Российское славянство и западничество

История славянофильства и западничества в России

Взгляды славянофилов сложились в идейных спорах, обострившихся после напечатания «Философского письма» Чаадаева.

Славянофилы выступали с обоснованием самобытного пути исторического развития России, принципиально отличного от пути западноевропейского.

Самобытность России, по мнению славянофилов, в отсутствии в ее истории классовой борьбы, в русской поземельной общине и артелях, в православии как единственно истинном христианстве.

Обратите внимание

Главную роль в выработке взглядов славянофилов сыграли литераторы, поэты и ученые Хомяков, Кириевский, Аксаков, Самарин.

Видными славянофилами были Кошелев, Валуев, Чижов, Беляев, Гильфердинг, Ламанский, Черкасский. Близкими к славянофилам по общественно идейным позициям были писатели Даль, Островский, Григорьев, Тютчев, Языков.

Большую дань взглядам славянофилов отдали историки и языковеды Буслаев, Бодянский, Григорович.

Средоточием славянофилов в 1840-х гг. была Москва, литературные салоны Елагиных, Свербеевых, Павловых, где славянофилы общались и вели споры с западниками.

Произведения славянофилов подвергались цензурным притеснениям, некоторые из славянофилов состояли под надзором полиции, подвергались арестам. Из-за цензурных препон славянофилы долгое время не имели постоянного печатного органа, печатались преимущественно в журнале «Москвитянин».

После некоторого смягчения цензуры в конце 1850-х гг. они издавали журнал «Русская беседа», «Сельское благоустройство» и газеты «Молва» и «Парус».

По вопросу о пути исторического развития России славянофилы выступали, в противовес западникам, против усвоения Россией форм западноевропейской политической жизни.

В то же время они считали необходимым развитие торговли и промышленности, акционерного и банковского дела, строительства железных дорог и применения машин в сельском хозяйстве.

Важно

Славянофилы выступали за отмену крепостного права «сверху» с предоставлением крестьянским общинам земельных наделов.

Философские воззрения славянофилов разрабатывались главным образом Хомяковым, Киреевским, а позже Самариным и представляли собой своеобразное религиозно-философское учение.

Истинная вера, пришедшая на Русь из восточной церкви, обуславливает, по мнению славянофилов, особую историческую миссию русского народа.

Начало «соборности» (свободной общности), характеризующее жизнь восточной церкви, усматривалось славянофилами в русском обществе. Православие и традиция общинного уклада сформировали глубинные основы русской души.

Идеализируя патриархальность и принципы традиционализма, славянофилы понимали народ в духе консервативного романтизма.

В то же время славянофилы призывали интеллигенцию к сближению с народом, к изучению его жизни и быта, культуры и языка.

Идеи славянофилов своеобразно преломились в религиозно-философских концепциях конца XIX-начала XX века (Соловьев, Бердяев, Булгаков, Карсавин, Флоренский и др.).

Западники — направление русской антифеодальной общественной мысли 40-х годов XIX века, противостоящие славянофилам. Первоначальной организационной базой западников являлись Московские литературные салоны.

Идейные споры в московских салонах изображены Герценом в «Былом и думах». В московский кружок западников входили Герцен, Грановский, Огарев, Боткин, Кетчер, Корш, Кавелин и др.

Совет

Тесную связь с кружком имел живший в Петербурге Белинский, к западникам относился также Тургенев.

К общим чертам идеологии западников относятся неприятие феодально-крепостнических порядков в экономике, политике и культуре; требование социально-экономических реформ по западному образцу.

Представители западников считали возможным установить буржуазно-демократический строй мирным путем – посредством просвещения и пропаганды сформировать общественное мнение и вынудить монархию на буржуазные реформы; они высоко оценивали преобразования Петра I.

Западники выступали за преодоление социальной и экономической отсталости России не на базе развития самобытных элементов культуры (как предлагали славянофилы), а за счет опыта ушедшей вперед Европы. Они акцентировали внимание не на различиях России и Запада, а на общем в их исторической и культурной судьбе.

В середине 1840-х гг. в среде западников произошел принципиальный раскол – после диспута Герцена с Грановским западники разделилось на либеральное (Анненков, Грановский, Кавелин и др.) и революционно-демократическое крыло (Герцен, Огарев, Белинский).

Разногласия касались отношения к религии (Грановский и Корш отстаивали догмат о бессмертии души, демократы и Боткин выступали с позиций атеизма и материализма) и вопроса о методах реформ и пореформенного развития России (демократы выдвигали идеи революционной борьбы и построения социализма).

Эти разногласия были перенесены и в сферу эстетики и философии.

На философские изыскания западников оказали влияние: на ранних этапах – Шиллер, Гегель, Шеллинг; позже   Фейербах, Конт и Сен-Симон.

В пореформенное время, в условиях капиталистического развития западничество как особое направление в общественной мысли перестало существовать.

Обратите внимание

Взгляды западников получили развитие в русской либеральной мысли конца XIX-начала XX века.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20100831/270632961.html

Trojden | Славянофилы и западники — История России с древнейших времен до наших дней

В первой половине XIX в. в России формируется идеологическое осмысление существующего общественного строя. Граф Сергей Уваров и его «теория официальной народности» отражали и выражали самодержавную (официальную) точку зрения. Но рядом с этим возникли и другие представления, иные идеологические направления.

Слово «идеология» происходит от двух греческих слов: idea (понятие) и logos (учение). Обычно под идеологией подразумевается сумма идей, отражающих общественную жизнь в сознании людей.

Сами идеи и идеологические представления существовали на всем протяжении истории человечества. Имелись они и в России. Но именно в первой половине XIX в. разные взгляды (идеи) стали знаменем определенных общественных групп.

Наиболее заметными являлись два течения, представителей которых начали называть «славянофилами» и «западниками».

Славянофилы, или в буквальном смысле – «славянолюбы», появились в России в период николаевского царствования. Система взглядов славянофилов сформировалась в 30–40-е гг. XIX в. Родоначальниками и наиболее известными деятелями этого течения являлись представители старинных дворянских фамилий:

А. С. Хомяков (1804–1860), братья И. В. (1806–1856) и П. В. (1808–1856) Киреевские, братья И. С. (1823–1886) и К. С. (1817–1860)

Аксаковы, Ю. Ф. Самарин (1819–1876). Сосредоточением славянофильства стала Москва, где в гостиных барских особняков велись оживленные споры о России, о ее историческом пути, о ее месте в мире.

Важно

С конца XVIII в. в политической жизни западноевропейских государств происходили резкие изменения: революции, свержение монархов, введение конституций и учреждение парламентов. Этот процесс изменения традиционных форм жизни и организации власти не обошел и Россию. Восстание декабристов стало ярким тому подтверждением.

Людям, искренне любившим Россию, не принимавшим ни в какой форме насильственные политические действия, было отнюдь не безразлично, что ждет страну в будущем. Размышления по этому поводу сформировали исторические и политические представления славянофилов. Их они распространяли в книгах и статьях.

Издавали славянофилы и свои периодические издания. Наиболее известными являлись газеты «Москвитянин», «Русь», «Молва», «День» и журнал «Русская беседа». Время «цветения славянофильства» наступило в 40–50-е гг.

В предыдущей же период лишь осмысливались некоторые исходные социально-исторические понятия, формировалось то, что позже будет названо «концептуальным кругом представлений».

Исходная же точка начала диспута о России обрисована вполне точно: 1836 г. Именно в октябре того года в журнале «Телескоп» появился пространный философский трактат, облеченный в форму послания к даме.

Письмо-трактат не имело подписи и было датировано 1829 г. Однако ни для кого не являлось секретом, что сие сочинение принадлежит перу известного московского «любомудра» Петра Яковлевича Чаадаева (1784–1856).

Публикация стала громкой сенсацией своего времени.

«Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занимаемое нами пространство, – вы не найдете ни одного привлекательного воспоминания, ни одного почтенного памятника, который властно говорил бы вам о прошлом, который воссоздавал бы его пред нами живо и картинно.

Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя… Мы принадлежим к числу тех наций, которые как бы не входят в состав человечества, а существуют лишь для того, чтобы дать миру какой-нибудь важный урок».

«Философическое письмо» содержало столь резкие и уничижительные пассажи касательно России, ее истории, ее настоящего и будущего, которые никогда не появлялись в печати.

Кары властей последовали незамедлительно: журнал был закрыт, цензор уволен, а автор был заключен под домашний арест, и над ним была учреждена врачебно-психиатрическая опека.

Совет

Большинство современников П. Я. Чаадаева не приняло и не поняло его историософии. П. А. Вяземский писал графу С. С. Уварову: «Письма Чаадаева не что иное в сущности своей, как отрицание той России, которую с подлинника списал Карамзин». В. Ф.

Одоевский назвал статью «глупой», а В. А.

Жуковский заметил: «Порицать Россию за то, что она с христианством не приняла католичества, предвидеть, что католическою она была бы лучше, – все равно, что жалеть о черноволосом красавце, зачем он не белокурый».

В числе критиков оказался и давний приятель П. Я. Чаадаева, его старинный добрый знакомый А. С. Пушкин. В октябре 1836 г.

он написал автору обстоятельное письмо, где выразил несогласие по ряду принципиальных умозаключений, и заметил, что в истории у России, в отличие от стран Западной Европы, «было свое особое предназначение». Эта точка зрения была не нова.

Тот же факт, что ее разделял такой универсальный мастер и великий интеллектуал своей эпохи, как А. С. Пушкин, придавало ей особую значимость.

Однако в то время на уровне секулярной общественной мысли подобное воззрение не имело еще своего историософского воплощения. Хотя тема «Россия и Запад» давно занимала просвещенные русские умы (А. Н. Радищев, Н. М. Карамзин), но именно с появления обширной статьи А. Ф.

Хомякова «О старом и новом» (1839) идет отсчет мировоззренческого диспута на эту тему, диспута, не завершенного и по сию пору. Статья Хомякова стала, по сути дела, ответом Чаадаеву и всем тем, кто разделял его пиетет перед Западной Европой.

Дружеский обмен мнениями между Пушкиным и Чаадаевым перерос постепенно в дискуссию двух течений философской мысли: славянофилов и западников. Предтечей первых можно считать А. С. Пушкина, а вторых – П. Я. Чаадаева.

«Отцы-основатели» славянофильского направления (И. С. и К. С. Аксаковы, А. С. Хомяков, Ю. Ф. Самарин и др.) выполнили свою историческую миссию талантливо, с большим общественным темпераментом и литературным блеском. Именно их можно назвать мыслителями-концептуалистами, сформулировавшими важнейшие постулаты теории русской самобытности.

Обратите внимание

Славянофилы являлись высокообразованными людьми, прекрасно знавшими историю своего Отечества. Имели они основательные знания по истории стран Западной Европы. Сравнивая, сопоставляя и размышляя, они пришли к выводу, что Россия слишком самобытная страна, чтобы можно было считать, что она пойдет тем же путем, что и некоторые другие страны.

Уникальность исторического пути России они видели в отсутствии здесь классовой борьбы, в наличии крепкого сословного строя, в существовании сельской общины, в православной религии.

Эти же черты они находили и в истории других славянских народов и считали, что Россия должна стать покровительницей и объединительницей всего мирового славянства под лозунгом православной христианской веры и православной монархии.

Эта теория получила название «панславизма».

Они отрицали необходимость введения каких-либо представительных (парламентских) учреждений европейского образца и выдвинули свой известный лозунг: народу – мнение, царю – решение.

Власть царя должна оставаться самодержавной, не зависимой ни от каких писаных законов (конституций), но вместе с тем должно существовать и тесное единение между монархом и народом.

Поэтому они считали необходимым возродить Земские соборы, на которых «Русская земля» будет доносить свой голос до царя.

Древняя, допетровская Русь им представлялась государством мирным и патриархальным, не знавшим социально-политической борьбы. Именно тогда существовало единение царя и народа, «земли», «земщины» и «власти». Резко отрицательно относились славянофилы к Петру I и его политике «европеизации». Они были убеждены, что в начале XVIII в.

совершилось насилие над страной, ей были навязаны чуждые порядки, нормы и обычаи. Тогда императорская власть противопоставила себя «земщине», государство встало над народом, а дворянство и интеллигенция оторвались от национальной почвы, начали усваивать заграничные вкусы и традиции, пренебрегать русским языком.

Все это, как считали славянофилы, противоречило исконному «народному духу».

Важно

По их мнению, Петр I расколол страну на два чуждых друг друга мира. Один – это основная масса населения, это русское крестьянство – «основание всего общественного здания страны». Другой, антирусский мир, олицетворяли государственные чиновники («бюрократия»), дворянская аристократия и интеллигенция.

Читайте также:  Ольвия и тира

Славянофилы призывали к сближению с народом, к изучению его быта и культуры. Ими самими немало было сделано в этой области. Они собирали памятники культуры и языка, а затем издавали книги и сборники документов.

Славянофилам Россия обязана первым сборником русских народных песен П. В. Киреевского и уникальным словарем великорусского языка («Словарь В. И. Даля»).

Именно славянофилы положили начало изучению быта крестьянства в России, истории промыслов, ярмарок и т. д.

Славянофилы не были противниками технического прогресса. Они понимали важность и нужность введения различных приспособлений и усовершенствований.

Они высказывались за отмену крепостного права сверху, за развитие торговли, промышленности, банковского дела, за строительство сети железных дорог.

Но при этом государство должно твердо стоять на страже национальных интересов, поддерживать и поощрять лишь отечественных купцов и промышленников.

В оценках славянофилов было много верного, их деятельность была важной для понимания и формирования национального самосознания русского народа. Многие их взгляды разделяли русские государственные люди, начиная с самого императора Николая I. Однако славянофилы не стали союзниками царского правительства, не превратились в опору власти. Слишком многое их разделяло.

Совет

Во-первых, они резко отрицательно относились к реально существовавшей государственной системе, видя в ней засилье «бюрократического элемента», проводящего политику, «чуждую народу». Во-вторых, их критика Петра I и его реформ не отвечала официальным представлениям. Никто из наследников царя-реформатора, занимавших престол и в XVIII, и в XIX вв.

, никогда не ставил под сомнение важность петровской политики, хотя не всеми царями она безусловно одобрялась.

Однако в соответствии со старой традицией никто из монархов публично не критиковал действия своих венценосных предшественников (имелось лишь одно исключение, связанное с Екатериной II, которая, заняв престол, без стеснения шельмовала убитого мужа Петра III).

Существовало и еще одно, пожалуй, важнейшее обстоятельство, разъединявшее власть и дворян-славянофилов. Правительство не могло принять призывы вернуться в прошлое. Удаленные от государственных рычагов управления, люди могли строить самые увлекательные теории. Но те, кто находился наверху власти, прекрасно понимали, что прошлое – всегда прошлое и в него можно вернуться лишь в мечтах.

Одновременно со славянофилами формировалось и другое общественное течение, представителей которого называли «западниками». Наиболее известными фигурами здесь являлись писатели В. П. Боткин (1811–1869) и И. С. Тургенев (1818–1883), историки, профессора Московского университета Т. Н. Грановский (1813–1855), Б. Н. Чичерин (1828–1904), К. Д. Кавелин (1818–1885).

Представители этого направления выступали и против «теории официальной народности», и против славянофилов. Они считали, что Россия должна идти тем же путем, что и западноевропейские страны, что изменения неизбежны, необходимы и чем быстрее в России «будет, как в Европе», тем лучше.

Их особенно восхищали порядки в Англии и Франции, общественное устройство которых они считали примером для России. Западники беспощадно критиковали порядки в своей стране, возмущались крепостным строем, самоуправством чиновников, отсталостью экономического устройства.

Они ратовали за бурное развитие капитализма, за установление буржуазных свобод.

Если славянофилы идеализировали далекое русское прошлое, видя в нем ориентир для будущего развития страны, то западники, или как их еще называли – «русские европейцы», в том прошлом не находили ничего поучительного. Им казалось, что там «все темно», «все элементарно». По их представлениям, «свет прогресса» идет в Россию с Запада, и поэтому они однозначно и восторженно относились к делам Петра I.

Родоначальники, но особенно многочисленные последователи западничества, обладали удивительной способностью не видеть плохого там, где им не хотелось его видеть. Петровская эпоха, наполненная насилием, невероятными жестокостями и кровопролитием, интересовала их лишь как время преобразований. Вопроса о цене этих преобразований для них не существовало.

«Русские европейцы» полагали, что Французская революция 1789 г. «открыла новую эру». Но эта «эра» ознаменовалась массовыми убийствами, десятилетиями беспощадных войн, унесших жизни миллионов – о том не говорили.

Обратите внимание

Восхищаясь благоустройством жизни в Англии, они не считали нужным упоминать, что богатство этой страны во многом было следствием беспощадного разорения и ограбления других стран и народов.

Мощеные дороги в английских городах завораживали внимание, а гибель сотен тысяч людей от голода и болезней в подвластной Британии Индии оставалась вне поля их интереса.

Яркие лозунги Французской революции – «Либертэ, Эгалитэ, Фратэрнитэ» – казались им ориентиром для общественной организации.

Хотя они и не выступали за революционное переустройство России (в этом их принципиальное отличие от декабристов), но призыв слепо копировать политический и экономический опыт западных стран объективно превращал их в ниспровергателей государственного порядка.

Им казалась бесперспективной политика адаптации западных социальных норм к русским условиям, чем осторожно занималась власть, а призывали лишь заимствовать.

Если славянофилы обращали главное внимание на специфические особенности России, на уникальный строй ее культурной и политической жизни, то западники, наоборот, совершенно игнорировали эти особенности. В этом проявлялась идеологическая слабость западничества. Что толку призывать к ликвидации крепостного строя, несуразность которого осознавалась к середине XIX в.

почти всеми, если одновременно не предложить реальную программу последующего устройства жизни и на селе, и вообще в стране.

Какой смысл призывать к введению конституции и выборного парламента, если не объяснить, как это должно создаваться в огромной России, где подавляющая часть населения не имела ни малейшего представления о том, что такое «конституция» и что такое «парламент».

Важно

Ничего конструктивного, созидающего западники не предлагали. Свой интеллект, свою энергию они тратили на пропаганду буржуазно-парламентского устройства Англии и Франции и на беспощадную критику общественных порядков в России.



Источник: https://trojden.com/students/russian-history/russian-history-old-times-our-days-morozova-2016/218

Билет 18. Славянофилы и западники. Их роль в истории России

В условиях реакции и репрессий против революционной идеологии широкое развитие получила либеральная мысль. В размышлениях об исторических судьбах России, ее истории, настоящем и будущем родились два важнейших идейных течения 40-х гг. XIX в.: западничество и славянофильство. Представителями славянофилов были И.В.

Киреевский, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин и многие др. Наиболее выдающимися представителями западников выступали П.В. Анненков, В.П. Боткин, А.И. Гончаров, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, М.Н. Катков, В.М. Майков, П.А. Мельгунов, С.М. Соловьев, И.С. Тургенев, П.А. Чаадаев и др. По ряду вопросов к ним примыкали А.И. Герцен и В.Г. Белинский.

И западники, и славянофилы были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей России, резко критиковали николаевскую Россию.

Особенно резко славянофилы и западники выступали против крепостного права. Критикуя российскую действительность, западники и славянофилы резко расходились в поисках путей развития страны. Славянофилы, отвергая современную им Россию, с еще большим отвращением смотрели на современную Европу. По их мнению, западный мир изжил себя и будущего не имеет.

Славянофилы отстаивалиисторическую самобытность России и выделяли ее в отдельный мир, противостоящий западу в силу особенностей русской истории, религиозности, русского стереотипа поведения.

Величайшей ценностью считали славянофилы православную религию, противостоящую рационалистическому католицизму. Славянофилы утверждали, что у русских особое отношение к властям. Народ жил как бы в “договоре” с гражданской системой: мы — общинники, у нас своя жизнь, вы — власть, у вас своя жизнь.

Славянофилов часто относят к политической реакции в силу того, что их учение содержит три принципа “официальной народности”: православие, самодержавие, народность.

Однако следует отметить, что славянофилы старшего поколения истолковывали эти принципы в своеобразном смысле: под православием они понимали свободное сообщество верующих христиан, а самодержавное государство рассматривали как внешнюю форму, которая дает возможность народу посвятить себя поискам “внутренней правды”.

При этом славянофилы защищали самодержавие и не придавали большого значения делу политической свободы. В то же время они были убежденными демократами, сторонниками духовной свободы личности. Западники, в отличие от славянофилов, русскую самобытность оценивали как отсталость.

Совет

С точки зрения западников, Россия, как и большинство других славянских народов, долгое время была как бы вне истории. Главную заслугу Петра I они видели в том, что он ускорил процесс перехода от отсталости к цивилизации. Реформы Петра для западников — начало движения России во всемирную историю.

Западники подчеркивали, что Россия и Западная Европа идут одинаковым историческим путем, поэтому Россия должна заимствовать опыт Европы. Важнейшую задачу они видели в том, чтобы добиться освобождения личности и создать государство и общество, обеспечивающие эту свободу. Силой, способной стать двигателем прогресса, западники считали “образованное меньшинство”.

При всех различиях в оценке перспектив развития России западники и славянофилы имели схожие позиции. И те, и другие выступали против крепостного права, за освобождение крестьян с землей, за введение в стране политических свобод, ограничение самодержавной власти.

Объединяло их также и негативное отношение к революции; они выступали за реформистский путьрешения основных социальных вопросов России. В процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. славянофилы и западники вошли в единый лагерь либерализма. Споры западников и славянофилов имели большое значение для развития общественно-политической мысли.

Они являлись представителями либерально-буржуазной идеологии, возникшей в дворянской среде под влиянием кризиса феодально-крепостнической системы.

Либеральные идеи западников и славянофилов пустили глубокие корни в русском обществе и оказали серьезное влияние на следующие поколения людей, искавших для России пути в будущее.

Билет 19. Основные течения общественно-политической мысли в России в конце XIX – начале XX вв. Особенности развития Российского капитализма.

Радикалы:

Программа образована в 1903г. Тут же произошло разделение на большевиков и меньшевиков.

Программа-минимум декларировала задачи буржуазно-демократической революции, которая признавалась необходимой ступенью на пути к социализму (введение республики, всеобщие выборы, право наций на самоопределение, 8-ми часовой рабочий день, возвращение крестьянам земель, отрезанных у них в 1861 году, отмена выкупных платежей за землю).

Программа-максимумпредполагала установление социалистического строя и диктатуры пролетариата.

Меньшевики ориентировались на союз с либералами. Они считали, что после демократической революции в России наступит длительный этап буржуазного развития, в процессе которого отсталая Россия преобразуется в капиталистическую страну.

Ленин и его сторонники, большевики, на первый план выдвигали конечную цель – социалистический переворот, стремились максимально приблизить его. Главный союзник пролетариата – крестьянство.

Большевики выступали за национализациюземли (передачу ее в общенародную собственность).

Обратите внимание

Меньшевики – власть после революции перейдет к буржуазному правительству, которое будет находиться “под давлением” социальных партий.

Эсеры (Чернов)

Громкой известностью были окружены эсеровские “экспроприации” (похищение казенных денег на нужды партии) и террор, жертвой которой стало не мало чиновников и полицейских. В аграрном вопросе эсеры выдвигали идею социализации земли (передачу земли в пользование крестьянских общин с запретом ее купли-продажи).

Установление широкой демократии: республиканского строя со всеобщими выборами, с широкой автономией народов, областей и общин. 8-ми часовой день.

Введение родного языка во всех местных общественных и государственных учреждениях, бесплатное образование, отделение церкви от государства и свобода вероисповедания, свобода слова, печати, собраний, стачек, неприкосновенность личности жилища, уничтожение постоянной армии и замена ее “народной милиции”. Тактика борьбы: пропаганда и агитация, организация стачек, восстаний. Террор – “крайнее” средство.

Либералы

Кадеты(1905) -> позднее “партия народной свободы”. В ней состояли преподаватели, врачи, инженеры, адвокаты, деятели искусства и представители либерально настроенных помещиков и буржуазии, некоторые рабочие и крестьяне.

Лидер: Милюков, Корнилов, Вернадский.

Главная цель – введение в стране демократической конституции. Неограниченная монархия, согласно их программе, должна быть заменена парламентарным демократическим строем.

Они выступают за разделение властей – законодательной, исполнительной и судебной, за коренную реформу местного самоуправления и суда, за всеобщее избирательное право, свободу слова, печати, собраний, союзов, за строгое соблюдение “гражданских политических прав личности”, за свободу преподавания и бесплатное обучение в школе, 8-ми часовой рабочий день на предприятиях, право рабочих на стачки, на социальное страхование и охрану труда.

Аграрный вопрос: частичное отчуждение помещичьей земли в пользу крестьян, но по “справедливой оценке” ( т.е. по рыночным ценам), они противники обобществления частной собственности.

Октябристы (Гучков)

Цель: “оказать содействие прав-ву, идущему по пути спасительных реформ”. Они за конст. монархию с Гос. Думой. Считали необходимыми реформы, обеспечивающие свободу буржуазному предпринимательству.

Читайте также:  Политическая история государства селевкидов

Главные требования – свобода пром-ти, торговли, приобретение собственности и охрана ее законом, свобода печати, собраний, союзов, вероисповедания, признание законности стачек как средства защиты интересов рабочих, но только с экон.

требованиями и на предприятиях, “не имеющих гос. значения”, страхование рабочих, сокращение налогов с населения, уравнение крестьян в правах с другими сословиями. Они выст.

за единую и неделимую Россию, допуская лишь некоторую автономию для Финляндии, но отвергая ее для Польши.

Аграрный вопрос: разрушение общины, возвращение крестьянам отрезков и в исключительных случаях отчуждение помещичьих земель (за вознаграждение из казны), регулирование аренды земли и перенаселение малоземельных и безземельных крестьян на “свободные земли”.

Прогрессисты (между кадетами и октябристами) (Коновалов, Рябушинские)

Выступали за конституционную монархию, за выборное двухпалатное представительство с большим имущественным цензом для депутатов, проведение основных буржуазных свобод.

Источник: https://megaobuchalka.ru/8/49.html

В чем суть западничества и славянофильства

Славянофильство и западничество – идейные движения и направления русской общественной мысли 1830-1850-х годов, между представителями которых велась острая полемика о дальнейших культурных и общественно-исторических путях развития России.

Содержание статьи

В 1840-х годах в России в условиях репрессий против революционной идеологии широкое развитие получили либеральные идейные течения – западничество и славянофильство. В число наиболее активных западников входили В.П. Боткин, И.С. Тургенев, В.М. Майков, А.И. Гончаров, В.Г. Белинский, Н.Х. Кетчер, К.Д. Кавелин и другие представители русской дворянской интеллигенции.

В принципиальном споре им противостояли братья Киреевские, Ю.Ф. Самарин, А. С. Хомяков, И.С. Аксаков и др. Все они, несмотря на идейные разногласия, были горячими патриотами, не сомневающимися в великом будущем России, резко критиковавшими Россию николаевскую.

Самой резкой критике со стороны славянофилов и западников подвергалось крепостное право, которое они считали крайним проявлением произвола и деспотизма царящего в России того времени. В критике самодержавно-бюрократического строя обе идейные группы выражали единое мнение, но в поисках путей дальнейшего развития государства их доводы резко расходились.

Славянофилы, отвергая современную Россию, считали, что Европа и весь западный мир также изжили себя и не имеют будущего и поэтому не могут являться примером для подражания. Славянофилы горячо отстаивали самобытность России, в силу исторических культурных и религиозных особенностей противостоящей западу.

Важнейшей ценностью русского государства славянофилы считали православную религию. Они утверждали, что у русского народа еще со времен Московского государства сложилось особое отношение к власти, которое позволяло России долгое время жить без революционных потрясений и переворотов.

Важно

По их мнению страна должна обладать силой общественного мнения и совещательным голосом, но принимать окончательные решения имеет право только монарх.

В силу того, что в учении славянофилов содержится 3 идеологических принципа России Николая I: народность, самодержавие, православие их нередко относят к политической реакции.

Но все эти принципы славянофилы истолковывали по своему, считая православие свободным сообществом верующих христиан, а самодержавие внешней формой управления государством позволяющей народу заниматься поисками «внутренней правды».

Защищая самодержавие, славянофилы, тем не менее, являлись убежденными демократами, не придавая особого значения политической свободе, они отстаивали духовную свободу личности. Отмена крепостного права и предоставление гражданских свобод народу занимали одно из основных мест в работах славянофилов.

Представители западников в отличие от славянофилов русскую самобытность считали отсталостью. По их мнению, Россия и остальные славянские народы в течение долгого времени находились, как бы вне истории. Западники считали, что только благодаря Петру I, его реформам и «окну в Европу» России удалось перейти от отсталости к цивилизации.

В то же время они осуждали деспотизм и кровавые издержки, которыми сопровождались реформы Петра I. Западники в своих работах особо подчеркивали, что Россия должна заимствовать опыт Западной Европы в создании государства и общества способного обеспечить свободу личности. Силой способной стать двигателем прогресса западники считали не народ, а «образованное меньшинство».

Споры, которые вели между собой славянофилы и западники имели большое значение в общем развитии русской общественно-политической мысли. И те, и другие являлись первыми представителями либерально-буржуазной идеологии, появившейся в дворянской среде на фоне кризиса феодально-крепостнической системы.

Видео по теме

Источники:

  • Исторический спор западников и славянофилов

Распечатать

В чем суть западничества и славянофильства

Источник: https://www.kakprosto.ru/kak-857498-v-chem-sut-zapadnichestva-i-slavyanofilstva

Западничество и славянофильство в общественном движении России XIXв

В размышлениях об исторических судьбах России, ее истории, настоящем и будущем родились два важнейших идейных течения 40-х гг. XIX в.: западничество и славянофильство. Представителями славянофилов были И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин и многие др.

Наиболее выдающимися представителями западников выступали П.В. Анненков, В.П. Боткин, А.И. Гончаров, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, М.Н. Катков, В.М. Майков, П.А. Мельгунов, С.М. Соловьев, И.С. Тургенев, П.А. Чаадаев и др. По ряду вопросов к ним примыкали А.И. Герцен и В.Г. Белинский.

И западники, и славянофилы были горячими патриотами, твердо верили в великое будущее своей России, резко критиковали николаевскую Россию.

Совет

Особенно резко славянофилы и западники выступали против крепостного права. Причем западники — Герцен, Грановский и др. — подчеркивали, что крепостное право — лишь одно из проявлений того произвола, который пронизывал всю русскую жизнь.

Ведь и “образованное меньшинство” страдало от беспредельного деспотизма, тоже было в “крепости” у власти, у самодержавно-бюрократического строя. Критикуя российскую действительность, западники и славянофилы резко расходились в поисках путей развития страны. Славянофилы, отвергая современную им Россию, с еще большим отвращением смотрели на современную Европу.

По их мнению, западный мир изжил себя и будущего не имеет (здесь мы видим определенную общность с теорией “официальной народности”).

Славянофилы отстаивалиисторическую самобытность России и выделяли ее в отдельный мир, противостоящий западу в силу особенностей русской истории, религиозности, русского стереотипа поведения. Величайшей ценностью считали славянофилы православную религию, противостоящую рационалистическому католицизму.

Славянофилы утверждали, что у русских особое отношение к властям. Народ жил как бы в “договоре” с гражданской системой: мы — общинники, у нас своя жизнь, вы — власть, у вас своя жизнь. К. Аксаков писал, что страна обладает совещательным голосом, силой общественного мнения, однако право на принятие окончательных решений принадлежит монарху.

Примером такого рода отношений могут стать отношения между Земским собором и царем в период Московского государства, что позволило России жить в мире без потрясений и революционных переворотов, типа Великой французской революции.

“Искажения” в русской истории славянофилы связывали с деятельностью Петра Великого, который “прорубил окно в Европу”, нарушил договор, равновесие в жизни страны, сбил ее с начертанного богом пути.

Славянофилов часто относят к политической реакции в силу того, что их учение содержит три принципа “официальной народности”: православие, самодержавие, народность.

Однако следует отметить, что славянофилы старшего поколения истолковывали эти принципы в своеобразном смысле: под православием они понимали свободное сообщество верующих христиан, а самодержавное государство рассматривали как внешнюю форму, которая дает возможность народу посвятить себя поискам “внутренней правды”.

При этом славянофилы защищали самодержавие и не придавали большого значения делу политической свободы. В то же время они были убежденными демократами, сторонниками духовной свободы личности. Когда в 1855 г. на престол вступил Александр II, К. Аксаков представил ему “Записку о внутреннем состоянии России”.

В “Записке” Аксаков упрекал правительство в подавлении нравственной свободы, приведшей к деградации нации; он указывал, что крайние меры могут только сделать в народе популярной идею политической свободы и породить стремление к ее достижению революционным путем.

Обратите внимание

Ради предотвращения подобной опасности Аксаков советовал царю даровать свободу мысли и слова, а также возвратить к жизни практику созыва Земских соборов. Идеи предоставления народу гражданских свобод, отмены крепостного права занимали важное место в работах славянофилов. Неудивительно поэтому, что цензура часто подвергала их преследованиям, мешала свободно выражать свои мысли.

Западники, в отличие от славянофилов, русскую самобытность оценивали как отсталость.

С точки зрения западников, Россия, как и большинство других славянских народов, долгое время была как бы вне истории.

Главную заслугу Петра I они видели в том, что он ускорил процесс перехода от отсталости к цивилизации. Реформы Петра для западников — начало движения России во всемирную историю.

В то же время они понимали, что реформы Петра сопровождались многими кровавыми издержками. Истоки большинства самых отвратительных черт современного ему деспотизма Герцен видел в том кровавом насилии, которым сопровождались петровские реформы.

Западники подчеркивали, что Россия и Западная Европа идут одинаковым историческим путем, поэтому Россия должна заимствовать опыт Европы. Важнейшую задачу они видели в том, чтобы добиться освобождения личности и создать государство и общество, обеспечивающие эту свободу.

Силой, способной стать двигателем прогресса, западники считали “образованное меньшинство”.

При всех различиях в оценке перспектив развития России западники и славянофилы имели схожие позиции. И те, и другие выступали против крепостного права, за освобождение крестьян с землей, за введение в стране политических свобод, ограничение самодержавной власти.

Объединяло их также и негативное отношение к революции; они выступали за реформистский путьрешения основных социальных вопросов России. В процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. славянофилы и западники вошли в единый лагерь либерализма.

Важно

Споры западников и славянофилов имели большое значение для развития общественно-политической мысли. Они являлись представителями либерально-буржуазной идеологии, возникшей в дворянской среде под влиянием кризиса феодально-крепостнической системы.

Герцен подчеркнул то общее, что соединяло западников и славянофилов — “физиологическое, безотчетное, страстное чувство к русскому народу” (“Былое и думы”).

Либеральные идеи западников и славянофилов пустили глубокие корни в русском обществе и оказали серьезное влияние на следующие поколения людей, искавших для России пути в будущее.

В спорах о путях развития страны мы слышим отзвук спора западников и славянофилов по вопросу о том, как соотносятся в истории страны особенное и общечеловеческое, чем является Россия — страной, которой уготована мессианская роль центра христианства, третьего Рима, или страной, которая представляет собой часть всего человечества, часть Европы, идущая путем всемирно-исторического развития.

Революционно-демократическое движение 40 — 60-х гг. XIX в.

30 — 40-е годы XIX в. — время начала формирования в русской общественно-политической жизни революционно-демократической идеологии. Ее основателями стали В.Г. Белинский и А.И. Герцен.

Иллюстрация 10. В.Г.Белинский. Литография В.Тимма по рисунку К.Горбунова. 1843 г.
Иллюстрация 11. А.И.Герцен. Художник А.Збруев. 1830-е гг.

Они резко выступали против теории “официальной народности”, против взглядов славянофилов, доказывали общность исторического развития Западной Европы и России, высказывались за развитие экономических и культурных связей с Западом, призывали использовать в России новейшие достижения науки, техники, культуры. Однако, признавая прогрессивность буржуазного строя по сравнению с феодальным, они выступали против буржуазного развития России, замены феодальной эксплуатации капиталистической.

Белинский и Герцен становятся сторонникамисоциализма. После подавления революционного движения 1848 г. Герцен разочаровался в Западной Европе. В это время он пришел к мысли, что русская деревенская община и артель содержат зачатки социализма, который найдет свое осуществление в Росси скорее, чем в какой-либо другой стране.

Совет

Герцен и Белинский считали основным средством преобразования общества классовую борьбуи крестьянскую революцию. Герцен был первым, кто в русском общественном движении воспринял идеи утопического социализма, получившего в то время широкое распространение в Западной Европе.

Герценовская теория русского общинного социализма дала мощный толчок развитию социалистической мысли в России.

Идеи общинного устройства общества получили дальнейшее развитие во взглядах Н.Г. Чернышевского. Сын священника, Чернышевский во многом предвосхитил появление в общественном движении России разночинцев. Если до 60-х гг.

в общественном движении основную роль играла дворянская интеллигенция, то к 60-м гг.

в России возникает разночинная интеллигенция (разночинцы — выходцы из различных сословий: духовенства, купечества, мещанства, мелких чиновников и т.п.).

В работах Герцена, Чернышевского по существу сложилась программа общественных преобразований в России. Чернышевский был сторонником крестьянской революции, свержения самодержавия и установления республики. Предусматривалось освобождение крестьян от крепостной зависимости, уничтожение помещичьего землевладения.

Читайте также:  Формирование революционно-демократического лагеря в общественном движении народов россии

Конфискованная земля должна была передаваться крестьянским общинам для распределения ее между крестьянами по справедливости (уравнительному принципу).

Община при отсутствии частной собственности на землю, периодических переделах земли, коллективизме, самоуправлении должна была предотвратить развитие капиталистических отношений в деревне и стать социалистической ячейкой общества.

Обратите внимание

В 1863 г. по обвинению в сочинении листовки «Барским крестьянам от их доброжелателей…» Н. Г. Чернышевский был приговорен к семи годам каторги и вечному поселению в Сибирь. Только к концу жизни, в 1883 г., он был освобожден.

Находясь в предварительном заключении в Петропавловской крепости, он написал знаменитый роман «Что делать?», который по недосмотру цензора был опубликован в «Современнике».

На идеях этого романа и образе «нового человека» Рахметова воспитывалось потом не одно поколение российских революционеров.

Программа общинного социализма была взята на вооружение народниками, партией социалистов-революционеров. Ряд положений аграрной программы были включены большевиками в “Декрет и земле”, принятый II Всероссийским съездом Советов.

Идеи Герцена и Чернышевского по-разному воспринимались их сторонниками.

Радикально настроенная интеллигенция (в первую очередь студенческая молодежь) расценивала идею общинного социализма как призыв к непосредственному действию, более умеренная ее часть — как программу постепенного продвижения вперед.

Источник: https://cyberpedia.su/5×5244.html

Главный русский спор: от западников и славянофилов до глобализма и Нового Средневековья

Куда бы ни летела безногая птица, она находила лишь деревья без ветвей.

Одре Лорд Существует точка зрения, что и западники, и славянофилы — это названия исчезнувших мировоззрений. Эта мысль неоднократно высказывалась мыслителями поколения «Вех». В 1920-30-х годах они говорили о гибели интеллигенции, о том, что весь спор западников и славянофилов отошел в прошлое, а современность ставит новые вопросы. Несколько подробнее этот круг мыслей будет нами изложен в разделе «Судьбы интеллектуальной элиты» главы 5. Здесь же остановимся на той линии рассуждений, где утверждается, что участники играют чужие роли, что весь диалог «срежиссирован» модератором. В Лапкин

Безусловно, всяк волен называть себя, как ему заблагорассудится. Хотя, на мой взгляд, негоже представителям ведущих современных научных направлений стыдливо рядиться в чуждые им одежды просвещенного дворянства эпохи Николая I (Клуб Дискурс: Социум, 2001). Исследуя историю спора западников и славянофилов, Ю.С. Пивоваров пришел к выводу, что реальный спор окончился к 1910-20м годам, и сегодня возможно лишь бледное повторение прежних позиций. Некоторые участники диалога исходят из иных положений, но также соглашаются с тем, что современный диалог — иной, не сводимый к прежнему набору позиций. В. Федотова

Я не отношу себя ни к славянофилам, ни к западникам. И я полагаю, кроме того, что перенесение этих понятий в сегодняшний день не вполне оправданно. Во-первых, славянофилы были глубоко образованными и не отрицали Запад как таковой, а западники понимали российскую проблематику и не презирали Россию. В этом — глубинные отличия от сегодняшних упрощенных взглядов на природу российского общества и его будущее. А во-вторых, и западники, и славянофилы отрицали государство. Западники отрицали российскую государственную систему во имя самоорганизации, присущей Западу, и демократических структур, которые для него становились характерными. Славянофилы же отрицали государство во имя общины (Клуб Дискурс: Социум, 2001). Действительно, по многим вопросам можно видеть воспроизведение хорошо известных и апробированных временем аргументов (подробнее см. в разделе «Повтор» главы 7). Однако многие другие участники полагают, что повторность, проявляющаяся в дискуссии, — факт, но это не мешает самой дискуссии быть реальной. Вечные вопросы приводят к «вечным» дискуссиям, и западники и почвенники по-прежнему есть в современной России. В. Чеснокова Что же мы имеем на данный момент? Безусловно, многие исторические реалии поменялись. Но соотношение между западнической и почвеннической доктринами в значительной мере осталось тем же, что и сто лет назад. Западничество широко распространено и укоренено в общественном сознании. Благодаря всеобщему школьному образованию в него втянуты новые контингенты населения. С некоторой натяжкой, но можно сказать, что им охвачено все население. Почвенничество по-прежнему малочисленно по числу своих сторонников, концепции его неразвиты и слабо обоснованны, хотя русофобские наскоки и филиппики, пожалуй, привлекают на его сторону эмоционально окрашенные симпатии все большего количества населения. Но питать симпатии — это еще не означает сознательно воспринимать и уметь отстаивать ту точку зрения, которой симпатизируешь.

Тем не менее, почвенничество как течение держится и совершенно не проявляет тенденции тихо скончаться своей смертью. Это свидетельствует о том, что какую-то функцию оно выполняет и какой-то участок общественного сознания оно себе отвоевало (Клуб Дискурс: Социум, 2001). Оба мировоззрения продолжают существовать. Двухсотлетняя совместная жизнь в России убедила стороны, что наивно полагать, будто противная сторона исторически случайна, антинародна, подлежит изгнанию или истреблению. В диалоге на нашем форуме проявилось понимание: западники — не агенты иностранных разведок, почвенники — не тупые ретрограды. Они существуют вместе, поскольку существует Россия.

Эти и последующие диаграммы построены по материалам еженедельных общероссийских опросов населения по репрезентативной выборке в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик всех экономикогеографических зон России

Способ проведения опросов — интервью по месту жительства. Размер выборки — 1500 респондентов. Статистическая погрешность не превышает 3,6%. Данные представлены на диаграммах в процентах от числа опрошенных (по населению России в целом).

В. Межуев

Важно

Я считаю себя западником, человеком, воспитанным на западной культуре, — разумеется, в той степени, в какой она была доступна в условиях советской России. Любой человек, получивший образование в России, может считать себя в какой-то мере человеком европейской культуры, поскольку изучал то же, что изучают и в Европе. Спор между западниками и славянофилами — это спор между людьми с разными убеждениями, но принадлежащими к одной и той же культуре — европейской. Более того, он только внутри этой культуры и возможен. За ее пределами таких споров не ведут (Клуб Дискурс: Социум, 2001).

В. Чеснокова в этой связи специально подчеркнула, что спор идет внутри одной культуры. Западники — не «люди Запада», они выражают нормальный аспект российской культуры. В. Чеснокова

Ценности — это не психология и даже не тип личности. И в смысле отношений между людьми, я считаю, что здесь нет никакой разницы. Потому что западники, они же выросли у нас здесь, в России, они целиком воспитаны в этой культуре — не на уровне сознательно заявляемых ценностей, а на другом, на поведенческом уровне, то есть на уровне опыта, чисто человеческого общения (Клуб Дискурс: Социум, 2001). Уже раньше мы ставили вопрос: не произошло ли изменения мировоззрений? Неужели прошедшие века ничего не изменили в позициях спорящих? Если же изменили, то в какую сторону? Или, может быть, изменились не позиции, а их защитники? В. Межуев

Наши нынешние западники убеждены в том, что капиталистический рынок и свобода — одно и то же, что переход к рынку и есть переход к гражданскому о обществу. Свободу цен они отождествляют с человеческой свободой, права капитала с правами человека и гражданина, в том числе и с правом на частную собственность, рынок с демократией. О социальном государстве — вершине либеральной мысли — они вообще не помышляют. Западники прошлого были преимущественно политиками, нынешние — почти сплошь экономисты, причем даже не либеральные, а неолиберальные. Первые сражались за конституцию и парламентскую форму правления, вторые более всего озабочены процветанием частных банков и курсом акций. Либералы XIX века защищали человека от недемократической власти, неолибералы — только капитал (причем в условиях глобализации даже не производственный, а финансовый) от государства (Клуб Дискурс: Социум, 2001). Представление об эволюции, развитии позиций дискутирующих сторон весьма близко к положению о конце прежнего спора. Так, А. Уткин фиксирует конец прежнего противостояния и возникновение нового расклада позиций — по сути, новый спор, лишь частично перекликающийся с прежним. А. Уткин

Спор сегодня идет у нас не между западниками и славянофилами (славянского единства давно уже нет), а между западниками, убежденными, что Россия движется в направлении Запада, может и должна стать его частью, и новыми почвенникамиев-разийцами, ставящими во главу угла территориальное расположение России в Евразии, евразийский состав населения страны и влияние азиатской степи на ее историю. Сразу скажу: для признания правоты западников мне недостает в России западного человека (Клуб Дискурс: Социум, 2001). Итак, говорится, что в России нет западного человека; и западники, и славянофилы — прежде всего русские (по культуре). С точки зрения А.И. Уткина, победа западничества должна ознаменоваться появлением в России западного человека. Однако его нет. Отсюда: неизвестно, победили ли почвенники, может быть, и нет, но западники проиграли. Такой вывод можно сделать, если придерживаться данного критерия победы западничества. А что говорили в начале XX века по этому поводу? Вяч. Иванов. 1915. Живое предание

С исторической точки зрения о славянофильстве можно сказать, что в нем диалектически совершилось преодоление первоначального пристрастия к национальной феноменологии (это пристрастие называют теперь «провинциализмом»), — пристрастия, которое заключало в своих расценках много опасностей и много неправды, — прежде же всего ставило его в одну плоскость с феноменологическим западничеством, так что спор велся о преимуществе тех или иных культурных форм, а не о проблеме национальной онтологии, — почему и теперь многие думают, что дедовский спор решен естественным ходом событий, что, как нет более прежнего западничества, ибо завершилось ученичество наше и Россия вошла в целостный состав Европы /курсив наш.— А.Б., Г.А./, так умерло и славянофильство и, умерев, не оставило в нас своей бессмертной души.

Итак, Вяч. Иванов считал, что Россия уверенно вошла в состав Европы, ученичество кончилось. Таков вердикт. Верен ли он сейчас? Едва ли. Значит, между 1915 и 2002 годами разверзлась пропасть, в которой пропали совсем уже выработанные и готовые решения. Только-только устоявшееся мнение о месте России было опровергнуто: реальность внесла свои коррективы в содержание дискурса. Теперь все надо начинать заново — и ставить вопросы, и находить ответы. Представления об одном долгом споре и мнение о начале нового — не взаимоисключающие позиции. Возможна следующая модель: спор западников и славянофилов с началом Первой мировой войны и революции в России завершился на определенном этапе, некоторый круг обсуждения проблем пройден. В идейном плане многие результаты спора фиксировал Вл. Соловьев. Однако в целом спор сохранил достаточную преемственность, чтобы считать его тем же самым, хотя позиции сторон эволюционировали и число противоборствующих позиций умножилось. Существование СССР сопровождалось разрежением ткани культуры, разрывами исторической преемственности. Разрушение СССР подобно выходу из летаргического состояния. Совсем уже взрослые люди, обремененные умом и сединами, начинают играть в дворянские собрания, другие, менее обремененные, — в язычество. Что же удивительного, что в философском споре люди слегка повторяются? От пережитого и заикаться можно начать, а повторы — это пустяки. Пройдет. Мы — свидетели очередного этапа спора новых западников и новых почвенников. Повторы очевидны, и мы живем в том же круге мыслей, который начал (или продолжил?) объявленный сумасшедшим Чаадаев. Первый западники первый славянофил, он спорил сам с собой — чем не признак сумасшествия! — не находя собеседника. Затем «субъект спора» умножился и разделился, выделились западники и славянофилы, со временем расходящиеся на все более далекие позиции. Герцен, Киреевский, Грановский, Хомяков были еще универсалами. Глядя из современности, сразу и не решишь — при взгляде на цитату, а не в «список участников», — к какой стороне их причислить. В XX веке число спорящих сторон значительно возросло, а идейное пространство, затронутое спором, обогатилось и увеличилось: появились новые решения, новые выборы — и новые узлы противостояния.

>  

Источник: https://www.propagandahistory.ru/books/Blekher-L-I—Lyubarskiy-G-YU-_Glavnyy-russkiy-spor-ot-zapadnikov-i-slavyanofilov-do-globalizma-i-Novogo-Srednevekovya/8

Ссылка на основную публикацию