Международное рабочее движение в 1924 – 1929 гг.

Какие периоды всемирной истории вы изучали в предыдущих классах?

§ 4. Западная Европа и США в 1924—1929 гг.

Вспомните: Каково было экономическое положение ведущих стран Запада после

Первой мировой войны? Что такое монополия?

^ С конца 1923 г. в большинстве стран

Запада начался экономический подъем, продолжавшийся до 1929 г. Это времявошло в историю как период относительной стабилизации индустриального обще-ства (капитализма). К 1929 г. в основном был достигнут, а в ряде отраслей пре-взойден довоенный уровень экономики.

Значительно улучшилось социальное по-ложение основной массы населения в развитых странах Запада, особенно в США.Причинами роста экономики стали окончание периода послевоенной разрухи икризиса, спад революционного движения и социальных конфликтов, новые явленияв экономической и социальной жизни.

К ним относились, прежде всего, высокаяконцентрация производства и капитала, рационализация экономики, внедрение впроизводство новых достижений науки и техники, удовлетворение «отложенного»в годы Первой мировой войны спроса населения на товары, социальное партнер-ство и патернализм — особые, «отеческие» отношения между предпринимателямии наемными работниками.

Обратите внимание

В период относительной стабилизации капитализма в ведущих странах Западавозникли или укрепились крупные монополии мирового значения: Стальные трес-ты в Германии и США, химический концерн «И. Г.

Фарбениндустри» (Германия) ианглийский Имперский химический трест, электротехнические компании «Джене-рал электрик» (США) и «Всеобщая компания электричества» (Германия), амери-канские автомобильные концерны «Форд» и «Дженерал моторс», немецкий кон-церн «Даймлер-Бенц» и др. Для них были наиболее характерны концентрация ицентрализация производства и капитала.

Они применяли новейшие технологии иразработки в сфере рационализации труда и производства. Наиболее ярким примером этого процесса стала рационализация производственной деятельности на автомобильных

заводах Г. Форда. Он широко применил конвейер, новое разделение труда, чтобы резко увеличить выпуск автомобилей «Форд». Ставка была сделана на стандартизацию

производства, массовый выпуск дешевых автомашин, повышение зарплаты, улучшение условий труда рабочих и социальное партнерство. Форд ввел 8-часовой рабочийдень и в два раза повысил заработную плату (с 2,5 до 5 долларов в день). К 1927 г. было произведено 10 млн автомобилей знаменитой фордовской марки «Модель Т».

Стоимость одного автомобиля составляла 290 долларов, что соответствовало 1/10 части годового дохода средней американской семьи. Это был первый «народный автомобиль» в мире. Тогда в США стал популярным лозунг «Форд победил Маркса». К 1929 г. в США имелось 26,5 млн автомашин — намного больше, чем во всех остальных странах мира.

В 1924—1929 гг.

США стали наиболее экономически развитым государством

мира. Они производили 48 % мировой (без СССР) промышленной продукции, на10 % больше, чем Англия, Франция, Германия, Италия и Япония, вместе взятые.

В США наиболее быстро развивались новейшие отрасли экономики: электротех-ническая, химическая, авиационная, нефтяная промышленность, автомобилестро-ение, киноиндустрия, радиопромышленность.

Страны Западной Европы отставали по темпам экономического развития отСША, однако и они достигли высокого уровня производства и улучшения соци-ального положения народных масс. По росту промышленного производства (5 %

в год) Франция опережала Англию и Германию. Концентрация производства и

Важно

капитала, рационализация производственных и трудовых отношений были харак-терны для крупнейших монополий Франции — «Комите де Форж» (металлургия),«Сен-Гобен» (химическая промышленность) и др. Но ведущую роль в экономикестраны по-прежнему играли французские банки.

Доход от продажи ценных бумаг икапиталовложений в три раза превышал доходы от промышленности, что говорилоо том, что французский капитал сохранил свой ростовщический характер. В 1920-х гг.

значительно улучшилось положение рабочих и служащих, были увеличены зарпла-ты, введены пособия для безработных, пенсии для низкооплачиваемых рабочихи служащих, а также пособия по болезни, инвалидности и беременности.

В Германии в конце 1923 г.

наблюдалась самая высокая в Европе инфляция, когда 1 доллар стоил 4,2 биллиона марок. Цена килограмма хлеба достигла 339 млрд марок. Только с помощью чрезвычайных мер и кредитов западных стран финансовая система страны в начале 1924 г. Была в основном стабилизирована.

Процесс стабилизации носил в Германии менее устойчивый характер. Ее экономика была обременена выплатой репараций и займов, сельское хозяйство находилось на грани кризиса. Сохранялась массовая безработица, частыми были забастовки и другие социальные конфликты.

Англия утратила свои ведущие экономические позиции в мире. Вместе с тем в целом английская экономика развивалась довольно быстрыми темпами. Отставали в своем развитии только «старые отрасли», особенно угледобывающая промышленность. Социальное положение английских трудящихся значительно улучшилось.

^ Наиболее характерными явлениями полити-

ческой жизни стран Запада в 1924—1929 гг. стала демократизация общественныхотношений, спад революционного движения и установление относительной поли-тической стабильности.

В ведущих государствах Запада укрепилась парламентскаядемократия, была усовершенствована избирательная система, впервые в избира-тельных кампаниях активное участие принимали женщины.

В США сохранялась традиционная двухпартийная система. В 1924—1929 гг. в

стране правили республиканцы. В 1924 г. к власти пришла администрация прези-дента К. Кулиджа. Она выступала за курс «твердого индивидуализма», то есть заразвитие рыночных отношений и против вмешательства государства в экономику.Республиканцы заявляли о том, что наступила эра американского процветания иамериканской исключительности, время исполнения «американской мечты».

Совет

Онипроводили политику в интересах крупного капитала, вместе с тем поощрялось раз-витие мелкого и среднего бизнеса. В политической жизни страны возросло влияниереакционных организаций и религиозного фундаментализма. В ряде штатов былозапрещено преподавание революционной теории Ч. Дарвина, которое считалосьуголовным преступлением. В Дейтоне, штат Теннеси, в 1927 г.

состоялся знамени-тый на весь мир «обезьяний процесс». Молодой школьный учитель Д. Скопс был осужден за приверженность учению Дарвина. Правящие круги стремились пода-вить или ограничить рабочее и демократическое движение. Символом этого сталмноголетний процесс против рабочих — выходцев из Италии Н. Сакко и Б. Ван-цетти.

Несмотря на международную кампанию против несправедливого приговора,в августе 1927 г. они были казнены на электрическом стуле. В ноябре 1928 г. выбо-ры в конгресс вновь выиграли республиканцы. Их кандидат в президенты Г. Гувериспользовал привлекательные для избирателей лозунги: «Наши слова — в нашихделах», «Курица в каждой кастрюле и автомобиль в каждом гараже», «Бесконеч-ное процветание».

В январе 1929 г. Г. Гувер стал очередным президентом США.

В Англии произошло изменение в двухпартийном правлении либералов и

консерваторов. В январе 1924 г. впервые в истории страны было сформированолейбористское правительство во главе с Р. Макдональдом. Однако правление лей-бористов было недолгим, и в конце 1924 г. к власти пришли консерваторы.

Длядискредитации лейбористов они использовали так называемое «письмо Коминтер-на», или «письмо Зиновьева», в котором содержался план вооруженного восста-ния в Англии во главе с коммунистами. Впоследствии выяснилось, что письмо былофальшивкой, однако оно сыграло свою роль в победе консерваторов на выборах.Но лейбористская партия не утратила своего влияния в стране и в июне 1929 г.

вновь пришла к власти. Наиболее крупным социально-политическим событием в

Великобритании стала всеобщая забастовка рабочих в мае 1926 г. Забастовка вы-

нудила правящие круги пойти на социальное партнерство с рабочими.

Во Франции в 1924 г. к власти пришел Левый блок, состоявший из радикалов

и социалистов. Он провел некоторые прогрессивные реформы, однако потерпелпоражение на выборах 1926 г. Коалиционное правительство сформировали правыепартии, представлявшие политический блок «Национальное единение».

Характерной чертой политического развития Германии в 1924—1929 гг. яви-

лось возрастание роли правых политических партий. Сдвиг вправо в политиче скойжизни выразился в участии в правительствах правоконсервативной Немецкой

национальной народной партии в 1925 и 1927—1928 гг. и в избрании в апреле

1925 г. президентом республики реваншиста и милитариста П. фон Гинденбурга.

Источник: http://mir.zavantag.com/istoriya/160472/index.html?page=3

Trojden | Западная Европа и США в 1924—1929 гг.: Космач Г. А. – 10 класс

Вспомните: Каково было экономическое положение ведущих стран Запада после Первой мировой войны? Что такое монополия?

Социально-экономическое развитие. С конца 1923 г. в большинстве стран Запада начался экономический подъем, продолжавшийся до 1929 г. Это время вошло в историю как период относительной стабилизации индустриального общества (капитализма). К 1929 г.

в основном был достигнут, а в ряде отраслей превзойден довоенный уровень экономики. Значительно улучшилось социальное положение основной массы населения в развитых странах Запада, особенно в США.

Причинами роста экономики стали окончание периода послевоенной разрухи и кризиса, спад революционного движения и социальных конфликтов, новые явления в экономической и социальной жизни.

К ним относились, прежде всего, высокая концентрация производства и капитала, рационализация экономики, внедрение в производство новых достижений науки и техники, удовлетворение «отложенного» в годы Первой мировой войны спроса населения на товары, социальное партнерство и патернализм — особые, «отеческие» отношения между предпринимателями и наемными работниками.

Обратите внимание

В период относительной стабилизации капитализма в ведущих странах Запада возникли или укрепились крупные монополии мирового значения: Стальные тресты в Германии и США, химический концерн «И. Г.

Фарбениндустри» (Германия) и английский Имперский химический трест, электротехнические компании «Дженерал электрик» (США) и «Всеобщая компания электричества» (Германия), американские автомобильные концерны «Форд» и «Дженерал моторе», немецкий концерн «Даймлер-Бенц» и др. Для них были наиболее характерны концентрация и централизация производства и капитала.

Они применяли новейшие технологии и разработки в сфере рационализации труда и производства. Наиболее ярким примером этого процесса стала рационализация производственной деятельности на автомобильных заводах Г. Форда. Он широко применил конвейер, новое разделение труда, чтобы резко увеличить выпуск автомобилей «Форд».

Ставка была сделана на стандартизацию производства, массовый выпуск дешевых автомашин, повышение зарплаты, улучшение условий труда рабочих и социальное партнерство. Форд ввел 8-часовой рабочий день и в два раза повысил заработную плату (с 2,5 до 5 долларов в день). К 1927 г. было произведено 10 млн автомобилей знаменитой фордовской марки «Модель Т».

Стоимость одного автомобиля составляла 290 долларов, что соответствовало 1/10 части годового дохода средней американской семьи. Это был первый «народный автомобиль» в мире. Тогда в США стал популярным лозунг «Форд победил Маркса». К 1929 г. в США имелось 26,5 млн автомашин — намного больше, чем во всех остальных странах мира.

Серийное производство автомобилей на конвейере завода Г. Форда. 1920-е гг.

Читайте также:  Мирные договоры в период ссср

В 1924—1929 гг. США стали наиболее экономически развитым государством мира.

Они производили 48 % мировой (без СССР) промышленной продукции, на 10 % больше, чем Англия, Франция, Германия, Италия и Япония, вместе взятые.

В США наиболее быстро развивались новейшие отрасли экономики: электротехническая, химическая, авиационная, нефтяная промышленность, автомобилестроение, киноиндустрия, радиопромышленность.

Страны Западной Европы отставали по темпам экономического развития от США, однако и они достигли высокого уровня производства и улучшения социального положения народных масс. По росту промышленного производства (5 % в год) Франция опережала Англию и Германию.

Важно

Концентрация производства и капитала, рационализация производственных и трудовых отношений были характерны для крупнейших монополий Франции — «Комите де Форж» (металлургия), «Сен-Гобен» (химическая промышленность) и др. Но ведущую роль в экономике страны по-прежнему играли французские банки.

Доход от продажи ценных бумаг и капиталовложений в три раза превышал доходы от промышленности, что говорило о том, что французский капитал сохранил свой ростовщический характер. В 1920-х гг.

значительно улучшилось положение рабочих и служащих, были увеличены зарплаты, введены пособия для безработных, пенсии для низкооплачиваемых рабочих и служащих, а также пособия по болезни, инвалидности и беременности.

В результате инфляции в Германии банкноты потеряли ценность настолько, что их использовали дети для своих игр. 1923 г.

В Германии в конце 1923 г. наблюдалась самая высокая в Европе инфляция, когда 1 доллар стоил 4,2 биллиона марок. Цена килограмма хлеба достигла 339 млрд марок.

Только с помощью чрезвычайных мер и кредитов западных стран финансовая система страны в начале 1924 г. была в основном стабилизирована. Но ее экономика была обременена выплатой репараций и займов, сельское хозяйство находилось на грани кризиса.

Сохранялась массовая безработица, частыми были забастовки и другие социальные конфликты.

Англия утратила свои ведущие экономические позиции в мире. Вместе с тем в целом английская экономика развивалась довольно быстрыми темпами. Отставали в своем развитии только «старые отрасли», особенно угледобывающая промышленность. Социальное положение английских трудящихся значительно улучшилось.

Внутриполитическое развитие. Наиболее характерными явлениями политической жизни стран Запада в 1924—1929 гг.

стала демократизация общественных отношений, спад революционного движения и установление относительной политической стабильности.

Совет

В ведущих государствах Запада укрепилась парламентская демократия, была усовершенствована избирательная система, впервые в избирательных кампаниях активное участие принимали женщины.

В США сохранялась традиционная двухпартийная система. В 1924—1929 гг. в стране правили республиканцы. В 1924 г. к власти пришла администрация президента К. Кулиджа. Она выступала за курс «твердого индивидуализма», то есть за развитие рыночных отношений и против вмешательства государства в экономику.

Республиканцы заявляли о том, что наступила эра американского процветания и американской исключительности, время исполнения «американской мечты». Они проводили политику в интересах крупного капитала, вместе с тем поощрялось развитие мелкого и среднего бизнеса. В политической жизни страны возросло влияние реакционных организаций и религиозного фундаментализма.

В ряде штатов было запрещено преподавание революционной теории Ч. Дарвина, которое считалось уголовным преступлением. В Дейтоне, штат Теннеси, в 1927 г. состоялся знаменитый на весь мир «обезьяний процесс». Молодой школьный учитель Д. Скопе был осужден за приверженность учению Дарвина. Правящие круги стремились подавить или ограничить рабочее и демократическое движение.

Символом этого стал многолетний процесс против рабочих — выходцев из Италии Н. Сакко и Б. Ванцетти. Несмотря на международную кампанию против несправедливого приговора, в августе 1927 г. они были казнены на электрическом стуле. В ноябре 1928 г. выборы в конгресс вновь выиграли республиканцы. Их кандидат в президенты Г.

Гувер использовал привлекательные для избирателей лозунги: «Наши слова — в наших делах», «Курица в каждой кастрюле и автомобиль в каждом гараже», «Бесконечное процветание». В январе 1929 г. Г. Гувер стал очередным президентом США.

В Англии произошло изменение в двухпартийном правлении либералов и консерваторов. В январе 1924 г. впервые в истории страны было сформировано лейбористское правительство во главе с Р. Макдональдом. Однако правление лейбористов было недолгим, и в конце 1924 г. к власти пришли консерваторы.

Для дискредитации лейбористов они использовали так называемое «письмо Коминтерна», или «письмо Зиновьева», в котором содержался план вооруженного восстания в Англии во главе с коммунистами.

Обратите внимание

Впоследствии выяснилось, что письмо было фальшивкой, однако оно сыграло свою роль в победе консерваторов на выборах. Но лейбористская партия не утратила своего влияния в стране и в июне 1929 г. вновь пришла к власти.

Наиболее крупным социально-политическим событием в Великобритании стала всеобщая забастовка рабочих в мае 1926 г. Забастовка вынудила правящие круги пойти на социальное партнерство с рабочими.

Во Франции в 1924 г. к власти пришел Левый блок, состоявший из радикалов и социалистов. Он провел некоторые прогрессивные реформы, однако потерпел поражение на выборах 1926 г. Коалиционное правительство сформировали правые партии, представлявшие политический блок «Национальное единение».

Источник: https://trojden.com/books/world-history/world-history-10-class-1918-1945-kosmach-2012/4

§ 2. Рабочее спортивное движение

§ 2. Рабочее спортивное движение

Первые национальные спортивные союзы и клубы рабочих в западноевро­пейских странах возникли во второй половине XIX в. Социалистические пар­тии использовали спортивные организации в качестве легальной формы для проведения политической работы среди рабочих.

В 1913 г. в Генте (Бельгия) состоялся учредительный международный кон­гресс представителей национальных союзов и клубов рабочих-спортсменов, на котором было принято решение о создании Международного товарищества рабочих-спортсменов.

Во главе его стали правые социал-демократы, проводившие теорию нейтралитета рабочего спортивного движения, отказа от по­литической и классовой борьбы рабочих-спортсменов.

Эта политика не сов­падала с интересами левой социал-демократии (коммунистических партий).

После Первой мировой войны в рабочем спортивном движении произошел раскол на почве идейных разногласий между христианско-демократическими, социал-демократическими и коммунистическими организациями.

В сентябре 1920 г. в швейцарском городе Люцерн был проведен Междуна­родный конгресс, в котором приняли участие делегаты от рабочих спортивных организаций Англии, Бельгии, Германии, Чехословакии, Швейцарии, Фин­ляндии и Франции.

Участники конгресса создали Международный рабочий спортивный интернационал, получивший в дальнейшем название «Люцерн-ский спортивный интернационал» (ЛСИ) по имени города, где проводилась учредительная конференция. В состав ЛСИ не были приняты представители Советской России, которую обвиняли в милитаризации физической культуры.

Важно

Это привело к расколу в рабочем спортивном движении в Чехословакии, Вен­грии, Германии, Италии и некоторых других странах. Поэтому в июле 1921 г.

в Москве состоялся I Международный конгресс представителей революцион­ных рабочих спортивных организаций, на котором был создан Международ­ный союз красных спортивно-гимнастических организаций («Красный спор-тинтерн», КСИ) как альтернатива ЛСИ. Главной целью его создания была задача «вырвать большое количество юношей из-под идейной зависимости буржуазии или социал-соглашателей и поставить их под общее красное знамя трудящихся».

В Уставе КСИ открыто заявлялось о его задачах «…

воспитания трудящихся масс города и деревни и их физического укрепления, чтобы в классовой борьбе пролетариата они могли принять участие в качестве способных к сопротивле­нию, физически ловких, бодрых и полных решимости борцов».

Физическая культура, гимнастические игры и спорт определялись как средство в пролетар­ской классовой борьбе. В организациях КСИ был введен комплекс «Готов к классовой борьбе» (ГКБ).

Кроме физкультурных организаций СССР, в состав КСИ входили Федера­ция рабочей физкультуры Чехословакии, Рабочая спортивная федерация Франции, ее Алжирская организация, Рабочая спортивная федерация Эльзас-Лотарингии, Рабочий спортивный союз Швеции, рабочие федерации Брита­нии, США, Греции, Уругвая, Аргентины, Испании, Швейцарии, Канады и дру­гие рабочие спортивные союзы.

По данным II Конгресса КСИ, в 1922 г. в его рядах насчитывалось около 1 млн человек вместе с рабочими-спортсменами России.

В августе 1922 г. в Париже возникла рабочая спортивная организация под названием «Красная звезда» и Футбольный клуб имени председателя Красно­го спортинтерна Н. Подвойского. Названия этих организаций отражали их идейную сущность.

В том же 1922 г. были организованы массовые рабочие спартакиады в Бол­гарии и Чехословакии, проведены первые международные контакты рабочих-спортсменов зарубежных стран с Советской Россией. В сентябре 1922 г.

Совет

по при­глашению Замоскворецкого клуба спорта в Москву приехала футбольная команда Рабочего спортивного союза Финляндии. Финские футболисты про­вели в Москве три матча, вызвавшие огромный интерес у болельщиков. На одном из матчей присутствовали 8000 зрителей.

Четвертый матч был проведен в Орехово-Зуеве. Он закончился со счетом 5:10.

В мае 1923 г. уже советские футболисты выезжали за рубеж. Они провели семь матчей в Финляндии, затем в августе 1923 г. команда РСФСР совершила турне по Швеции, Норвегии, Германии, Эстонии. Преимущество сборной РСФСР было неоспоримым, так как ей противостояли лишь рабочие клубы отдельных городов этих стран.

Период 1922-1924 гг. был критическим для ЛСИ из-за подрывной деятель­ности КСИ, предпринимавшего попытки перетянуть на свою сторону чле­нов ЛСИ.

Руководители рабочих спортивных интернационалов пытались противопо­ставлять Олимпийским играм свои мировые рабочие олимпиады. Еще в июле 1922 г. на II Конгрессе ЛСИ было принято решение провести в 1925 г.

I миро­вую зимнюю рабочую олимпиаду в Шайберхау-Ризенгевюле и летнюю во Франкфурте-на-Майне. Поначалу предполагалось участие в этой олимпиаде и членов КСИ. Им предложили вступить в ЛСИ и, таким образом, иметь право­вые основы участия в олимпиаде.

Как писал секретарь ЛСИ Девлиже в Вы­сший совет физической культуры СССР «.участие зависит только от вас. Мы повторяем и просим войти в наш международный союз. Ваш отказ явится един­ственным препятствием к исполнению вашего естественного желания».

Одна­ко руководители КСИ (представители СССР) отвергли это предложение и таким образом лишили своих рабочих-спортсменов возможности участия в олимпиаде.

I летняя мировая рабочая олимпиада проходила 24-28 июля 1925 г. Она была хорошо организована как для участников, так и для зрителей. Кроме спортивных соревнований проводились уличные демонстрации, вечерние иллюминированные празднества на реке Майн.

Обратите внимание

В спортивном отношении на Олимпиаде был показан ряд результатов, не уступающих достижениям Игр, к примеру, в эстафете 4 х100 м женской командой Германии был установлен мировой рекорд (51,3 с).

Читайте также:  Внешняя политика россии в конце xix в

Всего в I рабочей олимпиаде приняли участие 75 000 спортсменов, представлявших 14 стран (в состав КСИ в 1924 г. входило всего 9 стран).

Ответным ходом КСИ была организация турне футболистов Xарькова по Германии. Пригласили их рабочие-спортсмены Дрезденского клуба имени 1910 года.

Всего харьковские футболисты провели восемь игр в Германии, выиграв их с большим преимуществом, вследствие того что противостояли им небольшие рабочие клубы.

Исполком Красного спортинтерна, отметив поли­тическое значение поездки харьковских футболистов, присвоил команде зва­ние «Первой пролетарской футбольной команды имени Красного спортивно­го интернационала».

Представители Советского Союза (фактически под маркой КСИ) стара­лись расширить рамки международных контактов по линии рабочих спортив­ных встреч, прежде всего с рабочими Германии, где были наиболее сильны ком­мунистические идеи. В августе 1926 г. был подписан договор о сотрудничестве в этой области.

Начали проводиться регулярные международные соревнования со спорт­сменами-рабочими Латвии, Финляндии, Австрии, Франции. Всего в 1926 г. советские спортсмены участвовали в 77 таких встречах. Вместе с этим некото­рые правительства (Испании, Чехословакии) не разрешали советским спорт­сменам посещать их страны.

В августе 1927 г. на IV Конгрессе ЛСИ в Гельсингфорсе (совр. Xельсинки, Финляндия) было принято решение о невозможности объединения с Москов­ским интернационалом (КСИ), а также о запрете членам ЛСИ участвовать во Всесоюзной спартакиаде 1928 г. в Москве, которая квалифицировалась как «коммунистическое мероприятие партийно-политического характера».

Важно

Руко­водители КСИ не скрывали своих целей. К примеру, в резолюции IV пленума КСИ «Буржуазное спортдвижение и задачи КСИ» открыто говорится, что «.все мероприятия по борьбе с буржуазным спортивным движением пресле­дуют цель отвоевания рабочих-спортсменов из буржуазных союзов. Буржуаз­ную олимпиаду 1928 г.

рабочие должны бойкотировать, а вместо нее должны посетить Спартакиаду рабочих в СССР».

Таким образом, борьба между двумя международными рабочими спортив­ными организациями обострилась. Во Всесоюзной спартакиаде приняли уча­стие более 600 спортсменов-рабочих из 12 стран: Германии, Финляндии, Фран­ции, Эстонии, Норвегии, Латвии, Швейцарии, Чехословакии, Англии, Швеции, Уругвая и Австралии.

В торжественном параде открытия Спартакиа­ды 12 августа 1928 г. на Красной площади участвовали 30 тыс. человек. Как сим­вол единства пролетарских спортсменов звучал пролетарский гимн «Интерна­ционал», а дирижировал этим «хором» его автор – 80-летний Пьер Дегейтер.

Программа Спартакиады состояла из трех частей:

1) массовая часть – включавшая открытие и закрытие, спортивные инсце­нировки, карнавалы, игры, авто- и мотопробеги;

2) показательная – демонстрировавшая национальные виды спорта, новые спортивные игры как народов Советского Союза, так и зарубежных гостей;

3) соревновательная – состоявшая из командных состязаний, входивших в зачет спартакиады и личных соревнований.

Всесоюзная спартакиада, по словам секретаря ЦИК СССР А.С. Енукидзе, была праздником, где советские физкультурники показывали свои достиже­ния зарубежным товарищам.

Совет

Желая сохранить свое влияние на массы, ЛСИ в 1929 г. переименовался в Социалистический рабочий спортивный интернационал (САСИ), а вместо руководителей Бридо и Девлиже назначили новых – Деитч Ю., Геллерт и Сила-ба. Однако это не повлекло за собой изменения политики исполкома САСИ, направленной на уход от классовой борьбы.

Начало 30-х годов характеризуется все продолжавшейся конфронтацией между КСИ и САСИ. Красный спортивный интернационал под лозунгом борь­бы за единство рабочего спорта принял решение провести в 1931 г. в Берлине II Международную рабочую спартакиаду в ознаменование 10-й годовщины КСИ.

На протяжении 10 месяцев во многих странах проходили отборочные соревнования для участия в заключительных финальных состязаниях, запла­нированных на 12 июля 1931 г. в Берлине. Отбор прошли 11 тыс. рабочих-спортсменов. Однако социал-демократические власти Германии запретили проведение финала Спартакиады в Берлине.

Они были перенесены в Москву, где и состоялись в августе 1931 г.

Параллельно САСИ проводил в июне 1931 г. Венскую рабочую олимпиаду для членов своей организации, которая была приурочена к очередному Кон­грессу II Интернационала.

И только приход к власти в Германии Гитлера и ликвидация вначале там, а затем в Австрии и Латвии рабочих спортивных организаций заставили руко­водителей КСИ и САСИ пересмотреть свои взаимоотношения.

Внутри обоих Интернационалов начались период брожения и дискуссий, внутренняя борьба. Все это привело к принятию новой тактики и линии поведения.

Спортивные рабочие союзы Норвегии и Финляндии обратились с письмом к КСИ, в котором содержался призыв выступить с инициативой возобновления прер­ванных переговоров.

Руководители Красного спортивного интернационала вынуждены были признать, что события развиваются не в их пользу. Число членов организации не увеличивалось, борьба с САСИ отнимала много сил и энергии. Вместе с тем САСИ отождествлялся со всем буржуазным спортив­ным движением, что было в корне неправильным.

Обратите внимание

Поэтому руководители КСИ признали необходимость пересмотра полити­ки на создание единства в рабочем спорте, сплочения всех сил против фашиз­ма и угрозы войны. Летом 1934 г.

в Париже была проведена совместная антифа­шистская спортивная встреча, в которой приняли участие 4600 спортсменов различных национальностей – представители 19 стран. Тем самым были зало­жены основы создания антифашистского фронта рабочих и других прогрессив­ных спортивных организаций.

Председатель организационного комитета по проведению парижской встречи Анри Барбюс отмечал: «Был сделан решающий шаг в интересах того, чтобы спасти физическую культуру и молодежь от уродливых церемоний фашизма.».

В результате парижская встреча дала толчок к организации движения за единство в рабочем спорте почти во всех европейских странах. В декабре 1934 г. во Франции объединились два рабочих спортивных союза. На второй пражской встрече (октябрь 1935 г.

) представители Социалистического интер­национала договорились о совместных усилиях против организации Олим­пийских игр 1936 г. в гитлеровской Германии. Согласовали сотрудничество ра­бочих спортивных клубов некоторых стран, выработали тактику борьбы против использования Олимпийских игр в Берлине для фашистских целей.

Оба Интернационала установили связи с парижским бюро Международного комитета борьбы за сохранение олимпийского духа. На заседании в июне 1936 г. комитет принял решение о бойкоте Берлинских Игр и организации Народной Олимпиады в Барселоне. На эту Олимпиаду прибыли свыше двух тысяч спорт­сменов-рабочих и спортсменов из других социальных групп общества.

Однако соревнования не удалось провести, т.к. в день открытия Народной Олимпиады (18 июля 1936 г.) в Испании начался антиреспубликанский мятеж генерала Франко.

Участники Народной Олимпиады присоединились к республиканским силам, которые составили костяк сформированных позднее интернациональ­ных бригад. В это же время в Праге были организованы Народные Спортивные игры. Принимавшие в них участие чехословацкие, американские, французские и шведские спортсмены-антифашисты протестовали против искажения олим­пийского духа на Играх в Берлине.

Главным подтверждением стремления обоих Интернационалов к единству в рабочем спортивном движении было проведение в 1937 г. в Антверпене (Бель­гия) III Международной рабочей олимпиады. Ее программу составляли легкая атлетика, борьба, гимнастика, футбол, плавание, бокс. В Олимпиаде приняли участие 14 тыс. спортсменов-рабочих из 15 стран, в том числе и СССР.

Важно

Спортивные мероприятия, издания, демонстрации, митинги Рабочей олим­пиады выражали стремления антифашистов к единству и их готовность высту­пить против приближающейся мировой войны.

На этой олимпиаде Социалистический рабочий спортивный интернацио­нал и Красный спортивный интернационал подтвердили свое решение о единстве, договорившись провести следующую Рабочую олимпиаду в Праге в 1940 г. под знаком антифашистского единства. Однако оккупация Чехослова­кии гитлеровской Германией эти намерения не позволила осуществить.

Значение международного рабочего спортивного движения заключается в том, что оно смогло привлечь тысячи рабочих разных стран к занятиям спор­том, гимнастикой и туризмом.

Во многих городах силами и на средства рабочих были построены спортивные площадки, стадионы, где могли заниматься они и члены их семей. Во Франции с 1936 г. проводились субботние рабочие чем­пионаты.

Организованные по инициативе газеты французских коммунистов

«Юманите» велогонки (1927) и соревнования по кроссу (1933) на долгие годы стали масштабными международными турнирами.

С роспуском Коминтерна (1943) прекратил свою деятельность и Красный спортивный интернационал. В большинстве же стран рабочее спортивное единство сохранилось и после окончания Второй мировой войны.

Источник: https://ebooks.grsu.by/ist_sporta/2-rabochee-sportivnoe-dvizhenie.htm

Деятельность Коминтерна

Международная обстановка на рубеже 1920– 1921 гг. характеризовалась двумя важнейшими факторами. Во-первых, революционные выступления в ряде европейских стран потерпели поражение. Тенденция ослабления классовых битв, еще только наметившаяся в середине 1920 г., в последующем, особенно с 1921 г., укрепилась.

Во-вторых, налицо был факт необратимости революционного процесса, начатого Октябрьской революцией. Попытки задушить Советскую Республику «в колыбели» провалились. Советская Россия оставалась революционным маяком, оплотом мировой социалистической революции.

В решающую стадию вступал процесс размежевания в социалистических партиях, завершилось формирование компартий, складывалось новое соотношение сил в рабочем движении.

Совет

Поскольку не удалось одновременно отмежеваться от оппортунистов и центристов и повести массы на штурм капитализма, оказывались неизбежными неразграниченные строго во времени две стадии, две ступени формирования коммунистического движения: завоевание революционного авангарда и завоевание масс.

Еще в книге «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» Ленин писал, что главное — привлечение авангарда рабочего класса — уже сделано, но с одним авангардом победить нельзя, необходимо все внимание сосредоточить на следующем шаге — завоевании масс.

Таким образом, после объединения всех революционных сил на коммунистической платформе и образования компартий начался принципиально новый период: поиск компартиями путей единства действий с некоммунистической частью рабочих.

Неотложность решения этой задачи диктовалась и тем, что, несмотря на кризис идеологии социал-реформизма, его организационно-политическое влияние было весьма сильным. К началу 1921 г. социал-демократические партии объединяли около 8 млн. человек. Предпринимались энергичные попытки консолидации социал-реформистских сил в национальном и международном масштабе.

Одновременно со II конгрессом Коминтерна в Женеве с 31 июля по 6. августа 1920 г. работал конгресс реформистского Интернационала, где было представлено 17 социалистических и социал-демократических партий.

Хотя формальное решение о восстановлении II Интернационала было принято, собравшиеся в Женеве лидеры правосоциал-реформистской ориентации не считали свою задачу выполненной.

Читайте также:  Первая мировая война и последствия участия в ней для россии

Значительная часть партий, прежде всего центристского характера, оказалась вне Коминтерна и реформистского Интернационала. Руководство этих партий лавировало между двумя Интернационалами. Дебатировалась идея «воссоздания единой международной организации» рабочих. Однако и созванная в Вене 22–27 февраля 1921 г.

учредительная конференция Международного рабочего объединения социадиетических партий не стала всемирной. На ней преобладало влияние европейских центристов. Ф. Адлер, Ж.

Обратите внимание

Лонге и другие центристские лидеры отмежевались как от «наивного нетерпения» Коминтерна, так и от «скептического неверия» реформистского Интернационала в социалистическую революцию. Последний был признан «фактором разрушения единства» революционного движения.

Коминтерну же приписывалось стремление навязать рабочему движению западных стран «большевистские методы». Это была попытка сформировать новый,«двухсполовинный» Венский Интернационал, роль которого объективно сводилась к тому, чтобы создать барьер росту влияния коммунистических партий.

Активизировались и лидеры реформистской Международной федерации профсоюзов (чаще ее называли Амстердамским Интернационалом профсоюзов). В ноябре 1920 г. в Лондоне был созван Чрезвычайный международный конгресс профсоюзов.

Представленные на нем профсоюзные объединения 16 стран Европы и Канады (АФТ отказалась от участия в конгрессе, считая его «радикальным») охватывали 24,6 млн. человек. В международном рабочем движении появился еще один профсоюзный центр: в июне 1920 г.

на конгрессе в Гааге делегатами из 10 стран была создана Международная конфедерация христианских профсоюзов (МКХП), объединившая свыше 3 млн. членов.

Борьба между реформистскими, христианскими и революционными синдикалистами в профсоюзном движении являлась важной частью общей борьбы за влияние на массы. «Получить на свою сторону профсоюзы,– отмечалось в одном из заявлений ИККИ,– значит завоевать на свою сторону пролетариат».

Стратегический курс Коминтерна на завоевание масс основывался на глубокой, научной оценке обстановки в мире в 1920– 1921 гг. В ряде выступлений конца 1920 — начала 1921 г. Ленин характеризовал ситуацию как неустойчивое равновесие.

Действовали противоречивые тенденции: некоторые из них свидетельствовали о наличии кризисных явлений, которые могли привести к обострению политической обстановки, другие, наоборот, указывали на элементы стабилизирующего характера. Но после поражения мартовского выступления 1921 г.

Важно

в Германии становилось все более несомненным, что первая волна революционного пролетарского натиска пошла на убыль. Вместе с тем в ряде стран (Германия, Болгария) не исключалась возможность нового революционного взрыва. Одним из факторов общей нестабильности была неустойчивость послеверсальских международных отношений.

Как показало последующее развитие классовой борьбы, лишь в 1923 г. прокатилась завершающая волна послеоктябрьского революционного подъема. Но спад революционной борьбы определенным и явным был уже в 1921 г. Подготовка III конгресса Коминтерна: главный удар — против сектантско-левацкой опасности.

Спад послевоенного революционного подъема отчетливо показал, что компартии не вели за собой большинство рабочего класса. В этой ситуации особенно опасными становились левацко-сектантские тенденции, пренебрежительное отношение к будничной, повседневной работе в массах. Если весной и летом

1920 г. Ленин называл «левые» ошибки «детской болезнью», «болезнью роста» и надеялся, что от них коммунисты быстро избавятся в ходе практической работы, то через год его оценки стали более резкими. Это объяснялось не только тем, что влияние мелкобуржуазной революционности в коммунистическом движении оказалось стойким.

В условиях, когда кривая революции пошла вниз, всякая «левизна» порождала авантюризм, становилась особенно губительной. Однако не только в 1920 г., но и в течение первой половины 1921 г. в печати Коминтерна, в заявлениях некоторых его деятелей была склонность преувеличивать революционные возможности, исходить из перспективы «нарастания революции».

После февральского Пленума

1921 г. ЦК Объединенной компартии Германии (с августа 1921 г. она снова стала называться КПГ) преобладающее влияние в руководстве партии получили сторонники так называемой теории наступления. Ее сущность один из «левых» в ЦК КПГ А.

Маслов определял так: партия вступает в бой, «не заботясь о том, кто за ней последует». Развивалась «теория», будто германский пролетариат можно привлечь к революции лишь через «многочисленные путчи». Ультралевые преувеличивали революционность ситуации в Германии.

Представители КРПГ обвиняли руководство КПГ в правооппортунистичских ошибках, чрезвычайно резко критиковали «Открытое письмо» от 7 января 1921 г. На заседании ИККИ 22 февраля 1921 г. Г. Е. Зиновьев и Н. И.

Совет

Бухарин взяли под защиту некоторые левацкие оценки, присоединились к их критике «Открытого письма».

Конечно, борьбу против правого оппортунизма и центризма нельзя было ослаблять. В ряде компартий идейный и организационный разрыв с этими силами еще не завершился. Однако некоторые деятели Коминтерна и отдельных компартий все еще исходили из расчета «ускоренной подготовки» захвата власти пролетариатом.

«Левизна» угрожала направить коммунистическое движение на путь преждевременных, обреченных на поражение выступлений. Позднее Ленин отмечал, что «левизна» толкала Коминтерн в пропасть, грозила гибелью. Перед III конгрессом Коминтерна встала задача разработать стратегию и тактику в новых условиях.

Огромное значение имело непосредственное участие Ленина в обсуждении вопросов предстоящего конгресса. Он, в частности, выступил против попыток осудить «Открытое письмо» ЦК КПГ. Ленин отметил, что считает его «совершенно правильной тактикой» .

Однако в ряде секций Коминтерна превалировали надежды на новый революционный подъем в ближайшее время.

Несмотря на свою крайнюю занятость в Совнаркоме, В. И. Ленин уделял огромное внимание подготовке конгресса, участвовал в разработке его основных документов. Он часто беседовал с прибывшими в Москву делегатами. Подробно обсуждалась ситуация в мире, ультралевая «теория наступления».

«Мы должны оценить трезво, совершенно трезво мировое хозяйство и мировую политику…–вспоминала К. Цеткин рассуждения Ленина в одной из бесед.– Первая волна мировой революции спала, вторая еще не поднялась. Было бы опасно, если бы мы на этот счет строили себе иллюзии».

Ленин намечал главное звено в политике компартий и Коминтерна:

завоевание масс как предпосылка завоевания власти. В замечаниях на проект тезисов о тактике, подготовленных А. Тальгеймером и Б. Куном при участии К. Радека, Ленин подверг критике утопические прожекты «левых».

В основу тактики Коминтерна он предложил тезис о систематической борьбе за массы, завоевании большинства «рабочего класса, в первую голову внутри старых профсоюзов.

Тогда победим наверняка при всяком повороте событий» .

Решительная борьба В. И. Ленина против «левой» опасности заставила многих делегатов еще до начала конгресса пересмотреть свои позиции. «Левые» же, особенно из Германии, продолжали отстаивать тезис о «революционной ситуации» в ряде стран Европы, оправдывали «теорию наступления». В такой обстановке открылся III конгресс Коминтерна.

Обратите внимание

III конгресс Коминтерна. Разработка тактики коммунистических партий. III конгресс открылся в Москве 22 июня 1921 г.

В его работе приняло участие 605 делегатов от 103 организаций из 52 стран, в том числе от компартий 48 стран.

В повестку дня были включены обсуждение отчетного доклада ИККИ, вопросы о мировом экономическом кризисе и новых задачах Коминтерна, о тактике Коминтерна и РКП (б) и др.

В центре дискуссий на конгрессе были оценка текущего момента, тенденций развития в капиталистическом мире и задачи и тактика Коминтерна. Особенность ситуации состояла в том, что «левые» имели на своей стороне значительную часть делегатов, более половины участвовавших в дискуссиях защищало в той или иной мере «левые» взгляды.

Эта группа была не только многочисленной и влиятельной, но и необычайно активной. Доклады о положении в мире, тактике и задачах Коминтерна подвергались сильной атаке «слева».

Снова и снова повторялся левацкий тезис о «невозможности» для буржуазии выйти из кризиса, раздавались требования «дейных революций, подчеркивалось, что мировая революция не является кратковременным периодом.

Отчет Исполкома Коминтерна концентрировал внимание на выполнении решений II конгресса. Но и здесь неизбежно развертывалась полемика по общим, глобальным вопросам. К тезисам о тактике Коминтерна «левые» внесли 27 поправок в защиту «теории наступления». С обоснованием поправок выступил делегат КПИ У. Террачини.

Положение было столь серьезным, что Ленин вынужден был вновь выступить сразу после Террачини. В своей речи о тактике Коминтерна он нанес сокрушительный удар по платформе «левых». Речь Ленина произвела огромное впечатление на делегатов конгресса.

Важно

Террачини писал позднее, что во время речи Ленина он начал осознавать, что «суровое осуждение, которое слышалось в его словах, бьющих словно молот», преследовало цель «спасти всех нас от ошибки», которая могла оказаться гибельной. Тем не менее «левые», вынужденные перейти к обороне, продолжали отстаивать свои позиции.

В борьбе против лево-сектантских элементов Ленина активно поддерживали К. Цеткин, О. Куусинен, В. Коларов, Б. Шмераль и др. В тезисах, принятых конгрессом, была отражена позиция Ленина. В них говорилось: «…

Первый период революционного движения после войны, характеризовавшийся стихийностью напора, неоформленностью методов и целей и чрезвычайной паникой, охватившей правящие классы,– представляется в основном завершенным. Классовая самоуверенность буржуазии и внешняя устойчивость ее государственных органов несомненно укрепились».

Эта трезвая оценка наступивших изменений давала основу для реалистического курса компартий. «Совершенно бесспорно,– говорилось далее в тезисах,– что в настоящее время открытая революционная борьба пролетариата за власть переживает в мировом масштабе… замедление темпа». Отмечая наступление буржуазии, конгресс подчеркнул необходимость вовлечения в борьбу широких масс рабочего класса и полупролетарских слоев города и деревни.

В «Тезисах о тактике», основанных на ленинской характеристике эпохи социальной (Профинтерн). Конгресс отверг реформистскую теорию «нейтральности» профсоюзов, выступил под лозунгом защиты классовых интересов рабочих. Профинтерн тесно сотрудничал с Коминтерном в решении задач завоевания многомиллионных масс рабочих старых профсоюзов.

Источник: https://studbooks.net/538759/istoriya/deyatelnost_kominterna

Ссылка на основную публикацию