Князь игорь рюрикович

Игорь Рюрикович

Игорь Рюрикович
2-й Великий князь Киева 912 год — 945 год
Предшественник: Князь Олег
Рождение: около 878 года
Смерть: 945 год, земля древлян
Вероисповедание: Язычество
Династия: Рюриковичи
Отец: Рюрик
Супруга: Ольга
Дети: Святослав Игоревич

Игорь (возможно др.-исл. Ingvar, ок. 878—945 гг.) — великий князь Киевской Руси, по летописи — сын Рюрика.

Первый русский князь, известный по синхронным византийским и западноевропейским источникам. По версии историка В.Н. Татищева имя Ингор или Ингер происходит от эпонима финского племени Ижора, известного также, как эст. Ingeri, что наиболее близко к имени князя в греческих и латинских источниках.

Игорь в летописи

В 879 году, согласно «Повести временных лет» (начало XII века), умирает основатель древнерусской княжеской династии Рюрик, передав власть своему родичу Олегу. Рюрик оставил на попечение Олега малолетнего сына, Игоря.

Когда в 882 году Олег подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика.

»

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, будущую княгиню киевскую. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году, дата женитьбы Игоря выглядит крайне сомнительной.

Обратите внимание

Когда Олег в 907 году отправился на Византию, то оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега Игорь в 913 году стал правителем Киевской Руси.

Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны; подробнее см. в статье Вещий Олег.

В 914 году Игорь воевал с древлянами и возложил на них дань больше Олеговой.

В 915 году Игорь заключил мир с печенегами, которые впервые появились на Руси, проходя походом на Византию. Мир с печенегами долго не продержался, в 920 Игорь воевал с ними.

Следующее известие о деяниях Игоря летопись относит к 941 году, походу на Царьград. С этого года свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских источниках того времени (стал первым русским князем, названным по имени в не русских источниках).

Поход на Царьград 941—944 годов

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…».

Лиутпранд Кремонский, посол итальянского короля Беренгария в Византию в 949 году, замечает о более тысячи кораблей у «короля русов Ингере».

Поход сложился неудачно для Игоря, в морском бою русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре того же года вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас; оттого и не одолели их.

» О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт. Имя Игоря стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году у Игоря рождается Святослав, ставший через 3 года великим князем под опекой матери.

В 943 году (летописная дата 944 год, но историки считают доказанным 943) Игорь собрал новое войско из варягов (скандинавских наёмников), руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, словене, кривичи и тиверцы), печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большей частью войска по морю.

Предупреждённый заранее византийский император Роман выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, который успел достичь Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад.

Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943 года, только противник византийцев, заключивший мир и повернувший назад без сражения, был назван как турки. Турками византийцы именовали обычно венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера (то есть под турками могли подразумеваться печенеги). Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов в Византию.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии.

Возможно поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями.

На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: “Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу еще”. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: “Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит” […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»

Историография по жизни Игоря

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Мать его была Ефанда, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению В.Н.Татищева имя “Ингорь”, происходит от финского (ижорского) имени Ингер.

Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Её звали Прекраса, но Олег переименовал в Ольгу. Были у Игоря потом другие жены, но Ольгу чтил более других. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения.

В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». В.Н. Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.

Важно

В начале (913/914) и конце (943/944) правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см.

Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см.

Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому независимым источникам, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его Хельгом. Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость.

Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух этноним “древляне”, как – “германе”.

Византийский император Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…

» Буквально эта фраза подразумевает то, что к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси. По сведениям, изложенным Яном Стржедовским (в Sacra Moraviae Historia sive Vita SS. Cyrilli et Methudii.

1710) в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления.

Источник: https://ruler-russia.ru/article/igor-ryurikovich

князь Игорь

Князь Игорь
Правитель Киевской Руси.
Дата рождения – ?
Дата смерти – 945
Годы правления – (912 – 945)
 

Игорь был сыном Рюрика, основателя древнерусской княжеской династии. Точная дата рождения князя неизвестна, она варьируется от 861 до 875.

Если опираться на «повесть временных лет», то Игорь занял свой княжеский престол в 912 году, после того, как умер опекун Игоря князь Олег.

Встав во главе государства, Игорь продолжил политику предшественника – укрепление власти Руси над покоренными племенами и упрочение международных позиций.

Вступив на престол, Игорь сразу столкнулся с трудностями. Древляне, которые были покорены Олегом, не одобрили нового князя, по этому поводу было поднято восстание, которое Игорь жестоко подавил.
В 913-914 годах русские дружины совершили поход на Каспий и взяли города Гилян, Далейм, Абесгун, но были разбиты на обратном пути войском Хазарского каганата.
В 915 году на южных границах Руси появился опасный противник – в степи Северного Причерноморья пришли с востока печенеги. Они устремились на русские земли, но были остановлены дружинами Игоря. Князь заключил союз с печенегами, длившийся пять лет. В 920 году вспыхнул новый конфликт, закончившийся военным противостоянием. К сожалению, в источниках нет точных данных о последствиях этой войны.
В 940 Киевскому князю покорились уличи и тиверцы, их земли были обложены данью. Правда, под властью Киева эти племена находились недолго.
В своих дальних походах Игорь не был оригинален и продолжил начатое Олегом. В 941 году двинулся с русским войском на Византию. Византийская летопись говорит, что Игорь прибыл к Царьграду с войском на десяти тысячах судах. Против войск, осадивших столицу Византии, император Роман Лакапин (919-944) направил протовестиария Феофана, который в морском сражении у Константинополя разбил русский флот, используя “греческий огонь” – легковоспламеняющуюся смесь на основе нефти, точный состав которой держался в строжайшем секрете. Войскам, осадившим Вифинию, император противопоставил армии патрикия Варды и доместика Иоанна, которым также сопутствовала победу.
В 944 Игорь повторяет поход на Византию. Он собрал морские и сухопутные силы, но, не дождавшись начала боевых действий, византийцы предпочли заключить мирный русско-византийский договор. По новому мирному договору Русь должна была платить торговые пошлины и взяла на себя ряд обязательств по отношению к Византии. В частности, Игорь обязался не пускать в византийские владения, расположенные в Крыму, черных болгар, живших вблизи Керченского пролива. В свою очередь император Роман Лакапин обязывался по просьбе русского князя предоставить в его распоряжение войско.
В 944-945 годах Игорь осуществил очередной поход на Кавказ и Каспий, пройдя вдоль Кавказского побережья Черного моря и затем направившись к Дербенту. В ходе этой кампании был захвачен город Бердаа.

В 945 году воодушевленный успехом Киевский князь Игорь решил направиться к древлянам за данью. К старой он добавил новую. После некоторых сражений древляне заплатили князю дань.

Совет

Игорь забрал дань и отправился назад в родной Киев, но передумал и решил вернуться к древлянам, чтобы собрать еще часть дани. Большую часть своего войска при этом князь отпустил.

Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: “Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьет его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит”. И послали к нему, говоря: “Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань”.

И послушал их Игорь; и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила (курган) его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени”

.

Смерть князя

 

Так, несмотря на военные успехи, князь погиб от своей жадности. В летопись «Повесть временных лет» он вошел в историю как Игорь Старый, или Игорь Жадный.
Его жена княгиня Ольга отомстила древлянам за смерть мужа. Она приказала в виде дани дать по одному голубю с дома.

К лапкам птиц княгиня велела привязать хворостину и поджечь, птицы вернулись в свой дом и сожгли все дома.

Оценка деятельности князя Игоря его современниками неоднозначна: с одной стороны, Киевская летопись отмечает его алчность, с другой стороны, новгородская летопись говорит о нем, как о талантливом полководце, знавшем военное дело и умевшем вести переговоры.

Читайте также:  Политика царского правительства

Доказательств обоих характеристик достаточно: с одной стороны, жадность князя явилась причиной его смерти, с другой – ему действительно удалось подписать выгодное торговое соглашение с Византией, противостоять ударам печенегов, покорить и присоединить к своей территории земли угличей. Как и большинство правителей Киевской Руси, образ Игоря Рюриковича является неоднозначной персоной.

Источник: http://www.skazbeloyara.ru/publ/praviteli_rusi/knjaz_igor/1-1-0-30

Игорь Рюрикович

игорь рюрикович, князь игорь рюрикович
И́горь (Старый) (летописная хронология — ок. 878—945) — великий князь киевский (по летописи 912—945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.

Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. 'Ιγγωρ) и западным (лат. Inger) источникам.

Содержание

  • 1 Игорь в летописи
  • 2 Поход на Царьград 941—944
  • 3 Смерть Игоря
  • 4 Историография по жизни Игоря
  • 5 Семья
  • 6 Примечания
  • 7 Литература
  • 8 В кино

Игорь в летописи

Лебедев, Клавдий Васильевич Князь Игорь собирает дань с древлян в 945 году («Полюдье»)

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть и попечение над малолетним Игорем своему родичу Олегу.

Когда (882) Олег покинул Новгород и подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, которой было 13 лет, а Игорю — 25. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году (Ольге было 52 года), даты выглядят крайне сомнительно.

Обратите внимание

Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Древнерусского государства.

Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны (см. Вещий Олег).

Игорь берёт дань от древлян. Иллюстрация из Радзивилловской летописи.

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в иностранных источниках.

Поход на Царьград 941—944

Основная статья: Русско-византийская война 941—944 годов Поход Игоря. Иллюстрация из Радзивилловской летописи

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…».

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере». В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой.

Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их».

О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю.

Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад.

Важно

Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки».

«Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

«Казнь князя Игоря». Рисунок Ф. Бруни Борис Чориков. Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам.

Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт.

Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства.

Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.
В. Суриков, 1915

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»

Историография по жизни Игоря

Рюриковичи (IX—XI вв.)
Рюрик

Игорь, жена: Ольга, соправитель: Олег, др. родственники

Святослав

Ярополк
Олег Древлянский
Владимир

Вышеслав
Изяслав Полоцкий
Ярослав Мудрый
Всеволод
Мстислав Храбрый
Святослав Древлянский
св. Борис
св. Глеб
Станислав
Позвизд
Судислав Псковский

Василий Сазонов Первая встреча князя Игоря с Ольгой Государственная Третьяковская галерея

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью его была Ефанда, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению В. Н. Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничьем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге.

По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Совет

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включенного в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I).

А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…».

Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления.

Семья

Поздние источники из семьи Игоря знают только его жену Ольгу и сына Святослава — бабку и отца Владимира Святого и тем самым прямых предков всех русских князей XI и последующих веков. Этим объясняется внимание к ним русских летописцев.

Однако, судя по византийско-русскому договору 944 года, семейство Игоря («княжьё»), отправлявшее «послов» и «купцов» в Константинополь, было гораздо более многочисленным и включало в себя, в частности, его племянников Игоря (младшего) и Акуна (Хакона), людей со славянскими именами на -слав Володислава и Передславу (жену некого Улеба), ряд других людей со скандинавскими именами. А. В. Рукавишников предполагает, судя по выбору имён, что Игорь-младший был сыном брата великого князя Игоря, а Акун — сыном его сестры. Отчёт Константина Багрянородного о визите Ольги в Константинополь в 957 г. упоминает нескольких ее родственников и отдельно выделенного племянника; возможно, что в обоих этих источниках фигурирует кровная родня как Игоря, так и Ольги.

Судя по всему, эти династы (кроме Святослава Игоревича, при отце «сидевшего», по Константину Багрянородному, в Новгороде) не имели уделов, а пребывали in corpore в Киеве, участвуя ежегодно вместе с великим князем в процедуре полюдья.

Дальнейшая судьба «забытых» родичей князя Игоря неизвестна; они могли, в частности, погибнуть на войне или в междоусобном столкновении. Вероятно, их неупоминание представляет собой феномен «непризнания родства», аналогичный, например, неупоминанию одиозных ветвей семьи в средневековых нормандских хрониках («История норманнов» Дудо из Сент-Квентена).

«Непризнание родства» в русском случае подчёркивает легитимность лишь прямых предков христианских князей, «отсекая» языческие боковые линии.

Примечания

  1. О приемах вычисления летописцами дат событий русской истории IX—X вв. см. статьи В. Г. Лушина «Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет» и «Симметричность летописных дат IX — начала XI вв.» в сборнике «Историко-археологические записки». I. 2009. С. 22 — 38.

  2. Ранее, в 875 году, согласно Никоновской летописи, Аскольд ходил против печенегов.
  3. Продолжатель Амартола — хроника Симеона Логофета, включённая в Хронограф Амартола
  4. Продолжатель Феофана. к. VI. Царствование Романа
  5. Лиутпранд Кремонский, Книга воздаяния («Антаподосис»), кн.

    5, XV

  6. Ἴγγωρ (Iggor или Ihor) — Suda: iota, 86
  7. О дате рождения сообщает Ипатьевская летопись. В Лаврентьевской летописи этих данных нет.
  8. Повесть временных лет относит заключение договора на 945 год, но известно, что император Роман, представляющий с сыновьями византийскую сторону по договору, был свергнут в декабре 944.

    Дата заключения договора в его тексте не указана.

  9. «Повесть временных лет» в переводе Д. С. Лихачева
  10. Лев Диакон, «История», кн. 6.10
  11. Игорь Рюрикович // Энциклопедия «Слова о полку Игореве» — цитата приведена по наиболее раннему списку (ГПБ, Кирилло-Белозерск. собр., № 9/1086, л. 122 об.).

    Более поздние списки несколько корректируют содержание цитаты.

  12. В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  13. В. Н. Татищев, История Российская, ч. 2, прим. 60
  14. Транскрипция древнееврейского текста не позволяет точнее передать фонетику имени.
  15. Sacra Moraviae Historia sive Vita SS.

    Cyrilli et Methudii, 1710 г.

  16. См.: Лушин В. Г. К датировке правления Игоря // Историко-археологические записки. I. 2009. С. 65 — 70.
  17. 1 2 Рукавишников А. В. Проблема «непризнания родства» в раннесредневековых хрониках и Повесть временных лет //Восточная Европа в древности и средневековье.

    Мнимые реальности в античной и средневковой историографии : Тез. докл. / XIV Чтения памяти В. Т. Пашуто, Москва, 17-19 апр. 2002 г. ; . — М. : ИВИ, 2002.

Литература

  • Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. — М.-Л.: «Издательство АН СССР», 1950. — 659 с. //«Ізборник». Історія України IX—XVIII
  • Ипатьевский список «Повести временных лет»//«Ізборник». Історія України IX—XVIII
  • Фехнер М. В. Наконечник ножен меча из кургана близ Коростеня // Советская археология. 1982. № 4.

В кино

  • Легенда о княгине Ольге (1983; СССР) режиссёр Юрий Ильенко, в роли Игоря Александр Денисенко.

игорь рюрикович, князь игорь рюрикович

Игорь Рюрикович Информацию О

Игорь Рюрикович

Игорь Рюрикович

Игорь Рюрикович Вы просматриваете субъект
Игорь Рюрикович что, Игорь Рюрикович кто, Игорь Рюрикович описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

Источник: https://www.turkaramamotoru.com/ru/-13175.html

Князь Игорь Рюрикович

Князь Игорь. Илья Глазунов. 1962 год.

Игорь (ок.

878945) — киевский князь (по летописи 912945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.
Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. ‘Ιγγωρ) и западным (лат. Inger) источникам.

В год 6387 (879). Умер Рюрик и передал княжение свое Олегу – родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот еще очень мал.

В год 6421 (913). После Олега стал княжить Игорь. В это же время стал царствовать Константин, сын Леона. И затворились от Игоря древляне по смерти Олега.
В год 6422 (914). Пошел Игорь на древлян и, победив их, возложил на них дань больше Олеговой.

В тот же год пришел Симеон Болгарский на Царьград и, заключив мир, вернулся восвояси.
В год 6423 (915). Пришли впервые печенеги на Русскую землю и, заключив мир с Игорем, пошли к Дунаю.
В год 6428 (920). У греков поставлен царь Роман. Игорь же воевал против печенегов.
В год 6449 (941).

Пошел Игорь на греков. И послали болгары весть царю, что идут русские на Царьград: 10 тысяч кораблей. И пришли, и подплыли, и стали воевать страну Вифинскую, и попленили землю по Понтийскому морю до Ираклии и до Пафлагонской земли, и всю страну Никомидийскую попленили, и Суд весь пожгли.

А кого захватили – одних распинали, в других же, перед собой их ставя, стреляли, хватали, связывали назад руки и вбивали железные гвозди в головы. Много же и святых церквей предали огню, монастыри и села пожгли и по обоим берегам Суда захватили немало богатств.

Обратите внимание

Когда же пришли с востока воины – Панфир-деместик с сорока тысячами, Фока-патриций с македонянами, Федор-стратилат с фракийцами, с ними же и сановные бояре, то окружили русь. Русские же, посовещавшись, вышли против греков с оружием, и в жестоком сражении едва одолели греки.

Русские же к вечеру возвратились к дружине своей и ночью, сев в ладьи, отплыли. Феофан же встретил их в ладьях с огнем и стал трубами пускать огонь на ладьи русских. И было видно страшное чудо. Русские же, увидев пламя, бросились в воду морскую, стремясь спастись, и так оставшиеся возвратились домой.

И, придя в землю свою, поведали – каждый своим – о происшедшем и о ладейном огне. «Будто молнию небесную, – говорили они, – имеют у себя греки и, пуская ее, пожгли нас; оттого и не одолели их». Игорь же, вернувшись, начал собирать множество воинов и послал за море к варягам, приглашая их на греков, снова собираясь идти на них.

Поход князя Игоря на Константинополь в 941 г. Миниатюра из Радзивилловской летописи

В год 6452 (944). Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словен, и кривичей, и тиверцев, – и нанял печенегов, и заложников у них взял, – и пошел на греков в ладьях и на конях, стремясь отомстить за себя. Услышав об этом, корсунцы послали к Роману со словами: «Вот идут русские, без числа кораблей их, покрыли море корабли».

Также и болгары послали весть, говоря: «Идут русские и наняли себе печенегов». Услышав об этом, царь прислал к Игорю лучших бояр с мольбою, говоря: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и еще к той дани». Также и к печенегам послал паволоки и много золота. Игорь же, дойдя до Дуная, созвал дружину, и стал с нею держать совет, и поведал ей речь цареву.

Сказала же дружина Игорева: «Если так говорит царь, то чего нам еще нужно, – не бившись, взять золото, и серебро, и паволоки? Разве знает кто – кому одолеть: нам ли, им ли? Или с морем кто в союзе? Не по земле ведь ходим, но по глубине морской: всем общая смерть».

Послушал их Игорь и повелел печенегам воевать Болгарскую землю, а сам, взяв у греков золото и паволоки на всех воинов, возвратился назад и пришел к Киеву восвояси.

Договор князя Игоря с греками

«Список с договора, заключенного при царях Романе, Константине и Стефане, христолюбивых владыках.

Мы – от рода русского послы и купцы, Ивор, посол Игоря, великого князя русского, и общие послы: Вуефаст от Святослава, сына Игоря; Искусеви от княгини Ольги; Слуды от Игоря, племянник Игорев; Улеб от Володислава; Каницар от Предславы; Шихберн Сфандр от жены Улеба; Прастен Тудоров; Либиар Фастов; Грим Сфирьков; Прастен Акун, племянник Игорев; Кары Тудков; Каршев Тудоров; Егри Евлисков; Воист Войков; Истр Аминодов; Прастен Бернов; Явтяг Гунарев; Шибрид Алдан; Кол Клеков; Стегги Етонов; Сфирка…; Алвад Гудов; Фудри Туадов; Мутур Утин; купцы Адунь, Адулб, Иггивлад, Улеб, Фрутан, Гомол, Куци, Емиг, Туробид, Фуростен, Бруны, Роальд, Гунастр, Фрастен, Игелд, Турберн, Моне, Руальд, Свень, Стир, Алдан, Тилен, Апубексарь, Вузлев, Синко, Борич, посланные от Игоря, великого князя русского, и от всякого княжья, и от всех людей Русской земли. И им поручено возобновить старый мир, нарушенный уже много лет ненавидящим добро и враждолюбцем дьяволом, и утвердить любовь между греками и русскими.
Великий князь наш Игорь, и бояре его, и люди все русские послали нас к Роману, Константину и Стефану, к великим царям греческим, заключить союз любви с самими царями, со всем боярством и со всеми людьми греческими на все годы, пока сияет солнце и весь мир стоит. А кто с русской стороны замыслит разрушить эту любовь, то пусть те из них, которые приняли крещение, получат возмездие от Бога вседержителя, осуждение на погибель в загробной жизни, а те из них, которые не крещены, да не имеют помощи ни от Бога, ни от Перуна, да не защитятся они собственными щитами, и да погибнут они от мечей своих, от стрел и от иного своего оружия, и да будут рабами во всю свою загробную жизнь.
А великий князь русский и бояре его пусть посылают в Греческую землю к великим царям греческим корабли, сколько хотят, с послами и с купцами, как это установлено для них. Раньше приносили послы золотые печати, а купцы серебряные; ныне же повелел князь ваш посылать грамоты к нам, царям; те послы и гости, которые будут посылаться ими, пусть приносят грамоту, так написав ее: послал столько-то кораблей, чтобы из этих грамот мы узнали, что пришли они с миром. Если же придут без грамоты и окажутся в руках наших, то мы будем содержать их под надзором, пока не возвестим князю вашему. Если же не дадутся нам и сопротивятся, то убьем их, и пусть не взыщется смерть их от князя вашего. Если же, убежав, вернутся в Русь, то напишем мы князю вашему, и пусть делают что хотят, Если же русские придут не для торговли, то пусть не берут месячины. Пусть накажет князь своим послам и приходящим сюда русским, чтобы не творили бесчинств в селах и в стране нашей. И, когда придут, пусть живут у церкви святого Мамонта, и тогда пошлем мы, цари, чтобы переписали имена ваши, и пусть возьмут месячину – послы посольскую, а купцы месячину, сперва те, кто от города Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из прочих городов. Да входят они в город через одни только ворота в сопровождении царева мужа без оружия, человек по 50, и торгуют сколько им нужно, и выходят назад; муж же наш царский да охраняет их, так что если кто из русских или греков сотворит неправо, то пусть рассудит то дело. Когда же русские входят в город, то пусть не творят вреда и не имеют права покупать паволоки дороже, чем по 50 золотников; и если кто купит тех паволок, то пусть показывает цареву мужу, а тот наложит печати и даст им. И те русские, которые отправляются отсюда, пусть берут от нас все необходимое: пищу на дорогу и что необходимо ладьям, как это было установлено раньше, и да возвращаются в безопасности в страну свою, а у святого Мамонта зимовать да не имеют права.
Если убежит челядин у русских, то пусть придут за ним в страну царства нашего, и если окажется у святого Мамонта, то пусть возьмут его; если же не найдется, то пусть клянутся наши русские христиане по их вере, а нехристиане по закону своему, и пусть тогда возьмут от нас цену свою, как установлено было прежде, – по 2 паволоки за челядина.
Если же кто из челядинов наших царских или города нашего, или иных городов убежит к вам и захватит с собой что-нибудь, то пусть опять вернут его; а если то, что он принес, будет все цело, то возьмут от него два золотника за поимку.
Если же кто покусится из русских взять что-либо у наших царских людей, то тот, кто сделает это, пусть будет сурово наказан; если уже возьмет, пусть заплатит вдвойне; и если сделает то же грек русскому, да получит то же наказание, какое получил и тот.
Если же случится украсть что-нибудь русскому у греков или греку у русских, то следует возвратить не только украденное, но и цену украденного; если же окажется, что украденное уже продано, да вернет цену его вдвойне и будет наказан по закону греческому и по уставу и по закону русскому.
Сколько бы пленников христиан наших подданных ни привели русские, то за юношу или девицу добрую пусть наши дают 10 золотников и берут их, если же среднего возраста, то пусть дадут им 8 золотников и возьмут его; если же будет старик или ребенок, то пусть дадут за него 5 золотников.
Если окажутся русские в рабстве у греков, то, если они будут пленники, пусть выкупают их русские по 10 золотников; если же окажется, что они куплены греком, то следует ему поклясться на кресте и взять свою цену – сколько он дал за пленника.
И о Корсунской стране. Да не имеет права князь русский воевать в тех странах, во всех городах той земли, и та страна да не покоряется вам, но когда попросит у нас воинов князь русский, чтобы воевать, – дам ему, сколько ему будет нужно.
И о том: если найдут русские корабль греческий, выкинутый где-нибудь на берег, да не причинят ему ущерба. Если же кто-нибудь возьмет из него что-либо, или обратит кого-нибудь из него в рабство, или убьет, то будет подлежать суду по закону русскому и греческому.
Если же застанут русские корсунцев в устье Днепра за ловлей рыбы, да не причинят им никакого зла.
И да не имеют права русские зимовать в устье Днепра, в Белобережье и у святого Елферья; но с наступлением осени пусть отправляются по домам в Русь.
И об этих: если придут черные болгары и станут воевать в Корсунской стране, то приказываем князю русскому, чтобы не пускал их, иначе причинят ущерб и его стране.
Если же будет совершено злодеяние кем-нибудь из греков – наших царских подданных, – да не имеете права наказывать их, но по нашему царскому повелению пусть получит тот наказание в меру своего проступка.
Если убьет наш подданный русского или русский нашего подданного, то да задержат убийцу родственники убитого, и да убьют его.
Если же убежит убийца и скроется, а будет у него имущество, то пусть родственники убитого возьмут имущество его; если же убийца окажется неимущим и также скроется, то пусть ищут его, пока не найдется, а когда найдется, да будет убит.
Если же ударит мечом, или копьем, или иным каким-либо оружием русский грека или грек русского, то за то беззаконие пусть заплатит виновный 5 литр серебра по закону русскому; если же окажется неимущим, то пусть продадут у него все, что только можно, так что даже и одежды, в которых он ходит, и те пусть с него снимут, а о недостающем пусть принесет клятву по своей вере, что не имеет ничего, и только тогда пусть будет отпущен.
Если же пожелаем мы, цари, у вас воинов против наших противников, да напишем о том великому князю вашему, и вышлет он нам столько их, сколько пожелаем: и отсюда узнают в иных странах, какую любовь имеют между собой греки и русские.
Мы же договор этот написали на двух хартиях, и одна хартия хранится у нас, царей, – на ней есть крест и имена наши написаны, а на другой – имена послов и купцов ваших. А когда послы наши царские выедут, – пусть проводят их к великому князю русскому Игорю и к его людям; и те, приняв хартию, поклянутся истинно соблюдать то, о чем мы договорились и о чем написали на хартии этой, на которой написаны имена наши.
Мы же, те из нас, кто крещен, в соборной церкви клялись церковью святого Ильи в предлежании честного креста и хартии этой соблюдать все, что в ней написано, и не нарушать из нее ничего; а если нарушит это кто-либо из нашей страны – князь ли или иной кто, крещеный или некрещеный, – да не получит он помощи от Бога, да будет он рабом в загробной жизни своей и да будет заклан собственным оружием.
А некрещеные русские кладут свои щиты и обнаженные мечи, обручи и иное оружие, чтобы поклясться, что все, что написано в хартии этой, будет соблюдаться Игорем, и всеми боярами, и всеми людьми Русской страны во все будущие годы и всегда.
Если же кто-нибудь из князей или из людей русских, христиан или нехристиан, нарушит то, что написано в хартии этой, – да будет достоин умереть от своего оружия и да будет проклят от Бога и от Перуна за то, что нарушил свою клятву.
И если на благо Игорь, великий князь, сохранит любовь эту верную, да не нарушится она до тех пор, пока солнце сияет и весь мир стоит, в нынешние времена и во все будущие».
Послы, посланные Игорем, вернулись к нему с послами греческими и поведали ему все речи царя Романа. Игорь же призвал греческих послов и спросил их: «Скажите, что наказал вам царь?». И сказали послы царя: «Вот послал нас царь, обрадованный миром, хочет он иметь мир и любовь с князем русским. Твои послы приводили к присяге наших царей, а нас послали привести к присяге тебя и твоих мужей». Обещал Игорь сделать так. На следующий день призвал Игорь послов и пришел на холм, где стоял Перун; и сложили оружие свое, и щиты, и золото, и присягали Игорь и люди его – сколько было язычников между русскими. А христиан русских приводили к присяге в церкви святого Ильи, что стоит над Ручьем в конце Пасынчей беседы и Хазар, – это была соборная церковь, так как много было христиан – варягов. Игорь же, утвердив мир с греками, отпустил послов, одарив их мехами, рабами и воском, и отпустил их; послы же пришли к царю и поведали ему все речи Игоря, и о любви его к грекам.

Игорь же начал княжить в Киеве, мир имея ко всем странам. И пришла осень, и стал он замышлять пойти на древлян, желая взять с них еще большую дань.

Источник: http://russian-history.info/history-persons/igor-rurikovich-knyaz/

Игорь Рюрикович. Новая версия гибели князя

Можно ли верить истории? В этой статье-исследовании даётся новый взгляд на деяния и гибель князя Игоря.      Историю создают великие люди. А люди невеликие её переписывают.

В современных учебниках и энциклопедиях прослеживается общая тенденция славянофобии – роль русского народа приуменьшается, искажается, а иногда обливается грязью. Складывается ощущение того, что нам хотят внушить стыд и пренебрежение к своей истории.

    Мы можем любить или не любить свою историю.

Но каждый человек должен уметь самостоятельно оценивать исторические события и деяния личностей, разбираться, что может быть правдой, а что больше похоже на ложный вымысел.

         Забытые дела

    Печальная участь «переписывания» постигла и киевского князя Игоря сына Рюрика, которого в народе прозвали Старым. Он принял власть в 912 году от князя Олега, бывшего ему опекуном, когда сам был уже зрелым мужем и имел жену Ольгу.

Он никогда не пытался свергнуть Олега с престола, потому что не сомневался в законности его власти. Это послужило поводом для некоторых историков обвинять его в слабохарактерности и даже трусости. Игорь правил на Киевском престоле с 912 по 945 год.

За это время князь свершил немало важных дел, направленных на укрепление Руси.      Но в современной литературе про князя Игоря можно прочитать, что он не прославил своё княжение ни победами в сражениях, ни великими военными походами, ни реформами.

Но справедливы ли такие слова?

    О мирных делах Игоря часто «забывают». Знаменит он больше благодаря неудачному походу на Византию и легенде о его гибели.

А как же заключённый с печенежскими племенами мир в 915 году? Или торговый поход в Итальянские страны в 935, совершённый с греческими купцами? Или появление славянской азбуки Кирилла и Мефодия? Эти дела свидетельствуют о мирных отношениях с окружающими странами и о том, что Игорь заботился о развитии культуры и образования внутри страны.

    Когда печенеги впервые напали на Русь, Игорь показал себя решительным правителем. Он выступил им навстречу с большими войсками. Сила и слава оружия русов заставили неприятеля пойти на мир. Будь Русь слаба, а её правитель несмел и ненапорист, быть большому сражению, а не переговорам.     В летописях существуют сведения о сражении с печенегами в 920 году (спустя целых пять лет мира!). И результаты этой крупной победы очевидны, если проследить дальнейшую историю. Во-первых, племена печенегов отважатся напасть на Русь лишь в 968 году. Одна победа Игоря Рюриковича дала целых 48 лет спокойной жизни! Во-вторых, есть доказательства того, что печенеги всё это время были если не в вассальной зависимости, то вынуждены были выполнять волю русского князя. Они входили во вспомогательные военные отряды княжеских войск в сражениях с Константинополем, а в 944 году князь приказал печенегам идти войной на Болгарскую землю, как гласит летопись. Даже арабский географ Ибн-Хаукаль в своих записях о землях руссов называет печенегов «копьём в руках князя».

    Эти факты говорят определённо за то, что Русь при Игоре Рюриковиче была сильной державой, способной держать врагов в повиновении. Подтверждение этому находятся и в других источниках. В записях арабских историков и географов река Дон и Чёрное море названы «Русскими».

Там же сказано, что «только руссы смеют плавать по ним».

Важно

В записях историка Диакона из Византии можно найти утверждения, что современный Керченский пролив служил князю Игорю отправной точкой – военной базой, как сказали бы сегодня – для константинопольских походов в 941 и 944 годах.

    В современных учебниках говорится, что в 941 году князь Игорь захотел прославиться военной победой над Константинополем. Он снарядил армию и разместил её на 10 000 ладьях. Мотивация такого решения представляется сомнительной. В ту далёкую эпоху военные ресурсы и каждый воин были на счету. А играючи совершить поход на Византию – сильную империю с мощной армией – было не под силу даже Игорю. И, если князь пошёл на такого врага, значит, на то была веская причина. Определённо, Византия представлял для Руси угрозу, и Игорь решил заявить о себе прежде, чем враг придёт на его землю.     И заявление это было достаточно серьёзное. Посмотрим, в 941 Игорь проиграл сражение. Византийский военачальник Феофан Протовестиарий сжёг флот русичей «греческим огнём». А на берегу им нанесли поражение пехота и конница императора Лакапина. Но почему навстречу русичам войска вывел сам император? И почему он после не преследовал князя? И даже после победы не совершил похода в русские земли, чтобы уничтожить опасного соседа? Ответ очевиден – победа над славянами стоила Византии больших потерь, а разгром страны русов был невозможен.

    А вот Игорь хотел обезопасить себя от опасного соседства. В 943 году он повторяет поход на Византию (в войсках князя, к слову, были отряды печенегов и наёмных варягов).

Армия русов была столь сильна и многочисленна, что император Лакапин посчитал нужным откупиться от сражения. И здесь Игорь предстаёт перед нами мудрым дипломатом. Он принял мир, а Византию обложил данью, больше той, что брал Олег.

Можно ли после этого говорить, что Русь была страной «варваров», а возглавлял её несмелый и нерешительный князь?

    Зависимость славянских племён от киевского князя выражалась платежом дани. При Игоре её выплачивали деньгами, пушниной, продуктами и ремёсленными изделиями. Каждый год поздней осенью князь с дружиной начинал объезд подчинённых земель. Полюдье продолжалось всю зиму до весны. Возможно, оно сопровождалось побоищами и всяким насилием над местным населением. К тому же размер дани не был определён, брали столько, сколько считали нужным. Ясно, что народ не раз восставал против такого обращения.     Под конец княжения Игорь перестал ездить за данью. Он посылал за ней воеводу Свенельда с его дружиной. Те быстро богатели, и завистливые дружинники Игоря уговорили его поехать за данью к древлянам – самому большому и богатому племени славян. Дальнейшие события мы знаем ещё со школы – князь, собрав дань, вернулся взять ещё. Но древляне восстали и убили Игоря с дружиной.     Следуя официальной исторической версии, понять древлян можно – их грабили, и они защищались. Но всё же есть в ней несколько моментов, заставляющих усомниться в их правдоподобности.     Во-первых, княжеская дружина не могла завидовать в богатстве Свенельду и его отряду. Ведь за год до этих событий Игорь получил откуп от Византии. Причём, больше того, сколько взял Олег. Княжеская дружина имела серебро и золото, шелка и прочие богатства. А чем мог Свенельд разбогатеть в землях славян? Только медами, мехами и ремёсленными изделиями.     Поэтому едва ли Игорь в преклонном возрасте нарушил свои привычки и поехал за данью к древлянам. Возможно, это был всего лишь предлог оказаться в тех землях, а на самом деле он имел другую цель. Какую же? Древляне часто проявляли неповиновение. Вполне вероятно, Игорь заподозрил их в бунте и приехал для его подавления.     Во-вторых, собрав дань, едва ли Игорь возвратился добрать ещё. Это поступок жадного и алчного человека. А славяне всегда славились щедростью, доходящей до расточительства. К тому же, как утверждают летописи, возвращался князь с малым отрядом, а это уже совсем неразумно – ехать с небольшим количеством людей к обобранным данью древлянам.

    Так что же могло случиться? Возможно, древляне все-таки подняли бунт и хитростью вызвали к себе князя, где его и убили. Тогда не было и в помине жадных поборов князя. Возможно, Игорь погиб от рук дружины.

Известно, что после войн с Византией ряды дружинников пополнили наёмные варяги, для которых предательство – не самый большой грех. В таком случае их предательство похоже на умышленное убийство.

И мы можем лишь гадать, кому была выгодна гибель старого князя – воеводе Свенельду, княгине Ольге или другим «сильным мира сего»?

    Судить с уверенностью о событиях древней истории невозможно. Вся проблема в том, что историю Руси мы можем узнать из ничтожно малого числа письменных источников. Это античные, древнееврейские, византийские и арабские сочинения. Большинство из них носят поверхностный характер, не дают точных сведений, имён и датировок.     А более ценные русские летописи писались при княжеских дворах или монастырях. И здесь большое значение имени политические взгляды и интересы летописца. К тому же, за столетия летописи многократно переписывались, и каждое поколение вносило в них свои поправки.     Именно поэтому не стоит всегда полагаться на официальные источники. История всегда была орудием в руках манипуляторов общественного сознания. Узнать определённо, что было на самом деле, невозможно. Поэтому нам и остаётся единственный выход – пропускать всю информацию через «фильтр» своего здравого разума.

Альтернативная история → Пророчества Велесовой книги и духовная борьба предков

История → Волхвовский дух и корни Запорожской Сечи

Альтернативная история → Славянские тайны: что такое Пересопница?

Религия → Мавр сделал свое дело, мавр может уходить…

Альтернативная история → Расточье: путь рахманов

Рейтинг

последние 5

Источник: http://slavyanskaya-kultura.ru/slavic/heros/igor-ryurikovich-novaja-versija-gibeli-knjazja.html

Ссылка на основную публикацию