Положение крестьянства и крестьянское движение в белоруссии

Положение крестьянства и крестьянское движение в белоруссии — история России

После подавления восстания 1863—1864 гг. крестьянские выступления в Беларуси резко пошли на спад.

На протяжении последующих 40 лет крестьянское движение не достигало уровня, который наблюдался во время подготовки и проведения реформы 1861 г. Если в 1861 г. произошло 379 крестьянских волнений, то в 1864—1880 гг.

их регистрировалось в среднем только 8—10 ежегодно. Выступления крестьян были локальными и неорганизованными.

Обратите внимание

Организованное революционное движение в Беларуси начало возрождаться только в середине 1870-х гг. В это время самым радикальным направлением оппозиционной общественной мысли в Российской империи стало народничество. Идеологически оно основывалось на теории аграрного социализма, разработанной А. И. Герценом и Н. Г. Чернышевским.

Народничество нашло поддержку прежде всего среди представителей разночинной интеллигенции. Народническое движение в Беларуси было идейно и организационно связано с общероссийским. Среди известных российских народников 1870-х гг. уроженцами Беларуси были Н. К. Судзиловский, С. Ф. Ковалик, И. И. Гриневицкий, Г. П. Исаев, Е. К. Брешко-Брешковская, А. О. Бонч-Осмоловский.

Во второй половине 1870-х — начале 1880-х гг. во многих белорусских городах действовали народнические кружки. Их посещали в первую очередь учащиеся, которые под видом самообразования изучали запрещенную литературу. Временами они пытались вести агитацию среди крестьян. Возможности этих кружков были очень ограниченными.

Их участники не видели особенностей исторического, социально-экономического и национального развития края.

Летом 1879 г. петербургская организация «Земля и воля» раскололась на две новые организации: «Народную волю» и «Черный передел». Большинство народников в Беларуси поддержало «Черный передел». Его лидер Г. В. Плеханов дважды приезжал в Беларусь (в 1879 и 1880 гг.). В Минске была организована подпольная типография, выпустившая в 1881 г.

три номера печатного органа организации — газеты «Черный передел», столько же номеров газеты для рабочих «Зерно» и две прокламации. В 1882 г. «Черный передел» распался. Бывшие его сторонники начали переходить в «Народную волю». Члены этой организации делали ставку на политический террор против представителей власти. 1 марта 1881 г.

, после нескольких неудачных попыток, народовольцы убили Александра II. Бомбу в царя бросил уроженец Минской губернии И. И. Гриневицкий. Руководители «Народной воли» надеялись, что убийство царя послужит сигналом к народному восстанию в России.

Однако восстания не произошло, а репрессии против революционеров в скором времени привели к уничтожению центральных и многих провинциальных организаций «Народной воли».

Народовольцы Беларуси пытались создать единую организацию. В начале 1882 г. в Вильне была основана Северо-Западная организация «Народной воли». Но в конце года полиции удалось раскрыть и арестовать членов ее центральной группы. В Беларуси продолжали действовать только отдельные кружки.

Важно

В первой половине 1880-х гг. в Петербурге существовали студенческие кружки народовольческого и либерально-просветительского направлений, участниками которых были выходцы из Беларуси. Члены группы «Гомон» (А. И. Марченко, X. А. Ратнер и др.) выступали с инициативой объединения всех народнических кружков Беларуси. В 1884 г.

они издали два номера гектографического журнала «Гомон» (на русском языке). Гомоновцы объявили себя Белорусской социально-революционной группой. Их идеалом была свободная от социального и национального угнетения Россия, построенная на основе федерации равноправных автономных областей.

Они поддерживали связи с народническими кружками Минска, Витебска, Могилева, но объединить всех революционных народников Беларуси в то время не сумели.

Во второй половине 1880-х — 1890-е гг. основным направлением в народничестве стало либеральное.

Либеральные народники отказались от революционных методов борьбы и основное внимание обратили на реформирование земельного законодательства с целью увеличить крестьянское землевладение и сохранить общину в деревне.

Вместе с тем белорусские либеральные народники интересовались историей и культурой своего края, содействовали развитию национального самосознания белорусов.

Поделиться ссылкой на сайт:

Источник:

Аналитика портала «Вместе с Россией»

Кирилл Метелица: К истории закрепощения белорусских крестьян в ВКЛ и Речи Посполитой 19.08.2016 14:52

В последние годы в Беларуси наблюдается повышенный интерес к истории местных шляхетских родов. Реставрируются старинные замки, издаются научные монографии, выходят документальные фильмы.

Ничего плохого в подобном интересе к собственной истории нет. Впрочем, как это часто бывает в подобных случаях, благое дело наших историков привело к довольно гротескным, если не сказать уродливым, результатам.

Трудно без смеха смотреть на окончившего девять классов чиновника, заплатившего архивистам за свое “благородное” генеалогическое древо или на банку селедки, на которой изображен Михал Радзивилл “Рыбонька”.

Совет

Белорусов стали пичкать рассказами о царившей в Речи Посполитой в “золотой век” шляхты социальной идиллии, а любое случавшееся в то время крестьянское восстание стали называть “бандитским”.

В первую очередь это касается так называемой “казацко-селянской” войны (1648 – 1651), во время которой на территории нынешней Беларуси шли полномасштабные бои между правительственными войсками и казацко-крестьянскими отрядами.

Сегодня восставших называют “бандитами и садистами”, которые нападали на владения невинных благородных шляхтичей. О причинах же этого социального взрыва стараются не упоминать. Что ж, видимо, придется напомнить о том, как жилось нашим предкам под шляхетским ярмом.

Первые сведения о крепостничестве на белорусских землях относятся к первой половине XV века, когда в дошедших до нас документах крестьяне стали делиться на “людей похожих” (т.е. вольных) и “непохожих”. Свобода первых ограничивалась возможностью при выполнении определенных условий переходить от одного феодала к другому.

Соответственно, “люди непохожие” подобного права не имели. Основанием для перевода свободного крестьянина в разряд “непохожих” служила “давность” его проживания на землях того или иного землевладельца.

Несмотря на то, что в Статутах 1529 и 1566 года об этом ничего конкретного не говорится, из сохранившихся документов мы знаем, что срок этой “давности” равнялся 10 годам. Т.е., феодал мог ограничить свободу практически любого крестьянина, проживавшего на его земле 10 и более лет.

Уже в Статуте 1588 года этот принцип был закреплен законодательно. Единственным шансом избежать неволи был довольно внушительный для простого крестьянина выкуп в размере 10 коп. Однако даже в случае уплаты выкупа крестьянин обязан был получить у своего феодала согласие на выход, в противном случае селянин объявлялся беглым и в случае поимки становился крепостным.

Другой формой превращения свободного крестьянина в крепостного было так называемое “закупничество”, когда селянин себя вносил в залог землевладельцу вплоть до отработки необходимой для погашения долгов суммы. К слову, подобным образом теряли свободу не только крестьяне, но и представители других сословий.

Обратите внимание

Помимо этого существовала еще и бесправная, низведенная до рабского положения невольная челядь. Эта категория зависимых людей не могла освободиться ни при каких условиях и являлась собственностью феодала. Невольниками становились дети челяди, а также крестьяне, продавшие себя или своих отпрысков.

Еще одним источником пополнения челяди были военнопленные, большую часть которых в Великом княжестве Литовском составляли татары или выходцы из Московской державы.

Уже к середине XVI века большая часть сельского населения ВКЛ была закрепощена. В это время основными крестьянскими повинностями были панщина, оброк и чинш. Если изначально панщина ограничивалась двумя днями в неделю, то после проведения волочной реформы (1557) и соответствующего роста феодальных хозяйств, эксплуатация крестьян значительно усилилась.

В самом начале XVII века в некоторых поветах она достигала 5 дней. Тоже самое касается и денежного чинша. За первые 20 лет XVII века он вырос чуть ли не в 4 раза. Рост экономики и торговые интересы землевладельцев заставляли их использовать труд крепостных по максимуму.

Источник: https://valdvor.ru/dlya-istorikov/polozhenie-krestyanstva-i-krestyanskoe-dvizhenie-v-belorussii-istoriya-rossii.html

§ 20. Крестьянское и рабочее движение во второй половине ХІХ в

Вспомните.

1. Что представляла собой выкупная операция? 2. Какой была реакция крестьян на условия получения ими земли по реформе 1861 г.?

Учебная задача.

Определить причины и характер крестьянского и рабочего движения в Беларуси во второй половине ХІХ в.

Положение крестьян. Реформа 1861 г. не решила окончательно аграрного вопроса. Площадь крестьянской надельной земли составляла всего около 1/3 от общего землевладения в Беларуси. Белорусские губернии оставались районом крупного помещичьего землевладения.

Отмена крепостного права ускорила имущественное расслоение крестьянства. В конце XIX в. богатейший его слой (так называемые кулаки) составлял около 8 %, средний — около 32 %.

На противоположном полюсе белорусской деревни находились остальные 60 % крестьян, едва сводивших концы с концами.

Непосильные выкупные платежи поглощали 2/3 крестьянского дохода. Чтобы рассчитаться с налогами, крестьяне были вынуждены сразу после уборки — в сезон самых низких цен — продавать свой урожай. Позже, зимой или весной, им приходилось брать денежные и натуральные займы у помещика и отправляться на заработки на тяжелую и низкооплачиваемую работу.

Значительно ухудшала положение крестьян чересполосица. В результате проведения крестьянской реформы 1861 г.

помещики часто оставляли себе земельные участки среди крестьянских наделов, чтобы привязать крестьян к своему хозяйству, лишить их прогонов для скота, сенокосов.

Важно

Например, надел, принадлежавший двум и более семьям общины, часто разбивался на ряд мелких частей, разбросанных в виде полос в разных местах, нередко на значительном расстоянии одна от другой и от места жительства крестьян.

Большинство крестьянских семей жило в нужде. Хаты у них были курными, с земляным или глинобитным полом. В хлеб часто подмешивали мякину, льняной жмых, картофель, желуди. Медицинская помощь была почти недоступной. Из-за нехватки школ даже в конце XIX в. только каждый пятый крестьянин Беларуси был грамотным.

Крестьяне хоть и получили личную свободу, но были существенно ограничены в правах по сравнению с другими сословиями. Только в отношении крестьян вплоть до начала ХХ в. применялась такая позорная форма наказания, как публичная порка розгами. Крестьянин не имел реальной возможности защититься от произвола чиновников и полиции.

Формы и характер крестьянской борьбы. Непосильные налоги и повинности, неравноправие, обнищание и разорение большей части крестьянства, его обезземеливание являлись основными причинами крестьянской борьбы.

В 1864—1880 гг. наиболее значительные крестьянские выступления произошли в связи с разделами земли после отмены крепостного права и попытками властей увеличить выкупные платежи и повинности крестьян в пользу помещиков.

Крестьяне отказывались уступать отрезанную землю, прекращали выплату выкупных платежей, оказывали активное сопротивление полиции, которая заставляла крестьян подчиняться властям. Так, например, особенно дружно и упорно защищали свои права на отрезанные наделы земли жители местечка Логишин Пинского уезда Минской губернии. Летом 1874 г. они дали отпор отряду полиции.

Батальон солдат и две сотни казаков также не смогли усмирить крестьян. Их выступление закончилось победой: власти были вынуждены вернуть крестьянам отобранную землю.

Массовый характер в это время приобрели такие формы борьбы крестьянства, как самовольный выпас скота на помещичьих землях, порубка леса, сопротивление помещичьей администрации. Имели место поджоги помещичьих строений и собранного урожая, убийства помещиков. 

Власти бдительно охраняли интересы помещиков и казны, жестоко подавляли все попытки нарушения прав землевладельцев, силой взыскивали недоимки, нередко забирая при этом последнее крестьянское имущество. Использование карательных отрядов и армии было обычным ответом местной администрации на крестьянские волнения.

Совет

Крестьянское движение за землю и волю было стихийным и неорганизованным. Крестьяне все еще продолжали верить в «доброго царя».

Специфической формой крестьянской борьбы являлось движение трезвости, направленное против владельцев винокурен, корчмарей. Особого размаха это движение достигло в конце 1850-х гг. в Западной Беларуси и Литве, охватив около половины населения Гродненской и Виленской губерний.

Переселенческое движение на свободные земли. В 1880— 1890-х гг. на востоке Беларуси распространилось переселенческое движение на свободные земли в Сибирь и другие губернии Российской империи.

В Могилевской губернии из-за невыносимых условий жизни на родине выразила желание переселиться 1/7 часть сельского населения. Но самовольное переселение официально не разрешалось и сдерживалось властями. Тем не менее крестьяне распродавали имущество и массово собирались на железнодорожных станциях, чтобы выехать в Сибирь.

На пути к станциям и на самих станциях происходили столкновения с полицией и войсками. Самовольщиков арестовывали и возвращали на прежнее место жительства, где подвергали наказаниям. Однако и эти меры не могли остановить переселенческое движение. На протяжении 1885—1900 гг. из пяти белорусских губерний выехало за Урал 104 тыс.

человек. Значительное количество крестьян, доведенных до нищеты, эмигрировало (выехало за границу), преимущественно в США и Канаду.

Положение рабочих. После отмены крепостного права промышленность получила огромное количество неквалифицированной рабочей силы из числа бедного безземельного крестьянства. Однако найти работу на фабричнозаводских и мелкокапиталистических предприятиях было очень сложно.

Читайте также:  От союза к федерации

Рынок рабочей силы в белорусских городах и поселках был переполнен еврейской беднотой, поэтому выходцы из села практически не могли пробиться в города. В конце XIX в. 1,5 млн трудоспособных выходцев из деревни искали возможность заработать, чтобы прокормиться, в городах, на строительстве дорог, сельскохозяйственных работах.

Белорусы искали лучшей доли и за пределами своего края — в Петербурге, Одессе, Москве.

К началу ХХ в. в Беларуси было более 400 тыс. постоянных наемных рабочих. Среди них 16 % составляли женщины, 6 % — дети. Рабочий день длился от 12 до 17—19 часов. Работа шла в нездоровых условиях и совершенно изнуряла людей.

Обратите внимание

Не было пенсионного обеспечения, почти отсутствовало медицинское обслуживание. Больных и изувеченных рабочих увольняли и бросали на произвол судьбы. Зарплата фабрично-заводского рабочего в Беларуси на рубеже XIX—XX вв. была почти на 1/3 ниже, чем в России.

Мизерная заработная плата не обеспечивала минимальных жизненных потребностей. Примерно половину заработка рабочих фабриканты и владельцы заводов перекладывали в свой карман в виде многочисленных произвольных штрафов.

Рублем наказывали за опоздание на работу, курение, непорядок на рабочем месте, нарушение тишины, неподчинение руководителю.

«Раз, было, я замарыўся

І трошкі заспаў,

Прыйшоў на работу,

Свісток прасвістаў.

Майстар пакасіўся,

Слова не сказаў,

Тры рублі ў кнігу Ураз запісаў. »

Из белорусского фольклора

Нищенскими были жилищные условия большинства рабочих. В конце

XIX в. лишь четверть их проживала в казармах, общежитиях, квартирах при фабриках. Остальные снимали углы, кровати в городе или ночевали прямо в производственных помещениях. И только высококвалифицированные рабочие имели свое жилье или арендовали квартиры.

Подъем рабочего движения. Тяжелый труд при мизерной оплате не позволял рабочим обеспечить себе нормальное человеческое существование. Это вынуждало их протестовать против такого положения.

Первые шаги рабочего движения в Беларуси были несмелыми: прошения, коллективные жалобы, побеги с места работы. Иногда волнения сопровождались разгромом фабричных зданий, убийством прислужников хозяев. В 1870— 1890-х гг.

главной формой протеста рабочих стали стачки — коллективное прекращение работы с требованием регулярной выплаты зарплаты, сокращения рабочего дня, улучшения условий труда. Наиболее активно в рабочем движении участвовали железнодорожники.

В это время произошли волнения ра-бочих-землекопов на строительстве Либаво-Роменской железной дороги в Минском уезде, на кирпичном заводе в Брестской крепости. С целью материальной поддержки стачечников в слесарных мастерских Минска в 1885— 1887 гг.

была создана первая в Беларуси стачечная касса. Она представляла собой зачаток профессиональных союзов, которые рабочим было запрещено создавать.

Важно

Царское правительство с тревогой следило за протестами рабочих, помогало хозяевам подавлять бунты. Стачка считалась государственным преступлением, за участие в ней рабочие подлежали уголовному или административному преследованию.

Вместе с тем под влиянием рабочего движения было принято трудовое законодательство, которое ограничивало использование детского и женского труда, размеры штрафа, продолжительность рабочего дня (до 11,5 часа — в 1897 г.). Предусматривалась помощь рабочим, пострадавшим от несчастных случаев на производстве. Были установлены обязательные воскресные и праздничные дни отдыха (66 дней в году).

Однако принятые законы существенно не улучшили положения рабочих, так как распространялись только на крупные предприятия, которых в Беларуси было немного.

Первые политические выступления рабочих. Со второй половины 1890-х гг. стачечное движение белорусских рабочих стало массовым. Оно сохранило экономический характер.

Однако в сознании рабочих начало вызревать мнение, что борьба против отдельных хозяев является одним из звеньев борьбы против господствующего царского режима. Таким образом, постепенно произошел переход рабочих к сознательной политической борьбе. В 1895 г.

небольшая группа минских рабочих впервые тайно отпраздновала 1 Мая как день международной пролетарской солидарности. Позже такие сходки начали проводить в других городах и местечках Беларуси. В 1900 г. в Минске состоялась первая уличная демонстрация, посвященная 1 Мая. В 1898—1900 гг.

первые политические выступления рабочих в форме стачек, уличных манифестаций и демонстраций прошли в Витебске, Гродно, Сморгони.

Понятия и термины, которые нужно усвоить: стачка.

Вопросы и задания

1. Охарактеризуйте условия жизни крестьянской бедноты и рабочих во второй половине ХІХ в. 2. Объясните, почему крестьяне вынуждены были продавать свой урожай сразу после его уборки — в сезон самых низких цен.3. Приведите примеры крестьянской борьбы во второй половине XIX в.

Какой характер — экономический или политический — она имела? 4. Объясните, почему белорусские крестьяне стремились переселиться на свободные земли в Сибирь. 5. Приведите примеры экономической и политической борьбы рабочих Беларуси во второй половине XIX в.

Какая из них преобладала и почему?

К уроку «Наш край». Соберите сведения о ваших земляках, которые на рубеже ХІХ — ХХ вв. эмигрировали в другие регионы.

История Беларуси, конец XVIII — начало ХХ в.: учеб. пособие для 9-го кл. учреждений общ. сред. образования с рус. яз. обучения / С. В. Морозова, В. А. Сосно, С. В. Панов; под ред. В. А. Сосно; пер. с белорус. яз. Т. Н. Шахмуть. — Минск: Изд. центр БГУ, 2011. — 199 с.: ил.

Источник: https://botana.biz/uchebnik/istoriya/09/by001/p019.html

§ 1. Положение белорусских земель в составе Российской империи в конце XVIII — начале XIX в

Первоначально российское правительство считалось с существенными особенностями правового положения населения присоединенных земель. Местные жители имели возможность занимать административные должности.

Однако на пост губернатора могли назначаться только чиновники, верой и правдой служившие царскому правительству. Среди различных сословий российское правительство выделяло, прежде всего, шляхту.

Шляхте давались права российского дворянства.

Значительная часть белорусского крестьянства после вхождения белорусских земель в состав Российской империи становилась собственностью российских помещиков и чиновников. Новые владельцы могли их продать, переселить в другое место. В Беларуси вместо прежней подати с каждого двора стали брать подать с каждой души мужского пола.

В белорусских губерниях вводилась неведомая доселе рекрутская повинность. Лиц мужского пола —  представителей крестьянского и мещанского сословий —  стали призывать на 25-летнюю воинскую службу в российскую армию (с 1834 г. —  на 20 лет). В Беларуси отменялось магдебургское право.

Совет

На города и местечки, ставшие центрами уездов, распространялась система российского городского управления. Жители прочих местечек приравнивались к крестьянам и даже раздавались частным владельцам. Для еврейского населения в 1794 г. была определена черта еврейской оседлости, включавшая белорусские и часть украинских губерний.

При этом, евреи имели право заниматься только торговлей и ремеслами.

После включения белорусских земель в состав Российской империи правовое и имущественное положение крестьянства значительно ухудшилось. Это связано с тем, что значительная часть белорусского крестьянства становилась собственностью российских помещиков и чиновников.

Новые владельцы могли их продать, переселить в другое место. Крестьяне не имели права жаловаться на господ, их имущество не было защищено. Белорусские крестьяне, как и другие податные сословия, интересовали власти Российской империи, прежде всего, с точки зрения пополнения доходов казны.

В Беларуси вместо прежней подати с каждого двора стали брать подать с каждой души мужского пола. В белорусских губерниях вводилась рекрутская повинность. Лиц мужского пола стали призывать на 25-летнюю воинскую службу в российскую армию (с 1834 г.

—  на 20 лет), что являлось настоящей трагедией для крестьянина и его семьи.

Цёпла восень і з дажджом,

Мы ў Расеюшку пайдзём.

Мы набяром малайцоў

Ад матушкаў, ад атцоў,

Ад жоначак маладых,

Ад дзетушак маленькіх…

Ох, пайдзём мы на сражэнне…

В данной народной песне идет речь о таком явлении, как рекрутская повинность. Лиц мужского пола — представителей крестьянского и мещанского сословий — стали призывали на 25-летнюю воинскую службу в российскую армию (с 1834 г. — на 20 лет). Призывали по одному человеку от определенного числа душ (с конца XVIII в.

— от 200, с 1820 г. — от 125 душ мужского пола). Призыв одного из сыновей на рекрутскую (военную) службу становился трагедией для крестьянина и его семьи. За 25-летний срок после участия в войнах (которые в этот период случались не реже чем раз в 20 лет) солдаты утрачивали связь с родными.

А если и возвращались домой, то пожилыми и инвалидами.

После введения в 1794 г. черты еврейской оседлости произошло увеличение количества евреев в составе населения белорусских городов. Это обусловлено тем, что евреи имели право заниматься только торговлей и ремеслами и поэтому селились преимущественно в городах и местечках, где они имели больше возможностей для организации их трудовой деятельности.

Источник: https://superresheba.by/resh/3543

Крестьянское движение

⇐ ПредыдущаяСтр 11 из 13Следующая ⇒

Важнейший аспект развития феодального об­щества — борьба крепостного крестьянства против своих классовых врагов — феодалов освещен в достаточной степени обстоятельно как в целом ряде статей, в разделах книг, так и в двух специальных монографиях: В. И.

Ме-лешко «Классовая борьба в белорусской деревне во вто­рой половине XVII—XVIII в.»—исследуется крестьянское движение в период позднего феодализма и В. В. Чёпко «Классовая борьба в белорусской деревне в первой поло­вине XIX в.» (Мн., 1972) — в переходный период от фео­дализма к капитализму.

Борьба крестьянства на более ранней стадии феодализма в процессе его закрепощения до настоящего времени не имеет монографических иссле­дований.

Обратите внимание

В книге В. И. Мелешко исследуются предпосылки крестьянской борьбы, конкретно-историческое содержа­ние, формы и классовая сущность крестьянского движе­ния в рассматриваемый период.

Автор, в отличие от пред­шественников, в центр внимания ставит не только кресть­янские восстания, но менее острые формы крестьянского сопротивления феодальному угнетению.

Это позволило ему разносторонне охарактеризовать предпосылки круп­ных крестьянских выступлений, представить классовую борьбу как поступательно развивавшийся процесс, при­сущий феодальному строю.

Автор привел обширный архивный материал, который •дал ему возможность представить всю остроту социаль­ной обстановки в изучаемый период, уточнить и полнее 5 осветить уже известные события крестьянской борьбы. При изучении социально-экономических предпосылок .классовой борьбы В. И.

Мелешко выяснил, в каком со­стоянии находилось крестьянское хозяйство. При этом он .определил такие факторы, как обеспеченность крестьян землей, рабочим и продуктивным скотом, состояние кре­стьянского ремесла и промыслов, повинности крестьян и пи их правовое положение.

Исходным моментом при опре­делении земельной обеспеченности у автора выступает степень развития фольварочного хозяйства: он утвержда­ет, что на западе, где фольварочно-барщинная система получила широкое распространение, крестьянское земле­пользование было меньшим, чем у чиншевого крестьянст­ва на востоке 78.

Наблюдая неравномерность обеспечения крестьянских дворов землей на протяжении изучаемого периода, он объясняет это разорениями, связанными с гбойнами и стихийными бедствиями, в частности, автор от­вечает изменение соотношения долей приемной и тяглой Щемли в сторону сокращения первой в периоды восстанов-;гления79. Показано огромное сокращение поголовья рабо-|*1его и продуктивного скота у крестьян во второй полови-1«е XVII — первой четверти XVIII в. в связи с войнами, |заметный его рост со второй половины XVIII в. Автор от­вечает значительную дифференциацию крестьянства по рабочего скота ®°. На ряде фактов показано, безземельные крестьяне шли в наймы к богатым

Крестьянам, многие из них занимались различным ре-|меслом, которое становилось их основным занятием 81.

Важно

При определении повинностного положения крестьян .3. И. Мелешко исходит из положения о распространении Ра Белоруссии во второй половине XVII—XVIII в. сме­шанной ренты с преобладанием барщины на западе, где 1-осподствовала фольварочная система, и с преобладани­ем чинша, где она не получила развития.

Чиншевая систе­ма, по утверждению автора, повсеместно получила широ-$;ое распространение в период военных разорений (вторая половина XVII—начало XVIII в.)'82. Перевод крестьян на чинш менее всего, по его мнению, коснулся магнатских вотчин, особенно на западе и в центре страны.

Эта мера была временной, и к середине XVIII в. с восстановлением хозяйства начали расти отработочные и денежные повин­ности; эта тенденция характерна и для восточных райо­нов, хотя по-прежнему на западе и в центре преобладала отработочная рента83.

Существенные изменения прои­зошли в повинностном положении сельских ремесленни­ков— их стали привлекать к отработочным повинностям, как тяглых 84.

Читайте также:  Правление александра iii и контрреформы 1880 - 1890-х гг.

Приведены факты злоупотреблений и произвола упра­вителей и арендаторов имений, открытого ограбления крестьян, избиения и издевательства за малейший про­ступок. Усугубляло тяжелое положение крестьян, счита­ет В. И. Мелешко,»широкое распространение сдачи в аренду как государственных, так и магнатских поместий.

В соответствии со степенью активности и массовости выступления крестьян В. И. Мелешко выделяет три фор­мы крестьянских волнений: невооруженная борьба, во­оруженные выступления и крестьянские восстания.

К пер­вой форме борьбы он относит: подачу крестьянами жалоб в государственные органы власти и своему господину на владельцев, управителей и арендаторов; ко второй — бегство крестьян; третьей—отказ от выполнения повин­ностей.

Важные наблюдения автора сделаны на основа­нии изучения более 600 крестьянских жалоб из частно­владельческих и государственных имений; такое изучение произведено впервые. В. И. Мелешко подсчитал, что око­ло 72% жалоб было подано во второй половине XVIII в., что объясняется усилением крепостнического гнета.

Совет

Вто­рой важный вывод —больше жалоб во второй половине XVIII в. подано крестьянами западных районов, которые в этот период были переведены с чинша на барщину85.

Подавляющее большинство ,жалоб являются коллектив­ными (84,4%)^ В книге убедительно показана малоэф-фективность такой формы борьбы, вместе с тем правиль­но отмечается, что эта борьба воспитывала крестьян и сплачивала их для активных выступлений.

Автор приходит к выводу, что бегства крестьян наблю-1ись на всей территории Белоруссии, но больше бы-распространены на востоке и юго-востоке. Определен-в значение, по мнению В. И. Мелешко, имело распро->анение здесь денежной ренты, приучившей крестьян к яьшей подвижности. Основной причиной бегства он |итает усиление повинностного гнета, главным образом црщины87; уходили как неимущие, так и зажиточные рестьяне, угоняя с собой скот и забирая имущество88.

Среди вооруженных выступлений крестьян автор раз-Нгеает два вида — нападения крестьян на имения и во-^руженные столкновения крестьян с воинскими отрядами, Находившимися на постое в городах и селах. р. Наиболее яркими страницами книги В. И. Мелешко ррвляются те, где описано крестьянское восстание на Ка-иенщине, начавшееся в 1736 г.

и продолжавшееся с пе­ерывами более 20 лет, достигнув кульминации в В754 г.,89, и восстание в Кричевском старостве в 1740— р744 гг.90 Последнее достаточно широко освещалось в ис-^орической литературе, но В. И. Мелешко привлек ранее рйизвестные данные, уточняющие события, и особенно введения о руководителе восстания — Василии Вощиле.

На основе изучения обширного материала В. И. Ме-цешко пришел к заключению, что нет оснований опреде-|ять зависимость остроты антикрепостнического движе-вя от форм феодальной эксплуатации. Размах и острота тас совой борьбы не всегда больше там, где феодальный ет выступает в наиболее тяжелой форме — барщине.

|бтор считает, что при объяснении причин активной клас-ой борьбы необходимо учитывать действие ряда дру-факторов — подвижность населения, рыночные связи, ференциацию крестьянства, арендную систему, сте-развития административно-политической системы и эугие.

Он подчеркивает, что, выступая против усиления ^еодальной эксплуатации, крестьянские массы не стави-1и перед собой цели уничтожения феодального строя, «дейные позиции крестьян не выходили за пределы тре-эваний соблюдения старины. Как показано в книге, в ^естьянской идеологии сохранялась вера в справедливость их господ и высшей власти.

Достаточно убедитель­но показаны в книге разрозненность, стихийность и ло­кальность крестьянских восстаний.

Обратите внимание

В. В. Чепко освещает крестьянское движение в пери­оду когда социальные противоречия особенно обостряют­ся, крепостнический гнет усиливается до предела. Особен­ности социально-экономических процессов, как показано в книге, определили содержание и характер крестьянско­го движения.

Определяя причины крестьянских волнений, В. В. Чеп­ко подчеркивает, что решающим фактором было увеличе­ние помещиками отработочных повинностей в условиях быстрого роста товарности помещичьих хозяйств, расши­рения барской запашки.

В последние два десятилетия перед отменой крепостного права эта причина, как под­черкивается в монографии, не была главной. Главным стало стремление освободиться от пут крепостничества, от унижающего человеческое достоинство чувства личной зависимости.

Крупные крестьянские волнения были свя­заны с распространением слухов об освобождении кре­стьян, особенно в конце 40-х и во второй половине 50-х го-, дов.

Автор не наблюдает непосредственной связи интен­сивности крестьянского движения со степенью крепостни­ческой эксплуатации, но устанавливает, что нарушения помещиками и управителями повинностных норм были поводом к волнениям. В крестьянском движении этого периода, как отмечено в книге, выступает явственно стремление крестьян к сохранению «законных», по их мнению, повинностей.

Открытых выступлений против самодержавия и кре­постнической системы в крестьянском движении в пред-реформенный период не установлено. Вместе с тем, наблюдается характерная черта идеологии крестьянских масс —вера в справедливость царя и высших предста­вителей государственной власти.

Определяя причины тяжелого положения крепостно­го крестьянства Белоруссии в первой половине XIX в., автор подчеркивает рост отработочных повинностей, мас­совое обнищание крестьянства вследствие губительного воздействия на крестьянское хозяйство барщинной сие; темы.

В книге определяются формы крестьянской борьбы в изучаемый период, обусловленные социально-экономи­ческими условиями и политическим строем. Автор дает^правильное объяснение тому факту, что в первой поло-|вине XIX в.

Важно

не было крестьянских восстаний, характер-шх для более раннего периода, а наиболее распростра­ненными формами были такие, как подача прошений в ^большинстве на имя губернаторов или генерал-губерна-^торов, в которых крестьяне излагали свои жалобы на ^помещиков. Одной из специфических форм прошений, Характерных для Белоруссии и широко распространен-шх особенно в первой четверти XIX в.

, как отмечает автор, были иски о вольности, подаваемые бывшими мещанами и крестьянами бывших старостинских вла­дений, пожалованных Екатериной и Павлом в частное владение.

Автор считает, что наиболее распространенной фор­мой крестьянской борьбы в изучаемый период были от-казы от выполнения повышенных повинностей.

В книге I* показано перерастание массовых отказов от выполнения ; повинностей в более активную форму борьбы — врору-?-женные столкновения с помещичьей администрацией, по-'шщией, а во многих случаях — с посланными для усми-грения воинскими отрядами.

ч- В. В. Чепко впервые произвела подсчет количества , йаиболее крупных крестьянских волнений на отдельных ^.этапах. Ею установлено, что особенно интенсивным было крестьянское движение в 20-х годах и во второй полови-5.*е 50-х годов XIX в.

Прослеживается прямое влияние на рост крестьянско-) движения революционных событий в странах Запад-)й Европы, а также крестьянских волнений в соседних российских губерниях, отмечаются характерные для переходного от феодализма к капитализму периода по-рцытки контактов представителей разночинной интелли-^Генции, членов тайных обществ с крестьянами, участни­ками волнений.

⇐ Предыдущая45678910111213Следующая ⇒

©2015 arhivinfo.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

Источник: https://arhivinfo.ru/1-50400.html

Trojden | Сельское хозяйство и положение крестьян в первой половине ХІХ в.: Морозова С. В. — 9 класс

Вспомните. 1. Какими были основные повинности крепостных крестьян? 2. Что такое инвентари?

Учебная задача. Определить, какой характер имела система хозяйствования в Беларуси в первой половине XIX в.

Новые явления в хозяйственной жизни деревни. В первой половине XIX в. сельское хозяйство в Беларуси все более связывалось с рынком, увеличивалась площадь пахотных земель.

Постепенно определялась хозяйственная специализация белорусских земель по производству определенной продукции.

Расширялись посевы технических культур (льна, конопли), начало развиваться тонкорунное овцеводство, значительно возрос удельный вес сахарной свеклы и картофеля.

В начале XIX в. владелец одного из имений в Витебском уезде стал раздавать своим крепостным крестьянам картофель для выращивания. Однако его посевы оказывались слабыми и редкими, на что крестьяне отвечали: «Уж как себе пан хочет, а картофель не растет на нашей земле».

Совет

Так продолжалось три года, пока не выяснилось, что крестьяне, посадив клубни, ночью выкапывали их и продавали. Тогда владелец распорядился давать крестьянам не целые, а разрезанные картофелины, которые невозможно было продать.

Вскоре крестьяне стали получать хорошие урожаи картофеля (**1).

Белорусская деревня. Середина XIX в.

На уборке картофеля. Рисунок А. Кендирского. XIX в.

В ряде помещичьих хозяйств начали использоваться сельскохозяйственные машины (**2). Пропагандой передовых методов земледелия и животноводства занималось Белорусское вольное экономическое общество, существовавшее в 1826—1841 гг. в Витебске. В 1848 г.

в имении Горы-Горки Могилевской губернии был открыт земледельческий институт. Кроме сельскохозяйственного труда крестьяне все больше занимались промыслами, нанимались на различные работы, вели торговлю.

Среди них углублялось имущественное расслоение: выделялись зажиточные крестьяне.

Помещики с целью увеличения доходности своих имений расширяли собственные посевы за счет крестьянских наделов. Но неудобренная, плохо обработанная земля давала низкие урожаи. За 30 лет (с 1820 по 1850 г.) в Витебской и Могилевской губерниях было 10 неурожаев.

Крестьяне все больше беднели и не могли нести возрастающие повинности. Прибыльность помещичьих хозяйств падала.

Однако большинство землевладельцев, распоряжавшихся бесплатным крестьянским трудом, не желали выделять средства на приобретение современной техники и улучшенных орудий труда.

Социально-правовое положение крестьянства. В середине XIX в. крестьяне составляли около 80 % тогдашнего населения Беларуси. Самой многочисленной и наиболее бесправной частью белорусского крестьянства были помещичьи крестьяне.

Они сами, их труд и имущество принадлежали владельцам, которые собственноручно или при помощи арендаторов и администраторов чинили над ними суд и расправу. Крепостных продавали и закладывали, дарили и обменивали на любую вещь, ссылали без суда на каторгу, били розгами.

Архивы сохранили немало актов о продаже людей: поодиночке и семьями, взрослых и детей, мужчин и женщин, с землей и без нее. Произвол помещиков практически ничем не ограничивался, крестьянам запрещалось даже жаловаться на них.

«Цяжка ды важка жыць на радзіме,

Цяжка ды важка, як на чужыне,

Свеціць сонейка — ды не нам,

Свеціць яснае — ды панам.

Захавалі долюшку паны,

Без салодкага віна яны п’яны,

Нашай крыві напілісь, як павукі, —

Стогнуць, стогнуць на радзіме мужыкі».

Из народной песни о крепостной неволе

Обратите внимание

Второй по количеству частью сельского населения Беларуси были государственные (казенные) крестьяне. В царском законодательстве они получили наименование «свободных сельских обывателей». Тем не менее государственные крестьяне находились в полном распоряжении арендаторов и администраторов, назначенных властью.

Нормы и формы повинностей. Крепостные крестьяне вынуждены были выполнять в пользу помещика различные повинности, закрепленные в инвентарях — документах, где описывались помещичьи владения и определялись размеры крестьянских повинностей. Инвентари составлялись и регулярно пересматривались самими владельцами.

Объем барщинных работ и платежей государственных крестьян определялся также на основе инвентарей. Превышение норм повинностей, определенных инвентарями, было повсеместным явлением. В результате положение государственных крестьян в белорусских губерниях практически не отличалось от положения помещичьих крепостных крестьян.

Один из посетителей казенной Слонимской экономии записал в 1818 г.: «…ужасно страждут крестьяне… на них смотрят как на лимон, который попался к вам на минуту в руки: всякой старается выжать из него весь сок…»

В Беларуси преобладала барщинная система хозяйствования. К середине 1840-х гг. 97 % помещичьих и абсолютное большинство государственных крестьян выполняли барщину. Повинности крестьян делились на главные и дополнительные. Барщина или оброк, а также сгоны и гвалты относились к главным.

Дополнительными были строительные и ремонтные работы на панских хозяйственных стройках, поддержание в надлежащем состоянии дорог, мостов, ночная охрана и перевозка грузов. За это помещик позволял ловить рыбу, пользоваться лесом и т. д.

Кроме того, сохранялась закрепленная в инвентарях «по давним обычаям» различная дань (ягодами, грибами, медом, пряжей, полотном и др.).

Жнея. Художник К. Русецкий. 1845 г.

Нормы повинностей зависели от величины и качества земельных наделов, находившихся в пользовании крестьян. Если в конце XVIII в. с одной волоки определялось 8 дней барщины в неделю (4 дня мужского и 4 — женского труда), то в середине XIX в. — 12 дней в неделю (по 6 дней мужского и женского труда). В первой половине XIX в.

преобладали крестьянские хозяйства по 3/4 и 1/2 волоки. Соответственно этому снижались количество и размер крестьянских обязанностей. Однако помещики часто самовольно увеличивали нормы повинностей. При этом барщина и сгоны выполнялись в самое напряженное время полевых работ, что отрывало крестьян от работы на своих наделах.

Важно

Настоящим бедствием для крестьян стала широко распространенная принудительная отдача их на строительные работы в другие районы России. При этом помещики, которые ничем не обеспечивали крестьян, посылая в такие «командировки», заработанные ими деньги забирали себе.

Трагедией для крестьянина и его семьи была отдача одного из сыновей в рекрутскую (военную) службу на 25 (с 1834 г. — на 20) лет. За такой длительный срок, после участия в войнах (которые в этот период случались не реже чем раз в 20 лет, и к тому же постоянно шла война на Кавказе) солдаты теряли связь с родными. А если и возвращались домой, то состарившимися и инвалидами.

Читайте также:  Третьеиюньская монархия и столыпинская аграрная реформа

«Цёпла восень і з дажджом,

Мы у Расеюшку пайдзём.

Мы набяром малайцоу,

Ад матушкау, ад атцоу,

Ад жоначак маладых,

Ад детушак маленькіх…

Ох, пайдзем мы на сражэнне,

Станем у праваму крыле.

Станем у праваму крыле

На турэцкай на зямле.

А турэцкая зямля —

Многа слёзак праліла».

Из рекрутской песни

Понятия и термины, которые нужно усвоить: «свободные сельские обыватели».

Культурно-историческая среда

**1. Если в первой половине XIX в. блюда из картофеля не имели широкого распространения, то со второй половины XIX в. картофель постепенно стал одним из основных продуктов питания — буквально «крестьянским хлебом». Исследователь истории и этнографии Беларуси А. Киркор в 1858 г.

писал, что картофель для крестьян есть «главнейший предмет пищи, и его крестьяне часто употребляют в сваренном виде вместо хлеба». Известный в Российской империи автор исследований по истории западнобелорусских земель П. Бобровский, собирая материалы по Гродненской губернии, в 1863 г.

отмечал, что «урожайность картофеля дает самый надежный суррогат ржи, поэтому количество почвы, что обрабатывается под это клубневое растение, постоянно возрастает». Урожай его, собранный с одной десятины (1,09 гектара), мог прокормить такое же количество людей, как с трех десятин пшеницы.

Картофель надежно спасал крестьян от голодной смерти в неурожайные годы.

**2. Отдельным примером рачительного хозяйствования на земле стала деятельность уроженца Гродненщины Кароля Бжостовского. В 1819 г. он ввел в своем имении самоуправление, дал крестьянам право аренды земли. Для крестьян строились квартиры и отдельные дома.

Была налажена работа кассы взаимопомощи для кредитования крестьян, построена стекольная мануфактура, пивной, кожевенный, кирпичный, металлургический заводы. На металлургическом заводе было организовано производство плугов, механических маслобоек и тестомешалок, орудий для уборки картофеля.

Однако такие нововведения не стали массовым явлением в хозяйственной жизни белорусской деревни.

Вопросы и задания

1. Поработайте по методу ключевого слова с текстом абзаца, который начинается словами: «Социально-правовое положение крестьянства. В середине XIX в. крестьяне составляли…». 2. Почему картофель постепенно стал «крестьянским хлебом»? 3. Сравните положение помещичьих и государственных крестьян.

Признаки для сравнения определите самостоятельно. 4. Подсчитайте количество дней барщины в неделю, которые надо было отработать крестьянской семье, пользовавшейся наделом в 1/2 волоки земли. 5.

Совет

а) Заполните в тетради сравнительную таблицу «Признаки сохранения феодальных и развития капиталистических отношений в сельском хозяйстве в первой половине XIX в.».

Признаки сохранения феодальных отношений Признаки развития капиталистических отношений

б) Определите, какие из признаков преобладали в сельском хозяйстве Беларуси в первой половине XIX в. 6. Поработайте по методу загадочной картинки с изображением картины «Жнея» художника К. Русецкого. 7. Можно ли казенных крестьян считать «свободными сельскими обывателями»? Свой ответ объясните.



Источник: https://trojden.com/books/world-history/world-history-9-class-morozova-2011/7

Аналитика портала «Вместе с Россией»

Кирилл Метелица: К истории закрепощения белорусских крестьян в ВКЛ и Речи Посполитой 19.08.2016 14:52

В последние годы в Беларуси наблюдается повышенный интерес к истории местных шляхетских родов.

Реставрируются старинные замки, издаются научные монографии, выходят документальные фильмы. Ничего плохого в подобном интересе к собственной истории нет. Впрочем, как это часто бывает в подобных случаях, благое дело наших историков привело к довольно гротескным, если не сказать уродливым, результатам.

Трудно без смеха смотреть на окончившего девять классов чиновника, заплатившего архивистам за свое “благородное” генеалогическое древо или на банку селедки, на которой изображен Михал Радзивилл “Рыбонька”.

Белорусов стали пичкать рассказами о царившей в Речи Посполитой в “золотой век” шляхты социальной идиллии, а любое случавшееся в то время крестьянское восстание стали называть “бандитским”.

В первую очередь это касается так называемой “казацко-селянской” войны (1648 – 1651), во время которой на территории нынешней Беларуси шли полномасштабные бои между правительственными войсками и казацко-крестьянскими отрядами. Сегодня восставших называют “бандитами и садистами”, которые нападали на владения невинных благородных шляхтичей.

О причинах же этого социального взрыва стараются не упоминать. Что ж, видимо, придется напомнить о том, как жилось нашим предкам под шляхетским ярмом.Первые сведения о крепостничестве на белорусских землях относятся к первой половине XV века, когда в дошедших до нас документах крестьяне стали делиться на “людей похожих” (т.е.

вольных) и “непохожих”. Свобода первых ограничивалась возможностью при выполнении определенных условий переходить от одного феодала к другому. Соответственно, “люди непохожие” подобного права не имели. Основанием для перевода свободного крестьянина в разряд “непохожих” служила “давность” его проживания на землях того или иного землевладельца.

Обратите внимание

Несмотря на то, что в Статутах 1529 и 1566 года об этом ничего конкретного не говорится, из сохранившихся документов мы знаем, что срок этой “давности” равнялся 10 годам. Т.е., феодал мог ограничить свободу практически любого крестьянина, проживавшего на его земле 10 и более лет. Уже в Статуте 1588 года этот принцип был закреплен законодательно.

Единственным шансом избежать неволи был довольно внушительный для простого крестьянина выкуп в размере 10 коп. Однако даже в случае уплаты выкупа крестьянин обязан был получить у своего феодала согласие на выход, в противном случае селянин объявлялся беглым и в случае поимки становился крепостным.

Другой формой превращения свободного крестьянина в крепостного было так называемое “закупничество”, когда селянин себя вносил в залог землевладельцу вплоть до отработки необходимой для погашения долгов суммы. К слову, подобным образом теряли свободу не только крестьяне, но и представители других сословий.

Помимо этого существовала еще и бесправная, низведенная до рабского положения невольная челядь. Эта категория зависимых людей не могла освободиться ни при каких условиях и являлась собственностью феодала. Невольниками становились дети челяди, а также крестьяне, продавшие себя или своих отпрысков.

Еще одним источником пополнения челяди были военнопленные, большую часть которых в Великом княжестве Литовском составляли татары или выходцы из Московской державы.

Уже к середине XVI века большая часть сельского населения ВКЛ была закрепощена. В это время основными крестьянскими повинностями были панщина, оброк и чинш.

Если изначально панщина ограничивалась двумя днями в неделю, то после проведения волочной реформы (1557) и соответствующего роста феодальных хозяйств, эксплуатация крестьян значительно усилилась. В самом начале XVII века в некоторых поветах она достигала 5 дней. Тоже самое касается и денежного чинша.

За первые 20 лет XVII века он вырос чуть ли не в 4 раза. Рост экономики и торговые интересы землевладельцев заставляли их использовать труд крепостных по максимуму. За отказ от выполнения тех или иных повинностей крестьян ожидали штрафы, телесные наказания, отрезание ушей и носа и, в некоторых случаях, смерть.

Само собой, что крестьяне как могли пытались сопротивляться этому процессу. Одной из самых действенных мер противостояния крепостнической эксплуатации являлись побеги. Поскольку согласно Привилею 1447 года и трем Статутам землевладельцы получили право на поиск беглых крестьян, то последние старались бежать от них как можно дальше.

Одни переселялись в Московскую державу, другие же бежали в опустошенные кочевниками украинские степи, где становились казаками. Вряд ли будет большим преувеличением сказать, что довольно значительная часть украинских казаков являлась потомками белорусских крепостных. Впрочем, зачастую крестьяне убегали не дальше соседнего воеводства.

Любопытно, что практически всегда селяне проявляли удивительную для того жестокого времени солидарность и укрывали своих беглых собратьев по несчастью.

Важно

Так, в записях минского городского суда за 1600 год можно найти информацию о том, что жители деревни Оношки Минского повета несколько дней укрывали у себя беглых крепостных и “на Русь, где далеко их поотпровожали”. Нужно отметить, что уже в первой половине XVII века побеги крестьян стали носить столь массовый характер, что в некоторых поветах (в первую очередь, восточных) Речи Посполитой количество населения сократилось примерно на треть.

Для разрешения конфликтных ситуаций со своим хозяином, крестьяне порой прибегали и к коллективным жалобам.. Тут стоит сказать несколько слов о том, что зачастую трудом крепостных пользовался не лично землевладелец, а его управляющие и арендаторы.

Последние, арендуя землю лишь на определенное время, были заинтересованы только в скорейшей и по возможности максимальной выгоде, потому старались выжимать из крестьян все соки. Недовольные арендаторами крестьяне писали своему хозяину о тех притеснениях, которые им чинят.

Справедливости ради стоит сказать, что зачастую крупные феодалы удовлетворяли просьбы своих крестьян по удалению того или иного арендатора. Впрочем, дело тут не столько в гуманизме землевладельцев, сколько в их беспокойстве за порчу их “средств производства”.

Вообще, “коллективные письма” крестьян своим хозяевам были довольно распространенным явлением в Речи Посполитой. Во всяком случае, на первых порах ее существования. Так, в 1615 году крестьяне Чечерской волости требовали перевести их с натурального налога на оброк.

В 1603 году жители деревни Головенчицы Свержанской волости требовали освободить их от подводной (обязанность бесплатно предоставлять средства перевозки солдат, чиновников и т.д.) повинности.

Когда мирные способы борьбы с феодальной эксплуатацией были недейственны, крепостные хватались за топоры и косы.

Впрочем, здесь стоит сделать поправку на то, что, как правило, вооруженные выступления селян были направлены против какого-либо конкретного человека – самого землевладельца, арендатора, управляющего и т.д.

Во второй половине XVI века в белорусских землях время от времени вспыхивали небольшие крестьянские волнения, которые феодалы подавляли либо силой, либо, что случалось намного реже, попыткой договориться с вожаками восстаний.

Совет

Однако уже в первой половине XVII века, когда вдобавок к усилившейся экономической эксплуатации добавились еще и религиозные проблемы (имеются в виду последствия заключенной в 1596 году Брестской церковной унии), сопротивление крестьян становилось все более ожесточенным.

В судебных книгах того времени зафиксировано множество случае потрав, высечки лесов, нападений на поместья и вооруженных восстаний крепостных практически во всех поветах. Очень часто голодные крестьяне, вооружившись топорами и косами, нападали на панские амбары, из которых вывозили все зерно.

На прошедшем в 1611 году вальном сейме отмечалось, что “в разных местах много людей, которые не уважают права”. Речь, само собой, шла о вышедших из подчинения крепостных, которые “не уважали права” эксплуатировавшей их шляхты. Тут стоит сделать небольшую оговорку и сказать, что заполонившие ВКЛ вооруженные селяне были не столько восставшими, сколько отчаявшимися. Дело в том, что к этому времени на белорусских землях вот уже несколько лет бесчинствовали проходившие через них к Смоленску и на Москву солдаты короля Сигизмунда III. Разозленные невыплатами причитающихся денег, они срывали свою злость на местном населении, грабя и сжигая города и деревни. Еще в 1610 году Канцлер великий литовский Лев Сапега писал, что солдатня превратила здешние края “в ничто”.

Однако самым главным социальным потрясением на тот момент было разразившееся в украинских землях восстание казаков под предводительством Северина Наливайко, которое в 1595 году перекинулось и на территорию ВКЛ.

Войска мятежного гетмана Запорожского (дети и внуки бежавших из Литвы “на Русь” крепостных) захватили Могилев, где устроили дикую резню, после чего пошли на север, где сумели дойти до стен Орши.

Вдохновленные появлением Наливайко, восстали белорусские крепостные крестьяне, которые принялись громить панские усадьбы и мстить своим угнетателям. Восстание это сопровождалось невиданной доселе в этих краях жестокостью. Доведенные до отчаяния крепостные не щадили ни женщин, ни детей.

Что уж тут говорить о правительственных войсках? Восставшим выкалывали глаза, отрубали руки и ноги, заливали в горло свинец и сдирали с них кожу. Многие деревни были сожжены, а все их жители посечены от мала до велика. Восстание удалось подавить с большим трудом, однако такого кошмара белорусские земли еще не видели.

Тогда всем казалось, что подобный ужас больше никогда не повторится. Увы, элита Речи Посполитой не вынесла из него никаких уроков и с каждым годом лишь усиливала эксплуатацию крестьян. Пройдет всего полвека, и зерна социальной ненависти дадут новые кровавые всходы.

Источник: http://ross-bel.ru/analitika-portala-vmeste-s-rossiey/news_post/kirill-metelitsa-k-istorii-zakreposhcheniya-belorusskikh-krestyan-v-vkl-i-rechi-pospolitoy

Ссылка на основную публикацию