Болгария перед вступлением на её территорию красной армии

Болгария перед вступлением на её территорию красной армии — история России

Все большую популярность на Балканах сегодня набирает мнение о том, что во Второй мировой войне Болгария просто вынуждена была выступить на стороне нацистской Германии.

Дескать, к этому ее, главным образом, подтолкнули страх перед большевизмом и экономический интерес, поскольку две трети внешнеторгового оборота республики приходились тогда на рейх.

Утверждается также, что Болгария, будучи сателлитом Гитлера, на стороне его, якобы, и не воевала – по крайней мере, против Советского Союза, а значит, и освобождать ее территории Красной Армии, по сути, было не от кого

Обратите внимание

В очередной раз своими историческими изысканиями порадовала «Русская служба BBC». 9 сентября, в день празднования 70-летия освобождения Болгарии от нацистской оккупации на своем сайте редакция опубликовала любопытную статью под заголовком «Как освобождали не воевавшую Болгарию».

Уже само название материала говорит само за себя: в нем беспристрастный и объективный автор (по крайней мере, такие принципы формально исповедует BBC) рассказывается, как Болгария во Второй мировой войне по стечению обстоятельств оказалась в стане Гитлера и как СССР пришел Софии на помощь, хотя та в ней, оказывается, и не нуждалась.

Начнем по порядку. Болгарско-германское сближение, как пишет автор, началось в 1934 году. К этому шагу, по его версии, Болгарию подтолкнули, в первую очередь, экономические интересы (две трети внешнеторгового оборота Болгарии приходились на рейх) и страх перед большевизмом, сохранявшийся со времени неудачного восстания коммунистов в сентябре 1923 года.

Далее автор описывает, когда и сколько оружия, военной техники и займов Берлин предоставил нейтральной Софии.

Почему нейтральной? Да потому, что Болгария, настаивает журналист BBC, участвовать в мировой войне на чьей-либо стороне решительно не хотела.

Какие аргументы в пользу своей позиции приводит автор? Ровным счетом следующие: вот не хотела Болгария ввязываться в войну под крылом Гитлера и все тут.

Автор подробно рассказывает о безуспешных попытках Молотова заключить с Болгарией договор о гарантиях безопасности, аналогичный тем, что были подписаны осенью 1939 года с Литвой, Латвией и Эстонией, и создать военно-морскую базу в районе Босфора и Дарданелл. Немцы тогда посчитали обсуждение этого вопроса беспредметным, аргументируя тем, что Болгария и Турция, в отличие от Румынии, никого не просили о гарантиях и вводе войск.

Дальнейшую судьбу Болгарии, по словам журналиста, решила предпринятая Муссолини и Гитлером операция по разгрому и оккупации Греции под кодовым названием «Марита». Чтобы добраться до пункта назначения, силам вермахта необходимо было пройти через болгарскую территорию.

Важно

Однако Софии подобная перспектива не представлялась удачной, а потому власти, якобы, всеми силами пытались уклониться от пусть даже косвенного участия в этой авантюре.

Нежелание Болгарии пропускать по своей территории германские войска не оказалось для министра иностранных дел Германии, советника Гитлера по вопросам внешней политики, Иоахима фон Риббентропа убедительным: он четко дал понять, что, если понадобится, войска через Болгарию пройдут и без ее согласия. Следуя логике автора, можно предположить, что в такой ситуации у Софии просто не оставалось выбора: не воевать же с рейхом на свой страх и риск…

Чуть позже болгарский премьер Филов выехал в Австрию якобы на лечение и тайно заключил в Бергхофе соглашение о присоединении Болгарии к Тройственному пакту. Вслед за этим был подписан и протокол о размещении германских войск на болгарской территории.

По словам самого Филова, царь Борис III сопротивлялся до последнего и даже подумывал об отречении.

Сопротивлялся, подумывал об отречении, но что в итоге? Он стал жертвой обстоятельств и вынужден был повиноваться? Очень выгодная позиция: ты как бы и признаешь часть своей вины в содеянном, но, по сути, вину эту себя снимаешь, ссылаясь на некоторые непреодолимые обстоятельства.

А что это были за обстоятельства? Страх пред коммунистами? Экономические связи с Германией? Кстати, что касается последних. Сегодня почему-то никакие торговые связи не удерживают некоторые страны от вступления в тот же Евросоюз или подписания с ним ассоциации.

Неужто все стали настолько бесстрашными? Может, все дело в другом? Политика зачастую оправдывается какими-то экономическими целями. Не исключено, что также обстояло дело и с присоединившейся к Тройственному пакту Болгарией. Даже самые тесные экономические связи с рейхом могли удержать Софию от поддержки фашизма. Могли, но не удержали.

Утром 6 апреля 1941 года немцы начали вторжение в Грецию и Югославию. Болгария тут же любезно предоставила им свою территорию для развертывания войск. «Но в боевых действиях не участвовала», — не перестает подчеркивать автор. В качестве благодарности немцы передали Софии часть югославской Македонии, 11 трофейных югославских бомбардировщиков и 40 танков.

Уже летом 1943 года западные союзники начали воздушные бомбардировки Болгарии. Годом позже СССР официально потребовал от Софии прекратить оказание помощи немецкой армии. Пару месяцев спустя правительство Ивана Багрянова провозгласило нейтралитет.

Сменивший Багрянова Константин Муравиев позднее даже намеревался объявить Германии войну, но и тут не сложилось: военный министр Иван Маринов настоял на обратном.

По-видимому, и здесь вмешались обстоятельства, по которым проявить свою политическую волю Болгария в очередной раз не смогла.

Совет

Тем не менее, впоследствии порядка 300 тысяч болгарских военнослужащих приняли участие в боях на территории Югославии уже вместе с советским частями. В противовес этому около 700 солдат и офицеров перешли на сторону Германии и образовали Болгарскую противотанковую бригаду СС.

При таком раскладе очевидно, что борьба на территории республики сохранялась практически до самого конца войны, а значит, факт освобождение Болгарии от оккупации имеет место. Как раз это событие автор статьи на BBC и ставит под сомнение. По его словам, при приближении Советской армии в Софии всего-навсего произошел государственный переворот.

Тут же он пишет, что Болгария была единственной европейской страной, освобождение которой обошлось без боев: германские войска численностью около 30 тысяч человек, не вступая в соприкосновение с Советской армией, ушли в Югославию. Получается, что, если освобождение произошло без боев, то это и освобождением-то, по сути, не является?! Весьма странная логика.

По правде говоря, если военная операция проводится под определенными целями, к примеру с целью освобождения, отсутствие или наличие при этом какого-либо сопротивления не должно каким бы то ни было образом влиять на ее характер.

Нацисты присутствовали на территории Болгарии – это факт, а значит, освобождать республику все же было от кого, и в данном случае не столь важно, насколько активное участие сама страна принимала в войне. И еще утверждается, что Болгарию не обезоружили, а освободили, хотя она на тот момент являлась союзником Третьего рейха.

Другая весьма интересная деталь. Никого не волнует, что нацисты прошли по территории Болгарии без ее согласия – всех тревожит, что без просьбы о помощи республику освободила Красная Армия…

В очередную заслугу Болгарии «би-би-сишный» журналист ставит и то, что за годы оккупации, благодаря последовательной позиции местных властей из страны, якобы, «не был депортирован ни один еврей». Как ни крути, и тут София положительная…

Болгарию в свое время освободили от турецкого ига. К слову, освобождала Россия. Избавили ее впоследствии и от нацистов. Избавила, кстати, снова Россия, правда, уже в ипостаси СССР.

Обратите внимание

Но вдруг сегодня выясняется, что помощи-то болгары никогда ни у кого не просили – и вообще, эта маленькая страна по возможности всегда предпочитала оставаться в стороне от чужой драки. И тут наворачивается слеза — одновременно и жалости, и умиления.

Маленькой безобидной страной крутят, как хотят, в результате чего она всегда оказывается заложницей обстоятельств. Хорошее оправдание для собственного политического безволия. Правда, зачастую в шкуре таких вот безобидных овечек прячется известно кто.

Благодарные за избавление от ига турецкого «братушки-славяне» выступили на стороне Германии в Первой мировой войне, но этого, по всей видимости, оказалось мало – выступили они на стороне Германии и во Второй мировой войне. И все это делать болгар заставляли. Заставили их потом и вступить в ЕС. А теперь еще заставили заморозить строительство «Южного потока». После такого кому-нибудь захочется верить в «братскую любовь» болгар к «русским»?

А может, именно в этом и заключается настоящая цель западной политики?

Источник:

Болгария во Второй мировой войне

Болгары утверждают, что до 1 марта 1941 года Болгария держала нейтралитет. На самом деле страна решала проблемы после неудачного участия в Первой мировой войне и старалась минимизировать потери.

Дело в том, что после проигрыша в Первой мировой войне, согласно Нёйискому договору, Болгария теряла свои территории: македонские земли, западную Фракию и выход к Эгейскому морю, а также Добруджу, которая отошла к Румынии. Помимо этого, Болгария должна была выплатить 2,25 миллиона франков репараций, плюс выплата натурпродуктом в виде скота и даже 250 тысяч тонн угля в течении пяти лет.

Само собой, Болгария желала все переиграть. Поэтому 31 июля 1938 года Болгария подписала Солунское соглашение с Грецией, Турцией, Румынией и Югославией, которое избавило страну от самых тяжелых обязательств. Болгарское правительство, в лице царя Бориса III, занималось подготовкой возврата государственных территорий, принадлежавших стране до 1913 года.

Результатом такой деятельности стал возврат Южной Добруджи в пределы Болгарии после подписания Крайовского соглашения между Болгарией и Румынией 7 сентября 1940 года.

27 сентября 1940 был подписан Трехсторонний пакт между Германией, Японией и Италией, и с того момента на Болгарию началось давление, как со стороны стран «оси», так и со стороны СССР. Все они желали присоединения Болгарии к своему союзу, потому что территория страны была очень удобна для размещения военных баз, как воздушных, так и морских. Болгария тянула и уворачивалась от ответа.

Соболева акция*

24 ноября 1940 года правительство СССР предложило Болгарии свою дружбу в виде поддержки «национальных устремлений» и помощи против Турции в обмен на поддержку СССР на Черном море.

В предложении, переданном дипломатом Соболевым болгарскому правительству, содержалось обещание сохранения независимости и политического режима в стране, содействия и защиты болгарских интересов в Западной и восточной Фракии, взамен чего Болгария должна была предоставить СССР военные базы в Бургасе и Варне.

Ранее подобные предложения были направлены Литве, Латвии и Эстонии, которые сразу же были аннексированы СССР. Все это очень смущало правительство Болгарии.

Болгары вежливо отказались. И тогда в Софии началась масштабная пропагандистская акция по привлечению народных масс под руководством генсека Исполкома коминтерна и руководителя загранбюро ЦК Болгарской коммунистической партии Георгия Димитрова.

Важно

Еще до отказа болгар Сталин вызвал Димитрова в Кремль и объяснил ему, что нельзя допустить отказа и чтобы Болгария попала в «лапы немцев».

Поэтому после 27 ноября всю Болгарию засыпало листовками от лица Рабочего молодежного союза, который требовал подписания пакта с СССР, везде развешивались красные знамена с серпом и молотом.

Почты были завалены письмами и коллективными требованиями, делегации рабочих, крестьян и студентов не покидали присутственных мест.

В результате такой масштабной акции в Болгарии собрали полтора миллиона подписей. По другим источникам это было 340 000 подписей. Гитлер негодовал и требовал от болгарского премьера Богдана Филова поддержать Тройственный пакт, но царь Борис III колебался и никак не мог принять решение.

Присоединение Болгарии к Германии

Болгария присоединилась к Тройственному пакту (Берлинский пакт 1940) 1 марта 1941 года. После Венгрии, Румынии и Словаки. И таким образом с 19 апреля 1941 до 9 сентября 1944 Болгария была второстепенным членом, то есть союзником стран оси. Страны оси это Третий рейх, королевство Италия и Японская империя.

По мнению историков, советский натиск и угроза большевизации страны принудила правительство в Софии подписать Тройственный пакт. К тому же Германия посулила Болгарии  Фракию, Вардарскую Македонию, Западные окраины и Поморавию, а также обещала не заставлять активно воевать.

В противном случае Германия грозила Болгарии насильственным захватом. В тот же день войска Вермахта начали входить в страну, а американские и английские дипломаты покидать ее.

При этом министр-председатель Филов заявил, что Болгария фактически присоединилась к существующему германо-советскому союзу:

В стране сразу началась зачистка коммунистического подполья: аресты и казни. В июне 1941 года СССР забросил в страну 55 диверсантов с целью объединить группы сопротивления в единую подпольную сеть для борьбы против немецких войск на территории Болгарии. Однако болгарская полиция их всех выловила.

Что делала Болгария во вторую мировую войну

19 апреля 1941 года Болгария ввела свои войска на территорию Македонии и захватила Поморавию, Западную Тракию, а 20 апреля и Беломорие в Греции.

Здесь новое болгарское правительство начало репрессии по отношению к греческому населению. Это была месть за политику генерала Йоаниса Метаксаса по отношению к проживавшим там болгарам.

Считалось, что эти земли находились под временным болгарским управлением, вместо немецкого.

Совет

25 декабря 1941 года Болгария заключила тайный договор с Германией, согласно которому она должна была ввести свои войска в Сербию.

Таким образом 31 декабря этого же года три болгарские дивизии начали занимать соседние сербские земли, заменяя собой немецкие войска, которые нужны были Гитлеру на восточном фронте.

Читайте также:  Восточные славяне в vi-viii вв

Так с целью поддержания мира, безопасности и спокойствия в Западных болгарских землях, которые охватывали остаточную Сербию, в то время сформировался, так называемый, Первый оккупационный корпус, под начальством генерал-лейтенанта Асена Николова.

Болгарские войска покинули Сербию только 6 сентября 1944 года. Однако, в октябре этого же года болгары снова вернулись в Сербию, но уже в составе красной армии после присоединения к Третьему украинскому фронту маршала Толбухина 18 сентября 1944 года.

После 22 июня 1941 года Болгария продолжала поддерживать с Советским Союзом дипломатические отношения и не отправляла свои войска на восточный фронт.

Царь Борис III старался не допустить этого, вопреки тому, что в Германское посольство в Софии поступило полторы тысячи заявлений от болгарской молодежи, желающей сражаться с большевиками.

В стране началось коммунистическое партизанское движение, направленное против собственного правительства. Поскольку местное население тогда поддерживало свою власть у коммунистических группировок не было шансов на победу.

Обратите внимание

13 декабря 1941 года под натиском «оси» Болгария объявила войну США и Великобритании и начались бомбежки болгарских городов. Но в тоже время и болгары сбивали американские самолеты. Германия поставляла в Болгарию достаточно вооружения для ведения полноценной войны.

21 января 1941 года вошел в силу Закон о защите нации (ЗЗН). Это была копия немецкого закона по отношению к евреям, которые теряли свои гражданские и политические права.

Германия начала давить на Болгарию, требуя выдать ей евреев, и тогда 12 февраля 1943 года Министерский совет принял соглашение о переселении 20 000 болгарских евреев в Германию. Правда это были не болгарские евреи, а те, которые проживали на новых, недавно присоединенных территориях. Своих евреев-граждан Болгарии царь Борис не выдал Германии.

В марте 11 480 евреев были депортированы из Фракии, Македонии и Пиротского региона. Сразу же начались народные волнения и правительство прекратило выдачу евреев Германии.

После внезапной и загадочной смерти царя Бориса III в августе 1943 года Болгария под натиском коммунистического движения начала слабеть.

В стране действовали партизанские группировки, которые боролись против режима и укреплялись по мере приближения Красной армии. 18 мая 1944 года советское правительство потребовало от Болгарии немедленно прекратить свой союз с Германией.

В тот же день болгарское правительство подало в отставку. Ушел Добри Божилов, а 1 июня 1944 года болгарское правительство возглавил Иван Багрянов.

Как Болгария воевала за СССР

София. Май 1945

Источник: https://valdvor.ru/kurs-lektsij/__trashed-100.html

Болгария. Две мировые войны против русских?

?

pogo_on_air (pogo_on_air) wrote,
2014-12-10 14:25:00 pogo_on_air
pogo_on_air
2014-12-10 14:25:00 Categories: Вместе победим! 1941.Болгария сейчас на слуху.

И обязательно у нас в интернетах ей припомнят, что «две войны воевали против нас».Русским, в силу своего исторического опыта, обычно чрезвычайно важно знать кто «за нас», а кто наоборот. Болгария в этом свете предстает в весьма двойственном состоянии, которое не позволяет однозначно ответить на этот волнующий россиян вопрос сразу.

Особенно, если под термином «воевать» понимать исключительно нахождение военных формирований страны-противника на Восточном фронте.Существует две точки зрения на болгарское поведение в переломные моменты истории.1. Мы их освободили от турок, а они две войны были против нас.2.

Важно

Болгария, хоть и была союзником Рейха, но войска в СССР не посылала и своими действиями по отношению к нам, более походила на нейтральную страну. Типа Швеции.НАРОД ПРОТИВСразу вынесем за скобки болгарский народ и его отношение к русским. Народ обычно идет в кильватере политики своего правительства и в лучшем случае лишь проводит сочувственным взглядом ракеты, которые полетят к нам на голову.

В тоже время, именно «особое отношение» болгар к русским было одной из главных причин отказа болгарской верхушки посылать войска в СССР на стороне Германии. В Софии, в первую очередь, конечно же боялись осложнений внутриполитического характера, а не то чтобы там жалели братьев-славян, вспоминая Шипку.

В НАЧАЛЕ СЛАВНЫХ ДЕЛПосле поражения Центральных держав в Первой мировой войне, Болгария оказалась в числе проигравших, которые, как известно, платят всегда.Страна потеряла выход в Эгейское море и торговала только через турецкие Проливы, отдала Румынии Южную Добруджу (выход к дельте Дуная); Югославии была передана часть Македонии, Босилеград, Цариброд, Тимок. В целом страна потеряла 11 тыс.

кв. км (1/10) территории и 1/7 населения. Болгарскую армия было ограничена до 33 тыс. человек, а сумма наложенных на страну контрибуции составила 2,25 млрд франков золотом (1/4 ее национального богатства).Прозябание долго продолжаться не могло.

Вскоре, вполне естественно, подталкиваемое своими военными и экономическими элитами, руководство Болгарии встало на путь реванша, тем более обстановка в мире давала на это шансы. Оставалось выбрать силу, на которую можно было опереться в этом долгом и опасном пути.ПРИДИТЕ И ВОЛОДЕЙТЕ!К 1938 году Германия заняла главенствующее положение во внешней торговле Болгарии.

Она не только закупала большую часть продуктов болгарского земледелия, но и очень глубоко проникла в экономику страны, подчинив себе местную банковскую и промышленную сферы. За пять лет экспорт в Германию увеличился в 2.5, а импорт в 3 раза. Чуть позже Рейх устранил из болгарской экономики двух важных игроков: Чехословакию и Австрию, замкнув на себя их товарооборот с Болгарией.

Болгария, надеясь поправить свой статус на Балканах, запросила и получила от Германии вооружения в кредит на 30 млн. марок. Так что в том, что болгары в конечном итоге выбрали Германию нет ничего случайного.

Рейх был, кроме всего прочего, теперь географически ближе к ним и мог активнее влиять на соседние конкурентные Болгарии балканские страны, предоставляя своим новым союзникам как экономические преференции, так и военную помощь.

Совет

СССР, как и англичане, осознавая важность стратегического положения Болгарии в предстоящей схватке с Германией, до последнего бился в дипломатических кабинетах за то, чтобы София не «легла» под Рейх.Адольф и болгарский царь Борис IIIПоначалу решение своих проблем Болгария стремилась искать в договоренности одновременно и с Германией, и Советским Союзом.

Большие надежды в этом плане болгарский монарх Борис возлагал на заключенный 23 августа 1939 г. советско-германский пакт о ненападении. В нём болгарское правительство видело весьма благоприятное для себя решение, предоставлявшее возможность сближения и сотрудничества с обеими странами, от которых, по его мнению, теперь зависело разрешение территориальных проблем Болгарии.

Немецкие наблюдатели сообщали в донесениях из Софии, что советско-германский договор был воспринят болгарским населением восторженно, многие отмечали это событие как праздник, как успех Болгарии. В столице и Варне открылись магазины советской научной и художественной литературы, распространялись газеты и журналы. В кинотеатрах с огромным успехом демонстрировались советские фильмы.

Шире развернули свою работу общества болгаро-советской дружбы. И все же, хотя на встрече в Москве между Молотовым и группой депутатов болгарского парламента в Москве в августе 1939 г.

был поднят больной для Болгарии вопрос о ревизии Нейиского мирного договора и возвращение Болгарии Южной Добруджи, а также, хотя и в более сдержанной форме, обоснованность требования выхода Болгарии к Эгейскому морю, в конечном итоге спорные земли Болгария получила именно из рук Рейха после официального старта Второй мировой войны.

Болгария вмиг приросла значительными территориями и сменила статус на европейской свадьбе с «бедного родственника» на «члена семьи жениха». Наивно полагать, что на свадебной драке Болгария надеялась отсидеться за портьерой на балконе. Всё они понимали. Их интересовала лишь цена вопроса и кто победит.Царь Борис во время маневров в 1941 г. в танке Skoda LT Vz. 35 — Pz.

Kpfw 35 (t), переданном Болгарии Германией после оккупации ЧехословакииВ условиях начавшейся мировой войны Болгария старательно искала для себя наиболее выгодные варианты, корректируя их в соответствии с быстро меняющейся ситуацией.Если в июне 1940 г.

царь Борис III предупреждает германского посланника Рихтхофена, что после занятия Бессарабии Советским Союзом в Болгарии непременно начнутся массовые выступления за возвращение Добруджи и, напомнив ему об активности болгарских коммунистов, монарх замечает, что положение станет невыносимым, если Болгария не получит хотя бы обещание о сотрудничестве со стороны Германии.

Обратите внимание

Ведь существует опасность «насильственного переворота, который в будущем приведет к установлению тесных связей с Москвой».Царь Борис на совместных с немцами учениях в БолгарииВо время встречи болгарского царя Бориса с Гитлером в середине ноября 1940 г. было условлено, что Болгария присоединится к Тройственному пакту. Болгария должна была не только допустить на свою территорию германские войска, но и взять на себя обязательство сотрудничать с Германией в военной области.Но лишь после подписания 17 февраля болгаро-турецкой декларации о ненападении, после получения из Берлина подробных инструкций о том, как и когда следует уведомить Москву, Стамбул и Белград о предстоящем присоединении, после урегулирования с Германией всех военных и хозяйственных вопросов Болгария подписала 1 марта 1941 г. Тройственный пакт. При этом она поставила условие, что ее армия не примет непосредственного участия в военных действиях и что партнеры по пакту поддержат ее стремление получить выход к Эгейскому морю.

Итак фиксируем: Болгария (в лице своего правительства) в начале Второй мировой войны добровольно вошла в союз со странами Оси, рассчитывая на территориальные приобретения и изменения своего статуса на Балканах. Несмотря на реальные предложения от СССР, болгары самостоятельно выбрали другую сторону. Поставили не на «красное», а на «черное». Как покажет будущее, эта ставка не сыграла.

Вступление болгарских войск в Вардарскую Македонию в апреле 1941 г.ЛУИ, ДУМАЮ, ЧТО ЭТО НАЧАЛО ПРЕКРАСНОЙ ДРУЖБЫ©Строительство железной дороги из Болгарии к Эгейскому морю в захваченной Македонии, 1941В апреле 1941 г. Болгария предоставляет свою территории Вермахту для атаки на Грецию и Югославию, прикрывая своими войсками тылы немцев со стороны Турции. 19 апреля Гитлер принял царя Бориса.

Во время переговоров были разрешены вопросы о болгарских территориальных притязаниях и участии вооруженных сил Болгарии в несении оккупационной службы на югославских и греческих землях. В соответствии с планами германского командования болгарская армия 19 апреля вступила на территорию Югославии, заняла Пиротский округ и отведенную ей часть Македонии.

Болгарские соединения вступили также в Северную Грецию. Передавая болгарским войскам оккупационные функции на захваченных территориях, германское командование преследовало цель высвободить свои войска для предстоящих операций по плану «Барбаросса». Пути «Ленд-лиза» во Второй мировой войне

Еще одно важное следствие ухода Болгарии в коалицию стран Оси.

Немецкие войска вплотную подходили к Турции и такая ситуация влияла на турецкий нейтралитет. СССР и Союзники теоретически могли наладить поставки военной помощи в СССР через Турцию, но присутствие Вермахта в Болгарии (до Босфора — 150 км) удерживало турок от невыгодных Рейху шагов.

В результате конвои с поставками шли через Иран (союзники вторглись туда в сентябре 1941 г), что было значительно дольше и дороже.

Немецкий Мессершмидт Bf-109 в Болгарии, 194124 апреля 1941 г. между Германией и Болгарией было заключено соглашение, которое гарантировало гитлеровской Германии использование экономических ресурсов переданных Болгарии областей.

Из Болгарии в Германию пошли уголь, руда, шерсть, кожа, зерно, мясо, табак, фрукты и спиртные напитки. Транспортные пути в Босфор проходили вдоль побережья Болгарии и Румынии. По ним поставлялось румынское топливо для Италии, какое-то количество рудного сырья (в том числе контрабандная турецкая руда цветных металлов) для Германии.

Важно

НА ЗЕМЛЕ, В НЕБЕСАХ И НА МОРЕСхема позиционных квадратов подводных лодок ЧФ в действиях на коммуникациям врага в 1941 г.В начале войны ВМФ СССР была поставлена задача действовать на морских транспортных коммуникациях вдоль болгарского берега между портами Румынии и Босфором. Противник заранее к этому подготовился и за несколько дней до начала войны с СССР выставил минные заграждения.

Был полностью учтен опыт ведения боевых действий на Черном море в 1-ю мировую войну. Обширные минные заграждения, получившие название черноморского «Западного вала», начинались от Констанцы и Сулины, продолжались вплоть до Босфора.

Но, не уповая на защиту этого «вала» почти все свои транспорты противник конвоировал боевыми кораблями, часто привлекая для сопровождения разведывательную и противолодочную авиацию.

Вот тут-то мы снова видим болгарские транспорты, которые перевозят грузы военного назначения, болгарские самолеты, которые из сопровождают, болгарские надводные корабли, которые минируют/разминируют море и охраняют перевозки.Болгарский торпедный катер в Черном море1 июля 1941 г.

немецкое командование начало привлекать болгарскую авиацию к обеспечению противолодочной обороны своих морских конвоев, шедших через болгарские территориальные воды от румынских портов к проливу Босфор и обратно. Конкретные боевые задачи группа получала от представителя кригсмаринев Варне.

Первоначально перед болгарскими пилотами стояли две задачи: вести по маршруту следования конвоев поиск советских подводных лодок и предупреждать корабли об их появлении, а подводные лодки, обнаруженные в пределах болгарских территориальных вод, атаковать бомбами и пулеметным огнем.

Позже к этим задачам добавились обнаружение мин и минных полей перед входами в порты Варна и Бургас, прикрытие болгарских кораблей во время постановки минных заграждений, спасательные операции, а также аэрофотосъемка. Задокументировано пять случаев боевого контакта болгарских самолетов с советскими подводными лодками летом-осенью 1941 г. Такие действия нельзя назвать «символическим» сопротивлением. Это и есть натуральная война.Восточный фронт. Германская платформа, на которой стоит захваченный советский тяжелый танк КВ-2 и запасной двигатель. Снято из болгарского санитарного поездаБолгарский санитарный поезд на белорусской станцииБолгары прогуливаются по оккупированному Витебску

Читайте также:  Административные реформы н.с. хрущева

Кроме этого, есть фотографии болгарского санитарного поезда, который работает в полную силу на Восточном фронте. Замечание, что поезд-де находился там в рамках миссии «Красного Креста» лично мне кажутся надуманными, хотя бы потому, что обслуга поезда носит военную форму армии Болгарии.

После проигранной войны, Болгария лишилась всех приобретенных «агрессивным путем» территорий и была подвешена на 70 млн. долларов репараций в пользу Югославии и Греции. Для сравнения Румыния и Финляндия заплатили СССР по 300 млн. в ценах 1938 г.ПОДОБЬЕМ БАБКИНемцы вступают в болгарский Карнобат, март 1941.

Совет

По итогу, Болгария вступила во Вторую мировую войну с целью территориальных приобретений, которые не затрагивали границы СССР. Дипломатических отношений с нами не разрывала и серьезных боевых действий не вела. Это в плюсе. В минусе: добровольное предоставление своей территории для действий германской армии.

— Ерунда? Типа, чем это хуже захваченной Прибалтики? Не спешите. 2-ая мировая война была войной экономик и ресурсов. Хуже тем, что при вторжении оккупанты сами несут функции власти на занятой территории. Это и охрана объектов, и снабжение населения, и формирование органов власти, и многое другое. Все это время и ресурсы.

В данном случае болгары сами себя охраняли, содержали и перевозили, чем, естественно, помогали немцам.Туда же отнесем несение полицейских функций на оккупированных Рейхом балканских территориях, которое высвобождало военные части Германии для Восточного фронта в самые тяжелые для нас дни.

Болгария осуществляла снабжение Рейха продовольствием и сырьем, участвовало в транспортировке и охране военных грузов в Черном море (болгарский транспорт «Варна» с грузом боеприпасов был потоплен 20 августа 1943 г. непосредственно у Крыма).

Припишем сюда же влияние на расклады вокруг Проливов и содействие германскому давлению на Грецию и Турцию.Ну что получается? Воевала или не воевала Болгария против СССР во Второй мировой войне? Мне ближе ответ — да, вместе со всем остальным Рейхом Болгария воевала против СССР. Как и в Первую мировую.

Зачем это современному человеку? Хотя бы для того, чтобы понимать психологию принятия решений на высоком уровне и знать, что «в следующий раз» Болгария поступит точно также.

Текст не является серьезным исследованием. Возможно, содержит неточности и служит популяризации темы.

Источник: https://pogo-on-air.livejournal.com/1165199.html

Советский воин — освободитель Европы: психология и поведение на завершающем этапе войны (II)

Смотрим у sodaz_ot в 2.2. Советский воин — освободитель Европы: психология и поведение на завершающем этапе войны (II)
Советские войска в Австрии. Венский вальс
В Австрии, куда советские войска ворвались весной 1945 г., они столкнулись с «повальной капитуляцией»: «Целые деревни оглавлялись белыми тряпками.

Пожилые женщины поднимали кверху руки при встрече с человеком в красноармейской форме» (52). Именно здесь, по словам Б. Слуцкого, солдаты «дорвались до белобрысых баб». При этом «австрийки не оказались чрезмерно неподатливыми. Подавляющее большинство крестьянских девушек выходило замуж “испорченными”. Солдаты-отпускники чувствовали себя, как у Христа за пазухой.

В Вене наш гид, банковский чиновник, удивлялся настойчивости и нетерпеливости русских. Он полагал, что галантности достаточно, чтобы добиться у венки всего, чего хочется» (53). То есть дело было не только в страхе, но и в неких особенностях национального менталитета и традиционного поведения.

В Болгарии и Югославии, куда советские войска вошли в сентябре 1944 г., несмотря на сложность внутриполитических проблем, отношение славянских народов к Красной Армии было, безусловно, дружеским, что вызывало ответную симпатию. «В Болгарии не было ни боев, ни сражений.

Обратите внимание

Болгарская операция была бескровной, она вылилась в триумфальный освободительный поход» (54). Здесь, на земле братского народа, за восемь месяцев до окончания войны советские воины получили мирную передышку.

В Югославии бои носили ожесточенный характер, но население оказывало советским войскам, сражавшимся в тесном взаимодействии с югославской Народно-освободительной армией, всяческую помощь и поддержку.Особо тёплое к себе отношение вызывали местные женщины. Суровые и аскетичные югославские партизанки воспринимались как товарищи по оружию и считались неприкосновенными (55).

О болгарках Борис Слуцкий вспоминал так: «…После украинского благодушия, после румынского разврата суровая недоступность болгарских женщин поразила наших людей. Почти никто не хвастался победами. Это была единственная страна, где офицеров на гулянье сопровождали очень часто мужчины, почти никогда — женщины.

Позже болгары гордились, когда им рассказывали, что русские собираются вернуться в Болгарию за невестами — единственными в мире, оставшимися чистыми и нетронутыми» (56).

Приятное впечатление произвело и население Чехословакии, которое радостно встречало советских солдат-освободителей, в особенности чешские красавицы.

Смущенные танкисты с покрытых маслом и пылью боевых машин, украшенных венками и цветами, говорили между собой: «…Нечто танк невеста, чтоб его убирать. А их девчата, знай себе, нацепляют. Хороший народ. Такого душевного народа давно не видел…» Дружелюбие и радушие чехов было искренним. «… «Если бы это было можно, я перецеловала бы всех солдат и офицеров Красной Армии за то, что они освободили мою Прагу», — под общий дружный и одобрительный смех сказала … работница пражского трамвая» (57), — так описывал атмосферу в освобожденной чешской столице и настроения местных жителей 11 мая 1945 г. Борис Полевой.

17 июля 1944 г. советские войска вступили на территорию Польши. Восприятие этой страны военнослужащими Красной армии оказалось неоднозначным.

Образ славянского, близкого в противостоянии германцам польского народа сочетался с идеологическим стереотипом буржуазной «панской» Польши, враждебной советскому государству. Двойственным было и отношение к Польше как союзнику, капризному и ненадежному.

Население также во многом рассматривалось с классовой точки зрения: симпатию вызывали рабоче-крестьянские «бедняцкие» слои и негативное отношение — зажиточные и «классово чуждые».

Важно

Официальная позиция советского руководства в отношении Польши и в связи со вступлением на ее территорию нашла отражение в Постановлении Государственного Комитета Обороны № 6282 от 31 июля 1944 г. и в директиве Генерального штаба Красной армии командующим войсками 1, 2, 3-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов от 1 августа 1944 г.

В них, в частности, говорилось, что «вступление советских войск в Польшу диктуется исключительно военной необходимостью и не преследует иных целей, кроме как сломить и ликвидировать продолжающееся сопротивление войск противника и помочь польскому народу в деле освобождения его Родины от ига немецко-фашистских оккупантов» (58).

В связи с этим предписывалось «в районах, занятых Красной Армией, советов и иных органов советской власти не создавать и советских порядков не вводить»; «исполнению религиозных обрядов не препятствовать, костелов, церквей и молитвенных домов не трогать»; гарантировать польским гражданам охрану принадлежащей им частной собственности и личных имущественных прав (59).

Еще до вступления на территорию Польши среди личного состава советских войск была проведена основательная политико-идеологическая подготовка к этому событию. Ее вели военные советы, политорганы и партийные организации всех уровней.

Так, военный совет и политуправление 1-го Белорусского фронта разослали по всем политотделам фронта справку по истории польского государства, характеризовавшую его устройство, политико-экономическое положение, культуру, быт и нравы населения, и т.д.

Были прочитаны лекции, доклады, проведены беседы на темы: «Задачи личного состава в связи с вступлением Красной Армии на территорию Польши», «Победа над германским фашизмом лежит через освобождение народов Европы», «Воин Красной Армии — представитель самой сильной и культурной армии в мире», «Железная воинская дисциплина и высокая бдительность — залог победы над врагом», «Красная Армия выполняет историческую роль — освобождает народы Европы от фашистского рабства» (60).

А это действительно было самое настоящее рабство для большинства поляков. Оккупационный режим в «генерал-губернаторстве» и особенно в новых имперских округах «рейхсгау», на которые немцы разделили территорию Польши, отнюдь не был мягким, не то что в остальной Европе. Вот лишь некоторые факты. В Информационной сводке № 349 от 28 января 1945 г. 7-го отдела Политуправления 1-го Украинского фронта «О политическом положении и о настроениях населения в восточных районах Познаньского воеводства (“Вартенгау”)» сообщалось: «Поляки, уцелевшие после 6 лет немецкого хозяйничанья в Познани, с ужасом рассказывают о своем полном политическом бесправии, о неслыханном унижении перед немцами и об издевательствах немцев. Вся политика немцев была направлена на то, чтобы поставить поляков в разряд “недочеловеков”, бесправных животных. Между поляками и чистокровными немцами, а также между теми, кто заявил о своем немецком происхождении, и псевдонемцами, переселенными из других областей, была возведена непреодолимая преграда.Поляк не имел права войти в магазин за получением продуктов по карточкам в те часы, когда там бывали немцы. Он должен покупать продукты вечером, после немцев. На продуктовых карточках в левом углу стояла буква “П”.Поляк не имел права передвижения и выезда из Вартегау. Поляк не имел права апеллировать по суду. Поляк не имел права ни продать, ни купить, ни построить без специального письменного разрешения. У поляков не было никакой собственности — всё принадлежало III империи. Немцы беззастенчиво отбирали все, что им понравилось. Для поляков имелась специальная пивная. Она закрывалась за час до того момента, когда прекращалось хождение по городу. Плата по тарифу для поляка была на 20% выше, чем для немцев.Польские дети не допускались в немецкие школы, а специальных школ не было. Наиболее культурные из родителей учили своих детей на дому. Если ребенок умеет расписываться — он уже считается грамотеем.Поляки не могли служить в государственных учреждениях. Они не допускались даже на курсы противовоздушной обороны и в пожарную охрану. Там служили только немцы и фольксдойче.Все книги на польском языке были уничтожены, газеты закрыты. При переезде из “генерал‑губернаторства” в “гау” таможенный чиновник просматривал вещи и отбирал все, что было напечатано по‑польски. Обращаться по служебным делам и к официальным лицам можно было только по‑немецки.Поляки не имели больниц, аптек, врачей, акушерок (почти вся польская интеллигенция была истреблена). Немецкая гражданская больница находилась за 40 км, туда из боязни распространения эпидемий принимали только тех поляков, кто болен заразными болезнями. Лечили знахари и повитухи. В августе 1944 г. в городе умер последний врач‑поляк и за медицинской помощью с тех пор обратиться было не к кому.Поляки имели право посещать церковь. На всех церквях висят таблички: “церковь для поляков”. Немцам вход был запрещен, но ксендзов арестовывало гестапо. Служба в городском костеле не отправлялась. Немцы устроили в нем сначала склад зерна, а затем склад боеприпасов.Поляк мог жениться только в возрасте 28 лет, а девушка выходила замуж не моложе 25 лет. Если жених польской девушки принимал германское подданство и зачислялся в фольксдойче, то она не имела права жить с матерью в одном доме, она должна была жить отдельно, так как благодаря связи с немцем она стала “благороднее”.Поляк не имел права приветствовать поднятием руки и гитлеровским приветствием. При встрече с немцем он должен снять головной убор и приветствовать низким поклоном.На каждом шагу были установлены сотни унизительных правил, за нарушение которых следовала расправа кулаком. Население было терроризировано немцами до крайней степени. Все приказания местных властей должны были выполняться безоговорочно и точно под угрозой отправки в “штрафной лагерь” (так немцы именовали концентрационные лагеря) или расстрела.Население города и окрестных деревень в подавляющем большинстве жило тем, что зарабатывали на строительстве военных укреплений, дорог и мостов; в меньшей — за счет того, что останется от обработки земли; некоторые жили тем, что давали немцы за услуги, и незначительная часть — на доходы от торговли и спекуляции.

…Люди работали за голодный паек, но и его не всегда удавалось выкупить вследствие высоких цен… Все городское, так и сельское население было доведено немцами до пределов обнищания»

(61).

При этом отмечалось, что «физическое истребление поляков, издевательства над ними и система бесправия, насильственное онемечивание, грабежи и вымогательства, “аграрная реформа”, направленная против мелких крестьянских хозяйств, бесчинства немецких переселенцев и местных фольксдойче, гонения против церкви (повсеместно костелы бездействовали, так как ксендзы были или арестованы и отправлены в лагеря, или расстреляны, а в некоторых местах, например, в с. Дамяхув повешены) — все эти причины вызвали разные и почти единодушные антинемецкие настроения» (62).В докладе Члена Военного Совета 60-й Армии генерал-майора Оленина Члену Военного Совета 1-го Украинского фронта генерал-лейтенанту Крайнюкову № 09 от 23 января 1945 г. «О политической обстановке и массово-разъяснительной работе с населением освобожденной территории Польши в полосе 60-й Армии за время наступления с 12 по 22 января 1945 г.» приводятся сведения о положении польского населения при немцах в других районах страны (в городах Кракове, Тарнув, Бохня, Домброва-Тарновска и др.): «Польские крестьяне живут бедно, имевшийся в их личном пользовании скот у большинства крестьян отобран немцами… По рассказам местных жителей, немцы открывали большое количество спецлагерей, где содержалось много поляков в невыносимо кошмарных условиях… Польское население, прожившее свыше 5 лет в условиях немецкой оккупации, было настолько запугано, что каждый поляк избегал встречи с немцами даже на дорогах. Им не разрешалось ходить и ездить по дорогам, где двигались немецкие части. В том случае, когда на такой дороге оказывалась повозка поляка, немцы беспощадно давили шедших и ехавших поляков автомашинами или танками… Положение поляков, проживающих в городах, также было исключительно тяжелое. Заработная плата рабочих и служащих была очень низкая. Месячного содержания хватало на 5—6 дней. Немцы всюду подчеркивали свое превосходство над поляками и бесправие последних. В гор.Краков поляки не имели права ехать вместе с немцами в одном вагоне трамвая. Мужчинам-полякам не разрешалось ходить по городу, держа руки в карманах, из-за боязни, что они могут совершить террористические акты против немцев… В многочисленных беседах с жителями городов установлено, что поляки с нетерпением ждали своего освобождения. Немцев они ненавидят и с презрением к оккупантам рассказывают о всех их издевательствах» (63).В следующем докладе Военного Совета 60-й армии в Военный Совет 1-го Украинского фронта № 01027 от 31 января 1945 г. «О политической обстановке на вновь освобожденной территории Польши в полосе 60-й Армии», указано, что при встрече с рабочим населением в районе Домбровского угольного бассейна «бросается в глаза их изнуренный вид и жалкое существование при немцах», что «в шахтах и на предприятиях, принадлежавших немецким владельцам, они работали по 12—14 часов в сутки», «оплата труда рабочих была исключительно низкая, а снабжение продовольствием невыносимо плохое». «Совершенно в другом экономическом положении были немцы и фольксдойчи. Ставка денежного содержания рабочему или служащему немецкой национальности была выше в три раза, а фольксдойчам в два раза по сравнению с поляками. В таких же размерах для немцев и фольксдойчев была увеличена норма снабжения продовольствием, чем всюду подчеркивалось превосходство немецкой национальности над всеми другими». «На предприятиях и в угольных шахтах все командные должности занимали немцы, которые всячески издевались над польскими рабочими, избивали их и за малейшее неповиновение отправляли в спецлагеря» (64).

Читайте также:  Первое советское правительство, избранное на ii всероссийском съезде советов

Совсем иначе выглядело вступление на территорию Польши войск Красной Армии. В Директиве Военного совета 1-го Белорусского фронта за подписью командующего фронтом маршала Рокоссовского от 26 июля 1944 г. говорилось, что части и соединения фронта, «перешли Западный Буг и вступили на территорию Польши — дружественного нам союзного государства», чтобы «помочь польскому народу в деле освобождения от немецких захватчиков». Отмечая, что польское население «ждало прихода нашей Армии с нетерпением и сейчас повсеместно исключительно хорошо встречает наши части, бойцов и командиров Красной Армии», Военный Совет фронта приказывал тщательно разъяснять личному составу, «какое для нас имеет большое политическое значение правильная линия во взаимоотношениях с местным населением союзного нам государства», о недопустимости «малейших случаев самочинства», о «необходимости в обращении с населением соблюдать чувство собственного достоинства и авторитет Красной Армии», «быть вежливым и культурным» (65).

Источник: https://skeptimist.livejournal.com/1504786.html

Парадоксы историографии: Красная Армия в Болгарии осенью 1944 года

Т. В. Волокитина

Парадоксы историографии: Красная Армия в Болгарии осенью 1944 года

This article strives to analyze the outcomes of the research pursued in the modern Bulgarian historical science on the Soviet military presence in Bulgaria in 1944, to specify the evolution of assessments and considerations, to define the circle of questions, which remain disputable.

Ключевые слова: Красная Армия; Германия; страна-сателлит; освобождение; оккупация; советизация; мифотворчество.

В марте 1944 г. Красная Армия вышла на западную границу Советского Союза. До победного мая 45-го ей предстояли упорные кровопролитные бои за пределами национальной территории, больше года колоссального напряжения физических и моральных сил, тяжкого разрушительного солдатского труда…

Совет

Длительное время в отечественной историографии, как и в историографии стран «социалистического лагеря», а затем «содружества», для оценки военных действий СССР в Европе использовались эмоционально окрашенные, идеологизированные понятия «освободительный поход» и «освободительная миссия», тесно связанные с дефиницией «интернациональный долг». (Не случайно на ум приходят строки известного чешского поэта Витезслава Незвала, увидевшего себя, молодого, в Праге 9 мая 1945 г. «возле танков, где на башнях едут пыльные мессии»1). Все вышеназванные термины обозначали особое предназначение советской страны как первого в мире социалистического государства по отношению к народам других стран. Именно с этих позиций обосновывалась «философия освобождения», включавшая в себя не только рассуждения о сущности, характере и диалектике мира и бытия, но и оценки практической деятельности людей на войне2.

После крушения коммунистических режимов лавина новых документальных материалов, в том числе и о советском военном присутствии в Европе, смела многие прежние официальные, односторонние и упрощенные представления.

Но при этом критике и забвению подчас предавалось и то объективное, правдивое, что было накоплено предыдущими поколениями исследователей.

Обществу была предложена «актуальная» интерпретация истории, новые, нередко жесткие по форме, оценки и выводы, прямо противоположные былым суждениям.

В интересах справедливости следует признать, что этот процесс во многом облегчался отсутствием глубоких, аргументированных научных исследований.

Да и в наши дни действия Красной Армии за рубежом все еще не получили всестороннего объективного освещения и, увы, остаются в числе проблем, деформирующих общественное сознание и подпитывающих напряженность в отношениях между странами бывшего «социалистического лагеря».

Сегодня вряд ли кто возьмется всерьез оспаривать, что научный подход к факту вступления и присутствия Красной Армии в Европе требует изучения всех сторон действий советского государства и его вооруженных сил за пределами СССР в 1944-1945 гг.

, анализа военной, политико-дипломатической, экономической, международно-правовой и иных составляющих действий Советского Союза и его армии.

Не менее важно исследовать конкретную ситуацию в странах Европы, в частности, разобраться с имевшим место хронологическим совпадением и объединением двух разных процессов — освобождением от фашистской оккупации, в одних случаях, и устранением союзных Германии правительств, в других.

Обратите внимание

Все еще не теряет актуальности и проблема соотношения военной необходимости вступления Красной Армии в Европу и политических целей Москвы, связанных с воздействием «советского фактора» на страны региона, решением проблемы территориальных приращений, в том числе и военными средствами, и пр. Эти вопросы ныне в числе тех, что испытывают на себе прямое воздействие политической конъюнктуры и процесса нового мифотворчества.

Крах социалистического общественного устройства в Восточной Европе вызвал волну критики действий советского политического руководства, в том числе и на рубеже войны и мира. В национальных историографиях стран бывшего советского блока дискутируется вопрос о необходимости продвижения частей Красной Армии за пределы СССР, «на штыках» которой якобы утвердились новые политические режимы.

«Альтернативная» история предлагает читателю рассмотреть вариант «остановки» Красной Армии на западных рубежах СССР, уповая в дальнейшем на «естественный» ход событий. При этом Полностью игнорируется военная задача по разгрому немецкого военного потенциала, остававшегося к весне 1944 г. весьма значительным3.

Достаточно сказать, что на территории Европы Красная Армия провела более десяти (!) стратегических наступательных операций. Советское руководство имело также и четкие обязательства перед антигитлеровской коалицией, закрепленные в Тегеране в 1943 г.

4 Кроме того, огромное значение имел конкретный факт -наличие в Европе оккупированных народов и государств, по отношению к которым прекращение военных действий было бы противоестественным шагом. Напомним, что еще в выступлении по радио 3 июля 1941 г.

Сталин определил цель всенародной Отечественной войны как «не только ликвидацию опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма»5. Не стоит при этом забывать и об историческом примере русских войск, завершивших освободительный поход против Наполеона в Париже. Остается лишь удивляться, насколько созвучным ситуации 1944-1945 гг.

был приказ М.И. Кутузова от 21 декабря 1812 г., когда русская армия вышла на пограничные рубежи империи. «Храбрые и победоносные войска! — писал генерал-фельдмаршал. — Наконец вы на границах империи. Каждый из вас есть спаситель Отечества… Не останавливаясь среди геройских подвигов, мы идем теперь далее. Пройдем границы и потщимся довершить поражение неприятеля на собственных полях его. Но не последуем

примеру врагов наших в их буйстве и неистовствах, унижающих солдата. … Будем великодушны, положим различие между врагом и мирным жителем. Справедливость и кротость в обхождении с обывателями покажет ясно, что не порабощения их и не суетной славы мы желаем, но идем освобождать от бедствия и угнетений даже самые те народы, которые вооружились против России» 6.

Советское руководство было убеждено, что фашистская военная машина, а вместе с ней и нацистский режим, должны были быть разгромлены там, где возникли, — в самой Германии. Однако общественные настроения были далеко не столь однозначными, как рисовалось ранее.

Важно

Конкретные материалы свидетельствуют, например, о том, что от военных политорганов требовались определенные усилия, чтобы разъяснять личному составу необходимость ведения боевых действий за пределами СССР.

Так, в преддверии боев на балканском направлении предстояло переломить настроения части красноармейцев, недоумевавших: «Почему мы идем в Румынию, когда нам говорили, что задача — изгнать противника со своей территории?».

7 Вместе с тем многие документы отражают ясное представление личного состава частей и подразделений об особом, гуманном предназначении Красной Армии.

Аналитические справки политуправления 3-го Украинского фронта, составленные перед болгарской наступательной операцией, свидетельствуют, что среди военнослужащих преобладало желание наказать болгарских «правителей-предателей» из династии Кобургов, помочь болгарскому народу обрести свободу и независимость, а настроения бойцов были в массе своей антинемецкими, а не антиболгарскими8.

Для отечественной историографии в целом характерны исследования советского военного присутствия в Европе на «макроуровне» — с точки зрения обеспечения военно-стратегических и политических интересов СССР в советской сфере влияния.

Констатируется, в частности, что решение задачи обеспечения стабильности в восточноевропейском регионе, рассматривавшемся Москвой в перспективе как зона собственной безопасности, обусловило возникновение здесь при поддержке СССР коалиционных по форме и дружественных советской стране политических режимов, давших название целому этапу послевоенного развития Восточной Европы, — «народная демократия»9. Значительно более скромны результаты изучения пребывания советских воинских формирований в странах Восточной Европы на «микроуровне» — отношения советских военных властей с различными партиями и внутренними силами, представленными в политическом спектре конкретных стран, контакты военнослужащих с населением10. Восприятие советского солдата в освобожденной Европе — еще одна слабо изученная грань указанной проблемы.

В Болгарии, как и в других странах бывшего «социалистического содружества», проблема освобождения и советского военного присутствия приобрела особое значение на этапе посткоммунистического развития, хотя в целом традиции ее изучения в национальной историографии являются довольно прочными.

На раннем этапе ее развития, в 50-е — 60-е гг. XX в.

, установочный характер приобрели выводы о Красной Армии-двойной освободительнице — от болгарского «монархо-фашизма» и гитлеровской оккупации — и гаранте «естественного развития народно-демократической революции», не подвластного влиянию чьего бы то ни было внешнего вмешательства и внешних сил11. Очевидно, что при таком подходе под внешним фактором понимались лишь западные державы. Отсюда проистекала следующая идеологическая установка периода эскалации холодной войны, согласно которой Красная Армия спасла Болгарию от новой, «англо-американской», оккупации, а народ — от «третьей национальной катастрофы»*12. Естественной видится при таком подходе и эмоциональная оценка некоторыми болгарскими учеными вступления Красной Армии в Болгарию как «счастья для болгарского народа»13.

Укоренение в массовом сознании тезиса о.Красной Армии-освободительнице в значительной мере обусловливалось исторической памятью народа о «первом» освобождении в результате Русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Совет

В 1970-е гг. развернутые позитивные характеристики роли Красной Армии получили окончательное закрепление в официозных изданиях.

Исследователи подчеркивали, что одним своим пребыванием на болгарской земле, «не принимая непосредственного участия в классовой борьбе», Красная Армия «ошеломила» противника, «парализовала» силы фашизма и буржуазии, вызвав одновременно «волну безудержного восторга и подъема народа», «открыла простор его революционной энергии, усилила уверенность в неизбежной исторической победе». Медленное продвижение советских частей по болгарской земле дало возможность внутренним силам «выполнить свою роль» при захвате власти Отечественным фронтом. Отрицая популярный идеологизированный тезис западной историографии об «экспорте революции», болгарские авторы подчеркивали, что победа национальных демократических сил была достигнута прежде, чем Красная Армия продвинулась в глубь страны, и что она не вмешивалась во внутренние дела Болгарии14.

1980-е годы продемонстрировали некоторую подвижку в оценках, в первую очередь, в их тональности: наметился отказ от былой пафосности. Особое подчеркивание роли внутреннего фактора в развитии событий в Болгарии в сентябре 1944 г. сопровождалось явным приуменьшением роли Красной Армии.

Болгарские авторы трактовали вступление советских частей в страну, прежде всего, как импульс для развития революционного процесса.

Основная задача, решавшаяся и решенная Красной Армией, заключалась в изгнании гитлеровцев из страны15, в то время как новая, народная, власть была установлена в результате взаимодействия комитетов Отечественного фронта и Народно-освободительной повстанческой армии, а не «советскими штыками»16. Помощь Красной Армии при решении вопроса о власти не имела, следовательно,

* Под двумя национачьными катастрофами понимались поражение Болгарии во II Балканской (Межсоюзнической) и Первой мировой войнах, приведших, помимо прочего, к территориальным потерям.

определяющего значения. Иными словами, со своим «монархо-фашизмом» болгарский народ справился самостоятельно. На этом этапе установочный характер приобрела оценка, определившая фактическое «равновесие» роли внутреннего (вооруженная борьба народа под руководством коммунистов) и внешнего (вступление Красной Армии) факторов в развитии событий в стране17.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/paradoksy-istoriografii-krasnaya-armiya-v-bolgarii-osenyu-1944-goda

Ссылка на основную публикацию