Захватнические планы англии и турции на кавказе

Иран и Османская империя на Северном Кавказе в 15-18 веках

Поздняя средневековая история Ближнего и Среднего Востока прошла под знаком соперничества двух могучих азиатских империй: Османского государства и Ирана. Каждая из держав стремилась максимально расширить сферу своего влияния, и поэтому в их борьбу так или иначе втягивались все сопредельные земли, в том числе Северный Кавказ.

Во второй половине 15 века в Южный Азербайджане складывается феодальное владение, управляемое духовными шиитскими лицами, которые вели свою родословную от известного шейха Сефи, жившего в конце 13 – начале 14  веках. Стремясь создать большую шиитскую теократическую державу, потомки Сефи, наследственные шейхи Джунейд и Хайдар, открывают агрессивные действия против соседних территорий.

Открыть в полном размере

Организуется целый ряд походов на север с целью подчинения Ширвана и Южного Дагестана. В 1461 год шиитские отряды пытаются закрепиться в землях лезгинов и табасаранов, но терпят поражение. Спустя 27 лет шейх Хайдар осаждает Дербент и вновь пытается покорить табасаран, однако, местное ополчение и присланные войска ширваншаха разбивают захватчиков.

Обратите внимание

Сыну шейха Хайдара Исмаилу к 1502 году удается подчинить часть Азербайджана и Ирана и создать государство Сефевидов, которое продолжило агрессивную политику. На протяжении 1509 – 1512 годов войска Исмаила Сефеви осаждают и захватывают Дербент, несмотря на упорное сопротивление, подчиняют своему влиянию земли лезгин, табасаранов, рутульцев, цахуров.

В Южном Дагестане утверждаются Шахские наместники. В самом Дербенте расселяют семьи из Ирана, кроме того осуществляются переселения воинственный азербайджанских племен в южный и приморские части Дагестана. По мере сил и возможностей местное население организует перманентное  выступление против  кызылбаши (с тюркского – красноголовый – прозвище иранцев).

Ирано-турецкое соперничество на землях Северного Кавказа

Открыть в полном размере

В начале 16 века вспыхивает длительная ирано-турецкая война за господство на Ближнем Востоке. Одним из главных театров военных действий становится Закавказье, но обе стороны стремятся взять под контроль  сам Северный Кавказ.

Турция укрепилась в Крыму и северном Причерноморье и стремилась подчинить земли Северо-Западного Кавказа, Черкесию, и создать тем самым сплошную полосу своих владений от устья Дона до Закавказья.

Вместе с тем, османы, используя своих союзников Крымских татар, пытаются нанести удар по иранскому присутствию в Дагестане. В первой половине 16 века происходит целая череда набегов татар, турок и горцев Западного Кавказа на дагестанских владетелей, союзных сефевидам.

Наконец, к 1578 году турки изгонят иранцев из большей части Закавказья, овладевают Ширваном и Дербентом. Дербент становится почти на 30 лет главной военной базой турецких войск на Северо-Восточном Кавказе. Именно отсюда организуются походы османов и крымцев против Сефевидов и упорствующих владетелей и обществ Дагестана.

Иранский контроль над Южным Дагестаном возобновляется лишь в 1606 году. Вновь в Дербенте обосновывается шахский наместник и появляются сотни новых переселенцев из Азербайджана.

Турецко-татарские походы против адыгов и абазин

Как указывалось выше, борьба с державой Сефевидов заставляет турецких султанов в 16-17 веках прочнее закрепиться на территориях Северо-Западного и Центрального Кавказа.

Еще в 1479 году состоялся первый совместный поход турок и крымских татар на земли западных адыгов. Тогда были захвачены бывшие генуэзские колонии Матрега (Тамань), Мапа (Анапа), в которых разместились турецкие гарнизоны.

Османскую власть признали прибрежные адыги, натухайцы.

Тамань и Анапа, таком образом, стали опорными пунктами всех последующих крымско-османских наступлений на адыгов и абазин.

Важно

Целью таких частых походов являлось подчинить турецко-татарскому влиянию как можно больше коренных народов и распространить ислам, ибо даже в 16 веке основная масса адыгов и абазин по прежнему придерживались языческих верований, хотя на их территориях присутствовали последователи христианства, распространявшегося в прежние века из Византии, Грузии и Алании. Турецкие султаны и Крымские ханы рассматривали Черкесию и Кабарду как источник постоянного поступления невольников  и воинов.

Несмотря на периодические вторжения в земли горцев, османы и их союзники так и не смогли достичь прочного военно-политического господства. При каждом удобном случае ополчения адыгов и абазин наносили ответные удары и чувствительные поражения захватчикам. Отмечены случаи, когда адыгские отряды проникали вплоть до турецкой крепости Азов.

Результаты экспансии Ирана и Турции в 16-18 веках

В зону действительного контроля османов попали лишь Таманский полуостров и некоторые пункты на Черноморском и Азовском побережьях (крепости Тамань, Анапа, Суджук-Кале или Новороссийск, Геленджик, Копыл или Славянск на Кубани).

Что касается внутренних районов Закубанья, особенно горных мест, то здесь владетели и вольные общества лишь формально признавали власть султана и его наместника Крымского хана. Такое же положение вещей сложилось в Кабарде.

Вместе с тем, черкесы и абазины поставляли воинов в крымско-татарские и турецкие войска и они воевали в разных местах против персов, поляков, московитов.

Адыгские князья (пши) являлись аталыками (воспитателями) детей из знатных татарских семей. Возникали родственные связи адыгских пши и орков с крымской правящей династией Гиреев.

Ислам, начав распространяться в Закубанье в 16 веке, через 200 лет охватил основную часть местных народов. Тем ни менее, ни султан, ни крымских хан полного господства над абазинами и адыгами не добились.

Аналогично складывалась картина иранского присутствия в Дагестане. Сефевиды реально могли контролировать лишь Дербент. Все попытки распространить свою власть внутрь горного Дагестана не дали шаху желаемых результатов. Наиболее известны походы 17 века против Кайтага, Кумуха и Акуша.

Владетели и вольные общества Дагестана периодически давали отпор персидским войскам, не позволяя им закрепиться в новых районах. Вместе с тем, часть дагестанских феодалов, преследуя свои собственные выгоды, порой шла на различные альянсы с Сефевидами.

©ncau.ru
создано на основе личных студенческих записей  лекций и семинаров

Еще по теме:

Источник: https://ncau.ru/13/

Как Англия, Франция и Турция планировали захватить Кавказ в 1940 году

?

Николай Гоголь (gogol) wrote,
2015-11-28 21:05:00 Николай Гоголь
gogol
2015-11-28 21:05:00

После заключения пакта Молотова-Риббентропа в августе 1939 года Англия, Франция и Турция всерьёз хотели воевать с СССР, воспринимая того как союзника Германии. Обезвредить СССР предлагалось бомбардировками нефтяных месторождений на Кавказе, а затем вводом туда до 500 тысяч войск. Кавказ планировалось отдать под управление Турции, Азербайджан – Англии, Казакия тоже была зависимой от Лондона.

Учитывая, что после заключения советско-германских договоров от 23 августа и 30 сентября 1939 года СССР поставлял немецкой стороне большие партии нефти и нефтепродуктов, Англия и Франция пытались всячески нейтрализовать это экономическое сотрудничество, имеющее большое стратегическое значение.

Ещё накануне войны у Англии, как это видно из содержания журнала «Восточная Европа и сегодняшняя Россия» (т.

Совет

3, №1, весна 1939 года), было своё видение развития геополитических событий в Каспийском регионе, в частности на Кавказе: «Власть, которая укрепится на Кавказе, может затормозить большую волжскую артерию, ведущую в Центральную Россию, и держать под контролем урезанное государство сегодняшней Великороссии.

Одновременно данная власть будет иметь значительные возможности подхода к Персидскому заливу, Ираку и иранским нефтяным полям. Ни одна мировая держава не может позволить, чтобы какая-нибудь новая мировая держава укрепилась на Кавказском перешейке».

Далее в этом документе отмечалось, что «было бы выгодно для всех заинтересованных держав, а именно Турции, Ирана, Англии, Украины, «стран оси», а также урезанной Великороссии создание и признание союза государств (Грузия, Армения и Дагестан).

Кавказский союз государств можно было бы нейтрализовать путём согласия между заинтересованными державами, как великими, так и малыми». Комментируя ход мыслей англичан, будущий рейхсминистр по делам оккупированных Восточных областей Альфред Розенберг делал вывод, что в случае распада СССР Англия желала бы видеть Кавказ расчленённым, но не укрепление здесь позиций какой-либо державы, в первую очередь Германии. То, что Азербайджан не был упомянут в составе предполагаемого союза кавказских государств, свидетельствовало, что по отношению к нефтяному Баку у англичан были свои особые планы.

Что же касается германских интересов на Кавказе, то, по мнению А. Розенберга, они заключались прежде всего в создании прочных позиций и в «обеспечении тем самым безопасности континентальной Европы». «Только эта связь с нефтяными источниками может сделать Германию и всю Европу независимыми от любой коалиции морских держав в будущем», — считал он.

«Цель германской политики, — отмечал далее Розенберг, — господство над Кавказом и над граничащими с юга странами как в политическом, так и в военном отношениях».

Подчёркивая геополитическое значение Кавказа, он заявлял, что «задача Кавказа, прежде всего, является политической задачей и означает расширение континентальной Европы, руководимой Германией, от Кавказского перешейка на Ближний Восток».

Секретные документы Генерального штаба Франции, захваченные немцами при взятии Парижа в июне 1940 года и специально изданные Министерством иностранных дел Германии, свидетельствовали, что Англия и Франция, готовясь к войне с СССР в 1939-1940 годах, планировали вторжение на Кавказ и оккупацию Бакинского нефтепромышленного района.

Хотя, несомненно, абвер и ранее располагал разведданными на этот счёт. Это подтверждается и записями в дневнике начальника Генерального штаба сухопутных войск (ОКХ) Ф. Гальдера, сделанными ещё 6 марта 1940 года, в которых отмечалось, что «русским следует передать наши материалы о скоплении сил (западных держав) на Ближнем Востоке».

Стремление Англии и Франции к бомбардировке и захвату Баку (по возможности) в тот период диктовалось прежде всего тем, что после заключения советско-германского пакта о ненападении от 23 августа 1939 года и договора о дружбе и границе от 28 сентября того же года СССР начал снабжать Германию нефтью.

Кроме того, как отмечалось в докладе главнокомандующего сухопутными силами Франции генерала М. Гамелена премьер-министру Э. Даладье от 22 февраля 1940 года, Баку даёт 75% всей нефти Советского Союза, лишившись которой «Советы окажутся в кризисной ситуации».

В другом документе, разработанном Генштабом Франции в марте того же года, говорилось, что «фундаментальной слабостью русской экономики является зависимость от поставок нефти с Кавказа. От них зависят вооружённые силы и русское сельское хозяйство».

Как отмечал в своих «Военных мемуарах» генерал Шарль де Голль, «некоторые (французские) круги усматривали врага скорее в Сталине, чем в Гитлере. Они были больше озабочены тем, как нанести удар России — оказанием ли помощи Финляндии, бомбардировкой ли Баку или высадкой в Стамбуле, чем вопросом о том, каким образом справиться с Германией».

Ещё в октябре 1939 года посол США во Франции У. Буллит телеграфировал в Вашингтон, что в Париже обсуждается возможность «бомбардировки и разрушения Баку». Посол Турции в Швейцарии в годы войны Я.

Обратите внимание

Караосманоглу писал в своих донесениях в Анкару: «Французский посол при каждой встрече со мной говорил: «Ваша армия насчитывает 25-30 дивизий. Наша армия на Ближнем Востоке достигает 500 тысяч. Прибавьте к этому грозную силу флотов союзников.

Захватив в течение 5-10 дней нефтяной район России (имелся в виду Баку), мы оставим без горючего моторизированные части Красной Армии». По мнению французских генералов, такая операция должна была не только ослабить экономическую мощь СССР, но и привести «к краху советского строя».

Сама же Турция, как отмечалось в докладе французского посла Р. Массильи премьеру Даладье, «приняла бы, не без удовольствия, участие в межсоюзнической атаке на Баку через территорию Ирана». Однако усиление влияния Германии в Иране в тот период делало этот план неосуществимым.

Англо-французское командование всё же приступило к военным приготовлениям и наращиванию сил на стратегических направлениях к советскому Кавказу.

Уже 19 января 1940 года премьер-министр Франции Даладье, считавший, по словам Буллита, бомбардировку Баку «самым эффективным средством нанесения ущерба Советскому Союзу», дал письменное задание генералу М. Гамелену и командующему флотом адмиралу Ф.

Дарлану подготовить план «непосредственного вторжения на Кавказ» и «разрушения нефтедобывающей промышленности России». Премьер-министр предлагал рассмотреть три варианта нападения на СССР с юга:

1)боевые действия на Черном море;

2)непосредственное вторжение на Кавказ;

3)возможность восстания мусульманского населения Кавказа.

В ответной докладной записке, подготовленной генералом Гамеленом и представленной Даладье, а затем и его преемнику Рейно, отмечалось: «Военные действия против нефтяных районов Кавказа должны быть направлены на уязвимые пункты нефтепромышленности этого района.

Читайте также:  Вторая половина хх века в учебниках украины

Такими уязвимыми пунктами являются: промышленные центры, места складирования или вывоза нефти. Их в основном три: Баку, Грозный — Майкоп, Батуми.

Важно

Грозный — Майкоп расположен на северном склоне Кавказского хребта и слишком удалён, чтобы явиться объектом военных действий, даже действий авиации. Остаются Баку и Батуми».

В немецких дипломатических кругах, опираясь на сообщения германского посла в Турции Ф. фон Папена, предполагали, что «Франция хочет помочь Финляндии (воевавшей в тот период с СССР) путём наступления на Баку».

Заместитель начальника главного штаба ВВС Франции генерал Бержере ознакомил направлявшегося в Финляндию капитана П.

Стелэна с картой планируемой операции и пояснил, что из района Ближнего Востока начнётся наступление на Баку, после чего оно будет развиваться в северном направлении, «навстречу армиям, наступающим из Скандинавии и Финляндии на Москву».

Для вторжения на Кавказ и удара по нефтеносным районам Баку в Сирии концентрировалась 150-тысячная французская армия, которой придавалось свыше 100 боевых самолетов.

Учитывая отдаленность Баку от турецкой границы на 500 км и значительные сложности при проведении наземного наступления из Турции, Генштаб Франции считал наиболее целесообразным проводить подобную операцию только из северо-западного района Ирана, то есть из Южного Азербайджана.

Однако для её осуществления требовалось согласие самого Ирана, что было весьма проблематично из-за прогерманской политики правительства Реза-шаха Пехлеви, а также необходимости переброски на исходные позиции значительного количества союзных войск. В связи с этим планировалось нанести воздушные удары по Баку силами эскадрилий, базирующихся в Турции (в районе Диярбекир-Ван-Эрзерум) или же в Сирии и Ираке.

Французское военное командование надеялось на активное участие Турции в предстоящей кавказской операции. В своей директиве, направленной генералу М. Вейгану 12 марта 1940 года, генерал М.

Гамелен отмечал: «Акция на Среднем Востоке должна проводиться под британским командованием, а операция на Кавказе — под турецким командованием; последняя — турецкими вооружёнными силами при участи авиации и, возможно, специальных частей союзников.

Совет

По этому поводу вы можете связаться с маршалом Чакмаком и принять участие во всех приготовительных мероприятиях, касающихся Среднего Востока. Я посылаю с курьером подробные указания относительно акции на Кавказе».

Сам же генерал Вейган разработал другой план, согласно которому он, по его же заявлению, с некоторыми подкреплениями и двумя сотнями самолетов овладел бы Кавказом и вошёл бы в Россию, как «нож в масло».

Но впечатляющие военные успехи Германии на тот момент и завершение советско-финской войны заставили как Турцию, так и Иран занять более осторожную и выжидательную позицию, маневрируя между противоборствующими сторонами.

Аналогичные планы по отношению к Баку и Кавказу вынашивала и Великобритания, уже сыгравшая в 1918-1919 годах значительную роль в военно-политических событиях, развернувшихся в тот период на Южном Кавказе и Каспии. По мнению её посла в Москве Р.

Криппса, разрушением бакинских нефтепромыслов Англия нанесла бы СССР «нокаутирующий удар», так как «экономически Россия сильно зависит в ведении войны от снабжения нефтью из Баку. К тому же район этот находится в пределах досягаемости бомбардировщиков дальнего действия, базирующихся в Иране».

Специалист по Советскому Союзу в Министерстве иностранных дел Великобритании Ф.

Маклин был уверен, что английская и французская авиация была способна «нанести серьёзный ущерб нефтяным скважинам и нефтеперерабатывающим предприятиям в Баку и на Северном Кавказе, нефтеперекачивающим узлам в Батуми и Баку и соединяющему их нефтепроводу».

Уже к концу октября 1939 года министр по координации обороны лорд Чэтфильд направил в Комитет начальников штабов разработанный в правительстве доклад «Об уязвимости нефтедобывающих районов России». В нём, в частности, отмечалось: «В СССР имеются три основных центра добычи нефти: Баку, Грозный и Майкоп.

Если уничтожить русские нефтепромыслы (а все они представляют собой разработки фонтанирующего типа и поэтому могут быть легко разрушены), нефти лишится не только Россия, но и любой союзник России, который надеется получить её у этой страны».

Обратите внимание

В докладе приводился список наиболее подходящих мест базирования самолетов для бомбардировок районов кавказских нефтепромыслов с указанием расстояния до них.

Для авианалётов на Баку наиболее удобными считались пункты базирования в Иране (Игдир — 144 мили, Ардебиль — 168 миль), в Турции (Карс — 360 миль, Игдыр — 312 миль); для Грозного — в Иране (Иранбиди — 336 миль) и в Турции (Карс — 235 миль); для Майкопа — в Иране (Иранбиди — 516 миль) и в Турции (Трабзон — 255 миль).

В телеграмме Министерства иностранных дел послу в Анкаре X. Натчбаллу-Хьюджессену сообщалось, что «как часть нашего общего обзора стратегии и политики в настоящее время рассматривается возможность нашего нападения на Баку, что означало бы вступление Англии в войну с Советским Союзом».

Штаб королевских военно-воздушных сил Великобритании полагал, что «три эскадрильи бомбардировщиков, действуя на протяжении от шести недель до трёх месяцев, могут вывести нефтепромыслы из строя».

Уже были разработаны подробные карты крупных нефтяных центров Кавказа и портов СССР с нанесенными на них объектами бомбардировок, с указанием числа бомб на каждый объект и с расписанием самолёто-вылетов.

Составляя планы вторжения на Кавказ с юга, в частности из Ирана, генералы Уэй-велл, Вейган и Гамелен включали в состав планируемых группировок войск для действий против Красной Армии и иранские вооружённые силы.

Командующий английскими ВВС на Ближнем Востоке, маршал авиации Митчелл, по пути в Анкару 7 марта 1940 года встретился в Бейруте с командующим французской армией в Сирии и Ливане генералом М.

Вейганом и сообщил ему, что получил из Лондона инструкции о подготовке к возможной бомбардировке нефтяных районов Баку и нефтеперерабатывающих заводов Батуми.

Важно

Кроме того, Митчелл заявил о своем намерении просить турецкого главнокомандующего, маршала Чакмака, о разрешении на рекогносцировку районов Диярбекира, Эрзерума, Карса и озера Ван с целью выявить аэродромы для промежуточных посадок самолётов.

В свою очередь, в докладе Гамелена «О ведении войны» от 16 марта 1940 года отмечалось, что французские силы могут рассчитывать на действия турецких войск на Южном Кавказе, а Великобритания могла бы взять на себя инициативы в использовании территории Ирана для сухопутных операций на юге СССР.

Однако Анкара проявляла осторожность и опасалась открыто присоединиться к англо-французским планам нападения на СССР.

Тем более что, согласно заключённому в октябре 1939 года англо-франко-турецкому договору, принятые совместные военно-политические обязательства не могли «принуждать Турцию к действию, результатом или последствием которого будет вовлечение её в вооруженный конфликт с СССР».

И всё же посол Франции в Анкаре сообщал в Париж, что не ожидает каких-либо препятствий со стороны турецкого правительства в организации нападения на СССР.

Весной 1940 года были детально разработаны два сходных плана предстоящих боевых операций на Кавказе: английский «МА-6» и французский «RIP».

Как английское, так и французское командование считало, что для воздушного удара по кавказским нефтепромыслам будет достаточно 90-100 самолётов, из них 5 групп американского производства «Гленн Мартин» и 4 группы английских бомбардировщиков «Блэкхейм».

Авианалёты планировали проводить днём и ночью с различных высот. Баку рассчитывали разрушить за 15 дней, Грозный — за 12, Батуми — за 1,5 дня.

Совет

Даже завершение советско-финской войны не повлияло на планы союзников по отношению к СССР.

В день подписания мирного договора между Советским Союзом и Финляндией 12 марта 1940 года заседание правительства Великобритании было целиком посвящено обсуждению доклада начальников штабов о возможных последствиях войны с СССР.

Английскому послу в Турции направили шифровку, в которой сообщалось: «как часть нашей стратегии и политики мы рассматриваем сейчас возможность нападения на Баку и таким образом — вовлечения в войну с Советским Союзом».

20 марта 1940 года в Алеппо (Сирия) состоялось совещание представителей английского и французского командования на Ближнем Востоке, на котором отмечалось, что к июню этого же года будет закончено строительство 20 аэродромов первой категории.

А 17 апреля Вейган доносил Гамелену, что подготовка воздушного удара по Кавказу будет завершена к концу июня — началу июля. В целом же Вейган координировал подготовку операции с командующим английскими войсками на Среднем Востоке, генералом А.

Уэйвеллом и командующим ВМС Англии в Восточном Средиземноморье, адмиралом Э. Каннигхэмом.

Советское военное командование, безусловно, достаточно информированное как своей разведслужбой, так и имевшей свои виды на Кавказ и Баку, дружественной Германией, принимало соответствующие контрмеры.

В 1940 году Третий корпус ПВО, обеспечивавший противовоздушную оборону Бакинского нефтепромышленного района, усилили прибывшей из резерва главного командования 27-й авиадивизией.

Обратите внимание

Достаточно отметить, что в тот период Берлин обороняло 261 орудие калибра 88 мм и выше, а Баку — 420 орудий среднего калибра.

Молниеносный захват в апреле 1940 года Дании и Норвегии и последовавшее за этим в мае — июне мощное наступление немецкой армии на Западном фронте, завершившееся капитуляцией Франции и эвакуацией союзнического экспедиционного корпуса из Дюнкерка, вынудили союзников отложить свои планы относительно Кавказа и Баку до лучших времён. К тому же, согласно условиям договора между Берлином и Виши, ближневосточная армия Вейгана была «нейтрализована».

Фактически совей кампанией 1940 года Гитлер спас СССР от войны с Англией, Францией, Турцией и Ираном.

(Цитаты: Дарабади Парвин, Кавказ и Каспий в большой геостратегической игре накануне и в период
Второй мировой войны, «Кавказ и глобализация», №1, 2008 ,  источник)

Источник: https://gogol.livejournal.com/836849.html

Как в 1940 году Франция, Англия и Турция планировали завоевать советский Кавказ

Как в 1940 году Франция, Англия и Турция планировали завоевать советский Кавказ

После того, как между СССР и Германией был заключен пакт Молотова-Риббентропа, союзники стали воспринимать Сталина как реального союзника Гитлера. Сразу после подписания документов Москва стала поставлять «новому другу» нефть и нефтепродукты, полученные из кавказских месторождений. Благодаря усилиям СССР вермахт получал достаточное количество топлива для своих танков, кораблей и самолетов.

Англия и Франция начали разрабатывать план будущей атаки на Советский Союз, и их главной целью стал Кавказ. Во время оккупации Парижа немцам удалось завладеть секретными документами генерального штаба Франции. В них указывалось, что союзники собирались оккупировать Бакинские месторождения нефти, операция получила документальное подтверждение.

Будущая операция получила название «Копье» и ее суть заключалась в бомбовом ударе по нефтяному району Баку. Облегчало атаку, то, что регион, по сути, представлял собой склад горючих материалов под открытым небом.

Напасть на Советский союз англичане и французы решили после раздела Польши и нападения СССР на Финляндию, которое продемонстрировало слабые стороны русских. Кавказская нефть давала стране 80% бензина для самолетов, 90% керосина и 96% масел для тракторов и автомобилей.

В докладе премьер-министру Даладье от 22 февраля 1940 года командующий сухопутными войсками Франции генерал Гамелен заметил, что лишившись месторождения Советский союз, очень скоро окажется в кризисе. По мнению посла Лондона в Москве Р. Криппса нападение на Кавказ – это нокаутирующий удар для СССР, так как экономика и армия «питается» бакинской нефтью.

Перед тем как французский представитель в Финляндии капитан Стелэн отбыл в Хельсинки, его ознакомили с картой операции «Копье».

После авиационных налетов из Ближнего Востока на Азербайджан и Северный Кавказ, начнется наступление сухопутными силами в северном направлении.

Важно

Одновременно направленный в Финляндию 150-тысячный корпус, совместно с финнами нанесет удар с Карелии, в результате чего, наступающие с флангов армии соединятся возле Москвы.

Весной 1940 года Союзники разработали план будущей атаки. Они сходились во мнении, что для воздушного удара по кавказским нефтепромыслам достаточно сотни бомбардировщиков, которые за пять дней разрушат инфраструктуру региона.

Для боевых действий планировалось использовать 150-тысячный французский корпус, концентрирующийся в Сирии, а также британский флот и авиацию. Проводить атаку целесообразней было с территории Турции или Ирана. Поддержать союзников должна была турецкая армия, а английские и французские сухопутные войска атакуют с территории Персии.

Дипломатический посланник Анкары в Швейцарии в своих донесениях домой писал, что французский посол Р. Массильи предлагает совместные действия их стран, направленные против СССР.

Француз утверждал, что их вооруженные силы на Востоке насчитывают 500 тысяч человек и вместе с турецкой 30-тысячной армией и флотом Британии они захватят нефтяной регион России за 10 дней.

Читайте также:  Московское государство в xiv веке

Советская армия, промышленность и сельское хозяйство останется без горючего, что ослабит Москву и приведет к разрушению сталинского режима.

Получить согласие Тегерана оказалось сложно, из-за прогерманской ориентации иранского лидера Реза-шаха Пехлеви. Находясь под влиянием военных успехов Германии и окончания советско-финской войны, турки также не спешили с ответом и выбрали выжидающую позицию.

СССР знала о планах Запад для и мобилизовал все силы для скорейшего завершения войны. Конец боевых действий в Финляндии не отобразилось на планах Лондона и Парижа.

Совет

12 марта 1940 года в Великобритании прошло обсуждение, посвященное будущей войне с СССР, а через неделю в Алеппо совещалось командование французский и английских вооруженных сил.

Союзники пришли к выводу, что воздушные атаки можно начать в июле того же года, сразу после подготовки аэродромов.

О планах Лондона и Парижа советское командование узнало от своей разведслужбы и Германии. Оборону Кавказа усилили авиационной дивизией и несколькими сотнями зениток. Атаку на советский Кавказ сорвал Гитлер. В апреле 1940 года он оккупирует Данию и Норвегию, а в мае-июне вермахт переходит в наступление на Францию и Бельгию. Полный разгром союзников корпуса сделал планы похода несбыточными.

Источник: https://russian7.ru/post/kak-v-1940-godu-franciya-angliya-i-turciya-pla/

Англичане на Кавказе и Каспии

Однако потерпевшая в Первой мировой войне поражение Турция, со­гласно условиям Мудросского перемирия, заключенного на борту анг­лийского крейсера «Агамемнон» 30 октября 1918 г., была вынуждена вскоре вывести свои войска со всего Кавказа, в том числе из Баку и Батума. В свою очередь, советское правительство еще в начале октября 1918 г.

подозревало о существовании тайного соглашения между Антан­той и Турцией «о передаче Баку в ее руки»51. 16 ноября 1918 г.

англо­французская эскадра вошла в Черное море, а 17 ноября в Баку вновь высадились прибывшие морем из Энзели части 39-й пехотной бригады (всего одна тысяча британских и 800 индийских солдат и офицеров) во главе с командующим английскими войсками в Северной Персии ге­нерал-майором В.М. Томсоном.

Перед отплытием в Баку английский генерал, выражая позицию союзных держав, выступил с декларацией, в которой, в частности, отмечалось, что «Баку с его нефтяными про­мыслами будет оккупирован, тогда как остальная часть страны останет­ся под контролем азербайджанского правительства и его войск»52.

Показательно, что в своих первых прокламациях В.М. Томсон не­двусмысленно отмечал, что союзные войска находятся «на земле Рос­сии» и прибыли на Кавказ для «водворения общей безопасности на этой российской территории, расположенной между Черным и Ка­спийским морями»53.

«Окончательное решение, — отмечалось в обра­щении английского генерала, — примет предстоящая мирная конфе­ренция, которая разрешит все вопросы, касающиеся данной террито­рии»54.

Что же касается местного правительства, то ему было заявлено, что «Азербайджан не будет исключен из дискуссии относительно принципа национального самоопределения на Парижской мирной конференции»55.

После того как английскими войсками были заняты и другие горо­да Закавказья — Батум, Тифлис, Гянджа, Нахчыван, Шуша и другие,

Обратите внимание

англичане уделяли особое внимание наращиванию своей военной мощи в этом регионе. Причем Батум, где был сосредоточен их флот, яв­лялся основной базой английских войск на Кавказе, и именно через этот порт шла на Запад бакинская нефть. Всего же в конце 1918 г. Анг­лия держала в Закавказье 20-тысячную группировку войск. Неслучайно одним из первых документов У.

Черчилля в его новом качестве военно­го министра была записка, направленная 14 февраля 1919г.

начальнику имперского генерального штаба Генри Вильсону, в которой военный министр требовал сообщить ему сведения о том, «какова в настоящее время действительная роль английских вооруженных сил, удержива­ющих железную дорогу Баку—Батум, а также английских военно-морских сил, контролирующих побережье Каспийского моря?»56.

В целом же Черчилль высоко оценивал военно-стратегическое значение оккупации Закавказья.

«Британские войска высадились в Батуми и быстро заняли Кавказскую железную дорогу от Черного моря до Каспийского, другими словами, до Баку.

Они организовали флотилию судов, которая вскоре обеспечила им превосходство на Ка­спийском море. Британские войска оказались обладателями одной из самых больших стратегических линий в мире»57.

Подчинив себе Каспийскую военную флотилию и полторы сотни торговых судов, англичане в срочном порядке приступили к созданию на Каспии своих военно-морских сил. Основой их стали базирующи­еся в Баку военные суда КВФ и торговый флот. В августе 1918 г.

эсе­ровское Закаспийское правительство предоставило англичанам все имеющиеся в их распоряжении суда на Каспийском море58. Эти суда вооружались орудиями, снятыми с кораблей Черноморского флота, а также привезенными из Англии.

Через Черное море железнодорож­ным путем в Баку были также доставлены 13 катеров-истребителей, вооруженных торпедными аппаратами Уайтхеда59.

Важно

После занятия 13 января 1919 г. Порт-Петровска на острове Чечень (у побережья Дагестана) англичане организовали свою военно-мор­скую базу и авиабазу (80 самолетов)60.

Это давало возможность англи­чанам совершать авианалеты на Астрахань. В целом уже весной 1919г.

англичане располагали на Каспии, согласно советским разведанным, 18 боевыми морскими единицами (из них 5 вспомогательных крейсе­ров и 4 канонерские лодки)61.

Таким образом, с третьей попытки (после 30—40-х годов XVIII и начала XIX вв.) Англии все же удалось обеспечить свое военно-мор­ское присутствие на Каспии.

Установление своего контроля над треугольником Баку-Красно-водск—Энзели делало весьма реальными надежды англичан на дости­жение полного господства над всей акваторией Каспийского моря со

всеми вытекающими отсюда военно-стратегическими преимущества­ми. Кроме этого, по свидетельству главнокомандующего британски­ми силами в Закавказье генерала Дж.М. Мильна, «присутствие бри­танской армии также послужило полезной цели — предотвращению военных действий между войсками Добровольческой армии и армия­ми кавказских республик»62.

Дело в том, что уже к концу 1918 г. в политике англичан по отно­шению к закавказским республикам произошли весьма ощутимые изменения, а 22 января 1919 г. генерал Мильн заявил, «что не будет никакого вмешательства… во внутренние дела закавказских госу­дарств»63.

Столь существенная корректировка политики Англии в регионе в этот период не могла не вызвать подозрений деникинцев насчет ис­тинных планов англичан в отношении России, причем они не были лишены оснований. Так, английский премьер Д. Ллойд-Джордж, так же как и Дж.

Совет

Керзон, считал, что неразделенная Россия «будет смер­тельной опасностью» для Британской империи и даже «для всеобще­го мира». На заседании кабинета министров 25 июля 1919 г. он прямо заявил, что «весьма обеспокоен тем, что единая Россия будет огром­ной угрозой для нас на Востоке»64.

К тому же Англия намерена была предоставить Персии часть территории за счет России и Турции «при установлении границ Армении, Грузии, Азербайджана и Туркеста­на»65. Заключение же англо-персидского договора от 9 августа 1919 г. еще более укрепляло позиции Англии в Южном Прикаспии. В свою очередь, деникинцы обвиняли англичан в «поддержании и содейст­вии…

сепаратизму этнографических групп Закавказья», и как следст­вие этого «реальная сила (имелась в виду Добровольческая армия. –Авт.) осталась единственным средством для поднятия русского флага над Закавказьем»66.

В то же время англичане всячески поддерживали дашнакских пра­вителей Армении, которая установила союзнические отношения с Деникиным и была готова предоставить свою территорию, а также военный и экономический потенциал Антанте. В «награду» она по­лучила от Англии территорию Карской области и часть Эриванской губернии. Помимо того, весной 1919 г. союзники фактически поощ­ряли агрессивные действия Армении в отношении Нахчывана и Зан-гезура.

По мнению французских генштабистов, Англия в этот период пре­следовала на Кавказе две цели: во-первых, «отбросить Россию на Се­верный Кавказ и таким образом способствовать независимости Гру­зии и Азербайджана», а во-вторых, «не допустить создания в этом регионе государства, являющегося союзником возрожденной России

и тем самым ставящего под удар отношения Англии с мусульманским миром»67.

В целом же Антанта стремилась создать своего рода «санитарный кордон» из новообразовавшихся закавказских государств, который явился бы одним из важных элементов гигантской «геополитиче­ской дуги» Балтика—Черное море—Кавказ—Каспий-Центральная Азия.

Один из руководителей Русского Национального Совета в Баку ка­дет Б.

Байков отмечал «отсутствие искренности в отношении англи­чан к России и, в частности, к Деникину и Добровольческой армии, кроме их всегда и во всем двойственной политики, в частности, и в Баку», и что «политика эта делалась английскими военными людьми, прошедшими свою службу в колониях и, в особенности, в Индии, где ненависть к русским и убеждение о грозящей Индии со стороны России опасности, была основной деятельностью ген. Том-сона»68. Еще живо было в памяти весьма острое русско-английское противостояние в Центральной Азии во второй половине XIX в., едва не приведшее к открытой войне между обеими державами.

В этот период нефтяной фактор занимал значительное место в по­литике Англии в Кавказско-Каспийском регионе, хотя Керзон считал, что «мы не уделяем достаточного внимания важности нефти и нефте­провода» (имелся в виду трубопровод Баку—Батум. — Авт.).

Нефтяная стратегия была важной составной частью усилий по реализации уста­новления английской гегемонии на Ближнем и Среднем Востоке, а также конкурентной борьбы с Францией и США. В то время несом­ненный геополитический перевес в этом богатом нефтью регионе был на стороне Англии. Как отмечал в конце 1918 г.

Обратите внимание

председатель «Биби-Эйбатской нефтяной компании» Герберт Ален, после того как «бри­танские войска появились на Кавказе от Батума на Черном море до Ба­ку на Каспийском море и от Владикавказа до Тифлиса…

у британского правительства появляется блестящий случай оказать решающее влия­ние на колоссальную добычу в Грозном, Баку и закаспийских нефтя­ных месторождениях»69.

Залпы над Каспием

Между тем осенью 1918 г. центральное советское правительство и мор­ское командование принимают срочные меры по усилению своих военно-морских сил на Каспии. 13 октября была создана Астрахано-Каспийская военная флотилия (АКВФ), которая по своему назначе­нию разделялась на две самостоятельные части — морскую, базирую-

щуюся в Астрахани, и речную — в Царицыне. К концу 1918 г. АКВФ значительно усилилась за счет судов, прибывших из Балтии и верховь­ев Волги, а также вооружения судов местного торгового флота.

Перед этой флотилией, в состав которой входили 13 боевых кораблей (4 вспо­могательных крейсера и 6 эсминцев) была поставлена задача уничто­жить морские силы противника на Каспии70. В своей телеграмме в РВС Кавказско-Каспийского отдела Южного фонта от 12 ноября 1918 г. В.И.

Ленин требовал от АКВФ «завоевания Каспия, равно по­могая Северо-Кавказской армии»71.

Если осенью 1918 г. боевые операции АКВФ носили эпизодичес­кий характер, то с наступлением весны 1919 г. началась активная фаза в боевых действиях на Каспии, проходивших с переменным успехом.

В частности, в ходе морского боя, состоявшегося 21 мая 1919 г.

в Тюб-Караганском заливе, англ о-белогвардейские морские силы нанесли значительный урон отряду советских боевых кораблей, потопив не­сколько судов АКВФ72.

Важно

Оценивая свои успехи в этот период, командующий английскими военно-морскими силами на Каспии коммодор Норрис писал: «Мы удерживаем большевистские силы в северной части Каспийского моря, удерживаем проявление местного большевизма и опасность больше­вистской высадки с моря»73.

В течение весны-лета 1919 г. англичане весьма интенсивно снабжали по Каспийскому морю белогвардейские армии Деникина и Колчака вооружением, боеприпасами и нефтепро­дуктами.

В этот период британская флотилия и авиация активно под­держивала наступление деникинских войск на Астрахань74.

Летом 1919 г. была проведена реорганизация советских военно-морских сил на Каспии: 31 июля Волжскую и Астраханскую флотилии объединили в более мощную Волжске-Каспийскую военную флоти­лию (ВКВФ), состоящую к концу года из 3 вспомогательных крейсе­ров, 8 эсминцев, 3 миноносцев, 4 подлодок, 38 канонерских лодок, 6 плавбатарей и десятков других судов75.

Между тем летом 1919 г. английским кабинетом министров было принято решение о выводе британских войск из Закавказья.

Это было вызвано, во-первых, изменившейся военно-политической ситуацией в России в связи с успехами армии Деникина, заставившими Красную Армию перейти к стратегической обороне; во-вторых, ростом национально-освободительного движения в колониальных и зависи­мых странах Востока — Египте, Индии, Афганистане, Турции и Персии, что, в свою очередь, требовало мобилизации значительных дополни­тельных военно-материальных ресурсов, и, наконец, в-третьих, в самой Англии правительство вынуждено было считаться с набиравшим силу массовым движением «Руки прочь от Советской России!» и всеобщей

усталостью населения и армии от войны. Сюда следует добавить также и неудачную войну Англии в Афганистане в 1919 г., приведшую к неза­висимости этой страны.

Читайте также:  Модернизация в начале хх века в россии

В то же время Англия не собиралась окончательно терять свои пози­ции в Закавказье. Было принято решение сохранить часть английских войск в Батуме, который продолжал оставаться ее базой на Черном мо­ре. К тому же, владея конечным пунктом нефтепровода из Баку, англи­чане могли контролировать и вывоз азербайджанской нефти.

Совет

Парал­лельно с этим Англия еще в мае 1919 г. предложила Италии послать свои войска для замены ими британских. Вначале правительство Витторио Орландо дало согласие на посылку в Закавказье итальянских войск и да­же стало готовить для этого 12-й армейский корпус.

Однако сменившее его правительство Франческо Нитти направило туда лишь миссию для выяснения общей обстановки в регионе76.

Уходя из Баку, британское командование передало деникинской Каспийской военной флотилии 11 вспомогательных крейсеров, 12 быстроходных катеров с минами Уайтхеда, 54 орудия, большое ко­личество боеприпасов и снаряжения77.

Что же касается чрезвычайно сложных взаимоотношений между Деникиным и Азербайджанской Республикой, то после захвата в ию­не 1919 г. Дербента создалась реальная угроза вторжения белогвардей­ских войск в Азербайджан и оккупации Баку.

Британское командование нашло выход из создавшегося положе­ния, установив еще накануне вывода своих войск из пределов Закавка­зья 5-мильную демаркационную линию между территорией, занятой белогвардейскими войсками, и Азербайджаном и Грузией, способст­вовав тем самым устранению угрозы этим странам с севера.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s17935t3.html

Кавказская война 1817-1864

В 1817 году для Российской Империи началась Кавказская война, который продолжалась без малого 50 лет. Кавказ давно был регионом, на который Россиия хотела расширить свое влияние, и Александра 1, на фоне успехов внешней политики, решился на данную войну.

Предполагалось, что достичь успеха можно будет за несколько лет, но Кавказ стал большой проблемой России на протяжении практически 50 лет. Интересное то, что эту войну застали три российских императора: Александр 1, Николай 1 и Александр 2. Победителем в результате вышла Россия, однако, победа далась большими усилиями.

В статье предлагается обзор Кавказской войны 1817-1864 годов, ее причины, ход событий и последствия для России и народов Кавказа.

Причины войны

В начале 19 столетия Российская империя активно направляла усилия на захват земель на Кавказе. В 1810 году с ее состав вошло Картли-Кахетинское царство. В 1813 году Российская империя присоединила Закавказские (Азербайджанские) ханства.

Несмотря на объявление покорности правящими элитами и согласие на присоединение, регионы Кавказа, заселенные народами, в основном исповедующими ислам, заявляют о начале борьбы за освобождение.

Формируются два главных региона, в которых ощущается готовность к неповиновению и вооруженной борьбе за независимость: западный (Черкесия и Абхазия) и Северо-Восточный (Чечня и Дагестан). Именно эти территории стали основной ареной боевых действий 1817-1864 годов.

Историки выделяют такие основные причины Кавказской войны:

  1. Желание Российской империи закрепиться на Кавказе. Причем не просто включить территорию в свой состав, а полностью интегрировать ее, в том числе распространив свое законодательство.
  2.  Нежелание некоторых народов Кавказа, в частности черкесов, кабардинцев, чеченцев и дагестанцев присоединяться к Российской империи, а главное – готовность вести вооруженное сопротивление захватчику.
  3. Александр 1 хотел избавить свою страну от бесконечных набегов народов кавказа на свои земли. Дело в том, что еще с начала 19 столетия фиксируются многочисленные нападения отдельных отрядов чеченцев и черкесов на российские территории с целью грабежа, что создавала большие проблемы для пограничных населенных пунктов.

Ход и основные этапы

Кавказская война 1817-1864 годов обширное событие, но ее можно разделить на 6 ключевых этапа. Дальше рассмотрим каждый из этих этапов.

Первый этап (1817-1819)

Это период первых партизанских выступлений в Абхазии и Чечне.

Окончательно осложнил отношение между Россией и народами Кавказа генерал Ермолов, который начал строить укрепленные крепости для контроля над местными народами, а также приказал переселить горцев на равнины вокруг гор, для более строгого надзора за ними. Это вызвало волну протеста, которая еще больше усилила партизанскую войну и дальнейшее обострение конфликта.

Карта Кавказской войны 1817 1864

Второй этап (1819-1824)

Этот этап характеризуется договоренностями локальных правящих элит Дагестана в отношении совместных боевых действий против России.

  Одна из главных причин объединения – Черноморский казачий корпус передислоцировали на Кавказ, что вызвало массовое недовольство кавказцве.

  Кроме того, в этот период происходят бои в Абхазии между армией генерал-майора Горчакова и местными повстанцами, которые потерпели поражение.

Третий этап (1824-1828)

Этот этап начинается с восстания Таймазова (Бейбулата Таймиева) в Чечне.  Его войска пытались захватить крепость Грозная, однако возле станицы Калиновская лидер повстанцев попал в плен.  В 1825 году российская армия также одержала ряд побед над кабардинцами, что привело, к так называемому, усмирению Большой Кабарды.

Центр сопротивления полностью переместился на северо-восток, на территорию чеченцев и дагестанцев. Именно на этом этапе возникает течение в исламе «мюридизм». Его основой является обязанность газавата – священной войны. Для горцев война с Россией становится обязанностью и частью религиозного верования.

Обратите внимание

Заканчивается этап в 1827-1828 году, когда был назначен новый командующий кавказского корпуса И.Паскевич.

Мюридизм – исламское учение о пути к спасению путем связещенной войны – газават. Основва мюризма в обязательном участии в войне против “неверных”.

Историческая справка

Четвертый этап (1828-1833)

В 1828 году происходит серьезное осложнение отношений горцев и российской армии. Местные племена создают первое горское независимое государство в годы войны – имамат. Первый имам – Гази-Мухамед, основатель мюридизма. Он первый, кто объявил России газават, однако в 1832 году погиб в ходе одного из сражений.

Пятый этап (1833-1859)

Самый длинный период войны. Он длился с 1834 по 1859 год. В этот период местный предводитель Шамиль объявляет себя имамом и также объявляет газават России. Его армия устанавливает контроль над Чечней и Дагестаном.

На несколько лет Россия полностью теряет эту территорию, особенно во время участия в Крымской войне, когда все военные силы были брошены для участия в ней.

  Что касается самих боевых действий, то долгое время они велись с переменным успехом.

Перелом наступил только в 1859 году, после того как возле аула Гуниб Шамиль попал в плен. Это был перелом в Кавказской войне.

После пленения Шамиля возили по центральным городам российской империи (Москва, Петербург, Киев), устраивая встречи с первыми лицами империи и генералами-ветеранами Кавказской войны.

Кстати, в 1869 году его отпустили в паломничество в Мекку и Медину, где он умер в 1871 году.

Шестой этап (1859-1864)

После разгрома имамата Шамиля с 1859 по 1864 год происходит завершающий период войны. Это были небольшие локальные сопротивления, которые очень быстро удавалось устранить. В 1864 года удалось полностью сломить сопротивление горцев. Россия закончила сложную и проблемную для себя войну победой.

Основные результаты

Кавказская война 1817-1864 годов завершилась для России победой, в результате чего было решено несколько задач:

  1. Окончательный захват Кавказа и распространение там своего административного устройства и правовой системы.
  2. Усиление влияния в регионе. После захвата Кавказа этот регион становится важным геополитическим пунктом для усиления влияния на Востоке.
  3. Начало заселения этого региона славянскими народами.

Но несмотря на успешное завершение войны, Россия приобрела сложный и неспокойный регион, который требовал усиленных ресурсов для поддержания порядка, а также дополнительных мер защиты в связи с интересами Турции в этой области.  Такой была Кавказская война для Российской империи.

Источник: https://istoriarusi.ru/imper/kavkazskaja-vojna-1817-1864-kratko.html

Черкесы (самоназвание адыги) – древнейшие жители северо-западного кавказа

Вышеизложенный материал показал, что Кавказ стал основным объектом интересов русских, и они не жалели ни денег, ни людей, чтобы завоевать его. Более века Россия потратила на достижение этой цели, пока, наконец, не покорила его. Так или иначе, спустя полвека Кавказ снова становится центром внимания великих держав.

Во время первой мировой войны на Кавказе столкнулись интересы Германии, Англии, Турции, а также других стран, принимавших участие в этой войне. Географически Кавказ лежит на пути в Азию, Индию и Африку. Поэтому эти три больших государства соперничали между собой за контроль над этой территорией.

Оккупация англичанами Ирана в 1914 году была направлена на предотвращение распространения влияния немцев и турок на Среднем Востоке, так как эти большие державы были союзниками в первой мировой войне. Захват англичанами Ирака и отделение его от Оттоманского государства в1917 г. свели на нет планы немцев, нацеленных на продвижение к Индии.

Важно

Таким образом, немцы потеряли всякий доступ к террито­риям, лежавшим на пути в Индию через Средний Восток, и Багдадская железная дорога утратила свое стратегиче­ское значение.

Турки в период правления Энвера-паши мечтали создать «Туранскую империю», включающую мусульманские земли между Стамбулом и Туркестаном, но вскоре стало очевидно, что основной предпосылкой успеха этого предприятия было завоевание Кавказа, который лежал в центре предполагаемой империи.

С этой целью Энвер-паша послал значительные военные силы на Кавказ, чтобы захватить его как можно быстрей. Турецкие войска числом около ста тысяч солдат предприняли в 1916 году безуспешную попытку овладеть Кавказом. Большая часть плохо экипированной армии погибла от холода, голода и в сражениях с русскими.

Однако вскоре после этого неудачного похода возникла новая возможность осуще­ствить старые мечты Энвера-паши. В 1917 году, когда в России рухнул царский режим в результате большевист­ской революции, турецкие войска оккупировали Батуми в качестве первого шага к захвату Кавказа.

Немцы захватили Тифлис из тех же соображений и всячески помогали грузинам сформировать свое правительство в надежде использовать грузинскую столицу как старто­вую площадку для продвижения на Восток, так как Тифлис лежит между Берлином и Афганистаном.

Кроме того, немцы намеревались разрушить связи своих союзников, оттоманских турок, с Кавказом и в дальнейшем установить свое прочное влияние на Востоке. Но, когда Ирак попал в руки англичан, положение вещей изменилось.

Планы немцев, соответственно, расстроились, и теперь они нацелились на создание оси, идущей от Берлина через Черное море на Кавказ, затем в Тегеран и Герат /в Афганистане/. Результаты первой мировой войны, закончившейся поражением Германии, похоронили эти проекты.

Англичане, однако, оказались удачливее других и были близки к созданию громадной империи на Среднем Востоке. Чтобы добиться этого, они послали войска для завоевания Кавказа.

Совет

При этом Англия не пыталась помешать большевикам, которые стали проникать на Кавказ, чтобы вновь захватить его после падения царского режима, а стремились прибрать к рукам богатые нефтяные районы Баку.

Если вспомнить, что англичане контролиро­вали большую часть Среднего Востока, включая Египет, Ирак, часть Ирана и Сирию, которые сами по себе являлись своеобразным трамплином на пути в Индию, то можно сказать, что им удалось создать мировую империю, простиравшуюся через весь Средний Восток.

Появление молодого советского государства, которое распространило свою власть над всей территорией бывшей империи, расстроило планы создания мировой империи англичан. Новая Россия не жалела сил на осуществление идей Петра Великого, хотя и на новой экономической и. социальной основе. В результате, Англии ничего не осталось, кро»ме мандатов на правление в Палестине и Ираке.

Итоги первой мировой войны заставили турок также отказаться от своих притязаний. Позднее, при Мустафе Кемале, они были заняты консолидацией внутренних сил для изгнания оккупантов со своих территорий.

Таким образом, у них не было времени на создание «Туранской империи», которую задумал Нури-паша.

На осуществле­ние этого плана потребовались бы огромные силы, достаточная подготовка и благоприятный момент, чего не было у Турции, потерпевшей поражение в первой мировой войне.

Ни одна из держав не добилась успеха на Кавказе, кроме России, и во время турецкой революции под руководством Мустафы Кемаля произошло сближение между Турцией и Коммунистической Россией.

В 1921 году Турция признала закавказские республики, согласно договору, заключенному на Кипре, а тем временем великие державы признали независимость республик Азербайджан, Арме­ния и Грузия.

Обратите внимание

Турецко-русское сближение преследовало лишь одну цель: просить помощи у России и укрепить основы новой Турции.

Источник: http://adyghe.ru/menu/2013-09-16-10-20-45/istoriya-cherkesov/356-sopernichestvo-gosudarstv-na-kavkaze

Ссылка на основную публикацию