Положение на советско-германском фронте

Положение на советско-германском фронте в первой половине 1941 года. Наступательная операция «Багратион»

В тени “классических” побед Советской Армии в годы Великой Отечественной – битвы под Москвой, Сталинградом и Курской дуги как-то незаметно стоит операция “Багратион” – по моему мнению, одна из наиболее удачных в годы той войны.

Но в ходе недавних торжеств, посвященных 60-летию Нормандской операции, мало кто вспоминал наступление советских войск в Белоруссии, без которого был бы невозможен успех союзников во Франции.

Тогда, летом 1944-го, в ходе операции “Багратион” советские войска, пройдя за два месяца с боями несколько сот километров, нанесли поражение группе армий “Центр”, освободив Белоруссию, часть Литвы и Польши. БЕЛОРУССКИЙ БАЛКОН На рубеже 1942-1943 гг. колесо войны сначала медленно, а потом все быстрее стало вращаться в другую сторону.

Обратите внимание

Так, линия фронта накануне летней кампании 1943-го практически совпадала с линией фронта накануне наступления вермахта летом-весной 1942-го. А, взглянув на линию советско-германского фронта, установившуюся к июню 1944 г., можно заметить, что она очень сильно напоминает линию фронта в июле 1941-го.

Под контролем немецких войск оставался ряд районов Украины и Молдавии, а также Прибалтика и почти вся Белоруссия. Линия фронта там проходила восточнее Витебска, Орши, Могилева, Жлобина, а также по Полесью, образуя т.н. “белорусский балкон” – обращенный на восток огромный выступ, который занимала группа армий “Центр” (во главе – генерал-фельдмаршал Буш).

23 июня после артиллерийской и авиационной подготовки войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов перешли в наступление – их действия координировал Маршал Советского Союза Василевский. Их противником была 3-я танковая армия генерала Рейнгардта, оборонявшаяся на северном участке фронта.

24 июня начали наступление войска 1-го и 2-го Белорусского фронтов (действия координировал Маршал Советского Союза Жуков). Их противниками были 9-я армия генерала Йордана, занимавшая позиции на юге, в районе Бобруйска, а также 4-я армия генерала Типпельскирха (в районе Орши и Могилева).

Немецкая оборона вскоре была взломана – и советские танковые войска, блокировав укрепрайоны, вышли на оперативные простор. Вообще после Сталинграда нам очень долго не удавалось ловить немцев в крупные “котлы”. Противник либо успевал отводить свои войска, либо прорывал кольцо окружения, как это было в Корсунь-Шевченковской операции.

Но “Багратион” продемонстрировал несколько успешных разгромов окруженных группировок немецких войск. Так, 25 июня был взят в кольцо и вскоре разгромлен Витебский укрепрайон. Находившийся там 53-й корпус, оставив заслон – 206 пд, попытался отойти на запад, но неудачно.

Около 8000 немецких солдат смогли вырваться из кольца, но вновь были окружены – и капитулировали. Решающую роль в успехе на центральном участке фронта сыграли советские ВВС. Войска 2-го Белорусского фронта уже к исходу 29 июня продвинулись на глубину 90 км, форсировав Днепр, и освободили г. Могилев.

4-я немецкая армия стала отступать на запад, к Минску – но далеко уйти не смогла. В ходе следующего этапа операции 3 июля войска 3-го и 1-го Белорусских фронтов завершили окружение стотысячной группировки 4-й и 9-й немецких армий восточнее Минска, в треугольнике Борисов-Минск-Червень. Это был самый большой белорусский “котел” – его ликвидация продлилась до 11 июля. В результате в немецкой обороне образовалась огромная брешь. С некоторым опозданием оценив размеры катастрофы, германское командование начало срочно перебрасывать резервы с других стратегических направлений. Может быть, именно операция “Багратион” стала решающей в противостоянии в Нормандии – немецкие танковые дивизии поехали не во Францию, а в Белоруссию

Значение разгрома немецких войск в Беларуси. Восстановление народного хозяйства.

Важно

Восенню 1943 г. чырвоная армiя ступiла на тэррыторыю Беларусi. 28 верасня быу вызвалены першы раенны цэнтр БССР г.Камарын.

У 1944 годзе пачалася аперцыя “Баграцiен”, у якай удзелнiчалi первы Беларускi фронт з генералам Ракасоускiм, другi Беларускiй фронт з генералам Захаравым, трэцi Беларускi фронт з генералам Чарняхоускiм, i першы Прыбалтыйскi. Наступленне пачалося 23 чэрвеня 1944 г.

, на трэцi дзень нашым войскам удалося акружыць Вiцебскую групоуку ворага i вызвалiць Вiцебск. Да канца чэрвеня 1944 г. савецкiя войскi высвабадзiлi Оршу, Магiлеу, Бабруйск. Разгарнулiся баi за Мiнск, у якiх вызначыуся танкавый корпус генерала Фролiкавага. На усходзе i поуднi ад Мiнска была акружана стотысячная групоука ворага.

Пасля таго, як яна адмовiлася скласцi зброю, яна была разбiта, гэта адбылося 28 лiпеня 44 года. Апошнiм горадам , якi быу вызвалены ад немцау быу горад Брэст. Мноства злучэнняу савецкiх войск атрымала назву “Вiцебскiх, Магiлеускiх, Бабруйскiх i г.д.” .Адразу пасля вызвалення Беларусi пачалiся вызваленчыя работы.

Ужо у 1944 годзе далi прадукцыю Бабруйскдрэу i Гомсельмаш. К 1945 г. аднавiлi работу 9 тысяч калгасау. А на франтах Вялiкай айчыннай вайны змагалiся 1 мiльен 300 тысяч беларусау. 3090 тысяч з iх былi узнагароджаны ардэнамi i медалямi СССР, 400 атрымалi заваннне “Героя совецкага саюза”, ; гэта званнне атрымалi двойчы.

Советский тыл в годы войны.

Под руководством партийных комитетов на местах начался перевод всей промышленности на военные рельсы. В соответствии с военно-мобилизационным планом началась эвакуация в глубокий тыл, прежде всего на Урал, где была создана вторая угольно-металлургическая база.

24 июня 1941 был создан Совет по эвакуации при правительстве СССР (председатель Н. М. Шверник). В итоге, были эвакуированы более 2500 промышленных предприятий, в том числе 1500 крупных. Были вывезены запасы продовольствия, сельхозтехника, материальные и культурные ценности, переправлено около 2,5 млн.

голов скота, на восток переехало 25 млн. человек. Война потребовала определенных изменений в самой политической системе. Сводки партийных комитетов, органов НКВД говорили о сочетании патриотизма с растущим недоверием управленцам, о стремлении к самостоятельному мышлению.

В официальной идеологии заменяются классовые лозунги (“Пролетарии всех стран, соединяйтесь!) национальными (“Смерть немецким оккупантам!”). В сентябре 1943 г. произошел поворот в религиозной политике государства. После встречи Сталина и Молотова с тремя митрополитами русской православной церкви состоялось избрание патриарха.

Совет

Им стал Сергий. Был открыт ряд церквей, освобождена часть священнослужителей. Вместе с тем, тоталитарная система шла лишь на те уступки, которые были ей необходимы для своего спасения. После решающих побед 1943 г. во внутренней политике вновь усилился политический террор.

В отличие от 30-х годов, когда “врагами” были определенные социальные слои, классы, в 40-е годы террор обрушился на целые народы. Этот процесс начался в 30-е годы, когда в 1937—1938 гг. с Дальнего Востока были выселены корейцы и китайцы, в 1941 г. жертвами террора стали поволжские немцы, в 1942 г.

— финны и финно-угорские народы Ленинграда и Ленинградской области, в 1943 г. — калмыки и карачаевцы, в 1944 г. — чеченцы, ингуши, крымские татары, греки, болгары, турки-месхи, курды. Произошли идейные проработки руководства Татарии и Башкирии за якобы неверны трактовки истории.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: https://zdamsam.ru/a25558.html

Положение на советско-германском фронте к январю 1942 года

Сокрушительные удары Красной Армии в декабре 1941 г. привели к разгрому противника и отступлению его войск от Москвы, Ростова и Тихвина.

И в то же время положение нашей страны оставалось опасным. Основные си-лы-гитлеровской армии — группа армий «Центр» — находились на тййом расстоянии от Москвы, что столица нашей Родины снова могла оказаться под их ударом.

Продолжалась блокада Ленинграда, снабжение его населения было крайне затруднено, десятки тысяч ленинградцев умирали от голода.

Миллионы советских людей на оккупированной врагом территории СССР находились в положении рабов, голодали, подвергались истязаниям в тюрьмах и концлагерях, погибали на виселицах.

Фашизм ни на час не отказывался от своих захватнических планов. Гитлер требовал обороняться до весны и обещал после этого начать новое наступление. Правда, теперь уже не было и речи о молниеносной войне. Гитлеровская клика внушала, что победа потребует от немецкого народа больших жертв. 27 декабря 1941 г.

Геббельс писал в газете «Дас Райх»: «Немцы должны понять, что эта война поставила на карту все. Дело идет о жизни и смерти. Наши теперешние страдания и тяготы могут показаться детской забавой по сравнению с тем, что последует, если мы потерпим поражение.

Восточный фронт ежедневно, ежемесячно требует жертв, жертв, жертв».

Потерпев поражение под Москвой, фашистские главари начали запугивать население Германии и немецких солдат «угрозой с Востока», используя этот жупел для того, чтобы принудить свои войска к отчаянному сопротивлению натиску Красной Армии.

Обратите внимание

Одновременно усилились репрессии. Гитлер отстранял от командования фельдмаршалов и генералов. Офицеры, допустившие отход своих частей, и отступавшие без приказа солдаты расстреливались, их семьи преследовались.

Главной заботой гитлеровского командования в те недели была переброска на Восточный фронт войск, собранных в Германии, союзных с ней и оккупированных странах Европы. На советско-германский фронт прибыли с Запада свежие дивизии, а действовавшие были пополнены личным составом и боевой техникой. В результате к январю 1942 г. Красной Армии противостояло уже 200 вражеских дивизий.

Перед советским командованием встала задача сорвать планы противника, не дать его войскам закрепиться на рубежах, к которым они были отброшены декабрьским контрнаступлением, и в новых сражениях нанести им поражение.

В январе 1942 г.

, выполняя директиву Ставки, воины Красной Армии, воодушевленные успехами контрнаступления и вдохновляемые благородной целью освобождения Родины от фашистских захватчиков, вновь пошли в наступление на врага.

Источник: http://www.winstein.org/publ/36-1-0-3716

История России

В то время как на юге шли тяжелые оборонительные сражения, Ставка провела ряд частных наступательных операций на других участках фронта. С июля по сентябрь 1942 г. войска Северо-Западного фронта трижды наступали против демянской группировки противника, рассчитывая окружить и уничтожить ее.

Добиться поставленной цели не удалось, но 16-я немецкая армия понесла большие потери. Гитлеровцам пришлось перебросить для ее усиления соединения из 18-й армии, блокировавшей Ленинград.

Немецкое командование было вынуждено для снабжения своих войск под Демянском использовать значительную часть транспортной авиации, которая была необходима на юге.

Готовясь к захвату Ленинграда, оно перебросило сюда из Крыма часть 11-й армии и подтянуло тяжелую осадную артиллерию. Но в конце августа войска Ленинградского и Волховского фронтов сами перешли в наступление. Прорыв блокады города не удался, но и гитлеровское командование израсходовало резервы, подготовленные для штурма Ленинграда.

Войска Западного фронта в первой половине июля провели наступательную операцию на брянском направлении и заставили противника перебросить сюда три дивизии из резерва.

В конце июля войска правого крыла Западного и левого крыла Калининского фронтов ликвидировали вражеский плацдарм на северном берегу Волги и охватили ржевскую группировку немцев с юга.

Для ликвидации угрозы, нависшей над этой группой войск, немецкое командование вынуждено было перебросить в район Ржева до 12 дивизий из своего резерва и с других участков фронта. Из этих сил три танковые и несколько пехотных дивизий готовились для отправки на юг.

Важно

В первой половине августа войска Воронежского фронта форсировали Дон южнее Воронежа и захватили плацдарм на правом берегу реки. Противник вынужден был держать против них сильные резервы.

В сентябре советские войска вновь перешли в наступление и в ходе боев, продолжавшихся до начала октября, форсировали реку Воронеж и ворвались на окраины Воронежа.

Немецкое командование перебросило четыре пехотные дивизии из резерва и пять дивизий (из них две танковые) с других участков фронта, чтобы удержать город в своих руках.

Действия Красной Армии на северо-западном и западном направлениях оказали большое влияние на исход оборонительного сражения на южном крыле советско-германского фронта. У гитлеровского командования возникло неверное предположение о том, что советские войска перейдут в наступление в конце 1942 г. не на южном, а на центральном направлении.

Для отражения ударов на этих направлениях враг перебросил сюда до 25 дивизий, в том числе 9 из армий, действовавших на юге.

Источник: http://www.history-at-russia.ru/xx-vek/velikaya-otechestvennaya-vojna/polozhenie-na-drugix-uchastkax-sovetsko-germanskogo-fronta.html

Вторая мировая война: изменение обстановки на советско-германском фронте и замыслы сторон

В результате успешного контрнаступления советских войск на сталинградском направлении, разгрома крупной вражеской группиров­ки стратегическая обстановка на советско-германском фронте к началу 1943 г.

резко изменилась в пользу Советских Вооруженных Сил. Захватив инициативу, они создали предпосылки для массового изгнания агрессоров с родной земли.

Советское командование получило возможность, нанося последовательные удары на избранных направлениях, навязывать противнику свою волю.

Совет

В конце 1942 г. продолжался процесс дальнейшего роста технического оснащения действующей армии. Так, с 20 ноября 1942 г. по 1 января 1943 г.

Читайте также:  Разгром 4 немецкой армии: освобождение минска

(за 40 суток) количество артиллерии в ней увеличилось на 2640 еди­ниц, танков — более чем на 900, самолетов — на 700, грузовых авто­машин — на 8 тыс. единиц.

Ставка Верховного Главнокомандования усиливала войска на сталинградско-ростовском направлении, которые без значительных оперативных пауз наступали на Ростов и Донбасс, со­здавая угрозу изоляции вражеской группе армий «А», действовавшей на Северном Кавказе.

Войска Юго-Западного и Южного фронтов вышли на линию Новая Калитва, Миллерово, Морозовск, Тормосин, Котельниковский, продвинувшись от Сталинграда на 150—250 км.

В результате успешных насту­пательных операций советских войск на Среднем Дону и в районе Котельниковского в обороне противника западнее большой излучины Дона обра­зовалась брешь.

Севернее Миллерово во вражеском фронте появился более чем 100-километровый разрыв, для заполнения которого немецко-фашист­ское командование в конце декабря смогло выдвинуть из резерва лишь 19-ю танковую дивизию.

Ставка верховного главнокомандования вермахта прилагала большие усилия, чтобы остановить продвижение советских войск и стабилизировать фронт. Однако необходимых сил и средств для этого не было.

В 700-ки­лометровой полосе от Новой Калитвы до реки Маныч, где наступали вой­ска Юго-Западного и Южного фронтов, противник (группа армий «Дон» и правое крыло группы армий «Б») имел 18 дивизий, то есть примерно по 40 км на дивизию.

Столь низкие плотности во многом обусловливались тем, что в ходе развернувшегося сражения на сталинградском направлении враг понес крупные потери. Особенно велики они были в 3-й и 4-й румынских и 8-й итальянской армиях, лишившихся 12 дивизий и 3 бригад. Для замены разгромленных соединений требовалось значительное время.

Обратите внимание

К тому же немецко-фашистское командование не могло в крупных масштабах осуществлять перегруппировку войск для усиления обороны на донбасском и ростовском направлениях. Этому в значительной степени препятствовали активные действия советских фронтов на других страте­гических направлениях. В ноябре — декабре 1942 г.

войска Калинин­ского и Западного фронтов проводили наступательные операции на вели­колукском и ржевско-сычевском направлениях, а войска Северо-Западного фронта наступали в районе Демянска.

Хотя эти действия и не дали ощути­мых результатов, противник был вынужден перебросить в группы армий «Север» и «Центр» пять дивизий и одну бригаду из Западной Европы и три танковые дивизии из резерва главного командования сухопутных войск вермахта. В это же время войска Закавказского фронта нанесли ряд контрударов в районах Нальчика, Моздока и Туапсе.

Контрудары на кав­казском направлении крайне осложнили обстановку для группы армий «А». Немецко-фашистское командование смогло направить оттуда под Сталин­град всего две дивизии (23-ю танковую и дивизию СС «Викинг»), заме­нив их спешно переброшенными из Крыма соединениями.

В целом обстановка на советско-германском фронте к началу 1943 г. позволяла советскому Верховному Главнокомандованию вводом в дейст­вие новых сил расширить масштабы стратегического наступления и раз­вить его в глубину и по фронту. Кроме того, активизация в ноябре — декабре 1942 г.

действий войск западных союзников в Северной Африке давала основание предположить, что итало-германское командование не сможет в прежних масштабах перебрасывать свои резервы с запада на восток и будет вынуждено часть их направить на Африканский театр.

Однако, как показали последующие события, этого не произошло.

Главное внимание Ставка ВГК уделяла развитию успеха на донбасском и ростовском направлениях. Юго-Западному фронту предстояло вы­двинуться к Северскому Донцу и нанести подвижными соединениями глу­бокий удар через Горловку на Мариуполь.

Южный и Закавказский фрон­ты, сосредоточив основные усилия на ростовском направлении, должны были разгромить северокавказскую группировку противника. Воронеж­скому фронту при содействии Брянского и Юго-Западного фронтов пред­стояло нанести поражение главным силам группы армий «Б».

Важно

Согласно замыслу Ставки, в ходе наступления только на юге под новые удары Со­ветской Армии попадало в общей сложности до 100 дивизий групп армий «Дон», «Б» и «А».

Решение этих задач должно было привести к освобож­дению важных в экономическом отношении районов с их людскими и ма­териальными ресурсами, что значительно улучшило бы положение Совет­ского Союза.

Одновременно Ставка Верховного Главнокомандования планировала осуществить ряд наступательных операций на северо-западном и запад­ном направлениях.

Войскам Волховского и Ленинградского фронтов при содействии Краснознаменного Балтийского флота предстояло прорвать блокаду Ленинграда и восстановить сухопутную связь с героическим городом.

Силами Калининского и Западного фронтов намечалось прове­сти операцию с целью ликвидации ржевско-вяземского плацдарма, а вой­сками Северо-Западного фронта — демянской группировки противника.

Следовательно, на огромном фронте от Ладожского озера до Черного моря Ставка Верховного Главнокомандования уже в январе 1943 г. наме­чала привлечь к стратегическому наступлению все действующие фронты.

Немецко-фашистское командование напрягало все силы, чтобы изме­нить ход борьбы в свою пользу. Оно стремилось прежде всего решитель­ным образом улучшить оперативно-стратегическое положение на южном крыле советско-германского фронта.

Принципиальное решение по этому вопросу было изложено в оперативном приказе ставки верховного глав­нокомандования вермахта № 2 от 28 декабря 1942 г.

Совет

В нем указывалось, что следует создать условия для освобождения 6-й армии и избегать «но­вых котлов, которые могут возникнуть вследствие отхода союзных войск, образования выступов фронта, обороняемых собственными слабыми частями, или создания противником на отдельных участках большого превосходства». Предусматривалось также нанести ряд ударов, чтобы «вы­рвать инициативу у русских на некоторых участках маневренными действиями…».

Учитывая реальную угрозу выхода советских войск в тыл группы армий «А» и образования нового котла, немецко-фашистское командование приняло решение последовательно отвести свои войска из юго-восточной части Северного Кавказа.

Группа армий «А» должна была, усиливая обо­рону вдоль Черноморского побережья и в горных районах, постепенно отводить войска на рубеж Мостовое, Армавир, восточнее Сальска. В пер­вую очередь намечалось отвести главные силы 1-й танковой армии, дей­ствовавшие в районе Нальчик, Моздок. Группе армий «Дон» предписы­валось сдерживать наступление советских войск восточнее Ростова.

Вме­сте с тем вражеское командование еще не теряло надежды, что ему удаст­ся выиграть время, для создания ударных группировок, чтобы возобно­вить наступательные действия.

В том же приказе войска получили указание немедленно «подготовить крупный плацдарм у Ростова», то есть создать новый сплошной фронт,обороны по линии Новая Калитва, Армавир, Майкоп, Новороссийск с расчетом удержать Донбасс и значительную часть Северного Кавказа. После этого предполагалось объединить силы групп армий «Дон» и «А» под единым командованием Манштейна.

В полосах действий групп армий «Север», «Центр» и левого крыла группы армий «Б» вражеское командование рассчитывало удержать зани­маемые рубежи, а в случае необходимости — создать за счет этих групп армий дополнительные резервы для последующего их использования на наиболее угрожаемых направлениях.

Таким образом, в условиях резкого изменения обстановки в пользу Советской Армии Ставка ВГК планировала в начале 1943 г. развернуть наступательные действия на огромном фронте. Немецко-фашистское ко­мандование стремилось любой ценой стабилизировать фронт, сдержать на­ступление советских войск и выиграть время для восстановления резервов и создания стратегических наступательных группировок.

Источник: https://agesmystery.ru/rubriki/vojny-i-tajny/vtoraya-mirovaya-vojna-izmenenie-obstanovki-na-sovetsko-germanskom-fronte-i-zamysly-storon/

Рекомендации немецкого командования по проведению обучения частей вермахта на советско-германском фронте на основании фронтового опыта 1941-1942 гг

© Шендриков Е.А., 2014

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

DOI: http://dx.doi.Org/10.15688/jvolsu4.2014.3.7

УДК 94(470)“1941/1945”

ББК 63.3(2)622

РЕКОМЕНДАЦИИ НЕМЕЦКОГО КОМАНДОВАНИЯ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ОБУЧЕНИЯ ЧАСТЕЙ ВЕРМАХТА НА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОМ ФРОНТЕ НА ОСНОВАНИИ ФРОНТОВОГО ОПЫТА 1941-1942 гг.

Шендриков Евгений Александрович

Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории, философии и русского языка Воронежского государственного аграрного университета им. императора Петра I generals78@mail.ru

ул. Мичурина, 1, 394087 г. Воронеж, Российская Федерация

Аннотация. В статье анализируются рекомендации Отдела боевой подготовки Генштаба сухопутных войск Германии по улучшению боевых качеств частей вермахта на основе фронтового опыта, полученного в боевых действиях с Красной Армией в 1941-1942 годах.

Обратите внимание

Вскрыты недостатки и слабые места в подготовке частей вермахта в период, предшествовавший второму немецкому генеральному наступлению, летом 1942 г.

: легкомысленное передвижение через просматриваемые участки местности, недостаточная маскировка, отсутствие должных навыков в стрельбе через голову своих войск, плохая инженерно-саперная подготовка пехоты, ориентировка на местности, отражение танковых атак и, прежде всего, борьба с танками на ближней дистанции.

В статье проанализирована глубокая и тщательная подготовка немецкого командования к летней кампании 1942 г.

, затронувшая все важнейшие вопросы, такие как действия разведывательных групп, организация обучения офицеров и унтер-офицеров, обучение ближнему бою, инженерно-саперная подготовка пехоты, обучение в ночных условиях, составление донесений и т. д.

В конце работы автором сделан вывод о том, что, несмотря на усиленную подготовку и исправление допущенных ранее ошибок, немецкому командованию в конечном итоге не удалось добиться коренного перелома в войне, которая закончилась полным поражением фашистской Германии.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Красная Армия, немецкое командование, рекомендации, вермахт, обучение, фронтовой опыт.

28 июня 1942 г. немецкое командование начало второе генеральное наступление на южном крыле советско-германского фронта, положившее начало оборонительным боям советских войск на юго-западном направлении.

Позднее эти боевые действия в историю нашей страны вошли как Воронежско-Вороши-ловградская стратегическая оборонительная операция (28 июня – 24 июля 1942 г.).

Последствия этой операции оказались для советского

командования весьма печальными, поскольку врагу удалось захватить правобережную часть Воронежа и развить дальнейшее наступление на Ростов и Сталинград. Потери советских войск в операции составили: 568 347 чел. (безвозвратные – 370 522 чел., санитарные -197 825 чел.), 2 436 танков, 13 716 орудий и минометов, а также 783 самолета [1, с. 106, 346].

Причины столь сокрушительного поражения заключались в том, что советское ру-

ководство к середине 1942 г. не до конца успело перевести промышленность на военные рельсы и подготовить хорошо обученные резервы.

Важно

Кроме того, советский командный состав не полностью учел ряд рекомендаций Ставки ВГК по ведению боевых действий в современных условиях, в частности ее директивное письмо Военным советам фронтов и армий о действиях ударными группами и организации артиллерийского наступления от 10 января 1942 г. [10, с. 325-329].

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Нельзя сбрасывать со счетов и высокий уровень подготовки частей вермахта, который был достигнут благодаря учету немецким командованием многих особенностей боевых действий на советско-германском фронте. После относительно легких побед в Европе в 1939-

1941 гг.

, которые были достигнуты даже с некоторыми нарушениями правил ведения военных действий, немецкое командование было вынуждено признать, что война на Восточном фронте резко отличается от боевых действий на «западном театре» военных действий. Поэтому почти ежемесячно немецкое командование выпускало рекомендации об усовершенствовании опыта военных действий. Не стала исключением и подготовка к новому генеральному наступлению летом 1942 года.

В фонде трофейных документов Центрального архива Министерства обороны РФ (г. Подольск) находится огромное количество рекомендаций немецкого командования по применению боевого опыта в предстоящих боевых действиях, относящихся к 1941-1942 годам.

Наибольший интерес представляют «Рекомендации по проведению обучения на основании фронтового опыта», подготовленные накануне и переданные в части вермахта 28 июня 1942 г.

, то есть в день начала немецкого наступления, за подписью начальника Генерального штаба сухопутных войск гитлеровской Германии генерал-полковника Ф. Гальдера [14, л. 23].

Немцы и их сателлиты в войне с СССР столкнулись со многими трудностями, такими как огромные просторы, климатические условия и др., поэтому немецкое командование постаралось учесть все «тонкости» предстоящего наступления.

Некоторые исследователи представляют вермахт как первоклассную профессиональную военную машину. Однако при анализе немец-

ких документов, в частности вышеуказанных «Рекомендаций по проведению обучения …», выясняется, что к лету 1942 г. немецкие войска имели серьезные недостатки.

Так, немецкое командование требовало «вести постоянную борьбу, особенно ответственным командирам, с беспечностью, выражающейся в продвижении вперед толпой, в легкомысленном передвижении через просматриваемые участки местности, недостаточной маскировке, шуме, производимом техническим имуществом, громких разговорах и т. п.» [14, л. 24].

Совет

Не менее важным считалось «обучение стрельбе через голову своих войск и через промежутки. С фронта часто поступают жалобы, что этими навыками вообще больше никто не владеет» [там же, л. 28]. Уязвимым местом была и инженерно-саперная подготовка пехоты, поскольку «часто атака захлебывалась перед минным полем, потому что не хватало саперов» [там же].

Вызывала беспокойство у немецкого командования «леность в рытье окопов. В ходе войны она приводит к большим потерям. В то время как русские основательно окапываются, если не атакуют, немецкий пехотинец делает это только тогда, когда рвутся снаряды» [там же, л. 29-30].

Читайте также:  Крупная промышленность и стахановцы. организация народного хозяйства

Кстати, высокую оценку немецкое командование дало и построенным советскими войсками амбразурным сооружениям и долговременным оборонительным сооружениям, «так как русские повсеместно очень умело и очень быстро сооружают мощные укрепления, как полевого типа, так и в населенных пунктах. » [там же, л. 32].

Некомпетентность офицеров вермахта немецкое командование было вынуждено признать и в отношении таких вопросов, как «чтение несовершенных карт, ориентировка по компасу, солнцу, луне и звездам», которые «приобретают в условиях обширных пространств на востоке особое значение.

Требованиям в этом отношении не соответствуют ни младшие офицеры, ни унтер-офицеры и рядовые. Часто приходится ориентироваться лишь по рельефу местности, рекам и зачастую неверно обозначенным деревням» [там же].

Кроме того, у военнослужащих отсутствовали «навыки охотников, умение ориентироваться, обращаться с компасом, охранять себя со всех сторон, в том числе в лесу, и быстро оценивать обстановку. Молодым командирам рот

недостает основательной командирской подготовки. Этот недостаток не заменить боевым опытом» [14, л. 25].

Немецкое командование, наметив в рекомендациях проблемные вопросы, предлагало Отделу боевой подготовки с целью улучшения ситуации в войсках подобрать темы «для учебных занятий, которые желательно особо выделить на основании отчетов о боевом опыте» [там же, л. 24]. Сотрудники Отдела выполнили поставленную задачу, разработав к 28 июня 1942 г. вышеуказанные рекомендации.

Обратите внимание

По мнению сотрудников Отдела боевой подготовки Генштаба сухопутных войск Германии, «в условиях огромных просторов и протяженности пространств на Востоке каждый командир должен быть воспитан к тому, чтобы самостоятельно вести боевые действия, обеспечивать себя с фланга и тыла и решать свою боевую задачу в соответствии с общей задачей. Поэтому требуется значительно более гибкое обучение всего младшего командного состава. Предполагаемая нашими уставами как норма атака с примкнутыми флангами на Востоке бывает редко» [там же].

Коснулись разработчики рекомендаций и правил поведения при различном воздействии со стороны противника, в которых придавалось «больше значения тому – и это главным образом дело командира роты – чтобы подразделение на поле боя не скучивалось, а передвигалось расчлененным строем.

Если возникают паузы, то каждый солдат непременно должен найти укрытие и залечь. Должно быть все сделано для того, чтобы ни из-за небрежности, ни из-за определенного стадного чувства не возникали бессмысленные потери.

Именно офицер должен являть собой пример поведения, соответствующего фронтовой обстановке, сочетающегося с готовностью взять на себя ответственность и стремлением к собственной инициативе» [там же, л. 25].

Развивая эту тему, сотрудники отдела отмечали, что командир и подразделение располагают небольшим опытом и навыком в действиях разведывательных групп, особенно в лесу, поэтому предлагалось обучать их «тактическим положениям, руководствуясь на основании боевого опыта и наставлениями; оценке обстановки и местности; принятию

решения и отдаче приказа; взаимодействию с тяжелым орудием, артиллерией и танками; подготовке командиров разведывательных и штурмовых групп; организации, вооружению, оснащению и обучению разведывательных и штурмовых групп» [14, л. 25].

Возможно, советские войска ночными атаками в предыдущих боях заставили немцев и их сателлитов учиться ведению боевых действий в темное время суток. Поэтому немецкое командование этому виду боя уделило большое внимание, подчеркнув, что обучение в ночных условиях «не должно ограничиваться занятиями о поведении в ночное время.

Необходимо отработать тщательную подготовку ночного боя, уверенное продвижение ночью по любой местности, пребыванию части в плотных порядках, а также езде без освещения, умению ориентироваться при свете луны, по звездам, обращению с компасом и т. п.» [там же, л. 29].

«Подготовка и осуществление операций штурмовых групп против очагов сопротивления и позиций противника, в том числе и ночью, и связанное с этим точное наблюдение за действиями противника нуждаются в обстоятельном обучении, особенно во время позиционных боев» [там же, л. 26].

Важно

Не была оставлена без внимания и «служба охранения», «прежде всего от ночных нападений», и «занятие круговой обороны, во время остановок и на отдыхе, особенно ночью» [там же, л. 30].

Особое внимание составители рекомендаций уделили тому, чтобы «все рода войск должны быть приучены к разнообразному применению мин в наступлении и в обороне» [там же]. В этом пункте военнослужащие вермахта в дальнейшем преуспели с лихвой. В частности, Воронеж после освобождения 25 января 1943 г. представлял собой страшное зрелище.

В отчете Воронежского обкома ВКП(б) Центральному комитету партии о мерах по нормализации жизни в освобожденных районах области от 2 февраля 1943 г. говорилось: «Все общественные здания, культурные учреждения, промышленные предприятия, уцелевшие от бомбардировок, заминированы врагом и при уходе взорваны.

При уходе противник взорвал здание обкома ВКП(б) и облисполкома, Дворец пионеров, здание Воронежского госуниверситета и ряд других. Оставши-

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

еся 3-4 десятка зданий заминированы.

Городок сельскохозяйственного института и все корпуса учебных заведений, расположенные в этом городке, разрушены и сожжены, а также коммунально-бытовые предприятия города, бани, прачечные, парикмахерские, детские ясли, столовые, базары.

Полностью уничтожена телефонная, телеграфная сеть, на многих улицах даже сняты трамвайные линии. Промышленные предприятия города на 8090 % разрушены. Городская электростанция взорвана. Паротурбина и генератор разрушены.

Южная часть города – Чижовка, включая улицу 20-летия Октября, – вся снесена и взорвана противником при отступлении. В городе не осталось ни одного жителя» [3, с. 203]. Как видим, части вермахта успешно «воевали» не только против регулярных частей Красной Армии, но и против гражданских объектов и мирного населения.

Вызывало опасение у разработчиков рекомендаций и отражение танковых атак и, прежде всего, борьба с танками на ближней дистанции, которые требовали «обстоятельной подготовки» [14, л. 30]. Необходимо отметить, что немецкое командование извлекло уроки из прошедших боев на советско-германском фронте в 1941 году.

Совет

Как позднее вспоминал дважды герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск М.Е.

Катуков, после битвы под Москвой немецким командованием «была создана специальная комиссия, которой поручалось собрать материалы в целях изучения русских танков и конструирования на основе этого новых немецких танков и более мощного противотанкового оружия» [4, с. 57].

Танкобоязнь немецких частей привела к срыву сроков наступления в 1941 г. на ряде направлений советско-германского фронта. Тот же М.Е. Катуков вспоминал: «Прослышали мы, что гитлеровцы боятся наших танков Т-34 и КВ. Но где их взять? Не помню уж, у кого в дивизии родилась мысль сделать макеты тридцатьчетверок.

Обшили мы несколько транспортных машин фанерой, приделали деревянные пушки, покрасили в защитный цвет. Стоят такие пугала, замаскированные в кустарнике или на опушке леса, а рядом ведут огонь настоящие пушки. На пехоту противника это производило впечатление, и на этих участках она не лезла напролом…» [там же, с.

18].

Действительно, в одном из донесений вермахта говорилось, что расчет 37-мм пушки добился 23 попаданий в один и тот же Т-34, и лишь последнее попадание в основание башни принесло успех [2, с. 173]. Поэтому немецкое командование всячески поощряло своих солдат на уничтожение советских танков. Оно предоставляло солдатам две недели отпуска за каждый сожженный Т-34, а за КВ – даже три [4, с. 48].

Не меньшее беспокойство вызывала слабая подготовка офицеров и унтер-офицеров, которые имели следующие недостатки: «неумение составить надлежащий учебный план (8-14 дневное обучение и т. д.)» и «неумение составить программу на день, которая основывалась бы на изученном накануне.

Недостаточно просто написать: с 9 до 10 часов – занятия «на местности». Проводящие их офицер или унтер-офицер должны точно определять, что будет сделано в течение этого часа, как он будет распределен по минутам.

На каждом занятии обучающий должен иметь при себе соответствующее наставление» [14, л. 26].

Обратите внимание

Не забыло немецкое командование и возможность применения унтер-офицерами и рядовыми «физических сил», от неиспользования которых «страдает уверенность в себе.

Инструктаж и обучение в этом отношении обязательны при проведении физпод-готовки, занятий на местности и отработке приемов ближнего боя.

Этот недостаток отрицательно сказывается главным образом при осуществлении операций штурмовых групп» [там же, л. 27].

После провала блицкрига немецкое командование уже не сбрасывало со счетов возможность «позиционных боев».

Поэтому разработчики рекомендаций на занятиях по стрельбе требовали «придавать большое значение управлению огнем стрелковой роты, то есть объединению стрелков, задействованию особенно хороших стрелков (снайперов), стрельбе по участку местности, стрельбе в полевых условиях (в положении с колена), выстрелу “навскидку”, соединению минометного огня с винтовочным и пулеметным. Сюда относится также составление планов огня, простых схем огня» [там же]. Как бы развивая данное положение, немецкое командова-

ние стремилось у офицеров выработать «определенный навык – быстро освоиться с трофейным оружием и извлечь из этого оружия максимально возможное для боевых действий. Офицеру должно быть привито чувство удовлетворения, что он может обращаться с оружием любого вида. Офицер и младший командир должен быть в состоянии управляться со всеми видами вооружения своего рода войск» [там же, л. 27-33].

Составители рекомендаций затронули и такие вопросы, как «переход от обороны к контратаке или к контрнаступлению», «основательная подготовка в осмотре, оценке местности, в распознавании целей, использовании местности не только отдельного солдата, но и отделения, взвода, роты», «использование огневой поддержки за счет молниеносных перебежек», «обучение ближнему бою», «усиленная инженерно-саперная подготовка пехоты», «инструктаж по преодолению плохих, заболоченных участков дорог», «приведение в исправное состояние транспортных средств и механизмов вспомогательными средствами» и др. [там же, л. 33].

В завершении рекомендаций авторы коснулись донесений о положении противника и об обстановке, которые «должны быть составлены таким образом, чтобы давать вышестоящей инстанции однозначную картину обстановки» [там же, л. 34].

Важно

Особое внимание уделялось «оценке находящегося перед частью противника, затем эти донесения подвергаются критической оценке и передаются дальше. Воспитывать командиров так, чтобы они считали своим долгом как можно чаще лично составлять себе представление об обстановке.

Необходимо бороться с тенденцией докладывать о любом противнике как

о сильном, представлять разведывательные атаки отдельных рот против участка дивизии как отраженную атаку. Если какой-то населенный пункт занят без боя, следует докладывать, что он был не “захвачен”, а “занят”» [там же].

Как показали дальнейшие события, немецкие войска максимально извлекли уроки из прошедших боев, добившись в ходе второго генерального наступления в июне – июле

1942 г. значительных успехов на воронежском и сталинградском направлениях. Однако эти

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/rekomendatsii-nemetskogo-komandovaniya-po-provedeniyu-obucheniya-chastey-vermahta-na-sovetsko-germanskom-fronte-na-osnovanii

Обстановка на советско-германском фронте к концу 1943 г

Советские Вооруженные Силы, прочно овладев инициативой в ведении военных действий, выиграли грандиозные битвы на Курской дуге и за Днепр, вступили на территорию Белоруссии и Правобережной Украины и значительно приблизились к западным границам СССР.

Линия фронта общей протяженностью 4400 км проходила теперь (карта 2) от полуострова Рыбачий к району западнее Мурманска и Беломорска, по побережью Онежского озера, реке Свирь, через Ладожское озеро и Карельский перешеек к Финскому заливу.

Далее, огибая Ленинград с запада, юга и юго-востока, она шла на юг восточнее Новгорода к Невелю, восточнее Витебска, Могилева, Мозыря, Коростеня, западнее Черкасс, восточнее Кировограда и Никополя, по нижнему течению Днепра до Херсона, через Перекопский перешеек и восточную часть Керченского полуострова.

Советские войска занимали выгодное оперативно-стратегическое положение, позволявшее наносить удары по флангам крупных группировок врага. На северо-западе они охватывали вражескую группировку в районе Пушкин, Тосно. Чудово, а на западе — в восточной части Белоруссии.

На юго-западном направлении советские войска имели два крупных стратегических плацдарма на западном берегу Днепра в районах Киева и Днепропетровска. Владея киевским плацдармом, они нависали с севера над всей группировкой немецко-фашистских войск на Правобережной Украине, создавали угрозу ее коммуникациям.

Днепропетровский плацдарм позволял наносить удары во фланг противнику, оборонявшемуся по Днепру у Канева, и по тылам его криворожско-никопольской группировки.

В то же время враг, удерживая каневский выступ и плацдарм на левом берегу Днепра у Никополя, угрожал флангам и тылу советских войск, действовавших южнее Киева, в районе Пятихаток и на Перекопском перешейке.

Артиллеристы ведут огонь по врагу на втором Украинском фронте

Совет

На севере, от полуострова Рыбачий до Ладожского озера, войскам Карельского фронта и 7-й отдельной армии противостояли 20-я немецкая горная армия, «Масельская» и «Олонецкая» оперативные группы финских войск, поддерживаемые соединениями 5-го немецкого воздушного флота и финской авиацией. Здесь стороны занимали позиционную оборону, ограничиваясь боями местного значения.

Читайте также:  Вече и князь в древнерусском государстве. система государственных органов власти.

На северо-западном направлении, от Ладожского озера до Невеля, против войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов оборонялись немецкая группа армий «Север» и финская оперативная [43] группа «Карельский перешеек», поддерживаемые 1-м воздушным флотом и финской авиацией.

На Карельском перешейке, а также от Финского залива до Холма стороны занимали сильно укрепленные рубежи. Войска Ленинградского и Волховского фронтов после длительной обороны готовились к наступательным действиям. Противник продолжал совершенствовать оборонительные позиции.

Войска левого крыла 2-го Прибалтийского фронта вели наступление северо-западнее Невеля и глубоко охватили южный фланг группы армий «Север».

На западном стратегическом направлении, от Невеля до реки Припять, действовали 1-й Прибалтийский, Западный и Белорусский фронты. Их войска продолжали наступление на витебском, оршанском, могилевском, бобруйском направлениях.

Против них оборонялась на заранее подготовленных рубежах немецко-фашистская группа армий «Центр», поддерживаемая 6-м воздушным флотом. В декабре войска правого крыла 1-го Прибалтийского фронта взломали вражескую оборону севернее Витебска, охватив с севера находившуюся в районе города группировку противника.

В связи с прорывом войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов на стыке групп армий «Север» и «Центр» сложилось, писал впоследствии бывший гитлеровский генерал В. Эрфурт, «чрезвычайно тяжелое положение».

Германскому командованию, «несмотря на неоднократные попытки, не удалось собрать достаточно сил для того, чтобы одновременно нанести контрудары с севера и юга. Атаки, предпринятые недостаточными силами, успеха не имели, и положение под Невелем превратилось в источник постоянной опасности» {118}.

Войска левого крыла Белорусского фронта вышли на подступы к Мозырю. В результате центральная и южная стратегические группировки противника оказались разъединенными Полесьем, затруднявшим взаимодействие между ними.

Обратите внимание

На юго-западном направлении действовали наиболее крупные силы воюющих сторон. Здесь, от реки Припять до Керченского полуострова, вели наступление войска 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов и Отдельной Приморской армии.

В их составе было более 42 процентов стрелковых дивизий, 82 процентов танковых и механизированных корпусов, 45 процентов авиационных дивизий из имевшихся во всех фронтовых объединениях.

Здесь же находилась основная часть резервов Ставки Верховного Главнокомандования — 47-я и 69-я общевойсковые, 2-я и 4-я танковые армии.

Немецко-фашистские группы армий «Юг» и «А», которые оборонялись на этом направлении, в свой состав включали около половины всех пехотных и свыше 70 процентов танковых и моторизованных дивизий, находившихся на советско-германском фронте. Поддерживали их самый сильный немецкий 4-й воздушный флот и румынская авиация.

Между советскими и фашистскими войсками шли ожесточенные сражения. Битва за Днепр перерастала в борьбу за Правобережную Украину. Предпринятое в ноябре группой армий «Юг» контрнаступление в районе Житомира не достигло намеченных целей: ей не удалось отбросить советские войска с западного берега Днепра и вновь захватить Киев.

1-й Украинский фронт, отражая контрудары противника на киевском плацдарме, готовился к наступлению. 2-й и 3-й Украинские фронты, завершая операции летне-осенней кампании, сорвали попытки врага ликвидировать днепропетровский плацдарм и вели бои на подступах к Кировограду и Кривому Рогу.

Войска 4-го Украинского фронта в ноябре вышли к Днепру в его нижнем течении, ворвались на Перекопский перешеек, заперев противника в Крыму, форсировали Сиваш и овладели плацдармом на его [44]южном берегу.

В связи с неудачей наступления на киевско-житомирском направлении верховное командование вермахта вынуждено было отменить задуманный на середину ноября удар с никопольского плацдарма с целью деблокады крымской группировки {119}. «В этих тяжелых боях, — признавал командующий группой армий «Юг» Э.

Важно

Манштейн, — было неизбежным все более сильное падение боеспособности наших соединений. Пехотные соединения непрерывно находились в боях. Танковые соединения, как пожарную команду, бросали с одного участка фронта на другой… ОКХ не имело необходимого для нас пополнения в технике и людях, чтобы компенсировать потери…» {120}

Большие трудности, вызванные длительным наступлением, испытывали и Советские Вооруженные Силы. Войска нуждались в пополнении людьми, вооружением, прежде всего танками и средствами транспорта.

Коммуникации растянулись, и тылы отставали от войск.

В связи с тем что железные дороги сильно разрушались отступавшим противником, восстановление их было крайне затруднено, что еще больше осложняло снабжение войск, особенно боеприпасами и горючим.

Обстановка на Баренцевом, Балтийском и Черном морях определялась в основном ходом и результатами военных действий на суше.

Северный, Балтийский и Черноморский флоты от участия в оборонительных операциях сухопутных войск на приморских направлениях переходили к совместным с ними действиям в наступательных операциях.

Защита собственных морских коммуникаций оставалась важной задачей флотов, в то же время возрастал удельный вес боевых действий по нарушению морских коммуникаций противника.

Воздушная обстановка благоприятствовала Советским Вооруженным Силам. Авиация фронтов, флотов, дальнего действия и Войск ПВО страны прочно удерживала стратегическое господство в воздухе.

Успехам Советской Армии и Флота содействовала борьба патриотов в тылу врага, которая достигла наивысшего с начала войны размаха и активности. Партизаны и подпольщики, нарушая работу вражеского тыла и управление войсками, подрывали боеспособность противника, отвлекали на себя значительные силы его войск.

Совет

Действующие фронты и флоты Вооруженных Сил СССР имели в общем некоторое преимущество в силах и средствах над противником.

Таблица 1. Соотношение сил и средств сторон на советско-германском фронте к началу 1944 г. {121}

Силы и средства

Действующие фронты и флоты Вооруженных Сил СССР {*1}

Вооруженные силы фашистской Германии и ее союзников

Соотношение сил и средств

Личный состав (тыс. чел.)

6354

4906

1,3:1

Орудия и минометы {*2}

95 604

54570

1,7:1

Танки и САУ (штурмовые орудия)

5254

5400

1:1,03

Самолеты боевые

10200

3073

3,3:1

{*1} С учетом действующих частей и соединений Войск ПВО страны и авиации дальнего действия.

{*2}Без 50-мм минометов и реактивных установок.

Как видно, советские войска несколько уступали противнику в количестве танков и самоходной артиллерии. Это объяснялось прежде всего большими потерями их в наступательных операциях 1943 г.

В резерве Ставки Верховного Главнокомандования находились три общевойсковые, две танковые армии, управления двух общевойсковых и воздушной армий, шесть танковых, механизированный, воздушно-десантный и смешанный авиационный корпуса.

В резерве верховного главнокомандования вооруженных сил Германии имелось 8,5 дивизии, которые дислоцировались в восточных районах рейха, в Австрии, Чехословакии, Польше и могли быть использованы в первую очередь против Советской Армии.

Для этой же цели на территории Румынии формировалась 4-я румынская армия (15 дивизий и 6 бригад), а в Венгрии — 1-я венгерская армия (4 пехотные и танковая дивизии).

Приведенные данные говорят о беспочвенности утверждений бывших гитлеровских генералов и вторящих им буржуазных историков о многократном численном превосходстве советской действующей армии над противником в это время {122}.

Такая версия понадобилась, чтобы оправдать поражение восхваляемой ими немецко-фашистской армии и принизить боевые качества Вооруженных Сил СССР, которые добивались побед якобы не умением, а числом.

В действительности же войска Германии и ее союзников лишь ненамного уступали Советской Армии в численности людей и боевой техники и имели достаточное количество сил для стратегической обороны.

Обратите внимание

Превосходство Вооруженных Сил СССР заключалось прежде всего в высоких морально-боевых качествах советских воинов, воспитанных Коммунистической партией на великих идеях марксизма-ленинизма.

Оно выражалось также в передовом характере советского военного искусства, возросшем мастерстве командного и политического состава.

Это превосходство опиралось на неразрывное единство армии и народа, фронта и тыла.

Важнейшим, определяющим фактором высоких морально-политических качеств советских воинов являлись справедливые цели Великой Отечественной войны, светлые идеалы защиты социалистической Родины.

Коренной перелом в войне, достигнутый благодаря героическим усилиям советского народа, руководимого партией Ленина, ее титанической политической, организационной и воспитательной работе в массах, еще больше воодушевил воинов на полный разгром нацистской Германии.

Среди личного состава царило стремление быстрее освободить родную землю от захватчиков, оказать братскую помощь трудящимся стран, порабощенных фашизмом. Это умножало наступательный порыв бойцов и командиров, порождало у них готовность преодолеть любые трудности.

Командные кадры накопили богатый опыт стратегического и оперативно-тактического руководства войсками в различной обстановке.

Они научились искусно применять наиболее эффективные способы разгрома врага, тщательно и скрытно готовить операции, сосредоточивать усилия на решающих направлениях, выявлять и использовать уязвимые места противника, своевременно и четко осуществлять маневр силами и средствами, организовывать и непрерывно поддерживать взаимодействие войск.

Важно

Партийно-политическая работа направлялась на выполнение задач, поставленных Коммунистической партией перед Вооруженными Силами. [46]

Большое внимание уделялось разъяснению личному составу призывов ЦК ВКП(б) и доклада И. В.

Сталина, посвященных 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, а также приказа Верховного Главнокомандующего № 309 от 7 ноября 1943 г.

, которые нацеливали Советскую Армии) и Флот на полное освобождение Родины и ликвидацию фашистского «нового порядка» в Европе.

Реорганизация структуры партийных и комсомольских организаций, осуществленная в соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 г., привела к усилению партийного влияния в войсках, обеспечила более правильную расстановку коммунистов, значительно оживила внутрипартийную работу.

Первичные партийные организации были созданы во всех батальонах, дивизионах и равных им подразделениях. Их общее количество к 1 января 1944 г. увеличилось за год более чем в полтора раза. Усилению партийного влияния на все стороны жизни и деятельности войск способствовал дальнейший рост партийных рядов. За 1943 г.

количество членов и кандидатов в члены ВКП(б) в Вооруженных Силах возросло на 39,4 процента и составляло на 1 января 1944 г. 2 702 566 человек {123}. Большая часть армейских и флотских коммунистов находилась на фронте {124}. Эта огромная сила цементировала ряды воинов, героическим примером и пламенным призывом воодушевляла их на ратные подвиги.

Наличие сильных партийных организаций, тесно связанных со всей массой воинов, являлось одним из важнейших условий повышения боеспособности действующей армии.

Под руководством политорганов и партийных организаций активно работали комсомольские организации, общее число которых выросло после реорганизации их структуры более чем на 23 тыс. На 1 января 1944 г.

Совет

в армии и на флоте насчитывалось 55 193 первичные и 104 926 ротных или равных им организаций ВЛКСМ; из них на фронте — 72,6 процента первичных и 66,7 процента ротных организаций.

Примечательно то, что 63,4 процента первичных комсомольских организаций имели в своем составе более чем по 15 членов ВЛКСМ {125}. Возросла партийная прослойка в комсомоле.

В то же время политико-моральное состояние вермахта под влиянием сокрушительных поражений на советско-германском фронте понизилось. Усилился процесс разложения войск стран — сателлитов Германии. Выступая на совещании высшего правительственного и военного руководства в Бад-Шахене в октябре 1943 г., В.

Кейтель вынужден был признать ухудшение морального состояния германских вооруженных сил. В числе факторов, ослаблявших войска, он назвал подрыв воли германской нации к сопротивлению, распространение нежелательных сообщений и известий с фронта, пораженческие настроения и контрпропаганду противника.

Особое беспокойство начальника штаба ОКБ вызывало проникновение недовольства в среду офицеров и генералов. Поэтому Кейтель призвал участников совещания со всей решительностью бороться «против предательства, против критики верховного руководства и его главных представителей…

особенно тогда, когда эта критика не останавливается даже перед особой фюрера» {126}.

Насаждая жестокую дисциплину, усиливая интенсивность идеологической обработки, умножая репрессии по отношению к недовольным, ОКВ продолжало держать армию в повиновении, принуждало ее сражаться [47] за чуждые немецкому народу интересы. Эта армия представляла еще большую силу.

Из приведенных выше фактов явствует, что в целом обстановка на советско-германском фронте была благоприятной для Вооруженных Сил СССР.

Обратите внимание

Успешное осуществление летне-осеннего наступления, завершившегося взломом вражеской обороны на Днепре, высокий моральный дух советских войск, их количественное и качественное превосходство над противником, стратегическое господство в воздухе, а также широко развернувшееся партизанское движение во вражеском тылу создали выгодные условия для проведения новых наступательных операций с решительными целями. Советское командование, прочно владея инициативой в ведении военных действий, располагало возможностью выбора форм и способов вооруженной борьбы, направлений главных ударов, места и времени проведения операций.

Оглавление. Крушение оборонительной стратегии фашистского блока

Источник: http://www.protown.ru/information/hide/5247.html

Ссылка на основную публикацию