Каковы были векторы развития регионов средневековой руси в xiii — xv веках?

Каковы были векторы развития регионов средневековой Руси в XIII — XV веках?

Среди русских историков была распространена точка зрения о том, что с распадом Киевского государства, а затем и потерей независимости многими княжествами, история в юго-западных и северо-западных землях как бы замерла и жизнь переместилась на северо-восток, где возникали новые центры исторического развития. Это промосковская традиция, утвердившаяся в историографии.

На самом деле история «в юго-западных и северо-западных землях не прерывалась. Более того, выбор стратегии юго-запада, северо-запада, Восточной Руси во время татарской экспансии разительно отличался. Отличалась и социально-политическая ориентация.

Юго-Западная Русь избирает стратегию синтеза с Литвой и объединяются в рамках Литовско-Русского государства. Этот выбор оказывается естественной реакцией на татарское завоевание, для сохранения своего типа развития.

Что же представляла юго-западная Русь в составе Литвы?

Обратите внимание

В XIV в. южные и западные земли: Галицко-Волынское, Минск, Гомель, а затем Киев втягивались под власть языческой Литвы, а затем и Польши в основном мирным путем (хотя есть и другая точка зрения). Литовское княжество, включив русские земли, стало называться Великое княжество Литовское и Русское.

Подчинение Литве не было сопряжено с национальными или религиозными притеснениями. К слову, официальным языком Великого княжества Литовского с XIV в. стал белорусский язык. С принятием католичества и усилением Польши положение ухудшилось (с 1413 г.

на высшие государственные должности в Литве стали назначать только католиков, тогда же было запрещено строительство новых православных храмов).

Реальных различий в социально-политическом устройстве этих земель и северо-восточных, т. е. московских в XII—XIII вв. практически не было, то же верховенство князя, то же политически активное боярство и т.д.

Но уже во второй половине XIV века эта разница обозначилась в виде появления в южных и западных юродах «магдебургского права» и цехов, что сближало их с городами Европы. Процесс появления «самоуправляющихся» городов шел быстро: «в 1356 г.

Магдебургское право было предоставлено Львову, в 1374 г.—Каменску, в 1444 — Житомиру, в 90-е гг. XV «в. — Киеву, Ровно. Другим показателем становления различий Юго-западной и Северо-Восточной Руси явилось появление па юго-западе ремесленных и торговых цехов.

Такого социального института северо-восточные русские земли не знали. С XV—XVI вв. кардинальные различия намешлись в политическом строе Юго-Запада и Северо-Востока. В течение XV в. власть великого князя в Литовско-Русском государстве ослабла и подверглась ограничениям.

Князь стал избираться дворянством. Часть общества получила право контроля над государством.

Важно

Иную стратегию демонстрирует Северо-Западная Русь, Новгород. Пользуясь своим положением, он дистанцируется от татарского нашествия и следит лишь а тем, чтобы сохранять свою независимость и территориальную целостность от любых притязаний, будь то восточная Русь, Литва или шведы. Новгород не подвергся татаро-монгольскому нашествию, хотя и платил ишь.

Встает вопрос: Новгородская республика: миф или реальность?

Итак, этот регион также имел отличное от Московской Руси социально-политическое устройство. Особый путь в государственной раздробленности прошел Новгород.

Если на основной территории страны закладывались основы авторитарной государственной власти, то и Новгороде возобладали тенденции к демократии. В плане исторической перспективы выбор Новгорода был тупиковым.

Торговые республики не трансформируются ни в национальные государства, ни в многонацио­нальные республики, а именно такова была основная цель развития европейской истории.

По своим масштабам Новгородская земля в XIII— XV вв.— это большое государство. Новгород был повергнул лицом к Европе, служил защитником рубежей Руси от агрессии немецких и шведских феодалов. В 1142—1446 гг. Новгород 26 раз воевал со Швецией, 11 раз — с Ливонским орденом, 14 раз — с Литвой и 5 раз — с Норвегией.

Новгород был республикой (XI—XV вв.) с выборными высшими должностными лицами (посадниками), с народным собранием (вече), местным самоуправлением. Князья не имели полной государственной власти, приглашались в Новгород лишь для исполнения определенных функций в роли наемных военачальников. Им было заапрещено владеть землей на территории новгородских волостей.

Но и права были большие. Он обладал высшей судебной властью. На имя князя шла дань. Аналогично развивалась, отделившись от Новгорода, и Псковская республика. Князья недолго задерживались на новгородском престоле. За 200 с небольшим лет — с 1095 до 1304 г. — на новгородском столе побывало около 40 человек, а некоторые князья даже не по одному разу.

Так что смена княжеской власти происходила 58 раз.

С 1156 г. новгородцы стали избирать духовного пастыря. Интересна процедура избрания. Вече называло трех кандидатов, наиболее авторитетных служителей церкви. Их имена записывались на пергаменте. Посадник запечатывал записи своей печатью.

Совет

Затем эти записки несли на другой берег Волхова в главный Софийский собор, где шла литургия. После окончания службы ребенок брал одну из записей и написанное на ней имя оглашалось. Лишь затем избранный епископ ехал к митрополиту в Киев для посвящения.

Никогда, ни до Новгородской республики, ни после, православная церковь не знала такого демократического порядка, чтобы сами верующие выбирали себе духовного пастыря.

Основой новгородского экспорта были пушнина и воск, а не продукция ремесленников.

Обилие товара было таково, что медвежьи, волчьи, заячьи, беличьи меха считались тысячами и десятками тысяч, а собольи, куньи, бобровые, хорьковые, горностаевые—«сороками».

В Новгороде бывали купцы не только из Германии, Дании, Швеции, но и из далекой Италии. Сами, новгородцы вели морскую торговлю в Балтийском море, ввозя из-за границы сукно, железо, соль, хлеб, лошадей, предметы роскоши.

Вместе с тем, надо отметить, что у новгородцев торжествлял я сочеталась с разбойными нападениями на купцов, и поволжские города.

Поскольку торговля и земледелие — это сезонные профессии, новгородцы занимались разбойными нападениями на купцов. Собирались целые отряды «ушкуйников» — разбойников.

Караваны ушкуйников насчитывали до 200 людей с 1,5—2 тыс. воинов. Они грабили Нижний Новгород, Кострому, Казань.

Постепенно власть переходила в руки боярской олигархии, несколько наиболее богатых семей. Формально новгородская демократия строилась на принципе равенства граждан. В XV в.

был законодательно впервые м России зафиксирован принцип равенства перед законом: «Судити всех ровно, как боярина, так и житьего (оогатого), и молодчего (бедного) человека». Но фактически бояре благодаря подкупу бедняков часто могли управлять вечем.

Обратите внимание

В руки бояр переходят должности, на которые ранее избирались лица других сословий. Бояре стали возглавлять суд тысяцкого, распространявшийся в основном на бедное население и являвшийся к нее опорой демократии.

В борьбе за независимость Новгорода особенно прославился князь Александр Невский, сын великого князя владимирского. В 1240 г., в момент когда восточная и средняя Русь была опустошена татарским нашествием северный сосед Великого Новгорода, шведы, напали на новгородскую землю.

Девятнадцатилетний новгородский князь внимательно следил за маневрами шведов и паковал врага. Знаменитая Невская битва произошла IS июля 1240 г. Александра Ярославича и прозвали Александром Невским.

Русь не только сохранила выход к морю, но и добилась первого военного успеха со времени нашествия Батыя.

Вскоре после этого, летом 1240 г., ливонские рыцари-крестоносцы напали на Псковскую землю. Александр перешел в энергичное контрнаступление. Он обратился к отцу, великому князю, за помощью и в течение зимы 1241/42 гг. было собрано войско (главным образом народное ополчение), которое прибыло в Новгород. Освободив Псков, войско двинулось на запад, против главных: сил врага.

Александр решил дать главный бой на берегу Чудского озера. 5 апреля 1242 г. произошла битва, вошедшая в историю под названием «Ледовое побоище». Войска рыцарей-крестоносцев понесли здесь тяжелое поражение, русское войско вернулось в Новгород с победой, а послы Ордена вскоре прибыли туда же «с поклоном» просить мира. Вторжение с Запада на Русскую землю было отражено.

Так был сделан выбор между Востоком и Западом.

Наконец, третью стратегию избирает Восточная Русь. Ее выбор — татарский суверенитет и противо­стояние европейской экспансии.

Закончив покорение русских земель- в 1241— 1242 гг., массы татарского народа — войска расположились на жительство по всему юго-востоку Русской земли. Они основали здесь так называемую Золотую Орлу, столицей которого стал город Сарай на Нижней Волге. К 1244 г. все русские князья, побывав в Сарае, получили от Батыя ханский «ярлык» (грамоту) на княжение и правили княжествами на Руси.

Важно

Александр Невский избирает развитие Восточной Руси в рамках татарской империи. Он послал свои войска в помощь ордынцам, а сыновей к ним в ученики; он согласился на примат хана, согласился получать из ханских рук Великое Княжение.

В 1257—1259 гг. татаро-монголы провели перепись русского населения и обложили его данью в пользу татарского хана. Сбор дани с русского населения был поручен татарским чиновникам, «баскакам». Размер дани был очень велик. Особое негодование русских вызывал увод наиболее талантливых ремесленников в Орду для работы на хана, а также увоз в Орду русских женщин.

В ответ на это, уже в 1257 г. в Новгороде и Пскове начались народные восстания, которые продолжались около года. В этих условиях перед великокняжеской властью встала альтернатива: либо татаро-монгольское войско вновь, как недавно, разорит Русь, либо подавление восстания должны взять на себя сами русские князья.

Александр Невский, ставший к этому времени великим князем (1252—1263 гг.), взял подавление восстаний на себя. При помощи татарского войска восставшие были разгромлены. Подавление восстаний впервые сопровождалось азиатской жестокостью: сечением кнутом, отрезанием носов и т. п.

После десятилетнего периода погромов монголами Северо-Восточной и Южной Руси, Александр Невский получил ярлык великого княжения и встал на путь сотрудничества с Ордой.

В следующем столетии умелая политика по отношению к Золотой орде станет одной из причин возвышения Московского княжества при Иване Калите.

Источник: https://histerl.ru/vse_mareriali/voprosi_otveti/vektori_razvitia_regionov_srednevikovoi_rusi.htm

Каковы были векторы развития регионов средневековой руси в xiii — xv веках? — история России

В истории Российского государства и культуры периоду с IX по XVII в. принадлежит особое место.

Именно в средние века определились в основном границы государства, были заложены этнокультурные основы будущих наций и национальных языков, сформировались православно-христианские общественные идеалы и базовые ценности, сложилась богатейшая культура. Об этом периоде существует огромная историография.

Среди вопросов, традиционно вызывающих дискуссии историков, следует назвать такие, как: происхождение термина ʼʼРусьʼʼ, роль экзогенных факторов на ранних этапах становления древнерусской государственности, генезис феодализма у восточных славян и роль геополитического фактора, повлиявшего на специфику русской истории и культуры, концепцию Предвозрождения в русской культуре конца XIV–XV в. и др.

В истории средневековой Руси прослеживаются три периода: I – древнейшая история Русского государства со второй половины IX в. до 30-х годов XIII в.; II – вторая половина XIII-XV в.; III – начало XVI-XVII в.

Совет

Историю Древнерусского государства можно разделить на три этапа. Первый из них — ϶ᴛᴏ время довольно длительного ʼʼсобиранияʼʼ восточнославянских земель. Он растянулся с 80-х годов IX в. почти до конца Х в.

Второй этап — ϶ᴛᴏ время существования относительно единого Киевского раннефеодального государства, приблизительно со времени Владимира I до 20-х годов XIII в., когда оно окончательно распалось на независимые княжества.

И, наконец, третий этап – господство феодальной раздробленности – от 20-х годов XII в. до монгольских нашествий 30-40-х годов XIII в.

Объединœение восточнославянских земель было подготовлено внутренними социально-экономическими процессами. Славянская в своей базе Киевская Русь вобрала балтские, финно-угорские племена, причем объединœение Севера и Юга было ускорено участием в данном процессе варяжских дружин.

В рамках Древнерусского государства происходил генезис феодализма, специфика которого отразилась на формировании его основы – феодальной земельной собственности, социально-классовой структуре.

Особенно значимым фактором развития явилось принятие в конце Х в.

христианства, превратившегося в форму господствовавшей в средневековом обществе идеологии, определявшей психологию и социальное поведение людей того времени.

Крещение Руси было важным этапом в развитии ее культуры, которая обрела совершенно новые черты. Наиболее значительным после принятия христианства стало византийское влияние, однако и оно вскоре было переосмыслено и переработано на базе самобытной культуры, истоки которой восходят к глубокой древности.

Читайте также:  Царь персии дарий i: приход к власти и реформы

Историю русских земель II периода можно разделить на три этапа. Первый охватывает 40-е годы XIII – начало XIV в. и характеризуется глубоким демографическим кризисом, замедлением социально-экономического развития, что явилось следствием монголо-татарского нашествия 30-х годов XIII в. Второй этап приходится на XIV столетие.

Обратите внимание

В это время кризис постепенно преодолевается, ускоряется развитие феодальных отношений, складываются политические центры, борющиеся за ведущее положение в регионе, делаются первые попытки освобождения от иноземного ига.

Третий этап – XV в.– характеризуется сравнительно быстрыми темпами роста производительных сил, вовлечением в процесс развития феодализма земель с финно-угорским населœением за счёт внутренней колонизации в Северо-Восточной Руси.

Укрепляются города.

К концу XV в. образовалось государство типа сословной монархии – Московское государство, добившееся полного освобождения от монголо-татарской зависимости. Начиная с XV в. постепенно складывались предпосылки формирования новых народностей, выделœения их языков, особенностей материальной и духовной культуры. В пределах Русского государства началось воссоединœение бывших земель Киевской Руси.

Русская культура за два с половиной века прошла путь от страшного разорения, приостановившего ее развитие, через упорное возрождение, приведшее к высочайшим достижениям конца XIV-XV вв. Многообразная по своим местным особенностям, она всœе более складывалась как единое целое.

В III период в условиях Московского государства в базовых чертах сформировался феномен России. Тогда же родилось и закрепилось само название страны.

Медленной поступью уходила в прошлое средневековая Русь. В XVII в. процесс генезиса капиталистических отношений был уже необратимым. Претерпело существенные изменения государственное устройство России – из сословно-представительной монархии она превращалась в абсолютистскую монархию.

Наступил кризис религиозной идеологии и церковной организации. Общество стало более открытым. В течение середины второй половины XVI–первой трети XVII в. произошел поворот от культуры Древней Руси к культуре России Нового времени.

Это было начало нового периода русской истории – подготовки страны к эпохе реформ Петра I.

ТЕМА 5. Страны мира в Новое время
1. Страны Запада, и США в Новое время.  
2. Страны Востока в Новое время.
3. Этапы исторического развития России в Новое время.

Источник:

Политическое развитие Средневековой Руси

терминология историографическая и терминология реальная

Антон А. Горский

Московский государственный университет, gor-ks@yandex.ru

ABSTRACT

Go to section…

·TOP

·ABSTRACT

“The Political Development of Medieval Rus’: Historians’ Terminology and That of the Sources”, by Anton A. Gorskii, Moscow State University.

The article argues that artificial terms (“tribes”/plemena, “principalities”/ kniazhestva and “appanages”/udely) long used by scholars misrepresent the nature of political developments in Medieval Rus’ and should be replaced by terminology from the sources that reflects the evolution of the territorial-political structure (the Byzantine Σκλαβηνία/ Σκλαβυνία/slavinii and the Old Russian zemli and volosti).

Keywords

· Medieval Rus’,

· terminology,

· slavinii,

· zemli,

· volosti

Go to section…

·TOP

·ABSTRACT

При описании политического развития Руси эпохи Средневековья в исторической литературе традиционно используется определенный, устоявшийся набор понятий.

До IX столетия у восточных славян существовали племена – именно так (вариант – союзы племен) обычно определяются восточнославянские общности, о которых рассказано во вводной части «Повести временных лет» – поляне, древляне, вятичи, кривичи и другие (соответственно в англоязычных текстах они определяются, благодаря дословному переводу с современного русского, как tribes). Затем формируется государство Киевская Русь. К XII столетию Киевская Русь распадается на княжества или уделы; иногда эти понятия объединяют в словосочетание удельные княжества (в англоязычных работах, опять-таки благодаря точному переводу с современного русского языка, фигурируют principalities). Позже, в XIV–XV вв., происходит объединение удельных княжеств в новое единое государство.

Важно

Выделенные термины производят впечатление древних слов, из-за чего может возникнуть иллюзия, что они бытовали в тех же значениях, в которых ныне используются наукой, и в изучаемую эпоху. Но это далеко не так.

Слово племя известно в раннее Средневековье, но оно никогда не применялось к догосударственным славянским общностям.

В «Повести временных лет» это слово встречается в значении «потомки» – при изложении библейских сюжетов («племя Афетово», «племя Хамово»), по отношению к аварам («их же несть племени, ни наслѣдъка»).

1 Восточнославянские группировки, о расселении которых по Восточной Европе в летописи подробно рассказано, как «племена» не обозначаются.2

Слово удел впервые фиксируется в середине XIV века.3 При этом оно употреблялось не в том значении, как это принято в историографии. Самостоятельные политические образования «уделами» не назывались. Этот термин использовался для обозначения владений представителей княжеской семьи, выделяемых по воле ее главы.4

Слово княжество (ставшее в историографии самым популярным обозначением русских средневековых политических образований – «княжествами» нередко именуют и составные части Руси X–XI вв., до наступления «удельного периода») впервые встречается только в конце XIV века.

5 Причем вначале оно употребляется лишь на юго-западе древнерусской территории, на галицко-волынских землях, принадлежащих литовским и польским князьям. Первый известный случай употребления термина «княжество» по отношению к Московской Руси относится к 1494 г.

: в договоре Ивана III с великим князем литовским Александром Казимировичем в тексте грамоте, направленной от литовского князя московскому, «великими княжествами» названы принадлежащие Ивану Новгород, Псков и Тверь.6 Речь идет о частях уже единого Московского государства, т.е.

о территориальных единицах, которые в историографии как раз «княжествами» не именуются. Налицо парадокс: источники начинают употреблять термин княжество тогда, когда, согласно историографии, «княжества» перестают существовать…

Слово государство в значении, близком современному, начинает употребляться лишь в XV столетии.7

Совет

Наконец, эпитет Киевская по отношению к Руси появился только в историографии XIX столетия (а популярность приобрел только в веке двадцатом).8

Таким образом, для описания этапов политического развития Руси применяются термины, либо являющиеся анахронизмами (удел, княжество, государство, эпитет Киевская), либо имевшие в Средневековье иное значение (племя). При этом слова удел и княжество употребляются мало того, что по отношению к эпохе, когда их еще не существовало, но и не в том значении, которое им придавалось.

Необходимость вводить термины, не бытовавшие в изучаемую эпоху, возникает в науке тогда, когда то или иное явление не получило специального определения у современников. К нашему случаю это, между тем, не относится: для этапов политического развития Средневековой Руси обозначения в источниках имеются.

Правда, славянские догосударственные общности у самих славян особого terminus technicus не получили.9 Но такой термин был изобретен в наиболее развитом государстве раннего Средневековья – Византийской империи.

Здесь славянские группировки раннего Средневековья называли «славиниями» (Σκλαβηνία, Σκλαβυνία).

10 Чаще всего так именуются в византийских источниках политические образования ближайших соседей Империи – южных славян, но аналогичный термин прилагался и к славянам западным и восточным. Так, император Константин VII Багрянородный в середине X в.

в своем трактате «Об управлении империей», рассказывая о восточнославянских общностях, зависимых от киевских князей, определял их как «славинии вервианов, другувитов, кривичей, севериев (т.е. древлян, дреговичей, кривичей и северян – А.Г.)».11

Сформировавшееся в течение IX–X вв. государство именовалось Русь12 или Русская земля. Обе эти формы присутствуют уже в договоре Олега с Византией 911 г. – древнейшем отечественном письменном источнике («в Рускую землю», «пришедшимъ в Русь», «приходящим в Русь», «и да поимуть в Русь», «възратиться в Русь», «възвращен будет не хотя в Русь»).

13 Именно словом земля с тем или иным территориальным определением в Средневековье обозначали то, что ныне подразумевается под понятием «суверенное государство». В древнерусских источниках, помимо Русской земли, встречаем словосочетания «Греческая земля» (Византия), «Лядская земля» (Польша), «Угорская земля» (Венгрия), «Болгарская земля» и другие.

14

Составные части «Русской земли», управлявшиеся наместниками ее верховного правителя – киевского князя, именовались волостями.

Этот термин дожил до XX столетия, при этом с XIV века им обозначались небольшие административные округа, объединявшие несколько сельских поселений и города на своей территории не имевшие.

В историографии такое значение понятия волость часто распространяется и на домонгольский период, но для этого нет оснований. В источниках XI – начала XII в. волость выступает как крупная территориальная единица, имеющая центром город, причем город стольный (с княжеским столом).

При этом понятие волость (восходящее к глаголу «владеть») в данный период связано с владетельными правами исключительно князя, волости определяются по князьям, а не городам-центрам. Общее количество волостей, на которые делилась Русская земля, в XI – начале XII в. колебалось от одного до двух десятков.15

В XII столетии крупные волости начинают называться в источниках землями – т.е. так, как было принято обозначать суверенные государства.

Появление в источниках нескольких земель (Полоцкой, Новгородской, Черниговской, Суздальской, Галицкой, Волынской, Смоленской, несколько позже – Рязанской, Пинской, Муромской, Псковской; земли, в отличие от волостей, определялись по главным городам) вместо одной Русской земли связано с обретением этими политическими образованиями фактической самостоятельности (при сохранении формального главенства киевского князя). Таким образом, с XII столетия на Руси складывается система более чем десятка государств, именовавшихся землями. Термин волость по-прежнему продолжает использоваться, но преимущественно для обозначения владений того или иного князя в пределах земли. Таким образом, на новом, региональном уровне воспроизводилась структура прежнего единого государства: земля, в ее составе – волости.16

Обратите внимание

В XIII–XV вв. самостоятельные политические образования продолжают определяться как земли.17 Но со второй половины XIII столетия на восточнославянской территории стал происходить (в условиях, когда верховной властью над русскими землями обладал хан Орды) территориальный передел, в результате которого к концу XV в.

она оказалась поделена между двумя крупными государствами (сформировавшимися именно в «ордынскую эпоху») – Литовским и Московским, система «земель» перестала существовать.18 Эти перемены проявились в терминологии. В XIV в.

Источник: https://valdvor.ru/bez-rubriki/kakovy-byli-vektory-razvitiya-regionov-srednevekovoj-rusi-v-xiii-xv-vekah-istoriya-rossii.html

I Социокультурное развитие земель Руси в XIII—XIVвв

Для культуры это время во многом оказалось переломным. Многие исследователи считают XIII в. точкой пресечения культурных традиций, временем упадка и дезинтеграции древнерусского культурного пространства. Материальные и природные ресурсы, послужившие основой для стремительного подъема Киевской Руси в X—XII вв. к XIII в. оказались во многом исчерпаны, а стереотипы хозяйствования и социальные механизмы, ранее обеспечивавшие рост, потеряли свою эффективность. Разрушительный монгольский удар, хронологически совпавший с периодом внутренних исторических сдвигов, обострил и ускорил их течение.

С началом монголо-татарского нашествия условия культурного творчества коренным образом изменились. Вторжение было воспринято как вселенская катастрофа, как вмешательство божественных сил: «Из-за грехов наших пришли народы неизвестные, безбожные моавитяне, о которых никто точно не знает, кто они, откуда пришли, и каков их язык, и какого они племени, и какой веры» — сообщают источники тех времен.

По данным археологов, более половины (49 из 74) известных древнерусских городов было разорено монголо-татарами, некоторые из них исчезли навсегда.

Новейшие исследования рисуют убедительную картину упадка и стагнации в целом ряде городских центров в середине XIII в. В Торжке после 1238 г. в течение полувека не возобновлялись ни фортификации (срубы крепостной стены были заменены частоколом), ни мощение улиц. Городская территория Владимира на Клязьме, подвергшегося жестокому разгрому зимой 1238 г., вплоть до конца XV в. не распространялась за пределы укреплений домонгольского времени. Археологические изыскания во Владимире свидетельствуют о запустении во второй половине XIII—XV вв. обширных участков, на которых еще в конце XII — начале XIII в. располагались богатые городские усадьбы. Симптомы кризиса просматриваются в первые десятилетия XIII в. и в развитии Пскова, оказавшегося в зоне экспансии крестоносцев.

Середина XIII в. обычно рассматривается как некая черта, разделяющая не только два периода в социально-политической истории древней Руси, но и два обособленных пласта в ее материальной культуре. Академик Б. А. Рыбаков одним из первых увидел в военной катастрофе 1237—1240 гг. важнейший фактор трансформации материальной культуры. По его словам, «после монгольского завоевания исчез ряд технических приемов, знакомых Киевской Руси; в археологическом инвентаре исчезло много предметов, обычных для предшествующей эпохи». Одни исследователи связывали заметный разрыв культурных традиций с упадком городского ремесла, для которого монгольский удар стал особенно губительным и утратой ремесленных навыков и технологий. Для других культурные изменения были обусловлены в большей мере общим ослаблением материального и демографического потенциала древнерусского общества.

Примечательна история старого центра Северо-Восточной Руси — Ростова, упадок которого в XIII—XIV вв. напрямую не связан с военными катаклизмами 1238 г. Ростов в XII в. был одним из наиболее значительных древнерусских городов. Его территория составляла 200 га. Город избежал полного разгрома в 1238 г., но в последующий период перестал расти, а некоторые ранее освоенные участки запустели. Культурный слой XIV в. в Ростове отличается слабой насыщенностью и уступает по мощности отложениям XII—XIII вв. Некоторые историки связывают упадок Ростова с военно-политической обстановкой начала XIV в., когда город стал жертвой ордынских набегов и насилия московских князей, однако столь же правомерно рассматривать эту ситуацию как следствие ослабления экономического и военного потенциала города. Пример Ростова показывает, что военные потрясения не могут рассматриваться в качестве единственной причины упадка городов после нашествия монголов.

Читайте также:  Последствия гражданской войны

От монгольского нашествия, безусловно, сильно пострадал и Киев, однако источники говорят о том, что и во второй половине XIII в. он продолжал оставаться важнейшим политическим центром, церковной столицей всех древнерусских земель. В Киеве активно функционировала митрополичья кафедра (в Софийском соборе). В 1262 г. «преосвященному архиепископу Кириллу преславного града Киева» прислал из Болгарии князь Яков-Святослав Сербскую Кормчую книгу (сборник церковных и светских законов). На ее базе софийские книжники создали Киевскую кормчую. В Киеве в 1273 г. проходил общерусский съезд иерархов церкви, на котором были приняты единые для всей Руси Правила митрополита Кирилла, а Печерский архимандрит Серапион поставлен епископом во Владимир. Здесь же в 1284 г. состоялся новый собор епископов.

Летописи не сообщают о массовом разрушении монголо-татарами каких-либо церквей, кроме Десятинной в Киеве и Михайловской в Переяславле. У захватчиков не было причин для уничтожения православных храмов. Это противоречило их традиционному покровительственному отношению к религии в завоеванных странах. Они предпочитали «не трогать чужой религии, побудить церковнослужителей молиться за хана своему божеству по своей вере». Духовенство на Руси стало единственным сословием, которое Золотая Орда не обложила данью. Ханы считали церковь серьезной политической силой и стремились использовать в своих интересах.

На сегодня существуют сведения приблизительно о полутора десятках памятников, переживших разгром 1240 г. Это около 30 процентов известных построек X—XII вв. Постройки разрушались как во время сражений 1237—1241 гг., так и на протяжении столетий из-за отсутствия ресурсов и средств для их эксплуатации. Разрушенный Киев быстро возродился бы (как уже бывало), если бы не была уничтожена вся государственная и экономическая система страны, не была разорена главная экономическая база Киева — Среднее Поднепровье. «От ветхости» происходило разрушение храмов. Население Киева резко уменьшилось и не могло содержать все свои церкви.

Важно

Монгольское нашествие остановило восходящее развитие Киевской Руси и, наряду с другими общеевропейскими событиями, полностью изменило историческую ситуацию в Центральной и Восточной Европе. Историками еще до конца не изучены последствия изменений, затронувших в XIII в. сельские территории. Как показывают археологические изыскания последних десятилетий, в этот период начинает формироваться новый культурный ландшафт, главными чертами которого был выход поселений на водоразделы и широкие расчистки лесов на водораздельных участках. В центральных и северных областях Руси расселение распространилось на территории, которые ранее никогда не были освоены и не использовались как сельскохозяйственные угодья. Одновременно забрасывались или меняли свое местоположение многие поселения, возникшие в X — первой половине XII в. и стабильно существовавшие в течение нескольких веков. Крупные села продолжали существовать во многих издавна освоенных районах, но именно в это время малодворная деревня становится основным типом поселения.

Менялась и материальная культура сельских поселений: скудел ассортимент бытовых вещей, сократилось количество предметов, изготовленных из цветного металла, из обихода исчезла значительная часть привозных вещей и металлических украшений костюма, являвшихся в предшествующую эпоху знаками социального престижа сельского населения. В большинстве древнерусских земель уходили в прошлое традиция курганных погребений, сложившаяся в IX — X вв. и несущая в себе память, как о языческом прошлом, так и об определенном типе общественных отношений. Прекращение функционирования старых могильников в сельских районах сопровождалось устройством новых кладбищ у приходских церквей.

Глобальный характер перемен, затронувших сельские территории, как в центральных районах Руси, так и в ряде не тронутых Батыем северных областей (в Псковской земле, на юго-западе Новгородской земли) указывает, что они были обусловлены внутренними причинами: — недостатком пахотных земель в традиционно осваиваемых зонах, потребностью увеличения пищевых ресурсов в условиях роста населения, неэффективностью традиционных систем землепользования, экологическими проблемами.

Экстремальные природные явления XIII в. нашли широкое описание в летописях. Современные дендрохронологические исследования отмечают их нарастание в первом десятилетии века. Наиболее заметны циклы аномалий 1220—1230-х и 1270—1280-х гг. Вполне вероятно, что изменения климатической ситуации оказывали ощутимое влияние на состояние сельского хозяйства, которое столкнулось с определенными дефицитом пищевых ресурсов, недостатком продуктов питания и сырья.

Многие вещи на самом деле продолжали производиться и использоваться во второй половине XIII — первой половине XIV в. Так, время расцвета производства и употребления стеклянных браслетов в Новгороде — 1230—1270-е г., а окончательное прекращение их использования относится к середине XIV в. Установлено, что шиферные пряслица употреблялись в Новгороде, по меньшей мере, до конца XIII в. Вплоть до середины XIV в. продолжалось изготовление перегородчатых эмалей. До начала XIV в. в состав парадного убора горожанок, по крайней мере, в Новгороде и Пскове, входили литые колты (подвески) и створчатые браслеты, изготовлявшиеся из свинцово-оловянистых сплавов по образцу золотых и серебряных украшений с зернью, сканью и чернью, широко представленных в кладах домонгольского времени.

Разумеется, новейшие исследования не ставят под сомнение известный тезис о прямом воздействии монгольского нашествия на состояние древнерусского ремесла и торговли. Однако нельзя считать, что монголо-татарское нашествие полностью уничтожило торговые связи, хотя, разумеется, общая интенсивность торговли в этот период снизилась, а круг людей, являвшихся в своей повседневной жизни потребителями импорта и продукции квалифицированного городского ремесла, существенно сузился. Столь же характерен и факт изменения содержания берестяных грамот, относящихся к хозяйственной деятельности. Доминирующая в документах XI—XIII в. тема денег, денежных расчетов и ростовщических операций в позднейший период отходит на второй план, уступая место земледельческим проблемам.

Таким образом, очевидны глубокие качественные различия между древнерусской культурой начала XIII и первой половины XIV в.: во-первых, исчезла из обихода значительная часть повседневных вещей, составлявших материальный мир древней Руси и являвшихся яркими свидетельствами ее культурного своеобразия и экономического достатка; во-вторых, угасали ряд ремесел и производств, в том числе тех, продукция которых предназначалась для элиты древнерусского общества; в-третьих, произошел отказ от целого ряда культурных традиций, важных для общественных отношений и религиозного сознания предшествующей эпохи: стала складываться новая организация сельского расселения.

Сложным является вопрос о монгольском влиянии на становление российской государственности. Исследователи не выработали единого мнения по этой проблеме. Н. М. Карамзин утверждал, что «Москва обязана своим величием ханам», один из основоположников евразийской теории эмигрант «первой волны» Н. С. Трубецкой писал: «Московское государство возникло благодаря татарскому игу … Русский царь явился наследником монгольского хана». Эту же мысль поддержал современный исследователь из США, профессор Гарвардского университета Маршалл По: «монголы и Русь были частями одной имперской системы… Монголы передали русским механизмы функционирования имперской администрации …».

Совет

С. М. Соловьев же не видел никаких причин признавать сколь-нибудь значительное влияние монголов на внутреннюю администрацию Северо-Восточной Руси. Видимо, истина лежит посредине.

Тенденции к объединению древнерусских земель и созданию единого государства проявлялись не сразу. Первые десятилетия после нашествия Золотой Орды стали периодом максимального политического дробления Руси, появилось множество мелких, но вполне самостоятельных удельных княжеств. Одним из них было Московское княжество, образованное в конце XIII в. Его усиление было связано с рядом факторов: выгодное географическое положение, поддержка князей Золотой Ордой, пополнение княжеских дружин за счет людей из княжеств Южной Руси и др. Важную роль в укреплении позиций московских князей сыграла православная церковь. Митрополит Петр стал святым покровителем Москвы: он в 1325 г. заложил первую каменную московскую церковь — Успения Пресвятой Богородицы, основал митрополичью кафедру, благословлял все действия князя Ивана Калиты. По мнению В. О. Ключевского «… сочувствие церковного общества, может быть, более всего помогло московскому князю укрепить за собой национальное и нравственное значение в северной Руси».

С XIV в. московские князья все более демонстративно подчеркивали роль Москвы как национального лидера в борьбе с внешними врагами. Победа в 1380 г. на Куликовом поле под руководством князя Дмитрия Ивановича (Донского) и окончательное освобождение от ига Золотой Орды («Стояние на Угре», 1480 г.) во времена Ивана III стали переломными вехами в превращении Москвы в политический центр Руси.

В борьбе с иноземными и иноверными соседями Московское княжество достигло национально-культурного самоопределения и самосознания в духе основных черт средневекового мировоззрения. Эти представления получили свое выражение в древнерусской словесности и архитектуре. В литературном процессе Русь осмысливалась как непосредственная носительница божественной благодати. Эта идея звучала в княжеских житиях («Сказание об убиении в Орде кн. Михаила Черниговского», «Повесть о Михаиле Ярославовиче Тверском», «Житие св. Александра Невского», «Повесть о Довмонте»), в воинских повестях («Слово о погибели Русской земли», «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Повесть о Шевкале», «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» и др.).

Многообразие явлений жизни средневековой Руси по-прежнему фиксировали летописи. К концу XIV в. они объединяются в летописные своды. Так, в конце XIV в. в Москве была создана Лаврентьевская летопись, в начале XV в. — Большая московская (Троицкая) летопись. Возник новый вид исторического сочинения — хронографы. О месте древней Руси в мировой истории повествует «Хронограф», составленный в 1442 г. выходцем из Сербии Пахомием Лагофетом на основе южнославянских и древнерусских сочинений.

С конца XIII в. в Северо-Западной Руси возобновилось каменное строительство. В Новгороде местные мастера создали новый тип сравнительно небольшого приходского храма — церкви Николы на Липне (1292); Успения на Волотовом поле (1353). Во второй половине XIV в. были сооружены церкви Федора Стратилата на Ручье (1360 — 1361), Спаса на Ильине улице (1374): стройные, удлиненных пропорций, они совмещали живописность и пластическое богатство архитектурного декора с компактностью общей архитектурной композиции. Большим своеобразием отличались приходские церкви Пскова. Окружающие их галереи, приделы, крыльца, открытые звонницы придавали этим одноглавым, приземистым храмам особую живописность (церкви Василия с Горки, Успения с Пароменья, Косьмы и Дамиана с Примостья и др.). В Северо-Западной Руси велось строительство мощных оборонительных сооружений — каменных кремлей в Новгороде и Пскове, крепостей в Копорье, Изборске, Острове, Порхове.

В первой половине XIV в. постепенно начала проявляться роль московской школы архитектуры. Усиление Московского княжества обусловило широкий размах церковного (возведение в Московском Кремле Успенского и Архангельского соборов), а затем и крепостного строительства (белокаменные стены и башни Кремля). На основе переработки архитектурных традиций владимиро-суздальской школы во второй половине XIV в. утвердился сугубо московский тип белокаменного храма: компактный, 4-столпный, одноглавый, с декоративными резными поясами на фасадах (Успенский собор на Городке, Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде, Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря). Живописно-праздничный, динамичный характер композиции этих построек нашел наиболее полное воплощение в Спасском соборе Спасо-Андроникова монастыря в Москве. Распространение в московском зодчестве в конце XIV в. получил и иной тип храма — небольшого, скромно декорированного, с внутренними пристенными опорами (церковь в с. Каменское под Нарофоминском, конец XIV — начало XV в.).

Читайте также:  Застой в сельскохозяйственном производстве

В связи с подъемом общерусской культуры в середине XIV в. наметилось некоторое оживление художественного ремесла. Восстанавливалось мастерство ковки, скани, чеканки, украшавших как массовые изделия, так и вещи, изготовленные по специальным заказам (оклады икон, переплеты книг, потиры и панагии). Большой интерес представляет серебряный оклад Евангелия, созданный в 1392 г. по заказу боярина Федора Кошки. В окружении тончайшего ажура гибких завитков сканого орнамента помещены массивные литые фигурки святых. В центре композиции — Христос, сидящий на престоле, по углам оклада — евангелисты. Драгоценный оклад Евангелия Ф. Кошки определил во многом художественное оформление евангелий вплоть до XVI в.

Источник: https://knigi.link/russia-history/sotsiokulturnoe-razvitie-zemel-rusi-32371.html

Социально — экономическое развитие Руси в XII — XIII вв

Сельское хозяйство

Основой хозяйства в русских землях оставалось пашенное земледелие.

Соединение земледелия со скотоводством, сельскими промыслами и подсобным домашним ремеслом  обуславливало натуральный характер крестьянского и феодально-вотчинного хозяйства, в которых производственный цикл работ повторялся ежегодно «в прежних размерах» и «на прежнем основании»1.

Связи крестьянского и вотчинного хозяйств с рынком носили потребительский и нерегулярный характер и не являлись необходимым условием простого сельскохозяйственного воспроизводства. Материально-производственную основу феодального хозяйства составляли труд зависимых крестьян и холопов и взимаемая с крестьян продуктовая рента.

Феодалы продолжали сохранять за собой организующую роль в развитии сельскохозяйственного производства. В крестьянских хозяйствах, составлявших основную производственную ячейку в земледелии, развитие производительных сил тормозилось их парцеллярностью и рутинностью наследованной от прадедов техники. Крупная вотчина имела больше возможностей для организации многоотраслевого пашенно-промыслового хозяйства, расширения пашни, внедрения двух- и трехпольных систем севооборота, приобретения более дорогих и качественных орудий труда, изготовляемых городскими ремесленниками. Наконец, стремление феодально-зависимых крестьян оставить себе (после уплаты феодальной ренты) большую часть произведенного ими прибавочного продукта вынуждало их увеличивать доходность своего хозяйства интенсификацией труда, совершенствованием производственных навыков и самого производственного процесса. Известно до 40 видов сельского земледельческого и промыслового инвентаря (тяжелые плуги с лемехами и череслами на черноземном юге, легкие однозубые «рало» и двузубые сохи с железными сошниками в лесных северных районах, серпы, косы и т.д.).   Большее   распространение получала паровая система севооборота (двух- и трехпольная), увеличивавшая, по сравнению с подсекой и перелогом, площадь пахоты и уменьшавшая угрозу полного неурожая. В огородничестве, а затем и на пашне начинает входить в практику удобрение почвы навозом. j Однако урожайность полей оставалась невысокой— «сам-полтора», «сам-два», «сам-три» в средние урожайные годы. В XII — XIII вв. растет площадь окультуренной земли, особенно в результате усиления колонизации закабаляемыми крестьянами новых земель, стремившихся вырваться из феодальной зависимости уходом на «вольные» земли. Феодальное землевладение продолжало расти и развиваться преимущественно в форме крупных княжеских, боярских и церковных (кафедральных и монастырских) вотчин. Сведений о наличии и развитии в XI —XII вв. условного феодального землевладения типа позднейшего поместного служилого землевладения пока не обнаружено. Служилым вассалам, составлявшим «дворы» князей (служилые бояре, дружинники, лица из вотчинной администрации), давались за службу земли на вотчинном праве или же кормления— право на держание городов или волостей и получение I с них доходов. Основная масса крестьян-общинников еще оставалась лично свободной и хозяйствовала на государственных землях, верховным собственником которых считался .князь (будущие «черные» земли), уплачивая феодальную ренту в виде «даней». Решающую роль в закабалении свободных крестьян-общинников играло прямое насилие над ними со стороны феодалов. По признанию митрополита Климента Смолятича (XII в.), князья и бояре силой «прилагали дом к дому и села к селам». Вовлечение крестьян-общинников в личную феодальную зависимость достигалось и через их экономическое закабаление. Разорявшиеся в силу ряда причин крестьяне становились закупами, рядовичами, закладывались в холопы и включались в число господской челяди. Челядь жила во дворах феодалов и по их вотчинным селам и включала в себя как полных («обельных») холопов, так и различные категории зависимых лиц, правовое положение которых приближалось к холопскому. Разнообразие терминов, прилагавшихся к сельскому населению того времени («люди», «смерды», «изгои», «сироты», «прощеники», «закладники», «закупы», «рядовичи», «челядины»), отражало сложность процесса образования класса феодально-зависимых крестьян, различия в путях вовлечения их в феодальную зависимость и степень этой зависимости. Эксплуатация зависимых крестьян осуществлялась преимущественно через взимание с них продуктовой ренты и — в меньшей степени — через отработки в господском хозяйстве. Соотношение места и роли этих рент в феодальных хозяйствах зависело конкретно от местных условий хозяйствования, от степени зрелости феодальных отношений. Продолжал сохранять свое значение в феодальном хозяйстве и труд холопов, выполнявших работы по домашнему хозяйству феодала, в вотчинном ремесле, в обработке небольших тогда площадей барской запашки. Вместе с тем росло число холопов, сажаемых феодалами на землю. Вооруженные отряды дворовых холопов составляли дружины бояр.

Важнейшим итогом развития феодального хозяйства в ХII —XIII вв. являлась кристаллизация его основных черт как натурального хозяйства, основывающегося на эксплуатации лично зависимых крестьян наделенных средствами производства и ведших свое собственное хозяйство на надельной земле.

Город и ремесло в XII — XIII вв

В результате дальнейшего развития общественного разделения труда, продолжавшегося отделения ремесла от земледелия и роста торгово-рыночных связей быстро растет число городов и укрепленных поселений, которых к середине XI М в. по летописным сведениям насчитывалось до 300.

Из деревенского ремесла, носившего подсобный сезонный характер, выделились в первую очередь ремесленные специальности, технология и сложные орудия труда которых требовали профессионального мастерства и значительной затраты времени, а изделия могли быть использованы для товарообмена.

Крестьяне, овладевшие сложными ремесленными специ-альностями, могли скорее и легче вырваться из феодальной зависимости уходом (или бегством) в города, так как земледелие не являлось для них единственным источником существования.

Развитие русского ремесла накануне татаро-монгольского нашествия являлось основой складывания рыночных связей, создания местных рыночных центров, связывавших город с сельской округой. Сосредоточение в городах ремесленников-профессионалов способствовало дифференциации ремесленного производства. В XII—XIII вв. уже насчитывалось до 60 ремесленных специальностей.

   Высокого совершенства достигли русские мастера в технологии обработки маталлов, в сварке, пайке и ковке, в изготовлении высокохудожественных; тончайшего литья и чеканки ювелирных изделий. Основная масса городских ремесленников работала на заказ, но часть их продукции поступала и на городской рынок, с которым были связаны близлежащие сельские округи.

Обратите внимание

Наиболее квалифицированные мастера крупнейших ремесленных центров наряду с работой на заказ работали уже и на рынок, становясь мелкими товаропроизводителями, изделия которых пользовались спросом на Руси и внешних рынках: в Византии, Польше, Болгарии, Чехии, Германии, Прибалтике, Средней Азии, Северном Кавказе, в половецких степях.

В ряде городов этих стран имелись особые дворы и улицы русских купцов, продававших и обменивавших изделия русских ремесленников (мечи, доспехи, ювелирные изделия, знаменитые «русские замки»_и др.). В свою очередь в русских городах появляются «дворы» иноземных купцов.

Расширение внешних торговых связей находило отражение в заключении крупнейшими русскими торгово-промышленными центрами (Новгород, Смоленск, Полоцк и др.) с германскими и прибалтийскими городами торговых договоров, обеспечивавших взаимовыгодные условия для торговли.

Приток в города деревенских ремесленников, беглых крестьян и холопов, образование в них под стенами «детинцев» торгово-ремесленных посадов качественно изменили социальную структуру и облик русских городов. Русский город в XII —XIII вв. был уже сложным социальным организмом, в котором были представлены все слои феодального общества. Основную массу населения городов составляли «черные», «меньшие» («мизинные«) люди— мелкие торговцы, ремесленники, подмастерья, кабальцые «наймиты» и не имевшие определенных занятий деклассированные элементы («убогие люди») — средневековый люмпен-пролетариат. Значительную группу составляла челядь, жившая в дворах феодалов. Городской плебс в разной форме подвергался феодальной эксплуатации (посредством ростовщического закабаления, прямых и косвенных налогов).

В крупных торгово-ремесленных городах создаются ремесленные и купеческие объединения с выборными старостами во главе, со своей «казной» и своими патрональными церквами («улицы», «ряды», «сотни», «брат-чины», «обчины»). Ремесленные объединения создавались по территориально-профессиональному признаку, представляя и защищая интересы ремесленного посада в экономической и политической жизни города. Купеческие объединения («братчины», «сотни») складывались по типу западноевропейских купеческих гильдий. Так, в Киеве было объединение купцов-«гречников»,. ведших торговлю в Византии, в Новгороде влиятельнейшим купеческим объединением было знаменитое «Иванское сто» (сотня) купцов-вощников, имевшее свой устав, казну и патрональную В сословном отношении торгово-ремесленная верхушка стояла значительно ниже городской феодальной знати, державшей в своих руках городское управление, суд, руководство городским ополчением, опутывавшей городской плебс ростовщическими кабалами, взимавшей с ремесленного люда и мелких торговцев феодальную ренту за пользование ими дворами и участками в обширных боярских усадьбах. Социальные противоречия в городах выливались в частые восстания городской бедноты, еретические движения, ожесточенные схватки на вечевых собраниях. Расцвет вечевых собраний в XII — XIII вв. связан с возросшей ролью городов и городского населения в политической жизни княжеств. Внешне вечевые собрания представляли собой своеобразную форму феодальной «демократии», исключавшей, однако, решающее участие в управлении городского плебса. Летописные известия показывают, что вечевые собрания были прежде всего собраниями городской феодальной знати и посадской верхушки, использовавших их демократическую форму для привлечения на свою сторону городского плебса в борьбе за городские вольности (прежде всего за права и привилегии бояр и торговой верхушки) и за решающую роль в политической жизни своего города, и княжества. Место и роль вечевых собраний в жизни каждого города, состав их участников зависели от остроты социальных противоречий в городах, от расстановки классовых и внутриклассовых сил в них, от развитости и политической активности торгово-ремесленного населения. В крупных городах (Киев, Новгород, Псков, Полоцк и др.) вечевые собрания нередко превращались в арену ожесточенных социальных схваток, заканчивавшихся расправой с наиболее ненавистными для горожан ростовщиками, боярами, лицами из городской и княжеской администрации. Во время восстаний вечевым собраниям знати иногда противопоставлялись стихийно собиравшиеся вечевые собрания черного городского люда. Пока в борьбе местной знати с княжеской властью ни одна из сторон не взяла решительного перевеса, до тех пор и бояре и князья вынуждены были обращаться за поддержкой к городскому плебсу, допускать возможность для последнего оказывать через вечевые собрания свое влияние на политическую жизнь своего города и княжества. С победой одной из этих борющихся сторон значение вечевых собраний резко сокращается (как, например, в Новгороде в начале XV в.), или же они ликвидируются совсем (как во Владимиро-Суздальском княжестве с конца XII в.).

В политической жизни Руси периода феодальной раздробленности города играли двойственную роль. С одной стороны, города, как локальные политические и экономические центры, являлись оплотом областного сепара-тизма, децентрализаторских устремлений со стороны удельных князей и земской боярской знати.

С другой стороны, качественные сдвиги, происходившие в экономике страны в результате развития городов и городского ремесла и торговли (первые шаги по пути превращения ремесла в мелкотоварное производство, развитие товарно-денежных отношений и установление рыночных связей города с сельской округой и более широких торговых связей, выходивших за пределы слагавшихся местных рынков), были идентичны сдвигам, происходившим в западноевропейских городах накануне эпохи первоначального капиталистического накопления. В результате на Руси, как и на Западе, в лице численно растущего и экономически крепнущего торгово-ремесленного населения складывалась политическая сила, которая тяготела к сильной великокняжеской власти, в борьбе которой с удельными князьями и боярской знатью пробивалась тенденция к преодолению государственно-политической раздробленности страны.

1 См.: В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 2, стр. 156; т. 3, стр. 40, 56-57; т. 25, стр. 237.

Б.А. Рыбаков — «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века». — М., «Высшая школа», 1975.

Источник: https://www.rusempire.ru/knyazheskaya-rus/istoriya-knyazheskoj-rusi/1129-sotsialno-ekonomicheskoe-razvitie-rusi-v-xii-xiii-vv.html

Ссылка на основную публикацию