Правление симеона бекбулатовича

Симеон Бекбулатович Касимовский

Симеон Бекбулатович Касимовский
Симеон Бекбулатович (до крещения — Саин-Булат) Касимовский.
Годы жизни: ?-1616

Годы правления: 1574-1576

Из династии Герай.

Касимовский правитель, хан (1567—1573гг.). Царь и великий князь всея Руси (1575—1576гг.), великий князь Тверской (с 1576 г.).

Детство и молодые годы

О происхождении Саин-Булат хана известно, что он  был сыном султана Ногайской орды Бек-Булата — прямого потомка Чингисхана и правнуком Ахмета последнего правителя Золотой Орды.

Получив приглашение Ивана Четвертого, Бек-Булат отправился в Москву вместе с сыном.
На службе у русского царя отец и сын зарекомендовали себя верными, преданными государю людьми и храбрыми воинами.

После смерти отца Грозный царь приблизил к себе Саин-Булата.

Царствование в Касимове

По приказу государя молодой царевич женился на девушке из известного боярского рода — Марии Андреевне Клеопиной-Кутузовой.
Он и так по своему положению стоял выше русской знати, так как был из рода Чингизидов, а брак с русской аристократкой только укрепил его позиции.

Отдавать приглашенным на царскую службу татарским князьям в уделы целые города было вполне в традициях того времени.
Поэтому никого не удивило, когда в конце 60-х годов 16 века Иван Васильевич назначил  Саин-Булата  ханом в Касимов.

Важно

В знак особого расположения царя он получил титул «слуга государев», тогда как даже самые родовитые бояре именовались лишь «холопами Ивана Грозного».

Будучи Касимовским ханом Саин-Булат принял участие в Ливонской войне, а также в походах на Пайду, Орешек и Колывань.

Обратите внимание

В 1573 году по настоянию Ивана Грозного прошел обряд крещения и стал именоваться Симеон.

Летом  того же 1573 года овдовевший к тому времени  Симеон Бекбулатович  женился повторно на недавно потерявшей мужа княгине Анастасии Черкасской. Благодаря этому браку Симеон Бекбулатович — царь Касимовский — породнился с царской фамилией, так как в жилах его второй супруги текла кровь Софии Палеолог.
В браке у пары родилось три сына и три дочери.

Правление

В 1575 году царь Иван Васильевич «отрекся» от престола и возвел на него своего любимца.
В Успенском соборе Кремля прошла коронация Симеона Бекбулатовича. Он был коронован и стал называться великим князем всея Руси, а царь стал именоваться князем Иваном Васильевичем Московским.

Симеон также он председательствовал в боярской думе  и издавал правительственные указы от своего имени.
Жил он в Кремле, окружённый пышным двором, а Грозный поселился в скромном доме в районе нынешней Петровки.

Важно

Формально страна разделилась на владения великого князя Симеона   и на «удел» Ивана князя Московского, но фактически правителем государства по-прежнему оставался Иван Васильевич.

Зачем это все было нужно историки спорят до сих пор.

По наиболее распространенной версии Ивану Грозному было сделано предзнаменование о скорой смерти правителя всея Руси. Будучи человеком, весьма суеверным он решил посадить на трон другого, надеясь обмануть судьбу.

Существует также мнение, что он хотел отойти на время в тень, чтобы выявить своих скрытых врагов.
Некоторые историки выдвигают и гипотезу о том, что таким образом царь хотел отвести от себя недовольство народа, который с трудом приходил в себя после ужасов, которые ему пришлось пережить в период опричнины, «переведя стрелки» на пришлого князя.

Всего новый государь процарствовал 11 месяцев.
За это время, по свидетельству иностранных послов, он отобрал у монастырей и церквей все грамоты, жалованные ей на протяжении веков, и уничтожил.

Кроме того, формально по приказу Симеона, а на самом деле с повеления Ивана Грозного, были казнены некоторые царедворцы, которые были приближены им после опричнины, но не оправдали надежд.

Важно

Говоря нынешним языком, руками Симеона Бекбулатовича была проведена «зачистка» в верхнем эшелоне власти, и проведены в жизнь «непопулярные меры»

Конец недолгого царствования

Дождавшись момента, когда недовольство правлением Симеона Бекбулатовича начало расти и не став дожидаться волнений и смуты Иван Грозный «вышел из тени» и объявил о том что вынужден вновь взять скипетр и державу, дабы не допустить дальнейшего зла, творимого царем Симеоном.

Одним из первых указов вернувшегося на трон Ивана Четвертого был указ о восстановлении уничтоженных церковных  жалованных грамот.

Однако новые грамоты раздавались уже от имени царя Ивана Четвертого, причем земли и имущество возвращались в сильно урезанном виде.

Важно

Ходили слухи, что многим церковным иерархам пришлось заплатить немалые суммы, чтобы возвратить хотя бы часть имущества своих обителей.

Большинство историков считают, что данная политическая рокировка, была предпринята Иваном грозным с целью изъятия у церкви значительной части имущества, а так же ясно дало понять всем недовольным его правлением, что на троне может оказаться и более «жесткий» царь.

Князь Тверской

О том что история с передачей власти была хитрым политическим ходом свидетельствует тот факт, что после отстранения от власти, которая ему, по сути и не принадлежала  Симеон Бекбулатович не был подвергнут никаким гонениям.

Бывший «царь» отбыл в Тверь, где ему был выделен новый удел, сохранив при этом титул Великого князя.
Симеон Бекбулатович стал одним из крупнейших землевладельцев того времени. Согласно сохранившейся писцовой книге его имущества, составленной около 1580 года, в Тверском и Микулинском уездах он имел одной только пахотной земли до 13500 десятин.

Кроме того, он был наделен особыми привилегиями, дающими ему право взымать налоги и подати в свою пользу, что не позволялось остальным, даже самым высокопоставленным, служилым людям Московского царства.

Важно

С конца 1577 года в течение 5 лет Симеон Бекбулатович принимал активное участие в военных действиях, направленных против Польши, однако «знатных побед» не одержал и «полководческой славы не снискал».

Закат карьеры

После смерти своего покровителя  Ивана Грозного в 1588 году Великий князь Симеон некоторое время еще сохранял свое высокое положение.
Однако приблизившийся к трону Борис Годунов стал всячески настраивать молодого царя Федора Первого против Тверского князя.

В борьбе за царский трон, Борис Годунов  рассматривал Симеона Бекбулатовича, как реального конкурента.

Важно

Именно поэтому один из первых указов Царя Бориса предписывал всем присягавшим ему боярам поклясться, что «царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети…».

Повод к устранению опасного претендента на царский трон дал И. Мстиславский близкий родственник Великого князя Симеона, который оказался замешанным в заговоре против Годунова.

Бывшего «царя всея Руси» постигла опала. Он был лишен титула, большей части своих земель и «удален» в Кушалино, ныне райцентр в Тверской области.
Тогда же Симеон Бекбулатович ослеп, хотя некоторые радикальные историки утверждают, что был ослеплен намеренно.
Бывший правоверный мусульманин стал ревностным православным христианином.

Свои накопления он стал расточать на строительство храмов и на вклады в монастыри, особо богатые вклады он отправил на Соловки.
Бывший Великий князь пытался  вернулся ко двору при Лжедмитрии I.

Тот сначала принял его благосклонно, но затем подписал указ о его постриге в иноки Кирилло-Белозерского  монастыря под именем старца Стефана.

Василий Шуйский в том же году отдал приказ сослать его на Соловки.
Долгое время старец Стефан посылал в столицу грамоты с просьбой вернуть его в Кирилло-Белозерский монастырь.
Просьба была удовлетворена в 1612.

Важно

Умер 5 (15) января 1616 года и был похоронен рядом с супругой в Симоновом монастыре. На надгробии была надпись: «Лета 7124 году генваря в 5 день преставился раб божий царь Симеон Бекбулатович во иноцех схимник Стефан».

Ныне на месте монастыря находится Дворец культуры ЗИЛа, могила утрачена

Источник: http://kremlion.ru/praviteli/semenkasimovsky/

Симеон Бекбулатович

Первое упоминание о Симеоне Бекбулатовиче относится к 1570 году. К этому времени он уже носил титул Касимовского царя. Время и обстоятельства «пожалования» Саин-Булата неизвестны.

Историк А. А. Зимин так раскрывает тайну выдвижения татарского царевича:

«Пожалование Саин-Булату Касимова и „царского“ титула можно объяснить родственными связями с „царем“ Шигалеем, его предшественником в Касимовском княжестве. Оно свидетельствовало и о стремлении Ивана IV добиться расположения определенной части татарской знати.

К середине 70-х годов XVI века Саин-Булат был единственным „царем“ на Руси (кроме самого Грозного). К этому времени он доказал свою преданность государю. Во время зимнего похода 1571 —1572 годов „на свейские немцы“ он возглавлял вместе с князем В. Ю. Голицыным и Н. Р.

Юрьевым рать, отправленную к Орешку. Ходил он и к Выборгу. Осенью 1572 года Саин-Булат вместе с Иваном IV направился в поход под Пайду. Затем он осаждал Колывань. Незадолго до 15 июля 1573 года Саин-Булат крестился, приняв имя Симеона.

В 1575 году, очевидно, умер Михаил Кайбулич, и Симеон Бекбулатович стал самым видным татарским царевичем на русской службе».

Симеон Бекбулатович на великокняжеском престоле «Всея Руси»

После отмены опричнины в 1572 году прошло три года, и Грозный решил вновь разделить страну.

Осенью 1575 года касимовский правитель Симеон Бекбулатович был торжественно провозглашен в Успенском соборе Московского Кремля «великим князем всея Руси», а Иван Васильевич стал именоваться князем Иваном Московским.

По свидетельству автора Пискаревского летописца, он «ездил просто, что бояре, а зимою возница в оглоблех… А как приедет к великому князю Симеону, и сядет, далеко, как и бояря, а Симеон князь велики сядет в царьском месте».

Совет

Истинные причины решения государя остаются неизвестными. Уже его современники размышляли об этом шаге державного, высказывая различные предположения. И нам приходится только гадать, какие мотивы побудили Ивана Васильевича к действию.

Сделано несколько основных предположений. Во-первых, внешнеполитическая необходимость, связанная с попыткой Ивана Грозного выдвинуть свою кандидатуру на пустующий польский престол и таким образом завершить Ливонскую войну.

Во-вторых, реставрация опричнины в новых условиях и желание усилить личный террор против неугодных. Впрочем, иногда на разделение страны в 1575 году смотрят и как на антиопричнину. В-третьих, целью царя называют отказ от обязательств, розданных от царского имени, в первую очередь финансовых.

В-четвертых, существует «мистическое» объяснение. Оно основывается на свидетельстве все того же Пискаревского летописца, который записал слухи, ходившие в народе. Так, современники поговаривали, что Грозный испугался предсказания волхвов, напророчивших на этот год «московскому царю смерть».

Перестав быть царем, костлявую «даму» с косой можно было попытаться обмануть.

Конечно, слухи есть слухи, но, как справедливо считают некоторые специалисты, в колдунов и предсказателей тогда верили безоговорочно. Вот что пишет по этому поводу знаменитый исследователь грозненской эпохи В. Б. Кобрин: «Дела о „ведунах“, которых держали у себя для гаданий, весьма распространены.

Так, при Федоре Ивановиче родственников последней жены царя Ивана — Нагих — обвиняли в том,что они специально „добывали“ ведунов, чтобы узнать, „сколь долговечен“ царь Федор.

Если царь действительно испугался предсказания, то я даже готов признать за ним некоторую толику своеобразного гуманизма: отказавшись сам от титула московского царя, он не подставил под удар судьбы-злодейки и Симеона — тот был всего лишь великим князем, а не царем, да к тому же не московским, а „только“ всея Руси. Так что в этом году просто не было „московского царя“». Ни одно из предположений пока не доказано и не опровергнуто.

Симеон Бекбулатович – хозяин земли Тверской

Высокое положение татарина Симеона Бекбулатовича было неприемлемо для большей части русской аристократии. Сохранились сведения, что «елицы же супротив сташа, глаголюще: „Не подобает, государь, тебе мимо своих чад иноплеменника на государство поставляти“. И на тех [Иван Грозный] возъяряся».

Не до конца прояснены и полномочия Симеона. Есть основания предполагать, что от его имени велась значительная часть внутренней политики, а внешняя целиком оставалась в ведении Ивана Грозного.

В то же время большинство историков сходятся на том, что права Симеона были сильно ограничены, видимо, он был лишен даже права выдачи жалованных грамот монастырям.

Обратите внимание

Скорее всего, перед нами пример «политического маскарада», когда за спиной формально восседающего на великокняжеском престоле «всея Руси» бывшего касимовского царя реальная политика велась руками все того же Ивана Грозного.

В августе 1576 года Симеон Бекбулатович лишился своего московского престола: Иван Васильевич упразднил свой «удел», вернулся в Кремль, а верному слуге Бекбулатовичу пожаловал земельные владения в Твери и Торжке. Тот стал называться «великим князем Тверским».

Видимо, было бы неправильно преувеличивать положение Симеона, которое он обрел в Твери. У него действительно был свой двор с положенным числом придворных, к нему обращались с различными земельными просьбами, и великий князь имел право судить-рядить в спорных случаях.

Но настоящим государем он все-таки не являлся, его «великое княжение», конечно, несопоставимо с правлением исконных великих князей Ярославичей.

Звезда и смерть Симеона Бекбулатовича

Точные вехи медленного заката звезды «царя» Симеона Бекбулатовича неизвестны, но общая линия движения вниз прослеживается. По словам московских летописцев, Симеон лишился великого княжения Тверского еще при царе Федоре Ивановиче. Царь Федор властвовал с марта 1584 по январь 1598 года. Показательно, что последние упоминания Симеона с великокняжеским титулом относятся к 1585 году.

Читайте также:  Поражение россии в войне, обострение общенационального кризиса

Его «сведение» с престола подтверждается и присягой на имя Бориса Годунова 1598 года. В момент венчания Бориса на царство «царь Симеон Бекбулатов» именовался уже без великокняжеского титула.

Кушалинская волость Симеона Бекбулатовича перешла в царские владения. Для управления были назначены дворцовые приказчики. Передача земель возможно, сопровождались некоторым волнением среди местного населения. Во всяком случае, кое-кто из кушалинских „мужиков“ были отправлены в Сибирь, а их имущество отписано в казну.

Конфискация вотчины свидетельствовала о том, что власти предъявили Симеону достаточно серьезные обвинения. Тем не менее местом его ссылки стали не сибирские города и не северные погосты, а его собственные недавние владения. Условия ссылки были почетными. Симеон жил в Кушалине в окружении своего двора.

Подобно Филарету, Симеон получил послабления, но ему не разрешили вернуться в Москву. Годунов нашел время, чтобы написать ему утешительное послание. Государь обещал, что на свой день рождения он пожалует ссыльного и даст ему свободу. Однако обещание осталось невыполненным.

Сколько бы мягкими не были гонения на служилого „царя“, они дали почву для слухов, порочащих Годунова. Ослепший от старости Симеон сам жаловался Я. Маржарету, будто лишился зрения из-за Бориса, приславшего ему отравленного вина.

В русских летописях то же обвинение приобрело мистический оттенок: царь якобы ослепил Симеона с помощью некоей „волшебной хитрости“.

Важно

Надежда на восстановление хотя бы некоторого положения возникла в 1605 году, когда Лжедмитрий I пригласил Бекбулатовича в Москву. Однако здесь от него потребовали, как свидетельствует «Новый летописец», поддержать окатоличивание России. Бывший мусульманин, ставший ревностным православным, ответил отказом.

Лжедмитрий не стал церемониться и отправил Симеона в Кирилло-Белозерский монастырь. По разным источникам, это произошло 29 марта или 3 апреля 1606 года. В обители Симеон был пострижен в монашество с именем Стефан.

При Василии Шуйском Симеона-Стефана перевели в Соловецкий монастырь, где он пробыл до изгнания поляков из Москвы. По решению Земского собора высокородного монаха вернули в Москву. Точное время его возвращения в столицу неизвестно, но это произошло не ранее венчания на царство Михаила Романова 22 июля 1613 года.

Старец Стефан ушел из жизни 5 января 1616 года и был похоронен в Симоновом монастыре, где девятью годами ранее нашла свое последнее пристанище его жена Анастасия, в инокинях — Александра.

Выдающиеся личности России.

Источник: https://posmotrim.by/article/simeon-bekbulatovich.html

История царя Симеона Бекбулатовича

Историки до сих пор не сошлись во мнении, почему Иван Грозный в 1575 году временно заменил себя на троне касимовским “царём” Симеоном Бекбулатовичем.

Как по мне, это было связано с возможным избранием русского правителя на польский престол. И надо было выглядеть “свободным”. Хотя на этой версии я не настаиваю. Но прочие и того хуже.

Важно

Оригинал взят у shatff в В этот день… 4 апреля – 3

О загадочном русском царе Симеоне Бекбулатовиче

…Согласно источникам, 4 апреля 1606 года в монахи постригли Симеона Бекбулатовича… Так свершится очередная метаморфоза в жизни Саин-Булат хана, почти год звавшегося Великим князем всея Руси.

(Заметим – в историографии принято с пренебрежением говорить о касимовском хане, но всё не так просто – во-первых, по рождению он был настоящим кровным чингизидом; во-вторых, женившись на Анастасии Черкасской, станет отцом последних потомков Ивана III и Софьи Палеолог.

…Что касается самого Касимовского ханства, то история его возникновения в Рязанских краях достаточно курьёзна – за полтора века до описываемых событий Иван Тёмный одарит этими землями перешедшего к нему на службу казанского царевича Касима… под конец XVII века ханство будет упразднено – а вот город Касимов существует и ныне… Впрочем, мы отвлеклись).

…Итак, в 1575-м Иван Грозный выкинул фортель, до сих пор однозначно не объяснённый – отрёкся от престола, и переехал на Петровку… предварительно позаботившись о венчании на царство упомянутого касимовского хана.

(Есть мнение, что Ивану был нужен «подставной» государь на время «заката» опричнины; по другой версии – колдуны нагадали в тот год Московскому царю погибель, и Грозный решил перестраховаться; полагают, даже, что среди бояр затевался заговор в пользу  Девлет-Гирея… (Звучит странновато – но, во-первых, чингизид Симеон получался знатнее крымского хана; во-вторых – хронологически Грозный вернётся во дворец незадолго до смерти последнего!..) Разумеется, присутствует и версия, что Иван просто чудил – «сумасшедший, что возьмёшь»… Надо сказать, сдавший полномочия монарх вожжи из рук не выпустит – но правила игры будет соблюдать неукоснительно, адресуясь к преемнику так: «Государю великому князю Семиону Бекбулатовичю всеа Русии Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом да с Федорцом, челом бьют».

…Так или иначе – через одиннадцать месяцев царствование Симеона (каким бы формальным его не считать) закончится – при этом Бекбулатовича не бросят, за ненужностью, на съедение медведям!.. Совсем наоборот, «экс-царь» получит титул Великого князя тверского – и отбудет к новому месту правления, фактически, променяв один двор на другой – лишь чуть менее пышный…

…Всё бы хорошо – но с годами над князем сгустятся тучи… (Как мы помним, в своё время обряд венчания на царство был проведён по всей форме – и его никто не отменял!) Потому, после смерти Фёдора Иоанновича, Симеона начнут «поднимать на флаг» противники Годунова… Сам-то князь никаких претензий, похоже, не имел – но избранный царь Борис потенциальным конкурентом весьма тяготился. (Насколько именно – можно судить по тексту присяги, в которой подданные отдельно обещались Годунову: «…царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети». Как видим – всё-таки «царя»!..)

На всякий случай, подозрительный Борис отнимет у Симеона княжество, оставив одно село. (И, как говорят, прикажет ослепить – хотя, возможно, на Годунова, по привычке, пытаются «повесить» очередное прегрешение). Впрочем, настоящая беда придёт к царю Борису совсем с другой стороны – в лице Самозванца.

…Симеону от этого лучше не станет – в конце концов, легитимность Лжедмитрия была ещё более сомнительна!.. Так, 4 апреля 1606 года, хан и великий князь превращается в старца Стефана, инока Кирилло-Белозерского монастыря.

Но власть продолжает меняться – и в том же году уже Шуйский (тоже – государь сомнительный) сошлёт бедолагу в Соловки.

 (Надо сказать, словно предчувствуя судьбу, Симеон ещё раньше всё своё имущество растратит на храмы и монастыри – причём первым в списке (по совпадению, или нет)  стоял именно Соловецкий).

PS: …Уже после известных событий 1612 года его вернут-таки на Вологодчину – а ещё через четыре года обладатель множества имён и титулов отойдёт в мир иной.

Могила его утеряна, но, как свидетельствуют источники, надпись на ней была такая: «Лета 7124 генваря в 5 день преставился раб божий царь Симеон Бекбулатович во иноцех схимник Стефан».

И снова – «царь»… Похоже, Грозный не так уж и шутил… Впрочем, это – совсем другая история.

Напоследок. 4 апреля 1966 года родился Майкл Кристофер «Майк» Старр – басист успешной в 1990-е американской группы «Alice In Chains». Музыкант умер в 2011 году.

И ещё. 4 апреля 1972 года родился Йохан Магнус Свенингссон – басист шведской группы «The Cardigans».

Источник: https://skeptimist.livejournal.com/1576461.html

СИМЕО́Н БЕКБУЛА́ТОВИЧ

Авторы: А. В. Беляков

Важно

СИМЕО́Н БЕКБУЛА́ТОВИЧ (до кре­ще­ния Са­ин-Бу­лат бин Бек-Бу­лат) [ок. 1560, Сев. Кав­каз – 22.12.1615(1.1.1616), по др. дан­ным, 5(15).1.1616, Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мон.], царь ка­си­мов­ский (ок. 1570 – не позднее лета 1573), вел. князь всея Ру­си (окт. 1575 – сент. 1576), вел. кн. твер­ской (осень 1576 – не ранее дек. 1586).

Сын ас­т­ра­хан­ско­го ца­ре­ви­ча Бек-Бу­ла­та и Ал­тын­чач, до­че­ри ка­бард. кн. Тем­рю­ка Ида­ро­вича, пле­мян­ник Ма­рии Тем­рю­ков­ны со стороны матери, пра­внук ха­на Ах­ме­да. Вы­ехал в Рус. гос-во вме­сте с ро­ди­те­ля­ми и тё­тей в ию­не 1561. Уча­ст­ник Ли­вон­ской вой­ны 1558–83, в 1572–82 не­од­но­крат­но но­ми­наль­но коман­до­вал боль­шим полком.

С 1570 вплоть до смер­ти воз­глав­лял неформальный спи­сок слу­жи­лых Чин­ги­си­дов в Рус. гос-ве.

Не позд­нее ле­та 1573 кре­щён в Мо­ск­ве. Был же­нат (не позд­нее 1573) на княж­не Ана­ста­сии Ива­нов­не Мсти­слав­ской (с 1606 мо­на­хи­ня Воз­не­сен­ско­го мон. в Мо­с­ков­ском Крем­ле под име­нем Алек­сан­д­ра) [?–7(17), по др. дан­ным, 9(19).6.1607]. В окт.

Совет

1575 по не­вы­яс­нен­ным при­чи­нам царь Иван IV Ва­силь­е­вич Гроз­ный сде­лал С. Б. но­ми­наль­ным пра­ви­те­лем го­су­дар­ст­ва, а се­бе вы­де­лил осо­бый удел. От име­ни С. Б. вёлся документо­обо­рот на осн. территории Рус. гос-ва, за исключением удела Ивана IV. Во вре­мя по­соль­ских це­ре­мо­ний С. Б. си­дел ря­дом с Ива­ном IV. Не позд­нее 2.9.1576 царь пре­кра­тил по­ли­тич.

мас­ка­рад, ли­шив С. Б. ти­ту­ла «ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си». Владел Тверским кн-вом на правах удела, в Тве­ри у не­го имел­ся собств. двор на­по­до­бие цар­ско­го. В кон. 1586 – нач. 1587 по­пал в опа­лу, был ли­шён ти­ту­ла вел. кн. твер­ско­го и зна­чит. час­ти зе­мель­ных вла­де­ний. При­чи­ной опа­лы, ве­ро­ят­но, по­слу­жи­ли по­пыт­ки митр.

Дио­ни­сия и час­ти ари­сто­кра­тии раз­вес­ти без­дет­ных ца­ря Фё­до­ра Ива­но­ви­ча и И. Ф. Го­ду­но­ву с тем, что­бы же­нить ца­ря на родной сестре жены С. Б. – княж­не А. И. Мсти­слав­ской (из ро­да Мсти­слав­ских) (?–1639), спо­соб­ст­вуя тем са­мым про­дол­же­нию ди­на­стии моск. Рю­ри­ко­ви­чей. В цар­ст­во­ва­ние Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва (1598–1605), опа­сав­ше­го­ся С. Б.

как имев­ше­го боль­ше прав на цар­ский трон, его до­хо­ды ещё боль­ше со­кра­ти­лись. В это вре­мя С. Б. без­вы­езд­но про­жи­вал под при­смот­ром в с. Ку­ша­ли­но Твер­ско­го уез­да. В 1606 отправлен из Москвы в Кирилло-Белозерский мон. по гра­мо­те Лже­дмит­рия I с распоряжением о его постриге. 3(13).4.1606 по­стри­жен в мо­на­хи под име­нем Сте­фан. С ию­ня 1606 по авг.

1612 со­дер­жал­ся в Со­ло­вец­ком мон., за­тем по решению руководства Второго ополчения 1611–12 воз­вра­щён в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь.

Из­вест­ны круп­ные вкла­ды С. Б. и его же­ны в мо­с­ков­ские Си­мо­нов и Чу­дов мо­на­сты­ри, а так­же в Трои­це-Сер­ги­ев, Со­ло­вец­кий, Бо­ри­сог­леб­ский (в г. Тор­жок) и др. мо­на­сты­ри. На сред­ст­ва С. Б. по­строе­но несколько ка­мен­ных церк­вей, в т. ч. цер­ковь в честь Тих­вин­ской ико­ны Божией Ма­те­ри в Зе­ле­нец­ком Тро­иц­ком мон. (Мар­ти­рие­вой Зе­лё­ной пус­ты­ни), во имя Смо­лен­ской Божией Ма­те­ри с при­де­ла­ми во имя Ди­мит­рия Со­лун­ско­го и Вар­лаа­ма Ху­тын­ско­го в с. Ку­ша­ли­но Твер­ско­го у. (за­ло­же­на в 1592, сохр.).

Был по­гре­бён в Си­мо­но­вом мон. в Мо­ск­ве.

Источник: https://bigenc.ru/domestic_history/text/3662623

Чингизид на русском троне. Хан всея Руси Симеон Бекбулатович

Октябрь 1575 года Грозный начал как обычно.

Из летописи: «Казнил царь на Москве, у Пречистой, на площади в Кремле многих бояр, архимандрита чудовского, протопопа и всяких чинов людей много».

Отрубленные головы Иван приказал покидать на двор князя Мстиславского, по-царски намекая ему на свое недовольство. После семи лет опричнины швыряние отрубленных голов через забор интереса у москвичей не вызвало. Но потом государь все же смог серьезно удивил своих подданных.

Он вдруг объявил, что отрекается от престола, переезжает из Кремля на Петровку и становится простым русским боярином Иваном Московским. Вместо себя правителем страны Грозный назначил крещенного татарина Симеона, хана касимовского.

Пока бояре еще надеялись, что это всего лишь шутка, «хан всея Руси» был официально повенчан на царство в Успенском соборе Кремля, а боярин Иван Московский покинул царские палаты в положенных ему по новому чину «боярских оглоблях».

За спиной он оставлял нового русского царя и все Московское царство в состоянии полного шока.

…Историки до сих пор не могут найти убедительное объяснение этому поступку Грозного. Версий предложено много, начиная с той, что царь не был психически нормальным человеком.

Обратите внимание

Однако выбор «наместника» показывает, что голова у Грозного работала как надо. Симеон Бекбулатович по своему происхождению — правнук правителя Большой Орды Ахмат-хана и прямой потомок Чингисхана. «Крещенный татарин» на русском троне это не оскорбление, а большая честь, потому что он чингизид, а это круче чем Рюриковичи.

При этом у татар вообще хорошая репутация, они пользуются доверием русских князей и нередко их замещают.

Например, на время похода на Великий Новгород в 1477 году Иван III поручил все дела татарскому царевичу Муртазе, бывшему у него на службе.

Позднее, в 1518 году, сын Ивана, Василий III, при приближении к столице войск крымского хана бежал из Москвы, возложив ее оборону на татарского царевича Петра… Татары не предавали.

В ноябре в Москве начался ежедневный театр абсурда.

Симеон Бекбулатович сидит на троне и подписывает указы своим именем, причем все вокруг знают, что царь-то — не настоящий. А настоящий царь шлет своей марионетке челобитные:

«Государю великому князю Симиону Бекбулатовичу всеа Руси Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом, да с Федорцом челом бьют»…

Эта клоунада, похоже, весьма забавляет экс-царя Ивана все 11 месяцев «царствования» царя Симеона.

В августе 1576 года она прекращается так же внезапно, как и началась. Грозный возвращается на трон, а Симеон становится Великим князем Тверским, к тому же царь Иван щедро одаривает «коллегу» землями.

…Что сделал Грозный?

Поступок царя только кажется абсурдным. За год до своего отречения он обсуждает с английской королевой Елизаветой возможность своего бегства в Англию в случае смуты или заговора. Английскому послу Даниилу Сильвестру Иван признается, что боится заговоров.

Важно

Царь не случайно боится. В 1560 году он разогнал советников и начал править самостоятельно. На этом его успехи и прекратились: выиграть Ливонскую войну он не смог, опричнина оказалась небоеспособной, экономика Руси после многолетней войны и террора находилась на грани катастрофы… Правление Грозного обанкротилось, и теперь он боялся последствий.

Читайте также:  Рабочее и крестьянское движение 1905-1907 годах

Прежде всего он разделил русские земли между собой и новым царем. Почти все земли оказались в личной вотчине «Ивана Московского», где его власть не ограничивалась государственными законами. То есть, он повторил старый трюк с опричниной-земщиной, но теперь с обратной целью: избавиться от бесполезных и опасных опричников.

Их верхушка уничтожается внезапно и безжалостно: князь Черкасский — посажен на кол, ясельничий Зайцев повешен на воротах собственного дома… После этого царь запретил даже просто произносить слово «опричнина».

Решительно закрыв эту страницу истории, Грозный занялся экономикой.

Английский дипломат сэр Джильс Флетчер, посетивший Московию в 1588 году, в своей книге «О государстве Русском» описал его экономическую стратегию:

«Во имя этой цели Иван Васильевич использовал весьма странную практику, которую немногие князья могли принять в самых крайних ситуациях.

Он оставил свое царство некоему великому князю Симеону… как будто бы он предполагал отойти от всех общественных дел к тихой личной жизни.

К концу года его правления он побудил этого нового царя отозвать все грамоты, пожалованные епископствам и монастырям. Все они были аннулированы».

Дело тут вот в чем. После массовых убийств Иван замаливал грехи, делая щедрые подарки монастырям, увеличивая их земельные наделы или освобождая от налогов. Убивал царь часто, подарков приходилось делать много.

Теперь, когда страна оказалась почти разорена, царь решил вернуть подарки назад.

11 месяцев царю понадобились, чтобы разыскать и уничтожить именем нового царя, не отвечающего за долги старого, все свои жаловательные грамоты.

…Симеону участие в темных царских делишках сперва, наверное, казалось каким-то странным приключением. Но вскоре он понял, что эта история сломала ему жизнь.

Совет

Когда знатные роды, недовольные властью Годунова, искали, вокруг кого сплотиться, имя касимовского чингизида всплыло само собой.

Симеон не стремился к власти и не участвовал в заговорах, но его блестящая родословная сама по себе была угрозой любому царю.

Годунов знал, что хан ни в чем не виноват, но все же сослал опасного конкурента в тверскую глушь. А через пару лет приказал его еще и ослепить — так, на всякий случай.

Несправедливость и жестокость странно подействовали на Симеона: недавний правоверный мусульманин стал православным фанатиком. Он раздал свое имущество церквям и монастырям, оставшись не только слепым, но и нищим.

В Смутное время цари менялись часто и каждый начинал свое правление с поиска и устранения конкурентов. Лжедмитрий I постриг Симеона в монахи Кирилло-Белозерского монастыря. Василий Шуйский сослал «старца Стефана» на Соловки…

К концу жизни ни в чем не виноватый, но безжалостно растоптанный Симеон Бекбулатович просил у властей только одного: после смерти быть похороненным рядом с женой в подмосковном Симоновом монастыре. Его просьбу уважили.

В 1930 году Симонов монастырь был взорван, а кости единственного правителя Руси из священного рода Чингисхана были раздавлены фундаментом Дворца культуры ЗИЛ, построенного на месте древнего русского кладбища. (Иллюстрация — фрагмент картины Александра Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею» (1875 год) За спиной сидящего Грозного стоит Симеон Бекбулатович).

Источник: https://diletant.media/blogs/64322/375/

Симеон Бекбулатович

В 1575 г., через три года после упразднения опричнины и роспуска опричного корпуса, Иван IV решил доверить высшую власть другому человеку и представить себя как удельного князя. Он принял титул князя московского.

План Ивана IV состоял в том, чтобы сделать себя менее заметным и направить любую общественную неудовлетворенность государственными делами против личности нового правителя. Этому правителю он дал титул великого князя всея Руси. Титул царя теперь стал неопределенным.

В значительной степени успех или неудача плана Ивана IV зависел от личности нового верховного правителя.

Обратите внимание

Иван IV хотел быть уверенным в том, что новый монарх не примет свою роль слишком серьезно и в действительности будет подчиняться его секретным приказам.

Кандидат на такую роль не должен был быть близко связан с любым из боярских родов, но устраивать генеалогически и в иных отношениях бояр и высших чиновников.

Ивану IV удалось найти человека, который отвечал всем этим требованиям. Он был крещеным татарином царской крови, бывшим царем Касимова Саин‑Булатом (его христианским именем было Симеон). Его отец, Бекбулат, был внуком хана Ахмата, правившего Золотой Ордой. Саин‑Булат (Симеон Бекбулатович) был, таким образом, потомком Чингисхана.[334]

Находящиеся на московской службе татарские цари и царевичи, как мусульмане, так и крещеные, обладали на московитской социальной лестнице почетным первенством. Те, кто перешел в христианство, роднились с русскими аристократическими семействами.

Саин‑Булат после крещения женился на княжне Анастасии Мстиславской, дочери видного московского боярина князя Ивана Федоровича Мстиславского, мать которого была племянницей великого князя Василия III (отца царя Ивана IV). Ее отец был крещеным татарским царевичем Казани по имени Петр.

Мстиславские, таким образом, приходились родней царю Ивану IV, стал его родственником и Симеон Бекбулатович. Разумеется, генеалогическое древо Симеона и его связи были довольно впечатляющими.

Саин‑Булат был назначен царем Касимова не позднее 1570г. В следующие два года он принял активное участие в Ливонской войне во главе своего двора из касимовских татар. Он перешел в христианство в 1573г.,[335] и приблизительно 1 сентября 1575г. Иван IV возгласил его великим князем всея Руси.[336]

В летописи, составленной около 1625 г., известной как «Пискаревский летописец», сказано, что Иван IV короновал царя Симеона.[337]

Важно

Это – недоразумение, порожденное тем фактом, что Симеон даже до того, как стал высшим правителем России, именовался царем Касимова. Как верховный правитель России, он стал великим князем.

Из «Пискаревской летописи» нам известны некоторые комментарии действий Ивана IV со стороны его современников. «Некоторые люди говорили, что Иван поместил Симеона (на трон), поскольку предсказатели предупредили его, что в тот год случится изменение: царь Москвы умрет. Другие же считают, что он (Иван) проверил намерения народа: (он желал знать), как люди будут реагировать».[338]

И те, и другие, вероятно, были правы. Иван IV, подобно многим своим современникам (и не только в России), был суеверен, боялся колдовства и верил в пророчества. Год, в который должно было сбыться предсказание, для московитов был 7084 годом с сотворения мира (с 1 сентября 1575 г. до 31 августа 1576 г.).

Иван IV не известил иностранные правительства о назначении нового великого князя Руси. Напротив, он, очевидно, старался не дать иностранным посланникам какого‑либо представления о событии. Единственным исключением была Англия. Иван IV раскрыл в доверительных беседах свой план Д. Сильвестру, переводчику Русской компании.

29 ноября 1575 г. Иван IV объяснил Сильвестру, почему он готовил убежище в Англии: «Мы планировали это с нашей сестрой (королевой Елизаветой), ибо в высшей степени предвидели меняющееся и опасное состояние князей и то, что они, как и более простые люди, подвержены колебаниям.

Все это заставило нас усомниться в нашем собственном могуществе, и случившееся с нами – плод стечения обстоятельств, ибо мы оставив управление государством, которое отныне передается царем в руки чужака, не связанного с нашей землей и короной.

Случившееся поэтому вытекает из извращенного и злого поведения наших подданный, которые сплетничают и покушаются на нас, забывая о лояльном поведении по отношению к нашей персоне.

Дабы предотвратить это, мы возложили власть на другого князя (Симеона Бекбулатовича), но сохранили у себя всю казну земли нашей в должной мере и в подобающем месте для всеобщего блага.»[339]

Совет

Два месяца спустя, 29 января 1576 г., Иван IV вновь упомянул «другого князя», но на сей раз намекнул Сильвестру, что все это не навсегда.

«Хотя мы и продемонстрировали вам внешне возведение на трон другого в имперской достоинстве, но это возведение на трон не означало нашей отставки, но скорее то, что по нашему решению мы можем вновь принять на себя это достоинство и сделаем это согласно велению Божьему, ибо не был он коронован или избран, а возведен нашей волей.»[340]

Из этого можно заключить, что к концу января 1576 г. Иваи IV чувствовал себя более уверено, нежели за полгода до того, как впервые высказался о необходимости назначить Симеона официальным правителем России.

Предположительно, главная причина этого изменения настроения лежала в очевидном успехе Ивана IV в создании сильной и надежной охранной службы, которой ему не хватало со времени роспуска опричников в 1572 г.

По контрасту с его радикальными действиями по созданию опричнины в начале 1565 г., Иван IV теперь обратился к законности. Используя новый титул князь московский, он написал ходатайство к государю, великому князю всея Руси Симеону Бекбулатовичу, прося разрешения выбрать себе новых служилых людей.[341]

Петиция Ивана IV была подана Симеону от его собственного имени и от имени двух его сыновей, Ивана и Федора. Все трое назвали себя уменьшительными именами – Иванец и Федорец.

Они просили великого князя дать им право отослать прочь тех служилых людей, которым они не доверяли, и набрать взамен людей из числа служащих великому князю. Списки отобранных следовало скопировать и представить великому князю.

«И отныне мы клянемся не принимать кого‑либо постороннего без твоего ведома. И, пожалуйста, государь, будь благосклонен к тем, кого мы хотим принять на службу, не лишай их своих вотчин, как это делалось ранее по отношению к удельным князьям.

А что касается поместий (эти владения должны были остаться в ведении великого князя), разреши им взять с собой зерно, деньги и все их движимое имущество».

Вопрос стоял таким образом, что эта смена служилого люда санкционировалась великим князем. Таким образом он, а не Иван IV, принимал ответственность за содеянное. Вся процедура приобретала более обычный вид, нежели создание корпуса опричников, а служившие при реорганизованном дворе Ивана IV не обладали такими обширными полномочиями, как опричники.

Обратите внимание

Существуют некоторые данные, позволяющие предположить, что Иван IV попытался использовать Симеона Бекбулатовича при конфискации церковных и монастырских земель. Иван и Алексей Адашевы, бывшие тогда его ближайшими советниками, думали об этом уже в 1551 г. Правительство остро нуждалось в увеличении своего земельного фонда, чтобы обеспечить офицеров дворянской армии поместьями.

Джильс Флетчер, посетивший Московию в 1588 г., упоминал о таком плане в своей знаменитой книге «О государстве Русском» (опубликована в 1591 г.): «Во имя этой цели Иван Васильевич, покойный император, использовал весьма странную практику, которую немногие князья могли принять в самых крайних ситуациях.

Он оставил свое царство некоему великому князю Симеону… как будто бы он предполагал отойти от всех общественных дел к тихой личной жизни. К концу года его правления он побудил этого нового царя отозвать все грамоты, пожалованные епископствам и монастырям, в которым они жили многие сотни лет.

Все они были отменены».[342]

До сих пор нет подтверждений этого шага, которые бы встречались в русских источниках этого периода. Флетчер мог получить эту информацию от русских или от англичан либо других иностранцев живших в Московии в 1576 г.

Если Симеон Бекбулатович действительно отменил все грамоты, дарованные церквам и монастырям, даже если просто заявил о подобных намерениях, это должно было спровоцировать значительное сопротивление со стороны церкви. В любом случае, если мы хотим поверить Флетчеру, Иван IV должен был отказаться от своего замысла и, возлагая всю вину на Симеона, лишить последнего его великокняжеской власти.

Флетчер продолжал: «Сделав это (в качестве жеста неудовлетворенности правлением нового царя), он (Иван) вернул себе скипетр и был удовлетворен (как будто во благо церкви и религиозных людей), что они возобновят свои грамоты и сделает это он: оставив и присоединив к короне столько их земли, сколько он считал нужным. Этим путем он извлек из епископств и монастырей (кроме присоединенных к короне земель) огромную массу денег».[343]

Эта информация, вероятно, относится к актам церковного Собора 1580 г.

Тем временем 7084 год от сотворения мира, относительно которого Ивана IV предостерегали предсказатели, подошел к концу. С его окончанием Иван IV утвердился вновь в своей высшей власти и принял опять титул царя. Дабы вознаградить Симеона Бекбулатовича за его службу в роли великого князя всея Руси, Иван IV объявил его великим князем тверским.

К счастью для Ивана IV и для России во время правления Симеона Бекбулатовича татарские набеги почти прекратились. Это было во многом результатом усиления русской обороны князем Воротынским в 1572 г. и победа над Девлет‑Гиреем в том же году. Даже после казни Воротынского его методы отражения нападений татар продолжали применяться.

Московское царство. Оглавление.

Источник: http://www.protown.ru/information/hide/6897.html

Царь Симеон Бекбулатович

Но вернемся к альтернативной версии истории.

Весной 1571 года большое крымское войско вторглось в пределы России. Обойдя главные русские силы, хан осадил Москву и зажег ее пригороды. Конец Ивана Бельского оказался печальным: он задохнулся от дыма в погребе.

Управлять страной хан назначил своих наместников, незнатных мурз, а российские бояре (это в основном татары или их потомки во втором, третьем или чуть более дальних поколениях), собравшись в Ярославле, решили избрать нового царя.

Но Кайбула, астраханский царевич, пожалуй, главный претендент на царский престол, к этому времени погиб, и царем избрали касимовского царя Саин‑Булата, вскоре (в 1573 году) крестившегося Симеоном Бекбулатовичем.

Важно

По договору с Крымом Саин‑Булат отдавал в вассальную зависимость крымскому хану Астрахань, Казань и даже Москву, а взамен он получал военную поддержку против антикрымски настроенной знати. В 1573 году был схвачен и казнен Малюта Скуратов‑Бельский.

Успешно действовали войска Симеона в Ливонии, где было захвачено множество городов. Именовался Саин‑Булат (Симеон Бекбулатович) Великим князем Тверским, но чаще находился, по летописным сведениям, в Старице, Александровой слободе, Ярославле, Новгороде, то есть столицей опять стал Ярославль, т. к.

из четырех названных городов три можно отнести к Ярославлю.

Сын Кайбулы Михаил Кайбулович в эти годы официально являлся царевичем — наследником царского престола. В 1577 году Симеон казнит многих бояр времен Бельского: Воротынского, Одоевского, Морозовых и многих других, искореняя оппозицию. Около престола появляются новые люди и среди них Борис Годунов и так называемые Романовы.

Однако с радужными перспективами на будущее Симеону Бекбулатовичу пришлось проститься. В Польше был избран новый король — энергичный Стефан Баторий, начавший в 1579 году войну с Россией.

Имея большие успехи в войне со слабыми ливонцами, в войне с более сильными поляками русские терпели одно поражение за другим.

Поляки в течение трех лет захватили не только Полоцк и Ливонию — земли, недавно присоединенные к России, но и Великие Луки, ряд других городов, осадили Псков, то есть исконно русские земли, которые даже во времена Золотой Орды входили в состав Владимирской Руси.

Когда на западе происходят самые напряженные бои, а российские города находятся в осаде, в это время громадное русское войско стоит в Пскове; когда же поляки подходят к Пскову, то главные силы отходят к Волоколамску, а сам царь Симеон перемещает свою резиденцию в Александрову слободу.

В трудные для России годы полностью проявился трусливый и нерешительный характер Симеона, впрочем, вероятно, потому его и избрали в цари. Родственники бывших царей Бельских — Афанасий и Давид Бельские — бегут на запад, к врагам Симеона, в Москве в 1582 году (уже после мира с поляками) зреет заговор против Симеона.

В стране вновь наступает смута.

Совет

Глава заговора царевич Михаил Кайбулович убит, но и падение царя Симеона уже не за горами. Вскоре гибнет Федор Нагой — ближайший родственник царя Симеона, а сам Симеон Бекбулатович низложен, ослеплен и пострижен в монахи: милосердный акт для такой варварской страны, которой была в те годы Россия.

А теперь то же, но в традиционном изложении.

Итак, в 1571 году крымский хан вторгается в Россию. Стремительно обойдя русские войска, он появляется под столицей. Небольшие русские силы заняли оборону в предместьях. Татары подожгли город с предместьями, и в течение нескольких часов Москва выгорела полностью, вместе с ней в дыму и пожарах погибло более 120 тысяч человек.

Главный царский воевода Иван Бельский задохнулся в собственном погребе. Сам царь успевает сбежать в Ярославль. Крымский хан, «увидев разоренную столицу… немедленно решился идти назад, захватив по дороге в Крым более ста тысяч пленников». Что сделали с погибшими москвичами? По приказанию царя их не погребли как христиан, а сбросили в реку.

Так поступают только со злейшими врагами. Поступок весьма странный для ТВ.

Как только хан пошел от Москвы на юг, Иван Грозный посылает войска с целью его преследования, то есть показывает активное антикрымское действие. Но когда спустя несколько недель к царю прибывают крымские послы, то все меняется.

Царь перед ними предстает в дешевой и убогой одежде, на их постоянные оскорбления Грозный «бил челом хану: обещал уступить ему Астрахань при торжественном заключении мира; а до того времени молил его не тревожить России, не отвечал на слова бранные и насмешки язвительные».

Первым делом после ухода крымского войска с русских земель Иван Грозный решает вновь жениться. Из двух тысяч кандидаток была выбрана простая купеческая(!) дочь, некая Марфа Васильевна Собакина. Многочисленная ее родня получила высшие государственные посты и богатые имения.

История возвышения простых Собакиных не имеет прецедента. Много непонятного про это и в летописях. К примеру, в Разрядной книге: «Тогожь году была свадьба у царя государя Ив. Вас., а понял Васильеву дочь Собакина Марфу».

Если здесь поменять имя Василий на соответствующее ему — царь, то получится: «…цареву дочь Собакина Марфу».

Обратите внимание

Далее здесь же: «А в мыльне быти с государем Собакиным, Борису Годунову, Богдану Бельскому». По ТВ считается, что вместе с Годуновым и Бельским здесь названы чохом все Собакины.

Может быть, и так, но это не в русских летописных традициях: как ни велико распространение той или иной фамилии, всегда называются конкретные люди. К примеру, по той же Разрядной книге: «А ходить пред государем Борису Вас.

Собакину, Парф. Ив. Собакину, Ст. Вас. Собакину за саньми».

Таким образом, если принять другую точку зрения, то государь носит фамилию Собакин. Тогда кто же эти Собакины? Это или худородные крымские наместники, или Собакин — Саин‑Булат, по‑другому называемый Санбулай. Собакин, Санбулай — весьма похожие имена.

Но что же дальше? Тоже интересно и странно. Еще до свадьбы невеста заболела, начала худеть и сохнуть. Но царь все равно на ней женится. Вскоре она умирает. Начинается новая эпоха казней.

Еще один странный поступок царя: в этом же 1571 году после тяжелейших последствий крымского нашествия Грозный посылает касимовского царя Саин‑Булата с войском в Ливонию, одновременно с этим уничтожая посады в Москве, опасаясь нового крымского вторжения, т. е. новый виток военных действий в Ливонии происходит в условиях резкого дефицита военных сил.

Прибывший из Англии посол Дженкинсон требует от царя возмещения ущерба английским купцам от последствий пожара Москвы. Сразу возникает вопрос: кто поджигал? Люди царя или крымцы? По ТВ Москву подожгли крымцы. То есть требовать нужно от Крыма. Но почему‑то требуют от московского царя. Но если российский правитель — ставленник Крыма, то требовать уже можно и от царя.

В начале 1572 года в Новгород отправлено 450 возов с казной, туда же вместе с царем выезжает все его семейство, царевич Михаил Кайбулович и все мало‑мальски знатные люди государства. Такое «великое переселение» бывает при переносе столицы.

Летом 1572 года 120‑тысячное крымское войско пошло вновь на Россию, крымские мурзы уже делили между собой города и улусы, а «Москва трепетала, слыша, что уже назначал в ея стенах домы для вельмож крымских». Но произошло чудо: двадцатитысячное русское войско разгромило татар, которые потеряли сто тысяч(!) человек.

Возвратившись в Москву, царь ликвидирует опричнину, вслед за этим в столицу прибывают крымские послы, которые сообщают, что блистательная победа русских войск не более как ВЫМЫСЕЛ РУССКИХ ВОЕВОД. Впрочем, в Москве царь не задерживается, иностранных послов встречает то в Новгороде, то в Старице, то в Можайске.

Одним из атрибутов убранства были две короны, предназначенные для царя и царевича, а Михаил Кайбулович постоянно называется именно царевичем, при этом летописи не уточняют, что он является царевичем астраханским, просто царевич. То есть понимайте, кто как может.

Важно

Вот традиционные историки и считают его за царевича астраханского, а альтернативная версия, как уже выше писалось, за царевича — наследника российского престола.

В эти же годы касимовский царь Саин‑Булат, приняв христианство, становится Симеоном Бекбулатовичем, великим князем Тверским. Причем ряд источников утверждает, что Иван Грозный даже короновал его, «уступив ему трон свой как царю, а себе оставив только имя Вел. Князя».

Известно, что Симеон во время своего ПРАВЛЕНИЯ отнял у монастырей все их земли. О том, насколько непонятна и противоречива история тех лет, наглядно видно хотя бы из трудов Е.

Шмурло, который писал, что «Иван Грозный поставил над земщиной особого государя… но когда именно поставил; как долго государствовал Симеон; титуловался ли он только великим князем или также и царем; наконец, был ли он венчан на царство или нет — на все эти вопросы историки наши дают противоречивые ответы, в зависимости от понимания и толкования источников, далеко не во всем согласных между собою». И это сказано о событиях конца царствования Ивана Грозного, когда, казалось бы, должно сохраниться много различных документов, в том числе и зарубежных. Получается, что это событие, одно из главных в эпохе Грозного, оказывается темным для историков. А раз так, то стоит ли удивляться гипотезе альтернативной версии истории о различных царях, правивших под именем Ивана Васильевича?

В 1579 году началась война с Польшей. Вскоре под ударами поляков, а затем и шведов, Россия стала терять город за городом, и это при больших‑то воинских силах (триста тысяч воинов!). «Зрелище удивительное» — так охарактеризовал эти странные события Карамзин.

Тем временем наступил 1582 год. Иван Грозный успел поменять шесть жен, а его старший сын царевич Иван имел уже третью жену, несмотря на юный возраст, что было бы понятно и простительно мусульманину, но не христианину.

В этом году царь убивает своего сына. «Иоанн в волнении гнева закричал: „Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола! И поднял руку“.

Раскаиваясь в содеянном, Иван Грозный созывает бояр и сообщает о своем намерении постричься в монастырь, а им необходимо ИЗБРАТЬ нового царя. Естественно, что все его единодушно отговаривают.

Тем временем Борис Годунов, сильно пострадавший от руки царя, когда он пытался защитить убиваемого царевича, длительное время не появляется при дворе. Федор Нагой, отец новой жены царя, клевещет на Годунова, сообщая, что тот здоров, но специально не хочет встречаться с Грозным.

Последний едет к Годунову и видит его, прикованного к постели. Вспылив, царь приказывает сделать такие же раны и своему тестю Федору Нагому за его клевету.

Совет

Кстати, Карамзин справедливо спрашивает: «Клевета есть, конечно, важное преступление, но сия замысловатость в способах муки изображает ли сердце умиленное, сокрушенное горестию?» Напомню, что после убийства сына Грозный по ТВ как раз каялся.

В 1583 году царь неожиданно, «к радостному изумлению шведов» заключил с последними мир, отдав им важные ливонские города. Традиционная история это объясняет событиями в Поволжье, где с 1582 года полыхала гражданская война, которая продолжалась «до конца Иоанновой жизни с остервенением удивительным» — прекрасное подтверждение смуты 1582—1584 годов.

Весной 1584 года Иван Грозный умер. Спустя четыре века установили, что Иван Грозный был отравлен ртутью. Но кто именно из МНОГИХ ЦАРЕЙ, ВЫВЕДЕННЫХ ПОД ОБЩИМ ИМЕНЕМ ИВАНА ГРОЗНОГО?

За полстолетия «грозной» эпохи на русском престоле побывало в общей сложности ДЕВЯТЬ человек. Много? Для смутного времени это небольшая цифра. Вспомните, как менялись правители в официальное и короткое по ТВ Смутное время? Два Годунова, два Лжедмитрия, Шуйский, Михаил Романов.

И это всего за десяток лет! Серьезному человеку легче поверить в существование девяти человек на престоле в смутное время, чем обманываться мифом о непрерывном правлении одного человека сроком более чем в полстолетие. Даже для более спокойных времен такая продолжительность царствования — крайняя редкость.

Достаточно сказать, что максимальный срок правления во всей истории Рима не превышал 41 года (Октавиан Август).

Этот период в жизни страны действительно был смутным, векторы внутренней и внешней политики постоянно менялись, в стране почти постоянно царил террор: казни, заговоры, войны — вот характерная особенность времени правления так называемого Ивана Грозного. Характер царя и даже его внешность периодически менялись. На дошедших до нас портретах царя изображены абсолютно разные люди.

А как же документальные источники этой эпохи? Отвечу: никаких подлинных конкретных документов, способных пролить хоть какой‑либо свет на личность царя, до наших дней не дошло. «Мы не знаем его почерка, не имеем ни клочка бумаги, им самим написанного». Это отмечал известный русский историк начала XX века Платонов.

А что касается завещания Грозного, то это только неполная и неисправная копия XVIII века.

Обратите внимание

Наконец, такой факт: Грозный умер, когда ему было 54 года. Возраст зрелый, но еще не старый, а на дошедших до наших дней прижизненных портретах он выглядит глубоким старцем. Странно?

Источник: https://tistoriya.livejournal.com/406055.html

Ссылка на основную публикацию