Оккупация карелии финскими войсками

Петрозаводск в оккупации. Финская армия в городе

vovik_ptzMay 6th, 2013

Продолжаю выкладывать фотографии времён финской оккупации Петрозаводска.

Вчерашний пост о наступлении финской армии на Петрозаводск и фотографии Петрозаводска 40-ых годов, сегодняшний – фотографии финских военных и военной техники в оккупированном Петрозаводске.

На первое время финны просто разместились в палатках на территории парка культуры и отдыха в центре Петрозаводска.

Иностранные делегации в Петрозаводске. Принц Швеции в гостях.Датские офицеры прибыли в Петрозаводск зимой.Немецкие репортёры прибыли посмотреть концлагеря с русскими военнопленными. Концлагерь №5Норвежская делегация.Караульный батальон в Петрозаводске.

Стоит упомянуть о том, что финны сразу после вторжения разделили население Петрозаводска и Карелии на две категории: русские и все остальные.

Русские задерживались и попадали в концлагеря, которых только в Петрозаводске было шесть штук. Все остальные: местные карелы, вепсы, эстонцы, финны могли проживать в своих привычных условиях. Обе группы обязаны были нести трудовую повинность, подчиняться новой власти и содействовать оккупантам. В связи с чем 8 июля 1941 года фельдмаршалом Маннергеймом был подписан манифест к населению Карелии.

Обратите внимание

Отдых после боя.Подорванный поезд сошёл с рельс.Если гугл-переводчик не врёт, то этот поезд с продовольствием был подорван финнами.Фашистские самолёты в ангарах аэропорта.И на взлётной полосе.Военные корабли на Онежском озере вблизи Петрозаводска.Бронепоезд.Финские солдаты отдыхают на скамеечке.

На заднем плане завод ОТЗ и стадион (сейчас “Юность”)Тушение многочисленных пожаров.Съёмка.Популярное средство передвижения – велосипед.Первомайский проспект. И здание нынешнего магазина “Сад и огород”. Здание существует и сейчас, а вот брусчатка пошла на строительство набережной.

Кстати, петрозаводские дороги на тот момент местами выглядят куда лучше, чем сейчас. Противотанковые сооружения не спасли город от захватчиков.Зимние бои и учения.Судя по результатам Зимней войны финский пехотинец зимой практически непобедим.

Испытания танков на прохождение противотанковых барьеров. Каменные глыбы.

Проходит.Деревянные барьеры.Танк с финским флагом преодолевает и его.Побольше барьеров и препятствий.Проходит.А такое препятствие?Тоже покорил.А что если так?Похоже, что танку любая преграда нипочём.

Честно говоря, я даже не представлял, что танки настолько проходимы.

Источник фото.

Все посты по теме оккупации Петрозаводска в период 1941-1944 гг:

Петрозаводск в оккупации.

Наступление на город

Из Петрозаводска в Яанислинну. Финский город и его жители
Петрозаводск в оккупации. Жизнь в новом городе
Петрозаводск в оккупации. Транспорт
Петрозаводск в оккупации. Яанислинна
Петрозаводск в оккупации. Районы города
Фрагмент №2: Петрозаводск
Петрозаводск в оккупации. Концентрационные лагеря
Петрозаводск времён оккупации и сегодня

Источник: https://vovik-ptz.livejournal.com/178901.html

Оккупация Карелии и Карельского перешейка финскими войсками 1941 — 1942 гг. Финское наступление как часть плана «Барбаросса». Часть 1

После окончания в марте 1940 г. «Зимней войны» в Финляндии во всех слоях общества распространились реваншистские настроения – не только вернуть утраченные территории, но присоединить ряд регионов СССР, с традиционно проживающими в них народами финской группы (карелы, вепсы, ижорцы, коми).

Уже в апреле 1940 г. финские Вооруженные cилы начали подготовку к новой войне с СССР. Если в 1939-м – первой половине 1940 г. Финляндия делала ставку на Великобританию и Францию, то после их поражения в военную кампанию мая – июня 1940 г. её основным внешнеполитическим партнером становится Германия. С 18 августа 1940 г. начинается военное сотрудничество Финляндии и Германии.

12 сентября 1940 г. Финляндия и Германия договорились о возможности транзитных перелетов германских ВВС через финскую территорию.

1 октября 1940 г. между Финляндией и Германией было заключено соглашение о поставках в финскую армию германских вооружений. До 1 января 1941 г.

были поставлены 327 артиллерийских орудий, 53 истребителя, 500 противотанковых ружей и 150000 противопехотных мин. Также поставки шли и из США. С января 1941 г. 90% внешней торговли Финляндии было ориентировано на Германию. В том же месяце Германия довела до сведения руководства Финляндии свое намерение напасть на СССР.

10 марта 1941 г Финляндия получила официальное предложение направить своих добровольцев в состав формируемых частей СС и в апреле дала свой положительный ответ. Из финских добровольцев был сформирован батальон СС (1200 человек), который в 1942 – 1943 гг. участвовал в боях против частей Красной армии на Дону и на Северном Кавказе. 30 мая 1941 г.

финским руководством был разработан план аннексии территории т.н. «Восточной Карелии», входившей в состав СССР (Карело-Финская ССР). Профессор Ялмари Яакколе (Kaarle Jalmari Jaakkola) по заказу финского правительства написал книгу-памятку «Восточный вопрос Финляндии», в которой обосновывались притязания Финляндии на часть территории СССР. Книга вышла в свет 29 августа 1941 г.

Важно

4 июня 1941 г. в Зальцбурге между финским и германским командованиями была достигнута договоренность о том, что финские войска вступят в войну против СССР через 14 дней после начала советско-германской военной кампании.

Днем 17 июня 1941 г.

подполковник Хёлтер доставил генералу Эрфурту с нетерпением ожидавшееся им сообщение о том, что приказы о всеобщей мобилизации отданы. Слегка закамуфлированный текст телефонограммы «Всеобщие поставки главной конторы начинаются 18 июня» означал, что Германия в вопросе о финской мобилизации добилась своего.

При этом отмобилизованную финскую армию совершенно не собирались держать на месте и использовать только для обороны границ. Ей предстояло, в соответствии с планами Барбаросса, принять участие в наступательных действиях.

Германские планы в отношении Финляндии, является памятная записка^ составленная 1 мая 1941 г.

для начальника штаба вермахта генерала Йодля, которая включала в себя информацию штабов всех родов войск.

1.На армию Финляндии возлагаются следующие задачи:

а) С помощью предстоящей в ближайшее время скрытой мобилизации следует повысить обороноготовность на случай контрмер на восточной границе.

б) Вместе с немцами необходимо сначала предпринять меры по обороне района Петсамо и выделить, по крайней мере, 2 дивизии для совместного наступления в районе Салла.

в) Позднее, продвижением по обеим сторонам Ладоги к Ладожскому каналу и Свири, следует присоединиться к наступлению северной армии Германии.

Совет

В этом наступлении должны принять участие главные силы финской армии, и оно должно начаться, когда продвигающиеся из Германии на Ленинград войска перейдут Двину,

г) Как можно раньше ударить по Ханко и захватить эту базу Балтийского флота Советского Союза.

С этой целью сразу же, как только будет развит успех в наземных операциях против Ленинграда, будет оказана поддержка немецкими пикирующими бомбардировщиками.

д) Военно-воздушные силы Финляндии должны поддерживать операции финской армии, прикрывать города и промышленность. Большой помощи авиацией, по крайней мере, вначале оказать не удастся.

е) Финский флот вместе с военно-морскими силами Германии должен сражаться против флота Советского Союза и оборонять побережье. Возможно, что он примет участие в операции против Ханко. Если необходимо оккупировать Аландские острова, то для этого следует продумать германо-финское взаимодействие.

Финляндия на пути к войне Мауно Йокипии (Mauno Jokipii)

***

К началу боевых действий на границах с Советским Союзом были сосредоточены 2 финские армии – на Карельском перешейке Юго-восточная армия под командованием генерала Акселя Эрика Хейнрихса (Axel Erik Heinrichs) и в Восточной Карелии Карельская армия под командованием генерала Ленарта Эша (Lennart Karl Oesch). В действующей армии насчитывалось 470 000 солдат и офицеров.

В бронетанковых войсках числилось 86 танков (в основном советских трофейных) и 22 бронеавтомобиля. Артиллерия была представлена 3500 орудиями и минометами. ВВС Финляндии включали 307 боевых самолетов, из них 230 истребителей. Военно-морской флот состоял из 80 кораблей и катеров различных типов. Береговая оборона имела 336 орудий, а ПВО – 761 зенитное орудие.

Накануне дня Барбароссы германские минные заградителя вышли вечером из финских шхер и ночью без каких-либо осложнений поставили поперек Финского залива два мощных минных заграждения: от Порккала — «Корбету» (400 мин и 700 буев против тральщиков), и от Корппо — «Аполду» (590 мин и 700 буев).

Обратите внимание

Третью операцию по минированию заливов эстонских архипелагов в это же время провели вышедшие из Корппо немецкие торпедные катера. При благожелательной поддержке финнов стремительная операция немцев удалась сверх всяких ожиданий. Финские большие подводные лодки «Весихииси», «Ветехинен» и «Ики-Турсо» предприняли 22 июня 1941 г., т. е.

за три дня до вступления Финляндии в войну, рейд по минированию залива Кунда близ эстонского побережья, который они совершили со своей базы в шхерах Порвоо. Две субмарины повторили операцию 23-24 июня в районе Суурсаари. В рамках этих военно-морских операций 22 июня планировалось провести минирование подступов к Кронштадту силами Люфтваффе.

Данная задача выполнялась четырнадцатью самолетами Юнкерc-88 из Kampfgruppe 806, которые поднялись в Восточной Пруссии, но дозаправку на обратном пути проводили на финском аэродроме Утти. В первом самолете в качестве «лоцмана» находился финский офицер связи. Системы противовоздушной обороны Финляндии были предупреждены о «своих самолетах».

Другой немецкий бомбардировочный полк примерно в это же время через Салпаусселькя и Ладогу также совершил налет на Кронштадт, приземлившись на обратном пути в Утти.

Силами этого же воздушного полка 23 июня с хельсинкского аэродрома Мальми попытались нанести удар по каналу Сталина, но отправленный заранее самолет-разведчик сообщил об облачной погоде в районе Повенца, так что на этот раз от полета пришлось отказаться. Попытка удалась только 27 июня 1941 г.

, когда уже с реконструированного аэродрома Мальми могли легко подняться в небо даже тяжело загруженные бомбардировщики. Для того чтобы удостовериться в разрушениях на канале Сталина, немцы отправили туда финскую диверсионную группу. «Операцию, которая получила кодовое наименование Shiffaren, организовывал из Каяни немецкий майор Шеллер.

Ее проводили силами 16 финнов-добровольцев, входивших в состав отряда глубокой разведки Главного штаба (Отделение Марттина) Ее перебросили в ночь с 22 на 23 июня 1941 г. на двух больших немецких гидросамолетах из Оулуярви на Конозеро, к востоку от канала.

Она попыталась 28 июня взорвать один из шлюзов, но была отброшена и, убедившись в удавшемся бомбовом налете, удовлетворилась организацией взрыва на Мурманской железной дороге. Группа вернулась 10 июля.

«Казалось, что Финляндия вот-вот вступит в войну и тогда Ленинград окажется в опасности не только с воздуха.

«Трудно было найти причину тому, — вспоминал впоследствии бывший командующий войсками Ленинградского военного округа генерал М. М. Попов, — что ни немцы, ни финны не начали сразу же наступление одновременно с развертыванием боевых действий на западных границах».

Для советского командования, получавшего информацию о происходившем сосредоточении немецкой авиации на аэродромах Финляндии, становилось ясно насколько это опасно в особенности для Ленинграда. Пленные летчики с уже первого сбитого над Карельским перешейком «Юнкерса-88» показали о приобретенном большом опыте бомбардировок городов Англии и других западных стран.

«Нужно было принимать срочные меры, чтобы избавить Ленинград от участи городов, подвергнувшихся яростной бомбардировке в первые же часы войны», — писал в своих мемуарах командующий ВВС Северного фронта генерал (впоследствии главный маршал авиации) А. А. Новиков.

Важно

Пассивное наблюдение за использованием немецкой авиацией финских аэродромов и тем более за сосредоточением там самолетов вермахта становилось недопустимым. В такой обстановке в Москве посчитали необходимым действовать в духе одного из положений плана принятия мер на случай войны с Германией и ее союзниками (датирован 15 мая 1941 г.

), где речь шла об упреждающих действиях советских войск в отношении противника .Суть этого плана была изложена М. М. Попову, который в свою очередь доложил о предложенном замысле маршалу С. К. Тимошенко. «Нарком проконсультировался в еще более высоких инстанциях, — писал А. А. Новиков, — и решение было получено». Не исключено, что как раз в этой связи А. А.

Жданов прибыл в Москву и вечером 24 июня в течение получаса находился у И. Сталина.

Именно в тот же день план воздушной операции был окончательно утвержден: намечалось подвергнуть бомбардировке несколько аэродромов Финляндии, а также Северной Норвегии и уничтожить находившиеся там немецкие самолеты.

Упреждающий удар был нанесен советской авиацией на рассвете 25 июня по 18 аэродромам в Финляндии и Норвегии. В этой операции принимали участие 260 бомбардировщиков и 225 истребителей. В результате, по данным советских источников, было уничтожено 30 самолетов на земле и 11 сбито в воздушных боях (эти сведения имеют, однако, расхождения с данными, приводимыми финскими авторами).

Наши союзники поступили аналогично. 30 июля 1941 Великобритания наносит бомбовый удар по сосредоточению немецких войск в Петсамо. Это вызвало разрыв дипломатических отношений, но не вызвало войну. С англичанами Финляндия воевать не хотела… Войну объявила Англия только 6 декабря 1941г.


29 июня с территории Финляндии против СССР началось совместное наступление финских и германских войск. В тот же день началась эвакуация населения и производственного оборудования из Ленинграда.

С конца июня по конец сентября 1941 года финская армия в ходе ряда операций заняла почти все территории, отошедшие к СССР по итогам советско-финской войны 1939—1940 годов, что рассматривалось руководством Финляндии как полностью оправданные действия по возвращению утраченных территорий.

Когда 10 июля по приказу маршала Маннергейма Карельская армия перешла в наступление на ленинградском направлении, то ее главный удар был нанесен в Приладожье по войскам 7-й армии генерала Гориленко. Прорыв осуществлял VI армейский корпус генерала П.

Талвела, имевший четырехкратное превосходство в пехоте и десятикратное в артиллерии над противостоявшей ему 71-й стрелковой дивизией полковника В. Н. Федорова. Одновременно начал наступление VII армейский корпус генерал-майора Э. Хеглунда в направлении на Сортавала, который прикрывала 168-я стрелковая дивизия полковника А. Л. Бондарева.


Совет

Развернувшиеся бои носили весьма напряженный, кровопролитный характер. «Противник оказывает исключительно упорное противодействие, и продвигаться приходится лишь с боями от одного опорного пункта к другому», — писал Талвела 12 июля в своем дневнике. Финские войска несли ежедневно большие потери.

Общее количество их составляло в июле около 6 700 убитыми и пропавшими без вести, а число раненых достигло 25 тысяч К 14 июля войскам VI армейского корпуса ценой значительных потерь удалось вынудить часть сил 7-й армии отойти в район Сортавала. Наряду с этим стало развиваться быстрое продвижение в Южной Карелии к реке Свирь и к Петрозаводску.

Читайте также:  Семен буденный – советский военачальник и известный стратег

Но советское командование, создав на пути продвижения финских войск две оперативные группы, нанесло контрудары по наступавшим. В результате темп продвижения их резко спал. С учетом того, что группа армий «Север» опаздывала с выходом к намеченным рубежам, финские войска 25 июля остановились на Тулоксенском и Суоярвинском участках.

29 июля генерал Талвела записал в своем дневнике: «Маршал категорически запретил продвигаться вперед… Продвижение немцев приостановилось на основном театре военных действий в России и нам надо выяснить, когда же начнется наступление там».

Затормозилось также наступление финских частей в северной и средней Карелии, где они встретили упорное сопротивление советских войск на подступах к Кировской железной дороге. Маннергейм не ожидал, что так будет складываться оперативная обстановка. В этих условиях в финской ставке было принято решение перейти к активным боевым действиям на Карельском перешейке.

30 июля Маннергейм отдал приказ о наступлении II армейского корпуса в направлении Хиитола-Кексгольм, которое прикрывали на 105-ти километровом участке 142-я и 115-я дивизии 23-й армии. Бои приобрели здесь исключительно ожесточенный характер. Вместе с тем военные действия на советско-финляндском фронте вынуждали финскую дипломатию решать весьма сложные для нее задачи.

31 августа финны вышли на старую советско-финскую границу около Ленинграда, тем самым замкнув полукольцо блокады города с севера. В финской исторической литературе существует утверждение о том, что, когда после вступления Финляндии в войну, начались боевые действия на Карельском перешейке, финская армия не угрожала Ленинграду. Характерно, как, об этом писал, в частности, профессор А. Корхонен. По его словам, являлось «бесспорным фактом, что уже после вовлечения Финляндии в войну в июне 1941 г., единственным направлением, откуда Ленинграду не угрожали, было финское направление», поскольку «финны, несмотря на немецкое давление, последовательно отказались наступать на Ленинград».

Все происходило, однако, далеко не так. Ведь перед финской армией задача заключась отнюдь не в том, чтобы остановиться на рубеже старой государственной границы 1939 г., а продвигаться дальше, и достигнуть, новой, т. н. «стратегической границы», которая должна была проходить со стороны Карельского перешейка по Неве. Важнее было заключить город в плотное кольцо блокады. «Совершенно очевидно, что Финляндия была союзником Германии в этом плане», — говорит Висури. То, что Маннергейм не захотел вторгнуться в Ленинград, по словам Висури, не является свидетельством его доброжелательности, а было лишь результатом сложившейся ситуации. У Финляндии не было достаточно ресурсов. «Наступление предполагало бы перемещение всех резервов на перешеек и дало бы возможность Красной армии нанести удар по Финляндии с севера», — говорит Висури. Советско-финская граница, существовавшая c 1918 года, была пересечена финскими войсками местами на глубину до 20 км, финны были остановлены на рубеже Карельского укрепрайона. Маннергейм отдал приказ войскам на Карельском перешейке перейти к обороне. Финские войска в течение трёх лет обеспечивали блокаду Ленинграда с севера, хотя вначале финское руководство ожидало падения города уже осенью 1941 года.

Литература:

Обратите внимание

1. Мауно Йокипии — Финляндия на пути к войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940–1941 гг.

Николай Барышников — Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941-1944

Источник: https://humaninside.ru/vokrug-nas/22284-okkupatsiya_karelii_i_karelskogo_peresheyka_finskimi_voyskami_1941__1942_gg_finskoe_nastuplenie_kak_chast_plana_barbarossa_chast_1_.html

Карело-Финская ССР во время Великой Отечественной войны. История — Путеводитель по Карелии

22 июня 1941 года, с первых часов объявления войны, состоялся Петрозаводский общегородской митинг на котором жители Петрозаводска в массовом порядке подавали заявления с просьбой направить их на фронт.

Хотя согласно Указу Президиума Верховного Совета от 22 июня 1941 года призыву подлежали военнообязанные 1905—1918 годов рождения, по докладу военного комиссара Карело-Финской СССР И. М.

 Макарова, Вооружённые Силы СССР в первый месяц войны получили от КФССР свыше 10 тысяч добровольцев.

Истребительные батальоны и части народного ополчения

Истребительные батальоны стали формироваться согласно принятому постановлению СНК СССР от 24 июля 1941 года «Об охране предприятий и учреждений». По данным на 7 июля 1941 года в КФССР насчитывалось 38 батальонов с численностью личного состава более 4500 человек.

Личный состав батальонов формировался на добровольной основе из граждан, не подлежащих обязательной мобилизации.

Батальоны направлялись на передовую, в места прорыва противником линии фронта, а также на уничтожение диверсантов и бандитских формирований в тылу.

Командирами батальонов назначались, как правило, сотрудники НКВД или руководители местных партийных органов. Общее руководство истребительными батальонами осуществлялось НКВД КФССР.

5 июля 1941 года Совнарком и ЦК Компартии КФССР приняли постановление «О создании отрядов народного ополчения». К началу августа 1941 года в Карелии действовали 3 полка, 32 батальона и 5 отдельных рот ополчения, в которых состояло свыше 22 тысяч бойцов.

Народное ополчение состояло из добровольцев, независимо от возраста. Во главе подразделений ополчения стояли офицеры запаса.

Ополченцы несли охрану мостов, дорог и других важных объектов, а в первые месяцы войны являлись резервом для пополнения войск на фронте.

Эвакуация

Из республики эвакуировалось в Вологодскую, Архангельскую и Челябинскую области, Башкирскую, Чувашскую, Удмуртскую, Татарскую и Коми автономные республики свыше 300 тысяч жителей КФССР.

Было эвакуировано оборудование и имущество более 290 промышленных предприятий, в том числе Онежский тракторный завод (в Красноярск), Кондопожский ЦБК, Сегежский ЦБК, петрозаводские слюдяная и лыжная фабрики.

Важно

Были переправлены в другие районы СССР более 127 паровозов, более 150 тысяч голов скота.

Государственные и партийные органы республики передислоцировались в Медвежьегорск, затем в Беломорск .

Период оккупации (1941—1944)

15 июля 1941 года маршал Маннергейм отдал приказ об организации Управления оккупированных территорий — Военного управления Восточной Карелии (ВУВК). Начальником Управления был назначен подполковник В.

Котилайнен. Штаб ВУВК находился в оккупированном Петрозаводске, штат управления насчитывал 2917 человек. Территория, подчинённая Управлению, была разделена на округа: Олонецкий, Масельгский и Беломорский.

Положение на оккупированных территориях

С 1941 по 1944 год бо́льшая часть Карело-Финской ССР (восточная Карелия) была оккупированна. Две трети территории Карелии попали под контроль финских войск.

Одним из ключевых решений, которое было принято в отношении населения Восточной Карелии при её оккупации, было разделение по этническому принципу.

К национальному, занимавшему привилегированное положение, населению были отнесены так называемые «родственные народы»: карелы (39,6 % от всего населения), финны (8,5 %), ингерманландцы, вепсы, эстонцы, мордва. В группу «ненационального» населения попали русские (46,7 %), украинцы (1,3 %) и прочие народы.

Основанием для определения национальности служила национальность родителей, в число прочих факторов входили родной язык и язык, на котором велось обучение. Принадлежность к той или иной группе влияла на зарплату, распределение продовольствия, свободу передвижения.

«Неродственное» население предполагалось выселить на территорию РСФСР, оккупированную Германией, для чего ещё 8 июля 1941 г. главнокомандующий финляндскими войсками Маннергейм отдал приказ о его заключении в концентрационные лагеря.

Основанием для заключения являлись такие факторы, как нежелательное присутствие лиц на территории с точки зрения военного управления, политическая неблагонадежность. Отправке в лагеря также подлежали лица, чьё нахождение на свободе было признано нецелесообразным.

Железнодорожный вокзал Петрозаводска (1942) Raimo Virtanen, Public Domain

Из более чем 64 тыс. советских граждан, прошедших через финские концентрационные лагеря, по финским данным, умерло более 18 тыс… В финские концлагеря было также помещено около 24 тыс. человек местного населения из числа этнических русских, из которых, по финским данным, около 4 тыс. погибло от голода.

Финская разведывательная деятельность

Финская разведка в лагерях военнопленных активно осуществляла вербовку агентуры для засылки на территорию СССР через линию фронта. С целью подготовки агентов в 1942 году была создана Петрозаводская разведшкола, находившаяся на улице Гоголя.

Срок подготовки агентов в школе (кроме радистов) был от одного до трёх месяцев. Изучались следующие предметы: лыжная подготовка, картография, радиодело, диверсионное дело, агентурная подготовка (вербовка).

Агенты перебрасывались в советский тыл группами, в основном по двое, обычно под видом красноармейцев — на самолётах, гидросамолётах, лодках.

Совет

1600 военнопленных были переданы финской разведкой для использования в разведывательных органах Германии.

Начальником разведывательной школы с июня 1943 по февраль 1944 был бывший командир 2-го батальона 268-го стрелкового полка 186-й стрелковой дивизии РККА А. В.

 Владиславлев, до того старшина финского концлагеря № 1 для пленных советских офицеров.

После перемирия с СССР Владиславлев написал официальное заявление с просьбой оставить его в эмиграции на территории Финляндии, однако он был выдан Советскому Союзу и в мае 1945 расстрелян.

Концентрационные лагеря

Целью создания финских концлагерей было предотвращение сотрудничества местного населения с советскими партизанами и эксплуатация заключенных в качестве дешевой рабочей силы.

Система массового уничтожения людей, как в нацистской Германии, не применялась и даже не рассматривалась.

Первый концентрационный лагерь для советских граждан славянского происхождения, в том числе женщин и детей, был создан 24 октября 1941 года в Петрозаводске.

В концентрационные лагеря направлялось «неродственное» (в основном этническое русское) население. Приказ Маннергейма был выполнен не до конца, что видно из статистики численности населения концентрационных и трудовых лагерей.

При общей численности населения оккупированных территорий Карелии примерно 86 000 человек, численность заключённых лагерей достигла своего пика (23 984 человека) в апреле 1942 г. и снизилась до 14 917 к январю 1944 г.

В это число также входили примерно 10 000 жителей севера Ленинградской области, переселённые от линии фронта в лагеря, в основном петрозаводские. Таким образом, бóльшая часть «неродственного» населения Карелии, несмотря на приказ, оставалась на свободе.

Динамика численности заключённых в финских концентрационных лагерях в Карелии:

  • 13 400 — 31 декабря 1941
  • 21 984 — 1 июля 1942
  • 15 241 — 1 января 1943
  • 14 917 — 1 января 1944

Всего на территории оккупированной Карелии действовало десять финских концентрационных лагерей, из них шесть в Петрозаводске. За годы оккупации через них прошло около 30 тысяч человек.

Около трети из них погибло.

В эту статистику не входят данные о лагерях военнопленных, первые из которых начали создавать ещё в июне 1941 года и режим в которых мало чем отличался от режима концентрационных лагерей.

В своём письме домой 17 апреля 1942 года известный финский политический деятель и депутат сейма Вяйне Войонмаа (фин. Väinö Voionmaa) писал:

…из 20-тысячного русского населения Ээнислинна, гражданского населения 19 тысяч находятся в концлагерях и тысяча на свободе. Питание тех, кто пребывает в лагере, не очень-то похвалишь. В пищу идут лошадиные трупы двухдневной давности. Русские дети перерывают помойки в поисках пищевых отходов, выброшенных финскими солдатами. Что сказал бы Красный крест в Женеве, если бы знал о таком…

Обратите внимание

Из-за плохого питания в финских концентрационных лагерях уровень смертности был очень высок, в 1942 году он был даже выше, чем в немецких концлагерях (13.7 % против 10,5 %).

По финским данным, во всех «переселенческих» лагерях с февраля 1942 года по июнь 1944 года умерли от 4 000 (из них примерно 90 % в 1942 году) до 4 600 человек, или 3 409 человек по персональным спискам, в то время как, по свидетельству бывшего заключённого А. П.

 Коломенского, в обязанности которого входило вывозить и захоранивать трупы умерших из «переселенческого» лагеря № 3, только за 8 месяцев с мая по декабрь 1942 года и только в этом лагере погибли 1 014 человек.

Заключённые финских концлагерей, как и немецких, отрабатывали «трудовую повинность». На принудительные работы направляли с 15-летнего возраста, а в «трудовом» лагере в Кутижме — даже 14-летних подростков, состояние здоровья не учитывалось.

Обычно рабочий день начинался в 7 часов и продолжался до 18-19 часов, на лесозаготовках — до 16 часов с часовым летом или двухчасовым зимой перерывом на обед. Поскольку мужчины были призваны в армию в первые дни войны, большинство «рабочей силы» в лагерях составляли женщины и дети.

В 1941—1942 годах работу заключённых лагерей не оплачивали, после поражения немцев под Сталинградом стали платить от 3 до 7 финских марок в день, а непосредственно перед заключением перемирия ещё больше — до 20 марок (по свидетельским показаниям А. П. Коломенского).

Особой жестокостью по отношению к заключённым отличалась охрана «переселенческого» лагеря № 2, неофициально считавшегося «лагерем смерти» (в этот лагерь направляли «недостаточно лояльных» заключённых), и его комендант, финский офицер Соловаара (фин.

Solovaara), осуждения которого как военного преступника после войны безуспешно добивались советские власти. В мае 1942 года он на построении лагеря устроил показательное избиение заключённых, из-за того, что они просили милостыню.

Важно

За попытки уклониться от лесозаготовок или отказаться от работ финские солдаты подвергали заключённых телесным наказаниям на глазах всех работающих для того, чтобы, как выражались финны, «другие учились».

Всего, по данным К. А. Морозова, за 1941—1944 годы в Карелии погибло около 14 000 мирных жителей.

Подпольное движение

Партийными и советскими органами власти КФССР с первых дней войны в Карелии были организованы подпольные группы и партизанские отряды. Руководил этой работой Республиканский штаб партизанского движения (начальник штаба С. Я. Вершинин) при Военном совете Карельского фронта.

Всего на подпольную работу с начала войны и до конца 1943 года были направлены более 120 человек. Сложность при организации деятельности подполья обуславливалась низкой плотностью и малочисленностью местного населения.

Кроме этого, большинство населённых пунктов находилось вблизи линии фронта, которая в течение трёх лет оставалась неизменной, в них находились воинские подразделения финской армии и действовал особо строгий оккупационный режим.

Поэтому путь заблаговременного создания подпольных групп в тылу противника не принёс успеха, большинство подпольщиков было ликвидировано, часть оказалась в концентрационных лагерях. Наиболее действенным оказался путь создания подготовленных групп в советском тылу и переброски их через линию фронта на оккупированную территорию.

Подпольщики сообщали командованию Карельского фронта сведения об изменении дислокации и численности войск противника, воинских перевозках, распространяли среди населения оккупированных районов листовки и республиканские газеты «Ленинское знамя» и «Тотуус» (на финском языке), доставленные из тыла.

Читайте также:  Император константин и христианство

В период наступления войск Карельского фронта летом 1944 года подпольные организации организовывали из местного населения боевые партизанские группы, устанавливали контроль за дорогами, уничтожали телефонную связь противника.

Положение на неоккупированных территориях

На территориях, которые удерживались Советским Союзом, продолжали существовать органы власти республики. Cтолица республики была перенесена в Беломорск, где находились руководящие органы и штаб командования Карельским фронтом.

По неоккупированным территориям Карелии пролегали важнейшие пути сообщения. Так, по вновь построенной железнодорожной ветке Сорокская (Беломорск) — Обозерская, связавшей Кировскую и Северную железные дороги грузы доставлялись из Центральной России в Мурманск и обратно, в том числе полученные от союзников по ленд-лизу.

Освобождение Карелии

21 июня 1944 года войска Карельского фронта начали Свирско-Петрозаводскую наступательную операцию, имея целью разгромить группировку финских войск между Онежским и Ладожским озёрами и освободить южную Карелию.

За первые десять дней наступления войска Карельского фронта освободили более 800 населённых пунктов Ленинградской области и Карелии, очистили от финских войск Кировскую железную дорогу и Беломорско-Балтийский канал. Утром 28 июня 1944 года советские войска вошли в освобождённый Петрозаводск.

В тот же день в Москве состоялся праздничный салют в честь освобождения Петрозаводска — 24 артиллерийских залпа из 324 орудий.

Совет

К 9 августа 1944 года Свирско-Петрозаводская операция была в основном завершена, разгромлены 6 пехотных дивизий и 6 различных бригад противника. Финские войска потеряли свыше 50 тысяч солдат и офицеров, 470 орудий, 165 миномётов, 432 пулемёта, 30 паровозов, свыше 500 вагонов, 50 различных складов с военным имуществом.

В ходе Свирско-Петрозаводской операции 23990 советских воинов были награждены орденами и медалями, 52 — удостоены звания Героя Советского Союза.

Общий ущерб экономике Карело-Финской ССР в период оккупации оценивается в 20 млрд. советских рублей (в довоенных ценах): были полностью разрушены 84 и частично разрушены ещё 409 населённых пунктов, выведены из строя Кировская железная дорога и сооружения Беломоро-Балтийского канала, разрушены 200 промышленных предприятий.

Источник: http://karelia.drugiegoroda.ru/history/41-karelo-finskaya-ssr-vo-vremya-velikoj-otechestvennoj-vojny/

Забытая советско-финская война 1917-1922 года

?

Отсутствие фактов окрыляет фантазию.
narvasadataa
2016-04-02 20:52:00 Оригинал взят у mikhaelkatz в Забытая советско-финская война 1917-1922 годаИстория финского государства берёт своё начало в 1917 году.

Через полтора месяца после Октябрьской революции, 6 (19) декабря 1917 года парламент Финляндии одобрил декларацию о государственной независимости Финляндии. Уже через 12 дней — 18 (31) декабря, Совет народных комиссаров Российской Советской Республики принял Декрет о признании независимости Финляндии, подписанный лично В. И. Лениным.

Тем не менее, после признания независимости Финляндии со стороны Советской России уже в Хельсинки 27 января 1918 года вспыхнуло восстание отрядов финских красноармейцев. Эта же дата считается и датой начала финской Гражданской войны. В тот же день была провозглашена Финляндская Социалистическая Рабочая Республика (Suomen sosialistinen työväentasavalta).

Дальнейшая попытка финской Красной гвардии развить наступление на север терпит неудачу, и в начале марта белые под командованием генерала Карла Густава Эмиля Маннергейма переходят в контрнаступление.

5 марта 1918 года немецкие войска высаживаются на Аландских островах, 3 апреля экспедиционный корпус численностью около 9,5 тыс человек под командованием генерала Рюдигера фон дер Гольца высаживается на полуострове Ханко, где ударяет в спину красным и начинает наступление на Хельсинки, который был взят 13 апреля.

19 апреля белофиннами был взят Лахти, а группировки красных таким образом оказались разрезанными. 26 апреля советское правительство Финляндии бежало в Петроград, в тот же день белофинны взяли Виипури (Выборг), где провели массовый террор против русского населения и не успевших бежать красногвардейцев.

Гражданская война в Финляндии была фактически закончена, 7 мая остатки красных частей были разбиты на Карельском перешейке, а 16 мая 1918 в Хельсинки был проведён парад победы.

Получив независимость, и ведя войну с красногвардейцами, финское государство решило не останавливаться на границах Великого Княжества Финляндского.

В то время в среде финской интеллигенции набрали большую популярность идеи панфиланизма, то есть единства финно-угорских народов, а также идеи Великой Финляндии, в которую должны были войти прилегающие к Финляндии территории, этими народами населённые, — Карелия (включая Кольский полуостров), Ингрия (окрестности Петрограда) и Эстония. Российская Империя рушилась, и на её территории возникали новые государственные образования, подчас рассматривавшие в перспективе значительное расширение своей территории.

Обратите внимание

Таким образом, в ходе Гражданской войны финское руководство планировало выдворить советские войска не только из Финляндии, но и с территорий, присоединение которых планировалось в скором будущем.

Так 23 февраля 1918 года на железнодорожной станции Антреа (ныне Каменногорск) Маннергейм произносит “Клятву меча”, в которой упоминает: “Не вложу меч в ножны … пока последний вояка и хулиган Ленина не будет изгнан как из Финляндии, так и из Восточной Карелии”.

Война Советской России объявлена не была, но ещё с середины января (то есть до начала финской Гражданской войны) Финляндия тайно отправляет в Карелию партизанские отряды, задачей которых являлась фактическая оккупация Карелии и содействие финским войскам во время вторжения.

Отряды занимают город Кемь и посёлок Ухта (ныне пгт. Калевала).

6 марта в Хельсинки (занятом на тот момент красными) создаётся Временный Карельский комитет, а 15 марта Маннергейм утверждает “план Валлениуса”, направленный на вторжение финских отрядов в Карелию и захват российской территории по линии Печенга – Кольский полуостров – Белое море – Выгозеро – Онежское озеро – река Свирь – Ладожское озеро. Части финской армии должны были соединиться у Петрограда, который предполагалось превратить в вольный город-республику, подконтрольный Финляндии.

Российские территории, подлежащие аннексии Великой Финляндией по плану Валлениуса

В мае 1918 года, после победы в Гражданской войне, белофинны начинают наступление в Карелию и на Кольский полуостров. 10 мая они предприняли попытку атаковать заполярный незамерзающий порт Печенга, но атака была отбита красногвардейцами. В октябре 1918 года и в январе 1919 финские войска заняли соответственно Ребольскую и Поросозерскую (Пораярви) волости на западе российской Карелии. В ноябре 1918 года после капитуляции Германии в Первой Мировой войне начинается вывод немецких войск с российской территории, и немцы теряют возможность оказывать помощь финнам. В связи с этим в декабре 1918 года Финляндия изменяет свою внешнеполитическую ориентацию в пользу Антанты.

Линия фронта в феврале 1918 года

Финны стремятся к созданию государства финно-угорских народов и на другом направлении.

После вывода немецких войск из Прибалтики советские войска предпринимают попытку занять этот регион, однако встречают сопротивление со стороны уже сформировавшихся войск Эстонии, Латвии и Литвы.

В конце ноября 1918 года красногвардейцы взяли Нарву, входившую в состав молодой Эстонской Республики, после взятия Нарвы там была провозглашена Эстляндская трудовая коммуна (Eesti Töörahwa Kommuuna) и сформировано советское правительство Эстонии, которое возглавил Виктор Кингисепп. Эстонская армия отступает в сторону Ревеля (Таллина). Красная армия заняла Дерпт (Тарту) и примерно половину территории Эстонии и к 6 января оказалась в 35 километрах от Таллина. 7 января Эстонская армия переходит в контрнаступление.

Территории, оккупированные финнами к январю 1919 года

Союзники Эстонской армии воевали в основном в своих интересах.

Русское Белое движение использовало Эстонскую армию (как и остальные национальные армии, возникшие на территории России) как временного союзника в деле борьбы с большевиками, Англия и Франция воевали за собственные геополитические интересы в Прибалтике (ещё в середине XIX века, перед Крымской войной, руководитель внешнеполитического ведомства Великобритании Генри Пальмерстон одобрил план отторжения от России Прибалтики и Финляндии). Финляндия отправила в Эстонию добровольческий корпус численностью около 3,5 тыс человек. Устремления Финляндии заключались в намерениях сначала выбить из Эстонии красных, а затем сделать Эстонию частью Финляндии, как федерации финно-угорских народов. В Латвию в то же самое время Финляндия добровольцев не отправляла, — латыши не относятся к финно-уграм. Однако вернёмся в Карелию. К июлю 1919 года в карельском посёлке Ухта (ныне пгт. Калевала) при содействии тайно проникших туда финских отрядов было сформировано сепаратистское Северокарельское государство. Ещё раньше, — утром 21 апреля 1919 года, финские войска, уже занявшие, как сказано выше, Реболы и Поросозеро, переходят финляндско-российскую границу в Восточном Приладожье и вечером того же дня занимают село Видлица, а через два дня — город Олонец, где создаётся марионеточное Олонецкое правительство. 25 апреля белофинны выходят к реке Пряжа, оказавшись в 10 километрах от Петрозаводска, где встречают сопротивление со стороны частей РККА. Остальные белофинские отряды в это же время форсируют Свирь и выходят к городу Лодейное Поле. С севера к Петрозаводску приближаются англо-франко-канадские войска, оборона Петрозаводска длилась два месяца. Меньшими силами финские войска в это же время ведут наступление в Северной Карелии, используя Северокарельское государство для попыток отторжения всей Карелии целиком.

Линия фронта в Эстонии по состоянию на январь 1919 года

Важно

27 июня 1919 года Красная армия переходит в контрнаступление, к 8 июля заняв Олонец, и выбив финнов за линию границы. Однако мир на этом не установился. Финляндия отказывалась от проведения переговоров о мире, а финские войска продолжали оккупировать часть Северной Карелии.

27 июня, как раз в день окончания обороны Петрозаводска, финские части под руководством подполковника Юрье Эльфенгрена переходят границу на Карельском перешейке и оказываются в непосредственной близости от Петрограда. Финские войска встречают сопротивление со стороны Красной армии, в частности, в бой с ними вступают финские отряды РККА, сформированные из красных финнов, бежавших из Финляндии после поражения в Гражданской войне. Через два дня войска Финляндии отступают за линию границы. 9 июля в приграничной деревне Кирьясало провозглашается Республика Северная Ингрия, руководителем которой становится местный житель Сантери Термонен. В сентябре 1919 года финские части снова переходят границу и удерживают территорию Северной Ингрии около года. Республика становится подконтрольным Финляндии государством.

Военное формирование северо-ингерманландской республики в Кирьясало

С сентября 1919 по март 1920 года Красная армия полностью освобождает Карелию от интервенционистских войск Антанты, после чего начинает борьбу с финнами.

18 мая 1920 года советские войска без боя взяли посёлок Ухта, после чего правительство Северокарельского государства бежало в Финляндию. К 21 июля Красная армия освободила от финских войск большую часть Российской Карелии.

В руках финнов остались только Ребольская и Поросозерская волости.

В июле 1920 года в эстонском городе Тарту (где пятью месяцами ранее был подписан мирный договор между Советской Россией и Эстонией) начинаются мирные переговоры между Советской Россией и Финляндией. Представители финской стороны требуют передачи Восточной Карелии. Советская сторона с целью обезопасить Петроград требует у Финляндии половину Карельского перешейка и острова в Финском заливе. Переговоры длятся четыре месяца, но 14 октября 1920 года мирный договор всё же был подписан. Финляндия в целом осталась в границах Великого Княжества Финляндского. Советская Россия передала Финляндии незамерзающий порт Печенга (Петсамо) в Заполярье, благодаря чему Финляндия получила выход к Баренцеву морю. На Карельском перешейке также была оставлена старая граница, проведённая по реке Сестра (Райяйоки). Ребольская и Поросозерская волости, а также Северная Ингрия остались за Советской Россией, и финские войска в течение полутора месяцев были выведены с этих территорий.

Территории, оккупированные финнами к середине 1919 года

Тартуский договор был призван положить конец военным действиям между Россией и Финляндией. Однако и здесь мир не наступил. Финское руководство рассматривало его как временное перемирие и вовсе не планировало отказываться от претензий на Карелию. Финские националистические круги восприняли Тартуский мир как позорный и жаждали реванша.

Не прошло и двух месяцев с подписания мира, как 10 декабря 1920 года в Выборге было создано Объединённое Карельское правительство.

Далее финны применяли ту же тактику, что и в 1919 году, — в течение лета 1921 года отправляли на территорию советской Карелии партизанские отряды, которые постепенно занимали приграничные деревни и занимались разведкой, а также осуществляли агитацию и вооружение местного населения и таким образом организовывали карельское национальное восстание.

В октябре 1921 года в советской Карелии, на территории Тунгудской волости был создан подпольный Временный Карельский комитет (Karjalan väliaikainen hallitus), руководителями которого стали Василий Левонен, Ялмари Таккинен и Осипп Борисайнен.

6 ноября 1921 года финские партизанские отряды начинают в Восточной Карелии вооружённое восстание, в этот же день финская армия под руководством майора Пааво Талвела пересекает границу. Таким образом финская интервенция в российскую Гражданскую войну возобновляется, хотя и на Северо-Западе Гражданская война к тому времени уже прекратилась (не считая Кронштадтского восстания 1921 года). Финны рассчитывали на слабость Красной армии после Гражданской войны и достаточно лёгкую победу. Ведя наступление, финские отряды разрушали коммуникации и уничтожали органы советской власти во всех населённых пунктах. Из Финляндии отправлялись новые отряды. Если на начало войны численность финских войск составляла 2,5 тыс человек, то к концу декабря цифра приблизилась к 6 тысячам. Существовали отряды, сформированые из участников Кронштадтского восстания, после его подавления бежавших в Финляндию. На базе Временного Карельского комитета было воссоздано марионеточное Северокарельское государство, которое снова было посажено в посёлке Ухта, занятом финскими войсками. В финской историографии данные события называются “Восточно-карельское восстание” (Itäkarjalaisten kansannosu), и сообщается, что финны пришли на помощь братьям-карелам, по доброй воле поднявшим восстание против притеснявших их большевиков.

Территории, оккупированные финнами к декабрю 1921 года

18 декабря 1921 года территория Карелии была объявлена на осадном положении. Был восстановлен Карельский фронт, который возглавил Александр Седякин. В Карелию были переброшены дополнительные подразделения РККА. В рядах РККА сражаются красные финны, бежавшие после финской Гражданской войны в Советскую Россию. 26 декабря советские части наносят удар со стороны Петрозаводска, и уже через полторы недели занимают Поросозеро, Паданы и Реболы, а 25 января 1922 года занимают посёлок Кестеньга. 15 января в Хельсинки финские рабочие проводят демонстрацию в знак протеста против “карельской авантюры” белофиннов. 7 февраля войска РККА входят в посёлок Ухта, Северокарельское государство самораспускается, а его руководители бегут в Финляндию. К 17 февраля 1922 года Красная армия окончательно выбивает финнов за линию государственной границы, военные действия на этом фактически прекращаются. 21 марта в Москве было подписано перемирие.
1 июня 1922 года в Москве был заключён мирный договор между Советской Россией и Финляндией, согласно которому обе стороны были обязаны сократить численность пограничных войск.
После весны 1922 года финны уже не переходили с оружием советскую границу. Однако, мир между соседними государствами так и остался “прохладным”. Притязания Финляндии на Карелию и Кольский полуостров не только не исчезли, но и наоборот, стали набирать ещё большую популярность а иногда переходить и в более радикальные формы, — некоторые финские националистические организации подчас продвигали идеи создания Великой Финляндии до Полярного Урала, в которую также должны были войти финно-угорские народы Предуралья и Поволжья. В Финляндии на протяжении всех 20-40х годов действовала мощная пропаганда, в результате которой у финнов формировался образ России как извечного врага Финляндии.

Читайте также:  Расцвет киевской руси. укрепление феодального строя

Группа ВК “Зеркало истории”

Источник: https://narvasadataa.livejournal.com/1010643.html

Карелия N 51 [17 мая 2005)

Активность бывших малолетних узников финских концлагерей, которые предложили правительству Финляндии выплатить компенсацию за причиненные страдания, вызвала неоднозначную реакцию в соседней стране: от удивления (“Какие еще концлагеря?”) до ответных претензий (“Вы требуете компенсации за свои страдания, тогда и мы потребуем материальной сатисфакции за зимнюю войну, например, в виде возврата потерянных территорий: Карельского перешейка, Северного Приладожья и других!”).

На фоне 60-летия Победы в Великой Отечественной войне и клятвенных заверений о нерушимой дружбе и образцовом сотрудничестве эта совсем непраздничная дискуссия обнажила ту пропасть, которая лежит между жителями соседних стран во взглядах на одни и те же события.
    Почему наши мнения кардинально противоположны, на чьей стороне правда и как военное прошлое отражается на современности? Об этом беседа с финским издателем и социологом Йоханом БЭКМАНОМ, который много лет занимается изучением российско-финляндских отношений.

    – Йохан, как в Финляндии относятся к вопросам, связанным с финскими концлагерями и их малолетними узниками?

    – Тема финских концлагерей воспринимается у нас очень болезненно. И этому есть объяснение. В период дружественных отношений между Финляндией и Советским Союзом было непопулярным обсуждать больные моменты в истории двух стран. Вопросы, связанные с войнами с 1939 по 1945 год, были в какой-то мере нежелательными. О них говорили только в узких кругах и внимание общественности к ним старались не привлекать. Поэтому в обществе мало что знали об оккупации. Но когда гласность добралась и до Финляндии, эту тему стали широко обсуждать. В последнее время, начиная с весны прошлого года, она возникла в связи с выходом в свет книги Марья-Леены Миккола “Потерянное детство”. В эту работу входят 16 свидетельств жителей Карелии, которые во время войны, будучи детьми, содержались в финских концентрационных лагерях. Они опубликованы на русском языке в книге Василия Лукьянова “Трагическое Заонежье”.     Книга стала открытием для финнов. Они прочитали истории, с ужасом которых вряд ли что-то может сравниться. Я сам никогда не читал ничего подобного, хотя знаком со страшными рассказами тех, кто пережил блокаду Ленинграда, нацистские концлагеря, гетто евреев и ГУЛАГ. Но страдания карельских женщин и детей – это что-то гораздо хуже. Они доказывают, что у заключенных отобрали все человеческое. Финские оккупанты не считали их людьми, их страдания и массовые смерти были финнам безразличны. Кроме принудительных работ, издевательств и прочего финны еще и избивали русских палками, а после этого жертва должна была сказать своему финскому истязателю kiitos.

    – Если опубликованные воспоминания узников концлагерей стали таким откровением, значит, финское общество испытывает чувство вины?

    – В Финляндии знают, что бывшие заключенные просили у финского государства компенсации за свои страдания. Известен ответ президента Финляндии Тарьи Халонен и других политиков, которые ссылаются на международное право и отказывают в выплатах. Получается, страдания узников финнам по-прежнему безразличны.     Но, по-моему, самой большой компенсацией была бы моральная, то есть признание того, что финны являлись оккупантами. Финляндия была заодно с фашистами и вела в Восточной Карелии жестокую расовую войну, а целью оккупационного правительства было совместно с нацистской Германией полностью уничтожить русский народ.

    – Разве то, что Финляндия в 1941-1944 годах вела захватническую войну наравне с фашистской Германией, не является очевидным фактом?

    – В Финляндии полностью запрещено употребление термина “фашизм” во всех тех случаях, когда речь идет об оккупации Карелии в 1941 – 1944 годах. Очень часто публикации, в том числе серьезные научные исследования, составлены таким образом, чтобы оправдать оккупацию, якобы местное население поддерживало финских захватчиков и его благополучие значительно улучшилось во время оккупации.     Не является редкостью и то, что концентрационные лагеря в Петрозаводске в финских СМИ описываются чуть ли не как санатории, целью создания которых было освободить местное население от большевистского гнета и прозябания. В тех случаях, когда жестокость, имевшую место в концлагерях, нельзя не признать, финские СМИ все же напоминают, что в немецких концлагерях условия были гораздо хуже.     Я считаю, что в такой позиции есть психологические причины. Маленькому народу, каким являются финны, тяжело осознавать, что он был союзником Гитлера, то, что произошло в Восточной Карелии, что финны участвовали в блокаде Ленинграда.

    – В последние годы научно-исследовательский институт Йохана Бэкмана, возглавляемый вами, опубликовал довольно много книг о войне: М. Барышников “Блокада Ленинграда и Финляндия.

1941 – 1944″ на русском и финском языках, Х. Сеппяля “Блокада Ленинграда” на финском языке, М. Барышников “Маннергейм без ретуши” на финском и английском языках и многие другие.

Они интересны финскому читателю?

    – У нас все публикации, которые касаются военных конфликтов между СССР и Финляндией, вызывают интерес, а вопрос оккупации Советской Карелии 1941 – 1944 годов немедленно получает широкий общественный резонанс. Дело доходит даже до рукоприкладства.     Например, в 1989 году военный историк и подполковник финской армии Хельге Сеппяля опубликовал уникальное исследование “Финляндия как захватчик в 1941-1944 годах”. На презентации полиция безопасности SUPO была вынуждена принять особые меры для защиты жизни и здоровья автора. Он получил от аудитории, состоявшей из ветеранов войны, много оскорблений. Женщины, бывшие члены запрещенного фашистского объединения “Лотта Свярд”, вели себя на встрече крайне агрессивно. Сеппяля даже получил незначительные побои от одной такой “бабушки”.     Работа была необычна тем, что в ней прямо и четко, на основе неопровержимых документов рассказывалось о деятельности финских оккупантов в Карелии в 1941-1944 годы: тщательное описание расовой дискриминации, сведения о концентрационных лагерях, предназначенных для лиц славянской национальности. Эти лагеря на практике были лагерями смерти. Работа Сеппяля доказала, что финская оккупация носила фашистский характер.     Книга Сеппяля вызвала шок, особенно у ветеранов войны. Сеппяля получил несколько угроз расправы и был вынужден переехать в другое, более безопасное место.     80-летний Хельге Сеппяля, в годы войны солдат оккупационных войск в Петрозаводске, продолжает активную исследовательскую деятельность. Сейчас он занимается обширным научным исследованием о финской оккупации Карелии. Он стремится отразить задачи финских оккупантов в Карелии целостно, включая экономические, политические и военные цели.

    – Влияют ли на общество художественные произведения о войне? Например, в знаменитом романе классика финской литературы Вяйне Линна “Неизвестный солдат” есть описания оккупированного Петрозаводска.

    – Да, Линна тонко описывает пошатнувшуюся мораль финских солдат, пьянство, грабежи и их отношение к женщинам. Он также вскользь говорит о судьбах русского гражданского населения в концентрационных лагерях, но, как свойственно финнам, этому вопросу уделяет очень мало внимания. Тем не менее Линна пишет о холодном отношении местного населения к финнам и придает этому обстоятельству особое значение.     По-моему, одно из наиболее значимых произведений финской художественной литературы, которое тесно связано с оккупацией Карелии, – “Рипаскалиннут” (“Птицы, танцующие вприсядку”) Раисы Лардот. Этот автобиографический роман стал впоследствии спектаклем. Он написан от имени ребенка, вепсской девочки, родившейся в деревне Шокша в 1938 году. Ею была сама Раиса Лардот. Она прожила в финской оккупации с 1941 по 1944 год, но члены семьи пользовались особыми привилегиями, потому что они были из родственного финнам народа. Поэтому они не попали в концлагерь, и этим рассказ Лардот, конечно, отличается от воспоминаний других малолетних узников концлагерей. Отец Лардот перешел на службу к финским оккупантам на так называемое Олонецкое радио, бывшее тогда центром пропаганды. Благодаря этому после войны отец Лардот смог увезти в Финляндию свою семью, в которой было пятеро детей. Но, переехав туда, Лардот никогда не обрела там своего дома.     В своей книге она изображает финнов как отвратительных и злых мещан, они презирают Раису и ее семью, которых финны считают русскими. Идея книги Раисы Лардот заключается в том, что финны в Финляндии были такими же, как и финские оккупанты в Восточной Карелии: жестокие, антирусски настроенные расисты.

    – Есть, наверное, и мемуарная литература на эту тему?

    – Конечно, и она очень показательна. Кроме книги Миккола события в Восточной Карелии затрагивают опубликованные в Финляндии дневники. Например, интересны записи военного судьи Пааво Алкио “Дневник военного судьи” (2003), изданные под редакцией Эркки Ринтала. 12 октября 1941 года Алкио произнес речь в актовом зале Петрозаводского университета. Он пишет: “Акустика была хорошей. Я произнес небольшую речь и отметил, что восточные варвары изгнаны из здешних укрытий и все оставшиеся приглашаются на службу западной культуре. Потом мы втроем крикнули: “Да здравствует западная культура!” и сыграли песню “Наша страна”. Под Новый 1942 год этот “правозащитник” записал под Свирью в свой дневник следующее: “Дай Бог, чтобы 1942 год стал счастливее, чтобы культурные народы заметили, что у будущего Европы есть только один враг – Россия – и что его надо общими силами разгромить. Тогда жизненного пространства хватит всем европейским народам”.     Можно отметить еще одну работу, которая удивительно подробно описывает деятельность финских оккупантов в Восточной Карелии. В 2002 году издательст- во WSOY опубликовало почти 700-страничную работу под названием “На восток. Дневники и письма Эльзы Эняярви-Хаавио и Мартти Хаавио в 1941-1942 гг”. Она дает хорошее представление о финской военной пропаганде и ее особенностях. Например, Хаавио пишет о местном населении: “Население этих территорий нужно очистить от чужих элементов, чтобы тех, кто останется, можно было легко причислять к финнам”. Потом он сообщает: “Странно иметь рабов. У меня шесть рабов, все русские, которых я заставляю делать самую трудную работу. Когда мы даем им немного каши вдобавок к тюремным харчам, они нам до крайности благодарны”. Его жена Эльза пишет из Финляндии: “Русское население нужно изгнать из Восточной Карелии военным путем, до наступления мира”. Что Эльза имеет в виду, говоря “военным путем”? Это может означать только уничтожение.     И после этого некоторые “ученые” утверждают, что оккупация 1941-1944 годов была лучшим, что Карелия видела за всю свою историю!

    – В начале года бывшие малолетние узники сообщили о своих планах обратиться в Страсбургский суд, и в это же время выходит книга реваншистской организации “Про Карелия”, в которой выдвигаются претензии на “отторгнутые” территории Карелии. Случайно ли это совпадение?

    – Консервативные и реваншистские круги имеют определенное влияние в финском обществе. Например, посол Алпо Руси, бывший советник президента, делал в СМИ заявления, согласно которым Финляндия должна объединиться по примеру Германии. Под этим объединением Руси подразумевает именно присоединение Карелии к Финляндии. Согласно Руси, из всех жителей Карелии “не больше 200000” говорят по-фински. Им может быть обеспечена сладкая жизнь в новой “Великой Финляндии”.

    – На заявление президента Тарьи Халонен в Париже об “отдельной войне” против Советского Союза, в ходе которой финны сумели сохранить свою независимость и отстоять демократический политический строй, тоже повлияли консервативные настроения? “Карелия” об этом писала подробно в номере от 29 марта.

    – Что касается Халонен, то я считаю ее слова в парижском Институте внешней политики ошибкой, которую она сделала непроизвольно. Я думаю, она даже не обратила внимание на это.     Термин “отдельной войны” ложный и неправильный. Для этого нужно обратиться к истории, а именно к тому, какая ситуация складывалась в Финляндии накануне войны. Тогдашний президент страны Ристо Рюти открыто заявил, что “мы ведем войну, цель которой – уничтожение вечного врага”, которым считался Советский Союз. Это была аналогичная цель с Германией, и понятно, что Финляндия не могла отдельно заявить, что будет добиваться такой цели в одиночку, а это доказывает существование союза с Гитлером.     В момент нападения на СССР Гитлер заявлял, что “Финляндия является союзником Германии”. Кроме того, фашистскую идеологию разделяло финское руководство в те годы. Ристо Рюти одновременно с уничтожением Советского Союза в качестве конечной цели ведения войны назвал расширение “жизненного пространства” для финской нации. Очень знакомое выражение. На практике это вылилось в установление режима оккупации в Карелии, на территории которой были созданы концлагеря для местных жителей.

Беседовал Александр ДЬЯКОВ

    Фото автора

Источник: http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1329/23.html

Ссылка на основную публикацию