Стрелецкое восстание 1682 г. правление царевны софьи

Стрелецкий бунт

Стрелецкий бунт, потрясший основы государственности Московского царства, зафиксирован в анналах истории 2 раза – это 1682 и 1698 годы. Его предыстория неразрывно связана с царём Алексеем Михайловичем Романовым. За 5 лет до своей кончины овдовевший государь женился вторично.

Суженой его стала Наталья Кирилловна Нарышкина. От первой жены, Марии Милославской, у Алексея Михайловича в живых остались 5 дочерей и 2 сына – Фёдор и Иван. Были они все ничем непримечательные. Выделялась среди них только царевна Софья. Наталья родила крепкого и энергичного мальчика.

Назвали его Петром.

В 1576 году началось недолгое правление Фёдора Алексеевича. Для него и остальных Милославских Наталья Нарышкина являлась мачехой. Так уж сложилось, что на Руси мачеху никогда не жаловали. Относились к ней всегда с предубеждением.

Обратите внимание

Может быть это и послужило причиной тому, что между Милославскими и Нарышкиными разгорелась вражда.

Наталья Кирилловна женщиной была недалёкой и при дворе имела слабые позиции. Зато царевна Софья обладала характером энергичным и целеустремлённым.

Она практически и возглавила оппозицию Нарышкиным, опираясь на своих родственников.

В 1682 году скончался в совсем молодом возрасте государь Фёдор Алексеевич. На царский трон оказалось 2 претендента – Иван и Пётр. Формально все преимущества имел Иван, так как был старше по возрасту.

Но он был слаб здоровьем, а Петр крепок и здоров. Естественно, в боярской думе возникли разногласия, отягощённые противодействием Нарышкиных и Милославских.

Точку в этом вопросе поставил патриарх Иоаким. Из чисто государственных соображений он отдал предпочтение молодому Петру. Участь Милославских стала незавидной.

Их ожидали опала и ссылка. Но не тем человеком была царевна Софья, чтобы безропотно дожидаться уготованного судьбой печального конца. Она решила сыграть свою игру, а ставку сделала на стрелецкое войско.

В Москве оно насчитывало 40 тысяч человек. Это было сильное воинское подразделение, но в указанный период времени у стрельцов накопилось очень много нерешённых проблем.

Важно

Стрельцы не только несли воинскую службу. Параллельно ей они занимались торговлей, различными ремёслами, огородничеством. Имели собственные дома и хозяйства.

Но жалованье у служилых людей было маленьким и выплачивалось нерегулярно.

Дело усугублялось тем, что стрелецкие полковники, пользуясь полной бесконтрольностью со стороны правительства, стали эдакими маленькими феодалами.

Они задерживали жалованье стрельцам, за послабление в службе брали взятки, заставляли стрельцов и членов их семей работать на себя. Стрельцам это очень не нравилось.

Зачем горбатиться на огороде полковника, когда свой огород требует неустанной заботы и внимания.

Пользуясь избранием нового царя, стрельцы через своих выборных людей обратились к правительству с жалобой на полковников.

Они требовали покрыть задолжности по жалованью, оплатить подневольные работы на огородах начальников по установленным самими стрельцами расценкам и сместить неугодных полковников с занимаемых должностей.

Правительство Нарышкиных, испугавшись стрелецкого бунта, удовлетворило все требования. Полковников сместили и наказали батогами. С них взыскали огромные денежные суммы для покрытия стрелецких долгов, а имения конфисковали.

Но, заигрывая со стрельцами, Нарышкины показали свою слабость и нерешительность. Они явно боялись военных людей, и Милославские решили этим воспользоваться. Через провокаторов они распространили среди стрельцов слух, что Нарышкины хотят убить царевича Ивана.

Совет

Стрельцы же почувствовали свою силу, и им захотелось большего. Подобные слухи давали прекрасный повод диктовать правительству свои условия. Таким образом, 15 мая 1682 года начался стрелецкий бунт. По зову набата вооружённые люди ворвались в Кремль и потребовали показать им царевича Ивана.

На крыльцо вывели обоих юношей – Ивана и Петра. Но стрельцов это не успокоило. Они стали требовать выдачи изменников-бояр, замышлявших преступление против Ивана и всей земли русской. Перечень фамилий заранее приготовили Милославские. Естественно, это требование не удовлетворили, и тогда началась резня.

Погибло много Нарышкиных. В их числе братья царицы Афанасий и Иван Нарышкины. Оставшихся в живых бояр Милославские отправили в ссылку. Но реальной власти победившая оппозиция не получила. Власть взяли стрелецкие полки, громившие и грабившие усадьбы бояр.

Они стали представлять собой очень удобное орудие в руках любого авантюриста. И таковой вскоре нашёлся.

Во главе Стрелецкого приказа Софья поставила князя Ивана Хованского по прозвищу Тараруй. Получил он его за склонность к пустым обещаниям. Происхождение князь имел знатное, но в войне с Польшей показал свою полную непригодность к военному искусству.

Был переведён в Москву и стал «буфером» между Милославскими и стрельцами.

Но этот человек не отличался благородством помыслов. Он начал умело разжигать недовольство среди восставших военных людей, и в то же время всячески подчёркивал свою преданность царевне Софье.

Но умная женщина быстро разгадала двойную игру хитрого князя и поняла, что её жизнь находится в опасности.

Правительница взяла с собой Ивана и Петра и в сопровождении свиты покинула Москву, уехав в село Коломенское. Оттуда она заявила, что в самое ближайшее время отправится к Троице-Сергиеву монастырю, и приказала там же собираться дворянскому ополчению.


Обратите внимание

Стрельцы, узнав о поступке Софьи, пришли в смятение. Столкнуться в сражении с дворянским ополчением – это значило обречь себя на верную гибель. Единственное спасение они видели в сохранении существующего положения.

При таком порядке они могли шантажировать правительство, вкусно есть и сладко пить.

К Софье срочно направилась депутация. Её целью было убедить царевну в полной лояльности вышедших из под контроля военных людей. Главная же задача состояла в том, чтобы уговорить женщину вернуться обратно в Москву.

Правительница благоразумно отказалась возвращаться в первопрестольную.

В то же время, чтобы успокоить стрелецких выборных, она притворилась недалёкой и наивной женщиной. Когда же выборные люди уехали, был тут же отдан приказ всем боярам явиться в село Воздвиженское, находящееся на пути к Троице-Сергиеву монастырю. Был вызван туда и Хованский.

Тот, ничего не подозревая, отправился в дорогу.

А в это время боярин Михаил Лыков получил приказ от Софьи схватить Хованского. Ранним утром он напал на лагерь, в котором мирно спал князь с верными ему людьми. Глава Стрелецкого приказа был арестован и доставлен к царевне. Та не стала долго разбираться в поведении князя. Тут же в дорожной пыли Хованскому отрубили голову.

Так закончил свою жизнь двурушник, а недолгий период его деятельности назвали Хованщиной.

Стрельцы, напуганные казнью князя и дворянским ополчением, проявили поразительную сговорчивость. Они согласились на все условия правительства, выдали зачинщиков и безропотно приняли в качестве начальника Стрелецкого приказа Фёдора Шакловитого. Этот думный дьяк был предан Софье и крут на расправу.

В ноябре царевна вернулась в Москву. Она объявила, что прощает стрельцов. Казней и репрессий не было. Лишился головы только Алексей Юдин. Он являлся самым приближённым к Хованскому человеком. На этом стрелецкий бунт 1682 года закончился.

Важно

В Москве утвердились Милославские, а Софья стала править страной от имени юных царей Петра I и Ивана V.

Наталья Кирилловна Нарышкина отказалась жить в столице. Она перебралась в село Преображенское, забрав с собой и сына. Царевна Софья правила страной 7 лет. В 1689 году она была отстранена от власти возмужавшим Петром.

В 1698 году вспыхнул последний стрелецкий бунт.

Пока молодой царь разъезжал по заграницам и набирался ума разума, страной управляло правительство князя-кесаря Ромодановского. Оно выслало из столицы всех стрельцов и направило их на пограничье. Но полная опасностей военная служба столичной публике не нравилась. Гораздо лучше было жить в Москве, занимаясь своим хозяйством. Поэтому стало зреть недовольство.

В указанный год бунта 40 тысяч стрельцов самовольно оставили границу и двинулись к первопрестольной. Навстречу им выдвинулся московский гарнизон в количестве 5 тысяч человек. Командовал им генерал Патрик Гордон. По его приказу на взбунтовавшихся стрельцов направили пушки. После первого же залпа всё огромное воинство капитулировало на милость победителей.


Когда Пётр I вернулся в Россию, то пришёл в бешенство. Он приказал провести тщательнейшее дознание. После мучительных пыток огромное количество стрельцов было казнено. Они с полной покорностью шли на убой, не оказывая при этом никакого сопротивления. После этого стрелецкое войско сошло с исторической сцены.

Всех оставшихся в живых выслали из Москвы в другие города и записали в посадские. Так закончилась целая эпоха, а русская земля вступила в новую фазу своего развития уже в качестве не Московского царства, а Российской империи.

Игорь Томшин

Источник: http://www.factruz.ru/history_mistery/strelec-evolt.htm

Начало стрелецкого бунта в Москве («Хованщина»)

15.05.1682 (28.05). – Начало стрелецкого бунта в Москве (“Хованщина”), приведшего к власти царевну Софью Алексеевну

Софья Алексеевна – Великая Государыня Царевна и Великая княжна Правительница-регентша Российского царства в 1682–1689 гг.

“Хованщина”, употребляемое иногда в литературе название стрелецкого бунта в Москве в 1682 г., который бояре-заговорщики, в том числе князь И.А. Хованский, использовали в борьбе за власть. В результате этого бунта на семь лет установилась власть царевны Софьи Алексеевны.

После кончины Царя Федора Алексеевича 27 апреля 1682 г.

в возрасте 21 года детей у него не было, и престол должен был перейти к старшему из его братьев – 15-летнему Ивану, сыну первой жены Царя Алексея Михайловича, покойной царицы Марии Ильиничны (в девичестве Милославской).

Однако с младенчества Иван был очень болен, и считалось вероятным, что он вскоре умрет, и тогда Царем станет его 10-летний младший брат Петр – сын второй жены Царя Алексея Михайловича, вдовствующей царицы Натальи Кирилловны (в девичестве Нарышкиной).

Совет

В условиях такой неопределенности возникло соперничество между двумя боярскими родами – Милославских и Нарышкиных. В борьбу включились и многие другие бояре, ибо от того, кто станет Царем, зависело положение многих из них.

Большинство боярской Думы решило провозгласить Царем более жизнеспособного Петра.

Это означало для Милославских утрату влияния, и принадлежавшая к их клану энергичная царевна Софья Алексеевна решила восстановить престолонаследие по старшинству, опираясь на часть бояр, в том числе князей В.В. Голицына и И.А. Хованского.

Для этого они решили воспользоваться недовольством стрельцов, которое назревало в течение царствования Федора Алексеевича. Жалование стрельцам выплачивалось с большими задержками, сотники и полковники удерживали в свою пользу часть стрелецкого жалования, заставляли стрельцов выполнять хозяйственные работы в своих имениях, творили иной произвол.

Люди Милославских стали разжигать недовольство стрельцов, распространяя слухи, что теперь, под властью Нарышкиных, будет еще хуже. 15 мая пустили слух, что в Кремле Нарышкины задушили царевича Ивана.

Ударил набатный колокол и стрельцы многих полков бросились с оружием в Кремль, смяли немногочисленную охрану и заполнили Соборную площадь перед дворцом. На Красное крыльцо вышли царица Наталья Кирилловна, державшая за руки Царя Петра и царевича Ивана, с ними был Патриарх.

Среди стрельцов произошло замешательство: Иван был жив и невредим. В это время князь Михаил Долгоруков, сын высшего стрелецкого начальника Ю.А. Долгорукого, стал кричать на стрельцов, обвиняя их в измене и угрожая расправой. Стрельцы бросились на крыльцо и сбросили Долгорукого на подставленные копья.

Расправы над боярами и стрелецкими командирами, продолжалось до 18 мая, были убиты многие сторонники Нарышкиных, в том числе братья царицы Наталии.

Стрельцы взяли Кремль под свой контроль. Царем формально оставался малолетний Петр, Наталья Кирилловна — регентшей, но реальной власти у них не было. Стрельцы потребовали выплатить им всю задолженность по жалованию.

Обратите внимание

Денег в казне не было, и, угождая им, Софья распорядилась собирать для этого деньги по всей стране, переплавлять на деньги золотую и серебряную посуду царской столовой.

Затем стрельцы потребовали, чтобы помимо Петра Царем (притом старшим) был назван еще и Иван, а царевна Софья стала при них правительницей (регентшей). Патриарх и Земский Собор (26 мая 1682) выполнили требования стрельцов.

Стремясь обезопасить себя от возможных преследований в будущем, стрельцы подали правительнице Софье челобитную-ультиматум, согласно которой все их действия, включая убийства бояр, должны быть признаны правильными, отвечающими интересам государства и царской семьи, не подлежащими наказанию. Софья была вынуждена выполнить эти требования.

Читайте также:  Развитие революционного процесса

Высшим стрелецким начальником Софья назначила князя И.А. Хованского, надеясь, что он утихомирит стрельцов. Но тот потакал бунтарям во всем и, опираясь на них, пытался оказывать давление на правительницу. По его имени это время фактической диктатуры стрельцов и получило в русской истории название Хованщина.

Почувствовав слабость правительства, старообрядцы, подвергавшиеся жестоким преследованиям со стороны царской власти, решили перейти в наступление. Они собрались в Москве из дальних скитов и проповедовали в стрелецких полках возврат к старой вере.

Эти претензии были поддержаны Хованским, который нашел в этом еще один способ давления на правительство Софьи. Старообрядцы предложили открытый диспут между сторонниками новой и старой веры. Патриарх возражал против открытого спора на площади, понимая, что победа в нем будет зависеть не от аргументов и логики, а от настроений толпы.

Хованский и старообрядцы после долгих пререканий согласились провести диспут в Грановитой палате 5 июля. Официальную церковь представлял Патриарх Иоаким, старообрядцев – бывший суздальский священник Никита Константинович Добрынин. Спор свелся ко взаимному обвинению сторон в ереси и невежестве, к ругани и чуть ли не к драке.

Патриарх Иоаким прервал диспут, объявив своего противника “пустосвятом”. Старообрядцы покинули Кремль и на Красной площади объявили народу о своей победе.

Важно

Софья же пристыдила стрельцов, что те идут на поводу у бунтующих мужиков-невежд: «Неужели вы, верные слуги нашего деда, отца и брата, в единомыслии с раскольниками? Вы и нашими верными слугами зоветесь: зачем же таким невеждам попускаете? Если мы должны быть в таком порабощении, то царям и нам здесь больше жить нельзя: пойдем в другие города и возвестим всему народу о таком непослушании и разорении». Стрельцы отступились от старообрядцев и вечером этого же дня отрубили голову Никите “пустосвяту”. Хованский едва успел спасти остальных старообрядцев, которым он ранее гарантировал безопасность. После этого “диспута” Софья стала видеть в Хованском одного из главных своих противников, но ничего не могла сделать против него.

Зависимое от стрельцов положение правительства продолжалось до середины августа.

Затем царская семья в полном составе (оба царя и их родственники) под конвоем царских стольников выехала, якобы в монастырь, но по дороге свернула в Коломенское — подмосковное имение царской семьи, откуда они по проселкам, в объезд Москвы к 14 сентября добрались до села Воздвиженского на Ярославской дороге, в нескольких верстах от Троице-Сергиевого монастыря, который был выбран в качестве царской резиденции на время противостояния со стрельцами. Сюда же собрались остатки боярской думы. Князь Хованский с сыном Андреем отправились в Воздвиженское договариваться с правительницей, но в дороге были схвачены сильным отрядом царских стольников, и 17 сентября (день рождения Софьи) доставлены в Воздвиженское. Они были обвинены в намерении завладеть престолом и тут же казнены. Софья стала собирать ополчение.

Лишившись своего предводителя, стрельцы утратили решимость и стали слать правительнице одну челобитную за другой. Они признали свои действия 15-18 мая преступными, но умоляли Софью о помиловании и обещали служить ей верой и правдой.

Софья обещала стрельцам прощение, казнив только выданного стрельцами ближайшего помощника Хованского – Алексея Юдина. Начальником стрелецкого приказа был назначен думный дьяк Ф.Л.

Шакловитый, который жесткой рукой восстановил порядок и дисциплину.

В начале ноября царский двор вернулся в Москву, только царица Наталья Кирилловна сочла опасным для себя и сына оставаться в Кремле под контролем Милославских и предпочла жить в загородной резиденции Алексея Михайловича – селе Преображенском, под охраной верных ей людей. Царь Петр тоже жил там, приезжая в Москву только для участия в церемониях, на которых его присутствие было необходимо.

Софья Алексеевна (17.9.1657–3.7.1704) была умной, властной, очень честолюбивой, знала польский язык, латынь.

Установленное в результате стрелецкого бунта правление Софьи при номинальном царствовании Петра I и Ивана V было в основном продолжением политики предыдущего царствования без каких-либо новшеств. Конкретные дела управления были поручены приближенному князю В. В. Голицыну.

Успешно и без большой крови справившись с “Хованщиной”, Софья продолжила борьбу с с принявшим участие в смуте старообрядчеством, приняв в 1685 г. “12 статей”, на основании которых были казнены тысячи староверов.

Совет

При Софье был заключен выгодный для России “Вечный мир” с Польшей (1686), невыгодный Нерчинский договор с Китаем (1689). В 1687 и 1689 гг. под руководством Голицына были предприняты походы против крымских татар, которые нельзя признать успешными, но они продемонстрировали решимость России покончить с многовековой крымской опасностью.

В 1687 г. при Богоявленском монастыре по инициативе Симеона Полоцкого была учреждена Эллино-греческая академия – первое светское высшее учебное заведение России, готовившее образованных людей для государственного и церковного аппарата (с 1701 г. Славяно-греко-латинская академия). 21 июля 1687 г. в Париж прибыло первое русское посольство.

Правление Софьи продлилось семь лет – до сентября 1689 г., когда в результате обострения ее конфронтации с повзрослевшим Петром она была отстранена от власти. У правительницы не осталось людей, готовых рискнуть головой ради её интересов, и когда Петр потребовал, чтобы Софья удалилась в Новодевичий монастырь, ей пришлось подчиниться. В монастыре она содержалась под стражей.

Во время стрелецкого восстания 1698 г. стрельцы, по данным следствия, намеревались позвать её на царство. После подавления бунта Софья была пострижена в монахини под именем Сусанны. Умерла в 1704. Похоронена в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря в Москве.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25052805 Оставить свой комментарий

Источник: https://rusidea.org/25052805

Стрелецкий бунт (1682). Причины. Ход. Последствия

Стрелецкий бунт 1682 года (еще в истории известен как Хованщина) — бунт московских стрельцов в начале царствования Петра 1.

1682 год, 27 апреля — в возрасте 20 лет скончался царь Федор Алексеевич. Его преемником мог стать или Иван, или Петр. На престол общим согласием всех чинов Московского государства взошел 10-ти летний Петр, рожденный от второй супруги царя Алексея Михайловича, Натальи Кирилловны Нарышкиной. 14-ти летний Иван, сын царя от первой его жены, из рода Милославских.

С воцарением Петра при дворе началось усиление Нарышкиных. Это не могло устраивать другую придворную партию — Милославских, во главе которых стояли царевна Софья и ее фаворит Иван Михайлович Милославский. Нашлась и сила, которая могла бы им помочь — стрельцы.

Положение стрелецких войск

На стрелецких полках лежало обеспечение порядка, и выполнение карательной службы. Два полка были на особом режиме и пользовались особенными привилегиями — сопровождали государя в поездках в монастыри, принимали участие во всякого рода церемониях.

Стрельцы размещались семьями в стрелецких слободах Москвы. Служба была пожизненной, а то жалование которое получали от казны — скудным. Потому стрельцы, обремененные семьями, вынуждены были изыскивать дополнительные доходы.

Те кто был менее обеспечен промышляли ремеслом, состоятельные совершали торговые сделки.

Стрельцы решили воспользоваться вступлением на престол нового царя и 30 апреля 1682 г. обратились к правительству с жалобой на полковника Семена Грибоедова, чинившего им «налоги и обиды и всякие тесноты».

Трон занимал 10-ти летний ребенок, за спиной которого находилась мать — женщина, по отзыву Б.И.Куракина, абсолютно не искушенная в политике: «Сия принцесса доброго темпераменту, добродетельного, токмо не была ни прилежна и ни искусна в делах, и ума легкого».

Наталья Кирилловна, не располагавшая опытными советниками и находившаяся в растерянности, удовлетворила все требования стрельцов.

Грибоедов был не только отстранен от должности полковника, но и подвернут наказанию батогами; с него велено было взыскать, согласно росписи, поданной стрельцами, присвоенные им деньги и уплатить стрельцам за все выполненные ими работы; его вотчины попадали под конфискацию.

Предпосылки бунта

Одна уступка повлекла за собой другие. Тем же днем правительство вынуждено было удовлетворить требования стрельцов остальных 19-ти полков.

Стрельцы поняли, что они являются хозяевами положения.

Мы не знаем, кому в лагере Милославских пришла в голова мысль в борьбе с Нарышкиными опереться на стрельцов: то ли опытному интригану Ивану Михайловичу, то ли коварной и честолюбивой Софье Алексеевне, мечтавшей водрузить на свою голову царскую корону.

Как бы там ни было, но Милославские и Софья смогли направить гнев стрельцов в нужное для себя русло. Впрочем, осуществлению их замыслов объективно помогла сама Наталья Кирилловна, совершившая в первые дни правления ряд значительных промахов.

Обратите внимание

По обычаю того времени, родственники царицы получали пожалования чинами и вотчинами. 27 апреля 5 братьев Натальи Кирилловны (Иван, Афанасий, Лев, Мартемьян, Федор) были пожалованы в спальники.

Прошло только 5 дней, как было сказано новое пожалование, вызвавшее наибольшие пересуды: 22-х летнего спальника Ивана Кирилловича объявили боярином, минуя чины думного дворянина и окольничего.

Заговорщики же умело смогли использовать ошибки правительства, всячески возбуждая гнев у стрельцов. «Видите, как лезут Нарышкины в гору? Им теперь все нипочем».

Итак, Наталья Кирилловна подверглась натиску с двух сторон: стрельцов и притязавших на царский престол Милославских.

Она не могла надеяться на мудрость новоиспеченных спальников и боярина Ивана Кирилловича: и братья, и отец Кирилл Полиевктович не отличались ни умом, ни проницательностью, ни политическим опытом.

Единственная надежда Нарышкиных — Артамон Сергеевич Матвеев, воспитатель Натальи Кирилловны, который устроил ее брак с царем Алексеем Михайловичем.

Матвеев проявлял способности в делах не только матримониальных, но и государственных: в последние годы царствования царя Алексея Михайловича он был первым министром и фактическим руководил правительством. Но после смерти царя был отправлен Милославскими в заточение в Пустозерск. Артамону Матвееву возвратили боярство и отрядили чиновника, стольника Алмазова, пригласить его немедля в Москву.

Подготовка бунта

В Москве Матвеев появился только вечером 12 мая. По приезду ему оказали еще одну милость — возвратили все конфискованные вотчины.

Если Наталья Кирилловна с нетерпением ожидала приезда Матвеева и практически бездействовала, то Милославские и Софья развили бурную деятельность и, по образному выражению СМ.

Соловьева, «кипятили заговор», ночами в дом к Милославским приезжали представители стрелецких полков, а от покоев Софьи разъезжали по слободам ее эмиссары, которые не жалели ни вина, ни денег на подкупы стрельцов.

Важно

Боярин Иван Михайлович Милославский нашел себе помощников — родственника Александра Ивановича Милославского, человека «злодейственного и самого грубияна», двух племянников, Ивана и Петра Андреевичей Толстых, «в уме зело острых и великого пронырства и мрачного зла исполненных», как описывал их молодой Матвеев, оставивший записки о событиях тех времен.

Из стрелецких начальников привлекли подполковника Ивана Цыклера, «кормового иноземца», и Ивана Озерова, из низшего новогородского дворянства. Между рядовыми стрельцами выбрали человек 10 поверенных. Посредницей стала казачка Федора Семенова, которая переносила вести от царевны к Ивану Милославскому, от того — в стрелецкие слободы, из слобод — к Софье.

Начало бунта

Царица Наталья Кирилловна показывает стрельцам, что царевич Иван невредимый

Приезд в столицу Матвеева нисколько не смогло укрепить позиций нарышкинской «партии». Может быть, Матвеев не оценил меры опасности, нависшей над Нарышкиными. Какие ответные меры замышлял Матвеев, неизвестно. По крайней мере, до полудня 15 мая не было предпринято что-либо в отношении стрельцов.

А в полдень уже было поздно — по зову набата, с развернутыми знаменами к Кремлю выдвигались вооруженные стрелецкие полки.

Пока Матвеев докладывал об этом царице и размышлял, стоит ли закрывать кремлевские ворота и принимать меры для безопасности царской семьи, стрельцы с барабанным боем ворвались в Кремль.

Поводом для неожиданного появления стрельцов в Кремле явились слухи о том, что Нарышкины «извели» царевича Ивана. Их распускали активные сторонники Софьи и Милославских.

Читайте также:  Сельскохозяйственное развитие в конце xix века

Старший из Толстых разъезжал по стрелецким слободам и возмущал стрельцов слухами. Он грозил новыми несправедливостями и предсказывал перемены к худшему.

Стрельцам внушали, что их ждут казни, а поэтому наступило время проявить силу.

Узнав причину волнений стрельцов, царица Наталья вместе с патриархом и боярами вышла на Красное крыльцо с царевичами Иваном и Петром. Внизу бушевало разгневанное войско.

После того как обман был обнаружен, среди стрельцов наступило минутное оцепенение, сменившееся новым взрывом их негодования. Несколько стрельцов взобрались по лестнице на крыльцо и начали расспрашивать Ивана, подлинный ли он царевич.

Совет

Казалось бы, что, убедившись в добром здравии царевича, стрельцы должны были разойтись по домам. Но в том-то и дело, что вопрос о царевиче являлся только предлогом для появления стрельцов в Кремле.

Лица, руководившие стрельцами и направлявшие их недовольство против Нарышкиных, подбросили им список «изменников-бояр», которые подлежали уничтожению.

Разгулу страстей помогли руководители Стрелецкого приказа отец и сын Долгорукие — бояре Юрий Алексеевич и Михаил Юрьевич. В тот самый момент, когда в толпе стрельцов раздались вопли о выдаче «изменников-бояр», Михаил Долгорукий обратился к ним с грубостью победителя: «Ступайте по домам, здесь вам делать нечего, полно буянить. Все дело разберется без вас!»

Стрельцы пришли в ярость. Некоторые из них взобрались на крыльцо, схватили Михаила Долгорукого и сбросили на копья своих товарищей, стоявших внизу. На копья полетели тела других бояр и «изменников», оказавшихся в списке. Среди них — бояре А.С.Матвеев и И.М.

Языков, стольник Федор Петрович Салтыков, убитый по ошибке вместо брата царицы Ивана Кирилловича другой ее брат, Афанасий Кириллович, думный дьяк Ларион Иванов и др.

Стрельцы глумились над убитыми — волокли трупы по земле, выкрикивая: «Вот боярин Артамон Сергеевич, вот Долгорукий, вот думный едет, дайте дорогу!»

Не угомонились стрельцы и на другой день. 16 мая они востребовали на расправу Ивана Кирилловича Нарышкина. Царевна Софья сказала мачехе: «Брату твоему не отбыть от стрельцов; не погибать же нам всем из-за него». Царица вынуждена была пожертвовать братом.

Того вначале отвели в застенок Константиновской башни, где подвергли пытке, добиваясь признания в измене. Несмотря на то что Иван Кириллович выдержал пытку, стрельцы вывели жертву на Красную площадь и изрубили на куски. Вслед за Иваном Кирилловичем казнили царского доктора немца Даниила фон Гадена, обвиненного в отравлении царя Федора.

Обратите внимание

От него также пытками добивались признания в злодеянии и не смогли получить желаемых результатов.

Руководители заговора хотели, чтобы род Нарышкиных был полностью изведен, и они подсказали стрельцам предъявить царице Наталье Кирилловне новые требования.

18 мая в челобитной на имя Петра они пожелали, чтобы его дед, Кирилл Полиевктович, был пострижен в монахи, а еще спустя два дня новая «просьба», звучавшая как ультиматум, выслать из Москвы оставшихся в живых Нарышкиных.

«Просьбы» стрельцов тотчас были удовлетворены: всех родственников разослали в дальние края — на Терек и Яик, в Пустозерск держали путь Мартемьян и Лев Кирилловичи.

В результате майских событий Нарышкины были или перебиты, или сосланы. Милославские и Софья стремились теперь закрепить победу юридически. На сцене снова появляются стрельцы.

23 мая в очередной челобитной они начали требовать, чтобы страной управляли оба брата, а 26 мая — чтобы первым царем считался старший из них, Иван Алексеевич. Патриарх совершил в Успенском соборе торжественное молебствие о двух нареченных царях.

Бояре и дьяки, державшие сторону Петра, присягнули поневоле второму царю, опасаясь возобновления страшных явлений 15 мая.

Стрельцы вытаскивают из дворца Ивана Нарышкина. Пока Петр I утешает мать, царевна Софья наблюдает.

Еще спустя неделю стрельцы объявили через своего начальника, князя Хованского, чтобы царевна Софья Алексеевна взяла на себя управление государством по причине малолетства братьев.

Важно

Она согласилась, и тотчас во все города полетели известительные грамоты с примером из римской истории, где по кончине императора Феодосия в малолетство сыновей его, Аркадия и Гонория, управляла империей их сестра Пульхерия.

Казалось, Софья смогла достичь желанной цели. Между тем стрельцы вышли из-под влияния Софьи и Милославских. Хозяевами положения в Москве стали стрельцы во главе с новым руководителем Стрелецкого приказа Иваном Андреевичем Хованским. Он так умело лавировал, потакая стрельцам и обнадеживая Софью, что летом 1682 г. олицетворял власть в столице.

1682 год, 20 августа — Софья покинула Москву, прихватив с собой обоих царевичей, и отправилась в сопровождении свиты в Коломенское. Столь решительная мера привела надворную пехоту в смятение, и в Коломенское направилась депутация, цель которой — убедить Софью и ее окружение в ложности слухов, «будто у них, у надворные пехоты, учинилось смятение и на бояр, и на ближних людей злой умысел».

Софья, пока еще не уверенная в своих силах, решила не обострять отношений со стрельцами и дала им уклончивый ответ.

В указе, врученном представителям надворной пехоты, говорилось: «…им, великим государям, про их умысел, также и про тайные по полку в полк пересылки неведомо», поход в Коломенское предпринят «по своему государскому изволению», аналогичные походы бывали и ранее.

Софье надо было выиграть время для мобилизации сил, способных противостоять мятежным стрельцам. Такой силой было дворянское ополчение. От имени царей она и обратилась к дворянам с призывом срочно собираться у стен Троице-Сергиева монастыря.

Сама Софья добиралась к Троице кружным путем, через Звенигород, куда прибыла 6 сентября. В Савво-Сторожевском монастыре ей была организована торжественная встреча. Из Звенигорода царский кортеж повернул в сторону Троицы, с продолжительной остановкой в селе Воздвиженском, откуда Софья и решила нанести стрельцам сокрушительный удар. Она смогла успешно осуществить коварный план.

Под предлогом торжественной встречи сына украинского гетмана Ивана Самойловича Софья от имени царей предложила боярским чинам, а также стольникам, стряпчим и дворянам московским прибыть в Воздвиженское к 18 сентября.

Совет

«А которые бояре и окольничие и думные люди в отпуску, и им из деревень своих быть к ним, великим государям, в поход всем к тому же числу».

Указ о явке в Воздвиженское получил и Иван Андреевич Хованский, при этом настоящая цель вызова князя маскировалась возлагаемой на него обязанностью обеспечить явку бояр и прочих служилых людей, чтобы их «было немалолюдно».

Конец бунта

Эти грамоты рассылались 14 сентября, а через три дня боярину Михаилу Ивановичу Лыкову было велено возглавить отряд стрельцов, стряпчих, жильцов и прочих, чтобы «князя Ивана Хованского и сына ево князя Андрея взять в дороге. и привезти в село Воздвиженское». Боярин Лыков в точности выполнил указ царей: И.А. Хованского изловили под селом Пушкином, а сына его — в собственной деревне.

Приглашением правящей верхушки в Воздвиженское Софья обезглавила стрелецкое движение, лишив его Хованского.

Как только Хованских доставили в Воздвиженское, тут же состоялся суд. В роли судей выступили наличные члены Боярской думы. Они без следствия приговорили отца и сына к смертной казни. Приговор был немедля приведен в исполнение «в селе Воздвиженском на площади у большой Московской дороги».

Казнь Хованских не сняла напряженности в Москве.

Софья и оба царя все еще находились в опасности из-за одного просчета царевны — она оставила на свободе младшего сына князя Ивана Андреевича, также носившего имя Иван, и племянника князя Ивану Ивановичу удалось бежать в Москву, где он ночью пытался поднять стрельцов на новое выступление уверениями, «будто отец его, князь Иван, и брат его, князь Андрей, казнены напрасно и без розыску».

Стрельцы были обеспокоены не столько казнью отца и сына Хованских, сколько слухом о боярах, которые идут к Москве избивать их, стрельцов. Потому агитация сына и племянника казненного И.А. Хованского на первых порах имела успех.

18 сентября в полки надворной пехоты был отправлен увещевательный указ, чтобы стрельцы не верили «прелестным и лукавым словам» родственников казненных и проявили благоразумие. Указ заверял стрельцов, что царского гнева на них нет и они могут «безо всякого сумнительства и опасения» положиться на царскую милость.

Убедившись в безопасности пребывания в Москве, Софья решила вернуться в столицу. 2 ноября правивший Москвой боярин Головин получил указ о подготовке к торжественной встрече царей и Софьи.

Обратите внимание

Участники бунта получили сравнительно мягкие наказания: только немногие из них были казнены, значительная часть их оказалась на свободе.

Софья и Милославские не были заинтересованы в раздувании дела — это принесло бы им сплошные неприятности, потому как только подтвердило бы их явную причастность к бунту.

Софья и Милославские благоразумно решили остаться в тени. После усмирения стрелецкого бунта, наступило семилетнее правление Софьи.

И.Мусский 

ред. shtorm777.ru

Источник: http://shtorm777.ru/streleckij-bunt-1682-prichiny-xod-posledstviya.html

Стрелецкий бунт 1682

Стрелецкий бунт 1682 года (Московская смута, Хованщина) — бунт московских стрельцов, в результате которого власть была передана царевне Софии.

Предпосылки бунта

Недовольство стрельцов назревало долгое время в течение царствования Фёдора Алексеевича. Казна была пуста, и жалование стрельцам выплачивалось нерегулярно, с большими задержками.

Кроме того, старшие командиры стрелецкого войска — сотники и полковники часто злоупотребляли своим положением: удерживали в свою пользу часть стрелецкого жалования, заставляли стрельцов выполнять хозяйственные работы в своих имениях и т. п.

27 апреля 1682 года царь Фёдор Алексеевич умер, не оставив прямого наследника.

Престол должен был перейти к одному из его братьев — 16-летнему Ивану — сыну первой жены Алексея Михайловича, покойной царицы Марии Ильиничны (в девичестве Милославской), или 10-летнему Петру — сыну второй жены Алексея Михайловича, вдовствующей царицы Натальи Кирилловны (в девичестве Нарышкиной). Достигла кульминации борьба между двумя боярскими родами — Милославских — родственников по матери царевича Ивана, и Нарышкиных — родственников Натальи Кирилловны и Петра. От того, кто станет царём, зависело — какой из этих кланов займёт положение ближних бояр — советников царя при принятии важнейших государственных решений и ответственных исполнителей этих решений, распределяющих высшие должности в государстве и распоряжающихся царской казной.

Окончательное решение по вопросу принимала боярская дума. Для большинства бояр, будущее которых зависело от милости или немилости царя, очень важно было угадать, кто из претендентов выиграет, чтобы заранее стать на его сторону.

Иван — старший по возрасту, с младенчества был очень болен (как и всё мужское потомство царицы Марии Ильиничны), считалось вероятным, что он вскоре умрёт, и тогда царём всё равно станет Пётр.

В этой ситуации большинство боярской думы и патриарх Иоаким склонились в пользу более «перспективного» Петра, и 27 апреля 1682 года (в день смерти Фёдора Алексеевича) Пётр был провозглашён царём.

Для Милославских такой оборот событий означал утрату всех властных перспектив, и умная, энергичная царевна Софья решила воспользоваться недовольством стрельцов, чтобы изменить ситуацию в свою пользу, опираясь на клан Милославских, и на ряд бояр, в том числе князей В. В. Голицына и И. А. Хованского — представителей древнейшей русской аристократии, болезненно воспринимавших возвышение худородных Нарышкиных.

Начало бунта

Эмиссары Милославских стали разжигать недовольство стрельцов, распространяя среди них слухи, что теперь, под властью Нарышкиных, их ждут ещё большие притеснения и лишения. Среди стрельцов участились случаи неповиновения начальству, и нескольких стрелецких командиров, пытавшихся восстановить дисциплину, стрельцы втащили на колокольню и сбросили наземь.

15 мая разнёсся слух, что в Кремле Нарышкины задушили царевича Ивана. Ударил набатный колокол и стрельцы многих полков бросились с оружием в Кремль, смяли немногочисленную охрану из царской дворни и заполнили Соборную площадь перед дворцом.

На Красное крыльцо вышли царица Наталья Кирилловна, державшая за руки царя Петра и царевича Ивана, патриарх и несколько бояр, не побоявшихся встретить опасность лицом. Среди стрельцов произошло замешательство: царевич Иван был жив и невредим, на расспросы стрельцов отвечал: «Меня никто не изводит, и жаловаться мне не на кого».

Важно

Действия стрельцов, в таком случае, не имели оправдания и могли расцениваться как бунт. В это время князь Михаил Долгоруков, сын высшего стрелецкого начальника кн. Ю. А. Долгорукого стал кричать на стрельцов, обвиняя их в воровстве, измене и угрожая суровой расправой.

Читайте также:  Нации в османской империи

Это взорвало накалённую до предела толпу, стрельцы поднялись на крыльцо и сбросили Долгорукого на подставленные копья, после чего кровопролитие пошло по нарастающей: следующей жертвой стал боярин Артамон Матвеев — общепризнанный лидер клана Нарышкиных.

Стрельцы ворвались во внутренние покои дворца, убили нескольких бояр, в том числе брата царицы Афанасия Кирилловича Нарышкина, князя Григория Григорьевича Ромодановского, боярина Языкова, начальника посольского приказа Лариона Иванова.

Стрельцы разыскивали другого брата царицы — Ивана Кирилловича Нарышкина, но в тот день не нашли его, он скрывался в покоях своей сестры. В городе также происходили убийства бояр и стрелецких начальников в том числе боярина стрелецкого приказа кн. Ю. А. Долгорукого, который был стар, болен и из дома не выходил, его убили из опасения мести за сына Михаила. Стрельцы расставили в Кремле свои караулы, которые не должны были никого ни впускать, ни выпускать.

Фактически все обитатели Кремля, включая царскую семью, оказались заложниками мятежников.

На следующий день стрельцы вновь пришли в Кремль, требуя выдачи Ивана Нарышкина, угрожая, в противном случае, перебить всех бояр.

Софья и бояре оказали на Наталью Кирилловну сильное давление: «Брату твоему не отбыть от стрельцов; не погибать же нам всем за него!». Иван Нарышкин был выдан, подвергнут пытке и казнён.

Отец царицы — престарелый Кирилл Полуэктович Нарышкин по настоянию стрельцов был пострижен в монахи и выслан в Кирилло-Белозерский монастырь.

Совет

Бессудные расправы над боярами и стрелецкими командирами продолжались до 18 мая. Одной из последних жертв стрельцов стал немец лекарь фон Гаден. Его обвинили в отравлении царя Фёдора Алексеевича. Не помогло и заступничество вдовы покойного царя, царицы Марфы, свидетельствовавшей, что фон Гаден на её глазах отведывал все снадобья, которые давал больному царю.

Государственная власть была уничтожена: царём номинально оставался малолетний Пётр, царица Наталья Кирилловна — регентшей, но никакого дееспособного правительства у них не было: все их родственники и сторонники были либо перебиты, либо бежали из Москвы, спасаясь от стрельцов.

19 мая выборные от стрелецких полков подали царю челобитную (формально — просьбу, а фактически — ультимативное требование) выплатить всю задолженность по жалованию, которая составила по их расчётам 240 000 рублей.

Таких денег в казне не было, тем не менее приходилось это требование удовлетворить, и Софья (ещё не располагавшая никакими формальными полномочиями) распорядилась собирать для этого деньги по всей стране и переплавлять на деньги золотую и серебряную посуду царской столовой.

23 мая стрельцы подали новую челобитную, чтобы помимо Петра царём (притом старшим) был назван ещё и царевич Иван, а 29 мая была подана ещё одна челобитная, чтобы ввиду малолетства царей, царевна Софья Алексеевна была правительницей (регентшей).

Эти требования стрельцов, отвечавшие, главным образом, интересам клана Милославских, очевидно, были им подсказаны сторонниками Софьи, а в усилении Милославских, и ниспровержении Нарышкиных стрельцы видели для себя некоторые гарантии от мести последних.

Патриарх и боярская дума выполнили требования стрельцов.

Стрельцы оказались господами положения, диктовавшими свою волю правительству, но чувствовали себя неуверенно, понимая, что как только они уйдут из Кремля их власть закончится, и тогда ничего хорошего ждать от правительства им не придётся.

Стремясь обезопасить себя от возможных преследований в будущем стрельцы подают правительнице новую челобитную-ультиматум, согласно которой все действия стрельцов 15-18 мая, включая убийства бояр, должны быть признаны правительством правомочными, отвечающими интересам государства и царской фамилии, впредь не влекущими преследований стрельцов, в знак чего на Лобном месте должен быть установлен памятный столб, на котором должны быть вырезаны имена всех воров-бояр, истреблённых стрельцами, с перечислением их провинностей и злоупотреблений (действительных или надуманных). Правительство было вынуждено выполнить эти унизительные требования. Софья, пришедшая к власти на стрелецких копьях, теперь ощутила всё их неудобство.

Хованщина

Высшим стрелецким начальником Софья назначила князя И. А. Хованского, популярного среди стрельцов, и сторонника Милославских. Софья надеялась, что Хованский утихомирит стрельцов, но тот, видимо, решил играть свою игру.

Он потакал стрельцам во всём и, опираясь на них, пытался оказывать давление на правительницу, уверяя её: «Когда меня не станет, то в Москве будут ходить по колена в крови.

» Стрельцы продолжали контролировать Кремль под предлогом его охраны, сохраняя за собой возможность выдвижения новых унизительных и разорительных требований к правительству. Это время и получило в русской истории название Хованщина.

В это время, почувствовав слабость правительства, старообрядцы, подвергавшиеся до той поры жестоким преследованиям со стороны царской власти, решили, что наступил их час. Их активисты собрались в Москве из дальних скитов и проповедовали в стрелецких полках возврат к старой вере.

Обратите внимание

Эти претензии были с энтузиазмом поддержаны Хованским, который нашёл в этом ещё один рычаг давления на правительство. Но ни стрелецкий начальник Хованский, ни правительница Софья, при всём желании, не могли решать этот вопрос, находившийся в компетенции церкви — патриарха и архиереев.

Церковь же, долгое время проводившая в жизнь реформы патриарха Никона, не могла теперь от них отказаться, не утратив полностью свой авторитет в глазах народа.

Заодно с патриархом была и Софья, для которой возврат к старой вере означал признание неправоты её отца, царя Алексея Михайловича, и брата, царя Фёдора Алексеевича, поддерживавших новый обряд.

Для разрешения спора старообрядцы предлагали открытый теологический диспут между апологетами новой и старой веры, который должен быть проведён на Красной площади в присутствии всего народа.

Старообрядцы полагали, что перед лицом народа все ереси и неправды никонианские станут очевидными, все увидят и признают истину старой веры. В действительности же различия между новым и старым обрядами касались многочисленных деталей литургии, и орфографии написания религиозных текстов.

Смысл этих различий был понятен лишь профессиональным священнослужителям, да и то не всем, а только наиболее образованным из них (см. Старообрядчество).

За идею диспута ухватился Хованский и стал добиваться проведения её в жизнь. Патриарх возражал против проведения диспута на площади, понимая, что победа в нём будет зависеть не от аргументов и логики, а от симпатий толпы, изначально настроенной против власти и поддерживаемой ею официальной церкви.

Патриарх предлагал провести диспут в Грановитой палате Кремля, где не может поместиться много простонародья, и ему составят значительный противовес патриаршья свита, царская дворня, бояре и стража.

Важно

Софья активно вмешалась в этот спор на стороне патриарха, выразив желание присутствовать на диспуте вместе с царевнами — своими сёстрами и тётками, а им, как девицам, по строгим понятиям того времени, появляться на площади было зазорно.

Хованский и старообрядцы после долгих пререканий согласились, в конце-концов, на Грановитую палату, и 5 июля диспут о вере состоялся. Официальную церковь представлял патриарх Иоаким, старообрядческую — Никита Пустосвят.

Спор свёлся ко взаимному обвинению сторон в ереси и невежестве и, в конце-концов, к ругани и чуть ли не к драке. Старообрядцы покинули Кремль с поднятой головой и на Красной площади объявили всенародно о своей полной победе. А в это время в Грановитой палате правительница заявила представителям стрельцов:

Чего вы смотрите: хорошо ли таким мужикам-невеждам к нам бунтом приходить, творить нам всем досады и кричать? Неужели вы, верные слуги нашего деда, отца и брата, в единомыслии с раскольниками? Вы и нашими верными слугами зоветесь: зачем же таким невеждам попускаете? Если мы должны быть в таком порабощении, то царям и нам здесь больше жить нельзя: пойдем в другие города и возвестим всему народу о таком непослушании и разорении.

В этих словах содержалась неприкрытая угроза: покинув Москву, и освободившись от опеки стрельцов, правительство могло объявить созыв дворянского ополчения — силы, способной подавить стрельцов.

Стрельцы отступились от старообрядцев, обвинив их в смуте и желании восстановить их против царей, а вечером этого же дня расправились с Никитой Пустосвятом, обезглавив его. Хованский едва успел спасти остальных старообрядцев, которым он ранее гарантировал безопасность.

После этого случая Софья больше не рассчитывала на помощь Хованского и рассматривала его, как одного из главных своих противников.

Зависимое от стрельцов положение правительства продолжалось до середины августа, пока Софья не нашла способа привести в исполнение свою угрозу. 19 августа должен был состояться крестный ход в Донском монастыре, в котором по обычаю должны были принимать участие цари.

Воспользовавшись этим царская семья в полном составе (оба царя, обе вдовствующие царицы — Наталья и Марфа, и восемь царевен — две тётки и шесть сестёр царей, в том числе, правительница Софья) под конвоем царских стольников выехала, якобы в монастырь, но по дороге свернула в Коломенское — подмосковное имение царской семьи, откуда они по просёлкам, в объезд Москвы к 14 сентября добрались до села Воздвиженского на Ярославской дороге, в нескольких верстах от Троице-Сергиевого монастыря, который был выбран в качестве царской резиденции на время противостояния со стрельцами. Сюда же собрались остатки боярской думы и царской дворни. Эти маневры встревожили стрельцов. Князь Хованский с сыном Андреем отправились в Воздвиженское договариваться с правительницей, но в Пушкине, где они заночевали по дороге, были схвачены сильным отрядом царских стольников, и 17 сентября (день рождения Софьи) привезены в Воздвиженское, как пленники. Здесь, у околицы, в присутствии нескольких бояр отцу и сыну было зачитано обвинение в намерении погубить царей и самим завладеть престолом, и смертный приговор, который был тут же приведён в исполнение. Софья же перенесла свою ставку в Троицу и стала собирать ополчение.

Конец бунта

Лишившись своего лидера, стрельцы потеряли всякую способность действовать сколь-нибудь решительно. Они посылали правительнице одну челобитную за другой, в которых просили Софью не лишать их своей милости и обещали служить ей верой и правдой, не щадя живота.

Они выдали в Троицу младшего сына Хованского — Ивана, который, впрочем, не был казнён, а отправлен в ссылку.

Наконец, в октябре стрельцы прислали челобитную, в которой признавали свои действия 15-18 мая преступными, умоляли царей о помиловании, и сами просили царского указа о сносе памятного столба на Лобном месте, который в своё время был воздвигнут по их требованию, как гарантия от преследований.

Совет

Софья обещала стрельцам прощение, казнив только выданного стрельцами ближайшего помощника Хованского — Алексея Юдина. Начальником стрелецкого приказа был назначен думный дьяк Ф. Л. Шакловитый, который твёрдой рукой восстановил в стрелецком войске порядок и дисциплину, обходясь, в основном, без репрессий, но когда в полку Бохина возник рецидив смуты, четверо стрельцов, признанных зачинщиками, были немедленно казнены.

В начале ноября царский двор вернулся в Москву, только царица Наталья Кирилловна сочла небезопасным для себя и сына оставаться в Кремле, где всё было под контролем Милославских, и предпочла жить в загородной резиденции Алексея Михайловича — селе Преображенском, под охраной верных ей людей. Царь Пётр тоже жил там, приезжая в Москву только для участия в церемониях, на которых его присутствие было необходимо.

Режим правления Софьи Алексеевны при номинальном царствовании Петра I и Ивана V, установленный в результате стрелецкого бунта, продлился 7 лет, до сентября 1689 года, когда в результате обострения конфронтации между повзрослевшим Петром и Софьей последняя была отстранена от власти.

Источник: https://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=147

Ссылка на основную публикацию