Русская православная церковь. к.п. победоносцев

Русская Православная Церковь и государство, Глава 8 — читать, скачать

Во время проведения крестьянской реформы 1861 г. царское правительство, прекрасно понимая, что подготовленные к обнародованию законодательные акты не могут удовлетворить крестьян, готовилось к предотвращению ожидаемой вспышки крестьянских волнений. Помимо принятых полицейских и военных мер, оно обратилось за содействием к Церкви. 24 ноября 1860 г.

министр внутренних дел В.Н. Панин направил обер-прокурору Св. Синода А.П.

Толстому от имени царя предписание: «Вменить в обязанность чрез епархиальное начальство приходским по губерниям священникам, чтобы они по обнародовании Указа и Положения об улучшении быта крестьян, при каждом удобном случае внушали бы крестьянам, чтобы они и впредь усердно и постоянно исполняли свои обязанности к государю и установленным властям, объясняя при том, что дарованные крестьянам права и льготы упрочат их благосостояние лишь при постоянном их трудолюбии, нравственном поведении в точном исполнении облегченных повинностей к владельцам земли. Вместе с тем приходские священники должны иметь самое бдительное наблюдение, дабы церковнослужители, нередко в самых близких отношениях к крестьянам состоящие, не распространяли никаких ложных слухов относительно смысла изданных постановлений и, напротив, в случае неправильных толков объясняли бы Положения согласно буквенному их содержанию и в духе данных начальством предписаний». Приходские священники обязывались немедленно доносить властям о всех случаях «ложных слухов и толков»293.

Александр II обратился также к содействию влиятельного митрополита Московского Филарета (в миру – Василий Михайлович Дроздов, 1783–1867). Это был высокообразованный и независимых взглядов выдающийся церковный деятель и писатель, он считался признанным авторитетом в канонических и церковно-административных вопросах. С 1817 г. – епископ Ревельский, с 1819 г.

– епископ Ярославский, с 1821 г и до своей кончины он возглавлял Московскую епархию. Именно ему Александр I в 1823 г. поручил важное секретное дело – составить манифест о передаче престола Николаю Павловичу, минуя цесаревича Константина. При Николае I Филарет был возведен в сан митрополита и введен в состав постоянно присутствовавших членов Св. Синода.

Обратите внимание

Однако Филарет не любил сановный Петербург и практически постоянно проживал в Москве. Здесь, помимо исполнения своих пастырских обязанностей, он занимался литературной деятельностью, но главным образом – переводом на русский язык Библии. Большим успехом пользовались его блестящие проповеди, за которые он был прозван «московским Златоустом». Опубликованный в 1845 г.

сборник проповедей Филарета был переведен на французский и немецкий языки. Филарета уважал А.С. Пушкин.

К мнению Филарета, как наиболее авторитетного деятеля Русской Православной Церкви, прислушивался Александр II. От него Филарет получил ответственное поручение – составление Манифеста 19 февраля 1861 г., провозглашавшего отмену крепостного права. За это царь наградил его золотой медалью.

Зная о влиянии Филарета на Александра I, противники крестьянской реформы (во время ее подготовки) просили его «отговорить» монарха от ее проведения. Но к чести Филарета, он ответил решительным отказом под предлогом, что это не входит в круг обязанностей церковного иерарха.

В то же время в целях «успокоения» крестьян в условиях готовящейся реформы Филарет составил особую инструкцию приходскому духовенству «Об обязанностях священников в предстоящие тревожные дни».

Согласно этой инструкции, священники обязывались внушать крестьянам, чтобы они терпеливо ожидали царской воли, аккуратно исполняли свои повинности, не выходили из повиновения под угрозой отлучения от церкви.

Кроме того, по приходам был разослан составленный Филаретом текст проповеди, с которой священники по прочтении Манифеста 19 февраля 1861 г. должны были обратиться к прихожанам294.

Среди реформ, проводившихся в 60–70-е годы XIX в., в России видное место занимают и церковные реформы. О них ранее даже не упоминалось как в общих работах о царствовании Александра II, так и в специальных исследованиях, посвященным реформам, проводившимся в его царствование.

Важно

Правда, ранее церковные историки в своих исследованиях о приходском духовенстве, духовном образовании и пр. касались и этих сюжетов. Из «светских» историков специально разработал эту тему С.В. Римский в своей докторской диссертации295.

Однако автор ограничился преимущественно изучением изменений в положении приходского духовенства, системы духовного образования, церковной администрации и суда, не коснувшись, например, существенного вопроса об изменении положения старообрядчества.

Церковные реформы находятся в связи с другими реформами, проводившимися царским правительством в обстановке общественно-политического подъема 50–60-х годов XIX в. в стране.

Непосредственным поводом к началу церковных реформ, в первую очередь в изменении статуса приходского духовенства, послужило следующее обстоятельство. В 1858 г. в Лейпциге при содействии историка М.П.

Погодина была издана книга приходского священника Калязинского уезда Тверской губернии Ивана Беллюстина (без указания имени автора) «Описание сельского духовенства». В 1858–1859 гг. она была переиздана в Париже и Лондоне как на русском, так и в переводе на немецкий и французский языки, что позволило ознакомиться с ней широкой европейской общественности.

(Основные фрагменты этой книги см. в Приложении 3.4.) Несмотря на меры русских властей против проникновения книги в Россию, она получила широкое распространение в стране и произвела сенсацию. Прочитал эту книгу и Александр II.

В книге Беллюстина была дана впечатляющая картина униженного положения приходского, особенно сельского, духовенства: его тяжелый материальный быт, «всевозможные притеснения, несправедливости, оскорбления», какие приходилось ему испытывать от духовных и светских властей.

Беллюстин приходил к выводу о необходимости «коренных преобразований для всего духовенства» поднять социальный статус священника и существенно улучшить его материальное положение, ввести принцип выборности на все духовные должности. Приходское духовенство, по свидетельствам современников, отнеслось к книге Беллюстина с сочувствием, отмечая, что «все изложенное в ней – правда».

На рубеже 50–60-х годов XIX в. в церковной и светской периодической печати развернулось оживленное обсуждение вопросов о положении Православной Церкви, ее ответственности перед обществом, о поднятии материального и нравственного уровня духовенства.

Совет

Были поставлены вопросы о преодолении бюрократизации в управлении Церковью, придания Церкви большей самостоятельности, т.е. меньшей зависимости от опеки и контроля со стороны светской власти, о преобразовании приходской жизни, о введении веротерпимости, наконец, круг вопросов совершенствования системы духовного образования.

Само правительство осознавало необходимость разрешения этих назревших проблем.

Разработка церковных реформ была возложена на высшие ведомства центрального управления – Министерство внутренних дел и Святейший Синод. Решено было начать с преобразования статуса приходского духовенства. В августе 1861 г. министр внутренних дел П.А.

Валуев представил Александру II предварительно согласованный с обер-прокурором Синода князем А.П. Толстым секретный доклад «О преобразовании быта духовенства». К обсуждению доклада был привлечен также московский митрополит Филарет. Александр II и Филарет одобрили основные идеи доклада Валуева. 22 сентября 1861 г.

Валуев представил императору более детальный план, суть которого сводилась к тому, чтобы покончить с кастовостью и изолированностью российского православного духовенства, «сблизить» его с остальными сословиями, повысить его материальный и нравственный уровень.

Валуев предлагал также включить «первоприсутствующих» членов Синода в состав Государственного совета, чтобы привлечь высших иерархов церкви к участию и в политической жизни страны.

24 ноября 1861 г. Александр II отдал распоряжение образовать специальный Комитет для разработки церковных реформ. Во главе Комитета был поставлен брат царя – великий князь Константин Николаевич. В основу работы Комитета был положен представленный в январе 1862 г. новый доклад Валуева о церковных реформах.

В нем речь шла уже не только о правовом статусе приходского духовенства, но и системе духовного образования, об отношении к старообрядцам; был включен и вопрос о привлечении прихожан к участию в хозяйственной жизни приходской церкви. Однако несогласие Константина Николаевича с программой Валуева затормозило дело.

В мае 1862 г Константин Николаевич был назначен наместником царя в Польше, и главное препятствие проекту Валуева было устранено; в июне 1862 г. Валуев представил проект Александру II.

Обратите внимание

28 июня он был утвержден Советом министров, 6 октября одобрен Синодом, затем последовало повеление императора составить из духовных светских лиц при Синоде «Особое присутствие для изыскания способов к большему обеспечению быта духовенства». В него вошли все члены Синода, министры внутренних дел и государственных имуществ, начальник III отделения князь В.А.

Долгоруков и директор Духовно- учебного управления Синода князь С.Н. Урусов. Председателем Присутствия был назначен петербургский митрополит Исидор, Впоследствии оно получило наименование Главного Присутствия, на местах были созданы губернские присутствия во главе с епархиальными архиереями.

17 января 1863 г. Главное Присутствие открыло свои заседания и 21 марта утвердило программу мер, предложенную Валуевым. На основе программы Валуева Главным Присутствием был подготовлен ряд актов, впоследствии одобренных императором и изданных в виде указов и постановлений.

8 мая 1864 г. был издан устав «О правилах учреждения православных братств». Предусматривалось создание духовных объединений («братств») для проповеднической и миссионерской деятельности (они создавались преимущественно в западных губерниях в противовес усилению влияния там католичества и униатства). На приходское духовенство возлагалась обязанность обучать сельских детей грамоте.

Но своей первостепенной задачей Главное Присутствие поставило оживление жизни церковного прихода «Положением о приходских попечительствах при православных церквах» от 2 августа 1864 г.

296 «Положение» предусматривало «попечение о благоустройстве и благосостоянии приходской церкви и причта в хозяйственном отношении» и исполнено было многих благих намерений.

В обязанность попечительств входили: «содержание и удовлетворение нужд приходской церкви, изыскание средств на ремонт и строительство церковных зданий, учреждение школ, больниц, богаделен, приютов и прочих благотворительных учреждений, помощь бедным прихожанам, погребение неимущих умерших, поддержание в порядке кладбищ, а также наблюдение за тем, чтобы приходское духовенство могло воспользоваться всеми предоставленными ему средствами для его содержания».

Главным источником получения средств попечительствами «Положение» предусматривало добровольные пожертвования, однако признавало законным и обязательный сбор с тех прихожан, которые составили и приняли о нем приговор. Попечительство получило право ходатайствовать перед соответствующими властями и организациями о выдаче пособий неимущим казной, духовным или другим ведомствами.

Сбор пожертвований осуществлялся отдельно по трем видам их предназначения: 1) в пользу самого приходского причта, 2) на благоустройство церкви и 3) на школьные и благотворительные учреждения, отнюдь не допуская смешения этих средств.

Источник: https://azbyka.ru/otechnik/Istorija_Tserkvi/russkaja-pravoslavnaja-tserkov-i-gosudarstvo/8

Константин Победоносцев — История Православной Церкви до начала разделения Церквей

Здесь можно скачать бесплатно «Константин Победоносцев — История Православной Церкви до начала разделения Церквей» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Религия.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «История Православной Церкви до начала разделения Церквей» читать бесплатно онлайн.

Впервые опубликовано: «История Православной Церкви до разделения церквей» СПб., 1891; издана и переиздана позднее без указания автора на титульном листе.

Победоносцев Константин Петрович (1827 — 1907) российский государственный деятель, учёный-правовед, писатель, переводчик, историк Церкви; действительный тайный советник. В 1880 — 1905 годы занимал пост Обер-прокурора Святейшего Синода.

Член Государственного совета (с 1872), почётный член Императорской Академии наук (1880).

К.П. Победоносцев

История Православной Церкви до начала разделения Церквей

Важно

Задача этого труда несложная и понятна будет всякой душе истинно христианской; эта задача — внушить учащимся детям любовь к Церкви, научить любить ее сознательно за то, что она все превозмогла и сберегла в себе тот святой огонь, который Спаситель пришел Сам низвести на землю! Горит огонь этот и поныне, и, если Бог даст, даже эта малая книжка сможет зажечь его в юных сердцах, когда по прочтении ее станет им понятно чувство умиления и благодарности за то, что соблюдена нам наша Церковь во всей красоте своей!

Грустно и обидно, если при мысли об «Истории Церкви» возникает представление о заучивании известных фактов, расположенных в известном порядке, как то: последовательное перечисление семи Вселенских соборов с обозначением цели каждого и т. п.

История Церкви должна запечатлеться не в одной памяти, но в сердце каждого, как таинственная история страдания ради великой бесконечной любви.

Должно помнить, что все те, которые в борьбе и страдании претерпели до конца, терпели не только ради имени Божия, но нераздельно и ради Церкви Его: как во времена языческие самые страшные гонения не могли искоренить открытого исповедания Господа, так и во времена иконоборства никакие страшные гонения не могли заставить отречься от святых икон, когда их освятила Церковь, не могли заставить умолкнуть те чудные песнопения, которые именно во время преследований слагались с такой любовью в честь этих икон.

Читайте также:  Ленинградская оборонительная операция 1941 года (10 июля - 30 сентября)

При должном отношении к истории Церкви скажется во всей полноте великое значение самой Церкви и станет понятно, что ничто не может сокрушить ее и что она теперь та же, что была в те далекие времена — источник нашей лучшей радости и единственное наше земное сокровище.

Наше сказание начинается с описания Рима в ту пору, когда в последний раз прибыл в Рим святой апостол Павел, и оканчивается в ту пору, когда впервые упомянуто в истории о нашей вновь просвещенной стране, и история Русской Православной Церкви сразу становится тождественной и уже нераздельной с историей русского народа.

В нашем рассказе мы не касаемся истории Церкви апостольской, самых первых годов служения апостолов, не считая себя вправе перефразировать сказания самих апостолов.

Наша книжка предназначена для учительской школы: детям этих школ уже знакома книга Деяний, пусть же привыкнут они прямо в этой святой книге находить простое вдохновенное сказание о том, как сложилась история Церкви с самой той минуты, как приняла она Духа Святого.

Пусть представление об этих первых годах роста Церкви останется во всей чистоте своей без примеси нашего словосочинения… Что можем мы убавить или прибавить, например, в величавой картине обращения Савла? Священные слова лучше сохранить и для ума, и для сердца, и для слуха в неприкосновенной святости «Слова Божия», в цельном составе той книги, в которой они «сияют лучезарною красою».

Содержание книги Деяний святых апостолов

Глава I. Повеление господа Иисуса Христа.

Совет

Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца… ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым (Деян. 1:4,5).

Вознесение Господа.

И будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли. Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их (Деян. 1: 8, 9).

Ожидание в молитве и моление об исполнении обещания.

Избрание на апостольское служение нового апостола: жребий выпадает Материю.

Глава II. Пятидесятница.

Сошествие Святого Духа на апостолов. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра… И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать(Деян. 2: 2 — 4).

Великое смущение народа.

Мощное слово Петра: он приводит целый ряд пророчеств, которые ясно указывают на только что совершившиеся события, и в заключение призывает народ к покаянию: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа. Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш(Деян. 2: 38, 39).

Народ умиляется сердцем: в этот самый день крестится около 3000 душ. Верующие пребывают в любви и молитве, и с каждым днем спасаемые прилагаются к Церкви.

Глава III. Первое чудо: исцеление хромого от рождения.

Изумление и страх народа.

Петр снова обращает речь свою к народу: что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит?..

И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего, которого вы видите и знаете, и вера, которая от Него, даровала ему исцеление сие перед всеми вами, и снова заканчивает эту свою речь призывом к покаянию тех, которые по неведению распяли Христа: Бог, воскресив Сына Своего Иисуса, к вам первым послал Его благословить вас, отвращая каждого от злых дел ваших… Итак покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши, да придут времена отрады от лица Господа (Деян. 3: 12, 16, 19,20,26).

Глава IV. Злоба и досада саддукеев.

Апостолов отдают под стражу.

Первосвященники Анна, Каиафа и другие, призвав апостолов, требуют, чтобы они признались, чьей властью они сотворили чудо.

Обратите внимание

Петр, исполнившись Духа Святого, дает ответ: то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав (Деян. 4: 10).

Первосвященники, недоумевая перед смелостью этих простых, некнижных люде и не имея возможности опровергать очевидное чудо, решают отпустить апостолов, запретив им с угрозой учить о имени Иисуса.

Но Петр и Иоанн единодушно возвысили голос к Богу и сказали: Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и все, что в них! И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое (Деян. 4: 24, 29).

Многое множество народа уверовало, и у уверовавших было одно сердце и одна душа(Деян. 4: 32).

Глава V. Апостол Петр обличает во лжи Ананию и Сапфиру. Кара Божия постигает их.

Чудеса исцеления продолжаются, народ прославляет апостолов.

Зависть первосвященников и саддукеев возрастает. Апостолы, по их приказанию, заключены в темницу. Ангел Господень ночью выводит их из темницы: сказал: идите и, став в храме, говорите народу все сии слова жизни (Деян. 5: 19, 20).

Изумление и ярость синедриона, когда узнали, что заключенные апостолы на свободе и проповедуют в церкви.

Апостолы перед синедрионом.

Смелые ответы Петра и других апостолов на вопрос первосвященника: не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем? — доводят гнев синедриона до крайних пределов. Замышляют умертвить их.

Знаменитый законоучитель Гамалиил своей разумной речью отклоняет членов синедриона от их намерения наложить руки на апостолов.

Апостолы с радостью переносят бесчестие побиения во имя Господа Иисуса.

Важно

Отпущенные с повторением запрещения говорить о Христе, они продолжают открыто благовествовать слово Божие, и число верующих все возрастает.

Глава VI. Ропот еллинистов, недовольных распределением пособий, ежедневно раздаваемых апостолами из общей казны.

Апостолы решают именно на это служение поставить 7 диаконов, чтобы самим пребывать в молитве и служении слова.

Рукоположение Стефана, Филиппа и пяти других диаконов.

Стефан силой своей проповеди увлекает многих: и из священников очень многие покорились вере (Деян. 6: 7).

Лжесвидетели обвиняют его в богохульстве.

Стефан перед синедрионом: И все, сидящие в синедрионе, смотря на него, видели лице его, как лице Ангела (Деян. 6: 15).

Глава VII. Речь Стефана.

В этой знаменитой, вдохновенной своей речи он последовательно, точно восстанавливает всю историю Ветхого Завета, начиная с обетования Бога Аврааму, и изречениями самих пророков доказывая, что весь Ветхий Завет есть как бы подготовление к принятию того Завета Нового, которого Израиль не захотел познать; он заканчивает речь грозным обличительным словом: Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы(Деян. 7: 51, 52).

По мере того как говорит Стефан, растет негодование и усиливается ярость синедриона; но когда Стефан, исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, воскликнул: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога (Деян.

7: 55, 56), все в единодушном ужасе устремляются на него и влекут его за город, чтобы предать смерти: побивали камнями его… И, преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил (Деян.

7: 59, 60).

Источник: https://www.libfox.ru/469221-konstantin-pobedonostsev-istoriya-pravoslavnoy-tserkvi-do-nachala-razdeleniya-tserkvey.html

Русская Православная Церковь в эпоху Александра III

Эпоха Александра III, ознаменованная расцветом русской промышленности и культуры, характеризовалась также устойчивым развитием Русской Православной Церкви.

В значительной степени церковная политика Александра III находилась под влиянием его воспитателя и наставника Константина Петровича Победоносцева (18- 1907), обер-прокурора Вокруг него создано немало мифов, один из них — Победоносцев был жестокосердным, сухим человеком.

Если мы внимательно прочтем переписку Константина Петровича с его августейшим воспитанником, то эта «черная легенда» рассыпается в прах: Победоносцев постоянно за кого-то просил, начиная от именитых композиторов и кончая бедными сельскими учителями.

Совет

Особенно близко к сердцу Константин Петрович принимал к сердцу нужды Церкви и не только в целом, но и каждого ее служителя в отдельности.

Часто из своих средств он посылал значительные суммы нуждающимся священнослужителям, а у Государя неустанно испрашивал вспоможения церковным школам, библиотекам, братствам.

Другая «черная легенда» связана с тем, что Победоносцев беспощадно подавлял всякую оппозицию в Синоде и навязывал свое мнение. Вот один из примеров, как на самом деле выстраивались отношения в Синоде: в 1888 г.

при обсуждении вопроса о поминовении инославных Победоносцев предложил проявить снисхождение, его поддержал первоприсутствующий митрополит Санкт-Петербургский Исидор, однако после решительного выступления митрополита Московского Иоанникия, которого поддержало большинство членов Синода, вопрос был снят.

Константин Петрович был сторонником применения на практике древнего канонического права святителей Православной Церкви соборно обсуждать важнейшие вопросы веры и церковной жизни, о чем он заявил в начале своего обер-прокурорского правления.

Это заявление однако не означало немедленного созыва Поместного собора: в смутной обстановке конца царствования Александра II и в особенности, после его убийства, Победоносцев не хотел созывать Всероссийский Поместный собор, опасаясь (и не без основания), что он станет трибуной для либеральных и деструктивных элементов.

К тому же жизнь Церкви в огромной империи характеризовалась разнообразием проблем в зависимости от региона. Общим разговорам обер-прокурор предпочитал конкретную созидательную работу и поэтому признал полезным созвать несколько окружных соборов, вместо одного Всероссийского. В сентябре 1884 г.

в Киеве был проведен Собор архиереев южных и западных епархии под председательством митрополита Киевского Платона (Городецкого). Основной вопрос собора — борьба с сектантством и в частности со штундизмом — сектой протестантского толка, слившейся затем с баптизмом.

Обратите внимание

В либеральной атмосфере Великих реформ, «господства самых фантастических идей во внутренней политике», по выражению Победоносцева, активизировалась деятельность самых разных сект, как иностранных — меннонитов, адвентистов, так и доморощенных — пашковцев, последователей В.И.Пашкова, который основал протестантскую секту среди петербургской аристократии в 1875 г.

На соборе обсуждались и другие вопросы — о противодействии католицизму, о положении духовенства, о церковном уставе и народном образовании. В июле 1885 г. в Казани состоялся окружной собор епископов Поволжья под руководством В.К. Саблера. Основной темой собора явились меры по противодействию старообрядческому расколу, который заметно активизировался после законодательных льгот 1862 года. Аналогичный вопрос занимал и участников Сибирского окружного собора, который состоялся в июне того же 1885 г.

Условием процветания церкви, как и народной жизни Победоносцев видел в развитии правильно поставленного образования и прежде всего начального.

Он трезво оценивал те беды, которые происходят от неграмотности и болел об этом душою: «Народ у нас пропадает, раскол и секты держатся от невежества: люди вырастают, не получая первых, самых основных, понятий о Боге, о Церкви, о заповедях».

Однако, Победоносцев отдавал себе ясный отчет в том, что не всякое образование полезно и конструктивно. «Этому невежеству не поможет ученье, криво устроенное, не приспособленное к жизни, — оно может еще более развратить простого человека».

Выходом из положения Константин Петрович считал подлинно церковное, подлинно жизненное образование, связанное с реальной народной жизнью: «Для блага народного необходимо, чтобы около приходской церкви была первоначальная школа грамотности, в неразрывной связи с учением Закона Божия и церковного пения, облагораживающего всякую простую душу. Православный русский человек мечтает о том времени, когда вся Россия по приходам покроется сетью таких школ, когда каждый приход будет считать такую школу своею и заботиться о ней… Чтобы спасти и поднять народ, енобходимо дать ему школу, которая просвещала бы и воспитывала бы его в истинном духе, в простоте мысли, не отрывая его от той среды, где совершается его жизнь и деятельность».

Читайте также:  Начало правления ивана грозного

Движение за создание церковно-приходских школ и развития подлинно народного образования связано с именем замечательного ученого и педагога, патриота и общественного деятеля, положившего свою жизнь на алтарь Российского начального просвещения — Сергея Александровича Рачинского, который оставил престижную кафедру в Московском Университете, уехал в свое имение под Смоленск. Учить крестьянских детей и на свои средства содержал не только школу, но и больницу. Рачинский пользовался постоянной поддержкой Победоносцева, который временами испрашивал у Александра III вспоможения на школу и больницу, в чем отказа со стороны императора не бывало.

Под активным воздействием Победоносцева в 1882 году учреждается синодальная комиссия под председательством архиепископа Холмского Леонтия, которая разработала «Правила о церковноприходских школах», утвержденные 13 марта 1884.

Важно

Программы школ включали Закон Божий, церковнославянский и русский языки, арифметику, церковное пение. Преподавателями в церковных школах могли быть не только клирики, но и выпускники семинарий, не принявшие сан, и даже выпускницы женских епархиальных училищ.

Рост числа этих школ был стремительным. Если в 1884 году насчитывалось 4, 4 тысячи школ со 105 тысячами учеников, то в 1894 г., к концу царствования Александра III их было уже 30000 с 917 тысячью учеников.

Семена, засеянные при Александре III, дали богатый всход при его сыне Николае II: уже в 1900 г. насчитывалось 42600 школ с 1600000 учащихся.

Время Александра III характеризуется интенсивным ростом братств, в особенности в Западном крае, где они противодействовали влиянию католицизма, а также обществ трезвости. Одним из видных пастырей- создателей братств был петербургский священник А. В.

Гумилевский, который в своем приходе открыл братство и воскресную школу, духовно окормлял больных в Обуховской больнице и умер, заразившись в ней тифом. Деятельное участие в организации обществ трезвости принимал «народный печальник» прот А.В.

Рождественский, который был издателем ряда религиозно-просветительных журналов — «Отдых христианина», «Трудовая жизнь» и т.д. Но вершина пастырства была явлена в подвиге св. Иоанна Кронштадтского, молитвенника и чудотворца, великого проповедника Христовой правды и народного просветителя.

Именно в царствование Александра III к нему приходит всенародное признание, в особенности после его поездки по России в 1884 г. Император глубоко ценил св. Иоанна.

Эпоха Александра III была временем интенсивного храмостроительства: каждый год строилось 250 храмов и 10 монастырей. В 1883 году был освящен храм Христа-Спасителя — всероссийский памятник спасению страны от наполеоновского нашествия.

Совет

Спасение Царя и его семейства во время катастрофы в Борках было отмечено построением ряда храмов и монастырей, многие из которых посвящались небесному покровителю императора, в частности — Александро-Мариинского монастыря в Евлево (Рязанская губерния), Александро-Невского женского монастыря в селе Маклаково Тверской губернии, Александро Невского монастыря в Ряжском уезде Рязанской губернии и т.д.

Сам Александр III характеризовался глубокой личной верой и нелицемерным благочестием. Не случайно на своем смертном одре он призвал к себе великого светильника земли Русской — праведного отца Иоанна Кронштадтского. Государь с благодарностью отнесся к молитвенному подвигу и заботам о.

Иоанна и говорил ему: «Когда Вы держите мою голову, мне становится легче». Сам св. Иоанн, по свидетельству современников, был поражен величием и твердостью христианского духа Императора на смертном одре. Позднее он говорил: «Многих отмолил, а Государя вымолить не смог».

Очевидно, в этой кончине проявилась Высшая воля…

Подводя итоги, следует сказать, что церковная жизнь во времена Александра III характеризовалась спокойным ростом, началом соборного движения, развитием миссии, как внутренней, так и внешней и расцветом просвещения.

Источник: http://monarhist.info/history-glimpse/russkaya-pravoslavnaya-tserkov-v-epohu-aleksandra-iii

Победоносцев константин петрович — древо

Статья из энциклопедии «Древо»: drevo-info.ru

Константин Победоносцев

Константин Петрович Победоносцев (1827 — 1907), русский государственный деятель, юрист, обер-прокурор Святейшего Синода (1880 — 1905).

Родился 21 мая 1827 года в Москве, в семье профессора Московского университета, дед Победоносцева был священником. В семье было 11 детей, сам Победоносцев характеризовал свою семью как «благочестивую, преданную царю и отечеству, трудолюбивую».

В 1841 году поступил в Училище правоведения в Санкт-Петербурге, кончил курс в 1846 году и поселился в родном доме в Москве, на службе в сенате.

Современники отзывались о молодом Победоносцеве как о человеке “тихого, скромного нрава, благочестивом, с разносторонним образованием и тонким умом”. Отец готовил Победоносцева к священническому званию, но он избрал иную стезю. По окончании Училища правоведения (1846) Победоносцев начал службу в московских департаментах Сената.

Победоносцев вспоминал:

«По природе нисколько не честолюбивый, я ничего не искал, никуда не просился, довольный тем, что у меня было и своей работою, преданный умственным интересам, не искал никакой карьеры и всю жизнь не просился ни на какое место, но не отказывался, когда был в силах, ни от какой работы, и ни от какого служебного поручения. В 50-х годах московский университет, оскудев профессорами юристами, обратился ко мне, и я не отказался, оставаясь на службе в сенате, читать там лекции, по 8 часов в неделю, в течение 5 лет.» [1].

В 1859 — 1865 годах он служит профессором-юристом Московского университета. Его курс “Гражданского права”, выдержавший пять изданий, превратился в настольную книгу юристов.

В конце 1850-х выступал как либеральный писатель-публицист. В начале 1860-х принял деятельное участие в разработке судебной реформы (1864), отстаивая принципы независимости суда, гласности судопроизводства и состязательности судебного процесса.

В 1861 году был приглашен для преподавания юридических наук цесаревичу Николаю Александровичу, для чего на год переехал в Санкт-Петербург, в 1863 году сопровождал цесаревича в поездке по России и, как он сам пишет, «стал известен и двору».

В 1865 году он оставляет профессорскую должность и окончательно переселяется в Петербург, где продолжает придворную преподавательскую деятельность, был преподавателем истории права у цесаревича Александра Александровича, a позднее — у его наследника Николая Александровича: «Я стал известен в правящих кругах, обо мне стали говорить и придавать моей деятельности преувеличенное значение. Я попал, без всякой вины своей, в атмосферу лжи, клеветы, слухов и сплетен».

Обратите внимание

В 1868 году Победоносцев стал сенатором, в 1872 году — членом Государственного совета.

«Без всякого ходатайства с моей стороны и без всякого участия цесаревича я был назначен членом Госуд.

Совета и тут получил возможность высказывать вслух всем свои мнения по государственным вопросам,— мнения, коих никогда ни от кого не скрывал.

Так, мало-помалу приобрел я репутацию упорного консерватора — в противодействии новым направлениям и веяниям государственных либералов».

По свидетельству известного адвоката А. Ф. Кони, речи Победоносцева, произнесенные в Сенате и Госсовете, производили сильное впечатление на слушателей, поражая своей безукоризненной логикой, ясностью и силой убеждения.

В тот же период активно занимался и научно-публицистической деятельностью, опубликовал 17 книг, множество статей, документальных сборников, переводных сочинений по истории и юриспруденции.

В конце 1870-х во взглядах Победоносцева произошел коренной перелом. Победоносцев теперь был убежден в ложности идей парламентаризма, свободы печати, демократии. Видел в православии консолидирующее национальное начало, органически слитое с монархизмом и государством, в укреплении которого Победоносцев видел высший смысл общественной деятельности.

Портрет обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева. А. В. Маковский, (1899), Государственный Русский музей

В 1880 году был назначен обер-прокурором Святейшего Синода, в этой должности пребывал в течение 26 лет.

После убийства Александра II (1881) при обсуждении проекта преобразований, представленного М. Т. Лорис-Меликовым, выступил с острой критикой реформ 1860-70-х. Победоносцев — автор манифеста 29 апреля 1881 “О незыблемости самодержавия”.

Был одним из создателей тайной правительственной организации “Священная дружина” (1881-83), призванной бороться с народническим экстремизмом.

В 1896 году в “Московском сборнике” Победоносцев подверг критике основные устои современной ему западноевропейской культуры и принципы государственного устройства, видя основные пороки в “народовластии и парламентаризме”, ибо они “родят великую смуту”, затуманивая “русские безумные головы”. Политические перевороты в мировой истории Победоносцев объяснял интригами людей.

Важно

Как христианский мыслитель Победоносцев полагал, что философия и наука имеют статус вероятностных предположений, не могущих содержать в себе абсолютного, безусловного и цельного знания.

Лишь православная вера, которую русский народ “чует душой”, способна давать целостную истину. С позиции Православия Победоносцев убедительно критиковал материализм и позитивизм.

Он последовательно отстаивал идеал монархического государственного устройства, называя современную ему западную демократию “великой ложью нашего времени”.

В начале XX века влияние Победоносцева на политику правительства стало ослабевать. После принятия, под давлением революционного подъема, Манифеста 17 октября 1905, провозгласившего буржуазные “свободы”, 19 октября вышел в отставку.

Скончался 10 марта 1907 года.

«Исторический вестник» на смерть Победоносцева написал: «К его имени в течение слишком четверти века приковывалось внимание современников, оно не сходило со столбцов нашей печати, одни его ненавидели и проклинали, другие славословили, перед ним преклонялись и его благословляли: одни в нем видели ангела-спасителя России, другие — ее злого гения. Безразлично к нему никто не относился».

Труды

Автор многочисленных произведений по юридической, церковной, педагогической и общественно-политической проблематике.

  • «Письма о путешествии» (1864 г.)
  • «Курс гражданского права» в 3-х чч. (1-е изд. — 1868 г.)
  • «Некоторые во­просы, возникающие по духовным завещаниям»
  • «Юридические заметки и вопро­сы по наследственному и завещательному правам»
  • Судебное руководство (1872)
  • «Историко-юридические акты эпохи XVII и XVIII веков» (1887 г.)
  • «История Православной Церкви до разделения церквей» (СПб., 1891; издана и переиздана позднее без указания автора на титульном листе.)
  • «Праздники Господни» (1893 г.)

Источник: https://drevo-info.ru/articles/21247.html

Православный приход храма Успения Божьей Матери г.Камышина Волгоградской епархии Русской Православной церкви

Победоносцев! Одна эта фамилия очерчивает целую эпоху в истории России. Редкая судьба для государственного деятеля — стать символом своего времени. Образованнейший человек, крупный ученый-правовед, богослов, писатель, историк, переводчик, четверть столетия он занимал должность обер-прокурора Святейшего Синода.

С присущим ему темпераментом и талантом Константин Петрович немало сделал для укрепления традиций и исторической памяти России.

Всей своей деятельностью он выражал глубокое убеждение в том, что именно христианская вера является духовной основой общества, гарантом его нравственности и процветания, а Церковь — это основание не только национального русского самосознания, но и государственности, которые нельзя отделять друг от друга.

Эти стремления и чаяния Победоносцева снискали ему в среде либеральной интеллигенции множество врагов. Очень метко, согласно царившему в высшем обществе отношению, описал его Блок в поэме «Возмездие» — в образе злого гения:

В те годы дальние, глухие

В сердцах царили сон и мгла:

Победоносцев над Россией

Простер совиные крыла,

И не было ни дня, ни ночи,

А только — тень огромных крыл;

Он дивным кругом очертил

Россию, заглянув ей в очи

Стеклянным взором колдуна…

Как отмечали современники, «Победоносцев для своих оппонентов являлся таким противником, которого нельзя было надменно презирать, почти невозможно на равных оспаривать, которого оставалось только тихо ненавидеть».

Об этом ярко свидетельствуют те эпитеты, которыми они награждали Константина Петровича — «великий инквизитор», «князь тьмы», «тиран и изверг», «государственный вампир» и даже «хорек, обучившийся диалектике».

Однако все, и противники, и приверженцы Победоносцева, признавали в нем человека государственного ума, колоссальных знаний, неподкупной честности и изумительного трудолюбия.

Совет

Родился Константин Петрович в 1827 году в многодетной семье профессора Московского университета. Кроме него в семье было еще 11 детей. Получив хорошее образование в одном из самых привилегированных учебных заведений того времени — училище правоведения, Победоносцев поступил на государственную службу и одновременно стал преподавать в университете.

Вот как пишет о себе сам Константин Петрович в письме к императору Николаю II: «По природе нисколько не честолюбивый, я был доволен тем, что имел… не искал никакой карьеры… не просился ни на какое место, но не отказывался, когда был в силах, ни от работы, и ни от какого-либо служебного поручения».

Не мог он отказаться и от вызова в Петербург для преподавания юридических наук наследнику престола. Через год по окончании курса Победоносцев возвратился в Москву к своим занятиям. «Я мечтал остаться тут, — писал он, — но моя поездка в столицу решила дальнейшую судьбу мою роковым образом».

Читайте также:  Внутренняя и внешняя политика большевистской власти

Его вновь вызвали в Петербург для преподавания, и теперь уже надолго: «Я не мог уклониться из чувства патриотизма, и переехал в Петербург на жительство и службу». Константину Петровичу суждено было стать учителем и советником императора вплоть до самой смерти Александра III.

Победоносцев тяжело переживал свое возвышение: «Я стал известен в правящих кругах, — писал он, — обо мне стали говорить и придавать моей деятельности преувеличенное значение. Я попал, без всякой вины своей, в атмосферу лжи, клеветы, слухов и сплетен.

О, как блажен человек, не знающий всего этого и живущий тихо, никем не знаемый на своем деле!» И хотя административные полномочия Победоносцева были весьма ограниченными по своему характеру. Самая высокая должность, которую занимал Константин Петрович в государственном аппарате, соответствовала должности министра. Мнение о всесилии Победоносцева, о его необъятной власти, сравнимой с властью самого императора было в русском обществе очень устойчивым.

Однако влияние это на политику российской государственной власти было влиянием идеолога, завораживающего логикой своих суждений и крепкой веры в них. «Константин Петрович был человеком незаурядного ума, живым и отзывчивым, — вспоминал о нем его современник.

— Его интересовало всё! Ни к чему не относился он безучастно… И даже в искусстве обнаруживал он солидные сведения, не говоря уже о юриспруденции или церковных вопросах». Однако Победоносцев говорил и писал не только умом, но и сердцем. Он убеждал других в своей правоте во многом потому, что искренне верил в истинность своих суждений.

«Константин Петрович был глубоко искренним человеком, — пишет о нем его коллега, хорошо знавший Победоносцева еще по московскому университету. — Я знал его еще в те годы, когда нужно было иметь большое мужество, чтобы в профессорской среде не быть либералом.

И в это время Победоносцев имел смелость, подходя к монастырю, становиться на колени… Этот человек никогда не лгал, и всегда сам был искренне убежден в пользе того, что делал!»

Обратите внимание

Еще при жизни Победоносцев сделался мифом. В своих письмах он неоднократно и с глубоким сожалением говорил о том, что в обществе господствует совершенно ложное представление о его роли в государственных делах: «Мое имя служит предметом пререкания и соблазна у всех так называемых общественных деятелей, читающих газеты. Но многие ли знают меня? — с грустью спрашивал Константин Петрович.

— И доброе, и злое мне приписывается… К несчастью, утвердилось всюду фантастическое представление о том, кто я такой. Меня сделали козлом отпущения и за всё, чем те или другие недовольны в России. Такую тяготу так называемого общественного мнения приходится переносить — нельзя и опровергать ее, да никто и не поверит, так укоренилась уже иллюзия неведения, невежества и предрассудка».

Константин Петрович скончался в 1907 году. Начался XX век. Наступала новая эпоха, в которой таким людям, каким был он, места уже не находилось.

Победоносцев последовательный в проведении своих политических взглядов, непоколебимый в своей правде, проницательный мыслитель, полемист, мастерски владевший пером, он был самым серьезным противником ненавистников исторической России, скрывавшихся под личиной либералов или революционеров.

Любопытно, что в стихах Блока можно увидеть не только карикатуру на всесильного Победоносцева, но и восхищение поэта этой личностью.

Победоносцев предстает и совой, то есть мудрецом, который «дивным кругом очертил Россию, заглянув ей в очи»! И колдуном, трясущимся над своим сокровищем… И это сокровище — конечно же, Россия.

Его драгоценная Россия! Смысл всей его жизни, главный объект его помыслов, единственная и неповторимая — ради которой он жил и творил!

Источник: http://uspenie-kamishin.prihod.ru/istorija_cerkvi._i_xx_vv./view/id/1177171

Церковь и государство. Победоносцев К.П. | Авва

I

 Знаменательное явление нашего времени — борьба церковных начал с государственными. Когда начинается борьба из-за начал духовно-религиозных, невозможно рассчитать, какими пределами она ограничится и какие элементы вовлечет в себя; до чего дойдет и где уляжется море страстей, взволнованное спором за убеждения и верования.

В вопросах верования народного государственной власти необходимо заявлять свои требования и установлять свои правила с особливою осторожностью, чтобы не коснуться таких ощущений и духовных потребностей, к которым не допускает прикасаться самосознание массы народной.

Как бы ни была громадная власть государственная, она утверждается не на ином чем, как на единстве духовного самосознания между народом и правительством, на вере народной: власть подкапывается с той минуты, как начинается раздвоение этого, на вере основанного, сознания.

Важно

Народ в единении с государством много может понести тягостей, много может уступить и отдать государственной власти. Одного только государственная власть не в праве требовать, одного не отдадут — того, в чем каждая верующая душа в отдельности и все вместе полагают основание духовного бытия своего и связывают себя с вечностью.

Есть такие глубины, до которых государственная власть не может и не должна касаться, чтобы не возмутить коренных источников верования в душе у всех и каждого.

Главным источником возникших и грозящих еще усилиться недоразумений между народом и правительствами служит искусственно создаваемая теория отношений между государством и церковью.

В историческом ходе событий на западе Европы, неразрывно связанных с развитием римско-католической церкви, сложилось и вошло в систему государственного устройства понятие о церкви как об учреждении духовно-политическом, со властью, которая, вступив в противоположение с государством, предприняла с ним борьбу политическую; событиями этой борьбы занято все поле истории на западе Европы. Из-за этого политического значения церкви отошло на задний план и померкло в сознании государственном простое, истинное, природное понятие о церкви как о собрании христиан, органически связанных единством верования в союз богоучрежденный. Это понятие таится, однако, в глубине народного сознания, соответствуя самой коренной и глубочайшей потребности души человеческой — потребности верования и единения в вере. В этом смысле церковь как общество верующих не отделяет и не может отделять себя от государства, как общества соединенного в гражданский союз. До какого бы совершенства ни достигло в уме логическое построение отношений, на разделении основанных, между государством и церковью, им не удовлетворится простое сознание в массе верующего народа. Удовлетворен может быть ум политический как наилучшею формою сделки, как совершеннейшею философскою конструкцией понятий; но в глубине духа, одущаю-щего живую потребность веры и единства веры с жизнью, это искусственное построение не отзывается истиною. Жизнь духовная ищет и требует выше всего единства духовного, и в нем полагает идеал бытия своего; а когда душе показывают этот идеал в раздвоении, она не принимает такого идеала и отвращается. Верование, по-свойству своему безусловное, не терпит ничего условного в своей идеальной конструкции. Правда, что в действительности жизнь всех и каждого есть непрерывная история падания и раздвоения — печального раздвоения между идеей и делом, между верой и жизнью; но в этой непрерывной борьбе дух человеческий держится в равновесии не иным чем, как верою в идеальное, конечное единство, и дорожит такою верою как первым и исконным сокровищем бытия своего. Приведите человека в сознание этого раздвоения: он никнет и смиряется мыслью. Покажите ему конец раздвоения, к которому стремится дух, он поднимает голову, сознает себя живущим и стремится вперед с верою. Но когда вы скажете ему, что жизнь сама по себе, а вера сама по себе, и это понятие станете возводить в теорию жизни, душа не принимает такого понятия с тем же отвращением, с каким встречает мысль о конечном и решительном уничтожении бытия.

Возразят, может быть, что здесь дело идет о личном веровании. Но личное верование не отделяет себя от верования церковного, так как существенная его потребность есть единение в вере, и этой потребности оно находит удовлетворение в церкви.

В Западной Европе издавна продолжается борьба церкви с государством и государства с церковью. Последнее слово этой борьбы еще не сказано и каково будет оно, еще не известно. Так и другая стороны меряют свои силы и скликают свои дружины.

Государство опирается на силы интеллигенции, церковь опирается на верование народной массы и на сознание авторитета духовного. Нет сомнения, что в конечном результате победа будет на той стороне, на которой окажется действительное объединение глубокого, жизненного верования.

Государственной интеллигенции предстоит во всяком случае трудная задача — привлечь на свою сторону и соединить с собою твердо народное верование. Но для того, чтобы привлечь верование и слиться с ним, нужно показать в себе живую веру; одной интеллигенции для этого недостаточно. Si vis me flere, dolendum est primum ipsi tibi.

Народное верование чутко, и едва ли можно обольстить его видом верования или увлечь в сделку верований живая вера не допускает сделки, не признает абсолютного господства рассудочной логики.

Хотя к верованию обыкновенно применяется понятие об убеждениях, но убеждение рассудка нельзя смешать с убеждением веры, и сила умственная, сила интеллигенции и мышления, весьма ошибается, если полагает в себе самой все нужное для силы духовной независимо от верования, составляющего самую сущность духовной силы.

Совет

В этом смешении понятий кроется для государства великая опасность в борьбе с церковью. Когда в эпоху реформации государственная власть в Германии становилась во главе движения против старой церковной власти и вырабатывала новую организацию церкви, она обладала действительною духовною силою верования.

Движение, к которому присоединилась она, возникло в массе народной, проникнутое глубоким, сосредоточенным верованием: первые вожаки его, представляя в себе высшую интеллигенцию тогдашнего общества, в то же время горели огнем веры глубокой, объединявшей их с народом.

Итак, в этом движении сосредоточилась громадная духовная сила, которой должна была уступить после долголетней борьбы веками утвердившаяся сила старого закона.

Ныне совсем другие обстоятельства. Со стороны государства произошло разъединение между верованием народным и политической конструкцией церковного отправления в государственном сознании. Со стороны интеллигенции разъединение еще более разительное между верованием и научной конструкцией верования.

Богословская наука, не ограничиваясь первоначальной своей задачей привесть в сознание и обнять общим взглядом церковные верования, грозит уже поглотить в себе всякое верование, подчинив его беспощадному критическому анализу разума, как факт, как внешний предмет исследования.

Политическая наука построила строго выработанное учение о решительном отделении церкви и государства, учение, вследствие коего, по закону не допускающему двойственного разделения центральных сил, церковь непременно оказывается на деле учреждением, подчиненным государству.

Вместе с тем государство как учреждение в политической идее своей является отрешенным от всякого верования и равнодушным к верованию.

Естественно, что с этой точки зрения церковь представляется не чем иным, как учреждением, удовлетворяющим одной из признанных государством потребностей населения — потребности религиозной, и новейшее государство обращается к ней с правом своей авторизации, своего надзора и контроля, не заботясь о веровании.

Обратите внимание

Для государства как для верховного учреждения политического такая теория привлекательна, потому что обещает ему полную автономию, решительное устранение всякого, даже духовного, противодействия и упрощение всех операций церковной его политики. Но такие обещания обманчивы.

Этой теории, сочиненной в кабинете министра и ученого, народное верование не примет. Во всем, что относится до верования, сознание народного успокаивается только на простом и цельном представлении, объемлющем душу, и отвращается от искусственно составленных понятий, когда чует в них ложь или разлад с истиною.

Так, например, политическая теория может удобно мириться с оставлением в должности и на церковной кафедре пастора, или профессора на богословской кафедре, который (явление, к несчастью, ставшее уже обычным в Германии) публично объявил, что не верует в Божество Спасителя; но совесть народная никогда не поймет такой конструкции понятия о церковном пастыре и с отвращением назовет ее ложью. Печально и ненадежно будет положение государственной власти, когда ее распоряжение и действие по предметам, относящимся до веры, совесть народная привыкнет ставить в ложь и причитать к безверию.

Страницы: 1 2 3 4

Источник: http://svavva.ru/pravoslavie/svyatootecheskoe-nasledie/cerkov-i-gosudarstvo-pobedonoscev-k-p.html

Ссылка на основную публикацию