Перерастания бунта в крестьянскую войну

Крестьянские бунты в России: от восстание Болотникова до борьбы с антоновщиной

Одно из первых крестьянских восстаний в России, которое вошло в историю и заставило власти задуматься о том, чтобы регулировать этот социальный класс. Это движение возникло в 1606 году в южных районах России. Руководил им Иван Болотников.

Началось восстание на фоне окончательно сформированного в стране крепостного права. Крестьяне были сильно недовольны усилением гнета.

В самом начале XVII века периодически совершались массовые побеги в южные районы страны. К тому же верховная власть в России была неустойчива.

Обратите внимание

В Москве убили Лжедмитрия I, однако злые языки утверждали, что в действительности жертвой стал кто-то другой. Все это делало очень шатким положение Шуйского.

Недовольных его правлением было много. Нестабильной обстановку делал голод, который несколько лет не позволял собрать крестьянам богатый урожай.

Все это привело к крестьянскому восстанию Болотникова. Началось оно в городке Путивле, в котором местный воевода Шаховский помогал организовывать войска, а некоторые историки называют его одним из организаторов восстания.

Помимо крестьян, Шуйским были недовольны и многие знатные фамилии, которые не нравилось, что бояре пришли к власти. Вождь крестьянского восстания Болотников называл себя воеводой царевича Дмитрия, утверждая, что тот остался жив.

«10 октября 1607 г. Болотников пред царем Василием Шуйским в стане под Тулой».Оригинальный рисунок Александра Петровича Сафонова (1852-1913), гравировал Пуц

Крестьянские восстания в России часто носили массовый характер. Практически всегда их главной целью была столица. В этом случае в походе на Москву участвовали около 30 000 повстанцев.

Шуйский отправляет на борьбу с восставшими войска, которые возглавляют воеводы Трубецкой и Воротынский. В августе Трубецкого разбивают, а уже в Подмосковье терпит поражение и Воротынский. Болотников успешно продвигается вперед, разбивая основные силы армии Шуйского под Калугой.

В октябре 1606 года взяты под контроль окраины Коломны. Через несколько дней войско Болотникова осадило Москву. Вскоре к нему присоединяются казаки, но рязанские отряды Ляпунова, которые также выступали на стороне восставших, переходят на сторону Шуйского.

22 ноября армия Болотникова терпит первое ощутимое поражение и вынуждена отступить к Калуге и Туле. Болотников сам оказывается теперь в блокаде в Калуге, но благодаря помощи запорожских казаков ему удается прорваться и соединиться с оставшимися частями в Туле.

Важно

Летом 1607 году царские войска начинают осаду Тулы. К октябрю тульский кремль пал. Во время осады Шуйский устроил в городе наводнение, перегодив плотиной реку, протекавшую через город.

Первое массовое крестьянское восстание в России закончилось поражением. Его лидер Болотников был ослеплен и утоплен. Воевода Шаховский, который помогал ему, насильно пострижен в монахи.

В этом восстании участвовали представители разных слоев населения, поэтому его можно назвать полномасштабной Гражданской войной, но это и стало одной из причин поражения. У каждого были свои цели, отсутствовала единая идеология.

Именно Крестьянской войной, или восстанием Степана Разина называют противостояние крестьян и казаков с царскими войсками, которое началось в 1667 году.

Говоря о его причинах, нужно отметить, что на тот момент произошло окончательное закрепощение крестьян.

Бессрочным стал сыск беглых, повинности и налоги для беднейших слоев оказались непосильно большими, стремление властей контролировать и максимально ограничивать казацкую вольницу росло.

Свою роль сыграли массовый голод и эпидемия моровой язвы, а также общий кризис в экономике, который случился в результате затянувшейся войны за Украину.

Считается, что первым этапом восстания Степана Разина стал так называемый “поход за зипунами”, который продолжался с 1667 по 1669 год.

Совет

Тогда отрядам Разина удалось блокировать важную хозяйственную артерию России – Волгу, захватить немало персидских и русских кораблей купцов.

Разин достиг Яицкого городка, где обосновался и стал собирать войска. Именно там он заявил о готовящемся походе на столицу.

Основной этап знаменитого крестьянского восстания 17 века начался в 1670 году. Повстанцы взяли Царицын, Астрахань сдалась сама без боя. Воевода и дворяне, оставшиеся в городе, были казнены.

Важную роль во время крестьянского восстания Степана Разина сыграл бой за Камышин. Несколько десятков казаков переоделись в купцов и проникли в город. Они убили охрану возле городских ворот, впустив основные силы, которые и захватили город.

Жителям велели уходить, Камышин был разграблен и сожжен.

Когда руководитель крестьянского восстания – Разин – взял Астрахань, на его сторону перешла большая часть населения Среднего Поволжья, а также представители народностей, живших в тех местах – татары, чуваши, мордва. Подкупало то, что Разин объявлял каждого, кто переходил под его знамена, свободным человеком.

Правительственные войска двинулись на Разина под предводительством князя Долгорукова. Повстанцы к тому времени осадили Симбирск, но так и не смогли его взять. Царская армия после месячной осады все-таки разбила отряды восставших, Разин был тяжело ранен, соратники увезли его на Дон.

Но его предала казачья верхушка, которая решила выдать предводителя восстания официальным властям. Летом 1671 году его четвертовали в Москве.

При этом войска повстанцев сопротивлялись еще до конца 1670 года. На территории современной Мордовии состоялось самое крупное сражение, в котором участвовало около 20 000 повстанцев. Они были разбиты царскими войсками.

При этом разинцы продолжали сопротивляться и после казни своего предводителя, удерживая Астрахань до конца 1671 года.

Обратите внимание

Итог крестьянского восстания Разина нельзя назвать утешительным. Добиться своей цели – свержения дворянства и отмены крепостного права – его участникам не удалось. Восстание продемонстрировало раскол в русском обществе. Расправа при этом была полномасштабной. Только в Арзамасе казнили 11 000 человек.

Почему восстание Степана Разина называют Крестьянской войной? Отвечая на этот вопрос, нужно отметить, что оно было направлено против существовавшей государственной системы, которая воспринималась как главный угнетатель крестьянства.

Самым масштабным восстанием XVIII века стал Пугачевский бунт. Начавшись как восстание казаков на Яике, он перерос в полномасштабную войну казаков, крестьян и народов, проживавших в Поволжье и на Урале, против правительства Екатерины II.

Восстание казаков в Яицком городке вспыхнуло в 1772 году. Его быстро подавили, но казаки не собирались сдаваться. Повод у них появился, когда на Яик приехал беглый казак с Дона Емельян Пугачев, который объявил себя императором Петром III.

В 1773 году казаки вновь выступили против правительственных войск. Восстание стремительно охватило практически весь Урал, Оренбургский край, Среднее Поволжье и Западную Сибирь.

Участие в нем принимали в Прикамье и Башкирии. Очень быстро бунт казаков перерос в крестьянское восстание Пугачева.

Его предводители проводили грамотную агитацию, обещая угнетенным слоям общества решение самых насущных проблем.

В результате на сторону Пугачева перешли татары, башкиры, казахи, чуваши, калмыки, уральские крестьяне. Вплоть до марта 1774 года армия Пугачева одерживала победу за победой.

Важно

Отрядами повстанцев руководили опытные казаки, а противостояли им немногочисленные и порой деморализованные правительственные войска.

Были осаждены Уфа и Оренбург, захвачено большое количество небольших крепостей, городов и заводов.

Только осознав все серьезность положения, правительство стало стягивать основные войска с окраин империи, чтобы подавить крестьянской восстание Пугачева. Руководство армией на себя взял генерал-аншеф Бибиков.

В марте 1774 года правительственным войскам удалось одержать несколько важных побед, некоторые сподвижники Пугачева были убиты или взяты в плен. Но в апреле умирает сам Бибиков, и Пугачевское движение разгорается с новой силой.

Предводителю удается объединить рассеянные по всему Уралу отряды и к середине лета взять Казань – один из крупнейших на тот момент городов империи. На стороне Пугачева много крестьян, но в военном плане его армия значительно уступает правительственным войскам.

В решающей битве под Казанью, которая продолжается три дня, Пугачев терпит поражение. Он перебирается на правый берег Волги, где его снова поддерживают многочисленные крепостные.

В июле Екатерина II направляет на подавление восстания новые войска, которые только что освободились после завершившейся войны с Турцией. Пугачев на Нижней Волге не получает поддержки от донских казаков, его армию разбивают у Черного Яра. Несмотря на поражение основных сил, сопротивление отдельных отрядов продолжается до середины 1775 года.

Самого Пугачева и его ближайших соратников казнят в Москве в январе 1775 года.

Крестьянское восстание в Поволжье охватывает несколько губерний в марте 1919 года. Это становится одним из самых массовых выступлений крестьян против большевиков, известное также как Чапанное восстание. Это необычное название связано с зимним армяком из овчины, который назывался чапаном. Это была весьма популярная одежда среди крестьян региона во время холодов.

Совет

Причиной этого восстания стала политика большевистского правительства. Крестьяне были недовольны продовольственной и политической диктатурой, грабежом деревень, продразверсткой.

К началу 1919 года в Симбирскую губернию прислали около 3,5 тысячи рабочих для заготовки хлеба. К февралю у местных крестьян изъяли более 3 млн пудов хлеба, параллельно начали собирать чрезвычайный налог, который правительство ввело в декабре прошлого года. Многие крестьяне искренне считали, что их обрекают на голодную смерть.

Даты крестьянского восстания в Поволжье вы узнаете из этой статьи. Оно началось 3 марта в селе Новодевичьем.

Последней каплей стали грубые действия уполномоченных по сбору налога, которые приехали в село, требуя отдать скот и хлеб в пользу государства.

Крестьяне собрались возле церкви и ударили в набат, это и послужило сигналом к началу восстания. Коммунисты и члены исполкома были арестованы, отряд красноармейцев разоружили.

Красноармейцы, впрочем, сами перешли на сторону крестьян, поэтому, когда в Новодевичье приехал отряд чекистов из уезда, им было оказано сопротивление. К восстанию начали присоединяться села, расположенные в округе.

Крестьянское восстание стремительно распространялось по Самарской и Симбирской губерниям. В селах и городах свергали власть большевиков, расправляясь с коммунистами и чекистами. При этом у повстанцев практически не было оружия, поэтому приходилось использовать вилы, пики и топоры.

Крестьяне двинулись на Ставрополь, взяв город без боя. В планах у восставших было захватить Самару и Сызрань и соединиться с армией Колчака, которая наступала с востока. Общее количество повстанцев составляло от 100 до 150 тысяч человек.

Советские войска решили сконцентрироваться на ударе по основным силам противника, расположенным в Ставрополе.

Обратите внимание

Наивысшего размаха восстание достигло к 10 марта. К этому времени большевики уже подтянули части Красной армии, которые имели артиллерию и пулеметы. Разрозненные и плохо оснащенные крестьянские отряды не могли им оказать адекватного сопротивления, но бились за каждое село, которое красноармейцам приходилось брать штурмом.

К утру 14 марта был захвачен Ставрополь. Последнее крупное сражение произошло 17 марта, когда крестьянский отряд в 2000 человек был разбит возле города Карсуна. Командовавший подавлением восстания Фрунзе докладывал, что убиты были не менее тысячи восставших, еще около 600 человек расстреляны.

Разгромив основные силы, большевики начали массовые репрессии против жителей взбунтовавшихся деревень и сел. Их отправляли в концлагеря, топили, вешали, расстреливали, сами деревни сжигали. При этом отдельные отряды продолжали сопротивление до апреля 1919 года.

Еще одно крупное восстание времен Гражданской войны произошло в Тамбовской губернии, его еще называют Антоновским мятежом, так как фактическим лидером повстанцев был эсер, начальник штаба 2-й повстанческой армии Александр Антонов.

Крестьянское восстание в Тамбовской губернии 1920-1921 годов началось 15 августа в селе Хитрово. Там был разоружен продотряд. Причины недовольства были схожи с теми, которые спровоцировали бунт в Поволжье годом ранее.

Крестьяне начали массово отказываться сдавать хлеб, уничтожать коммунистов и чекистов, в чем им помогали партизанские отряды. Восстание стремительно распространялось, охватив часть Воронежской и Саратовской губернии.

31 августа был сформирован карательный отряд, который должен был подавить мятежников, но оказался разгромлен. При этом восставшим к середине ноября удалось создать Объединенную партизанскую армию Тамбовского края. Свою программу они основывали на демократических свободах, призывали к свержению диктатуры большевиков, созыву Учредительного собрания.

В начале 1921 году численность повстанцев составила 50 тысяч человек. Под их контролем была практически вся Тамбовская губерния, движение по железным дорогам было парализовано, советские войска несли большие потери.

Важно

Тогда Советы принимают крайние меры – отменяют продразверстку, объявляют полную амнистию для рядовых участников восстания. Перелом наступает после того, как Красная армия получает возможность перебросить дополнительные силы, освободившиеся после разгрома Врангеля и окончания войны с Польшей. Численность красноармейцев к лету 1921 года достигает 43 000 человек.

Между тем повстанцы организовывают Временную демократическую республику, главой которой становится лидер партизан Шендяпин. В Тамбовскую губернию прибывает Котовский, который во главе кавалерийской бригады разбивает два повстанческих полка под руководством Селянского. Сам Селянский получает смертельное ранение.

Бои продолжаются до июня, части Красной армии громят мятежников под командованием Антонова, отряды Богуславского уклоняются от потенциально генерального сражения. После этого наступает окончательный перелом, инициатива переходит к большевикам.

Таким образом, в подавлении восстания участвуют около 55 000 красноармейцев, определенную роль играют репрессивные меры, которые большевики принимают против самих восставших, а также их семей.

Читайте также:  Политические партии россии в 1917 г.

Исследователи утверждают, что при подавлении этого восстания власти впервые в истории применили химическое оружие против населения. Хлор особой марки был использован, чтобы вынудить отряды повстанцев выйти из тамбовских лесов.

Достоверно известно о трех фактах применения химического оружия. Некоторые историки отмечают, что химические снаряды привели к гибели не только повстанцев, но и гражданского населения, которое никак не было задействовано в восстании.

Летом 1921 года основные силы, участвовавшие в бунте, были разгромлены. Руководство издало приказ о разделении на небольшие группы и переходу к партизанским действиям. Повстанцы вернулись к тактике партизанского боя. Боевые действия в Тамбовской губернии продолжались до лета 1922 года.

Источник: https://homsk.com/trombon/krestyanskie-bunty-v-rossii-ot-vosstanie-bolotnikova-do-borby-s-antonovshchinoy

КРЕСТЬЯ́НСКАЯ ВОЙНА́ 1524–26

КРЕСТЬЯ́НСКАЯ ВОЙНА́ 1524–26 в Гер­ма­нии (Ве­ли­кая кре­сть­ян­ская вой­на), круп­ней­шее вос­ста­ние кре­сть­ян в Зап. Ев­ро­пе в Сред­не­ве­ко­вье и ран­нем Но­вом вре­ме­ни. Бы­ла вы­зва­на ущем­ле­ни­ем эко­но­мич. и пра­во­вых ин­те­ре­сов кре­стьян фео­да­ла­ми (рост пла­те­жей и по­вин­но­стей, умень­ше­ние аль­мен­ды, ог­ра­ни­че­ние ав­то­но­мии и са­мо­управ­ле­ния сель­ских об­щин) в ус­ло­ви­ях бы­ст­ро­го раз­ви­тия то­вар­но-де­неж­ных от­но­ше­ний. Ог­ром­ное влия­ние на К. в. ока­за­ла Ре­фор­ма­ция, во мно­гом из­ме­нив­шая ми­ро­воз­зре­ние кре­сть­ян­ст­ва, в т. ч. его от­но­ше­ние к цер­ков­ным и свет­ским вла­стям. Важ­ную роль в под­го­тов­ке К. в. сыг­ра­ла дея­тель­ность в кон. 15 – нач. 16 вв. тай­ных кре­сть­ян­ских сою­зов «Баш­мак» и «Бед­ный Кон­рад». Осн. оча­ги К. в. на­хо­ди­лись в Шва­бии, Фран­ко­нии, Эль­за­се, Сред­ней и Юго-Вост. Гер­ма­нии.

Пер­вые вы­сту­п­ле­ния кре­сть­ян на­ча­лись ле­том 1524 в Юж. Шварц­валь­де. К мар­ту 1525 вос­ста­ние рас­про­стра­ни­лось на Верх­нюю Шва­бию, где сфор­ми­ро­ва­лось 6 круп­ных воо­руж. кре­стьян­ских от­ря­дов, на­счи­ты­вав­ших до 40 тыс. чел. На со­б­ра­нии уме­рен­ной час­ти ру­ко­во­ди­те­лей К. в. в г. Мем­мин­ген 6–7.3.1525 бы­ло соз­да­но т. н. Хри­сти­ан­ское объ­е­ди­не­ние и при­ня­та про­грам­ма «12 ста­тей» (на­пе­ча­та­на 19.3.1525), со­став­лен­ная пис­цом од­но­го из от­ря­дов Се­ба­сть­я­ном Лот­це­ром и про­по­вед­ни­ком цвинг­ли­ан­ст­ва Кри­сто­фом Шап­пеле­ром. В про­грам­ме под­чёр­ки­ва­лись мир­ные на­ме­ре­ния кре­сть­ян, их стрем­ле­ние к смяг­че­нию феод. гнё­та (уп­разд­не­ние лич­ной за­ви­си­мо­сти, умень­ше­ние по­вин­но­стей, вос­ста­нов­ле­ние сво­бод­но­го поль­зо­ва­ния об­щин­ны­ми угодь­я­ми и ав­то­но­мии сель­ских об­щин, пра­во вы­бо­ра об­щи­ной свя­щен­ни­ка и др.). Боль­шин­ст­во тре­бо­ва­ний обос­но­вы­ва­лось ссыл­ка­ми на Еван­ге­лие и «бо­же­ст­вен­ное пра­во». Чле­ны Хри­сти­ан­ско­го объ­е­ди­не­ния 25.3.1525 за­клю­чи­ли в г. Ульм пе­ре­ми­рие с вы­сту­пив­шим про­тив кре­сть­ян Шваб­ским сою­зом 1488–1534, объ­е­ди­няв­шим кня­зей, ры­ца­рей и им­пер­ские го­ро­да. В то же вре­мя ра­ди­каль­но на­стро­ен­ная часть вос­став­ших про­дол­жа­ла во­ен. дей­ст­вия и за­хва­ти­ла неск. мо­на­сты­рей и зам­ков. В 1-й пол. апр. 1525, мо­би­ли­зо­вав зна­чит. си­лы и по­ста­вив их под ко­ман­до­вание трух­зе­са (се­не­ша­ля) Ге­ор­га фон Вальд­бур­га, Шваб­ский со­юз на­нёс кре­сть­я­нам ряд тя­жё­лых по­ра­же­ний, в т. ч. в бит­вах при Лейг­хай­ме (4.4) и Вур­цахе (14.4). Часть пов­стан­цев 17.4.1525 за­клю­чи­ла с Вальд­бур­гом Вейн­гартен­ский до­го­вор, обя­зав­шись сло­жить ору­жие в об­мен на обе­ща­ние вла­стей удов­ле­тво­рить не­ко­то­рые из их тре­бо­ва­ний. По­след­ним круп­ным ус­пе­хом вос­став­ших в Шва­бии ста­ло взя­тие г. Фрай­бург (23.5), но к кон­цу ию­ля со­про­тив­ле­ние кре­сть­ян бы­ло поч­ти пол­но­стью по­дав­ле­но.

Вейн­гар­тен­ский до­го­вор по­зво­лил на­пра­вить б. ч. войск Шваб­ско­го сою­за во Фран­ко­нию, где К. в. на­ча­лась в кон­це мар­та 1525. Вос­став­шие за­хва­ты­ва­ли и раз­ру­ша­ли мо­на­сты­ри и зам­ки, при­ну­ж­да­ли фео­да­лов к при­зна­нию тре­бо­ва­ний «12 ста­тей». Дей­ст­вия пов­стан­цев в этот пе­ри­од во мно­гом ос­но­вы­ва­лись на но­вом про­грамм­ном до­ку­мен­те – ано­ним­ном «Ста­тей­ном пись­ме» (об­на­ро­до­ва­но в на­ча­ле мая 1525; со­став­ле­но, по-ви­ди­мо­му, ра­нее). Его ав­тор ис­хо­дил из прин­ци­па не­об­хо­ди­мо­сти пе­ре­хо­да вла­сти к на­ро­ду и от­ка­зы­вал­ся от лю­бых ком­про­мис­сов с «гос­по­да­ми» (свет­ски­ми и цер­ков­ны­ми фео­да­ла­ми). Во Фран­ко­нии вос­став­шим уда­лось за­ру­чить­ся под­держ­кой ря­да не­боль­ших го­ро­дов, во гла­ве кре­сть­ян вста­ли обед­нев­шие ры­ца­ри Фло­ри­ан Гей­ер и Гёц фон Бер­ли­хин­ген. Ру­ко­во­ди­те­ли пов­стан­цев пла­ни­ро­ва­ли со­брать в мае 1525 в г. Гей­льб­ронн съезд де­ле­га­тов от всех кре­сть­ян­ских от­ря­дов. Спе­ци­аль­но для это­го съез­да бы­ла со­став­ле­на Гей­ль­бронн­ская про­грам­ма (ав­то­ры – гла­ва по­ле­вой кан­це­ля­рии од­но­го из от­ря­дов Вен­дель Ги­п­лер и быв. гор. ка­зна­чей Фрид­рих Вей­ганд), вы­ра­жав­шая ин­те­ре­сы не толь­ко кре­сть­ян­ст­ва, но и бюр­гер­ст­ва, а так­же ры­цар­ст­ва. Про­грам­ма пре­ду­смат­ри­ва­ла ряд пре­об­ра­зо­ва­ний, на­прав­лен­ных на ог­ра­ни­че­ние про­из­во­ла кня­зей и уси­ле­ние вла­сти им­пе­ра­то­ра: вве­де­ние об­ще­им­пер­ско­го за­ко­но­да­тель­ст­ва, еди­ной мо­не­ты, уни­фи­ка­цию сис­те­мы мер и ве­сов, от­ме­ну внутр. та­мо­жен­ных по­шлин, се­ку­ля­ри­за­цию цер­ков­ных иму­ществ в поль­зу ры­цар­ст­ва и др. Ве­ро­ят­но, Гей­льб­ронн­ская про­грам­ма долж­на бы­ла слу­жить до­пол­не­ни­ем к «12 стать­ям», по­это­му в неё во­шло срав­ни­тель­но не­мно­го соб­ст­вен­но кре­сть­ян­ских тре­бо­ва­ний (от­ме­на лич­ной за­ви­си­мо­сти, воз­мож­ность вы­ку­па феод. по­вин­но­стей за до­воль­но круп­ный взнос). Од­на­ко в свя­зи с при­бли­же­ни­ем войск Шваб­ско­го сою­за съезд в Гей­ль­брон­не не со­сто­ял­ся. В ию­не 1525 кре­сть­ян­ские от­ря­ды Фран­ко­нии бы­ли раз­би­ты в сра­же­ни­ях при Кё­нигс­хо­фе­не (2.6) и при Ин­голь­штад­те (4.6).

Совет

На­ча­лу К. в. в Ср. Гер­ма­нии спо­соб­ст­во­ва­ла дея­тель­ность про­по­вед­ни­ков ра­ди­каль­ных ре­фор­мац. идей То­ма­са Мюн­це­ра и Ген­ри­ха Пфейф­фе­ра. Их сто­рон­ни­ки в се­ре­ди­не мар­та 1525 взя­ли под кон­троль ма­ги­ст­рат г. Мюль­хау­зен, а за­тем за­хва­ти­ли ряд го­ро­дов, зам­ков и мо­на­сты­рей. Мюн­цер при­зы­вал к уча­стию в вос­ста­нии го­ро­жан и гор­но­ра­бо­чих, од­на­ко к кре­сть­я­нам примк­ну­ла лишь не­зна­чи­тель­ная их часть. Вой­ска ланд­гра­фа Фи­лип­па Гес­сен­ско­го, при­ме­нив ар­тил­ле­рию, раз­гро­ми­ли осн. си­лы вос­став­ших в бит­ве при Фран­кен­хау­зе­не (15.5). К на­ча­лу ию­ня вос­ста­ние в Тю­рин­гии бы­ло окон­ча­тель­но по­дав­ле­но.

В Эль­за­се, где ак­тив­но дей­ст­во­ва­ли про­по­вед­ни­ки-ана­бап­ти­сты, вос­ста­ние на­ча­лось в апр. 1525, к маю в не­го бы­ли во­вле­че­ны до 35 тыс. чел. Кре­сть­я­не за­хва­ти­ли г. Ца­берн, но по­тер­пе­ли не­уда­чу при штур­ме Страс­бур­га. Вой­ска гер­цо­га Ан­туа­на Ло­та­ринг­ско­го оса­ди­ли Ца­берн (16.5.1525) и вы­ну­ди­ли пов­стан­цев сдать­ся. На­ру­шив ус­ло­вия пе­ре­ми­рия, гер­цог при­ка­зал пе­ре­бить 18 тыс. кре­сть­ян (круп­ней­шее кро­во­про­ли­тие за всё вре­мя Кре­сть­ян­ской вой­ны).

Доль­ше все­го К. в. про­дол­жа­лась в Юго-Вост. Гер­ма­нии. В на­ча­ле мая 1525 в Зальц­бург­ском ар­хи­епи­скоп­ст­ве вспых­ну­ло вос­ста­ние кре­сть­ян и гор­ня­ков, вско­ре рас­про­стра­нив­шее­ся на со­сед­ние Ка­рин­тию и Шти­рию. Пов­стан­цы на­нес­ли по­ра­же­ние вой­скам эрц­гер­цо­га Фер­ди­нан­да (бу­ду­ще­го имп. Фер­ди­нан­да I Габс­бур­га) в бит­ве при Шлад­мин­ге (3.7; круп­ней­шая по­бе­да вос­став­ших в хо­де К. в.). Ар­хи­епи­скоп Зальц­бург­ский был вы­ну­ж­ден со­гла­сить­ся час­тич­но удов­ле­тво­рить тре­бо­ва­ния вос­став­ших. В Ти­ро­ле во гла­ве кре­сть­ян­ских от­ря­дов встал Ми­ха­эль Гайс­майр, быв. сек­ре­тарь ар­хи­еп. Брик­сен­ско­го. Вос­ста­ние уда­лось по­да­вить лишь по­сле аре­ста Гайс­май­ра в авг. 1525. Но уже в ок­тяб­ре Гайс­майр со­вер­шил по­бег и ук­рыл­ся в Швей­ца­рии, где в нач. 1526 со­ста­вил про­грамм­ный до­ку­мент «Зем­ское уст­рой­ство» – план пре­об­ра­зо­ва­ния Ти­ро­ля в рес­пуб­ли­ку. «Зем­ское уст­рой­ст­во» пре­ду­смат­ри­ва­ло ого­су­дар­ст­вле­ние гор­но­руд­но­го де­ла, вве­де­ние гос. мо­но­по­лии на тор­гов­лю, ос­вое­ние но­вых с.-х. зе­мель, ли­к­ви­да­цию мо­на­сты­рей и всех го­ро­дов, за ис­клю­че­ни­ем Брик­се­на и Три­ен­та (ны­не Трен­то), ока­за­ние по­мо­щи бед­ным за счёт средств от сбо­ра де­ся­ти­ны. Вес­ной 1526 Гайс­майр воз­гла­вил но­вое вос­ста­ние в Зальц­бург­ском ар­хи­епи­скоп­ст­ве, но по­тер­пел по­ра­же­ние при Рад­штад­те (2.7) и с ос­тат­ка­ми сво­их сил от­сту­пил на тер­ри­то­рию Ве­не­ци­ан­ской рес­пуб­ли­ки.

По­ра­же­ние К. в. по­дор­ва­ло по­ли­тич. зна­че­ние сель­ских об­щин. В то же вре­мя в отд. рай­онах Гер­ма­нии вла­сти, стре­мясь не до­пус­тить но­вых кре­сть­ян­ских вы­сту­п­ле­ний, со­гла­си­лись на реа­ли­за­цию не­ко­то­рых пунк­тов про­грам­мы «12 ста­тей». Боль­шин­ст­во уме­рен­но на­стро­ен­ных ли­де­ров Ре­фор­ма­ции (вклю­чая Мар­ти­на Лю­те­ра и Фи­лип­па Ме­лан­хто­на) от­не­слись к К. в. рез­ко от­ри­цатель­но. В пам­фле­те «Про­тив раз­бой­ничь­их и гра­би­тель­ских ша­ек кре­сть­ян» Лю­тер при­звал вла­сти бес­по­щад­но по­да­вить мя­теж. Тем са­мым в хо­де К. в. ук­ре­пи­лись свя­зи лю­те­ран­ской Ре­фор­ма­ции с князь­я­ми и гор. вла­стя­ми.

Источник: https://bigenc.ru/world_history/text/2110036

Крестьянский бунт: Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный. А

Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный.

А. Пушкин

Февральская либерально-демократическая буржуазная революция вызвала к жизни не только организованные революционные силы, но и, как в 1905 г., разбудила до этого времени «спящую» стихию крестьянской массы, составлявшую более

73

80% населения России. Витте писал про «крестьянский бунт», разбуженный первой русской революцией: «Между тем последний для этих близоруких деятелей вдруг только в сентябре 1905 г. появился во всей своей стихийной силе. Сила эта основана и на численности, и на малокультурности, а в особенности на том, что ему терять нечего. Он как только подошел к пирогу, начал реветь, как зверь, который не остановится, чтобы проглотить все, что не его породы…»254

Эта сила не ставила перед собой каких либо идеологических или государственных целей и не была как-либо организована, т. е. носила полностью стихийный характер. Главными требованиями крестьян были «земля и воля». Февральская революция, сломав государственную структуру, высвободила эту стихию уже вооруженной крестьянской массы. Крестьяне силой взяли себе долгожданную «землю» и, ободренные этим успехом, уже не требовали, а стремились силой получить еще более долгожданную «волю».

Грациози назвал этот этап, с февраля 1917 г., «плебейской» революцией: «Когда государство вступило в последнюю стадию своего распада, крестьяне тут же взяли инициативу в собственные руки. Программа их была проста: минимальный гнет со стороны государства и минимальное его присутствие в деревне, мир и земля, о черном переделе которой грезили поколения крестьян… Они почти совершенно перестали платить налоги и сдавать поставки государственным уполномоченным. Все больше молодых людей не являлись на призывные пункты, многие солдаты стали дезертировать. Сверх того, за несколько месяцев крестьяне разрушили еще остававшиеся помещичьи имения, уничтожали владения буржуазии, а также большинство ферм, созданных в ходе столыпинских реформ»255. Милюков писал: «Конечно, русский солдат со времен Суворова показал свою стойкость, свое мужество и самоотверженность на фронте. Но он же, дезертировав с фронта, проявил с не меньшей энергией свою «исконную преданность земле, расчистив эту свою землю от русских лендлордов… Когда-то русский сатирик Салтыков отчеканил казенную формулу отношения крестьянина к тяготевшим над ним налогам: «йон достанет»… «Вековая тишина» таила в себе нерастраченные силы и ждала, по предсказательству Жозефа де Местра, своего «Пугачева из русского университета»256.

Сам Милюков на партийной конференции кадетов в июле 1915 года говорил: «Требование Государственной думы долж-

74

но быть поддержано властным требованием народных масс, другими словами, в защиту их необходимо революционное выступление… Неужели об этом не думают те, кто с таким легкомыслием бросает лозунг о какой-то явочной Думе?» Они «играют с огнем… (достаточно) неосторожно брошенной спички, чтобы вспыхнул страшный пожар… Это не была бы революция, это был бы тот ужасный русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Это была бы… вакханалия черни… Какова бы ни была власть — худа или хороша, но сейчас твердая власть необходима более чем когда-либо»257. Шульгин в феврале 1917 г. подтверждал выводы Милюкова: «Как потом стало известно, в этот день государыня Александра Федоровна телеграфировала государю, что «уступки необходимы»… Теперь же, кажется, было поздно… Цена «уступкам» стремительно падала… Какими уступками можно было бы удовлетворить это взбунтовавшееся море?..»258

Либералы заблуждались: во время войны они стремились не к мобилизации власти, а наоборот, к уступкам, к демократизации, надеясь, что тем самым они создадут твердую власть. Но эта политика вела к прямо противоположному эффекту. В диппочте, идущей на Запад в то время, о русских говорилось: «Когда у него ослабевает узда, малейшая свобода его опьяняет. Изменить его природу нельзя — есть люди, которые пьяны после стакана вина. Может быть, это происходит от долгого татарского владычества. Но ситуация именно такова. Россия никогда не будет управляться английскими методами. Парламентаризм не укоренится… (у них)»259. О том же писал задолго до революции Белинский, которому принадлежат слова: «Не в парламент пошел бы освобожденный русский народ, а в кабак побежал бы пить вино, бить стекла и вешать дворян…»260

Обратите внимание

После Февральской революции 1917 г. «крестьянский бунт» стремительно набирал обороты. «К ноябрю 1917г.,— пишет Е. Иллерицкая,— 91,2% уездов оказались охваченными аграрным движением, в котором все более преобладали активные формы борьбы, превращавшие это движение в крестьянское восстание. Важно отметить, что карательная политика Временного правительства осенью 1917 г. перестала достигать своих целей. Солдаты все чаще отказывались наказывать крестьян…»261 Гаккебуш-Горелов писал, что в 1917 году «мужик снял маску… «Богоносец»1 выявил свои политические идеалы:

1Русский народ, по Достоевскому.

75

он не признает никакой власти, не желает платить податей и не согласен давать рекрутов. Остальное его не касается»262. В. Станкевич вспоминал, что после Февраля «масса… вообще никем не руководится… она живет своими законами и ощущениями, которые не укладываются ни в одну идеологию, ни в одну организацию, которые вообще против всякой идеологии и организации…»1 И. Бунин записал в своем дневнике, что «всякий русский бунт (и особенно теперешний) прежде всего доказывает, до чего все старо на Руси и сколь она жаждет прежде всего бесформенности. Спокон веку были… бунтари против всех и вся…»263 И. Майский вспоминал: «…Когда великий переворот 1917 г. (февральский) смел с лица земли старый режим, когда раздались оковы и народ почувствовал, что он свободен, что нет больше внешних преград, мешающих выявлению его воли и желаний,— он, это большое дитя, наивно решил, что настал великий момент осуществления тысячелетнего царства блаженства, которое должно ему принести не только частичное, но и полное освобождение»264.

Высвобожденная крестьянская стихия, как пыль, смела и кадетов, и само Временное правительство, и царских генералов… Что представляла собой русская армия в 1917 г.? Более 90% — вчерашние крестьяне, озверелые от войны. Интересен и поучителен в данном случае пример, приводимый У. Черчиллем о демобилизации английской армии: «Конечно, имелись налицо и такие факторы, которых никто не мог учесть и которые до сих пор еще ни разу не проявлялись. Почти 4-миллионная армия была по приказу властей сразу освобождена от железной военной дисциплины, от неумолимых обязательств, налагаемых делом, которое эти миллионы считали справедливым. В течение нескольких лет эти огромные массы обучались убийству; обучались искусству поражать штыком живых людей, разбивать головы прикладом, изготовлять и бросать бомбы с такой легкостью, словно это были простые снежки. Все они прошли через машину войны, которая давила их долго и неумолимо и рвала их тело своими бесчисленными зубьями. Внезапная и насильственная смерть, постигавшая других и ежеминутно грозившая каждому из них, печальное зрелище искалеченных людей и разгромленных жилищ — все

Читайте также:  Распространение советской власти

1Станкевич В. Б. Мемуары. Берлин, 1920. Станкевич В. Б. (1884—1969) — один из лидеров меньшевиков, юрист и журналист, затем офицер (во время войны), ближайший соратник Керенского, член ЦИК Петроградского совета и одновременно один из главных военных комиссаров Временного правительства.

76

это стало обычным эпизодом их повседневного существования. Если бы эти армии приняли сообща какое-нибудь решение, если бы удалось совратить их с пути долга и патриотизма, не нашлось бы такой силы, которая была бы в состоянии им противостоять…»265 Только за одну неделю с начала демобилизации из различных пунктов Англии поступили сведения о более чем тридцати случаях неповиновения среди войск, настоящие бунты вспыхнули в Лютоне и Кале.

И это в Англии, не знавшей войны на своей территории и толп беженцев, не истощенной до предела войной, как Россия, со стабильной властью! Что говорить о России, разоренной войной, с революционным хаосом и безвластием! Не революционные партии, не кадеты, не социалисты или большевики и не белые генералы определяли к октябрю 1917 г. политику русского государства — она целиком подчинялась требованиям разгулявшейся стихии, и не было силы, способной ей противостоять.

Об этом в мае 1917 г., еще до первого появления большевиков на сцене революции ген. Алексеев в своих ответах говорил на вопросы Мих. Лемке:

— А вы не допускаете мысли о более благополучном выходе России из войны, особенно с помощью союзников, которым надо нас спасти для собственной пользы?

— Нет, союзникам вовсе не надо нас спасать, им надо только спасать себя и разрушить Германию. Вы думаете, я им верю хоть на грош? Кому можно верить? Италии, Франции, Англии… Скорее, Америке, которой до нас нет никакого дела… Нет, батюшка, вытерпеть все до конца, вот наше предназначение, вот что нам предопределено…

Армия наша — наша фотография. Да это так и должно быть. С такой армией в ее целом можно только погибать. И вся задача командования свести эту гибель к возможны меньшему позору. Россия кончит прахом, оглянется, встанет на все свои четыре медвежьи лапы и пойдет ломать… Вот тогда мы узнаем ее, поймем, какого зверя держали в клетке. Все полетит, все будет разрушено, все самое дорогое и ценное признается вздором и тряпками…

— Если этот процесс неотвратим, то не лучше ли теперь же принять меры к спасению самого дорогого, к меньшему краху, хоть нашей наносной культуры?

— Вы бессильны спасти будущее, никакими мерами этого не достигнуть. Будущее страшно, а мы должны сидеть

77

Важно

сложа руки и только ждать, когда же все начнет валиться. А валиться будет бурно, стихийно. Вы думаете, я не сижу ночами и не думаю, хотя бы о моменте демобилизации армии. Ведь это же будет такой поток дикой отваги разнуздавшегося солдата, который никто не остановит. Я докладывал об этом несколько раз в общих выражениях, мне говорят, что будет время все сообразить и что ничего страшного не произойдет; все так-де будут рады вернуться домой, что о каких-то эксцессах никому в голову не придет… А между тем, к окончанию войны у нас не будет ни железных дорог, ни пароходов, ничего — все износили и изгадили своими собственными руками»266.

В. Шульгин писал о тактике Временного правительства в этих условиях: «Мы все проталкивали Керенского к власти… своей пляской на гребне волны он дал нам передышку на несколько месяцев… Он изображал всероссийского диктатора. Надо быть поистине талантливым актером, чтобы играть эту роль…»267 Точно так же на гребне волны плясали и лидеры Советов… результат был вполне предсказуем. Большевики чудом удержались на гребне волны, и то только потому, что плыли по течению, т.е. исполняли волю той самой стихии, дав ей землю и мир.

Однако менталитет русских крестьян (солдат) все же отличался от европейских; еще Наполеон возмущался тем, что русские ведут войну не по правилам. Пройдет немногим более ста лет, и уже Гитлер обвинит русских в нарушении тех же правил войны. Во время Второй мировой, после того как боевые действия переносились на территорию противника, российское командование было удивлено тем, что, как в свое время во Франции и позже Германии, «правила войны» действительно были другими. Русская война не по «правилам» выражалась в массовом партизанском движении. В других странах, за исключением, пожалуй, Греции и бывшей Югославии, таких масштабов партизанской войны не знали. Создание партизанских отрядов говорит о том, что стихия русского крестьянства самостоятельно приобретала некий начальный, зачаточный организационный порядок, исторически основанный на неофициальных формах самоуправлении русского крестьянства — волостных сходах. Во время Гражданской войны он выразился не столько в организации партизанских отрядов, сколько в создании многочисленных отрядов «зеленых» и банд различных атаманов, которые воевали против всех.

78

«А условия для их формирования,— пишет В. Шамбаров,— сложились подходящие: огромные коммуникации, небольшие гарнизоны, много «бесхозного» оружия и демобилизованных солдат, хорошо умеющих с ним обращаться. И партизанское движение родилось само собой, уже без всякого инициирования. В Белоруссии начал действовать отряд деда Талаша в Петриковском районе, знаменитые партизаны Дукорской пущи, Рудобельских лесов… По Украине загуляли Махно, Котовский и прочие «батьки». Да и «мирные» крестьяне отнюдь не спешили отдавать хлеб и скот по спущенным им разнарядкам. А в итоге без каких-либо активных операций центральные державы вынуждены были в критическое лето 18-го держать на Востоке свыше 50 дивизий»268. Численность махновской армии была сопоставима с численностью казачьих армий — до 40 тыс. человек269. Махновцы контролировали целые области и крупные города, такие как Мелитополь, Бердянск, Мариуполь, Екатеринославль.

После разгрома белогвардейцев красные далеко еще не стали хозяевами на освобожденных территориях. Глубинные сельские местности Украины все еще находились под контролем сотен больших и малых отрядов или формирований «зеленых». В отличие от «черных орлов» России, украинские «зеленые», чьи отряды состояли в основном из дезертиров, были хорошо вооружены. Летом 1920 года в той же армии Махно насчитывалось около 15 тысяч пехоты, 2500 кавалеристов, сотня пулеметов, 20 орудий и два бронепоезда270. Крестьянская армия Григорьева насчитывала почти 20 тыс. бойцов… с 50 орудиями, 700 пулеметами; в апреле — мае 1920 г. она взяла целый ряд городов Южной Украины: Черкассы, Херсон, Николаев, Одессу и некоторые другие. Свои цели Григорьев декларировал следующим образом: «Вся власть Советам народа Украины!», «Украина для украинцев без большевиков и евреев!», «Раздел земли!», «Свобода предпринимательству и торговле!»271. Почти 20 тыс. партизан атамана Зеленого удерживали чуть ли не всю Киевскую губернию, за исключением важнейших городов…

Общая численность только активных участников «крестьянского бунта» переваливала за 1,5 млн. человек, т. е. на первом этапе Гражданской войны превышала численность Белой и Красной армий, вместе взятых, в несколько раз. Десятки крестьянских формирований численностью от нескольких

79

десятков до нескольких тысяч человек воевали против всех почти в каждой губернии юга России и Сибири1.

Можно ли было избежать насилия в этих условиях? Очевидно, нет. Будь то белые, или красные, или «союзники»-оккупанты, всем им пришлось бы решать одну и ту же задачу: возвращение «расплавленной стихии» в государственное русло. Мирными средствами в то время достичь этого было невозможно. Можно ли было уменьшить насилие? Какую роль большевистская идеология оказала на размеры насилия? Можно лишь привести пример подхода к восстановлению государственности деникинского правительства, в период его расцвета: «С приближением армии к Москве оставшиеся в ее тылу военные и гражданские чиновники становились все более развязными и, поощряемые крайними реакционными элементами, говорившими (слова генерала Кутепова), что восстановить Россию возможно лишь при помощи кнута и виселицы, всячески старались применять эти способы воссоздания «Единой, Великой и Неделимой России» на вверенной им правительством Деникина территории»272.

Тем не менее можно абсолютно точно указать только на одно — насилие можно было предупредить здоровой государственной политикой царского или Временного правительств, пока стихия еще не вышла из берегов. Радикальная большевистская власть стала следствием провала недальновидной политики предыдущих правительств. Большевикам же нужно было не только установить свою власть но и «платить» за «ошибки» предыдущих. Эта плата, бралась с «процентами», которые большевики в виде новых жертв приносили в угоду

Совет

1 Чтобы современник мог лучше представить себе картину происходивших событий, ему можно привести пример Чечни конца 1990-х годов. Почти десять лет то разгорающейся, то затихающей контртеррористической операции, многие тысячи погибших; при этом российское правительство активно финансирует восстановление Чечни, но теракты происходили почти непрерывно Но эта одна маленькая Чечня, представьте себе, что во время Гражданской войны Чечней была вся Россия, и правительство вынуждено было не финансировать, а наоборот, брать у населения продовольствие, налоги и т. д. У большевиков не было за спиной нефти, газа, ядерного щита… у них оставалась только разруха от Первой мировой войны, революций, Гражданской войны и интервенции.

Или взять пример теракта в США 11 сентября, когда в ответ американцы только по подозрению в терроризме разбомбили государство на другой стороне планеты. Но в начале XX века не было высокоточного оружия, у большевиков не было глобального экономического превосходства над повстанцами, они точно так же, как и крестьяне, боролись за выживание, правда, не только свое, но и русского государства.

80

своей идеологии. Бердяев в своей работе «Царство духа и царство кесаря» писал: «Революции, все революции, обнаруживают необыкновенную низость человеческой природы многих, наряду с героизмом немногих. Революция — дитя рока, а не свободы… Революция в значительной степени есть расплата за грехи прошлого. Но эта расплата за старое зло осуществляется с помощью нового зла…». При этом можно так же совершенно объективно и определенно утверждать, что если бы не было иностранной военной и финансовой интервенции, приведшей к затягиванию Гражданской войны, разгул стихии не принял бы столь дикого размаха и, следовательно, не потребовалось бы применения столь жестких мер для ее подавления.

Источник: https://bookucheba.com/voennaya-istoriya/krestyanskiy-bunt-14847.html

Читать

П. Ф. Алешкин, Ю. А. Васильев

Крестьянские восстания в России в 1918–1922 гг. От махновщины до антоновщины

©Алешкин П.Ф., Васильев Ю.А., 2012

©ООО «Издательский дом «Вече», 2012

©ООО «Издательство «Вече», 2012

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Введение

С понятием «народ» непосредственно связано определение крестьянства как основной его части, самой значительной социальной группы (как известно, до 1917 г. крестьянство составляло 80 % населения России).

Что нас сегодня заставляет осознавать прошлое, искать ответы на вопросы: что происходило с российским народом (крестьянством) в тот или иной период отечественной истории? Почему нас захватывает проблема собственного прошлого? Вероятно, речь может идти об измерении исторического сознания или исторического понимания, благодаря которому нам становится известно о существовании прошлого, частью которого мы себя осознаем сегодня. Благодаря историческому сознанию, познанию исторического опыта прошлое становится реальностью, в определенной степени прошлое осознается частью нас самих.

В историческом сознании российского общества существует феномен забвения. История побуждает нас признавать значение тех аспектов прошлого, на которые прежде не обращали внимания. Гражданская война между красными и белыми, порожденная революцией 1917 г.

, заслонила собой не менее ожесточенный «внутренний фронт» Гражданской войны – Крестьянскую войну 1918–1922 гг. против политики военного коммунизма со стороны Советского государства. Крестьянское протестное движение в Советской России в послеоктябрьской истории – пока еще открытая страница социального феномена, именуемого советским обществом.

Мощный социальный протест вынудил государственную власть к безотлагательному поиску принципиально новых путей выхода из глубокого общественного кризиса, в котором оказалась страна. Примечателен следующий факт: Госиздат Советской Республики объявил публичный конкурс рабоче-крестьянских сочинений в газете «Правда» 20 июля 1919 г.

Читайте также:  Восточные славяне и образование древнерусского государства

Было дано десять тем, в том числе: «Почему некоторые крестьяне идут против Советской власти и в чем их ошибка?», «Кто такие контрреволюционеры?». Пожалуй, лучшее сочинение на данную тему (конечно, не имеющее никакого отношения к конкурсу) написал замечательный писатель В.Г. Короленко. Через год, в августе – сентябре 1920 г.

, в период апогея политики военного коммунизма, в пятом письме наркому народного просвещения Советской России А.В. Луначарскому острое писательское перо создало точный и ироничный образ под названием «Неудобное положение»: в сидячем на штыках «неудобном положении», по оценке Короленко, оказалась правящая коммунистическая партия.

В деревне подобное «положение» было «прямо трагическое»: «то и дело оттуда приносят коммунистов и комиссаров, изувеченных и убитых». Ответная реакция партии – «выжигать целые деревни сплошь – и богачей и бедных одинаково» [1: 237–240].

Забвение в истории может проявляться, когда есть основания намеренно забыть о тех или иных сторонах прошлого: например, когда память о них оказывается слишком болезненной, чтобы включить их в наше коллективное сознание. Отмечается нередко парадокс одновременно забытого и сохраняющегося в памяти травматического опыта.

О последнем забывают, поскольку его стараются вытеснить из сознательной памяти. Однако о нем помнят, поскольку субъект травматического опыта оставил слишком серьезные духовные раны. Травматический опыт приспосабливается к идентичности, как и новая идентичность приспосабливается к травматическому опыту.

В такой ситуации происходит примирение опыта и идентичности, создающее условия для их продолжительного сосуществования.

Обратите внимание

Тема крестьянского сопротивления политике военного коммунизма после революции 1917 г. в советский период являлась закрытой темой. В прошлом российского крестьянства есть немало обыденных событий в повседневной жизни, которые можно забыть, поскольку они никак не связаны с настоящей или будущей идентичностью.

Однако даже специалисты иногда «забывают» о том, что имело решающее значение в прошлом. Но происходит это чаще не потому, что они хотят намеренно исказить прошлое, а просто потому, что они не знают о значении определенных причинных факторов.

Сегодня нередко приходится читать сочинения, в которых авторы акцентируют свое внимание на отдельных фактах, которые будоражат сознание, вызывая эмоциональное восприятие истории крестьянского движения, но не создают полной и объективной картины.

Пафосные сравнения крестьянской войны в Советской России по размаху и последствиям с крестьянскими войнами, имевшими место в отечественной истории (Болотникова, Разина, Пугачева) создают не более чем формальное сходство. Поверхностное отношение в применении к советской истории выражается в ставшей крылатой пушкинской фразе о русском бунте – «бессмысленном и беспощадном».

Трагический исторический опыт Гражданской войны в России служит восприятию исторического сознания. Травматический опыт проявился прежде всего в изменении идентичности российской нации и народа.

Идентичность нации, народа имеет глубокие корни в их прошлом, поэтому, если мы хотим постичь их идентичность, следует прежде всего обратиться к их истории. Именно история предоставит доступ к пониманию собственной идентичности.

Чем лучше мы будем знать прошлое, тем отчетливее станут контуры идентичности и тем более адекватными станут индивидуальные и коллективные действия в российском обществе.

Примером может служить выяснение причинно-следственных отношений политики военного коммунизма и крестьянской войны в России: именно политика военного коммунизма воспроизводила протестные явления на всей территории страны.

Важно

В период создания различных мифологем формировалось обличительное восприятие крестьянских протестных явлений в общественном мнении: так появились «антоновщина», «махновщина», «мироновщина», «сапож-ковщина», «серовщина», «роговщина», «лубковщина» и др. (в закавыченном виде).

В подобном контексте причастные к крестьянскому сопротивлению становились бандитами, крестьянские восстания – кулацкими, эсеровскими и белогвардейскими.

Однако сегодня вполне уместно употребление приведенных терминов в качестве знаковых феноменов, обозначающих реальные социальные явления прошлого (причем без всяких кавычек).

Объективное исследование событий того времени в масштабе всей страны еще только начинается.

Речь идет не только и не столько об описательной стороне отдельных восстаний, выступлений, волнений – важнее объяснить, чем было вызвано крестьянское протестное движение не в отдельных регионах, а повсеместно во всей стране.

В данном случае не обойтись без раскрытия природы такого явления в ранней советской истории, как политика военного коммунизма.

Несомненный интерес представляет типологическая характеристика крестьянского движения. Само по себе движение протеста предполагает массовость, добровольность участия, наличие определенных политических лозунгов, разнообразие форм сопротивления (как пассивных, так и активных).

Отметим в этой связи, что повстанческое движение в структуре протестного движения рассматривается как одна из форм открытого вооруженного сопротивления. Субъектом движения выступала основная часть населения России – крестьянство. Нельзя все проявления крестьянского бунтарства, обусловленные условиями Гражданской войны, причислять к организованному крестьянскому движению.

Содержательной основой крестьянского движения выступал социальный и политический протест, выраженный в стихийных массовых формах.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=232045&p=2

Уникальный случай: успешное крестьянское восстание в Европе XV века

http://biofile.ru/his/12059.html

Умиротворение страны и ликвидация дворянских разбойничьих банд обусловлено было в конечном итоге организованным сопротивлением городов, а также мелкопоместного дворянства, поставлявшего главные военные контингенты для борьбы против ненавистных ему крупных магнатов.

Но этой борьбой двух феодальных группировок испанского общества далеко еще не исчерпывается сложное содержание начального периода царствования Фердинанда и Изабеллы.

К первым же годам их правления относится и второй этап крестьянского движения, широко развернувшегося в той же Каталонии, но нашедшего определенное отражение и в других районах полуострова. Даже в Кастилии, где, как мы видели,  крестьянство находилось в наиболее благоприятных условиях, в XV в. давало себя знать усиление феодального гнета.

Совет

Политика «католических государей» в отношении кастильского крестьянства была довольно противоречива. Беспощадная расправа со знатью не могла не вызывать сочувствия и поддержки со стороны крестьян.

Королевская власть проводила даже ряд актов, обеспечивавших крестьянам свободное обращение со своим имуществом, облегчавших выкуп на волю, устранявших злоупотребления со стороны феодалов.

Но эта политика не была выдержана до конца: нередко Фердинанд и Изабелла давали приближенным лицам в качестве пожалований целые населенные пункты и тем самым ставили население в зависимое положение от нового господина. Несравненно тяжелее было положение арагонского крестьянства, которое и в XV в.

продолжало находиться под феодальным гнетом могущественного дворянства. И здесь крестьянство уже само вставало на борьбу за свое освобождение. Конец XV и начало XVI в. были весьма богаты крестьянскими восстаниями, правда, возникавшими спорадически и не перераставшими в общую крестьянскую войну. Фердинанд в своем собственном домене пытался облегчить положение крестьянства путем ограничения феодальных привилегий и запрещения «дурных обычаев», но его мероприятия каждый раз наталкивались на противодействие могущественной дворянской олигархии.

Разрешение крестьянского вопроса пришло из того района испанской монархии, где развернулось наиболее крупное по размерам крестьянское восстание. Этим районом по-прежнему была Каталония. Мы уже видели, каковы были предпосылки и каков был ход каталонской крестьянской войны на первом ее этапе. Постановления кортесов 1481 г.

, восстановившие права и привилегии сеньеров, означали полный крах для крестьянства. Сеньоры не преминули воспользоваться своей победой и, ничему не научившись из уроков подавленного восстания, усилили эксплуатацию ременс. Но это и послужило толчком к новому взрыву крестьянской войны. Она возобновилась осенью 1484 г.

, главным ее очагом по-прежнему была долина Миерес в Херонском  диоцезе. Во главе восставших стал отважный крестьянин Педро Хуан Сала, хорошо знакомый с военным делом, как и многие крестьяне этого района, нередко участвовавшие в войнах того времени.

Ему удалось собрать значительные отряды ременс, вооружить их арбалетами и с самого начала нанести поражение отряду, посланному из города Хероны для усмирения. Этот успех вызвал смятение как среди дворянства, так и среди членов городского совета Барселоны.

Фердинанд в это время находился в Андалузии, а его именем каталонским принципатом правил, в качестве наместника, его двоюродный брат Генрих. Напуганные движением ременс местные власти растерялись, между дворянством и горожанами не было единства.

Последние более склонны были идти на компромисс, тем более, что вождь крестьян, выступая за освобождение крестьян, ссылался на согласие короля. Между тем восстание разрасталось и перекинулось в соседние районы. В Викском диоцезе движение возглавлял племянник Салы, Варфоломей.

Обратите внимание

Попытки подавить восстание все время терпели неудачу, так как и войска (главным образом пехотинцы) неохотно шли на усмирение. В январе 1485 г. два крестьянских ополчения, возглавляемые дядей и племянником, очутились уже у предместий Барселоны. Они захватили Кальдас, Гранольерс и Таррасу и подвергли эти пункты разгрому. Только в конце марта дворянским отрядам удалось нанести крестьянам серьезное поражение и захватить в плен их вождя Педро Салу. Его доставили в Барселону, привязали к трем ослам, на берегу моря обезглавили и четвертовали, голову вывесили на городской башне.

Но восстание ременс на этом не окончилось, оно превратилось в партизанскую войну. И это усложняло для представителей господствующего класса задачу окончательного подавления восстания. Явившиеся сюда агенты короля добивались компромисса, на котором настаивали и горожане.

Но местные сеньоры, в особенности духовенство, продолжали упорствовать и требовали решительной расправы с ременсами. Наконец, в декабре 1485 г. отправились в Андалузию к Фердинанду депутации от крестьян, сеньоров, духовенства и от города   Барселоны для выработки соглашения под руководством самого короля.21 апреля 1486 г. в монастыре св.

Марии де Квадалупе (возле Кóрдовы) состоялось совместное совещание депутаций с королем, а через несколько дней была обнародована так называемая «Сентенция», которой отменялось крепостное право в Каталонии.

Этим государственным актом отменялись шесть так называемых «дурных обычаев».

«Мы не можем их терпеть, — говорится в документе,— без великого греха и не подвергаясь тяжким укорам совести, так как названные дурные обычаи влекут за собою массу всевозможных злоупотреблений и заключают в себе явную несправедливость».

Однако эта отмена наиболее ненавистных для крестьянства феодальных повинностей обусловлена была определенным выкупом и только такие повинности, как «право первой ночи», насильственный привод кормилиц в дом сеньера, были отменены без вознаграждения.

У сеньора было отнято право уголовной юрисдикции, переходившее теперь к короне, но гражданская юрисдикция за ним сохранялась. Данный акт не отменял окончательно феодальной зависимости и обязывал крестьян приносить сеньорам присягу в том, что они держат в зависимости от сеньоров мансы, дома и всякого рода земли и угодья, но без подчинения «дурным обычаям».

Крестьяне получили право свободно уходить со своих участков и брать с собою движимое имущество, кроме виноградного пресса, и при условии предварительной уплаты всех долгов. Что же касается их земельных участков, то они переходили к сеньору. Крестьяне лишены были права отчуждать свои земельные держания за исключением тех, которые были ими приобретены путем купли.

Отменялись, таким образом (да и то с оговорками), личные права сеньора, проистекавшие из его функций как государя. Сентенция полностью сохраняет за ним так называемые «реальные права», связанные с земельными держаниями, в том числе десятину и другие поборы в пользу церкви.

Важно

Освобождались от этих повинностей только те крестьяне, которые могли доказать документами, что они освобождены от них. Следует при этом подчеркнуть, что восставшие ременсы особенно яростно боролись против  феодального гнета со стороны церкви и как раз этого они не добились.

В Сентенции речь шла только о смягчении личной зависимости на определенных условиях, а материальные интересы сеньеров всячески ограждались. Заканчивается Сентенция внушительными угрозами по адресу крестьян.

«Ременсы, — читаем мы там, — и многие крестьяне, не будучи ременсами, но находясь под нашей властью или под властью прелатов, баронов, рыцарей, горожан и других лиц, восстали в большом числе с оружием в руках и начали открытую войну в принципате, силой вторгались в королевские города и местечки, убивали жителей принципата, рыцарского и других сословий, незаконно пользовались королевским знаменем и, что еще хуже, от нашего королевского имени захватывали, грабили и насильственно удерживали многие замки, присвоили себе королевские права и прерогативы по выдаче охранных грамот, требованию выкупа и заключению в тюрьму, оказывали сопротивление нашим агентам, нападая на них, раня и преследуя, так что мы вынуждены были выставить пешее и конное войско для обуздания ярости и неистовства крестьян».Король распорядился наказать смертью зачинщиков восстания и конфисковать имущество у семидесяти главарей крестьянских отрядов. Многие крестьяне считали себя обманутыми, и отдельные вспышки мятежа еще имели место. Но основная масса отхлынула от движения. Так закончилось одно из наиболее крупных в европейской истории того периода крестьянских восстаний. Если оно и расшатало основы феодального строя в наиболее передовом углу Испании, то оно все же удержало за дворянством и духовенством земельные участки и ускорило процесс экспроприации мелкого производителя, страдавшего одинаково как от пережитков крепостничества, так и от власти ростовщиков и предпринимателей. Новая испанская монархия, боровшаяся против своеволия феодалов и пошедшая на компромисс с крестьянством, продолжала, однако, стоять на страже интересов господствующего класса.

Источник: https://rus-loh.livejournal.com/764549.html

Ссылка на основную публикацию