Освобождение эстонской сср и выход советской войск на подступы к риге

Освобождение советской Прибалтики. Положение в Эстонии, Латвии и Литве к осени 1944 г

Летом 1944 г. советские Прибалтийские республики еще находились под гнетом фашистских захватчиков. Трехлетняя оккупация принесла неисчислимые бедствия их народам.

В директиве гитлеровского министра по делам оккупированных восточных областей Розенберга говорилось: «Целью имперского уполномоченного в Эстонии, Латвии, Литве и Белоруссии должно быть создание германского протектората, с тем чтобы впоследствии превратить эти области в составную часть великой Германской империи путем германизации подходящих в расовом отношении элементов, колонизации представителями германской расы и уничтожения нежелательных элементов. Балтийское море должно стать внутренним германским морем под охраной великой Германии». Людей из этих республик, «не подходящих в расовом отношении», предполагалось уничтожить либо переселить в восточные районы Советского Союза.

Фашистские поработители лишили крестьян земли, полученной ими от Советской власти в 1940-1941 гг., выселяли их целыми семьями с усадеб. Многих отправляли на принудительные работы в Германию, где они содержались в нечеловеческих условиях. В городах фашисты выселяли жителей из лучших домов и заселяли их немцами.

Обратите внимание

В результате насилия и безудержного грабежа резко ухудшилось положение трудящихся, особенно рабочих. Оккупанты лишили их всех прав. Директора фабрик и заводов могли по своему усмотрению устанавливать продолжительность рабочего дня, подвергать рабочих телесным наказаниям, сажать их в карцер.

За каторжный труд, длившийся 12-16 часов в сутки, рабочие получали голодную норму хлеба. Гитлеровские палачи за время оккупации истребили в Литве 700 тыс. человек (в том числе более полумиллиона местных жителей), в Латвии — около 314 тыс., в Эстонии — свыше 125 тыс. человек.

Только в одном городе Либава и его окрестностях фашисты расстреляли и замучили около 30 тыс. советских граждан, в том числе более 3 тыс. детей.

Гитлеровцам в проведении их бесчеловечной политики помогали изменники Родины, буржуазные националисты, стремившиеся к отторжению Эстонии, Латвии и Литвы от Советского Союза и к восстановлению в них капиталистических порядков. Опорой фашистского оккупационного режима являлась городская и сельская буржуазия. За год существования Советской власти ее экономические и политические позиции ослабли, но она еще не была полностью ликвидирована.

Трудящиеся Прибалтийских республик с первых же дней войны под руководством коммунистов оказывали сопротивление захватчикам и их наймитам. Рабочие фабрик и заводов, несмотря на жестокие репрессии, саботировали распоряжения предпринимателей, снижали выпуск продукции.

Крестьяне жгли хозяйства немецких колонистов, срывали поставки сельскохозяйственных продуктов. В городах и деревнях создавались антифашистские комитеты, объединявшие представителей всех слоев населения. Активизировали свою деятельность подпольные партийные организации. Под их руководством начало развертываться партизанское движение.

Оно [330] особенно усилилось во второй половине 1942 г., после создания республиканских штабов партизанского движения, работу которых направляли Центральные Комитеты компартий Эстонии, Латвии и Литвы.

Отсутствие обширных лесных массивов, развитая сеть дорог, густая телефонная сеть вынуждали партизан действовать небольшими отрядами и отдельными группами. Искусно маневрируя, они изматывали силы гарнизонов противника, наносили им значительные потери. Фашистскому командованию приходилось привлекать к борьбе против них крупные силы.

Важно

Несмотря на это, гитлеровцам не удавалось подавить партизанское движение в Советской Прибалтике. Его история полна примеров боевой активности, героизма, самоотверженности советских патриотов. Вот один из таких примеров.

Группа партизан, возглавляемая двадцатилетней литовской девушкой Марией Мельникайте, при выполнении боевого задания была окружена немецкими карателями. Она долго и упорно сопротивлялась.

Но враг был сильнее, и партизаны попали в его руки. Перед казнью гитлеровцы подвергли их нечеловеческим пыткам.

Стоя у виселицы, Мария гордо бросила в лицо фашистским палачам: «Я боролась и умираю за Советскую Литву! А вы зачем сюда пришли, что вы делаете в нашей Литве, немецкие псы?»

Бесстрашной дочери литовского народа М. Ю. Мельникайте посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

С душевной теплотой вспоминают советские люди о подвигах славного партизана и руководителя рижского подполья И. Я. Судмалиса. Проводимые им боевые операции и диверсии ошеломляли врага своей дерзостью. Лишь с помощью провокаторов фашистам удалось напасть на его след. В мае 1944 г. они казнили легендарного латвийского подпольщика. Он также удостоен звания Героя Советского Союза.

В памяти народа навсегда сохранится и имя эстонской комсомолки Героя Советского Союза Хелене Кульман. При выполнении боевого задания отважная разведчица была схвачена полицией и подвергнута жестоким пыткам. Перед смертью она крикнула палачам: «Вам нас всех не убить! Эстония будет свободной!»

Большой размах партизанская борьба в Прибалтике приняла в 1944 г., в период наступления Красной Армии. Латвийские, литовские и эстонские партизаны взрывали мосты, пускали под откос вражеские эшелоны с живой силой и военной техникой, уничтожали железнодорожные станции, громили гарнизоны противника.

Совет

В Латвии летом 1944 г. партизанское движение охватило почти все уезды; здесь действовали три бригады и четыре отряда. Активность латвийских партизан особенно возросла с приближением линии фронта к районам их действий. Партизанские бригады под командованием В. П. Самсона, П. Ратыня и О. П. Ошкална оказали Красной Армии большую помощь.

В Эстонии число партизан увеличилось в 1944 г. по сравнению с 1943 г. в 5 раз. Только один партизанский отряд, сражавшийся в Вирумаа, насчитывал 390 человек. Наиболее прославился отряд Э. Аартеэ, действовавший совместно с партизанами Ленинградской области.

Как уже отмечалось в предыдущей главе, широко развернулось партизанское движение и в Литве. Оно также во многом способствовало освобождению большей части республики с ее столицей Вильнюсом и успешному продвижению Красной Армии к советско-германской границе.

Борьба литовского, латвийского и эстонского народов, явившаяся ценным вкладом в дело разгрома немецко-фашистских захватчиков, в 1944 г. велась в более благоприятных условиях.

Это было связано с наступлением Красной Армии на северо-западном и западном направлениях.

Ее успехи заметно сказывались на положении в советских Прибалтийских республиках, значительная часть которых к осени 1944 г. была уже освобождена.

Еще зимой 1944 г. в результате успешных операций под Ленинградом и Новгородом советские войска приблизились к восточным границам Прибалтийских республик. Однако попытки развить наступление на таллинском и рижском направлениях ни в марте, ни в апреле не дали ощутимых результатов.

[331] В этот период фронты северо-западного направления занимали следующее положение: войска Ленинградского фронта находились на рубеже реки Нарва, вступив здесь на территорию Эстонской ССР; 3-го Прибалтийского — на восточных подступах к Пскову и Острову; 2-го Прибалтийского — на рубеже восточнее Пушкинских Гор и Идрицы и 1-го Прибалтийского — южнее озера Нещердо, на подступах к Полоцку и Витебску.

Катастрофа в Белоруссии заставила гитлеровцев перебросить туда часть сил группы армий «Север». Создались выгодные условия для перехода в наступление советских войск и севернее Даугавы (Западной Двины). Еще 4 июля Ставка поставила задачи перед фронтами, действовавшими севернее этой реки.

Обратите внимание

10 июля из района восточнее Идрицы в направлении на Ригу начали наступление войска 2-го Прибалтийского фронта. Прорвав 16 июля сильно укрепленную оборону противника, они перенесли боевые действия на территорию Латвийской ССР. Ломая упорное сопротивление врага, преодолевая топи болот, леса, войска продвигались вперед и к концу августа подошли к Эргли, заняли Гостини.

Население сердечно встречало своих освободителей. Они повсюду видели озаренные радостными улыбками лица.

В числе первых на родную землю вступили воины 130-го латышского стрелкового корпуса, которым командовал генерал Д. К. Бранткалн. Многие из них находили в освобожденных поселках и хуторах своих близких и Друзей.

Воины корпуса геройски сражались с врагом. Так, у Виэталвы (15 км юго-восточнее Эргли) старшина Я. Я Розе для корректировки артиллерийского огня взобрался на колокольню церкви, находившейся на ничейной территории. Точность стрельбы всполошила гитлеровцев, и они обрушили шквал огня на эту церковь.

Но советский воин был находчив: при очередных налетах он спускался с рацией на нижнюю площадку, а затем снова, поднимался наверх и продолжал корректировку. За умелые действия Я. Я. Розе был награжден третьим орденом Славы. Он стал первым в корпусе полным кавалером этого почетного солдатского ордена.

Войска 3-го Прибалтийского фронта, перешедшие в наступление 17 июля, прорвали вражескую оборону и вступили на территорию Эстонской и Латвийской ССР. 25 августа они заняли Тарту и вышли к Валге. Действовавшие севернее соединения Ленинградского фронта 26 июля освободили Нарву.

Наступление Красной Армии на северо-западном направлении, прямо связанное с грандиозной битвой на главном направлении, также увенчалось успехом.

В июле — августе советские войска продвинулись в районе к югу от Чудского озера более чем на 200 км, освободили часть Эстонии, значительную часть Латвии и большую часть Литвы.

Важно

К началу сентября линия фронта проходила западнее Нарвы, у Чудского озера и Тарту, восточнее Валги, западнее Гулбене, у Крустпилса, Бауски и Елгавы, западнее Шяуляя, у Расейняя.

Положение противника в Советской Прибалтике значительно ухудшилось.

Войска группы армий «Север» (оперативная группа «Нарва», 18-я и 16-я армии) и 3-я танковая армия{61} из группы армий «Центр» теперь занимали оборону на новом, почти тысячекилометровом рубеже, от Финского залива до Немана.

Всего прибалтийская группировка врага включала 56 дивизий (в том числе 5 танковых и 2 моторизованные) и 3 моторизованные [332] бригады (730 тыс. солдат и офицеров, 7 тыс. орудий и минометов, 1216 танков и штурмовых орудий, до 400 боевых самолетов).

Разгром этой группировки и полное освобождение Прибалтийских республик Верховное Главнокомандование возложило на Ленинградский, 3, 2 и 1-й Прибалтийские фронты и Краснознаменный Балтийский флот.

В составе фронтов насчитывалось 125 дивизий, 7 укрепленных районов, 5 отдельных танковых и механизированных корпусов (900 тыс. личного состава, 17 480 орудий и минометов 76-мм калибра и выше, 3080 танков и самоходно-артиллерийских установок). В воздушных армиях имелось 2640 боевых самолетов.

Кроме того, к операциям привлекались военно-воздушные силы Балтийского флота и авиация дальнего действия.

При планировании дальнейшего наступления Ставка учла соображения командующих фронтами. Намечалось нанести два удара на Ригу: один южнее, другой севернее Даугавы в целях расчленения группы армий «Север» и отсечения ее от основных сил немецко-фашистской армии.

  • 3-й Прибалтийский фронт (командующий генерал И. И. Масленников, член Военного совета генерал М. В. Рудаков, начальник штаба генерал В. Р. Вашкевич) главный удар на Ригу наносил из района южнее озера Выртсъярв, а 2-й Прибалтийский фронт (командующий генерал А. И. Еременко, член Военного совета генерал В. Н. Богаткин, начальник штаба генерал Л. М. Сандалов) — из района восточнее Эргли.
  • 1-й Прибалтийский фронт должен был прочно удерживать занимаемые рубежи в центре и на левом крыле. На правом крыле ему предстояло наступать с юго-востока на Ригу и выйти к побережью Балтийского моря, отрезав противнику пути отхода в сторону Восточной Пруссии.

Таким образом, войска трех Прибалтийских фронтов должны были наступать с северо-востока, востока и юго-востока на столицу Латвии. Ленинградский фронт, взаимодействовавший с Балтийским флотом, наносил удар из района Тарту в направлении Раквере и далее на Таллин.

В ходе подготовки к наступлению командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации направляли свои усилия на мобилизацию личного состава на успешное осуществление боевых задач и оказывали большую помощь местным партийным органам в политико-массовой работе среди населения. Важность ее определялась тем, что Советская власть в Прибалтийских республиках существовала недолго. Кроме того, нельзя было не учитывать и последствий антисоветской фашистской агитации. В освобожденных районах армейские агитаторы разъясняли населению внутреннюю и внешнюю политику правительства СССР, рассказывали о замечательных победах Красной Армии, о силе и могуществе Советского государства, о ленинской национальной политике Коммунистической партии, разоблачали антинародную идеологию буржуазных националистов и их подрывные действия.

Читайте также:  Состав политбюро ркп (б) - вкп (б) - кпсс (таблица)

Важную роль в усилении наступательного порыва воинов сыграли обращения военных советов фронтов и армий, поступившие в войска непосредственно перед наступлением.

Совет

Они призывали личный состав быстрее разгромить врага и завершить освобождение советских Прибалтийских республик. Войска пополнялись людьми, техникой.

На главных направлениях создавались ударные группировки, запасы боеприпасов, продовольствия и других видов материально-технического снабжения, приближались к фронту передовые аэродромы.

Все бойцы и командиры были охвачены единым стремлением — с честью выполнить приказ Верховного Главнокомандования. [333]

Источник: https://studwood.ru/1465395/istoriya/osvobozhdenie_sovetskoy_pribaltiki_polozhenie_estonii_latvii_litve_oseni_1944

Моя Эстония

Бои за освобождение территории Эстонской ССР от немецко-фашистской оккупации начались 2 февраля 1944 г.

(с момента выхода войск Ленинградского фронта на рубеж реки Нарвы) и завершились 24 ноября 1944 года, т. е. продолжались около 10 месяцев.

Особенно затяжной и упорный характер имели эти бои в начале 1944 г. под Нарвой и в октябре — ноябре этого же года на полуострове Сырве (о-в Сааремаа).

8-й Эстонский стрелковый корпус участвовал в трех наступательных операциях по освобождению Эстонской ССР — в Нарвской, Таллинской и Моонзундской.

Уже 2 марта 1943 г. артиллерия Эстонского корпуса была под Нарвой включена в артиллерийские группы, поддерживавшие бои частей 2-й ударной армии Ленинградского фронта. Упорные бои местного значения продолжались под Нарвой всю весну 1944 года.

С 23 апреля 1944 г. стрелковые части Эстонского корпуса в течение 2,5 месяцев оборудовали запасную полосу обороны по восточному берегу реки Луга на рубеже деревень Варево, Поречье.

Параллельно с этим штабы проводили подготовку к новым наступательным боям в районе Нарвы.

В период Нарвской наступательной операции Эстонский корпус был включен в состав войск 2-й ударной армии. Его использование в полном составе предусматривалось на втором этапе операции, для того чтобы во взаимодействии с другими частями обеспечить успех первому эшелону и выход на рубеж рек Пуртсе и Пунгерья.

На первом же этапе в Нарвской операции из состава Эстонского корпуса непосредственное участие в боях принимали артиллерийские части и подразделения, штурмовые подразделения, два танковых полка и авиаэскадрилья. Все эти части и подразделения успешно справились с выполнением своих боевых задач.

Артиллеристы Эстонского корпуса удостоились благодарности Верховного Главнокомандовающего, 86-му корпусному артиллерийскому полку было присвоено почетное наименование — «Нарвский».

По плану операции освобождение столицы Эстонской ССР — города Таллина — намечалось осуществить войсками 8-й армии 23 сентября 1944 г.

, однако успешное боевые действия 8-го Эстонского и 117-го стрелковых корпусов внесли в этот план значительные коррективы.

Обратите внимание

Эстонский корпус, разгромив 21 сентября силами 249-й эстонской дивизии крупную колонну отступающих войск противника в районе Поркуни, продолжал успешное наступление на запад.

Уже 21 сентября в 18.00 часов командир Эстонского корпуса генерал Л. А.

Пэрн сформировал в районе Пудивере из подразделений 354-то стрелкового полка 7-й эстонской дивизии, танкового и танкосамоходного полков подвижный отряд под командованием полковника В. И. Вырка.

Отряд получил задачу совершить рейд в глубокий тыл противника и прорваться в Таллин. Совершив в ночь на 22 сентября в тылу противника 120-километровый марш, передовой отряд Эстонского корпуса вышел к 8.30 час.

22 сентября на рубеж реки Пирита у дер. Васкяла. Сбив здесь заслон противника, этот отряд около 10.00 часов первым вступил в город Таллин. Отважно дравшийся в составе передового отряда лейтенант Иоганнес Лумисте водрузил красное знамя над городом.

Почти одновременно с передовым отрядом Эстонского корпуса вступил в Таллин передовой отряд 117-го стрелкового корпуса, наступавший по Нарвскому шоссе.

К 14.00 часам 22 сентября 1944 г. Таллин был очищен от остатков войск противника.

Войска Советской Армии взяли здесь в качестве трофеев 25 самолетов, 186 орудий, 230 автомашин и много другого имущества, которое оккупанты не успели увезти и уничтожить.

В гавани были захвачены 15 транспортов противника с военнопленными и гражданским населением, которых фашистское командование намеревалось угнать в Германию.

Эстонский корпус, действуя с момента освобождения Таллина 22 сентября 1944 г. в составе войск 8-й армии, освободил 24 сентября силами одного из своих передовых отрядов город Хаапсалу и очистил к 25 сентября побережье Балтийского моря от Хаапсалу до Виртсу. 26 сентября войска Ленинградского фронта приступили к подготовке десантной операции на острова Моонзундсшго архипелага.

Важно

В боях за освобождение материковой части Эстонской ССР воины Советской Армии показали много примеров отваги и героизма. 8-му Эстонскому стрелковому корпусу и 7-й эстонской стрелковой дивизии, отличившимся при освобождении столицы Эстонской ССР города Таллинна, было присвоено почетное наименование «Таллиннских».

К Моонзундской десантной операции войска Ленинградского фронта готовились уже в период боев на материковой части Эстонии.

Задача освобождения острова Муху была возложена на 249-ю эстонскую дивизию, которая должна была высадиться на остров 30 сентября 1944 г. Вечером 29 сентября 925-й стрелковый полк 249-й эстонской дивизии был десантирован на остров. Полк, преодолев упорное сопротивление противника и разгромив его гарнизон, вышел к ночи на рубеж Вылла, Ранна, Каура.

Затем на остров были переброшены и остальные части 249-й эстонской дивизии. К вечеру 30 сентября остров Муху был полностью освобожден. На следующий день почти все части Эстонского корпуса были переправлены на Муху и немедленно приступили к подготовке вторжения на остров Сааремаа.

На острове Сааремаа Эстонскому корпусу противостоял гарнизон противника из усиленных частей 20, 23, 218 и 300-й пехотных дивизий противника, насчитывавший в своем составе свыше 12 тысяч человек.

5 октября 1944 г. отбивая ожесточенные контратаки противника, части Эстонского корпуса очистили от противника западное побережье острова. Противник непрерывными контратаками и налетами авиации пытался приостановить наступление наших войск, особенно упорное сопротивление он оказал 6 октября на рубеже реки Пахна.

7 октября в 12.30 часов 27-й стрелковый полк 7-й эстонской дивизии ворвался в Курессааре и во взаимодействии с подоспевшими подразделениями 364-го полка очистил к 14.00 город от разрозненных групп противника. 8 октября 1944 г. последовал приказ всем трем дивизиям продолжать наступление в направлении Сырве.

917-й полк и состоявший из подразделений 921-го полка передовой отряд 249-й эстонской дивизии вышли к исходу дня в тыл отступавшей колонны противника в районе Техумарди. К исходу 9 октября наши части подошли к горловине полуострова Сырве на рубеже Сальме, Суурна, Ласси. На этом закончился второй этап Моонзундской наступательной операции.

С 10 октября по 24 ноября 1944 г. продолжались упорные бои на полуострове Сырве, причем до 20 октября боями руководил штаб Эстонского корпуса, передавший затем руководство боем командованию прибывшего сюда 109-го стрелкового корпуса.

Гарнизон противника, оборонявшийся на полуострове Сырве, насчитывал до 6 тысяч человек и хорошо поддерживался с моря огнем его кораблей. Из эстонских национальных частей в боях на полуострове Сырве до последнего дня принимала успешно участие 249-я эстонская дивизия.

Все попытки противника затормозить наступление наших войск больше успеха не имели, и 24 ноября 1944 г. к 10.00 часам полуостров Сырве был полностью очищен от противника.

Совет

Территория Эстонской ССР была полностью освобождена от ига немецко-фашистских оккупантов.

По материалам
www.baltija.eu

Источник: http://www.myestonia.ru/publ/24_nojabrja_den_osvobozhdenija_ehstonii_ot_gitlerovskikh_okkupantov/10-1-0-1011

Читать

Илья Борисович Мощанский

Наша Прибалтика

Освобождение прибалтийских республик СССР

Освобождение Прибалтики

(февраль 1944 — май 1945 года)

В годы Второй мировой войны территория недавно образованных прибалтийских республик Советского Союза стала ареной ожесточенных сражений, которые вели здесь войска Красной армии с германскими вооруженными силами.

Народам Латвии, Литвы и Эстонии, имевшим совершенно различную по отношению друг к другу культуру и объединенным только географическим «родством», да презрительным отношением к ним новых немецких хозяев, пришлось сделать непростой выбор в понимании своей роли в освобождении родины.

В силу исторических причин многие из граждан бывших государств Прибалтики оказались в противоборствующих лагерях: значительная часть — в Красной армии, меньшее количество — в пронацистских или эсэсовских формированиях, а третья группа боролась за восстановление государственной независимости своих республик, сражаясь и с угнетателями и с освободителями.

Тем не менее послевоенная судьба прибалтийских народов начала решаться еще в марте 1943 года, на совещаниях между представителями СССР, США и Великобритании.

На тегеранской конференции в ноябре 1943 года Рузвельт и Черчилль без замечаний выслушали заявление Сталина о том, «что присоединение Прибалтики к СССР не может служить предметом обсуждения», впоследствии интерпретировав свое безмолвие как «ошибку переводчика».

Молчаливое согласие на включение прибалтийских территорий в состав СССР рассматривалось западными лидерами как козырь для отыгрывания у Советского Союза других территориальных и политических уступок. Таким образом, юридически оформленное в предвоенное время решение о вступлении прибалтийских государств в состав СССР получило политическое одобрение основных мировых держав.

А для русского человека Прибалтика всегда была и оставалась частью государства Российского. Поэтому летом и осенью 1944 года территория прибалтийских республик совершенно законно была именно освобождена Красной армией, а в мае 1945 года капитулировала и немецкая группировка в Курляндии. Прибалтийские республики вновь были включены в состав Советского Союза.

Хронология событий

Обратите внимание

Борьба Красной армии за освобождение Прибалтики была составной частью общих стратегических усилий, которые прилагали Советские Вооруженные Силы в 1943–1945 годах, освобождая временно оккупированную территорию нашей Родины от германских захватчиков.

В ходе зимнего наступления 1943–1944 годов против группы армий «Север» Красная армия добилась решающего успеха уже на начальной стадии операции. К концу января 1944 года потери 18-й полевой армии вермахта составили около 40 тыс. человек.

Гитлер отправил в отставку командующего группой армий «Север» генерал-фельдмаршала фон Кюхлера, которого на этой должности сменил генерал-полковник Вальтер Модель.

Получивший прозвище «пожарный фюрера», последний, опасаясь полной катастрофы группы армий «Север», принял решение отвести войска на заранее подготовленные рубежи обороны (в районе Пскова и Острова создавался сильно укрепленный рубеж под названием «Пантера», а между Финским заливом и Чудским озером оборудовалась так называемая «линия Танненберга».

 — Примеч. авт.). Идея заключалась в том, что 18-я армия должна была держать оборону по линии озера Ильмень, Струги Красные, северная часть Псковского озера, обеспечивая планомерный отход 16-й армии, а затем, постепенно загибая свой правый фланг, отойти на позиции укрепленного района.

Для обеспечения отвода своих войск и удержания рубежа обороны в районе Нарва, Псков, Остров германское командование усилило авиационную группировку, численность которой достигла 400 самолетов, в том числе до 180 бомбардировщиков.

На северном участке фронта в районе Нарвы дополнительно с начала марта 1944 года была развернута оперативная группа «Нарва», ядром которой стали формирования СС: 3-й танковый корпус СС под командованием уже воевавшего в Прибалтике в Первую мировую войну группенфюрера СС Феликса Штайнера (основой которого являлись 11-я добровольческая панцергренадерская дивизия СС «Нордланд» и 4-я добровольческая панцергренадерская бригада СС «Нидерланд» — в этих двух соединениях служили добровольцы из Норвегии, Дании, Голландии, Франции, Финляндии, Швеции и Швейцарии), кроме того, рядом держали фронт 15-я и 19-я гренадерские дивизии войск СС (латышские № 1 и № 2), 20-я гренадерская дивизия СС (эстонская № 1), 6-я добровольческая фламандская штурмовая бригада «Лангемарк» и спасшаяся из Черкассого «котла» 5-я добровольческая штурмовая бригада СС «Валлония». Им противостояли 8, 59-я и 2-я ударные армии советских войск. Началась первая битва под Нарвой (февраль — март 1944 года).

Читайте также:  Военные действия ноября 1918 – апреля 1920 годов

В начале февраля советские войска попытались разрушить обороноспособность германских укреплений огнем своей артиллерии. Некоторые части Красной армии форсировали реку Нарва между Хунгебургом и Нарвой и захватили небольшой плацдарм. Однако эсэсовцы в тяжелых боях ликвидировали его.

Еще одна попытка советского командования создать плацдарм, предпринятая 3 февраля, была сорвана 11-м танково-разведывательным батальоном «Герман фон Зальца» из дивизии «Нордланд». В конце концов нашим войскам удалось захватить небольшой плацдарм северо-западнее Нарвы, однако попытка прорваться в тыл немецкой обороны никак не удавалась.

Важно

Вскоре и этот плацдарм атакой подразделений «Нордланда» и «Нидерланда» был ликвидирован.

Советские войска настойчиво прощупывали германскую оборону то в одном, то в другом месте и захватили еще один плацдарм на западном берегу реки Плюссы. Наши подразделения на нем поддерживались огнем тяжелой артиллерии.

Но и этот плацдарм был ликвидирован 19-й гренадерской дивизией СС после ожесточенной рукопашной схватки. За храбрость и мужество, проявленные на плацдарме, награды был удостоен прибалтийский доброволец унтершарфюрер Гаральд Нугисекс.

Он три раза под огнем наших войск поднимал в атаку свою штурмовую группу и каждый раз получал ранение. Несмотря на это, он не покинул поля боя и во главе подразделения сошелся с солдатами Красной армии в рукопашной схватке, вынудив наши войска оставить занимаемые позиции.

2 мая он был награжден Рыцарским крестом, а пять дней спустя взят нами в плен и многие годы, как изменник родины (что совершенно юридически справедливо. — Примеч. авт.), провел в лагерях.

Командование Ленинградского фронта, раздосадованное постоянными неудачами на этом участке, решило высадить морской десант на побережье западнее Нарвы, в обход обороняющихся, и нанести им удар с тыла. Оно полагало, что такой маневр отвлечет часть германских войск с рубежей у Нарвы и новая атака этих укреплений будет иметь гораздо больше шансов на успех.

Десантно-штурмовой отряд советских войск был доставлен к месту высадки на небольших каботажных судах — рыбацких баркасах и разнообразных пароходиках. Ему удалось высадиться незамеченным и уничтожить германскую береговую оборону на побережье н/п Мерекула.

Однако немецкое командование вскоре было оповещено о десанте, и несмотря на то, что нашим войскам удалось прорваться в город, развить наступление не удалось. Прибывшие эсэсовцы при поддержке пикирующих бомбардировщиков Ю-87 отбили атаки Красной армии.

Десант был прижат к морю и почти полностью уничтожен.

Совет

Южнее, у Кривассо, советские войска обосновались на хорошо укрепленном плацдарме и готовились с него перейти в наступление. Этот участок фронта обороняли части вермахта, в том числе элитная армейская дивизия «Фельдхернхалле».

24 февраля 8-я армия советских войск, передав в состав 67-й армии свой стрелковый корпус, была выведена в резерв и переброшена в район Нарвы. Тем самым группировка Красной армии в районе злополучного города была усилена.

Германское командование понимало, что вот-вот в тыл 3-му танковому корпусу СС будет нанесен новый удар, и решило упредить события. На угрожаемое направление были срочно выдвинуты подразделения 11 пгд СС «Нордланд», которые контратаковали советские войска и сначала достигли некоторых успехов.

Но вскоре последовал мощный удар, и только подход армейского батальона тяжелых танков «Тигр» позволил эсэсовцам избежать полного разгрома.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=168050&p=66

В боях за освобождение эстонии

Основные боевые действия по освобождению Советской Эстонии от немецко-фашистских захватчиков начались во второй половине сентября 1944 года. Несколько раньше авиация флота выполнила ряд задач, связанных с подготовкой будущего наступления.

В предвидении предстоящих операций чрезвычайно важно было нарушить созданную противником систему оперативного режима в восточной части Финского залива. Вместе с моряками флота авиация занималась этой задачей в весенне-летний период сорок четвертого года.

Она вытеснила вражеские корабли с плеса Нарвского залива и обеспечила нашим тральщикам возможность систематического траления и «прогрызания» фарватеров в минных полях. Это повышало возможности флота в обеспечении приморского фланга будущего наступления.

Известно, что на подступах к Нарве немецко-фашистские захватчики создали сильную оборону, хвастливо заявляя, что она непреодолима. Рядом простирался огромный водный массив Чудского и Псковского озер. Нарвский рубеж служил как бы воротами в Эстонию на севере. Пробуя прочность этих «ворот», войска Ленинградского фронта уже во второй половине июля начали здесь ожесточенные схватки с врагом.

Продолжая взаимодействовать с войсками фронта, авиация флота, особенно штурмовая, работала под Нарвой с большой нагрузкой. Она наносила удары по укрепленным пунктам, скоплениям танков, артиллерийским батареям и живой силе оккупантов, уничтожала подходящие резервы.

Выполняя одно из заданий, наши наземные части должны были прорвать оборону врага и выйти ему в тыл. Морским летчикам, привлеченным к операции, предстояло подавить узлы сопротивления гитлеровцев.

Герой Советского Союза подполковник Мазуренко повел группу штурмовиков на командирскую разведку, а на следующее утро возглавил колонну «Ил-2», которая нанесла мощный эшелонированный удар по разведанным объектам. Система обороны фашистов на данном участке была нарушена, и наши части выполнили поставленную перед ними задачу.

Обратите внимание

Штурмовые налеты на врага морские летчики производили до завершения боев за Нарву. И каждый такой налет дорого обходился врагу.

Только во время одного удара наши штурмовики уничтожили до 250 фашистских солдат и офицеров, зенитную и две минометных батареи, взорвали склад боезапасов, подавили огонь нескольких минометных, артиллерийских и зенитных батарей, вызвали семь очагов пожара. Это подтвердили потом наши наземные части.

Успешно действовала флотская авиация на Чудском озере. Здесь, чтобы облегчить и ускорить прорыв в Эстонию, командование Ленинградского фронта решило высадить десант и захватить плацдарм на западном берегу озера. Шла подготовка к операции.

На Чудском озере фашисты имели флотилию, в которую входило более 100 различных кораблей с сильным артиллерийским вооружением.

Наша 25-я бригада речных кораблей на озере значительно уступала противнику по количеству вымпелов и по огневой мощи. В связи с этим существовала опасность, что сильная флотилия оккупантов сорвет переброску десанта.

Поэтому предварительную борьбу с вражескими кораблями возложили на 9-ю Ропшинскую штурмовую авиадивизию ВВС флота.

С конца июля и по 20 августа летчики-штурмовики несколькими массированными ударами разгромили вражескую флотилию. Более 30 кораблей они потопили, многие повредили и вывели из строя. Оставшиеся самоходные баржи и катера враг затопил, а часть эвакуировал в Таллин.

25-я бригада речных кораблей КБФ задачу по перевозке войск 2-й ударной армии выполнила безупречно. Именно войска этой армии первыми начали решающие бои по изгнанию оккупантов с эстонской земли.

Важно

Немецко-фашистское командование принимало все меры, чтобы закрепиться в Советской Прибалтике и в Финском заливе, считая этот рубеж надежным щитом рейха на севере. Одной из таких мер была попытка захватить остров Гогланд (Суур-Сари), находившийся в руках финнов, прекративших военные действия против Советского Союза.

Гогланд контролировал всю восточную часть Финского залива. Поэтому требовалось сорвать план врага.

Наша воздушная разведка 14 сентября обнаружила в портах и бухтах южного побережья Финского залива сосредоточение различных кораблей и судов противника. За ними установили наблюдение.

Захватить остров гитлеровцы предполагали силой в 2500 солдат и офицеров. Для их переброски готовилось 45 десантных судов, три транспорта и более 20 единиц мелких плавсредств. Отряд корабельной поддержки и прикрытия состоял из шести миноносцев и восьми быстроходных артиллерийско-десантных барж.

О движении вражеских кораблей к Гогланду донесла ночная разведка. С рассветом 15 сентября, когда десантные отряды гитлеровцев подошли к острову и началась высадка войск, в воздух поднялась штурмовая авиация флота.

Последовательными волнами штурмовики атаковали корабли и живую силу. Первыми же ударами они потопили четыре быстроходных десантно-артиллерийских баржи, три тральщика, сторожевой корабль, буксирный пароход, шхуну. Многие корабли получили серьезные повреждения.

Наши истребители сбили 15 вражеских самолетов. Особенно отличился майор И. С. Платонов и его ведомый младший лейтенант Донник, сбившие трех фашистских стервятников.

Понеся тяжелые потери, вражеский отряд прикрытия отошел от острова, оставив суда своих десантных отрядов и высаженные войска на произвол судьбы. Преследуя бегущего от острова врага, штурмовики топили корабли в море. Участвовавшие в операции наши истребители сопровождения полностью выполнили боевую задачу.

Совет

Так на различных участках сражений морские летчики способствовали подготовке армии и флота к решающим боям по освобождению Советской Эстонии от немецко-фашистских захватчиков.

17 сентября в наступление на тартуском участке перешла 2-я ударная армия генерала И. И. Федюнинского. С правого фланга ее поддерживала бригада речных кораблей Чудского озера, с воздуха — балтийская и фронтовая авиация. В первых эшелонах армии шел Эстонский стрелковый корпус генерала Л. А. Пэрна.

Темп наступления был очень высок и, опасаясь угодить в «котел», противник уже 18 сентября начал отводить свои силы с Нарзского перешейка. Преследовать врага по шоссе Нарва — Таллин устремились войска 8-й армии генерала Ф. Н. Старикова.

К исходу 20 сентября 2-я ударная и 8-я армии встретились в районе северо-западнее Чудского озера. 8-я армия, в подчинение которой перешел Эстонский корпус, продолжала наступление на Таллин, 2-я ударная — на Пярну.

В Таллинской операции Ленинградского фронта авиация КБФ действовала совместно с 8-й армией, прикрывая ее морской фланг, сопровождая наземные войска истребителями, нанося удары по живой силе и технике отступавшего врага. Одновременно наши летчики обеспечивали продвижение вдоль побережья торпедных катеров, которые высаживали в различных пунктах тактические десанты.

Стремительное наступление советских войск в Прибалтике заставило немецко-фашистских оккупантов в Эстонии срочно начать эвакуацию своих сил через Таллинский порт. Авиация КБФ получила приказ нанести максимальный урон вражеским кораблям в порту и на коммуникациях.

21 сентября 1944 года, в ночь на 22 и утром 22 сентября летчики флота атаковали фашистские транспорты, стоявшие под погрузкой у причалов или уже загруженные и покидавшие Таллин. Были потоплены четыре транспорта и сторожевой корабль, повреждены три транспорта. Первые группы штурмовиков для удара вели Герои Советского Союза А. Е. Мазуренко, А. Е. Гургенидзе и А. М. Батиевский.

22 и 23 сентября крейсерские полеты торпедоносцев и топ-мачтовиков нашей минно-торпедной авиации принесли новые успехи. На коммуникациях враг не досчитался еще 16 транспортов с живой силой и техникой.

Обратите внимание

За четверо суток войска 8-й армии Ленинградского фронта прошли с боями свыше 200 километров. 22 сентября передовой отряд Эстонского стрелкового корпуса вступил в столицу Советской Эстонии — Таллин.

Высоко оценивая боевые успехи войск фронта, Ставка Верховного Главнокомандования отметила также заслуги моряков и авиаторов Краснознаменного Балтфлота. Четыре полка флотской авиации — минно-торпедный, пикировочный, штурмовой и разведывательный получили почетное наименование «Таллинских».

Остатки разбитых немецко-фашистских частей отступили на острова Моонзундского архипелага. Их поддерживали со стороны моря и Рижского залива легкие морские силы.

Против этих вражеских легких сил и начала действовать авиация КБФ. Развернулась интенсивная воздушная разведка, и все обнаруженные корабли противника, если позволяли метеоусловия, подвергались ударам. Враг мог безнаказанно появляться в море только в абсолютно нелетную погоду или ночью.

В порту Курессааре (Кингисепп), у причалов бухты Трийги суда оккупантов подвергались систематическим налетам. Балтийские летчики наносили крепкие удары и по наземным силам фашистов.

29 сентября части 8-й армии, в том числе и Эстонского корпуса, высадились на острове Муху. Их поддерживали флотские артиллеристы и катерники. 2 октября на остров Хийумаа был высажен десант частей другого корпуса 8-й армии. Здесь армейцев сопровождала авиация флота. 7 октября войска Эстонского корпуса освободили Курессааре — главный город и порт острова Сааремаа.

Читайте также:  Правый радикализм в россии (конец xix-начало xx вв.)

В Моонзундской операции наших войск и флота военно-воздушные силы КБФ совместно с 13-й воздушной армией фронта обеспечивали десантирование частей и привлекались для поддержки их боевых действий по освобождению островов архипелага от оккупантов.

Помимо этих общих с 13-й воздушной армией задач, мы имели и свои, специфически морские задания — препятствовать оперативному маневру противника на море и в проливах архипелага, вместе с торпедными катерами и бронекатерами ограждать наши войска от огневых атак вражеских кораблей и прикрывать свои корабли с воздуха.

Важно

В боях за острова от ВВС флота участвовали две штурмовые авиадивизии (на заключительном этапе — одна), отдельные группы торпедоносцев и бомбардировщиков. Прикрытие кораблей осуществлял истребительный авиаполк.

За первые десять дней сражений на острове Сааремаа флотская авиация потопила и повредила десятки вражеских кораблей, катеров и других судов. Свои потери враг пунктуально фиксировал, и сведения о них сохранились в архивах.

Так, в журнале боевых действий группы армий оккупантов «Север» отмечается, что в этот период советские самолеты потопили семь транспортов, две быстроходных десантно-самоходных баржи, два тральщика, восемь катеров, три буксира и повредили 21 корабль различного назначения.

После дней стремительного натиска в боях на Сааремаа наступила оперативная пауза. Затем, в середине ноября, они разгорелись с новой силой. Возросла также активность в воздушных операциях.

18 ноября штурмовая авиация флота была использована на сухопутном фронте при прорыве нашими войсками первой линии вражеской обороны на полуострове Сырве.

Бомбо-штурмовые налеты, артогонь, видимо, нанесли серьезный урон гитлеровцам, так как на следующий день к ним на выручку поспешили корабли артиллерийской поддержки.

Штурмовики встретили их юго-западнее мыса Сырве.

Горячая схватка закончилась внушительной победой наших летчиков. Несколько кораблей они уничтожили и много повредили. В числе поврежденных были два миноносца, один из которых оказался потрепанным довольно основательно.

Боевое напряжение на Сырве стало нарастать, а без того плохая погода продолжала ухудшаться. Враг воспользовался этим и 20 ноября послал к Сааремаа более солидную поддержку — крейсера «Лютцов», «Принц Ойген» и «Адмирал Шеер» в сопровождении эскадренных миноносцев и других кораблей.

Совет

20 ноября авиация флота не могла встретить вражескую эскадру — обледенели взлетные полосы аэродромов. 21 ноября повалил густой снег, опять нельзя было взлететь. Не принес облегчения и следующий день.

23 ноября погода несколько улучшилась, и летчики воспользовались этим без промедления. Они знали, какой губительный огонь обрушивают орудия главного калибра вражеских кораблей на наши войска.

В операцию включились два полка 9-й Ропшинской штурмовой авиадивизии, 12-й гвардейский пикировочный полк, группы торпедоносцев и топмачтовиков 8-й Гатчинской авиадивизии.

Преодолевая заслоны зенитного сопротивления, морские летчики устроили фашистской эскадре на подступах к Сааремаа настоящий ад. Бомбы сверху, бомбы рикошетирующие с бреющего полета, торпеды несли гитлеровцам невосполнимые потери.

В упоминавшемся выше журнале боевых действий группы армий «Север» зафиксировано, что в результате воздушных ударов советской авиации были повреждены крейсера «Лютцов» и «Армирал Шеер», эскадренный миноносец, четыре тральщика, четыре сторожевых корабля и несколько других кораблей и катеров, а также потоплены три артиллерийские десантные баржи.

Опасаясь полного разгрома, вражеский корабельный отряд покинул поле боя.

24 ноября, лишенные артиллерийской защиты и прижатые к воде частями 109-го и Эстонского корпусов 8-й армии, оккупанты бежали с полуострова Сырве. Экипажи наших штурмовиков нанесли у мыса Сырве тяжелые повреждения пяти вражеским транспортам.

Так военно-воздушные силы Балтики активно помогали 8-й армии в боях за освобождение островов Моонзундского архипелага. Их особая заслуга — в активной борьбе с морским противником.

Даже буржуазные военные историки признают, что в этой борьбе от интенсивных атак советской авиации немецкий флот потерял 25 процентов действовавших здесь кораблей, что вывоз обозов и раненых он мог производить только по ночам.

Обратите внимание

Вышвырнув остатки гитлеровцев с полуострова Сырве, войска Ленинградского фронта и Краснознаменный Балтийский флот завершили освобождение Советской Эстонии от немецко-фашистских захватчиков.

После освобождения Эстонии перед военно-воздушными силами Балтики открылись широкие возможности для действий на море и на морских флангах врага. Сюда они и перенесли свои дальнейшие основные операции.

Источник: http://www.airaces.ru/stati/v-boyakh-za-osvobozhdenie-ehstonii.html

Освобождение Таллинна

C начала августа 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования приступила к подготовке Прибалтийской наступательной операции, которая по своим масштабам лишь немногим уступала Белорусской операции. Перед Ленинградским и тремя Прибалтийскими фронтами была поставлена задача полностью разгромить группу армий «Север» и освободить от немецких войск все три прибалтийские республики. В рамках общего наступления войскам Ленинградского фронта предстояло уничтожить оперативную группу «Нарва» и освободить столицу Эстонской ССР город Таллинн.

Газета «Известия» от 23 сентября 1944 года сообщала:

«Более трех лет Советская Эстония подвергается мукам и ужасам германской оккупации. Самое существование эстонской государственности было зачеркнуто немцами. Даже имени Эстонии не существует в немецком лексиконе: безымянная, ограбленная, оскорбленная в своем национальном чувстве Эстония для немцев составляла лишь район в так называемом «Остланде». Вся деятельность немецких временщиков свелась здесь к повальному ограблению страны и непрерывному выкачиванию ее небольших ресурсов. Все, что было в стране, все, что давало сельское хозяйство Эстонии, целиком увозилось в Германию. Даже по собственным немецким «статистическим» данным, вывоз из Эстонии в Германию превысил ввоз в 26 раз! Кроме того, непрерывно производились насильственные «мобилизации рабочей силы» — угон эстонцев в немецкое рабство. Немцы хватали всех — женщин, подростков, даже инвалидов. Промышленные предприятия Таллина были прикарманены немецкими «акционерными обществами», находившимися в Берлине. Жизнь страны, жизнь эстонского народа под властью оккупантов превратилась в непрерывную пытку»

Окончательный план Таллиннской наступательной операции был сформирован после того, как 23 августа, в ходе Тартуской операции, которую проводил 3-й Прибалтийский фронт, был захвачен плацдарм на западном берегу Чудского озера в районе города Тарту (Юрьев-Дерпт).

Укрепления этого города прикрывали путь к центральным районам Эстонии. Бои за Тарту отличались особой ожесточенностью. Накануне нашего наступления гитлеровское командование подтянуло сюда новые дивизии, чтобы остановить продвижение советских войск. В течение лишь одного дня на участке одного из наших соединений немецкие войска предприняли больше десяти контратак, но все они были отбиты с большими потерями для противника.

Ударные группы одной из советских дивизий нашли слабое место в обороне неприятеля и вклинились в нее. В образовавшийся прорыв устремились основные силы дивизии и решительным броском перерезали железную дорогу и шоссе Тарту-Валга, отрезав северную группировку врага от южной.

Наши войска наступали на Тарту широким фронтом сразу с нескольких направлений. Для нанесения флангового удара советское командование предприняло десантную операцию через пролив, соединяющий Чудское и Псковское озера, в результате которой наши войска вышли на ближние подступы к Тарту.

Особенно сильную оборону противник создал севернее Тарту, со стороны Нарвы. Нашим солдатам пришлось преодолеть лесные массивы, озера, реки, и болотистую низменность. Прорвавшись вдоль реки, пересекавшей Тарту, в южную и юго-западную окраины города советские войска завязали бои, и вскоре второй по величине город Эстонии был освобожден.

К началу сентября обе армии Ленинградского фронта были сосредоточены на Нарвском перешейке. По другую сторону рубежа «Танненберг» находились главные силы оперативной группы «Нарва», прикрывавшей Таллинн. Понимая, что лобовой атакой пробить этот хорошо укрепленный рубеж будет крайне трудно, 4 сентября командующий фронтом Говоров отдал распоряжение о скрытной переброске 2-й ударной армии в район Тарту. Именно с этого участка фронта было решено начать наступление, ударив в тыл группе «Нарва».

Маневр был довольно рискованный. Армию предполагалось перебросить на расстояние почти в 300 километров, после чего переправить через озеро Теплое специальной бригадой речных кораблей. Более 100 тысяч человек и несколько тысяч единиц боевой техники должны были скрытно совершить этот маневр, причем на всю передислокацию отводилось всего десять суток. В случае обнаружения ослабления группировки наших войск на Нарвском перешейке немцы могли контратаковать оставшуюся в одиночестве 8-ю армию.

Важно

Несмотря на сложность задачи, переброску войск в большой степени удалось скрыть от немецкой разведки, данные которой о маневрах вдоль Чудского озера не позволили немецкому штабу разгадать замысел советского военного руководства. Это обстоятельство во многом и определило дальнейший ход событий.

14 сентября 1944 года войска 2-й ударной армии закончили сосредоточение в районе Тарту. Начало наступления на Таллинн было назначено на 17 сентября. Войска Ленинградского фронта должны были начать действовать на три дня позже остальных фронтов, когда все внимание немецкого командования будет приковано к Рижскому направлению, где наносился основной удар.

17 сентября в 7 часов 30 минут утра Таллиннская операция началась с артиллерийской подготовки, после которой войска 2-й ударной армии под командованием генерал-лейтенанта И.И.Федюнинского перешли в наступление. Река Эмайыги была форсирована с ходу. Уже в первый день боев немецкая оборона была прорвана, а глубина прорыва достигла 20-ти километров. Стало очевидным, что удара такой мощи немцы на данном участке не ожидали.

Армия стала стремительно продвигаться в тыл нарвской группировки противника по направлению на Раквере. Осознавая положение, немецкое командование начало поспешный отвод войск с рубежа «Танненберг». Когда немецкий отход был обнаружен, в наступление перешла и 8-я армия Ленинградского фронта, преследуя отходящего противника в том же направлении.

20 сентября, то есть на второй день после начала наступления, 8-я армия под командованием Старикова, преодолев почти 70 километров, освободила Раквере, где соединилась со 2-й ударной армией. На этом первый этап Таллиннской операции был завершен.

После освобождения Раквере армии Старикова был передан 8-й Эстонский корпус, которому предстояло в составе 8-й армии освободить Таллинн.

Получив усиление, утром 22 сентября 1944 года войска Старикова вышли к столице Эстонской ССР, совершив за двое суток бросок почти на 80 километров. Уже в полдень город был полностью освобожден. Вечером того же дня в честь освобождения Таллинна в Москве был дан праздничный салют.

Освободив город, 8-я армия продолжила наступление вдоль восточного побережья Финского залива, ликвидируя разрозненные группировки противника.

Совет

2-я ударная армия из Раквере начала наступление на юго-западном направлении и к 24 сентября вышла к побережью Рижского залива.

К 26 сентября войска Ленинградского фронта вышли к морю на всем протяжении от Таллина до Пярну, тем самым очистив от немецких войск всю территорию Эстонии, за исключением группы островов. На этом Таллиннская операция была победоносно завершена.

Отдельно стоит отметить действия Балтийского флота, который в ходе всей кампании обеспечивал огневую поддержку наступающим армиям. Одновременно балтийцы блокировали все попытки немецких войск эвакуироваться морем и высадить десант в тыл нашим армиям.

Всего за 10 дней Эстонская ССР была полностью очищена от немецких захватчиков. Разгром немецких войск в Эстонии полностью снял угрозу флангового удара для наступающих южнее Прибалтийских фронтов.

С освобождением Таллинна, Балтийский флот не только вернул себе одну из крупнейших баз, но и наконец получил контроль над Финским заливом. Это, в свою очередь, открывало ему путь в большую Балтику и существенно расширяло его боевые возможности. Трехлетняя оккупация Эстонской ССР была завершена.

Источник: http://pobeda.elar.ru/issues/osvobozhdenie-tallinna/trudnyy-put-k-tallinnu/

Ссылка на основную публикацию