Царь персии кир ii и создание империи ахеменидов

Кир великий – основатель империи ахеменидов | великие исторические личности

Апр 22, 2012 Опубликовано Апр 22, 2012 в Новости

Персидская империя, сменившая на сцене мировой истории могучее Мидийское царство, возникла в результате успешного восстания, поднятого персидским царем, в жилах которого текла мидийская кровь. Последний мидийский царь Астиаг, сын воинственного Киксара, был принужден оборонять свое царство от собственного внука – персидского царя Куруша, известного в истории под именем Кира.

Относительно рождения и юности Кира сложилось множество легенд, что не удивительно для столь яркого политического деятеля древнего мира.

Так, о Кире рассказывали, что он был подкидышем подобно ассирийскому царю Саргону, подобно греческому царю Эдипу был отнесен на гору и там сверхъестественным образом вскормлен дикими животными, что напоминает нам судьбы египетских фараонов или легендарных основателей Рима Ромула и Рема.

Обратите внимание

Кир – личность настолько замечательная, и влияние его на ход дальнейшей мировой истории столь велико, что история его рождения, юности и политической и религиозной деятельности достойна того, чтобы остановиться на ней подробнее.

Кир не был первым царем династии Ахеменидов – еще его дед Ахемен провозгласил себя царем персов пасаргадов. Воинственный и энергичный Ахемен осуществил попытку объединения разрозненных персидских племен в единый военно-политический союз, но удар мидийского царя Фраорта помешал его планам.

Мидийцы обложили персов данью, платить которую отказался сын Ахемена Теисп, воспользовавшийся тем, что мидийцы направили все свои силы на борьбу со скифским вторжением, которая длилась около трех десятков лет. Однако мидийцы, оправившись от изнурительной борьбы со скифами, усмирили персов, вышедших из под контроля.

Мидийский царь Киаксар нанес удар по персам, объединившимся под началом Кира (сына Ахемена и брата Теиспа), вследсвие чего персы вновь признали себя данниками мидийского царя.

Политика наследника персидского престола Камбиса была гораздо более лояльной по отношению к мидийцам. Камбис вел мирную жизнь в Пасаргадах – тогда еще небольшой крепости в центре владений персов, и исправно платил дань Мидии.

Мидийский царь Астиаг, также не испытывавший особого пристрастия к военным кампаниям, с целью укрепления дружественных отношений между Мидией и Персией, выдал свою дочь Мандану за подвластного ему персидского царя Камбиса.

Династический брак должен был обеспечить единство политического союза двух государств в борьбе против могущественной Ассирии. Наверняка именно эту цель преследовал мидийский царь Астиаг – дед будущего повелителя всей Азии.

Геродот со свойственной грекам предвзятостью по отношению к персам и мидянам рассказывает фантастическую историю рождения и воспитания Кира, историю, лишенную логики, но полную язвительных насмешек над мидийскими магами, представленными в повествовании «отца истории» полнейшими глупцами. Поскольку персы были заклятыми врагами Эллады, мы не должны воспринимать тенденциозное изложение Геродота за истину в последней инстанции.

Важно

Геродот пишет, что у Астиага не было наследника престола, но была дочь Мандана, которую он не собирался никому отдавать замуж, поскольку видел пророческий сон о своей дочери, который счел плохим предзнаменованием.

По словам Геродота, коему свойственно было представлять мидян и персов в самом негативном свете, Астиагу приснилось, будто Мандана испустила столько мочи, что она затопила всю Азию.

В поисках вразумительного ответа на вопрос: что бы это могло значить, Астиаг призвал магов – лучших толкователей снов, которые интерпретировали сон Астиага как предостережение о том, что его дочь родит сына, который свергнет деда с престола и завоюет всю Азию. Далее Геродот начинает противоречить сам себе.

По его изложению Астиаг твердо решает не выдавать Мандану замуж и даже приставляет к ней евнухов, дабы они денно и нощно охраняли ее целомудрие. Но через некоторое время, уступая просьбам дочери, Астиаг все-таки решает выдать ее замуж, при этом, однако, выбирая в качестве жениха самую потенциально опасную для него Астиага кандидатуру.

Мидийский царь выдает единственную дочь замуж за царя подвластной ему Персии, прекрасно понимая, что персидский царевич, родившийся от этого союза, попытается возвысить Персию над Мидийской державой.

Если бы Астиаг действительно опасался рождения внука, он ни в коем случае не отдал бы дочь замуж за перса, но предпочел бы в качестве зятя какого-нибудь знатного мидянина, дабы со временем власть над Мидией не перешла в руки перса. Очевидно, Геродоту было выгодно представить иранцев, к коим принадлежали как мидийцы так и персы, в самом невыгодном для них свете, иначе в его повествовании вряд ли имели бы место столь несуразные факты.

Тем не менее, «геродотовского» Астиага продолжали мучить ночные кошмары. Через некоторое время после свадьбы дочери ему приснилось, что из чрева Манданы выросла виноградная лоза, которая покрыла всю Азию. Пришедшие по зову мидийского царя маги интерпретировали сон в том же русле: «дочь Астиага вскоре родит сына, который свергнет деда с престола и покорит всю Азию».

Далее, следуя геродотовской логике, мидийскому царю, который сам создал себе проблему, выдав дочь не за мидянина, а за перса, ничего не оставалось, как умертвить собственного внука.

Совет

Возникает вопрос: о чем думал Астиаг, когда выдавал Мандану замуж, уже имея предупреждение о том, что его внук возвысится над ним и над всей Азией? Быть может, он надеялся, что у его дочери не будет потомства, или, же мысль о детоубийстве волновала его уже давно? В любом случае, судя по изложению Геродота, мидийский царь Астиаг был человеком с явным психическим расстройством, крайне непоследовательным в своих дей-ствиях. Принимать ночные кошмары за руководство к действию, затем отменять собственное решение, а после очередного зловещего сна вновь возвращаться к репрессивным мерам, но уже не по отношению к дочери, а к родному внуку – так мог поступать лишь человек, находящийся явно не в своем уме. Вряд ли такой человек мог бы в течение тридцати лет управлять огромной Мидийской державой.

В отличие от Геродота Ксенофонт в «Киропедии» изображает мидийского царя Астиага вполне благопристойным человеком. Астиаг радуется рождению внука и воспитывает его при своем дворе, окружив заботой и вниманием.

Трудно себе представить, чтобы воспитанный в любви царевич пошел войной против своего родного деда. Благоговейное отношение к предкам является отличительной особенностью иранских народов. Внуков часто называли в честь деда по отцовской линии.

Так Астиаг назвал сына Киаксаром в честь своего могущественного отца Киаксара, Кир назвал сына Камбисом в честь отца Камбиса, а правнук Камбиса Артаксеркс назвал сына Ксерксом в честь своего отца Ксеркса, знаменитого своими войнами против Эллады.

Если бы Кир пошел войной против родного деда, он поступил бы не как перс, а как эллин и оказался бы неблагодарным чудовищем, коим он, разумеется, не был, в противном случае Геродот не преминул бы облить его грязью, как он сделал это с Камбисом – сыном великого Кира.

Вообще, история династии Ахеменидов в изложении Геродота имеет очень много греческих мотивов, наиболее ярким из которых является история рождения Кира, в которой легко угадываются черты знаменитого греческого мифа о царе Эдипе.

Источник: http://zoroastrian.ru

Источник: http://history-persons.ru/2012/04/kir-velikij-osnovatel-imperii-axemenidov/

Персидская империя

Персидское государство, достигшее своего могущества в VI – IV вв. до н.э. при  династии Ахеменидов.

Впервые упоминания о персах мы находим в ассирийских источниках IX в. до н.э., в VII в. до н.э. они заняли территорию Элама, которая по их имени получила название Персида (Парс). В конце VIII в. до н.э. во главе племенного союза стала династия Ахеменидов. В 639 г. до н.э. они потерпели поражение от Ассирии и признали ее власть.

Затем Персия находилась в зависимости от Мидии, но благодаря династическому союзу, во главе царства встала династия Ахеменидов. В 558 г. до н.э. Кир II стал царем персидских племен, основал город Пасаргады (в котором впоследствии он был похоронен в собственной гробнице), объявил войну Мидии и одержал в ней верх.

После этого начались завоевательные походы, благодаря которым держава Ахеменидов получила обширную территорию и создала могущественную империю. После гибели царя Кира в бою, на престол вступил его сын Камбиз II, который выиграл решающее сражение у египтян в 525 г. до н.э.

вблизи города Пелусий, после чего Египет вошел в состав Персидской державы, а сам он провозглашен фараоном, при этом страна получила значительную автономию. После его загадочной смерти, страну охватили волнения.

Дарий I и греко-персидские войны

Обратите внимание

В 522 г. до н.э. престол захватил Дарий I, которому предстояло восстановить покой в стране и утвердить свою власть. После подавления выступлений, Дарий I приступил к административно-финансовым реформам, имевшими цель создать систему стабильного государственного управления. Около 519 г. до н.э.

все государство было разделено на наместничества (сатрапии), при этом подчас они превосходили даже территорию более традиционных провинций.  При этом сатрапами стали исключительно персы, что должно было предотвратить возможный сепаратизм местных правителей. Армия подчинялась исключительно царю.

Читайте также:  Состав политбюро ркп (б) - вкп (б) - кпсс (таблица)

Проводилась работа по кодификации законодательства, изучались и использовались законы покоренных народов. При Дарии I была введена новая система государственных податей, просуществовавшая в неизменном виде до распада империи. После проведения реформ, вновь начались завоевательные походы, Персия достигла своего максимального могущества. Бурно развивалась торговля и экономика.

По указанию царя было восстановлено судоходство на канале от Нила от Суэца в Египте, большое значение имела экспедиция Скилака, проплывшего от р. Инд через Индийский океан до Красного моря. Отличные регионы страны, имевшие свои особенности, способствовали развитию внутреннего рынка.

Большое значение имела работорговля, большое количество рабов, захваченных в результате военных походов, привело к интенсивному росту персидской экономики. Несмотря на сильные позиции зороастризма, персидские цари проводили последовательную политику веротерпимости, но в тоже время облагали храмы государственными податями и использовали труд их рабов для государственных нужд.

Но затем Ахемениды оказались втянуты в длительные греко-персидские войны. После смерти Дария I, Персидскую империю вновь потрясли восстания, крупнейшее из которых разразилось в Египте. Несмотря на это, его сыну Ксерксу удалось собрать значительную армию для похода против Греции, который закончился тяжелыми поражениями персидской армии и флота. В результате в 465 г. до н.э.

против Ксеркса возник заговор, в результате которого он был убит. По империи вновь прокатилась волна волнений. Лишь в 449 г. до н.э. в Сузах был заключен Каллиев мир, окончивший греко-персидские войны. Несмотря на то, что греческие города в Малой Азии формально подчинялись персидскому царю, фактически ими управляли Афины.

После этого, власть Ахеменидов лишь ослаблялась, в империи постоянно вспыхивали восстания, а сатрапы стремились упрочить свою власть и влияние.  В V-IV вв. до н.э. Персидская империя стала постепенно распадаться, утрачивая контроль над теми или иными провинциями (в 404 г. до н.э. Египет восстановил свою независимость, на престол взошел собственный фараон). Ситуацию усугубила династическая война между Артаксерксом II и Киром Младшим.

Падение империи

Важно

В 334 г. до н.э. царь Македонии Александр Великий предпринял тщательно подготовленный поход против персов,  в начале отвоевал греческие города в Малой Азии, а затем пошел вглубь страны.

После захвата Киликии и Сирии, македоняне практически без сопротивления овладели финикийскими городами, лишь Тир решил дать битву. Александр Македонский отклонил предложение персидского царя о мире. В решающей битве при Гавгамелах 1 октября 331 г. до н.э.

последний ахеменидский царь Дарий III бежал с места сражения, а его войска были разбиты. В феврале 330 г. до н.э. македоняне вступили в Сузы, а затем в Персеполь и Пасаргады.

Дарий III вместе со своими приближенными бежал из страны, и был убит местным сатрапом в Восточном Иране. После этого вся территория Персидской державы вошла в состав империи Александра Македонского.

Литература

  • Елисеев М.Б. Греко-персидские войны. М., 2017.
  • История Ирана. М., 1977.
  • Ру Жан-Поль. История Ирана и иранцев: от истоков до наших дней. СПб., 2012.
  • Эббот Д. Дарий Великий: Владыка половины Древнего мира. М., 2003.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/piersidskaia_impieriia

Кир II Великий и держава Ахеменидов

Став в 558 г. до н.э. царем персов, Кир II в 553 г. выступил против Мидии и в 550 г. покорил ее, соединив тем самым в своих руках власть над обеими родственными ветвями древних иранцев.

Вскоре энергичный Кир присоединил к своему государству Элам и, выступив против Лидии, разбил войска ее царя Креза, славившегося во всем древнем мире своими несметными богатствами.

Подчинив почти всю Малую Азию, а затем и значительную часть Средней Азии, Кир выступил против Вавилона и в 538 г. захватил его, после чего персам добровольно подчинились и зависевшие от Вавилона небольшие государства, включая восточно-средиземноморские.

Намереваясь выступить против последнего из крупных соперников, Египта, Кир решил предварительно обезопасить среднеазиатские границы своей державы, но потерпел неудачу и погиб в сражении с массагетами в 530 г.

Созданная Киром держава Ахеменидов (персидские цари возводили свою родословную к Ахемену. жившему в VIII — VII вв. до н.э. 136) за короткий срок стала крупнейшей в мире; ее границы простирались от средиземноморского побережья до среднеазиатских оазисов.

Непокоренным оставался Египет, так что неудивительно, что именно против него двинул свои силы сын Кира Камбиз II, в армию которого кроме персов были включены воины едва ли не всех покоренных его великим отцом стран и народов, не говоря уже о финикийском флоте.

Египетские войска не сумели противостоять натиску этой армии: в 525 г. Египет был покорен, а Камбиз провозглашен его фараоном (27-я династия).

Совет

Вслед за этим персы предполагали идти походом в Эфиопию и через ливийские пески на Карфаген, но недостаток продовольствия и общая неподготовленность огромной армии к длительным экспедициям в сложных условиях привели к крушению первоначальных замыслов.

Кроме того, тревогу Камбиза вызвали дошедшие до него слухи о волнениях в Персии, вызванных ложными сведениями о его гибели и претензиями его брата Бардии на престол. Камбиз приказал казнить Бардию и поспешил обратно, но неожиданно умер в пути. В этой критической ситуации на передний план выступил, согласно некоторым данным, жрец (маг) Гаумата, выдавший себя за Бардию.

Традиционная версия о первом из известных истории самозванцев, сыгравших серьезную роль в политической борьбе крупного государства, ныне специалистами подвергнута сомнению: считается, что к власти пришел все-таки подлинный Бардия.

Как бы то ни было, но взявший в свои руки власть Бардия (или Лжебардия-Гаумата) несколько месяцев успешно управлял империей и даже провел ряд реформ, направленных на укрепление центральной власти и ослабление знати.

Возможно, именно это, в сочетании с достигавшими Персии противоречивыми слухами о Камбизе II (жив? или все-таки умер?), что ставило нового царя в двусмысленное положение, привело к острой политической борьбе в правящих кругах, в ходе которой осенью 522 г.

Бардия (Лжебардия?) был убит заговорщиками. Один из них, представитель младшей ветви Ахеменидов Дарий, после этих событий был провозглашен новым царем персов.

Придя к власти, Дарий столкнулся с тяжелой ситуацией. Во всех концах империи вспыхивали восстания; одна за другой недавно присоединенные к Персии страны пытались добиться независимости.

Опираясь на армию, молодой царь жесткой рукой подавил восстания и восстановил эффективную власть центра. В знак своих успехов он повелел высечь на Бехистунской скале гигантское барельефное изображение с надписью на нескольких языках.

Обратите внимание

И изображение, и надпись (сыгравшая в свое время важную роль в расшифровке клинописи) призваны были закрепить в поколениях память о великой победе.

Однако военными успехами деятельность Дария не ограничилась — с них она практически только началась, ибо центр тяжести ее был в ином, т.е. в тех реформах, которые обеспечили почти двухвековое владычество персов на Ближнем Востоке.

Источник: https://vuzlit.ru/602914/velikiy_derzhava_ahemenidov

Персидская держава Ахеменидов: В число племен мидийского племенного союза, ставшего Мидийским

В число племен мидийского племенного союза, ставшего Мидийским царством, входили, в частности, персы. Мидийцы и персы были настолько родственными народностями, что античные авторы нередко смешивали их. Достаточно сказать, что Геродот называет знаменитые греко-персидские войны мидийскими. Территория Персиды (позднейшая провинция Фарс) располагалась на берегу Персидского залива, в непосредственной близости от Элама, и эламское наследие оказало большое влияние на соседей. Недаром впоследствии, уже создав огромную державу, персы широко пользовались эламским языком и клинописью, а в столице Элама Сузах располагалась одна из главных резиденций персидского царя.

В середине VI в. до н. э. персидский царь Кир II не только освободился от мидийской гегемонии, но и подчинил себе все народы, которые прежде находились в зависимости от мидийцев. Смутами в Мидии попытался воспользоваться лидийский царь Крез, с тем чтобы расширить свои владения на востоке Малой Азии. Однако в 547 г. до н. э. лидийские войска были разбиты, а Крез осажден в своей столице г. Сарды. Вскоре вся территория Малой Азии вошла в состав Персидской державы – вплоть до побережья Эгейского моря, где находились греческие города.

Теперь в Передней Азии оставалась лишь одна великая держава, еще не побежденная персами, – Нововавилонское царство, занимавшее территорию не только Месопотамии, но и Восточного Средиземноморья (со времен завоеваний Навуходоносора II). Сложная для Вавилонии международная ситуация усугублялась внутренней борьбой: царь Набонид находился в таких напряженных отношениях с политической элитой города, что удалился из столицы и жил в оазисе Тейме в Аравии. Вавилонскими войсками командовал его сын, которого библейская «Книга пророка Даниила» называет Валтасаром.

В 539 г. до н. э. вавилонская армия была разбита персами, и Кир торжественно вступил в великий город. Не отдав Вавилон на разграбление, он явился в главное святилище и принял власть из рук жрецов верховного бога Мардука. В специальном манифесте, обещая «мир и спокойствие городу», Кир II обвинил Набонида в недостаточном внимании к вавилонским богам и провозгласил себя их заступником и законным царем всей Вавилонии.

Повсюду, где побеждали персидские войска, Кир II вел себя необычайно мягко, совсем не так, как правители Ассирии и Вавилонии. Дело, видимо, в том, что само персидское государство лишь только формировалось в период этих войн. Политическая элита персов еще не была избалована роскошью и не стремилась к безудержному грабежу покоренных народов. Царь жаждал скорее славы, чем обогащения, довольствуясь изъявлением преданности и приносимыми ему дарами. Так и была в необычайно короткое время создана держава, равной которой по размерам еще не знала мировая история. Персидского царя и древние, и современные историки называют Киром Великим.

Читайте также:  Земельные реформы в ряде российских колоний и национальных районах

Кир происходил из персидского рода, основателем которого считался некий Ахемен. Поэтому его самого и его преемников именуют Ахеменидами. После смерти великого завоевателя (по преданию, он погиб в 530 г. до н. э. в ходе войны со среднеазиатскими кочевниками-массагетами) на престол вступил его старший сын Камбиз. Он стремился продолжать экспансионистскую политику отца и в 525 г. до н. э., разбив войска последнего саисского фараона, захватил Египет. Но после этого военное счастье изменило ему, и походы в Нубию и Ливийскую пустыню едва не окончились для него крахом. Египтяне, вдохновленные этим, стали бунтовать против завоевателей, и тогда Камбиз перешел к политике жестоких репрессий. Некоторые древние историки даже утверждали, что он впал в безумие.

Между тем длительное отсутствие царя, пребывавшего в далеких заграничных походах, создавало политическую неустойчивость в центре огромной державы. Престол Ахеменидов занял человек, называвший себя Бардией – такое имя носил сын Кира, младший брат Камбиза. Узнав об этом, Камбиз поспешил в столицу, но при загадочных обстоятельствах скончался в пути. На троне остался Бардия.

Важно

Через несколько месяцев после указанных событий представители знатнейших персидских семей составили заговор. Бардия был заколот в собственном дворце, а заговорщики избрали нового царя из своей среды. Им стал сын наместника Бактрии Дарий I (522–486 гг. до н. э.). Дарий объявил, что подлинного Бардии давно уже нет в живых (только об этом почему-то никто не знал!), а заговорщиками убит вовсе не сын Кира, а некий самозванец. Дарий будто бы получил престол не по договоренности с сообщниками и не по жребию, а как представитель младшей линии Ахеменидов (ибо прямых наследников Кира Великого после смерти Камбиза не было). Данная версия изложена в письмах на арамейском языке, которые были направлены во все области державы, и запечатлена в огромной надписи на трех языках (персидском, эламском и аккадском), высеченной на священной Бехистунской скале.

Дарий I на троне, за ним стоит его сын Ксеркс [Рельеф V в. до н. э. ]

Однако официальная версия событий, очевидно, не всех убедила. Покоренные народы, скорее всего, мало интересовало, кто имел больше прав на персидский престол. Местная политическая элита попыталась, воспользовавшись смутами при дворе Ахеменидов, восстановить независимость своих государств. В Вавилонии появился самозванец, называвший себя Навуходоносором, в Мидии о правах на власть заявил якобы потомок прославленного царя Киаксара. Завоеванные страны поднимались одна за другой, вставая под знамена местных «царей». После разгрома мятежники вновь собирали силы для борьбы, выдвигая следующего самозванца.

Это был критический момент в истории державы Ахеменидов: более года молодой персидский царь должен был посылать своих полководцев то в один конец государства, то в другой на подавление очередного восстания. Когда эти внутренние войны успешно завершились, Дарий I осознал необходимость проведения коренных реформ. Государство в том виде, в каком оно существовало при Кире и Камбизе, не могло быть прочным.

Прежде всего царь провел административную реформу, разделив страну на обширные округа – сатрапии, границы которых не всегда совпадали с пределами прежних государств. Не довольствуясь системой даров, Дарий I установил постоянные размеры податей (весьма немалые) с каждой сатрапии. С самых богатых он получал десятки тонн серебра в год. Во главе сатрапий обычно стояли не представители местной элиты, которые могли попытаться отделиться, а персы, часто родичи персидского царя. При этом сатрап обладал властью лишь в гражданских делах, а войска того или иного округа подчинялись не ему, а своему военачальнику. Сатрап не мог поднять мятеж, поскольку не распоряжался войсками, а военачальник не располагал рычагами административной власти. Соперничество между сатрапом и военачальником подогревалось центральной властью, их доносы друг на друга всячески поощрялись.

В древних империях возникали огромные проблемы из-за несовершенства системы коммуникаций. Если границы государства отстоят от столицы на тысячи километров, то информация при обычных условиях идет месяцами. Любая реакция на нее становится бессмысленной, ибо ко времени ее получения ситуация, как правило, уже радикально меняется. При Дарии I была создана уникальная система магистральных дорог, соединявших между собой крупнейшие города: Сарды, Вавилон, Сузы и столицу Мидии Экбатаны (совр. Хамадан). Была организована почтовая служба для наиболее быстрой доставки донесений царю и его распоряжений.

Укрепив державу, Дарий I попытался еще более расширить ее пределы, но успешным было только продвижение на восток – до Северо-Западной Индии. На северных границах царь потерпел неудачу в борьбе с кочевыми племенами скифов. Начавшиеся при Дарии греко-персидские войны, несмотря на преимущество персов в силах, не сулили успеха, а при ближайшем его преемнике Ксерксе завершились совершенно бесславно – полным торжеством греков во всем бассейне Эгейского моря. Лишь в конце V – начале IV в. до н. э. персы взяли реванш, перейдя в борьбе с греческими городами к новой тактике – внесению раздоров в их среду и прямому подкупу политических лидеров всех государств и «партий».

Античные авторы нередко описывали персидские порядки. Греки любили противопоставлять свою жизнь свободных граждан свободной Эллады поголовному рабству в державе «великого царя». У сановников при персидском дворе – посуда из драгоценных металлов, они одеты в пышные одежды и, «как женщины», носят многочисленные украшения. Но у них есть хозяин – царь, который каждого может по своей прихоти унизить или искалечить. Провинившегося вельможу царь сажает с собой рядом на пиру, а повар подносит тому кушанье, приготовленное из мяса его сына. И при этом деспот еще издевательски спрашивает: «Тебе вкусно?» Он знает, что все его подданные, не исключая самых высокопоставленных, не имеют чувства собственного достоинства: в душе они всего лишь рабы.

Держава Ахеменидов в VI–V вв. до н. э.

Абсолютная власть, по описанию античных историков, развращает всех, и прежде всего того, кто обладает ею. Он вынужден жить в условиях всеобщего раболепия и одновременно безумного страха за свою жизнь. Его близкие злоумышляют друг против друга. Мать и жена одного из персидских царей так ненавидели друг друга и так боялись быть отравленными, что даже ели из одной тарелки. Но и это не помогло. Свекровь, усыпив бдительность невестки, все же отравила ее, разрезав общий кусок ножом, который был смазан ядом с одной стороны лезвия.

Совет

В 401 г. до н. э. состоялся знаменитый «поход десяти тысяч греков», красочно описанный его участником – историком и философом Ксенофонтом. Греки были наняты сатрапом одной из областей Малой Азии Киром Младшим, который хотел свергнуть с престола своего старшего брата. В решающей битве незадачливый претендент на трон погиб, и сразу вся экспедиция потеряла смысл. Персы, выманив греческих военачальников якобы для переговоров, коварно умертвили их. Но даже в столь неблагоприятных обстоятельствах греки, преследуемые персидской армией, во много раз превосходившей их по численности, смогли пройти тысячи километров – от Вавилона до севера Малой Азии – и вернуться на родину.

Поход этот показал, что держава Ахеменидов, несмотря на сотни тысяч тонн серебра, накопленные в царской сокровищнице, и кажущееся всесилие «великого царя», – колосс на глиняных ногах. Развернулась подготовка нового похода на Восток. И когда греков удалось объединить под началом македонского царя, гибель самого крупного государства Древнего Востока стала лишь вопросом времени. Поход Александра Македонского открыл новый период мировой истории – эпоху эллинизма.

Держава Ахеменидов была гигантским и сложным организмом, зачастую искусственно составленным из разнородных частей. Таким же представляется и ее официальное искусство. В архитектуре и скульптуре Персии заимствовался опыт уже погибших держав Передней Азии, и прежде всего Ассирийской. На строительстве великолепных дворцов в Сузах и Персеполе работали лучшие мастера, привезенные из всех областей державы. Здесь смешиваются мотивы собственно иранские с греческими, египетскими, вавилонскими. Синтез Востока и Запада, характерный для эпохи эллинизма, был подготовлен двумя столетиями существования державы Ахеменидов.

Читайте также:  Князь меньшиков в годы правления екатерины i

Воины персидского царя [Рельеф из Персеполя]

Черты ахеменидской культуры прослеживаются и в государстве Селевкидов (IV–I вв. до н. э.), которое после смерти Александра унаследовало основные из завоеванных им территорий Азии. Ахеменидские традиции возрождались и после свержения греко-македонской династии в государствах, управлявшихся уже не греческой, а местной, иранской знатью, – в Парфянском царстве (III в. до н. э. – III в. н. э.) и при династии Сасанидов (III–VII вв.).

Источник: https://sci-book.com/drevnego-vostoka-istoriya/persidskaya-derjava-ahemenidov-41689.html

Кир II — Идеальный мудрый царь

Кир II (ок. 593-530 до н. э.) правил в 558- 530 гг. до н. э.

В жизнеописании выдающегося военачальника Персии, царя Кира II, имя в переводе с древнеперсидского значит «пастух», много легенд, преданий, выдумки.

Современникам он казался удивительной личностью, обладавшей способностями, не свойственными простым людям.

Считалось, что Кир, родоначальник царской династии Ахеменидов, был наделен божественной властью, а значит, был способен творить чудеса. Его прозвали Киром Великим.

Древние историки, в том числе греческие Геродот, Ктесия, Ксенофонт, приводили разные версии рождения Кира и его возвеличивания. Согласно наиболее принятой, Кир был сыном персидского царя Камбиса I, а его мать, Мандана, была дочерью мидийского царя Астиага, которому подчинялись персы. В качестве объяснения этого странного брака и рождения Кира Геродот приводил следующий рассказ.

Детство Кира. Художник С. Риччи. 1706-1708 гг.

Еще до появления внука на свет царь Мидии Астиаг увидел как-то странный сон. Якобы из живота его дочери стала расти виноградная лоза. Она опутала всю территорию Мидии, затем перекинулась на Азию и покрыла всю ее. Астиаг обратился к жрецам-толкователям. Те объяснили ему, что его дочь родит мальчика, который еще при жизни Астиага захватит Мидию, а потом всю Азию.

Астиаг испугался, что внук свергнет его, и выдал свою дочь за персидского царя. Так как мидийцы всегда считались главнее персов, перс не мог стать мидийским царем. Но когда у его дочери действительно родился мальчик, Астиага стали мучить прежние страхи.

Он пригласил Мандану с ребенком в гости, а своему военачальнику Гарпагу приказал тайно украсть и убить ребенка. Гарпаг повиновался, но убивать ребенка сам не стал. Он вышел на пастбище и отдал младенца пастуху, велев убить его и отнести в горы.

Обратите внимание

Когда пастух пришел домой, то узнал, что его жена только что родила мертвого мальчика. Тогда супруги решили воспитать подброшенного ребенка как своего, назвали его Киром, а мертворожденного отнесли в горы. После этого пастух доложил Гарпагу, что исполнил его приказ.

А тот послал верных людей осмотреть труп младенца и похоронить его.

Персидские воины. Рельеф дворца в Сусе

Дальше история развивалась по-шекспировски.  Однажды сын индийского царского сановника отправился в горы и на пастбище увидел детей, игравших в царя и его подданных. Он попросился принять его в игру.

«Царем» был самый высокий и сильный мальчик, тот самый Кир. Он командовал, и все должны были ему беспрекословно подчиняться. Но сыну сановника не захотелось подчиняться какому-то пастушку, возомнившему себя царем, и он не выполнил его приказание.

«Царь» велел наказать «подчиненного» плетьми, что и было исполнено.

Персидские воины. Рельеф дворца в Персеполе

Сын сановника вернулся домой в слезах и пожаловался отцу Тот пришел к царю Астиагу и рассказал, что его раб бьет детей царских сановников.

Астиаг велел доставить во дворец пастуха и его сына, изображавшего «царя». Царь спросил, почему пастушок посмел бить сына его сановника.

Мальчик ответил, что они играли, а по правилам все должны были подчиняться «царю». Кто не выполняет приказы царя, того наказывают. Разве не так?

Этот ответ смутил Астиага, ему даже показалось, что мальчик очень похож на его дочь. Он с миром отпустил пастуха, но прежние страхи вернулись в его душу. Он вызвал военачальника Гарпага и под страхом смерти велел рассказать всю правду о своем внуке.

Когда Гарпаг в свою очередь допросил пастуха и узнал истину, то пришел в ужас. Но делать нечего, пришлось все рассказать Астиагу. Царь был в страшном гневе и приказал убить сына Гарпага. Затем он снова обратился к жрецам-толкователям, и те посоветовали ему не убивать внука, ведь сон уже сбылся, внук стал «царем».

Астиаг успокоился и отослал мальчика к родителям в Персию…

Памятник Киру Великому в сиднейском Олимпик-парке. 1994 г.

Прошли годы, и в 558 году до нашей эры Кир стал царем персидских племен. А потерявший сына Гарпаг между тем все это время вынашивал план мести Астиагу.

Важно

Тайным путем связавшись с Киром, он подговорил его к восстанию, обещая помощь в свержении Астиага. В 553 году до нашей эры Кир призвал своих единомышленников вооружиться и сбросить господство мидян.

Он решил идти на столицу Мидии Экбатану и жестоко наказать своего коварного деда, царя Астиага.

О приближении персов сообщили Астиагу. Царь велел Гарпагу выступить вперед и разбить их. Но Гарпаг, уже подготовивший знатных мидийцев к измене, вместе с частью войска перешел на сторону Кира. Астиаг, узнав об измене, собрал еще одно войско и сам повел его в бой. Сражение состоялось недалеко от столицы.

Цилиндр с воззванием «К вавилонянам»

Мидийцы считались лучшими в мире наездниками, поэтому Кир приказал своим воинам слезть с лошадей и вести бой пешими. Эта тактика принесла успех. Войско Астиага было полностью разгромлено, сам он попал в плен, а Кир провозгласил себя царем Мидии.

У Вавилона и Лидии, союзников Астиага, этот факт вызвал недовольство. Не дожидаясь, когда вавилоняне и лидийцы нападут на него , Кир снова собрал войско и пошел на соседей. Первые сражения не принесли перевеса ни одной стороне.

Тогда Кир посадил часть своих воинов на верблюдов, которые стали нападать на лошадей противника и кусать их. Лошади в испуге повернули назад, смяв свою же пехоту.

В результате этой битвы персы наголову разбили войска лидийского царя Крёза и штурмом взяли его столицу Сарды.

После этой победы многие греческие города, расположенные на малоазиатском побережье, прислали Киру своих послов с предложением заключить союз. Но Кир отклонил эти предложение, он хотел полного подчинения, хотел получать с них дань и со своим войском двинулся вперед. В каждом захваченном городе он оставлял персидские отряды, а сам направлялся дальше к Вавилону.

Мавзолей Кира в Пасаргадах

Совет

В те времена Вавилон представлял собой один из самых больших городов Древнего мира. Он был окружен с четырех сторон высокими неприступными стенами. Его жители могли не выходить за его пределы в течение нескольких лет — у них было достаточно продовольствия, в городе имелись сады, небольшие пастбища.

Хватало и воды — через город протекала река Евфрат. Кир не стал штурмовать город, а приказал своим воинам рыть каналы и отвести воды Евфрата. Таким образом он лишил жителей воды, а по высохшему руслу его воины проникли в город. Вавилон сдался на милость победителя, но Кир не стал разрушать его.

Он отпустил на свободу многие народы, в том числе иудеев, которые трудились на вавилонян…

За 20 лет беспрерывных войн Кир сумел создать огромную империю, простиравшуюся от Египта до Индии.

Ему подчинились все народы, проживавшие на этих землях: египтяне, мидийцы, лидийцы, греки, персы, израильтяне, вавилоняне и многие другие.

Но на этом он не успокоился и решил покорить воинственные племена массагетов, обитавших по южным берегам Каспийского моря, которые возглавляла царица Томирис.

Кир действовал хитро, он послал вперед отряд с обозом, груженным бурдюками с вином. Массагеты разгромили его отряд, захватили обоз и… напились. Следовавший за отрядом Кир легко захватил всех воинов-массагетов. Среди пленников был и сын царицы.

Александр Великий у гробницы Кира Великого. Художник П. Г. де Валенцинес 1796 г.

Томирис была в страшном гневе, узнав, что коварный персидский царь обманом разбил ее отряды и захватил ее сына. Она собрала новое войско и приказала всем биться насмерть.

Обратите внимание

Непобедимый Кир впервые потерпел поражение, в схватке его убили. Томирис приказала отрубить ему голову и сунуть ее в бурдюк с вином. Позже тело Кира выдали персам. Его похоронили в усыпальнице в Пасаргадах.

На ее стене надпись: «Я — Кир, царь Ахеменид».

Кир Великий был основателем персидской державы Ахеменидов, которая просуществовала более двух веков и конец которой положил Александр Великий. Историк Ксенофонт в своих трудах изобразил его как идеального царя и мудрого человека.

Источник: http://100grm.ru/drevnij-mir/idealnyj-mudryj-car/

Ссылка на основную публикацию