гривны и 20 кунъ, а самому ѣхати со отрокомь на дву коню, сути же на ротъ овесъ, а мясо дати овенъ любо полоть, а инѣмь кормомь, что има череве возметь, писцю 10 кунъ, перекладнаго 5 кунъ, на мѣхъ две ногатѣ»5.

Закон устанавливает срок сбора судебных штрафов, в рамках которого расписывается содержание вирника населением. Этот срок — неделя. Данного времени слишком много для объезда одной общины — верви6 и слишком мало для целой волости («княжества»). Следовательно, объезд осуществлялся в рамках некоей «промежуточной» между волостью и вервью территориальной единицы.

По-видимому, это была территория, тянущая к «погосту». Система погостов начала создаваться княгиней Ольгой в середине Х в.

, причем в летописном рассказе об этом речь идет о погостах по всей Русской земле: «Иде Олга к Новугороду, и устави по Мьстѣ погосты и дань и по Лузѣ погосты и дань и оброкы, и ловища ея суть по всей земли, и знамения и мѣста и погосты, и сани ея стоять въ Плесъковѣ и до сего дни, и по Днѣпру перевѣсища и по Деснѣ, и есть село ея Ольжичи и до сего дни»7.

Последующих упоминаний погостов в источниках немного, но они говорят о широкой распространенности этого вида поселений. В церковном уставе Владимира Святославича (начало XI столетия) — говорится о десятине от государственных доходов, пожалованной церкви; в качестве центров территориального деления указаны города и погосты: «по всѣм городомъ далъ есмь и по погостомъ и по свободамъ»8.

Из погоста в погост перемещались повстанцы во главе с волхвами на пути от Ярославля к Белоозеру согласно рассказу «Повести временныхлет» под 1071 г.9 Уставная грамота Смоленской епископии князя Ростислава Мстиславича (1136 г.) содержит роспись податей с территории Смоленской «волости», из которых выделяется церковная десятина.

Пунктами, по которым расписаны повинности внутри волости, являются, во-первых, города, к которым относятся 12 поселений, во-вторых, погосты — все остальные населенные пункты, числом 3510. Имеются известия о погостах в Новгородской земле: по погостам ведется раскладка доходов в уставной грамоте князя Святослава Ольговича 1137 г.

Новгородской епископии на поступления от прионежских и заволочских владений Новгорода11; «Терпужьскыи погостъ Ляховичи» является объектом пожалования князем Всеволодом Мстиславичем новгородскому Юрьеву монастырю (между 1125 и 1136 гг.)12; о присоединении полоцким князем Всеславом Брячиславичем в 1060-е гг.

Важно

к своим владением принадлежащего «Новгородской волости» погоста говорится в киевском летописании XII столетия13; упоминаются погосты и в новгородских берестяных грамотах14. Есть летописное упоминание о погостах в Суздальской земле в первой половине XIII столетия: «татаровѣ… взяша городовъ 14, опрочь свободъ и погостовъ» (1238 г.)15. Этих данных, конечно, недостаточно, чтобы утверждать, что на всей территории Руси строго действовала троичная система территориального деления: волость — погосты16 — верви17. Но вероятно, что как минимум на значительной части Руси дело обстояло именно так18.

Итак, волость в значении мелкой территориальной единицы, включающей несколько сельских поселений, заняла к XIV веку место округов, тянущих к погостам. Таким образом, термин волость претерпел весьма существенную трансформацию. Ее ход на первый взгляд не просматривается. Однако некоторые данные на этот счет в источниках XIII столетия все же есть.

Согласно Галицкой летописи, составленной в середине XIII в., князь Даниил Романович в 1241 г. упрекал боярина Доброслава, управлявшего южной частью Галицкой земли (т. н. «Понизьем») в его отсутствие, что тот дает волости пришлым черниговским боярам, а не галицким: «Черниговьских бояръ не велѣх ти приимати, нъ дати волости галичкимъ»19.

Речь шла о территориях на южной окраине Галицкой земли. В объединенной Даниилом с Галицкой Волынской земле, судя по завещанию владимиро-волынского князя Владимира Васильковича (1288 г.), князья и бояре имели во владении не волости, а села20. На другом конце Руси в 1260-е гг. были заключены договоры между Новгородом и великим князем владимирским Ярославом Ярославичем.

В них перечисляются «волости новгородские»: «А се, княже, волости новгородьскые: Волокъ съ всеми волостьми, Торжекъ, Бежиче, Городець Палиць, Мелечя, Шипино, Егна, Заволочье, Трѣ, Перемь, Печера, Югра, Вологда»21.

Речь идет об окраинных территориях Новгородской земли — от Волока Дамского и Торжка на юго-востоке до Терского берега Кольского полуострова на севере и Югры (Северного Зауралья) на северо-востоке. В договорах оговаривается, что эти волости «держат» «мужи новгородские», а не княжеские.

Таким образом, в середине XIII века мы видим начало употребления понятия «волость» для территориальных единиц на окраинах той или иной земли. А в XIV веке в Северо-Восточной Руси фиксируется применение этого термина к сельским податным округам вне городского «уезда» (центральной территории «княжества», поделенной на «пути» и «станы»)22.

Вероятно, такое значение слово «волость» приобрело как раз потому, что и здесь первоначально имелись в виду окраинные территории «княжества». Мог сыграть свою роль и тот факт, что иногда понятие «волость» прилагалось к частным земельным владениям, т. е. относительно небольшим территориальным комплексам.

Источник: https://statehistory.ru/4647/Ot-pogosta-k-volosti/

Жилые местности


      Жилые местности в старой Руси были: город, пригород, посад, слобода, погост, село, сельцо, деревня, починок.


      Название «город» принималось в различных смыслах. Первоначально это слово значило огороженное место, т. е. то, что ныне ограда, огорожа. В старые богатырские времена людским жилищам часто угрожали то нашествия чужих, то свои домашние неприятели, при частых неурядицах и междоусобиях, поэтому их старались укреплять — огораживать.

Для такой важной цели достаточно было тогда плетня или частокола, поэтому одно и то же слово «город» (огород, город) в смысле огорожи означало и огорожу, охранявшую домашнее жилье от животных, и твердыню от неприятельского нашествия.

Местности, где укрепления представляли больше надежды на безопасность в случае внешних нападений, сделались центрами прилива народонаселения: одни селились в самих городах, другие — поблизости к ним, чтоб иметь возможность убежать в охранное место, когда наступит опасность.

Все больше или меньше имели нужду в городах; отсюда возникло, что города получили значение преимущества пред неукрепленными поселениями и последние подпадали им в зависимость, которая, по духу того времени, когда владычествовала сила, заменялась часто и легко порабощением.

Совет

Но не все города имели равное достоинство по своей крепости: крепчайшие делались центром власти и им подчинялись другие. Тогда между городами образовались два рода — старшие и младшие, сильнейшие и слабейшие, или города и пригороды. В связи со стратегическими условиями подчинению меньших городов большим способствовали исторические обстоятельства народной жизни.

Читайте также:  Государственные крестьяне (таблица)

Таким образом, собственно слово «город» начало означать господствующее место — столицу над краем, заключавшим несколько пригородов, сел, деревень.

Так, Киев был городом земли полян или земли Русской, Чернигов — городом земли Северской, Новгород — земли Новгородской, Псков — земли Псковской, Хлынов — земли Вятской, а Вышгород, Белгород — были пригороды Киева, Ладога — пригород Новгорода, Изборск — пригород Пскова и т. д.

Когда раздельные части Восточной Руси сплотились между собою, Москва получила смысл города всей Русской земли, — но тогда самое слово «город» изменило прежнее значение. Городом не называлось уже главное правительственное место, где находился центр правления, напротив, это слово начали употреблять в обратном смысле.

Москва называлась Москвою: собственное имя ее нередко принималось нарицательным именем русской столицы; говорилось: «на Москве и в городах», как теперь говорится: «в столице и провинциях». В XVI и XVII веках название «город» сохраняло два значения: укрепленной местности и административного провинциального пункта.

В городах происходило соприкосновение народа с властью; там была складка военной силы, которой поручен край для охранения; туда стекались государственные доходы, вносимые краем, наконец, там жители края искали убежища во время военных опасностей. По мере расширения народонаселения возникали города один за другим и, сообразно благоприятным условиям, одни получали пред другими преимущества в отношении важности своей. Таким образом, города были большие и меньшие, и большие начальствовали над последними. Кроме городов постоянно населенных, существовали еще укрепленные места, называемые острогами; они находились преимущественно в отдаленных от средоточия власти пограничных и малонаселенных областях, были вообще меньше городов и часто не имели постоянного населения: из городов посылались туда служилые люди, для стражи, на переменку. Мало-помалу, смотря по надобности, эти остроги или острожки обращались в города.

Феодалы проживали либо в городах, на территориях их «окольного города», если это были столицы княжеств, либо в детинцах малых городов. Есть такие детинцы — резиденции князей в Кветуни, Трубчевске, Вщиже, Стародубе. В Брянске им являлась с середины XIII в. Покровская гора. В предшествующий период, но не ранее конца XI в. это была кольцевая небольшая крепость на возникшем в X в. поселении в урочище «Чашин Курган». Во второй части города (если он имел трехчастное деление, как все княжеские столицы) — «окольном» — проживали бояре и старшие дружинники (младшие — «детские» или «отроки» составляли охрану детинца), а в третьей его части — на посаде — находились более скромные жилища купцов и ремесленников. Источник: CD-диск Брянский край. Гипертекстовое мультимедийное пособие, 2004 г.


      Посадом называлось то, что теперь мы привыкли называть городом, и название «посадский человек» означало то же, что теперь «мещанин». Посады были пунктами торговой и промышленной деятельности. Они строились близ городов, так что город находился посреди посада и в этом смысле назывался кремлем, а посад раскидывался около него.

Часто город был на горе, а посад внизу. В местах, где жителям посада опасно было оставаться в своих жилищах без защиты, посады обводились валами, стенами и рвами.

У нас в отношении посада к городу было то же, что на Западе; то, что у нас называлось посад — на Западе было city, cite, Stadt, miasto, mesto, и то, что на Западе было Bourg, borgo, bourgh, barg, hrad, grod, у нас называлось город, а в древности град.

То же было в древнем классическом мире: так акрополис был град Афин, а самые Афины около него — посадом. В нашей старой Руси поселение, подобное тому, что в настоящее время называется городом, состояло нередко из трех частей: град, или город, посад и слободы.

Обратите внимание

Посад разделяется на две части: острог, или укрепленная часть окологородного поселения, и поселок вне острога, или собственно посад, а за ним слободы. И теперь в землях турецких славян та же троичность: град, соответствующий нашему городу, варош — острог и паланка — поселение за укреплением, которое может, смотря по местным обстоятельствам, соответствовать нашему посаду или слободам.


      Слободами первоначально назывались поселения, которых жители пользовались какими-нибудь особенными условиями; но так как эти условия давались обществам, которых деятельность посвящена была определительно каким-нибудь особым занятиям, то за такими обществами преимущественно удерживались названия слобод. Они были большею частью около посадов и городов.


      Погост, село, сельцо, деревня, поселок, займище были поселения земледельческого класса.

В древности погостом называлось поселение с церковью, при которой всегда сосредоточивались сношения окрестных жителей и установлялся административный центр.

Но когда число церквей умножилось и таких поселений стало много, они, естественно, начали утрачивать прежнее преимущественное значение и назывались вообще только селами.

Первой формой и управления и сбора налогов было » полюдье «, описанное в середине X в. византийским императором Константином VII . Дань собирали зимой, передвигались по льду рек (других дорог не было). Киевский князь с дружинниками-русами, купцами шёл сначала на север до Смоленска через земли древлян и дреговичей, затем через земли кривичей и северян возвращался в Чернигов и Киев. Значительная часть пути полюдья проходила по территории современной Брянщины, по пограничью кривичей, вятичей, северян и радимичей. Для охраны пути с сер. X в. князья создавали заставы (станы и погосты, такие, как Левенка под Стародубом). Вокруг застав селились ремесленники, под защиту стен приходили купцы . Из некоторых из них позднее возникали средневековые города. «Станы» и «погосты» послужили также опорными пунктами для покорения и государственного освоения племенных территорий. Источник: CD-диск Брянский край. Гипертекстовое мультимедийное пособие, 2004 г.

Слово погост, бывшее некогда в повсеместном употреблении, в XVI и XVII веках сохранилось только в Новгородской земле, в смысле большого села со средоточием администрации для окрестного края. Различие между селом и сельцом заключалось только в величине их. Деревни были поселения без церквей.

Починки были маленькие деревушки, недавно заселенные.

Займище было небольшое поселение на дикой земле, занятое обыкновенно одним двором.

Когда к этому двору присоединялись другие, то из займища образовывался починок; починок по прошествии времени, которое лишало его значения новизны, и по мере возраставшего населения переименовывался в деревню; а, наконец, с постройкою церкви деревня изменялась в сельцо и, с умножением народонаселения, в село.

Жилые земледельческие местности без церквей и даже небольшие сельца принадлежали к селам. Такая принадлежность одних местностей другим не была только административным распоряжением, а истекала из образа их основания, ибо новые поселения основывались посредством выселков из старых.

Из сел выходило несколько семейств; основывали деревню; когда она значительно возрастала или же находились в ней зажиточные люди, чтоб построить церковь (так как в то время это было нетрудно по обилию леса и по невзыскательности церковной архитектуры), деревня превращалась в сельцо, потом в село.

В свою очередь, из нового села выходили жители и основывали починки и деревни, превращавшиеся, в свою очередь, в сельца и села, и так далее.

Первое родоначальное село удерживало старшинство над своими выселками и оставалось между ними центром сношений по крайней мере до тех пор, пока время не изглаживало из памяти этой старинной исторической связи.

Таким образом, в Новгородской земле погосты, в смысле первенствующих поселений, были старые поселения с старыми церквами, а села с новопостроенными церквами были их выселками. Смотря по историческим обстоятельствам, изменявшим движение народонаселения, и по относительной быстроте его размножения, эта связь поселений удерживалась долее или ослаблялась скорее.
 

Источник: http://old.mglin-krai.ru/OcherkiGizni/GilieMestnosti.htm

Электронная библиотекапубликации о музее-заповеднике «Кижи»

Территория Заонежских погостов сложилась к концу независимости Новгорода как равнодействующая факторов этнодемографического, колонизационного, природно-климатического, политического и религиозного характера.

На самом низовом уровне управления находились погосты, которые управлялись как корпорациями бояр – должностных лиц (скотники и помужники Толвуйской земли), так и отдельными боярами в пределах своих вотчин – «боярщин», – через посельских и ключников.

В Выгозерском погосте отмечен староста [1] .

Кроме светских властей, управление осуществлял новгородский архиепископ. Владения кафедры располагались в основном в Олонецком погосте, причем одна часть («Ильинский погост») была в непосредственном подчинении Дома св.

Софии, а другая отмечалась в позднейших документах как бывшая «за владыкою», то есть являлась частью фонда государственных земель Новгородской республики, отданной архиепископу в кормление и управлявшаяся поэтому его волостелем [2] .

С вхождением Новгородской республики в состав объединяющегося Русского государства изменились как состав администрации и ее функции, так и сам характер власти. Московский тип управления характеризовался прежде всего подданством всего населения монарху, которое сливалось с налогово–повинностными отношениями, подсудностью и вассалитетом.

Важно

Конфискация земель боярства сопровождалась появлением целого массива населенных черносошных земель, верховным собственником и властителем которых являлся великий князь Московский [3] . Для организации управления и обороны Новгородская земля была поделена на пятины, состоявшие, в свою очередь, из двух половин. Заонежские погосты вошли в Заонежскую половину Обонежской пятины.

Практическая работа по организации территории и ее управлению была проведена писцами в конце XV в. «Старое письмо» (до 1496 г.) закрепило результаты «вывода» правящего слоя Новгорода и конфискации его земель, оформило и упорядочило налоговую систему. Ю.К.Сабуров создал своим письмом (1496 г.

) материальную основу управления погостами наместниками и волостелями посредством установления для каждой боярщины определенного количества «корма» на их содержание. Он же, по указу Ивана III, в 1495/96 г.

устраивал поместную систему в Обонежской пятине, выбирая из присылаемых к нему для этого людей (в том числе пленных иностранцев из-под Смоленска) годных для несения военной службы и наделяя их соответствующим поместьем [4] . В 1584/85 г.

писцы Леонтий Аксаков и Афанасий Жеребятичев отделили земли государственного фонда (черносошные, дворцовые и Конюшенного пути) с населением в создаваемый округ Заонежских дворцовых погостов.

Кормление было типом и способом государственного управления, при котором кормленщики – наместники и волостели, назначаемые государем или архиепископом, – осуществляли функции управления: проведение в жизнь решений центральной власти, сбор налогов, суд и надзор за исполнением законов, руководство поместной системой и командование ополчением помещиков и посошных людей из черносошных волостей и монастырских вотчин в военное время, контроль за путями сообщения и торговлей. За свою деятельность они получали вознаграждение – фиксированный налог с населения («наместнич и волостелин корм»), судебные пошлины («присуд»), пошлины с торговли и торговцев (таможенные, мытные и др.), собираемые ими самими и их аппаратом – тиунами, доводчиками и другими управленцами.

После отмены кормлений и перехода к самоуправлению – с середины 1550-х гг., – население стало платить в государеву казну в Новгороде налог «за наместнич присуд и его пошлинных людей доходы», «за волостелин корм», – в соответствии со своим бывшим подчинением.

Административно–территориальное деление Новгородской земли было в основном уездно–становым. Территории, на которые распространялась власть наместников, называли уездами, а волостелей – станами.

С отменой кормлений термин «стан» стал означать лишь территорию. Наместники и волостели осуществляли свою власть независимо друг от друга, поэтому иногда в официальных документах XVI в.

Совет

уездами назывались станы: «Выгозерский уезд», «Олонецкий уезд» (стан волостеля Дома св. Софии) [5] .

Пятины и полупятины оставались территориально–административными образованиями в основном поместной системы – губными, военными и фискальными округами.

Особенностью Заонежских погостов было отсутствие в них единого центра управления.

Часть земель этих погостов входила в Новгородский уезд, а другая группировалась по станам: северные погосты – Выгозерский, юг Толвуйского (Кузаранда), Шуньгский и, вероятно, Кижский входили в Выгозерский стан; восточные – Водлозерский, Пудожский, Шальский и Андомский – в Водлозерский; южные – Оптинский, Мегорский, Выгегорский, Остреченский, Важенский и Веницкий – в Оштинский [6] .

Читайте также:  Внешняя политика юстиниана

Погост в Ярославичах состоял из поместий [7] , поэтому он, как и все государевы поместные земли в других погостах, был в ведении наместников. С Прикинского погоста по письму 1563 г. брался налог «за наместнич доход» [8] , что говорит о невхождении его в Оштинский стан.

Толвуйская вотчина новгородского Николо–Вяжицкого монастыря (северная половина Толвуйского погоста) платила «за пятно и душегубство новгородских наместников», то есть за куплю–продажу лошадей и судебные пошлины по делам об убийствах (расписка 1571 г.).

Следовательно, этот монастырь со всей своей вотчиной входил в Новгородский уезд.

Особое место в управлении занимали западные погосты – Олонецкий и Шуйский. В XVI в. их земли были распределены между новгородской кафедрой (западная часть Олонецкого погоста) и дворцовыми ведомствами – новгородским Дворцом и Конюшенным путем, из которых первый управлял обмененными царем у архиепископа в 1551/52 гг.

деревнями в Олонецком погосте, а второй – остальными деревнями государевой волости в Олонецком и Шуйском погостах. Земская реформа середины 1550-х гг. принесла изменения: с Шуйского погоста налоги («за конюшего доход») шли уже в казну [9] . Реформа 1584/85 гг. превратила все эти земли во дворцовые, причем дворцовые с 1551/52 гг.

деревни стали называться стародворцовыми.

Олонецкий стан как территория государевой волости известен по документам с 1615–1617 гг. (Книга письма и меры кн. П.И.Воейкова и дьяка И.Лговского), но сформировался он, по-видимому, во время дворцовой реформы.

Обратите внимание

Кроме Олонецкого и Шуйского погостов, в него вошли также Кижский и Шуньгский, что фиксируется платежными книгами Заонежской половины 1628/29 гг., тогда как жалованная грамота Палеостровскому монастырю 1550 г.

отмечает Шуньгский погост в ведении выгозерского волостеля [10] .

Земская реформа середины 1550-х гг. вывела погосты из-под управления кормленщиков и дворецкого, чьи функции общего управления и суда по тяжким преступлениям теперь перешли новгородским дьякам казны, продолжавшим контролировать и земельный фонд.

Население через своих выборных денежных сборщиков, введенных реформой обложения 1554–1556 гг. [11] , собирало казенные налоги, фиксируемые в писцовых книгах и платежницах, копии которых хранились в каждом погосте у старост [12] .

Деньги с вотчин собирались подьячими, а с поместий – губными старостами [13] .

Установленный порядок был, однако, нарушен, когда в 1571 г. Торговая сторона Новгорода была включена в опричнину.

Вместе с ней туда же перешли восточные пятины – Обонежская и Бежецкая, традиционно, со времен независимости Новгорода, «тянувшие» к его концам, Плотницкому и Славенскому соответственно. Ранее, в 1568 г.

восточная часть Водлозерского погоста (земли по Кенскому волоку) была передана в опричный Каргопольский уезд.

Общее управление, суд, взимание налогов осуществлялись теперь опричной администрацией Торговой стороны. Помещики Обонежской пятины были поверстаны, то есть прошли регистрацию с назначением оклада, в Александровой слободе, войдя в состав корпуса опричников (по сведениям из «Новгородской десятни» 1606–1608 гг.) [14] . С упразднением опричнины вернулись к прежнему порядку управления.

С переходом Заонежских погостов (за исключением вотчин и поместий) в разряд дворцовых, из Москвы в них стали назначать управляющих – приказчиков. Их местопребыванием была выбрана Ошта, стан, ставший центром управления всеми погостами. Поэтому приказчик назывался Оштинским или приказчиком Оштинского стана.

Важно

Известны два наказа – инструкции о его полномочиях и функциях: первый дошел до нас в отрывке и датируется царствованием Б.Ф.Годунова (1598–1606 гг.), а второй – 1612 г. [15] , последний содержит требование «ведать… по-прежнему», а соответствующее место в нем почти дословно совпадает с первым отрывком.

Поэтому можно утверждать, что порядок управления погостами сложился уже к началу XVII в.

Приказчику теперь поручалось: сбор всех видов гос.

налогов; оперативное руководство («всякие дела делати»); суд над крестьянами и исполнение приговоров; вопросы заселенности – зазыв сторонних крестьян и борьба с их уходами и «выводами»; наблюдение за правильностью выборов должностных лиц в органы самоуправления и за их деятельностью; борьба с нарушителями казенной монополии на спиртные напитки. Особо подчеркивалось, что все без исключения дела должны проводиться приказчиком только с участием представителей населения – священниками, должностными выборными лицами, «людьми добрыми»; самоличные действия, в том числе суд и управа, запрещались.

К 1592 г. относится создание особого административного округа Соловецкого монастыря.

В него вошли вотчинные земли самой обители на западном побережье Белого моря, в том числе все волостки в Выгозерском погосте: Сума, Вирма, Сорока, Колежма, Сухнаволок, Нюхча и Унежма.

Причиной такого решения правительства послужили агрессивные действия Швеции на севере, вследствие чего содержание воевод с войсками, строительство острогов в Суме и вокруг монастыря, а затем и Кремля (1578–1594 гг.) финансировались монастырем.

Это вызвало ответные шаги и со стороны центральной власти. Льготное обложение, пожалование обители новых вотчин и таможенных доходов сопровождались постепенным выводом монастыря из-под управления и контроля со стороны новгородской администрации и подчинением его непосредственно Москве – Новгородской Чети [16] .

Логичным продолжением этой политики стал царский указ от 15 апреля 1592 г., предписавший отделить все его вотчины от Выгозерского стана Новгородского уезда и приписать их к монастырю и его центрам управления – Суме и Кеми [17] .

Совет

Время подтвердило правильность этой политики: сосредоточив под своим управлением людские и материальные ресурсы, Соловецкий монастырь смог организовать достойную оборону северных окраин страны во втором десятилетии XVII в.

Государственное управление Заонежскими погостами в конце XV – начале XVII вв. и их административная принадлежность были тесно связаны с внутренней и внешней политикой Москвы. На этом примере можно выделить несколько этапов эволюции государственного управления присоединенной Новгородской землей:

  1. 1478 г. – конец XV в. Складывание уездно–становой административной и пятинной военно–поместной систем. В конце XV в. погосты разделяются на станы во главе с волостелями. В Обонежскую пятину верстают первых помещиков.
  2. Первая половина XVI в. (до середины 1550-х гг.). Управление с помощью наместников и волостелей на окраинах. Жалованными грамотами крупным монастырям центр сужает сферу, объем и территорию действия кормленщиков в пользу себя и иммунистов, а губной реформой с конца 1530-х гг. – помещиков и черной волости.
  3. С середины 1550-х по 1580-е, 1590-е гг. Земская реформа отменяет кормления. Оперативное управление осуществляет администрация Новгорода (воеводы и дьяки), контролируя и взаимодействуя с органами местного самоуправления черной волости, помещиками и иммунистами.
  4. 1584/85 г. (Заонежские погосты), 1592 г. (Соловецкий монастырь) – 1617 г. Создание и вывод новых административных образований из-под оперативного управления Новгорода в пользу местных властных структур и переподчинение их напрямую Москве.
  • [1] Писцовая книга 1496 г. // Материалы по истории народов СССР. Л., 1930. Вып.1. (Далее – ПКОП). С.1–56; Северные грамоты XV в. / Сообщ. Чаев Н.С. // Летопись занятий археографической комиссии за 1927–1928 гг. Л., 1929. С.139–140 (№22), 149–150 (№№ 43, 44, 45); История северного крестьянства. Архангельск, 1984. Т.1. С.73–75; Перельман И.Л. Новгородская деревня в XV–XVI вв. //Исторические записки. 1948. Т.26. С.138–139.
  • [2] РГАДА Ф.1209. Оп.1. Д.8551. Л.3–64; Д.8554. Л.1–100об.; ПКОП. С. 60–62, 65–75; Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины 1582/83 г.: Заонежские погосты // История Карелии XVI–XVII вв. в документах. Петрозаводск; Йоэнсуу. 1993. С.35–72; Материалы по истории Карелии XII–XVI вв. Петрозаводск, 1941. (Далее – Материалы). С.247–249 (№175), 252–253 (№179); История крестьянства Северо–Запада России. СПб., 1994. С.66–67; Данилова Л.М. Сельская община средневековой Руси. М., 1994. С. 197, 200.
  • [3] По подсчетам И.Л.Перельмана, в четырех Заонежских погостах (Шунгском, Вытегорском, Оптинском и Веницком) в «волость великого князя» перешли до 92% всех обжей и такая же часть населения / Перельман И.Л. Указ. соч. С.197.
  • [4] РГАДА. Ф.181. Оп.1. Д.83. Л.7об.–8.
  • [5] Материалы. С. 238, 247; Акты социально–экономической истории Севера России конца XV–XVI вв. Акты Соловецкого монастыря. Л., 1988. С.50.
  • [6] РГАДА Ф.1209. Оп.1. Д.8554. Л.921; Ф.137. Оп.1. Новгород. Д.17. Л. 63об, 66, 68; Русская историческая библиотека СПб, 1875. Т.2. С.353–358; Материалы. С. 163, 176–177.
  • [7] ПКОП. С.247–254.
  • [8] Там же. С.77.
  • [9] ПКОП. С. 62, 115–119.
  • [10] РГАДА. Ф.137. Оп.1, Новгород. Д.17. Л.55–73; Материалы. С.163.
  • [11] Дополнения к актам историческим, собранные и изданные археографической комиссией. СПб, 1846. Т.1. (Далее – ДАИ). С.144–146.
  • [12] Там же. С.295.
  • [13] РГАДА Ф.27. Оп.1. Д.19. Л. 3, 12, 13, 18, 29–30, 70–70об, 79–80.
  • [14] РГАДА. Ф.181. Оп.1. Д.83. Л.74об.–136об.
  • [15] Материалы. С.363–365; ДАИ. С.294–299.
  • [16] Материалы. С. 284–286 (№224), 306–308 (№254), 311 (№255), 316–318 (№258), 318–319 (№259), 365–368 (№293).
  • [17] Там же. С.327–330 (№261).

//
Рябининские чтения – 1995
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 1997. 432 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Источник: http://kizhi.karelia.ru/library/ryabinin-1995/155.html

Новгородская земля: Бежецкая пятина, ее погосты и волости

В генеалогических поисках важное значение имеет точное определение места, где жили предки. Нужные мне районы находились до XVIII в. в Бежецком Верху, тогда эта земля принадлежала Новгороду.

А вот с определением, кому она принадлежала в XIX в., возникли сложности. Хорошим подспорьем стала книга К.А.

Неволина «О пятинах и погостах новгородских в XVI веке», на ее основе и была создана подборка погостов по уездам имеющихся губерний.

Общие сведения: Новгородская земля
До XVIII века была поделена на пятины. Пятины Новгородской земли назывались: Деревская, Шелонская, Водская, Обонежская и Бежецкая.

Внутри пятины делились на присуды (уезды), в каждом присуде (уезде) было по нескольку погостов и волостей.

Каждый погостский округ был расположен непосредственно возле своего главного селения и даже, по большей части, вокруг него.

С развитием губернского разделения и управления деление на пятины было забыто, но деление на погосты сохранилось. От Петра Великого до Екатерины Второй оно существовало и было признано официальным. Окончательно новгородские пятины были упразднены в 1775 году, территория стала делиться на уезды.

Однако позже уезды были поделены на станы, которые можно назвать видоизмененной формой погостов, и еще долгое время местные жители использовали для обозначения места жительства именно погосты: автор приводит пример написания писем на адрес селения такого-то погоста, в объявлениях делается указание на погост, к которому принадлежит селение и т.д.

Бежецкая пятина, погосты и их расположение по К.А. Неволину

Бежецкая пятина (Бежецкий ряд, Бежецкий верх) – в 16-18 вв. восточная пятина Новгородской земли, входила в Новгородский уезд. Разделена на Белозерскую (50 погостов) и Тверскую половины (42 погоста), + 4 слободки и 4 волости.

Обратите внимание

Бежецкая пятина оказалась в составе Ингерманландской, позже Санкт-Петербургской губернии, которая делилась на 11 провинций. Затем Бежецкий верх вошел в состав Московской губернии. В 18 в. поделена между Тверской и Новгородской губерниями.

Сложность в определении мест и границ погостов Бежецкой пятины заключается в том, что кроме погостов здесь были другие административно-территориальные единицы – тверские, дворцовые, монастырские, которые не подчинялись Новгороду, но граничили и перемешивались с землями Бежецкой пятины (ср. ниже пог. Никольской в Дорке). В результате провести четкие границы бывает непросто, собственно и сам автор это отмечает, сравнивая несколько карт.

Некоторые погосты у автора объединены в один пункт, например Прокопьевской на Белой и Богородицкой на Белой. В другом месте в перечне погостов они указаны друг за другом. Написание названий сохранено авторское, но местами – современное. Для удобства поиска погосты разбиты по поздним уездам и губерниям.

Перейти к:
Погосты Бежецкой пятины: Новгородская губерния

Погосты Бежецкой пятины: Вологодская губерния

Погосты Бежецкой пятины: Тверская губерния

Источник: http://WoodCountry.ru/novgorodskaya-zemlya-bezhetskaya-pyatina/

Ссылка на основную публикацию