Волнения в армии при александре i

Русская армия в начале царствования Александра I (о причинах поражения под Аустерлицем)

Данная статья рассказывает о том, в каком состоянии находилась русская армия в первые годы правления Александра I и что стало причиной поражения под Аустерлицем. Первоначальная данная статья под названием «На пути к реформам: русская армия в начале царствования Александра I» была опубликована в сборнике «Франция и Россия в начале XIX столетия» (М.: 2004. С.

116-127) Мало кто из военных историков обращал свой взор на начальный период царствования Александра I — 1801-1805 гг. Причины этого понятны — основные военные события, связанные с историей русской армии, произошли после 1805 г. и оставили в тени первое пятилетие правления этого монарха.

Тем не менее в эти годы в военной сфере предпринимались попытки важных преобразований, и проанализировать их весьма любопытно. Необходимо отметить, что в области военного искусства в Европе тогда активно боролись две тенденции.

После Семилетней войны на протяжении второй половины XVIII столетия законодательницей военной моды оставалась прусская военная система Фридриха Великого (организация, дисциплина, построение, маршировка, выправка, единообразие), и доминировали разработанные пруссаками тактические постулаты (линейная тактика, маневрирование, действие конницы, ведение «малой войны» и т.д.).

Обратите внимание

Прусская армия считалась образцовой, а прусские теоретики, как наследники славы сражения 1757 г. при Росбахе, оказывали мощное влияние на сознание военачальников всей феодальной Европы, включая и Россию.

В то же время ростки новой военной доктрины (получившей в литературе название «тактика колонн и рассыпного строя»), рожденной энтузиазмом борьбы за независимость североамериканских колонистов и французской революции, практически не воспринимались в феодальной Европе. Громкие победы французского оружия тогда объяснялись специалистами-современниками случайными причинами, весьма далекими от истины.

Очевидные преимущества новой передовой военной системы вполне обозначились и стали активно осмысляться в европейских армиях лишь после сокрушительного поражения пруссаков при Иене и Ауэрштадте в 1806 г. Не Аустерлиц 1805 г., а именно события 1806 г. поставили точку и подвели итоги развития линейной тактики.

В России из этих двух главных направлений военного дела на рубеже веков явное предпочтение отдавали прусской системе, о чем наглядно свидетельствовало все царствование Павла I.

Причем положительный предшествующий национальный опыт практически не обобщался, а приоритет безоговорочно отдавался иностранным веяниям, хотя многие отечественные образцы ведения военных действий еще в XVIII столетии более поздними исследователями определялись как элементы тактики колонн и рассыпного строя.

Не были вовремя учтены и наглядно проявившиеся негативные тенденции во время боевых действий 1799 г. российской императорской армии против французских войск. Из трех театров военных действий, где сражались русские войска, неудачи последовали на двух — в Голландии и Швейцарии. Лишь благодаря воинскому таланту А.В.Суворова и его победам в Италии русская армия была полностью реабилитирована.

В то же время Швейцарский поход Суворова 1799 г. официально превозносился властями и многими историками как бесспорная победа, что вряд ли можно объективно оценивать подобным образом. Учитывая печальные результаты похода, резонно говорить лишь о том, что Суворову в тяжелейших и драматических обстоятельствах удалось спасти честь и не уронить престиж русского оружия.

Слава же русского полководца затмила военные неудачи и не позволила задуматься в России над их причинами. Какую же позицию по отношению к армии занимал Александр I в начале своего царствования? За плечами российского императора была пройденная им в юности школа изощренного лавирования между салоном бабки — властолюбивой Екатерины II и гатчинской казармой вечно подозрительного отца — Павла I.

Важно

По мнению В.О.Ключевского, ему долго пришлось жить «па два ума, держать две парадные физиономии». Но военное воспитание

Александр I получил под непосредственным руководством отца, а его великая бабка никак не мешала этому. Многие современники отмечали, что гатчинский дух и традиции оставили в нем глубокий отпечаток и в первые годы царствования он никак не следовал по стопам «победного века Екатерины». Так, адмирал А.С.Шишков весьма негативно сравнивал военную преемственность царствований Екатерины и ее внука и писал в своих мемуарах: «Все, чего при ней не было и что в подражание пруссакам введено после нее, осталось не нарушимым; те же по военной службе приказы, ежедневные производства, отставки, мелочные наблюдения, вахтпарады, экзерциргаузы, шлагбаумы и пр., та же раздача орденов лекарям и конюхам. Одним словом, Павлово царствование, хотя и не с тою строгостью, но с подобными же иностранцам подражаниями и нововведениями еще продолжалось»1.

Несмотря на суровую оценку известного мемуариста, изменения в военной сфере происходили и в начале правления Александра I. Уже 29 марта 1801 г. (через 17 дней после восшествия на престол) император вернул полкам прежние исторически сложившиеся названия.

Затем последовали другие перемены, в первую очередь это касалось формы одежды и воинских атрибутов. В 1801 г. с офицерских знаков убрали изображение Мальтийского креста, а с 1803 г. нижние чипы стали носить погоны на обоих плечах.

Произошли изменения и в прическах — всем чинам приказали обрезать букли и укоротить косу, пудру использовать только для парадов и праздников. С 12 марта 1802 г.

по конформированному «Табелю мундирных, амуничных и оружейных вещей» в обиход вводились новые образцы головных уборов — гренадерская, фузелерная и фуражная шапки, а также мушкетерские шляпы. В 1803 г. в кавалерии изменилась обшивка чепрака и чушек. С 1802 г.

в полках было оставлено по два знамени на батальон (одно из шести считалось полковым). С 1803 г. для формирующихся полков введены новые знамена образца 1803 г.2 В целом можно констатировать, что павловская военная система даже внешне оставалась почти без изменений, нововведения носили внешний характер и были продиктованы военной модой или личными пристрастиями нового монарха.

Первоначально для вступившего на престол императора главной задачей стала нейтрализация наиболее активных участников заговора против его отца. Ему удалось в короткий срок убрать из армии и удалить из столицы гр. П.А.Палена, а Л.Л.Беннигсена назначить на должность Виленского военного губернатора. Попутно в армейские ряды стали возвращаться многочисленные отставники (за время павловского правления было уволено 7 генерал-фельдмаршалов, 363 генерала, 2156 офицеров). Одновременно Александр I начал расставлять на ключевые военные посты угодных ему людей. Не оставляет сомнения и тот факт, что новый император при расстановке кадров ориентировался на старых военачальников и руководствовался принципом старшинства службы. Об этом свидетельствуют назначения на важные административные и командные посты в полевые войска «екатерининских орлов» И.В.Гудовича, М.Н.Кутузова, И.И.Михельсона, А.А.Прозоровского, М.Ф.Каменского, Ф.Ф.Буксгевдена и др. Был даже возвращен в 1803 г. на службу и восстановлен в должности инспектора артиллерии фаворит прежнего царя А.А.Аракчеев, который в дальнейшем пользовался абсолютным доверием императора, что вызывало зависть многих царедворцев. В области высшего военного управления также произошли изменения, но первоначально они носили внешний характер. Либеральные реформы в гражданской сфере начала царствования Александра 1 почти не затронули армейскую сферу. Несмотря на создание 8 сентября 1802 г. Министерства военно-сухопутных сил в его структуре продолжала функционировать Военная коллегия. На должность министра был назначен генерал от инфантерии С.К.Вязмитинов (бывший вице-президент Военной коллегии). Многие современные исследователи рассматривали власть тогдашнего министра как абсолютную. На самом деле, хотя под контролем министра находились важные функции (инспекторские, хозяйственные, текущее делопроизводство), он не имел права вмешиваться в полевое управление войск и крупные военачальники ему не подчинялись. Кроме того, все нововведения и Высочайшие приказы продолжали исходить от начальника Военно- походной канцелярии императора молодого генерал-адъютанта Х.А. Ливена — современники сравнивали его по значимости с военным министром, поскольку он играл не менее важную роль в решении армейских дел.

В целом же основным законом, регламентирующим управление и деятельность полевых войск, оставался введенный еще Петром I «Устав Воинский» 1716 г., а главными документами для обучения и боевой подготовки в полках являлись выдержанные в прусском духе павловские уставы и инструкции.

В частности, для пехоты — «Воинский устав о полевой пехотной службе», принятый в 1790 г., еще в самом начале царствования Павла I.

Совет

Он предусматривал лишь линейные построения, в то же время отсутствовало даже упоминание о рассыпном строе, каре и колоннах, а главное внимание уделялось подготовке к вахт парадам, правильному и точному держанию дистанции и интервалов, мелочной и педантичной регламентации всех частных случаев3.

Прежний армейский бытовой уклад, плац-парадность, красота строя и равнения в рядах, шагистика и муштра продолжали господствовать и определять повседневную жизнь войск в начале нового царствования. В итоге — полки успешно демонстрировали высоким начальникам свою выправку и маршировку, но в минимальной степени оказались готовыми к боевым действиям.

У Александра I, без сомнения, имелись собственные взгляды на армию. Свидетельством того, что он подспудно осознавал необходимость изменений в армейской среде, стала деятельность учрежденной им 24 июня 1801 г.

«Воинской комиссии для рассмотрения положения войск и устройства оных» под председательством Великого князя Константина Павловича. В состав комиссии вошли занимавшие ответственные посты генералы А.А.Прозоровский, М.И. Голенищев-Кутузов, И.В.Ламб, Н.А.Татищев, Н.С.Свечин, Д.П.

Волконский, А.П.Тормасов, С.Н.Долгоруков, И.И.Русанов. Правда, данный орган рассматривал в основном организационные и хозяйственные проблемы армии и не затрагивал боевую подготовку войск. Комиссии было «высочайше указано» не касаться «строевого учения и школьной тактики»4.

Причем ставилась и задача экономии средств, отпускаемых на военные нужды5.

Комиссия пришла к выводу о необходимости увеличения, в первую очередь, количества пехотных частей «по отношению к силам соседственных держав». С 1802 по 1805 г.

было сформировано 12 новых мушкетерских, три егерских, шесть драгунских, два уланских, один гусарский полк, а также один пионерный и один понтонно-артиллерийский полки. В 1801 г. расформированию подверглись девять артиллерийских полков, в 180.3 г. они были вновь возрождены, а в 1806 г.

снова расформированы6. 30 апреля 1802 г. были введены новые штаты, согласно которым гренадерские полки состояли из одного гренадерского и двух фузелерных батальонов, мушкетерские — из одного гренадерского и двух мушкетерских, егерские — из трех егерских батальонов (4-х ротного состава).

В лейб-гренадерском полку все три батальона оставались гренадерскими. Примерно на 25% была увеличена численность инженерных подразделений.

Обращает на себя внимание тот факт, что были усилены егерские части (за счет увеличения численности личного состава в полках) и приоритет стал отдаваться легкой кавалерии — гусарам и уланам, эффективно используемым для разведки, боевого охранения и действий в отрыве от главных сил. Увеличение драгунских полков (кавалерия общего назначения — «ездящая пехота») было достигнуто по рекомендациям комиссии за счет уменьшения числа элитных ударных подразделений (кирасир). Недостаток численности регулярной кавалерии по отношению к пехоте, по мнению комиссии, должен был компенсироваться наличием иррегулярной конницы, основу которой составляли казачьи войска, традиционно несшие службу по своим исторически сложившимся «обрядам». Было принято принципиальное решение на постепенное сближение правил управления и регламентации несения воинской службы казаками по образцу регулярных войск. Одним из факторов будущего поражения при Аустерлице стал стратегический просчет, допущенный Комиссией 1801 г. в выводах, ибо она посчитала, что Россия не будет вести три войны одновременно (в 1805-1809 гг. русские войска сражались на трех театрах военных действий, с 1809 по 1813 гг. — воевали на суше с двумя противниками). В результате стратегического просчета вооруженные силы России перестраивались на ходу, воюя в 1805 г. с Персией, Турцией и Францией (в 1808-1809 гг. ее заменила Швеция). Преобразования не затронули полевую организацию и боевую подготовку войск, которые по-прежнему руководствовались павловскими уставами. В мирное время полки распределялись, как и при Павле I, по 14 инспекциям (военно-территориальным округам, подчинявшимся трем инспекторам по родам оружия: по пехоте, кавалерии, артиллерии). Большая часть войск была сосредоточена на границах. Лишь в случае войны на основе инспекций предполагалось создание полевых армий (разделенных на колонны и корпуса) произвольным механическим соединением частей различных родов войск.

Обратите внимание

Заметим, что до 1805 г. в русской армии высшим тактическим соединением фактически по-прежнему оставался полк.

Таким образом, даже теоретически, построенные на сплошной импровизации высшие тактические соединения, не имевшие четкой структуры, строгой подчиненности и быстрой взаимозаменяемости, имели массу недостатков, явственно обозначившихся уже в военное время. Так, первоначально армия М.И.

Кутузова, направленная в Австрию, была разделена даже не на корпуса, а на шесть колонн по 6-8 тыс. чел. в каждой (при необходимости колонна делилась на отдельные отряды).

Колонны даже нельзя было рассматривать как войсковые организмы, ибо они, по существу, являлись случайным и временным соединением полков, что чрезвычайно затрудняло управление войсками во время боя. По мнению многих авторитетных специалистов и исследователей, Аустерлицкая катастрофа была порождена во многом организационными пороками русской армии.

Приведем письменные свидетельства лишь двух самых маститых дореволюционных корифеев военно-исторической пауки. Так, профессор кафедры военного искусства Николаевской академии Генерального штаба Л.К.Баиов считал, что «капитальные промахи против основных начал организации» стали главными причинами поражения в 1805 г.

7 Более пространную характеристику организационных огрехов 1805 г. (как одного из главных примеров влияния организационных основ армии на результаты неудачных сражений) дал военный теоретик и заслуженный профессор тактики и военного искусства Николаевской академии Генерального штаба Г.А.Леер.

Процитируем ее почти полностью: «Одна из главных причин отсутствия взаимной поддержки и связи в действиях союзников под Аустерлицем — все сражение, со стороны союзников распадается на целый ряд хотя и блестящих, но отдельных эпизодов, без всякой внутренней связи между собой, — заключается в ошибочной организации их колонн (игравших роль корпусов), не имевших в составе своем кавалерии, т.е. грешивших, опять-таки против основного принципа самостоятельности»8. Неслучайно, основываясь на уроках Аустерлица, по горячим следам в 1806 г. в армии была спешно введена дивизионная система9.

В кампанию 1805 г. в Австрии во время отдельных сражений и боев (при Ламбахе, Мельке, Амштеттене, Сент-Пельтене, Кремсе, Шенграбене, Раусснице, Вишау и др.

) многие воинские соединения, отряды и полки российской императорской армии проявили себя с лучшей стороны и показали образцы героизма и мужества10, а стойкость и упорство русской пехоты были оценены по достоинству самим Наполеоном, как некогда на это же обратил внимание Фридрих Великий11. Но подготовка (плохая индивидуальная стрельба, медленное развертывание), боевые порядки и тактика ведения боя (линейное построение войск в две-три линии, развернутый в три шеренги строй батальонов), в целом, не соответствовали более передовой и прогрессивной французской военной практике. Исключение составляла лишь артиллерия, не уступавшая французской ни по материальной части, ни по тактической подготовке.

Важно

Огромным недостатком российской армии в то время было отсутствие хорошо налаженной системы штабного управления.

Свита Его Императорского Величества по квартирмейстерской части, заменявшей уничтоженный Павлом I 1ёнеральный штаб, оставалась лишь вспомогательным органом и не могла даже в минимальной степени удовлетворять потребности штабного управления в военное время, поскольку большинство ее чинов не имели соответствующего опыта и квалификации, являясь по сути лишь хорошими чертежниками. Фактически высшее звено штабного управления в 1805 г., как и во времена кампаний А.В.Суворова в 1799 г., было отдано австрийцам. Например, диспозицию Аустерлицкого сражения составлял исполнявший обязанности генерал-квартирмейстера соединенной армии, воевавший еще иод суворовскими знаменами печально известный австриец Ф.Вейротер (до этого должность занимал австрийский фельдмаршал-лейтенант Г.Шмидт, убитый в сражении при Кремсе 30 октября 1805 г.). Большая часть штабной документации первоначально писалась на немецком языке, а потом переводилась на русский. Гак, аустерлицкая диспозиция Вейротера была заслушана и утверждена на военном совете ночью 20 ноября (2 декабря) 1805 г. и после ее перевода К.Ф.Толем в ограниченном количестве экземпляров поступила в войска лишь к 6 часам утра в день сражения12. Фактически, командный состав не имел времени не только осмыслить, но и ознакомиться с ее основными положениями.

Читайте также:  Верховное правления адмирала а. в. колчака

Источник: https://statehistory.ru/4878/Russkaya-armiya-v-nachale-tsarstvovaniya-Aleksandra-I—o-prichinakh-porazheniya-pod-Austerlitsem/

История военных поселений (1810-1857)

Предыстория, функции поселений

Ещё Павла 1 заботила мысль о том, как резко увеличивать численность армии в военное время и резко сокращать в мирное, то есть ещё при Павле 1 рассматривался вопрос о военных поселениях, но придумал их, а точнее перенял у некоего французского автора Сервана Александр I.

Герцен называет военные поселения «величайшим преступлением» и «государством Аракчеева», однако, военные поселения наоборот делались из соображения гуманности, чтобы не отрывать человека на 25 лет от семьи.

Аракчеев даже сначала противился введению военных поселений, предлагая Александру другой выход – путем сокращения срока службы солдат с 25 до 8 лет, и из увольняемых создавать резерв, но Александр не мог быстро мобилизовать войска по прусской системе, в России были огромные территории, плохие дороги, низкая плотность населения большинства районов, удаленность населенных пунктов друг от друга. При Александре расходы на армию превышали половину всех доходов страны. Александру 1 предлагали сократить численность армии, соответственно сократились бы и издержки государства на армию, но Александр с раздражением говорил, что он не может содержать армию меньше, чем Австрия и Пруссия вместе, когда же ему говорили, что они распустили часть своих войск, он отвечал, что думает это сделать. В беседе же с приближенными людьми он говорил о том, что о сокращении войск России не может быть и речи.

Задуманы они были для выполнения 2 функций: фискальной и карательной, кроме того, поселения позволили бы решить проблему численности армии.

Военные поселения стали новой формой комплектования и содержания армии, предполагалось сделать крестьян солдатами, но помимо несения воинской службы оставить за ними и земледелие. Крестьяне должны были обеспечивать себя сами работой на поле.

Из поселян хотели сделать закрытую касту, которую бы использовали в борьбе с крестьянскими бунтами – до 1825 года – 650 крестьянских восстаний, 2/3 из них в 1815-1825. Они должны были жить за пределами деревни, в военном поселении, иногда поселения устраивались прямо в деревнях.

Дети военных поселян должны были также получать статус военного поселенца, с 7 лет мальчики начинали обучаться военному ремеслу. В 18 лет молодых людей отправляли в воинские части. Все мужчины от 18 до 45 лет считались военнообязанными.

Совет

Военные поселения планировалось ввести ещё в 1810 году. Но военный министр Барклай де-Толли всячески сопротивлялся этому, воспрепятствовала и война с Наполеоном, так как требовала много денежных средств и людских резервов. Опыт введения военных поселений в Могилевской губернии в 1810г. оказался неудачным.

Однако с 1816 года военными поселениями занялись вплотную. Начальником военных поселений был Алексей Андреевич Аракчеев.

Практика применялась такая же как и в 1810 году, только с большей настойчивостью: крестьянские избы сносились и ставились одинаковые дома, рассчитанные на 4 семьи, к каждому семейству подселялось по 2 солдата действующей регулярной армии – из пехоты и из кавалерии, которые должны были помогать крестьянам в земледелии.

В поселениях учреждались: школы, госпитали, ремесленные мастерские. В 1817-1818 годах поселения были введены в Новгородской, Херсонской и Слободско – Украинской губерниях. Первой губернией стала Новгородская, так как там находилось поместье Аракчеева, поэтому за процессом было удобнее наблюдать и контролировать.

Центральное село волости Высокое сгорело и Аракчеев решил отстроить там дома уже по-новому образцу. Проявлялись всяческие заботы о местном населении: людям давали скот, лошадей, предоставляли льготы и ссуды, но с другой стороны – нерадивый хозяин, не подчинявшийся приказам и распорядку мог быть лишен всех этих благ и выслан из поселения.

К 1825 году в статус военного поселенца была переведена 1/3 казенных крестьян, около 375 тыс., подселено около 131 тыс.солдат регулярных войск. В 1825 году корпус военных поселений состоял из 90 батальонов пехоты новгородских и 36 батальонов пехоты и 249 эскадронов кавалерии украинских поселений.

При Николае 1 военные поселения продолжали расширяться (уже в реформированном виде после восстания в Новгородской губернии 1831г.), они заняли Витебскую, Подольскую, Киевскую губернии и территории на Кавказе. Планировалось создать в Ярославской губернии. В 1857 году в связи с подготовкой к крестьянской реформе военные поселения начали упраздняться, численность их достигала к этому моменту около 800 тыс. человек.

Жестокость, плюсы и минусы

Весь быт военных поселян был регламентирован, отступления от расписания строго карались, назначались наказания палками и шпицрутенами (гибкий лозовый прут длиною в 2 м.). Основным занятием были военные учения. Все сельскохозяйственные работы производились только по приказу командира.

Обратите внимание

Офицеров интересовала прежде всего военная подготовка, они мало разбирались в земледелии, из-за этого сельское хозяйство нередко страдало. Ремеслами и торговлей можно было заниматься лишь с разрешения начальства.

В результате в районе военных поселений прекратилась всякая торговля особенно большие притеснения испытывали зажиточные крестьяне, державшиеся более независимо. Аракчеев считал, что «нет ничего опаснее богатого поселянина». Военный контроль и дисциплина были не только над мужчинами, но и над женщинами и над детьми.

Даже жениться военный поселянин мог только с разрешения начальства. Парни и девушки выстраивались в две шеренги, и командир назначал невесту каждому парню. Особенно тяжело было крестьянам в начале внедрения военных поселений: приходилось строить дороги, дома, что отнимало уйму времени и здоровья.

Для простых крестьян эти поселения несмотря на материальную выгоду были хуже неволи, они навязывали новые порядки, почти не оставляли права на свободу выбора и личную жизнь.

«Живого рубили, как мясо», — писал о том времени С. П. Мельгунов. Обычно даже самые здоровые солдаты не выдерживали больше 6 тыс. палок, а назначали им в наказание и 8, и 10, осужденного сначала вели между двумя солдатскими шеренгами, привязав за руки к прикладам ружей, затем волокли и, наконец, везли на тележке. Последние 2—4 тыс. палок били уже по мертвому телу.

1837-1841 годы Киселевым предпринимались попытки улучшить положение крестьян, предотвратить их перевод в статус военных поселян (реформа Павла Дмитриевича Киселёва). Было создано министерство государственных имуществ, которое возглавил Киселев, однако, все попытки по улучшению доли крестьян были беспорядочны и робки, крестьяне уже и не ожидали добра.

Николай 1 – видел опору в чиновничестве и армии.

Однако кроме таких явных минусов были у этого предприятия были и плюсы.

Воинам-поселенцам был обещан целый ряд льгот и всесторонняя помощь в хозяйстве.

«Они освобождаются единожды навсегда от всех государственных поборов и от всех земских повинностей.

Содержание их детей и приготовление оных на службу правительство принимает на свое попечение, производя им продовольствие и обмундирование без всякого обременения родителей». Инвалидам, вдовам и сиротам будет выдаваться «казенный провиант».

«Взамен ветхих строений возведены будут новые дома, удобнейшие к помещению. Земледельческими орудиями, рабочим и домашним скотом наделены будут все из них, кому подобное пособие окажется необходимым».

Начальство поддерживало в поселениях чистоту и порядок, не допускало никого до состояния нищеты и разорения, помогало в несчастных случаях.

Таким образом, как мы видим на первый взгляд в поселениях все работало так слажено и выглядело как действительно успешное предприятие: процветали сельское хозяйство, ремесла, и почти всё, что нужно было для продовольствия и обмундирования этих военных частей, они не покупали, а производили сами. Благодаря этому Аракчееву удалось скопить запасный капитал до 50 млн. руб.

(капитал военных поселений), и он любил хвастаться этим. Аракчеев получил много лестных отзывов от гр. В. П. Кочубея после их личного осмотра, от государственного контролера барона Кампфенгаузена, Сперанского, Карамзина. Однако, вся выгода, окупаемость и успешность исчезали при расчете сумм, потраченных на устройство поселений, в первые годы военных поселений было потрачено 100 млн.

рублей.

Противостояние населения введению военных поселений

Но не нужно думать, что люди безропотно соглашались на подобные мера правительства. Военные поселяне сопротивлялись аракчеевскому режиму всеми способами, вплоть до вооруженных восстаний. Крупнейшее из них — в г. Чугуеве Харьковской губернии летом 1819 г.

— Аракчеев жестоко подавил, военный суд приговорил 275 повстанцев к смертной казни. Но несмотря ни на что Александр не сдавался: «Военные поселения будут во что бы то ни стало, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова!» (больше 100 км первой линии военных поселений).

Аракчеев же еще подстрекал его, говоря, что если надо будет, то и всю Россию военным поселением сделаем.

Впрочем, кадровая армия содержалась немногим лучше военных поселений и тоже протестовала. Очень напутало и озлобило царизм «возмущение» 16 октября 1820 г. в лейб-гвардии Семеновском полку

. Этот полк, сформированный вместе с Преображенским полком в 1695 г. Петром Великим, был старейшей и самой привилегированной воинской частью в Россия. Шефом его с молодых лет был сам Александр I, которого именно семеновцы фактически возвели на престол. Царь очень любил полк и сам носил его форму, знал поименно всех офицеров полка и даже многих солдат.

В полку не применялись телесные наказания, офицеры обращались к солдатам на «вы». Так было до весны 1820 г., когда Аракчеев решил «покончить с либерализмом» у семеновцев. 9 апреля 1820 г. по настоянию Аракчеева командиром Семеновского полка был назначен полковник Ф. Е. Шварц, который к тому времени успел прославиться «шварцевым» погостом в Екатеринославе, т. е.

братской могилой для солдат, замученных им до смерти.

Важно

Может быть, поэтому Аракчеев отрекомендовал Шварца царю как «человека с особыми военными качествами» и предписал Шварцу «выбить дурь» из семевовие Шварц сразу восстановил в полку культ шпицрутенов * собственноручно бил «виновных» (например, в том, что «кашля * или «невесело смотрел») перчатками по глазам, плевал им * лицо, пинал ногами.

Когда же 16 октября он поволок в чем провинившегося рядового вдоль строя, приказав солдатам плевать на их товарища, семеновцы потеряли терпение. В тот же вечер 1 я «государева» рота самовольно построилась на перекличку, вызвала ротное начальство и подала ему жалоб на полкового командира.

Остальные роты поддержали 1-цГ Семеновцы хотели было убить Шварца, однако он изобретательно спрятался, закопавшись в навоз. Попытки высоких чинов (включая брата царя великого князя Михаила Павловича и петербургского генерал-губернатора графа М. А. Милорадовича) уговорить семеновцев принести повинную ни к чему не привели. Военные власти попытались припугнуть «бунтовщиков», заявив, что против них выставили шесть пушек. «Бунтовщики» отвечали: «Мы под Бородином и не шесть видели!»

Поделить возмущение семеновцев удалось сравнительно легко (весь полк был арестован и без сопротивления препровожден в Петропавловскую крепость), но царизм усмотрел в нем страшную для себя опасность, впервые осознав, что армия, даже гвардия перестает быть его надежной опорой.

Неудивительно, что царь и его подвергли семеновцев лютой расправе: 802 солдата были преданы суду, девять из них получили по 6 тыс. палок и еле живыми были сосланы на каторгу, остальные — в ссылку; весь полк был расформирован.

Волнения в армии и особенно бунт семеновцев дали понять царизму, что крамола может грозить отовсюду. Поэтому он как никогда усилил полицейский надзор за всеми слоями общества. С 1810 г. в стране функционировало Министерство полиции. Сверх того особая служба сыска находилась в ведении Аракчеева.

Наконец, и Милорадович имел свою шпионскую агентуру. Однако царизм не удовольствовался этим трехзвездием тайных полиций и в 1821 г., вскоре после бунта семеновцев, учредил специальную полицию в армии. Сыск стал настолько всеобъемлющим, что сам Аракчеев подозревал за собой негласное наблюдение. Декабрист Г. С.

Батеньков вспоминал о том времени: «Все подведены уже были под один уровень невозмутимого бессилия и все зависели от многочисленных тайных полиций».

Совет

Николай 2 эффектно начал свое правление с виселиц, как заметил Герцен, этот человек был выращен в среде отвращения и борьбы с революцией, это был человек военной муштры, сменив командование гвардейской бригадой на государство.

Это был третий сын сын Павла (всего 10 детей – 1 Александр 1, 2 – Константин, 4 – Михаил).

Николай 1 говорил, что ему нужны не умники а верноподданные (Бенкендорф, Адлерберг, Нессельроде), но были умные люди, но ценились они гораздо ниже, чем подданные — Канкрин, Киселев, Перовский.

Аракчеева уже не было при Николае, он был уволен, так как был не за Николая, а за Константина, во время восстания декабристов, однако, все аракчеевские кадры были сохранены и приняты на вооружение Николаем.

3 июля 1826г.- 3 отделение собственной его императорского величия канцелярии (1-подбор кадров, 2-издание законов,3-сыск, всего 6).

Цензура, разгул и произвол чиновников и военщины.

1826-1850 – почти 2000 крестьянских восстаний. Бунтовали крестьяне, рабочие, опасная тенденция среди крестьян – стремление не к облегчению крепостного гнета, а к совершенном избавлению от него.

Наибольший размах из массовых выступлений в николаевской России приобрели «чумные» и «холерные» бунты 1830—1831 гг. Так они были названы официально, поскольку непосредственным поводом к ним послужили карантинные меры против эпидемий чумы и холеры.

Опасным для самодержавия оказался «холерный» бунт военных поселян и присоединившихся к ним кадровых солдат в Новгородской губернии с 11 июля 1831 г. Здесь на территории в 9 тыс. кв. км располагались 120 тыс. солдат, поселян и членов их семей. Почти все они восстали и начали расправляться властями.

Обратите внимание

При этом осознавалась и антифеодальную направленность бунта. Царь и его окружение в те две недели пережили страх, небывалый после восстания декабристов, поэтому и расправа была свирепой: более 4,5 тыс. поселян и солдат предстали перед военно-полевым судом, назначались приговоры к смерти, на каторгу, и ссылку.

Только в Старой Руссе были забиты насмерть 129 человек.

Чугунный устав 10 июня 1826г. – цензура доходила до абсурда (задушить в зародыше дурную мысль, задушить образованное дворянство, чтобы легче править необразованной чернью).

Это был грандиозный экономический и социальный эксперимент, который заслуживает тщательного внимания и изучения историков, к сожалению, сведения сохранившиеся о нём отрывочны, что осложняет его изучение.



Источник: http://biofile.ru/his/25250.html

Формы оппозиции: волнения в армии, дворянские тайные общества, общественное мнение

Введение военных поселений встретило упорное сопротивление со стороны крестьян и казаков, обращаемых в военных поселян. Летом 1819 года вспыхнуло восстание в Чугуеве близ Харькова. В 1820 году крестьяне взволновались на Дону: 2556 селений было охвачено бунтом.

16 октября 1820 года Головная рота Семёновского полка подала просьбу отменить введенные жесткие порядки и сменить полкового командира. Роту обманом завели в манеж, арестовали и отправили в казематы Петропавловской крепости.

За неё вступился весь полк. Полк был окружен военным гарнизоном столицы, а затем в полном составе отправлен в Петропавловскую крепость. Первый батальон был предан военному суду, приговорившему зачинщиков к прогнанию сквозь строй, а остальных солдат к ссылке в дальние гарнизоны. Другие батальоны были раскассированы по различным армейским полкам.

Под влиянием Семеновского полка началось брожение в других частях столичного гарнизона: распространялись прокламации.

В 1821 году в армии вводится тайная полиция.

Читайте также:  Продолжение политики реформ. земское и городское самоуправление, судебная, военная и другие реформы

В 1822 году — вышел указ о запрещении тайных организаций и масонских лож.

Самые первые его шаги после коронации были весьма либеральными. Из ссылки был возвращён поэт А. С. Пушкин, главным учителем («наставником»[20]) наследника был назначен В. А.

Жуковский, либеральные взгляды которого не могли не быть известны императору.

(Впрочем, Жуковский писал о событиях 14 декабря 1825 года: «Провидение сохранило Россию По воле Промысла этот день был днем очищения Провидение было со стороны нашего отечества и трона.»)

Император внимательно следил за процессом над участниками декабрьского выступления и дал указание составить сводку их критических замечаний в адрес государственной администрации. Несмотря на то, что покушения на жизнь царя по существующим законам карались четвертованием, он заменил эту казнь повешением.

Министерство государственных имуществ возглавил герой 1812 года граф П. Д. Киселёв, монархист по убеждению, но противник крепостного права. Под его началом служили будущие декабристы Пестель, Басаргин и Бурцов.

Важно

Имя Киселёва было представлено Николаю в списке заговорщиков в связи с делом о путче.

Но, несмотря на это, Киселёв, известный безупречностью своих нравственных правил и талантом организатора, сделал при Николае удачную карьеру как наместник Молдавии и Валахии и принял активное участие в подготовке отмены крепостного права[21].

Предпосылки и трудности реформ. Принимая в ночь с 11 на 12 марта 1801 г. власть над огромной державой, новый царь ясно понимал, что она нуждается в преобразованиях. Два ключевых вопроса, которые России предстояло решать в XIX в., были поставлены в повестку дня уже в начале столетия, — о крепостном праве и о самодержавии. Молодой А.

С. Пушкин («увижу ль, о друзья! народ неугнетенный и рабство, падшее по манию царя, и над отечеством свободы просвещенной взойдет ли наконец прекрасная заря?»), в сущности, шел по стопам молодого Александра: «Есть только абсолютная власть, которая творит все без разбора…

Хлебопашец унижен, торговля стеснена, свобода и личное благосостояние уничтожены». Крепостничество и самодержавие («барство дикое» и «деспотизм») казались императору, воспитанному на идеях Просвещения, опасным и вредным анахронизмом.

Он говорил о конституции, даровании свободы крестьянам, просвещении народа и — при всей неискренности, свойственной его натуре, — скорее всего, говорил искренно.

Но был ли Александр I готов к осуществлению этих планов? Готово ли было общество? Большинство историков на эти вопросы отвечают отрицательно. Личные качества царя — осторожность, усиливавшийся с годами мистицизм, склонность к актерству, равнодушие к судьбам сподвижников — плохо соответствовали требованиям, которые история предъявляет к монарху-реформатору.

Что касается общества, то Александру I не раз приходилось отступать под давлением преобладавших консервативных настроений. Он получил престол в результате дворцового переворота, о котором он знал и жертвой которого стал его отец — император Павел I. Убит заговорщиками был и его дед император Петр III. Знаменитая фраза французской писательницы Ж.

Совет

де Сталь о форме правления в России как о «самовластии, ограниченном удавкой», не казалась Александру I нелепой абстракцией или злобным преувеличением. Он знал, что конституционные замыслы, планы освобождения крестьян воспринимаются дворянской массой как намерение «возжечь бунт», «вручить оружие на истребление дворян».

Императору докладывали о едва ли не всеобщем ликовании по поводу отставки его ближайшего помощника М. М. Сперанского: «Как не сделать примерного наказания — Сперанского не повесить?! О, изверг! Чудовище! Неблагодарная, подлая тварь!» — и он отступал.

Реформы шли рывками, то ускоряясь, то замирая — в зависимости от настроения царя, разрывавшегося между желанием что-то изменить и стремлением сохранить сложившееся положение между Сперанским и Аракчеевым. Но трудности были связаны не только и не столько с личными особенностями Александра I.

Существовали объективные противоречия: между намерением ограничить самодержавие и необходимостью сделать это при помощи самодержавного государства; между желанием освободить крестьян и невозможностью задеть при этом интересы дворянства; между потребностью в реформах и опасностью социального взрыва, вызванного реформами.

В преобразованиях царствования Александра I выделяют несколько этапов.

1801—1803гг. Этот этап связан с деятельностью Негласного комитета, не имевшего официального статуса кружка молодых друзей царя П. А. Строганова, Н. Н. Новосильцева, В. П. Кочубея и А. Чарто-рыйского. Обсуждались три вопроса — крестьянский, о реформах государственного аппарата и о мерах в области просвещения:

— указ о «вольных хлебопашцах» (1803) разрешил помещикам отпускать на волю крестьян с землей и за выкуп (этим указом смогли воспользоваться не более 0,5% крепостных);

— в 1802 г. вместо коллегий были учреждены восемь (позднее двенадцать) министерств. Министров назначал царь, вводился принцип единоначалия, призванный повысить эффективность центральных органов управления;

— указом 1803 г. вводилась единая система учреждений образования: одноклассные сельские училища, трехклассные уездные училища, шестиклассные губернские гимназии, университеты. Устав 1804 г. давал университетам широкую автономию, запрещал властям и полиции вмешиваться в дела университетов;

— в 1804 г. был принят самый либеральный в истории России цензурный устав.

С осени 1803 г. значение Негласного комитета стало падать, в 1805—1807 гг. внимание царя занимали главным образом внешнеполитические проблемы (войны с Наполеоном).

1809—1812 гг.

Этот этап связан с деятельностью Сперанского, занявшего должность статс-секретаря и своим возвышением обязанного лично монарху (в отличие от «молодых друзей» начала царствования, Сперанский, происходивший из семьи сельского священника, не имел никаких связей в высшем свете). По проекту Сперанского, которого лицейский однокашник Пушкина М. А. Корф назвал «светилом русской администрации», предполагалось:

— осуществить принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную;

— создать систему представительных учреждений — выборных волостных, окружных, губернских дум, которую венчала бы Государственная дума, высший законодательный орган страны;

— функции высшей судебной инстанции передать Сенату;

— уточнить функции и порядок деятельности министерств, усилить их ответственность как высших органов исполнительной власти;

— учредить Государственный совет — совещательный орган при императоре, связующее звено между монархом и законодательными, исполнительными, судебными органами империи;

— у императора оставалась вся полнота исполнительной власти, он обладал исключительным правом законодательной инициативы, мог распускать Государственную думу, назначал членов Государственного совета;

— разделить все население России на три сословия — дворянство, «среднее состояние» (купцы, горожане, государственные крестьяне), «народ рабочий» (крепостные крестьяне, прислуга, мастеровые). Все сословия обретали гражданские права, а первые два — политические права (в частности, избирательное право).

Вопрос об отмене крепостного права не рассматривался, реформу предполагалось завершить к 1811г. Из предложенных Сперанским мер осуществлена была одна — в 1810 г. создан Государственный совет. Сам Сперанский в начале 1812 г. был сослан в Нижний Новгород.

Обратите внимание

Сопротивление дворянства и чиновничества проектам «выскочки-поповича» было действительно ожесточенным. Сыграла роль и «Записка о древней и новой России», поданная историком Н. М. Карамзиным сестре императора Екатерине Павловне: «Всякая новость в государственном порядке есть зло…

» — говорилось в ней.

1818—1820 гг. Это были последние попытки обсуждения крестьянского вопроса и вопроса о государственном правлении:

— в 1818 г. царь поручил Н. Н. Новосильцеву разработать конституцию для введения ее в России. К 1820 г. была готова Уставная грамота Российской империи. Согласно этому проекту, Россия становилась федерацией, вводились гражданские права и свободы и ограниченное народное представительство. Учреждалась конституционная монархия;

— в 1818 г. Александру I был подан подготовленный по его поручению проект отмены крепостного права. Его разработал ближайший сподвижник последнего десятилетия его царствования А. А. Аракчеев.

Оба проекта остались секретными, к их реализации Александр I даже не приступил. •_ В 1820— 1821 гг. восторжествовал реакционный курс, обычно называемый аракчеевщиной. С планами реформ было покончено. Помещикам подтвердили право ссылать крестьян в Сибирь. Расширялись военные поселения, созданные в 1815—1819гг.

Поселяне должны были соединять военную службу с земледельческим трудом. Муштра на плацу дополнялась мелочным надзором начальников, следивших за пахотой и севом.

Военные поселения стали своеобразным символом последнего периода царствования Александра I, все более замыкавшегося в себе, отдалившегося от повседневных забот, «подернутого каким-то нравственным туманом». 19 ноября 1825 г. царь умер.

25 декабря члены Северного тайного общества привели солдат на Сенатскую площадь, требуя конституцию, представительное правление, гражданские свободы, — то, о чем мечтал при вступлении на престол Александр I. Это совпадение не случайно.

Среди важнейших предпосылок возникновения тайных обществ реформаторские замыслы власти занимали далеко не последнее место. «Не мне их судить», — будто бы произнес Александр I, получив информацию об антиправительственном заговоре.

Отказ от преобразований породил раскол между передовым обществом и властью — раскол, ставший одним из важных факторов российской истории XIX и XX вв.

Источник: https://megaobuchalka.ru/9/816.html

Восстание семёновского полка (1820)

Волнения в Семеновском полку, произошедшие 16-17 октября 1820 года.

Лейб-гвардии Семеновский полк был любимым полком императора Александра I. В 1796-1800 годах, будучи наследником престола, он сам командовал этой частью, а с 1800 года и до своей смерти был шефом полка.

В первые годы своего царствования Александр I сохранял живую связь с жизнью семеновцев, лично подбирал в полк офицеров, заботился о его нуждах. Фактически, полк находился в прямом подчинении императору.

Такое привилегированное положение, внимание императора и прекрасный подбор офицеров, а также — не в последнюю очередь — совместно пережитые боевые впечатления офицеров и солдат полка в ходе Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов, породили особую атмосферу в части. В Семеновском полку культивировалось уважительное отношение к солдатам и действовал негласный запрет на телесные наказания. Нижних чинов и их детей обучали грамоте по ланкастерскому методу, а наиболее достойным выдавались пенсии из капитала полка. Для офицеров действовала обширная библиотека. В целом, Семеновский полк в мирное время более походил на нечто среднее между аристократическим клубом и филантропическим обществом. С 1812 года полком командовал Я.А. Потемкин, который поддерживал в нем эту либеральную атмосферу.

Важно

В 1814 году Заграничные походы закончились, и для русской армии настало мирное время. Вместе с тем, в обществе усилились консервативные тенденции. Для полка это вылилось в постепенную ликвидацию его особого положения. Обострились отношения офицеров полка и главы Военного департамента Государственного совета генерала-от-артиллерии А.А. Аракчеева, которые и до того были натянутыми.

С 1819 года независимый прежде полк вернулся в состав «петровской бригады», которая в свою очередь входила в 1-ю гвардейскую дивизию. Бригадой стал командовать великий князь Михаил Павлович, а дивизией — его старший брат великий князь Николай Павлович (будущий император Николай I). Они начали подтягивать в гвардии дисциплину, делать упор на фронтовое учение и урезать расходы полков.

Отношения полка и гвардейского начальства обострились после того, как Аракчееву и великому князю Михаилу Павловичу удалось сменить на посту командира семеновцев Потемкина. Его место занял армейский полковник Ф.Е. Шварц.

У него не было ни связей с гвардией, ни воспитания, соответствующего аристократическому духу полка.

Он был выдвинут Аракчеевым, разделял его взгляды на обучение войск и, видимо, должен был проводить эти взгляды на своем новом посту.

Новый командир был встречен офицерами подчеркнуто холодно и своими первыми шагами только усугубил отчуждение со своими подчиненными.

Шварц стал обучать роты за ротных командиров, делая это грубо и с нарушением традиций полка. По некоторым данным, он позволял себе плевать в лицо солдатам и бить их.

Телесные наказания снова вернулись в обиход. Подобное обращение вызвало ропот среди нижних чинов.

Совет

15 октября 1820 года солдаты первой «государевой» роты подали коллективную жалобу своим офицерам, а те донесли жалобу до вышестоящего начальства. Солдаты жаловались на то, что Шварц требовал безукоризненного вида обмундирования, которое приходилось приготовлять к бесчисленным смотрам днем и ночью.

Жалобы вызвало и то, что расходы на изношенное обмундирование Шварц требовал покрывать из солдатских денег. Наконец, солдаты жаловались на телесные наказания, которым подвергались даже те нижние чины, которые были награждены знаком отличия Военного ордена («Георгиевским крестом»).

Последнее было противозаконно.

Подача коллективных жалоб без спроса начальства была нарушением устава. В связи с этим, рота, подавшая жалобу, была арестована.

Тогда стали происходить беспорядки в других ротах, пытавшихся заступиться за задержанных товарищей. Командующий Гвардейским корпусом генерал И.И. Васильчиков прибыл в казармы и арестовал уже весь полк.

Следует подчеркнуть, что протест был ненасильственным и солдаты подчинились распоряжениям начальства.

Император Александр I находился в это время на конгрессе в Троппау. С донесением о беспорядках к нему отправился штаб-ротмистр Лейб-гвардии Гусарского полка П.Я. Чаадаев. Он вернулся в Петербург с приказом императора и через некоторое время подал в отставку. Император приказал раскассировать полк.

Кроме того, восемь нижних чинов получили наказание шпицрутенами, после чего должны были быть отправлены на каторгу. Военным судом судились капитан Кошкарев и полковник Вадковский, которые приняли жалобу. Последний просидел в крепости три года. Однако и Шварц был отстранен от командования полком.

Петербургское общество было поражено решением Александра I. Наказание казалось несоразмерным содеянному. Скорее всего, император принял такое решение, потому что был убежден, что солдат подстрекали вольнодумные офицеры. Принято считать, что русского императора подтолкнул к крутым мерам консервативный канцлер Австрии князь К. фон Меттерних.

Обратите внимание

В гвардии действительно были распространены настроения, близкие к декабристским. Вскоре после Семеновской истории в казармах Преображенского полка была найдена прокламация, в которой Александр объявлялся тираном и виновником случившегося с семеновцами.

Однако не существует никаких свидетельств в пользу того, что офицеры были зачинщиками беспорядков.

Семеновский полк был фактически набран заново из исполнительных армейских офицеров. Общество столицы стояло на стороне старых семеновцев и фактически подвергла остракизму новых офицеров Семеновского полка. Последствия отчуждения между семеновцами и петербургским светом будут сказываться еще очень долго.

С другой стороны, весьма характерно, что ни Семеновский полк, ни другие части 1-й гвардейской дивизии не приняли никакого участия в событиях 14 декабря 1825 года.

Среди раскассированных из Семеновского полка был один из лидеров декабристов Сергей Муравьев-Апостол. Многие другие участники декабристских обществ либо были связаны с полком, либо просто сочувствовали пострадавшим офицерам.

В этом отношении Семеновская история была важной предпосылкой радикализации настроений в тайных обществах.

Литература

  • Дирин П. История Лейб-гвардии Семеновского полка. СПб., 1883.
  • Федоров В.А. Солдатское движение накануне восстания декабристов // Из истории общественных движений и международных отношений. М., 1957. С.359-371.
  • Keep J.L.H. Soldiers of the Tsar: Army and Society in Russia, 1462-1874 (Oxford, 1985)

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/vosstaniie_siemionovskogo_polka_1820

Стоило ли России продолжать войну с Наполеоном? Начало Заграничного похода русской армии

Грандиозная Русская кампания 1812 года закончилась для Наполеона Бонапарта полным поражением. Из примерно 600 тыс. армии назад вернулось только около 60 тыс. человек, причём более половины составляли австрийские, прусские и саксонские войска, которые не вторгались вглубь России.

Сам великий полководец был вынужден вечером 23 ноября 1812 года бросить остатки армии, передав их под начало Мюрата и после 12 суток безостановочного «галопа» по Западной Европе к полуночи 6 (18) декабря был уже во французской столице.

Известие о том, что «Великая армия» больше не существует потрясла всю Европу. Многие политики уже догадывались, что в России дела идут, не так гладко, как хотелось и говорилось, но не думали, что поражение будет столько сокрушительным.

Начало кампании 1813 года

Русская армия под командованием Михаила Кутузов зимовала рядом с Вильно, где её посетил русский император. Корпуса генерала Петра Витгенштейна – до 30 тыс. солдат и адмирала Павла Чичагова — до 14 тыс. человек, вместе с казачьими полками – до 7 тыс. человек, вытесняли остатки наполеоновских войск из Литвы. Корпус Витгенштейна получил задачу блокировать пути отхода прусско-французского корпуса маршала Макдональда через устье Немана. Отступающие из района Риги войска Макдональда разделились, и прусские части под началом генерал-лейтенанта Йорка были отделены от французской дивизии Макдональда действиями отряда под командованием генерала Ивана Дибича. 18 (30) декабря 1812 русские посланники склонили Йорка к сепаратному перемирию — Таурогенской конвенции. Генерал Йорк на свой страх и риск, он не имел на это полномочий от короля, заключил соглашение о взаимном нейтралитете. Йорк отправлялся с войском в нейтральную область в Восточной Пруссии (между Тильзитом и Мемелем), фактически открыв путь для русской армии в Пруссию. Йорк обязался не сражаться с русскими до 1 марта 1813 года, если прусский король решит сохранить верность союзу с Францией. В Берлине в это время стоял французский гарнизон, и прусский король официально заявил, что Йорк предстанет перед военным судом. Он даже послал генерала Гатцфельда в Париж с официальными извинениями. Одновременно, прусский король верный принципу двойной политики (он и Йорку давал инструкции, которые допускали широкое толкование), начал тайные переговоры с Россией и Австрией. К этому его вынуждало и широкое патриотическое движение в стране, общественность требовала отказа от позорного союза с Францией, который привёл к оккупации части Пруссии французскими войсками. Начались волнения в армии, в неё записывались тысячи добровольцев, войска начали выходить их повиновения королю. Таким образом, Таурогенское соглашение, заключенное вопреки воле прусского короля, привело к тому, что Пруссия отпала от союза с Францией и вступила в коалицию с Россией против Наполеона.У Витгенштейна, после соглашения с Йорком, появилась возможность преследовать остатки корпуса Макдональда по территории Восточной Пруссии. 23 декабря 1812 года (4 января 1813 года) русские войска подошли к Кенигсбергу, который был занят на следующий день без сражения. В городе было взято в плен до 10 тыс. человек, больных, раненых и отставших французов.На южном направлении, австрийцы, как и пруссаки, также старались сохранить нейтралитет. Русские командиры имели инструкции решать проблемы с австрийцами путём переговоров. 13 (25) декабря 1812 австрийский корпус Шварценберга отступил в Польшу к Пултуску. За австрийцами двигался русский авангард генерала Иллариона Васильчикова. 1 (13) января 1813 года Главная русская армия под началом фельдмаршала Михаила Кутузова тремя колоннами форсировала Неман, границу Российской империи, и вошла на территорию герцогства Варшавского. Так начался Заграничный поход русской армии, который завершился в 1814 году занятием Парижа и отречением Наполеона. Но до этого ещё было много кровавых, в том числе и проигранных, сражений, тысячи русских солдат сложат свои головы вдалеке от Родины. 40-тыс. австро-саксоно-польская группировка под началом Шварценберга не стала защищать Варшаву. 27 января (8 февраля) 1813 года русские войска без боя заняли польскую столицу. Австрийцы отступили в южном направлении, к Кракову, фактически прекратив воевать на стороне Наполеона. С Шварценбергом отступил и 15 тыс. польский корпус Понятовского, поляки затем соединяться с французами и продолжат войну на стороне Наполеона. Остатки саксонского корпуса Ренье отступят в западном направлении, к Калишу. Герцогство Варшавское, как государственное образование и союзник Наполеона, прекратит своё существование. Таким образом, русская армия довольно легко и без особых усилий взломает первую линию обороны империи Наполеона по Висле. Главными предпосылками для успешного начала Заграничного похода русской армии послужит благожелательный нейтралитет прусских войск, фактический отказ Австрийской империи от военного союза с Францией и отсутствие у Наполеона значительных собственно французских контингентов на линии Вислы. Мюрат не сможет остановить наступление русской армии.

Начало освобождения Германии

В начале 1813 года Берлин официально сохранял союзнические отношения с Парижем. Вступление русских войск в Восточную Пруссию кардинальным образом изменило политическую ситуацию в стране. Прусский король, чтобы сохранить за собой трон был вынужден пойти на разрыв с Францией.

В это время войска Йорка расположились в Кёнигсберге, куда прибыл из Российской империи в качестве представителя императора Александра I бывший прусский министр Штейн, теперь состоявший на русской службе. Был созван сейм Восточной Пруссии, который издал постановление о призыве резервистов и ополченцев. В результате этого набора была сформирована 60-тыс.

армия под началом Йорка, которая немедленно начала военные действия против французских оккупантов. Трон под прусским королем зашатался, ведь он поддерживал захватчиков. Фридрих Вильгельм III бежал из оккупированного французами Берлина в Силезию. Он тайно послал фельдмаршала Кнезебека в ставку Александра I в Калиш для переговоров о военном союзе против Наполеона.

9 февраля в Пруссии ввели всеобщую воинскую повинность. Действия прусских войск в союзе с русскими привели к тому, что провалилась попытка французов организовать вторую линию обороны по Одеру. Русские войска, после занятия Варшавы, двинулись на запад, к Калишу. 13 февраля русский 16-тыс. авангард под Фердинанда Винцингероде разгромил под Калишем отступавший 10-тыс.

саксонский корпус Ренье, саксонцы потеряли в сражении 3 тыс. человек. Калиш стал опорной базой русской армии, из него русские отряды, при поддержке пруссаков, совершали рейды по Германии. Главная русская армия остановилась на западных границах Варшавского герцогства почти на месяц. Кутузов считал, что на этом надо остановить кампанию, т. к.

освобождение Германии, и битвы с французами в Западной Европе отвечали интересам не России, а интересам самих германских государств и Англии. 28 февраля 1813 года фельдмаршал Кутузов и прусский военный руководитель Шарнгорст подписали в Калише военное соглашение, направленное против Франции. По Калишскому договору Россия и Пруссия обязались не заключать сепаратных соглашений с Францией.

После завершения войны, Пруссия должна была быть восстановлена в границах 1806 года. Все германские государства должны были получить независимость. К 4 марта, благодаря мобилизации, прусская армия насчитывала уже 120 тыс. солдат. 27 марта 1813 года прусское правительство объявило войну Франции.

Совет

К этому моменту вся прусская территория, за исключением несколько блокированных крепостей на Висле и Одере (так Данциг в устье Вислы капитулировал только 24 декабря 1813 года) вплоть до Эльбы была освобождена от французов. В частности, Берлин 4 марта занял отряд Александра Чернышева (французский гарнизон ушёл из столицы Пруссии без боя).

11 марта в Берлин с триумфом вступили войска Витгенштейна, а 17 марта прусский корпус Йорка. За рекой Эльбой и к югу от неё шли территории германских государств Рейнского союза, которые продолжали сохранять верность Наполеону. 27 марта объединённая русско-прусская армия заняла Дрезден, а 3 апреля передовые части вошли в Лейпциг.

Создание новой армии. Вопрос продолжения войны

Сам Наполеон был цел, здоров и проявил огромную энергию для создания новой армии и продолжения борьбы. Как всегда в часы смертельной опасности, он испытывал прилив душевных сил, энергии, приподнятое состояние духа.

В Париже ему стали известны подробности дела генерала Мале, который 23 октября 1812 года совершил успешный государственный переворот, арестовав министра полиции и префекта парижской полиции. Мале заявил о смерти императора, создании временного правительства и провозгласил республику во главе с президентом Ж. Моро.

Правда, вскоре парижские власти очнулись и арестовали немногочисленных заговорщиков. Клода-Франсуа Мале с 14 соратниками был расстрелян. Это событие показало насколько хрупка империя Наполеона. Фактически она существовало только за счёт мощной воли одного человека.

Поверив выдумку Мале о смерти Наполеона, никто из высших сановников императора не поднял вопрос о законном наследнике престола – римском короле. Наполеон развил кипучую деятельность по созданию новой армии. Он напоминал себя в более молодые годы.

Еще находясь в России, французский император весьма предусмотрительно приказал досрочно призвать набор 1813 года, и теперь под его началом во Франции находилось около 140 тысяч новобранцев. Затем, указом 11 января, в армию перешли еще 80 тыс. человек из Национальной гвардии. Таким образом, в армии было уже более 200 тысяч человек.

Кроме того, у него были тысячи офицеров, которые удалось спасти в Русской кампании, они стали становым хребтом новой армии. Необходимо также учесть и тот факт, что французские гарнизоны стояли в Германии, Италии, рассчитывал французский владыка и на призыв 1814 года, и на войска германских союзников. Это могло дать в совокупности еще 200–250 тысяч солдат.

Обратите внимание

Целая французская армия воевала на Пиренейском полуострове – до 300 тыс. человек, из неё также отозвали несколько полков. День и ночь, с удивительной энергией работал французский император над восстановлением артиллерии и кавалерии, пополнением войск вооружением и созданием запасов провианта.

Он применял и нестандартные решения для поиска людских ресурсов для комплектования армии: отменил ряд отсрочек, призвал граждан старших возрастов, призвал юношей во вспомогательные войска, перевёл матросов в пехоту — из французского флота в пехоту были переданы 12 тыс. канониров и 24 батальона матросов.

Буквально за несколько недель были сформированы новые полки и дивизии, и к началу 1813 года Наполеон имел новую армию в 500 тыс. человек. Но цена этого успеха была велика, Франция буквально обезлюдела, в бой собирались бросить молодежь, наборы будущих лет. В пространных письмах направленных к союзным германским монархам – владыкам Вестфалии, Баварии, Вюртемберга и др.

, Наполеон разъяснял, что слухи о поражении неверны, всё идёт хорошо, конечно французская армия и союзники понесли потери, но «великая армия» всё ещё могучая сила, насчитывающая 200 тыс. бойцов. Хотя из сообщения своего начальника штаба, маршала Бертье он знал, что «великой армии» более не существует. Он сообщал далее, что уже готовы выступить 260 тыс. человек и ещё 300 тыс.

остаются в Испании. Но Наполеон просил союзников принять все меры для увеличения своих армий. Таким образом, в своих письмах он сочетал правду с ложью, желаемой с настоящим. 15 апреля 1813 Наполеон выехал из Парижа в расположение войск в Майнц на границе Франции. «Я буду вести эту кампанию, — сказал Наполеон, — как генерал Бонапарт, а не как император».

В конце апреля он выступил в Саксонию к Лейпцигу, где собирался соединиться с Богарне. Он планировал отбросить русские войска и вновь подчинить Пруссию. Надо отметить, что в это время ещё оставалась возможность установления мира в Европе (надолго ли? – это был уже другой вопрос).

Министр иностранных дел Австрийской империи Клеменс фон Меттерних настойчиво предлагал своё посредничество в достижении мира. И русского императора Александра I, и прусского короля и австрийское правительство страшила нестабильная ситуация в Европе, рост национально-освободительных тенденций. Поэтому временный компромисс с Наполеоном был возможен.

В целом и для Наполеона была выгодна такая передышка.Однако сам Наполеон не хотел идти на уступки. Он по-прежнему считал, что бог войны на его стороне и верил в военное решение проблемы власти над Европой. Французский император верил в блистательный реванш.

Наполеон совершал ошибку за ошибкой, не замечая, что враги изменились — русская армия была победителем, а в австрийской провели комплекс реформ, которые усилили её боеспособность. Не замечал, что силы врагов объединяются, и уже не выйдет бить врагов по частям. Да и французские батальоны были уже не те, что раньше. Произошёл и рост освободительной борьбы в Германии, Италии, Голландии и Испании, что отвлекало дополнительные силы и ресурсы империи Наполеона. Правда, необходимо отметить, что Наполеон не раз выражал готовность пойти на мир только с Российской империей. Уже весной 1813 года, в Эрфурте, когда он уже стоял во главе сильной армии, французский император говорил: «Посылка в русскую главную квартиру разделила бы весь мир пополам». Но российский владыка Александр, увлеченный космополитическими идеалами, и «общеевропейской миссией» России, отвергал все его попытки к компромиссу.

Стоило ли России продолжать войну с Наполеоном?

Важно

После уничтожения французской армии в России, встал вопрос о продолжении наступления за пределами границы России, о необходимости войны с целью полного ниспровержения Наполеона и освобождения от его власти европейских народов. Этот был вопрос между целесообразностью, национальными интересами и «интернационализмом», космополитизмом.

С точки зрения целесообразности и национальных интересов, воевать против Наполеона, после захвата Варшавского герцогства, не стоило. Окончательный разгром Наполеона был в интересах германских государств, Пруссии, Австрии и Англии.

Россия же могла удовлетвориться поглощением Варшавского герцогства и мирным договором с Наполеоном (он мог включать и включение проливов Босфора и Дарданелл в сферу интересов России). России было выгодно существование ослабленной Французской империи во главе с Наполеоном для сдерживания Австрии, Пруссии и главное, Англии.

Серьёзной военной угрозы со стороны Наполеона больше не существовало. Наполеону надо было теперь напрягать все силы для того, чтобы удержать уже завоеванное в Западной Европе, ему было не до России. Территориальных выгод война с ним не несла. Война несла только убытки – потеря людей, денег, ресурсов и времени.

Варшавское герцогство, которое Россия получила после разгрома Наполеона, можно было взять и так.

Российский император, который фактически и предопределил курс на продолжение войны, стоял за то, что оружие класть не следует до тех пор, пока Наполеон не будет свергнут с престола. «Я или он, — говорил Александр Павлович, — он или я, но вместе мы царствовать не можем».

Таким образом, Заграничный поход русской армии был не реализацией военно-стратегических задач России, а порождением личной инициативы императора. Естественно, что в Лондоне и Вене, ему мысленно аплодировали.

Надо сказать, что никто во всей России так не досадовал, что Наполеон смог вырваться из ловушки под Березино, как Александр.

В начале декабря 1812 года, когда вся Россия радовалась победе, император требовал от Кутузова продолжить наступление. Фельдмаршал, однако видел плачевное состояние армии, из Тарутинского лагеря вышла 120 тыс. армия (плюс регулярные пополнения), а к Неману вышла только её треть, в артиллерийском парке армии из 622 орудий осталось только 200.

Совет

Кутузов был против продолжения наступления, хорошо понимая силу искусства Наполеона и будущую цену победы над ним. Мощь Наполеона в этот момент была ещё огромна. Он повелевал не только значительно расширившей свои земли Францией, но и Италией, Голландией, германскими государствами Рейнского союза.

Он смог привлечь на свою сторону и Данию, которая была враждебна Швеции, обещанием вернуть Норвегию. Благодаря контрибуциям от прежних войн финансовое положение его империи было стабильным. Пруссия и Австрия ещё только думали о разрыве с Францией.

На стороне же России была только Англия, но на её армию рассчитывать не приходилось.

Англичане воевали на Пиренейском полуострове и были готовы поддерживать Россию деньгами, т. к. в интересах Лондона было полное уничтожение Наполеона, который бросил вызов Британской империи. Англичане действовали по принципу «разделяй и властвуй», столкновение великих континентальных держав, служили во благо их геополитических интересов. На стороне России выступит Пруссия, но ей война была необходима для восстановления независимости, изгнания французов со своей территории и установления контроля Берлина над германскими государствами. Австрийцы хотели путём разгрома Франции вернуть утраченные позиции в Италии и Германии.

Источник: https://topwar.ru/24277-stoilo-li-rossii-prodolzhat-voynu-s-napoleonom-nachalo-zagranichnogo-pohoda-russkoly-armii.html

Ссылка на основную публикацию