Теория официальной народности

Теория официальной народности

Принятое название идеологии Российской империи во время правления Николая I. Соответствовала формуле министра народного просвещения С.С. Уварова (1833-1849) «православие, самодержавие, народность».

Выработка новой государственной идеологии

На правление Николая I (1825-1855) приходится расцвет консерватизма в России. Царь, первый консерватор империи, считал главной ее бедой распространение либеральных идей с Запада. Для борьбы со всяким инакомыслием им было создано III отделение, выполнявшее функции политической полиции.

Однако одних репрессивных мер было недостаточно. Требовалась официальная политическая идеология, которая могла бы обосновать незыблемость существующего строя.

Главную роль в создании такой идеологии сыграл Сергей Семенович Уваров, возглавлявший министерство народного просвещения с 1833 по 1849 год. Блестяще образованный человек, он успел испробовать свои силы в качестве дипломата и попечителя Санкт-Петербургского учебного округа.

Обратите внимание

В 1810-е годы появились первые литературные произведения Уварова, в которых он анализировал причины победы России в Отечественной войне 1812 года. Тогда же у него начали зарождаться идеи, которые затем приведут к выработке теории официальной народности.

Так, Уваров писал о национальном характере войны 1812 года, о единении царя и народа, о естественном повиновении последнего первому. Он высказывался против «народной анархии» и всяческой революции.

Постепенно Уваров пришел к заключению о необходимости бороться с либеральной порчей нравов и выразил идею «умственных плотин», согласно которой эта борьба должна заключаться не только в карательной деятельности III отделения, но и в выработке официальной консервативной идеологии. В основе его теории лежало представление об исконно русских началах, отличавших Россию от других стран, делавших ее особенной.

В 1843 году в докладе государю Сергей Семенович выразил желание найти начала, которые составляли исключительность России. В итоге ими стали православие, самодержавие, народность – формула, названная еще «уваровской триадой» и затем ставшая именоваться теорией официальной народности.

Содержание теории

Во все три составляющие формулы С.С. Уварова вкладывался определенный смысл. «Самодержавие» объяснялось так: из-за величины территории и особенностей исторического развития в России сложились условия, при которых страна могла хорошо существовать только при неограниченной монархии.

Православие же считалось неотъемлемой частью счастливой и благонравной народной жизни, а также представлялось консерваторам удобным средством контроля над обществом. Самым непростым понятием была «народность».

Под ней уваровцы имели в виду послушание властям и терпение – черты, как считали, исконно присущие русской нации.

Важно

Таким образом, получалось, что в России, отличной от других государств такими чертами, как православие, самодержавие и народность, не было почвы  для социальных конфликтов, а все недовольства и протесты объяснялись тлетворным влиянием Запада. Россия противопоставлялась ему, заведомо считалась лучше и сильнее западных держав.

Подобная идеология была полностью принята властью и царем. Многие же русские общественные и культурные деятели называли такой подход «квасным патриотизмом», таившим в себе большие опасности. 

Литература

  • Асонов Н.А. «Теория официальной народности» в политическом дискурсе второй половины XIX – начала XX века // Социально-гуманитарные знания. 2011. № 2.
  • Бобровских Е.В. Теория «официальной» и «неофициальной» народности: С. С. Уваров и славянофилы // Вестник Московского государственного областного университета. 2015. № 5.
  • Садохина Н.Е. Теория официальной народности как основа системы принципов формирования и деятельности государственного аппарата в России // Вестник Тамбовского университета. 2012. № 4(108).
  • Удальцов С.В. Теория официальной народности: механизмы внедрения // Освободительное движение в России: межвузовский сборник научных трудов. 2006. Вып. 21.
  • Шевченко М.М. Конец одного величия. Власть, образование и печатное слово в Императорской России на пороге Освободительных реформ. М., 2003.
  • Шевченко М.М. Понятие «теория официальной народности» и изучение внутренней политики императора Николая I // Вестник Московского университета. 2002. № 4.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/tieoriia_ofitsialnoi_narodnosti

Теория официальной народности

Дело декабристов оказало сильнейшее влияние на всю правительственную деятельность нового императора Николая I. Для себя он сделал вывод о неблагонадежном настроении всего дворянства. Заметив, что большое количество людей, связанных с революционными союзами были из дворян, он не доверял дворянству, подозревая его в стремлении к политическому господству.

Править при помощи дворянского сословия Николай не хотел, он постарался создать вокруг себя бюрократию и править страной посредством послушных чиновников. Покарав декабристов, Николай показал свою готовность начать реформы при условии неизменности самодержавного строя, но проводить их он намеревался без участия общественных сил.

В свою очередь дворянство дистанцировалось от бюрократии нового царствования. Оно было запугано делом декабристов и само устранялось от общественной деятельности. Между властью и обществом произошло отчуждение. Правительство считало, что брожение 20-х гг.

происходило от поверхностного воспитания и вольнодумства, заимствованного из иностранных учений, поэтому следовало обратить внимание на “воспитание” молодого поколения, дать силу в воспитании “истинно русским началам” и удалять из него все, что бы им противоречило. На этих же началах должна была основываться и вся государственная и общественная жизнь.

К таким исконным началам русской жизни, по мнению идеолога николаевского царствования министра народного просвещения и духовных дел С.С. Уварова, относились “православие, самодержавие, народность”, которые были положены в основу так называемой теории “официальной народности”, ставшей идейным выражением охранительного направления. (См.

дополнительный хрестоматийный материал.)      Но главные положения вышеназванной теории были сформулированы в 1811 г. историком Н.М. Карамзиным в его “Записке о древней и новой России”.

Эти идеи вошли в коронационный манифест императора Николая I и последующее законодательство, обосновав необходимость для Российского государства самодержавной формы правления и крепостнических порядков, а добавлением С.С. Уварова было понятие “народность”. Провозглашенную триаду он считал “залогом силы и величия” Российской империи. Понятие “народность” рассматривалось С.С.

Совет

Уваровым как самобытная черта русского народа, как исконная приверженность к царскому самодержавию и крепостному праву.      Сущность уваровского представления о русской жизни состояла в том, что Россия – совершенно особое государство и особая национальность, непохожая на государства и национальности Европы.

На этом основании она отличается всеми основными чертами национального и государственного быта: к ней невозможно приложить требования и стремления европейской жизни. Россия имеет свои особые учреждения, с древней верой, она сохранила патриархальные добродетели, мало известные народам Запада.

Прежде всего, это касалось народного благочестия, полного доверия народа к властям и повиновения, простоты нравов и потребностей. Крепостное право сохранило в себе много патриархального: хороший помещик лучше охраняет интересы крестьян, чем могли бы они сами, и положение русского крестьянина лучше положения западного рабочего.      С.С.

Уваров полагал, что главной политической задачей является сдерживание наплыва новых идей в Россию. “Устойчивая” крепостная Россия противопоставлялась мятущемуся Западу: “там” – мятежи и революции, “здесь”- порядок и покой. (См. дополнительный хрестоматийный материал.) Этими идеями должны были руководствоваться литераторы, историки, воспитатели.

     Ограничение деятельности прессы и учебных заведений в 30-40-х гг. Теория “официальной народности” стала главным идеологическим оружием консерваторов. Она пропагандировалась во всех учебных заведениях, на страницах периодических изданий, в художественной литературе и в религиозных наставлениях.

     После событий 30-х гг. (“холерные бунты”, прокатившиеся по стране, восстания в военных поселениях и др.) правительство Николая I особое внимание обратило на периодическую прессу, которая оказывала сильное воздействие на народ. От имени императора последовал приказ о запрещении печатать статьи без подписи автора. Каждое издание просматривалось двумя цензорами. Усилились преследования прогрессивно настроенных журналистов и литераторов.      Давление на печать и школу усилилось в 40-х гг. под влиянием крестьянского движения в стране. Для подкрепления действующей цензуры были созданы специальные комитеты для пересмотра издающихся журналов и тайного наблюдения за “духом и направлением всех произведений…книгопечатания”. Начался период цензурного террора, которому подверглись литераторы, редакторы и цензоры.      При вступлении на престол Николай I отдал распоряжение министру народного просвещения А.С. Шишкову о пересмотре уставов всех учебных заведений. Средняя и низшая школы были изъяты из ведения университетов и подчинены прямому руководству назначаемых попечителей учебных округов, ставших послушными проводниками правительственной программы. Частные учебные заведения, свободнее и шире ставившие преподавание, были подвергнуты строжайшему контролю правительства; открытие частных пансионов там, где имелись казенные школы, было запрещено. Теперь домашние учителя обязательно проходили предварительные испытания и получали свидетельство не только о знаниях, но и о своих “нравственных качествах”. Иностранцы, воспитывавшие российских детей, не допускались к ним без специальных удостоверений о добром поведении и благочестии.      Считая школы достаточно обеспеченными от действий “разрушительных понятий”, Уваров считал важным обратить внимание на университеты, рассадники “своеволия и вольнодумства”. По уставу, принятому в 1835 г., университеты теряли значительную часть своих прав и самостоятельности: они перестали быть научными органами, превратившись в учебные заведения; перестал действовать университетский суд; министр получил право, не считаясь с мнением совета, назначать профессоров. Большое влияние в университете получил инспектор, который должен был вести надзор за нравственностью студентов.

     Идеологи теории “официальной народности”. Толкователями и проводниками официальной теории были профессора Московского университета М.П. Погодин, Н.Г. Устрялов, С.П. Швырев, писатели и публицисты Ф.В. Булгарин, Н.И. Греч, Н.В. Кукольник и др.

Они доказывали, что в стране существует самый лучший порядок, который соответствует всем канонам религии и “политической мудрости”. По их мнению, крепостное право сохраняет много патриархального, хотя нуждается в частичном улучшении. Помещики (хорошие) лучше охраняют интересы крестьян, чем они смогли бы это сами сделать.

Изданием консервативного направления стал журнал “Москвитянин”, выходивший под редакцией М.П. Погодина.

Читайте также:  Духовная и повседневная жизнь в новой россии

     М.П. Погодин доказывал отсутствие в России условий для революций. В качестве аргументов он выдвигал “благодетельность” крепостничества, отсутствие в стране сословной вражды. Он считал, что история России не имела большого разнообразия событий, как западная, но она была “богата мудрыми государями”, “славными подвигами”, “высокими добродетелями”. Историк доказывал исконность самодержавия, начиная с Рюрика. По его представлению, “истинное просвещение” Россия установила благодаря принятию христианства от Византии. Кроме того, с петровских времен Россия много заимствовала у Европы, но М.П. Погодин сожалеет о заимствовании “заблуждений”. Теперь, говорит он, “пора возвратить ее к истинным началам народности”, с установлением которых “русская жизнь, наконец, устроится на истинной стезе преуспеяния, и Россия будет усваивать плоды цивилизации без ее заблуждений”.
     Другой консерватор, С.П. Шевырев, противопоставлял Восток (т.е. Россию и родственные ей славянские страны) “загнивающему” Западу с его “ядовитой” цивилизацией. При этом “здоровые начала”, которые Запад должен был “занять” у Востока, заключались, по С.П. Шевыреву, в духе христианской веры и смирении. Эта концепция лежала в основе его научных разработок и выражена в статье “Взгляд русского на образование Европы”.      Содержанием произведений Н.И. Греча, Ф.В. Булгарина, Н.В. Кукольника были верноподданнические чувства и настроения, казенный патриотизм, выпады против прогрессивных писателей и идей. Так, Ф.В. Булгарин скептически относился к проектам демократического переустройства русской жизни, делал ставку на царя и царское правительство как инициаторов прогресса России. Напуганный выступлением декабристов (среди репрессированных властями было много его друзей), он стал всеми силами демонстрировать преданность режиму – дал словесный портрет разыскиваемого В.К. Кюхельбекера, подготовил несколько докладных записок для правительства по вопросам литературы и театра. Сначала Ф.В. Булгарин представлял их генерал-губернатору и в генеральный штаб, а с середины 1826 г., после создания III отделения, стал адресоваться туда. Он выступал “как доброволец-осведомитель, а не как наемный агент сыска”. Власти высоко ценили его осведомительную деятельность и литературное творчество. В конце 1826 г. по указу царя Ф.В. Булгарин был зачислен в штат Министерства народного просвещения (с чином 8-го класса) и, как писал А.Х. Бенкендорф в 1831 г., “был употребляем по моему усмотрению по письменной части на пользу службы, и … все поручения он исполнял с отличным усердием”. С 1825 г. Ф.В. Булгарин совместно с Н.И. Гречем издавал официозную “Северную пчелу”, первую частную газету, имеющую право печатать политические известия и до 1860 г. остающуюся рупором монархизма в стране. Николай I в 1848 г. считал эту газету изданием, отличающимся “благонамеренностью и направлением, совершенно соответствующим цели и видам правительства”.      Но в деятельности Ф.В. Булгарина были и положительные моменты: он помогал А.С. Грибоедову – провел в печать фрагменты из “Горя от ума”, пропагандировал его творчество в “Северной пчеле”, помогал ему, временно заключенному в крепость после восстания декабристов. Высоко оценил в “Северной пчеле” “Героя нашего времени” М.Ю. Лермонтова, способствуя распространению романа. При всей его благонамеренности, Булгарин вступал в конфликты с цензурой по поводу запрещения публикаций статей, получал выговоры от царя или высокопоставленных сановников за уже напечатанные материалы.      В целом Ф.В. Булгарин был в значительной мере творцом мировоззрения николаевской эпохи. Выступая идеологом “мещанской народности”, он выражал интересы средних слоев, на которые стремилось опереться правительство: чиновничество, военные, провинциальное дворянство, часть купечества и мещанство. Поэтому он получил поддержку сверху, но в то же время пользовался популярностью в читательских кругах российского общества.

     Другой представитель консервативного направления – Н.И. Греч в середине 20-х гг. перешел в консервативный лагерь, покончив с либеральными идеями. В начале 30-х гг. он становится соредактором (вместе Ф.В. Булгариным) “Северной пчелы”. В представлении писателей последующих поколений Н.И. Греч отождествлялся с Ф.В.

Булгариным. Действительно, их объединяли консервативные убеждения и близость к III отделению. Так, одобрение А.Х. Бенкендорфа вызвала брошюра Н.И. Греча “Разбор сочинения, озаглавленного “Россия в 1839 г.”, маркиза Кюстина (1844 г.), в которой Н.И. Греч пытался опровергнуть критику французским литератором А.

де Кюстином российского самодержавия.

     На 50-летний юбилей Греча откликнулся Н.И. Добролюбов сатирическим стихотворением, в котором юбиляр был назван “поборником лжи и мрака”. Добролюбов был также автором памфлета, направленного Гречу, где критикует Греча за статью, посвященную им памяти Николая I.      Кризис теории официальной народности наступил в годы Крымской войны (1853-1856 гг.), когда под влиянием поражений несостоятельность николаевской системы стала очевидной даже для ее сторонников. Но повторения этой теории будут предприняты правительством Российской империи позднее, в период усиления самодержавия.

     Консервативное направление в общественном движении второй половины XIX в. После крестьянской реформы 1861 г. в стране усилилось общественное движение.

Главные цели консерваторов сводились к попыткам оградить власть от влияния либеральных чиновников и не допустить ограничения интересов дворянства в проводимых реформах 60 – 70- гг.

Для начала Александр II удалил из правительства основных участников разработки крестьянской реформы, надеясь тем самым примирить различные сословия. Положение консерваторов стало постепенно укрепляться. Покушение Д.В. Каракозова на императора Александра II привело к усилению влияния консерваторов в правительстве.

     Сторонники “охранительных начал” объединились вокруг наследника престола Александра Александровича. Они выступали за возвращение дореформенных порядков, понимая потребности дворянства в духе старых крепостнических представлений. Их политические устремления были направлены против дальнейших реформ и на ограничения действовавшего буржуазного законодательства.

Обратите внимание

     Крупнейшими представителями консерватизма в пореформенной России были государственные деятели, литераторы, философы, к числу которых принадлежали П.А. Шувалов, К.П. Победоносцев, М.Н. Катков, Д.А.

Толстой, В.П. Мещерский, Н.Я. Данилевский и др. Они развивали идеи М.П. Погодина, С.П. Шевырева, С.С. Уварова. Русский консерватизм не был организационно оформлен, т.к. власти открыто поддерживали его.

     Ключевой фигурой в правительстве императора Александра II стал крупный представитель консервативного направления, противник проведения реформ, начальник III отделения граф П.А. Шувалов. Он стал ближайшим советником царя и оказывал значительное влияние на внутреннюю политику. У современников П.А. Шувалов получил прозвище “второго Аракчеева”, а за сосредоточение большой власти в своих руках – “Петра IV”.
     Вдохновителем консервативного направления был публицист, издатель, критик, ранее видный либерал, М.Н. Катков. В 1863 г. он стал во главе газеты “Московские ведомости”. Некогда скромная университетская газета превратилась во влиятельный политический орган. В начале 1882 г. М.Н. Катков писал Александру III, только что вступившему на престол, что в его газете “не просто отражались дела, в ней многие дела делались”. Основной политический вес Катков приобрел благодаря восстанию в Царстве Польском. Недавняя отмена крепостного права, подготовка земского положения и новых судебных уставов и пр. вызвали определенную растерянность в кругах правительства. Воспользовавшись колебаниями правительства в отношении Польши, М.Н. Катков показал себя решительным сторонником “энергичных мер”: он выступил за полное подчинение Польши Российской империи, что нашло одобрение в российском правительстве.
     Вся публицистическая деятельность М.Н. Каткова теперь посвящалась поискам “заговора против России”, центр которого, по его убеждению, находился в Польше. Он убеждает читателя в том, что социалистические учения, нигилизм, студенческие волнения в столицах, сепаратистские тенденции на национальных окраинах спровоцированы “врагами России”.      С 1881 г. в изданиях М.Н. Каткова политика Александра III встречает полную поддержку и даже формирует ее. По словам историка, “Московские ведомости” превращаются в своеобразный государственный департамент, в котором разрабатываются различные проекты по тем или иным вопросам внутренней и внешней политики. В эти годы М.Н. Катков выступает против суда присяжных, отстаивает привилегии дворянства в государственной жизни и органах самоуправления. Влиятельный консерватор обвинял либералов в политической неблагонадежности, причем его выпады граничили с политическим доносом. Так, писатель-сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин был убежден в том, что в закрытии журнала “Отечественные записки” М.Н. Катков сыграл решающую роль. По мнению многих, фигура М.Н. Каткова стала мрачным символом политической реакции.      Некоторые представители консервативного направления оказывали большое влияние на императора и его ближайшее окружение. Среди них выделялся К.П. Победоносцев, обер-прокурор Синода, который преподавал законоведение будущим императорам Александру III и Николаю II . В течение всей жизни он вел упорную борьбу с революционным движением, был решительным противником либеральных реформ 60-70 гг., сторонником самодержавия, опирающегося на Православную Церковь. К.П. Победоносцев являлся инициатором цензурных преследований представителей прогрессивной литературы, полицейских гонений на Л.Н. Толстого, а также на сектантство. В малейших уступках общественному мнению он видел “гибель России”, т.к. царская власть, с его точки зрения, должна была недосягаемо возвышаться над обществом и народом. В первые месяцы правления Александра III К.П. Победоносцев приложил немало усилий, чтобы отстранить М.Т. Лорис-Меликова. В дальнейшем он содействовал возвращению к правительственной деятельности графа Д.А. Толстого, уволенного за два года до того под общественным давлением.

Читайте также:  Коренной перелом на советско-германском фронте и во второй мировой войне. экономическая победа советского союза. тегеранская конференция, изменение стратегии англо-американских союзников

     Д.А. Толстой (с 1882 г. – министр внутренних дел), как и К.П. Победоносцев, при Александре III пользовался большим влиянием: он являлся руководителем разработки “контрреформ”, в которых была выражена цель деятельности Александра III, связанная с утверждением самодержавной власти и поколебленного государственного порядка.

Борьба с крамолой завершилась успехом: революционное движение было подавлено и террористические действия прекратились.

Пересмотр законодательных актов времен Александра II коснулся всех сторон государственной и общественной жизни и был направлен к тому, чтобы усилить надзор и влияние правительства в сфере суда и общественного самоуправления, а также укрепить и поднять авторитет правительственной власти.

Источник: https://students-library.com/library/read/17827-teoria-oficialnoj-narodnosti

Теория официальной народности

в исторической литературе обозначение взглядов в области просвещения, науки и литературы в период царствования Николая I, В основе — формула «Православие, самодержавие и народность».

Источник: Словарь исторических терминов

государственная идеология , созданная в правление Николая I противовес взглядам декабристов. Основывалась на трех китах: самодержавие, православие и народность. Автор – министр просвещения Уваров.

Источник: Глоссарий исторических терминов

государственная идеология в период царствования Николая I. В ее основе лежали консервативные взгляды на просвещение, науку, литературу, которые проводись С.С. Уваровым. Главная формула этой идеологии – “православие, самодержавие, народность”.

Источник: Краткий исторический словарь

в литературе обозначение официально принятой системы взглядов в области просвещения, науки и литературы в период царствования императора Николая I. Возникла в 1830-х гг. как реакция на выступление декабристов.

Явилась попыткой создания государственной идеологии, основанной на идеалах православия, самодержавных принципах управления и идее единства монарха и народа. Сформулирована министром народного просвещения С. С. Уваровым в виде тройственной формулы: “православие, самодержавие, народность”.

Источник: Энциклопедия История отечества, Большая Российская энциклопедия

Важно

система взглядов, идейная основа русского консерватизма в XIX — начале XX в., сформулированная в 1830-х гг. министром народного просвещения графом С. С. Уваровым.

Опиралась на три основных принципа: православие — исконно присущая русскому народу глубокая религиозность и приверженность ортодоксальному христианству; самодержавие — единственно возможная форма правления в России; народность — исторически сложившийся союз верховной власти (монарха) и общества.

В историческую литературу термин был введен А. Н, Пыпиным в журнале «Вестник Европы» в 1872 г.

Источник: История России словарь-справочник. Учебно-практич. пособие

понятие, встречающееся в ист. лит-ре и символизирующее реакционную внутр. политику Николая I, особенно в области просвещения, науки и лит-ры. Основой Т. о. н. обычно считается формула С. С. Уварова – “православие, самодержавие и народность”, высказанная им в докладе царю в 1832 и провозглашенная в 1834 в циркуляре попечителям уч.

округов при вступлении его в должность мин, нар. просвещения (“Журн. Мин-ва нар. просвещения”, 1834, т. 1). На эти охранительные принципы Уваров указывал как на основу нар. образования и воспитания молодежи. Термин “Т. о. н.” впервые употребил в своих статьях историк А. Н. Пыпин (журн.

“Вестник Европы”, 1872-73), вложив в него свое понимание формулы Уварова и отд. положений славянофильства, что в целом представляло замаскированную критику самодержавия. Бурж. историки часто использовали осуждение Т. о. н. как средство протеста против существовавшего в России политич. режима. В сов. историографии Т. о. н. изучена слабо.

Лит.: Пыпин А. Н., Характеристики литературных мнений от двадцатых до пятидесятых годов, 4 изд., СПБ, 1909; Лемке М. К., Николаевские жандармы и литература 1826-55 гг., СПБ, 1908; Окунь С. В., Очерки истории СССР. Вторая четверть XIX века, Л., 1957, с. 304-10.

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. – М.

: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

правительственная идеология, сформулированная в 1833 г. Министром народного просвещения графом С.С. Уваровым.

В русле идей консерватизма обосновывала незыблемость самодержавия и крепостного права. Была разработана в связи с усилением общественного движения в России с целью укрепить существующий строй в новых общественно-политических условиях.

Особое звучание для России эта теория имела в связи с тем, что в Западной Европе во многих странах в первой половине XIX в. было покончено с абсолютизмом.

Совет

Теория официальной народности основана на трех принципах: православие, самодержавие, народность.

В этой теории преломлялись просветительские идеи о единении, добровольном союзе государя и народа, об отсутствии противоположных классов в русском обществе. Своеобразие заключалось в признании самодержавия как единственно возможной формы правления в России. Крепостное право рассматривалось как благо для народа и государства.

Православие понималось как присущая русскому народу глубокая религиозность и приверженность христианству. Из этих доводов делался вывод о невозможности и ненужности коренных социальных изменений в России, о необходимости укрепления самодержавия и крепостного права.

Теория официальной народности со времен Николая I широко пропагандировалась через прессу, внедрялась в систему просвещения и образования. Эта теория вызвала резкую критику не только у радикально настроенной части общества, но и у либералов. Наибольшую известность получило выступление П.Я. Чаадаева с критикой самодержавия.

Источник: Краткий исторический словарь

Источник: http://interpretive.ru/termin/teorija-oficialnoi-narodnosti.html

Лекция: Теория официальной народности и государственно-управленческая мысль в период правления Николая I

Ответ: тремясь противостоять революционным и либеральным идеям, самодержавие прибегало не только к репрессиям. Царь понимал, что взглядам могут противостоять лишь иные взгляды. Официальной идеологией николаевской России стала т.н.

«теория официальной народности». Ее творцом стал министр просвещения граф С.С. Уваров. Основу теории составила «уваровская троица»: православие — самодержавие — народность.

Согласно этой теории, русский народ глубоко религиозен и предан престолу, а православная вера и самодержавие составляют непременные условия существования России.

Народность же понималась как необходимость придерживаться собственных традиций и отвергать иностранное влияние. Спокойная, устойчивая, благолепно-тихая Россия противопоставлялась мятущемуся, разлагающемуся Западу.

В «теории официальной народности» ярко проявилась закономерность русской истории: любой поворот к консерватизму и охранительству всегда сочетается с антизападничеством и подчеркиванием особенностей собственного национального пути.

«Теория официальной народности» была положена в основу преподавания в школах и университетах. Ее проводниками стали консервативные историки С.П. Шевырев и М.П. Погодин. Она широко пропагандировалась в печати усилиями таких литераторов как Ф. Булгарин, Н. Греч, Н. Кукольник и др.

Россия в соответствии с «теорией официальной народности» должна была выглядеть счастливой и умиротворенной. Бенкендорф говорил: «Прошедшее России удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что только может представить себе самое пылкое воображение».

Сомнение в великолепии российской действительности само по себе оказывалось или преступлением, или свидетельством сумасшествия. Так, в 1836 г. по непосредственному распоряжению Николая I был объявлен сумасшедшим П.Я. Чаадаев, опубликовавший в журнале «Телескоп» смелые и горькие (хотя далеко не бесспорные) размышления об истории России и ее исторической судьбе.

В конце 40-х гг., когда в Европе начались революции, стало очевидно, что попытка Уварова противопоставить революционной угрозе воспитание преданности престолу и церкви не удалась.

Крамола все шире проникала в Россию. Недовольный Николай в 1849 г. уволил Уварова, сделав ставку только на подавление свободомыслия с помощью репрессий.

Это знаменовало глубокий идейный кризис власти, окончательно оттолкнувшей от себя общество.

Теория «официальной народности». Дело декабристов оказало сильнейшее влияние на всю правительственную деятельность нового императора Николая I. Для себя он сделал вывод о неблагонадёжном настроении всего дворянства.

Заметив, что большое количество людей, связанных с революционными союзами были из дворян, он не доверял дворянству, подозревая его в стремлении к политическому господству. Править при помощи дворянского сословия Николай не хотел, он постарался создать вокруг себя бюрократию и править страной посредством послушных чиновников.

Обратите внимание

Покарав декабристов, Николай показал свою готовность начать реформы при условии неизменности самодержавного строя, но проводить их он намеревался без участия общественных сил. В свою очередь дворянство дистанцировалось от бюрократии нового царствования. Оно было запугано делом декабристов и само устранялось от общественной деятельности.

Между властью и обществом произошло отчуждение. Правительство считало, что брожение 20-х гг. происходило от поверхностного воспитания и вольнодумства, заимствованного из иностранных учений, поэтому следовало обратить внимание на «воспитание» молодого поколения, дать силу в воспитании «истинно русским началам» и удалять из него всё, что бы им противоречило.

На этих же началах должна была основываться и вся государственная и общественная жизнь. К таким исконным началам русской жизни, по мнению идеолога николаевского царствования министра народного просвещения и духовных дел С.С.

Читайте также:  Экспансия русских земель xvi-xvii века (таблица)

Уварова, относились «православие самодержавие, народность», которые были положены в основу так называемой теории «официальной народности», ставшей идейным выражением охранительного направления. Но главные положения вышеназванной теории были сформулированы в 1811 г. историком Н.М. Карамзиным в его «Записке о древней и новой России».

Эти идеи вошли в коронационный манифест императора Николая I и последующее законодательство, обосновав необходимость для Российского государства самодержавной формы правления и крепостнических порядков, а добавлением С.Уварова было понятие «народность». Провозглашённую триаду он считал «залогом силы и величия» Российской империи. Понятие «народность» рассматривалось С.

Уваровым как самобытная черта русского народа, как исконная приверженность к царскому самодержавию и крепостному праву. Сущность уваровского представления о русской жизни состояла в том, что Россия — совершенно особое государство и особая национальность, непохожая на государства и национальности Европы.

На этом основании она отличается всеми основными чертами национального и государственного быта: к ней невозможно приложить требования и стремления европейской жизни. Россия имеет свои особые учреждения, с древней верой, она сохранила патриархальные добродетели, мало известные народам Запада.

Прежде всего, это касалось народного благочестия, полного доверия народа к властям и повиновения, простоты нравов и потребностей. Крепостное право сохранило в себе много патриархального: хороший помещик лучше охраняет интересы крестьян, чем могли бы они сами, и положение русского крестьянина лучше положения западного рабочего.

Уваров полагал, что главной политической задачей является сдерживание наплыва новых идей в Россию. «Устойчивая» крепостная Россия противопоставлялась мятущемуся Западу: «там» — мятежи и революции, «здесь»- порядок и покой. Этими идеями должны были руководствоваться литераторы, историки, воспитатели.

Важно

Уваровское виденье политической системы было довольно своеобразным. Уваров стремился соединить усвоение Россией европейской системы образования с сохранением собственной традиционной социально–политической системы.

“Во всем пространстве государственного хозяйства и сельского домоводства, – заявлял он, – необходимы: русская система и европейское образование; система русская – ибо то только полезно и плодовито, что согласно с настоящим положением вещей, с духом народа, с его нуждами, с его политическим правом; образование европейское, ибо больше как когда–нибудь мы обязаны вглядываться в то, что происходит вне пределов отечества, вглядываться не для слепого подражания или безрассудной зависти, но для исцеления собственных предрассудков и для узнания лучшего”.

Сохранение русской системы мыслилось Уваровым как опора на фундаментальные устои русской истории, как православие, самодержавие и народность.

Как известно, эта концепция была подвергнута в демократически или прогрессивно настроенных кругах русского общества самой беспощадной критике, вследствие чего самая уваровская «триединаяформула» в русской демократической традиции фигурирует не иначе как с определением «пресловутая».

Главное в «формуле» Уварова – указание на необходимость при любом движении вперед, при любой реформе, направленной на дальнейшую модернизацию и европеизацию России, обязательно учитывать самобытность ее уклада, а это положение не так просто оспорить.

Естественно помимо официальных идеологов, были мыслители, далекие от правительства и Николая I. Они уже были оформлены в два известных лагеря “западников” и “славянофилов”. Оказалось, что оба эти лагеря одинаково чужды правительственному кругу, одинаково далеки от его взглядов и работ и одинаково для него подозрительны.

Неудивительно, что в таком положении очутились западники. Преклоняясь перед западной культурой, они судили русскую действительность с высоты европейской философии и политических теорий; они, конечно, находили ее отсталой и подлежащей беспощадной реформе. Труднее понять, как оказались в оппозиции славянофилы.

Не один раз правительство императора Николая I (устами министра народного просвещения графа С. С. Уварова) объявляло свой лозунг: православие, самодержавие, народность.

Эти же слова могли быть и лозунгом славянофилов, ибо указывали на те основы самобытного русского порядка, церковного, политического и общественного, выяснение которых составляло задачу славянофилов. Но славянофилы понимали эти основы иначе, чем представители “официальной народности”.

Для последних слова “православие” и “самодержавие” означалитот порядок, который существовал в современности: славянофилы же идеал православия и самодержавия видели в московской эпохе, где церковь им казалась независимой от государства носительницей соборного начала, а государство представлялось “земским”, в котором принадлежала, по словам К.

Аксакова, “правительству сила власти, земле – сила мнения”. Современный же им строй славянофилы почитали извращенным благодаря господству бюрократизма в сфере церковной и государственной жизни.

Что же касается термина “народность”, то официально он означал лишь ту совокупность черт господствующего в государстве русского племени, на которой держался данный государственный порядок; славянофилы же искали черт “народного духа” во всем славянстве и полагали, что государственный строй, созданный Петром Великим, “утешает народный дух”, а не выражает его. Поэтому ко всем тем, кого славянофилы подозревали в служении “официальной народности”, они относились враждебно; от официальных же сфер держались очень далеко, вызывая на себя не только подозрения, но и гонение.

Совет

Как мы видим, действия Николая I, совершеаемые в соответствии с теорией официальной народности, были одинаково чужды как для славянофилов, так и для западников. Оба эти течения пытались по-своему трактовать “уваровскую” триаду, чем вызывали недовольство Николая I.

Несмотря на это, император все же провел часть реформ, в надежде на улучшения положения как в стране, так и на международной арене. Но со временем реформаторский пыл Николая I угас, и конец эпохи его правления уже был крайне суровым.

Но все же теория официальной народности оставаила глубокий след в истории. Эта теория действительно привилась в народе, и мы все прекрасно помним ее интерпретацию “За Веру, Царя и Отечество”. Теория официальной народности дала обоснование института императорства. Конечно такие попытки были и ранее, но при Николае I это обоснование стало, благодаря С.С. Уварову, научным.

Спустя много лет, уже в наше время, мы до сих пор вспоминаем теорию официальной народности, как символ той эпохи, эпохи апогея имперской России и императора.

“Уваровская триада” по-прежнему рассматривается нами, ак суть того времени. Может быть мы правы, но не стоит забывать, что за всеми деяниями императоров стяли простые люди.

И этим людям было все равно почему на престоле находится тот или иной правитель, ему нужен был покой и возможность просто работать.

Теория “официальной народности”. Николаевское правительство пыталось разработать собственную идеологию, внедрить ее в школы; университеты, печать. Главным идеологом самодержавия стал историк и литератор С. С. Уваров, бывший с 1834 г. министром народного образования.

В прошлом вольнодумец, друживший со многими декабристами, он выдвинул так называемую теорию “официальной народности” (“самодержавие, православие и народность”). Смысл идей Уварова состоял в противопоставлении дворянск'0-интеллигентской революционности и верности народных масс существующему в России порядку.

Оппозиционные идеи представлялись как привнесенное с Запада явление, распространенное только среди “испорченной” части образованного общества. Пассивность крестьянства, его набожность, веру в царя министр считал исконными и самобытными чертами народного характера.

Другие народы, писал он, “не ведают покоя и слабеют от разномыслия”, а Россия “крепка единодушием беспримерным — здесь царь любит отечество в лице народа и правит им, как отец, руководствуясь законами, а народ не умеет отделять отечество от царя и видит в нем свое счастье, силу и славу”.

Обратите внимание

Уваровские идеи поддерживал Бенкендорф. “Прошедшее России было удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается ее будущего, то оно выше всего, что может нарисовать себе самое смелое воображение” — в таком духе, по его мнению, следует писать о России.

Виднейшие русские историки николаевского времени (М. П. Погодин, Н. Г. Устрялов и другие) стремились в своих научных и публицистических трудах следовать концепции, предложенной правительством.

Среди части образованного общества теория официальной народности встретила самое решительное неприятие и осуждение, которое, однако, мало кто осмеливался высказывать открыто. Поэтому такое глубокое впечатление произвело “философическое письмо”, опубликованное в 1836 г. в журнале “Телескоп” и принадлежавшее перу П. Я. Чаадаева, друга А. С.

Пушкина и многих декабристов. С негодованием говорил Чаадаев об изоляции России от новейших европейских идейных течений, об утвердившейся в стране обстановке политического и духовного застоя. По распоряжению царя Чаадаев был объявлен сумасшедшим и помещен под домашний арест.

Теория “официальной народности” на многие десятилетия стала краеугольным камнем идеологии самодержавия.

Теория официальной народности — составная часть охранительной политики правления Николая I, основой которой являлась формула, выдвинутая министром просвещения графом Уваровым С.С.

в 1834, «православие, самодержавие, народность» как стремление обосновать самобытность России в единстве глубоко религиозного народа с самодержавием. По существу власть опиралась на два «столпа»: крестьянскую общину (“мир“) и помещика-крепостника.

Теория распространилась в просвещении, науке, литературе, искусстве, сталаидеологиейСоюза русского народа“.

Источник: https://ronl.org/lektsii/istoriya/918457/

Ссылка на основную публикацию