Назначение кутузова главнокомандующем

Назначение Кутузова главнокомандующим

11 (23) августа 1812 года

Неприязнь Барклая и Багратиона друг к другу
После соединения двух армий, которого все ждали с замиранием сердца, продолжающаяся тактика отступления, выбранная командованием армии, вызывала еще больший вопрос. Под удар попадал М.Б. Барклай-де-Толли.

Недовольство главнокомандующим достигло такого предела, что его – «немца» – стали подозревать в измене: «Вся Россия, оскорбленная вражеским нашествием, небывалым в продолжение целого столетия, не верила, чтобы такое событие было возможно без измены или, по крайней мере, без непростительных ошибок главного вождя».

Обостряла ситуацию и явная неприязнь, которую Барклай и Багратион испытывали друг к другу. «Генерал Барклай и князь Багратион очень плохо уживаются, последний справедливо недоволен», – писал Александру I граф Шувалов.

Более того, Багратион действительно стал общаться с Барклаем как с подозреваемым в измене. По словам Багратиона, Барклай поместил к нему подполковника Лезера, чтобы тот доносил ему о Багратионе и, что вполне вероятно, этот Лезер исполнял также шпионские обязанности в пользу французов.

Обратите внимание

Однако эта история не получила дальнейшего развития и закончилась уже через три дня после отставки Барклая.

Вопрос о новом главнокомандующем
В этой обстановке всеобщего недовольства перед императором ставят вопрос о назначении нового главнокомандующего. На имя императора приходят письма, в петербургском и московском обществе все только и говорят что о необходимости перемен.

Граф Шувалов писал государю: «Если ваше величество не даст обеим армиям одного начальника, то я удостоверяю своей честью и совестью, что все может быть потеряно безнадежно… Армия недовольна до того, что и солдат ропщет, армия не питает никакого доверия к начальнику, который ею командует…». Ф.В.

Ростопчин сообщал Александру о том, что «армия и Москва доведены до отчаяния слабостью и бездействием военного министра, которым управляет Вольцоген».

Даже сестра императора Екатерина Павловна писала своему брату о важности этого шага: «Ради бога не берите командования на себя, потому что необходимо без потери времени иметь вождя, к которому войско питало бы доверие, а в этом отношении вы не можете внушить никакого доверия. Кроме того, если бы неудача постигла лично вас, это оказалось бы непоправимым бедствием вследствие чувств, которые были бы возбуждены».

Глас общий взывает к Кутузову

Источник: http://1812.nsad.ru/72

Кутузов назначен главнокомандующим армией — сегодня в 1812 году

О причинах, по которым фельдмаршал Кутузов был назначен главнокомандующим объединенной армией, мотивах, побудивших Александра I принять это решение, о военных и политических целях, содержащихся в этом назначении, существует немало мнений.

Что касается «официальной версии», то, например, государственный секретарь Александр Шишков пишет об этом событии как бы вскользь, называя причиной назначения нового главнокомандующего взятие неприятелем Смоленска как неудачу Барклая-де-Толли:

«По получении от Барклая-де-Толли донесения о соединении его со второю армиею (под предводительством князя Багратиона), послан был к нему рескрипт, повелевающий ему действовать наступательно против неприятеля; но вскоре после того получено известие, что Смоленск взят и войска наши отступают к Москве.

Известие сие всех потревожило, так что стали помышлять о поручении войск новому военачальнику. Никого не было в виду опытнее и знаменитее князя Кутузова. Государь предоставил избрание полководца особо собранному на тот раз совету. Совет ни мало не колеблясь общим гласом избрал Кутузова, и государь утвердил сие избрание.

Кутузов, сопровождаемый народными о нем мольбами, отправился принять главное над войсками начальство».

Так или иначе, 17 августа (5 августа по ст. стилю) на особом совете было принято, а 20 августа (8 августа по ст. стилю) подписано царем «Постановление чрезвычайного комитета о назначении М.И.

Кутузова главнокомандующим армиями».

Приводим подлинный текст документа, содержащего подробные доводы в пользу этого назначения, которое, как показывает сама история, стало одним из главных решений для победы России в войне.

1812 г. августа 5 — Постановление чрезвычайного комитета о назначении М.И. Кутузова главнокомандующим армиями

Комитет, составленный по высочайшему повелению из председателя Государственного совета генерал-фельдмаршала графа Салтыкова, главнокомандующего в С.

-Петербурге генерала от инфантерии Вязмитинова, из председателей Государственного совета действительных тайных советников князя Лопухина и графа Кочубея и министра полиции Балашева, имел в доме председательствующего сего августа 5-го дня пополудни с 7 до 10 1/2 часов собрание.

Важно

По высочайшему повелению предложены были сему комитету генералом от артиллерии графом Аракчеевым получаемые на имя его императорского величества от главнокомандующих армиями рапорты: от военного министра генерала Барклая-де-Толли с отбытия государя императора из армии по 30-е прошедшего июля, а от генерала князя Багратиона со дня атаки его под Могилевым до вышеписанного же числа; равным образом предложены были и полученные партикулярные письма: князя Багратиона, генерал-адъютантов графа Шувалова, графа Сент-Приеста и барона Винценгероде и исправляющего при 1-й Западной армии должность генерал-квартирмейстера полковника Толя.

По выслушании всех оных бумаг все единогласно признали, что бывшая доселе недеятельность в военных операциях происходит от того, что не было над всеми действующими армиями положительной единоначальной власти, и сколь в настоящее время невыгодно сие власти раздробление, столь, напротив того, необходимо общее оной соединение.

Истина сего основывается как на положении вообще нынешних обстоятельств, так и на том, что по действию разных армий на столь значительном пространстве армии сии обязаны всегда соглашать все свои движения и действия одна с другой; а посему члены комитета и находят необходимо нужным назначение над всеми действующими армиями одного общего главнокомандующего, основывая сие равным образом и на следующих примечаниях.
Нынешний главнокомандующий 1-ю Западною армиею, соединяя вместе с сим постом и звание военного министра, имеет по сему случаю распорядительное влияние на действия прочих главнокомандующих; но как он, будучи в чине моложе их, то может быть, и сие самое стесняет его в решительных им предписаниях. Притом же, заметив и из последних его донесений сделанные им перемены касательно предложенной Военным советом (и им самим утвержденной) атаки на неприятеля, утвердительно находят, что звание военного министра, соединенное с постом главнокомандующего, производит различные неудобства в достижении желаемой пользы.

После сего, рассуждая, что назначение общего главнокомандующего армиями должно быть основано, во-первых, на известных опытах в военном искусстве, отличных талантах, на доверии общем, а равно и на самом старшинстве, посему единогласно убеждаются предложить к сему избранию генерала от инфантерии князя Кутузова. Военному же министру Барклаю-де-Толли полагают предоставить на волю остаться при действующих армиях под командой князя Кутузова; но в таком уже случае сложить ему звание и управление Военного министерства. В противном же случае предоставить его же воле сдать командование 1-ю Западною армиею кому от князя Кутузова приказано будет, а ему возвратиться по должности военного министра в С.-Петербург.
Генералу князю Кутузову полагают предоставить на волю употребить под своим начальством в действующих армиях генерала от кавалерии барона Беннигсена по собственному его усмотрению.

Постановленную власть положением полевого военного уложения большой действующей армии надлежит при соединении армий предоставить уже одному общему главнокомандующему князю Кутузову.

Звание командующего внутренним ополчением в С.-Петербурге члены комитета полагают препоручить, вместо князя Кутузова, генерал-лейтенанту князю Горчакову, потому более, что и самые регулярные войски входят в состав сего ополчения.

Заметив из разных донесений государю императору, что главнокомандующие армиями между прочими причинами, удерживающими их от наступательных действий, поставляют себе правилом выиграть время для приуготовления внутреннего ополчения, то члены комитета полагают нужным дать предписание во все губернии, где образуются сии ополчения, дабы начальники оных доносили главнокомандующему князю Кутузову о успехе сего вооружения с означением мест, где собраны уже силы.

Наконец, заключают тем, что в обоих случаях, если бы военной министр Барклай-де-Толли согласился остаться в действующей армии или возвратился бы в С.-Петербург, то все [же] следует уволить его от звания военного министра, предоставя в обоих случаях полное управление сим министерством управляющему уже и ныне департаментами оного генерал-лейтенанту князю Горчакову.

Граф Н. СалтыковСергей ВязмитиновКнязь ЛопухинГраф АракчеевГраф В. Кочубей

А. Балашев

Источник: https://1812.ria.ru/1812_chronology/20120820/727309520.html

Страницы истории

5 августа Александр поручил решить вопрос о главнокомандующем специально созданному для этого Чрезвычайному комитету. В него вошли шесть человек самых близких к царю: председатель Государственного совета и Комитета министров фельдмаршал Н. И. Салтыков, всесильный фаворит А. А. Аракчеев, министр полиции генерал-адъютант А. Д. Балашов, генерал от инфантерии С. К.

Вязьмитинов, князь П. В. Лопухин и граф В. П. Кочубей. (Трое первых из них были главными и наиболее авторитетными деятелями Государственного совета.) Тем не менее состав комитета определялся не столько должностями его членов, сколько личной близостью к Александру.

От старика Салтыкова, в прошлом главного воспитателя Александра и его брата Константина, до сравнительно молодых Лопухина и Кочубея все члены комитета были друзьями царя.

Совет

Они обсудили пять кандидатур – Беннигсена, Багратиона, Тормасова и шестидесятисемилетнего графа Палена – организатора убийства императора Павла, вот уже одиннадцать лет находящегося в отставке и проживавшего в своем курляндском имении. Пятым был назван Кутузов, и его кандидатура была признана единственно достойной столь высокого назначения.

Чрезвычайный комитет немедленно представил свою рекомендацию императору. 8 августа 1812 года М. И. Кутузов был принят императором и получил рескрипт о его назначении главнокомандующим.

Позднее Александр писал своей сестре Екатерине: «В Петербурге я увидел, что решительно все были за назначение главнокомандующим старика Кутузова: это было общее желание.

Зная этого человека, я вначале противился его назначению, но когда Ростопчин письмом от 5 августа сообщил мне, что вся Москва делает, чтоб Кутузов командовал армией, находя, что Барклай и Багратион оба неспособны на это… мне оставалось только уступить единодушному желанию, и я назначил Кутузова. Я должен был остановить свой выбор на том, на кого указал общий глас».

К командующим армиями Тормасову, Багратиону, Барклаю и Чичагову тотчас же были направлены рескрипты одинакового содержания: «Разные важные неудобства, происшедшие после соединения двух армий, возлагают на меня необходимую обязанность назначить одного над всеми оными главного начальника.

Я избрал для сего генерала от инфантерии князя Кутузова, которому и подчиняю все четыре армии. Вследствие чего предписываю вам с армиею состоять в точной его команде.

Я уверен, что любовь ваша к Отечеству и усердие к службе откроют вам и при сем случае путь к новым заслугам, которые мне весьма приятно будет отличать подлежащими наградами».

Получив назначение, Кутузов написал письмо Барклаю и от себя лично. В этом письме он уведомлял Михаила Богдановича о своем скором приезде в армию и выражал надежду на успех их совместной службы.

Барклай получил письмо 15 августа и ответил Кутузову следующим образом: «В такой жестокой и необыкновенной войне, от которой зависит сама участь нашего Отечества, все должно содействовать одной только цели и все должно получить направление свое от одного источника соединенных сил. Ныне под руководством Вашей Светлости будем мы стремиться с соединенным усердием к достижению общей цели, – и да будет спасено Отечество!»

Источник: http://storyo.ru/1812/42.htm

Назначение Кутузова главнокомандующим

Смоленское сражение русской армии, понятное с военной точки зрения, с политической точки зрения (сдача древнейшего русского города врагу) была крайне отрицательно воспринята общественным мнением России. «Ключ к Москве взят»,- отметил М. И. Кутузов, прочтя донесение М. Б. Барклая-де-Толли об оставлении Смоленска.

Начальник штаба 1-й армии А. П. Ермолов также опасался серьезных политических последствий потери Смоленска для петербургского окружения Александра I. «Боюсь,- писал он Багратиону в Дорогобуж,- что опасность, грозящая нашей столице1, заставит прибегнуть к миру, но сие меры слабых и робких.

Все надобно принести в жертву и с радостию, когда под развалинами можно погрести врагов, ищущих гибели отечества нашего».

Обратите внимание

Одновременно Ермолов умолял Багратиона сообщить царю («я на коленях умоляю вас, ради бога, ради Отечества, писать государю»), или он немедленно назначит единого главнокомандующего, или русская армия окончательно развалится из-за ссоры Барклая с Багратионом.

Багратион из-под Дорогобужа действительно написал Александру I письмо. К чести заслуженного суворовского генерала надо сказать, что он отклонил льстивые предложения некоторых лиц из его окружения рекомендовать в главнокомандующие…

самого себя, а избрал другую форму: «Я никак с министром (Барклаем.- В. С.) не могу.

Ради бога, пошлите меня куда угодно, хоть полком командовать в Молдавию или на Кавказ, а здесь быть не могу, и вся Главная квартира немцами наполнена так, что русскому жить невозможно и толку никакого нет».

Имя М. И. Кутузова к тому времени называлось уже по всей России. И хотя ему в 1812 г. шел уже 67-й год и по всем возрастным меркам того времени он мог находиться на покое, окруженный почетом и славой ученика и сподвижника А. В.

Суворова, Кутузов при первом известии о вторжении «великой армии» в Россию бросил свое имение Горошки в Волынской губернии и сам, без приказа, прискакал в Петербург. Поскольку армия Наполеона стремительно продвигалась вперед и было вначале неясно, куда она повернет от Вильны — на Петербург или Москву,- правительство решило срочно укрепить подступы к Петербургу. 12 июля 1812 г. М.

И. Кутузова пригласили на секретное заседание Комитета министров и просили возглавить оборону столицы. 17 июля Александр I, прибывший из Москвы, назначил прославленного полководца командующим «корпуса для защиты Петербурга» (всего 8 тыс. человек). Поскольку этих сил до ничтожности было мало, Кутузов немедленно предложил собрать ополчение.

18 июля на собрании дворян Петербургской и других северо-западных губерний он единогласно был избран начальником Петербургского ополчения, деятельно занимаясь его организацией и обучением.

Важно

Между тем вопрос о едином главнокомандующем приобретал чрезвычайную остроту — почти ежедневно с 17 июля (день приезда из Москвы в Петербург из действующей армии) по 17 августа (день оставления Смоленска) Александр I получал письма и от генералов (А. П. Ермолова, П. И.

Багратиона и др.), и от генерал-губернаторов губернских городов (особенно, от Ф. В. Ростопчина из Москвы), и из своей императорской Главной квартиры (от Л. Л. Беннигсена, великого князя Константина и др.

) о разногласиях Барклая с Багратионом, которые, несомненно, вредили общему делу борьбы с неприятелем.

Читайте также:  Восточные и западные славянские племена на рубеже нашей эры

Кстати, и сам Барклай не скрывал перед царем сложности своего положения, отмечая, особенно после оставления Смоленска, двусмысленность своего положения: с одной стороны — военный министр, а с другой — «немец», то есть почти изменник.

Как это часто бывало в правление Александра I, царь не стал и на этот раз брать ответственность на себя. Он создал чрезвычайный военный комитет: председатель Государственного совета и Комитета министров генерал-фельдмаршал граф Н. И.

Салтыков, военный комендант Петербурга князь С. К. Вязмитинов, советник царя и глава масонской ложи «Великий восток» князь П. В. Лопухин, советник царя, его «молодой друг» и член «негласного комитета» 1801 -1803 гг. граф В. П.

Кочубей, доверенное лицо царя министр полиции генерал А. Д. Балашев. Собравшись вечером 17 августа в доме Салтыкова, члены комитета всю ночь обсуждали возможные кандидатуры (Д. С. Дохтуров, А. П. Тормасов, Л. Л. Беннигсен, П. И. Багратион, Ф. В. Ростопчин и др.

), но лишь под утро они назвали единственно правильное имя — Михаил Илларионович Кутузов.

Назвали, хотя хорошо знали, что именно это имя будет более всего неприятно царю. Со времени Аустерлица, в 1805 г., когда Александр I, отстранив Кутузова, начал сам командовать русскими войсками и погубил их, вся дворянская Россия знала, что царь не любит Кутузова. Но военная обстановка настолько обострилась, а общественное мнение столь единодушно требовало назначения М. И.

Кутузова («Москва желает, чтобы командовал Кутузов и двинул Ваши войска»,- писал 17 августа Ф. В. Ростопчин царю), что не только чрезвычайный военный комитет, но и сам государь вынужден был уступить. Сделал Александр I это скрепя сердце 20 августа 1812 г.

, подписав указ: «Нашему генералу-от-инфантерии князю Кутузову всемилостивейше повелеваем быть главнокомандующим над всеми армиями нашими».

Совет

Царь в личной переписке и не скрывал, что назначает Кутузова против своей воли. Более того, уже назначив Кутузова, Александр I через неделю, 27 августа, встретившись с Бернадотом (Карлом-Юханом, наследником шведского престола) в Або (Турку) в Финляндии, первым делом предложил ему…

стать главнокомандующим всеми русскими армиями. К. Маркс в своей статье «Бернадот» специально отметил этот факт: «Александр, напуганный первыми успехами Наполеона, пригласил Карла-Иоанна (Бернадота.- В. С.) на свидание и в то же время предложил ему пост главнокомандующего русскими армиями» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч.

— 2-е изд.- Т. 14.- С. 168). У Бернадота хватило ума вежливо, но твердо отклонить это предложение.

Уж если Барклай-де-Толли, прослуживший всю свою жизнь в России, при первых же неудачах оказался «немцем» и «изменником», то что скажут о нем, родственнике Наполеона, если он проиграет хотя бы одно сражение? Нет, Бернадот предпочел держать синицу в руках (шведский престол, который он занял вскоре после свидания с царем), чем химерического журавля в небе (командование отступающей русской армией).
Надо сказать, что в душе у Александра I после Аустерлица навсегда поселился страх перед военным гением Наполеона, и он не верил, вопреки очевидным фактам, в способность русских генералов разгромить наполеоновскую армию. Перед войной 1812 г. он благоволил к прусскому генералу К. Фулю с его Дрисским лагерем-ловушкой для 1-й армии, после смерти М. И. Кутузова в апреле 1813 г. носился с идеей поставить во главе союзных антинаполеоновских армий давнего соперника Бонапарта генерала Виктора Моро.

Однако спасение России, по счастью, оказалось не в руках царя, а в руках М. И. Кутузова, передовых русских офицеров и простого русского народа — солдат, ополченцев, крестьян-партизан. 23 августа 1812 г. Кутузов выехал из Петербурга в действующую армию.

Проводы его, превратились в настоящее народное ликование. Сотни простых людей собрались у его дома на набережной Невы, где уже стояла походная кибитка.

По словам очевидца, люди падали на колени перед крыльцом, где стоял новый главнокомандующий и, воздев руки к небу, заклинали: «Отец ты наш! Спаситель! Останови лютого врага, нисторгни супостата».

Александр I, всегда ревниво относившийся к чужой славе, сквозь зубы вынужден был признаться в доверительном письме к сестре: «Вообще Кутузов пользуется большой любовью у широких кругов населения здесь (в Петербурге.- В. С.) ив Москве».

Но Кутузов не зря прожил большую и полную воинских опасностей жизнь. Мудрый старик, он хорошо понимал, что восторги и надежды соотечественников-патриотов — это одно, а кровавая война с коварным и искусным завоевателем — нечто совсем другое. Здесь на одних эмоциях и благих пожеланиях не победишь. Накануне отъезда в действующую армию Кутузов побывал в семье своего родственника графа Ф.

Обратите внимание

П. Толстого и откровенно признался ему, что возложенная на него задача чрезвычайно трудна. «Я бы ничего так не желал,- сказал он ему на прощание,- как обмануть Наполеона». Видимо, не случайно, и Наполеон, едва узнав о назначении Кутузова, сразу сказал своим маршалам: «Поздравляю вас, господа. Эта старая лиса Кутузофф едет в русскую армию. Значит, генеральное сражение все же будет».

Кутузов прежде всего поставил перед собой главные задачи — выяснить реальную обстановку с резервами (армейскими и ополченскими), с положением русских армий на южном (3-я Западная армия Тормасова и Дунайская армия адмирала П. В. Чичагова) направлении, с подготовкой вооружений (пушки, ружья, сабли и т. п.) и боеприпасов.

Первым делом сразу после получения указа царя о назначении его главнокомандующим он отправился в военное министерство в надежде получить там всю необходимую информацию. Увы, военное министерство и его управляющий князь А. И. Горчаков имели, как говорилось тогда, «по сему предмету» весьма смутные представления.

Свою первую победу Кутузов одержал не на поле брани — он одержал ее в единоборстве с чиновниками военного министерства. Эта победа состояла в одном — Кутузов первым в России узнал правду: все выкладки Горчакова и его чиновников о воинских резервах России на август 1812 г.

являются, говоря современным языком, сплошной «липой» .

Эта «липа» питалась хвастливыми «рапортами генерал-губернатора Москвы Ф. В. Ростопчина царю и в военное министерство о создании им на пути Наполеона к Москве «второй стены» из якобы сформированной М. А.

Милора-довичем под Калугой 100-тысячнай новой армии (Милорадович привел к Кутузову перед Бородино всего 15 тыс необученных рекрутов) и «Московской военной стены» (ополчения) в 75 тысяч (на деле Ростопчин прислал всего 12 тысяч).

Вопросы формирования резервов Кутузову пришлось решать на ходу, равно как и ломать сложившуюся в первый период войны дислокацию русских армий. Пользуясь тем, что Александр I сделал лишь одно доброе дело — не связал ему руки никаким определенным военным планом, Кутузов начал быстро и решительно действовать.

Во-первых, в день отъезда из Петербурга он отправил с курьерами распоряжения Милорадовичу и Ростопчину срочно представить ему отчет о реальном, а не о мифическом состоянии «второй стены» под Калугой.

Во-вторых, уже в дороге 27 августа он направляет как главнокомандующий новые приказы, радикально менявшие довоенную диспозицию, командующему 3-й Западной армией А. П. Тормасову и командующему Дунайской армией П. В.

Чичагову.

Важно

Дело в том, что об этих армиях в военном министерстве в Петербурге как бы забыли — все внимание было приковано в направлении главного удара Наполеона на Смоленск и далее на Москву против 1-й и 2-й Западных армий.

К концу августа 1812 г. армия А. П. Тормасова оказалась в глубоком тылу на правом фланге «великой армии». Но она далеко не бездействовала, сковав на южном направлении 20-тысячный саксонский корпус генерала Ж. — Л. Ренье и 30-тысячную армию австрийского «союзника» Наполеона фельдмаршала К. Шварценберга.

Более того, через месяц после вторжения «великой армии», Тормасов, совершивший молниеносный марш-бросок от Луцка к городу Кобрин, нанес корпусу Ренье ощутимый удар. В Кобринском сражении 28 июля (в это время 1-я и 2-я армия шли на соединение под Смоленском) 3-я армия вывела из строя 2 тыс. солдат и офицеров противника и более 2 тыс. (включая двух генералов) взяла в плен.

Затем с упорными арьергардными боями (сражения у села Городечно 11 августа и др.) 3-я армия снова отошла на исходные позиции к Луцку, прочно заняв оборонительную линию по реке Стырь и закрыв Ренье и Шварценбергу дорогу на Украину, к Киеву.

Впрочем, Шварценберг, зная, как и Тормасов, о тайном австро-русском соглашении кануна войны не вести друг против друга активных военных действий, не слишком рвался в бой, и на южном театре вплоть до отступления Наполеона из Москвы наступило затишье.

В то же время для армии Тормасова формально сохраняла силу уже совершенно нереальная в условиях глубокого проникновения Наполеона в Россию предвоенная диспозиция — ударить вместе со 2-й армией Багратиона во фланг «великой армии» (а Багратион стоял в 850 км от Тормасова, уже под Гжатском), а затем перенести военные действия за пределы России, на территорию герцогства Варшавского. Приказом 27 августа Кутузов наконец отменил этот химерический план — «Теперь не время думать об отдаленных экспедициях» — и выдвинул совершенно новый план: объединить 3-ю и Дунайскую армии, усилить их украинским казачьим ополчением и окончательно закрыть французам дорогу на юг, к Украине. По сути, этот приказ Кутузова явился одним из первых элементов будущего общего плана контрнаступления русской армии и изгнания Наполеона. Как мы увидим ниже (Тарутинский маневр), этот приказ Кутузова имел огромное стратегическое значение для всего исхода Отечественной войны 1812 г. и победы России над Наполеоном.

В тот же день, 27 августа, Кутузов направил распоря жения к Чичагову.

Его Дунайская (Молдавская) армия численностью почти в 50 тыс. человек, имевшая опыт боев с турками, вообще без дела стояла на юге. План ее первоначальных действий — диверсия на Балканы и далее в Швейцарию был отменен царем еще 18 июля, но четкого приказа идти на соединение с основными силами отдано не было.

Кутузов окончательно похоронил авантюрные прожекты сухопутного адмирала и велел Чичагову срочно соединиться с армией Тормасова. Позднее из этих двух армий была создана одна 100-тысячная армия под командованием Чичагова.

Совет

И все же главную заботу для Кутузова пока представляла Москва. Не случайно по дороге из Петербурга в действующую армию он постоянно повторял: «Настоящий мой предмет есть спасение Москвы самой».
Сохранились воспоминания современников о том, как встретило Кутузова местное население и армия.

В Гжатске 29 августа за пять верст до города жители выпрягли лошадей из возка Кутузова и на себе под восторженные крики привезли его в город.

«Минута радости,- пишет очевидец встречи Кутузова в селе Царево-Займище русский офицер-артиллерист,- была неизъяснима: имя этого полководца произвело всеобщее воскресение духа в войсках, от солдата до генерала». Не подлежит сомнению, что Кутузов ехал -в армию с твердым намерением остановить дальнейшее продвижение Наполеона к Москве.

Солдатам почетного караула, выстроенным 29 августа у Главной квартиры в Царево-Займище, он громко сказал: «Можно ли все отступать с такими молодцами». Солдатский «телеграф» быстро разнес эти слова и скоро вся армия повторяла солдатскую присказку — «Приехал Кутузов бить французов!»

И тем не менее на другой день, 30 августа, русская армия получила от нового главнокомандующего старый приказ — отступать. Историки Отечественной войны до сих пор спорят — чем вызван был этот странный приказ? Ведь приехал Кутузов, значит, немедленно нужно было бить французов.

Однако между патриотическим подъемом, вызванным приездом Кутузова в армию, и действительной возможностью оказать реальное сопротивление армии Наполеона, чтобы отогнать ее от дальних подступов к Москве, лежала большая дистанция.

Подлинная обстановка на театре военных действий в районе Гжатска — Царева-Займища оказалась еще более удручающей, чем она виделась Кутузову даже из Петербурга. Что никакой «второй стены» перед Москвой нет, Кутузов понял еще по дороге в армию из ответных писем Ростопчина и Милорадовича.

Гораздо хуже было другое — и в объединенных 1-й и 2-й армиях на 30 августа насчитывалось едва 95 тыс. штыков против 150-160 тыс. у Наполеона (к нему к тому времени подошли резервы из Франции).

После Смоленского сражения и отступления армия явно устала, устала физически и морально — от долгого и изнурительного отступления. Показателем этого стало падение воинской дисциплины. Одним из первых распоряжений Кутузова по армии стали приказы об укреплении дисциплины.

«Сегодня,- говорилось в одном из них от 31 августа,- в самое короткое время поймано разбредшихся до 2000 низших чинов. Сие сделано не старанием начальников, но помощью военной полиции. Такое непомерное число отлучившихся от своих команд солдат (целый полк!-В. С.) …доказывает необыкновенное ослабление надзора господ полковых начальников».

Обратите внимание

За короткий срок Кутузову удалось восстановить дисциплину; этому способствовало также и то, что требования были жесткими и одинаковыми — и к солдатам, и к офицерам.

У последних главнокомандующий перед Бородино отобрал всех лишних денщиков, конвойных, услужителей, отослав их в линейные войска.

Равным образом Кутузов запретил офицерам иметь более чем одну повозку с самым необходимым имуществом, чем сразу сократил число лишних обозов в армии, ограничивавших ее маневренность.

Мудро поступил он и с командующими 1-й и 2-й армиями — он не отослал ни Барклая-де-Толли (как ему советовали одни), ни Багратиона (как советовали другие) из действующей армии — оба остались на своих постах.

Словом, все меры Кутузова были направлены к одной цели — укрепить армию и ее дисциплину, снять усталость и напряжение солдат от длительного отступления, ослабить интриги и ссоры генералов, тоже уставших от постоянных упреков в «драпании».

Нет, Кутузов не отказался от открытого столкновения с Наполеоном — свидетельством этому стала Бородинская битва. Но к ней нужна была подготовка, и военная и моральная. Ведь никаких других войск у русского командования не было и, судя по всему, в Олижайшие два месяца не предвиделось. Барклай-де-Толли, докладывая Кутузову обстановку, подтвердил эти горькие мысли главнокомандующего со свойственной ему шотландской прямотой: «Ми-хайло Ларионович. Кроме сил наших двух армий, никаких больше нет до самой Москвы».

Источник: http://www.patrio.ru/naznachenie.htm

Военный Обозреватель

20 августа (8 августа по старому стилю) 1812 года.

Читайте также:  Сша и страны латинской америки в первой мировой войне

20 (8) августа 1812 года Император Александр Первый призвал к себе генерала от инфантерии светлейшего князя М.И. Голенищева-Кутузова и объявил о назначении его главнокомандующим всеми российскими армиями и ополчениями, действующими против Императора Наполеона.

Известие о назначении Кутузова главнокомандующим было встречено с восторгом и надеждой всем русским обществом. Сам Кутузов вечером в кругу родных сообщил, что «услышал повеление государя с христианским смирением, но без робости, как призвание свыше».

В этот же день император удостоил Кутузова следующим рескриптом:

Михайло Ларионович!

Настоящее положение военных обстоятельств наших дей¬ствующих армий хотя и предшествуемо было начальными успе¬хами, но последствия оных не открывают мне той быстрой дея¬тельности, с каковою бы надлежало действовать на поражение неприятеля.

Соображая сии последствия и извлекая истинные тому при¬чины, нахожу нужным назначение над всеми действующими арми¬ями одного общего главнокомандующего, которого избрание, сверх воинских дарований, основывалось бы и на самом старшинстве.

Важно

Известные военные достоинства ваши, любовь к отечеству и неоднократные опыты отличных подвигов приобретают вам истинное право на сию мою доверенность.

Избирая вас для сего важного дела, я прошу всемогущего бога, да благословит деяния ваши к славе российского оружия и да оправдаются тем щастливые надежды, которые отечество на вас возлагает.

Пребываю вам всегда благосклонный Александр.

Санкт-Петербург. 8 августа 1812 года.

Одновременно всем главнокомандующим армиями Барклаю де Толли, князю Багратиону, графу Тормасову и Чичагову был направлен Высочайший рескрипт следующего содержания:

Разные важные неудобства, произошедшие после соединения двух армий, возлагают на Меня необходимую обязанность назначить одного над всеми оными главного начальника. Я избрал для сего генерала от инфантерии, князя Кутузова, которому и подчиняю все четыре армии.

В следствии чего предписываю вам с вверенною вам армией состоять в точной его команде. Я уверен, что любовь ваша к Отечеству и усердие к службе, откроют вам и при сем случае путь к новым заслугам, которые Мне весьма приятно будет отличить подлежащими наградами.

Главные силы 1-го пехотного отдельного корпуса генерал-лейтенанта графа Витгенштейна  отступили к городу Белому, а резерв расположился на реке Дрисса у Сивошина.

Войска Сен-Сира атаковали аванпосты арьергарда 1-го корпуса под командой генерал-майора Гельфрейха и заняли дефиле у Ропно, это вынудило Гельфрейха отступит к Гамзелеву.

Отход нашего авангарда заставил полковника Властова, со своим отрядом, отступить за местечко Артейковичи.

Совет

Отряд генерал-майора Чаплица был послан генералом Тормасовым к Выжве, а отряд графа Ламберта к Туриску для прикрытия 3-й Обсервационной армии со стороны Варшавского герцогства.

Главные силы 1-й Западной армии под командованием генерала от инфантерии Барклая де Толли отступали от Смоленска к Соловьёвой Переправе через Днепр. У села Соловьево было наведено четыре понтонных моста, по которым 20 (8) августа основные силы армии переправлялись переходили на другой берег Днепра, и двигались по направлению к деревни Умолью, где располагались бивуаками.

2-я Западная армия 20 (8) августа расположилась бивуаками 8 верстами восточнее 1-й Западной армии у селений Михалевка и Новоселки.

Последними переправлялись вечером и в ночь на 21 (9) августа войска 3-го пехотного корпуса генерала Тучкова 1-го и 6-го пехотного корпуса генерала Дохтурова, а также часть арьергарда 1-й Западной армии, под командованием генерал-адъютанта графа Строганова, из Павловского, Санкт-Петербургского, Таврического гренадерских полков, батарейной № 3 роты 1-й артиллерийской бригады и части из 1-го резервного кавалерийского корпуса генерал-адъютанта Уварова.

Барклай де Толли оставил прикрывать переправу арьергард в составе казачьего корпуса атамана Платова и казачьего отряда генерала Карпова 2-го, которые остались частью на правом берегу Днепра у деревни Пнево (Пнева Слобода), частью на левом берегу — у деревни Соловьево. Им были приданы несколько пехотных войсковых частей 1-й Западной армии.

Переправа 1-й Западной армии через Днепр происходила медленно, командиры пытались навести порядок в измотанных тяжелыми боями частях. Благополучное завершение переправы прошло благодаря упорному сопротивлению арьергарда атамана Платова и казачьего отряда генерала Карпова 2-го, которые весь день 20 (8) августа сдерживали натиск французских войск.

Первоначальной задачей арьергарда атамана Платова накануне – 19 (7) августа было прикрытие отступления обеих колонн 1-й Западной армии от Смоленска, и атаман для этой цели приказал бригаде генерал-майора Кутейникова 2-го, усиленной 1-м Бугским казачьим (есаула Жекула) полком прикрывать отступление правой (северной) колонны, а сам со своим Атаманским полком, с бригадой генерал-майора Иловайского 5-го (под началом подполковника Грекова 18-го), 1-м егерским (командир полковник Карпенков) полком и с Донской конно-артиллерийской № 2 ротой следовал в арьергарде левой (южной) колонны. Бригаду генерал-майора Денисова 7-го атаман Платов направил в промежуток (для связи) между своим арьергардом и арьергардом генерал-майора Кутейникова 2-го.

8 (20) августа атаман Платов, получив назначение прикрывать переправу 1-й Западной армии у деревни Соловьево, расположился со своими казачьими полками впереди (севернее) деревни Пнево (Пнева Слобода), а бригаду генерал-майора Денисова 7-го переправил на левый берег Днепра, и выслав ее верст на 10 вниз по течению, поручил ей держать под контролем все дороги, ведущие из Смоленска к деревне Соловьево.

Обратите внимание

Бригада генерал-майора Краснова 1-го, прикрывавшая первоначально наши обозы и транспорты с больными и ранеными, следовавшие из Смоленска по Пореченской дороге до поворота ее на город Духовщину, впоследствии передали прикрытие их от этого поворота 1-му Тептярскому полку. Сама бригада Краснова 1-го присоединилась к войскам Платова у деревни Пнево (Пнева Слобода).

Бой арьергарда Платова у деревень Бредихино, Попово, Пнево (Пнева Слобода) прикрывающего переправу 1-ой Западной армии.

Основной удар, преследовавших нашу отступающую армию, французских войск 20 (8) августа приняла на себе казачья бригада генерал-майора Кутейникова 2-го, казачий отряд генерал-майора Карпова 2-го и Донской казачий подполковника Власова 3-го полк (бригады генерал-майора Краснова 1-го).

О ходе этого боя можно судить по следующему отрывку из рапорта генерал-майора Карпова 2-го генерал-лейтенанту князю Горчакову 2-му.

«…Сражение началось в 5 часов пополудни и окончилось в 8 часов.

Мы, удержав свою позицию, в ночи переправились чрез Груской луг, присоединились по воле главнокомандующего к арьергарду первой армии под командой генерал-адъютанта графа Строганова и я, выставя от полков, мне вверенных, ночные пикеты, на другой день, т. е.

8-го числа, с полками прикрывал отступление упомянутого арьергарда, в половину дня соединился на марше с казачьими полками под командою генерал-майора Кутейникова и с ними совокупно до ночи вели перестрелку с неприятелем, наступавшими на нас, удерживали его сколько возможно до селения Попова, где уже в ночь под 9-е число, оставя генерал-майора Кутейникова прикрывать арьергард, сам с полками, во исполнение повеления вашего сиятельства за № 9 и с воли господина военного министра последовал к соединению с вами»…

Одновременно Донской казачий подполковника Власова 3-го полк «8 августа в арьергарде не допускал неприятеля вредить переправе наших войск через реку Днепр».

В то время, когда казачья бригада генерал-майора Денисова 7-го прикрывала пространство против левого фланга арьергарда атамана Платова, дальний его правый фланг освещали, а частью прикрывали, по приказанию князя Багратиона, Донские казачьи полки под командой полковников Быхалова 1-го и Сысоева 3-го путем широкой высылки разведочных казачьих партий.

Утром 20 (8) августа полковник Сысоев 3-й прибыл в Ельню – «неприятеля движений нигде не открыл и для наблюдения оного учредил по дороге большой от Смоленска к Ельне, в 12 верстах от оной, при селении Хоренки, заставу, приказав оной разъезд свой иметь до Болтухина».

Важно

Полковник Быхалов 1-й расположился со своими казачьими полками 20 (8) августа при Ельнинской дороге в 3 верстах от города Дорогобужа, «а команды по сей дороге расставил: первую – в селении Пушкаршине, а вторую – в местечке Измаил; разъезды ходят от первой к последней, а от последней к Ельне».

Наконец, сравнительно далеко впереди (севернее) арьергарда атамана Платова действовали (между городами Духовщиной и Смоленском) отряд барона Винценгероде и небольшой партизанский отряд подполковника 25-го егерского полка барона Дибича. С первым отрядом атаман Платов держал постоянную и прочную связь.

20 (8) августа атаман Платов получил приказ Барклая де Толли вступить в командование главным арьергардом 1-й Западной армии.

События дня минувшего 19 (7) августа 1812 года. Сражение у Ватутиной горы под Смоленском.

Источники:

1. Генерал-майор М. Богданович «История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам», Санкт-Петербург, 1859 год. Том 1 и 2.

2. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года. Часть 1. Составитель Н.П. Поликарпов. Москва. 1913 год.

Материал подготовил обозреватель Александр Лир.

Источник: http://warsonline.info/1812-god/20-avgusta-kutuzov-naznachen-glavnokomanduiuschim.html

Кутузов назначен главнокомандующим армией — сегодня в 1812 году

О причинах, по которым фельдмаршал Кутузов был назначен главнокомандующим объединенной армией, мотивах, побудивших Александра I принять это решение, о военных и политических целях, содержащихся в этом назначении, существует немало мнений.

Что касается «официальной версии», то, например, государственный секретарь Александр Шишков пишет об этом событии как бы вскользь, называя причиной назначения нового главнокомандующего взятие неприятелем Смоленска как неудачу Барклая-де-Толли:

«По получении от Барклая-де-Толли донесения о соединении его со второю армиею (под предводительством князя Багратиона), послан был к нему рескрипт, повелевающий ему действовать наступательно против неприятеля; но вскоре после того получено известие, что Смоленск взят и войска наши отступают к Москве.

Известие сие всех потревожило, так что стали помышлять о поручении войск новому военачальнику. Никого не было в виду опытнее и знаменитее князя Кутузова. Государь предоставил избрание полководца особо собранному на тот раз совету. Совет ни мало не колеблясь общим гласом избрал Кутузова, и государь утвердил сие избрание.

Кутузов, сопровождаемый народными о нем мольбами, отправился принять главное над войсками начальство».

Так или иначе, 17 августа (5 августа по ст. стилю) на особом совете было принято, а 20 августа (8 августа по ст. стилю) подписано царем «Постановление чрезвычайного комитета о назначении М. И.

Кутузова главнокомандующим армиями».

Приводим подлинный текст документа, содержащего подробные доводы в пользу этого назначения, которое, как показывает сама история, стало одним из главных решений для победы России в войне.

1812 г. августа 5 — Постановление чрезвычайного комитета о назначении М. И. Кутузова главнокомандующим армиями

Совет

Комитет, составленный по высочайшему повелению из председателя Государственного совета генерал-фельдмаршала графа Салтыкова, главнокомандующего в С.

-Петербурге генерала от инфантерии Вязмитинова, из председателей Государственного совета действительных тайных советников князя Лопухина и графа Кочубея и министра полиции Балашева, имел в доме председательствующего сего августа 5-го дня пополудни с 7 до 10 1/2 часов собрание.

По высочайшему повелению предложены были сему комитету генералом от артиллерии графом Аракчеевым получаемые на имя его императорского величества от главнокомандующих армиями рапорты: от военного министра генерала Барклая-де-Толли с отбытия государя императора из армии по 30-е прошедшего июля, а от генерала князя Багратиона со дня атаки его под Могилевым до вышеписанного же числа; равным образом предложены были и полученные партикулярные письма: князя Багратиона, генерал-адъютантов графа Шувалова, графа Сент-Приеста и барона Винценгероде и исправляющего при 1-й Западной армии должность генерал-квартирмейстера полковника Толя.

По выслушании всех оных бумаг все единогласно признали, что бывшая доселе недеятельность в военных операциях происходит от того, что не было над всеми действующими армиями положительной единоначальной власти, и сколь в настоящее время невыгодно сие власти раздробление, столь, напротив того, необходимо общее оной соединение.

Истина сего основывается как на положении вообще нынешних обстоятельств, так и на том, что по действию разных армий на столь значительном пространстве армии сии обязаны всегда соглашать все свои движения и действия одна с другой; а посему члены комитета и находят необходимо нужным назначение над всеми действующими армиями одного общего главнокомандующего, основывая сие равным образом и на следующих примечаниях. Нынешний главнокомандующий 1-ю Западною армиею, соединяя вместе с сим постом и звание военного министра, имеет по сему случаю распорядительное влияние на действия прочих главнокомандующих; но как он, будучи в чине моложе их, то может быть, и сие самое стесняет его в решительных им предписаниях. Притом же, заметив и из последних его донесений сделанные им перемены касательно предложенной Военным советом (и им самим утвержденной) атаки на неприятеля, утвердительно находят, что звание военного министра, соединенное с постом главнокомандующего, производит различные неудобства в достижении желаемой пользы.

После сего, рассуждая, что назначение общего главнокомандующего армиями должно быть основано, во-первых, на известных опытах в военном искусстве, отличных талантах, на доверии общем, а равно и на самом старшинстве, посему единогласно убеждаются предложить к сему избранию генерала от инфантерии князя Кутузова. Военному же министру Барклаю-де-Толли полагают предоставить на волю остаться при действующих армиях под командой князя Кутузова; но в таком уже случае сложить ему звание и управление Военного министерства. В противном же случае предоставить его же воле сдать командование 1-ю Западною армиею кому от князя Кутузова приказано будет, а ему возвратиться по должности военного министра в С. -Петербург. Генералу князю Кутузову полагают предоставить на волю употребить под своим начальством в действующих армиях генерала от кавалерии барона Беннигсена по собственному его усмотрению.

Постановленную власть положением полевого военного уложения большой действующей армии надлежит при соединении армий предоставить уже одному общему главнокомандующему князю Кутузову.

Звание командующего внутренним ополчением в С. -Петербурге члены комитета полагают препоручить, вместо князя Кутузова, генерал-лейтенанту князю Горчакову, потому более, что и самые регулярные войски входят в состав сего ополчения.

Заметив из разных донесений государю императору, что главнокомандующие армиями между прочими причинами, удерживающими их от наступательных действий, поставляют себе правилом выиграть время для приуготовления внутреннего ополчения, то члены комитета полагают нужным дать предписание во все губернии, где образуются сии ополчения, дабы начальники оных доносили главнокомандующему князю Кутузову о успехе сего вооружения с означением мест, где собраны уже силы.

Обратите внимание

Наконец, заключают тем, что в обоих случаях, если бы военной министр Барклай-де-Толли согласился остаться в действующей армии или возвратился бы в С. -Петербург, то все [же] следует уволить его от звания военного министра, предоставя в обоих случаях полное управление сим министерством управляющему уже и ныне департаментами оного генерал-лейтенанту князю Горчакову.

Граф Н. Салтыков Сергей Вязмитинов Князь Лопухин Граф Аракчеев Граф В. Кочубей А. Балашев

Источники: — М. И. Кутузов: документы / под ред. Л. Г. Бескровного. — Москва: Военное изд-во, 1950-1956. — (Материалы по истории русской армии. Русские полководцы: сборники документов) Т. 4, ч. 1: (Июль-октябрь 1812 г.) — 1954.

— Краткие записки Адмирала А. Шишкова, Издание второе, Санкт-Петербург. В типографии Императорской Российской Академии. 1832.

Источник: https://news.rambler.ru/politics/15182350-kutuzov-naznachen-glavnokomanduyuschim-armiey-segodnya-v-1812-godu/

Назначение Кутузова главнокомандующим. Формирование народного ополчения и рост партизанской войны

18 июля из Полоцка выехал Александр I и вместе с ним армию покинула большая часть свиты. В Москву император прибыл уже 23 июля, на 5 день его отъезда из армии62.
Купечество Москвы выразило готовность (и приняло соответственные решения) прийти на помощь отечеству пожертвованиями (до 10 млн. рублей).

Дворянство Московской губернии постановило выставить из крепостных своих крестьян «до 80 тысяч» ратников и дать казне 3 млн. От «мещан и разночинцев» также поступили заявления о предоставлении ратников. Сверх того отдельные большие богачи и магнаты из дворян обязались выставить, обмундировать и вооружить за свой счет целые полки. Началось формирование общенародного ополчения.

Подъем духа в народе был огромным. Не страх, а гнев был преобладающим чувством. Очевидцы единодушно показывали, что все классы на это раз, в этот страшный миг слились в общем чувстве. Лучше умереть, чем покорность вторгшемуся насильнику! Крестьяне, мещане, купцы, дворянство все наперерыв хотели выразить свою готовность идти на смертельную борьбу против Наполеона63.

Народный характер войны проявлялся по-разному в различные периоды войны. На первом этапе, в период наступления противника, он нашел свое наиболее яркое выражение в уходе населения их городов и деревень, занимаемых противником, в угоне всего скота, увозе с собой продовольствия, фуража, уничтожении посевов.

В течение одного месяца после указов Московская, Смоленская, Тульская, Ярославская, Тверская, Владимирская, Рязанская и Калужская губернии собрали 125 302 ратника ополчения. Это было ополчение первого круга. Петербургская и Новгородская губернии выставили 24 741 ратника ополчения второго круга.

Читайте также:  Ростовская наступательная операция 1941 года (17 ноября - 4 декабря)

В третьем круге, в Нижегородской, Пензенской, Костромской, Сибирской и Казанской губерниях дали 41 515 человек. Такое количество вооруженных крестьян встревожило крепостников-помещиков и царское правительство. Русского царя не привлекала возможность собрать под ружье в полки и бригады миллион ратников из крепостных крестьян. Однако обойтись без ополчения было невозможно.

Поэтому его собирали только в 16 губерниях вместо всей России. Александр боялся больше своих крестьян и революции чем самих французов67. Прошло уже два месяца войны. Огромная территория оказалась охваченной врагом. В стране создавалось крайне тяжелое положение. Военные неудачи, недовольство нерешительностью Барклая-де-Толли и Багратиона еще более обострились.

17(5)августа собрался комитет, составленный по повелению Александра из следующих лиц: председателя государственного совета Салтыкова, генерала Вязмитинов, Лопухина, Кочубея, Балашова и Аракчеева. Рассматривался вопрос о назначении нового главнокомандующего. Кутузов был назначен официальным указом от 8(20) августа 1812 года70. В 1812 году Кутузову шел 68-й год.

В тяжелый период войны он принял командование отступающей армией. Его назначение командующим весьма положительно сказалось на дальнейшем ходе войны. Назначение Кутузова разрядило то крайнее напряжение в армии, которое возрастало с каждым шагом ее отступления. Кутузов вселил в войска веру в победу и поднял их боевой дух.

Важно

В его руках сосредоточилось не только руководство всеми армиями, но и решение важных вопросов связанных с материально-техническим усилением войск71.

17 (28) он августа в Гжатск. Через два часа он уже был в Царево-Займище, где находилась вся армия. Обходя почетный караул, Кутузов сказал довольно громко: «Ну как можно отступать с такими молодцами!».

Однако 19 (28) августа неожиданно для всех, войска получили приказ Кутузова: отступать. Существуют самые различные объяснения и толкования принятия такого решения. Некоторые исследователи склонны считать, что отход русской армии был вызван желанием дать бой на более благоприятной позиции.

Еще будучи в Семлево 14 (25) августа Барклай де Толли такими словами заканчивал донесение царю: «Итак, вот та минута, где наше наступление должно начаться»72.
§ 3. Бородинское сражение.

Бородинская позиция защищала основные пути, ведущие к Москве: По приказу Кутузова на Бородинском поле были воздвигнуты три группы укреплений

28 августа Наполеон с гвардией вошел в село Семлево. На другой день корпус Даву и кавалерия Мюрата двинулись на ВязьмуНаполеон шел за Кутузовым, непрерывно встречая жестокое сопротивление русского арьергарда78.

Наполеон принял решение овладеть Шевардинским редутом,Всего Наполеон двинул 30 тыс. пехоты, 10 тыс. конницы и 186 орудий. начал атаку корпус Понятовского Оборонявшая редут русская артиллерия наносила большие потери. началось сближение и перестрелка, быстро превратившаяся в рукопашную схватку. Все попытка французов овладеть редутом не увенчались успехом.

В течение 25 августа (6 сентября) обе армии вели подготовку к сражению. на Бородинском поле, он мог выставить 130 тысяч человек и 587 пушек. Русские имели 120 тысяч человек и 640 орудий82. Битва началась с нападения дивизии Дельзона на дер. Бородино. С 5 часов утра самый яростный бой завязался на левом крыле русской армии, где у Семеновского оврага стоял Багратион.

Первые атаки были отбиты русской артиллерией и густым оружейным огнем. В попытке обойти левый фланг русской позиции Наполеон так же не достиг сколько-нибудь существенных результатов.

Корпусу Понятовского, медленно продвигавшемуся по Старой Смоленской дороге, с большим трудом удалось оттеснить русских егерей и занять Утицу, но дальнейшее его продвижение было остановлено упорным сопротивлением оборонявшихся здесь русских войск.. В 12 часов донцы получили радостную весть «Позволено!».

Левый фланг наполеоновской армии прикрывался одним уланским эскадроном перед которым находились с утра две сотни атаманцев. С приближением своего полка они первые развернулись в лаву и с пиками наперевес пошли в атаку. За ними из лесу без криков и шума стали выноситься казачьи сотни, лейб-гусары, лейб-драгуны, лейб-уланы Уварова.

Впереди этой массы русской легкой кавалерии неслись в своих голубых мундирах казаки Атаманского полка Платова. Эскадроннеприятельских уланов в миг был уничтожен. Один из резервных французских полков, успевший построится в карэ, дал залп.

Совет

Больше он не мог ничего сделать мало кому из французов удалось бежать в тыл, разнося весть: «Казаки в тылу Четвертая атака началась при таком соотношении сил: русские имели около 15 тысяч человек и 200 орудий, а французы, усилив свои передовые части присланной Наполеоном дивизии Фриана, свыше 30 тысяч человек и практически одинаковое с русскими количество орудий.

Не добившись успеха в попытке взять флеши лобовыми ударами, Наполеон попытался организовать комбинированную атаку флешей. Оборона Багратионовых флешей, проведенная русской армией с исключительным мужеством и упорством, обескровило главную группировку противника. Огромные потери наполеоновских войск в боях за флеши и деревню Семеновскую истощили силы противника.

Батарею Раевского обороняли войска 24-й пехотной дивизии генерала П.Г. Лихачева из 6-го корпуса генерала Д.С. Дохтурова. Войска 12-й и 26-й корпуса Раевского вместе с егерями продолжали наступать, тесня дивизии вице-короля. Обе стороны несли громадные потери.

Наполеон в эти часы был угрюм и молчалив, угрюмое настроение императора и плохо скрываемое беспокойство императора не проходило, и ни гибель Багратиона и взятие Семеновских флешей, ни победа над редутом Раевского нисколько не улучшило его настроения98.
тремясь ускорить разгром и бегство русских, Наполеон приказал кавалерии (кирасирам и уланам) ударить на русскую пехоту, на корпус графа Остермана. Французы захватили в последний раз батарею Раевского убив всех, кто там оставался. Это был последний акт битвы99. Бородинское сражение не дало ярко выраженного успеха ни той, ни другой стороне. Наполеон стремился в этом сражении уничтожить русскую армию, открыть свободный доступ к Москве и продиктовать условия мирного договора. Ни одной из этих целей он не достиг. Не удалось и Кутузову остановить противника, преградить ему путь к Москве и начать изгнание с русской территории.

Отступление «Великой армии» Наполеона и её гибель

§ 1. Тарутинский манёвр русской армии. Пожар Москвы

Кутузов отводил русскую армию. Русская армия вошла в деревню Фили. В четвертом часу дня 13 сентября 1812 года в избе крестьянина Севастьянова Кутузов приказал командующим крупными частями генералам собраться на совещание.

Решение Кутузова оставить Москву драматический акт войны 1812 года.
С вступлением в город французов в городе начались грабежи.. К вечеру во многих местах огромного города уже бушевали пожары.

Начался знаменитый Московский пожар, который продолжался неделю.

На второй день после оставления Москвы русские войска пройдя 30 км по Рязанской дороге, переправились через Москву-реку у Боровского перевоза и неожиданно были повернуты Кутузовым на запад. В сентябре армия форсированным шагом перешла на Тульскую дорогу и сосредоточилась в районе Подольска.и 21 сентября, остановилась в Тарутинске129.

Тарутинский маневр был проведен мастерски. В результате маневра обстановка полностью изменилась в пользу русской армии. Русские получили возможность доукомплектовать армию. Продвигаясь на Запад, теряя людей от столкновений с летучими конными отрядами, болезней и голода, Наполеон привел в Смоленск лишь 50 тыс. чел.

Кутузовская же армия шла параллельным курсом и все время угрожала отрезать пути к отступлению. В сражениях у села Красное и на реке Березина французская армия была фактически разгромлена. Наполеон передал командование остатками своих войск Мюрату, а сам поспешил в Париж. 25 декабря Александр I издал манифест об окончании Отечественной войны.

Причины победы: национально-освободительный, народный характер войны, который проявлялся в стойкости и мужестве российских солдат и офицеров, самоотверженно защищавших свое Отечество, в развертывании партизанского движения, наносившего значительный ущерб неприятелю, во всенародном патриотическом подъеме в стране, готовности представителей всех сословий к самопожертвованию ради достижения победы; высокий уровень военного искусства русских военачальников; значительный экономический потенциал России, позволивший создать большую и хорошо вооруженную армию; потеря французской армией своих лучших боевых качеств, нежелание, да и неспособность Наполеона найти поддержку в крестьянской массе за счет ее освобождения от крепостничества; определенный вклад в победу России внесли Англия и Испания, отвлекавшие значительные силы Наполеона для войны в Испании и на море.

Венская система международных отношений (Система Европейского концерта) — система международных отношений, сложившаяся после Наполеоновских войн. Была нормативно закреплена Венским конгрессом 1814—1815 гг.

Обратите внимание

В конгрессе, проходившем в Вене под председательством Меттерниха, участвовали представители всех европейских государств за исключением Османской империи.

В рамках этой системы впервые было сформулировано понятие великие державы (тогда в первую очередь Россия, Австрия, Великобритания), окончательно оформилась многосторонняя дипломатия.

Многие исследователи называют Венскую систему МО первым примером коллективной безопасности, что было актуально на протяжении 35 лет, до начала Крымской войны. Также были систематизированы и унифицированы дипломатические ранги (посол, посланник и поверенный в делах) и четыре типа консульских учреждений. Были определены дипломатический иммунитет и дипломатическая вализа.

Венский конгресс сыграл ключевую роль в формировании стойкой парадигмы отношений между ведущими европейскими государствами. Началась эпоха «Европейского концерта» — баланса сил между европейскими государствами.

Европейский концерт базировался на общем согласии больших государств: России, Австрии, Пруссии, Франции, Великобритании. Любое обострение отношений между ними могло привести к разрушению международной системы.

· В отличие от Вестфальской системы международных отношений элементами Венской системы выступали не только государства, но и коалиции государств.

· Одной из основ европейского концерта стал принцип поддержания баланса сил. Ответственность за это полагалась на большие государства.

Эта ответственность реализовывалась через проведение большого количества международных конференций для урегулирования проблем, которые угрожали миру.

Среди таких конференций важное значение имели Парижский конгресс 1856 года, Лондонская конференция 1871 года, Берлинская конференция 1878 года.

· В пределах баланса сил государства могли изменять состав союзников для обеспечения собственных интересов, не в нарушение при этом общей структуры союзов и характера международных отношений.

· Европейский концерт, оставаясь формой гегемонии больших государств, впервые эффективно ограничил свободу действий этих государств на международной арене.

· Хотя аннексии и контрибуции оставались формами международной практики, большие государства уже не рассматривали в качестве реальной цели расчленения или ликвидацию другой большой державы.

· Во времена существования Венской системы понятия политического равновесия приобретает более широкое толкование. Благодаря установленному Венской системой баланса сил войны и вооруженные конфликты в Европе временно почти прекращаются за исключением незначительных.

· Венская международная система имела целью утверждение установленного в результате наполеоновских войн соотношения сил, закрепления границ национальных государств. Россия окончательно закрепила за собой Финляндию, Бессарабию и расширила свои западные границы за счет Польши, разделив ее между собой, Австрией и Пруссией.

· Венская система зафиксировала новую географическую карту Европы, новое соотношение геополитических сил. В основу этой системы был положен имперский принцип контроля географического пространства в пределах колониальных империй.

Во время Венской системы окончательно сформировались империи: Британская (1876), Немецкая (1871), Французская (1852). В 1877 г. турецкий султан взял себе титул «Император османов». Россия стала империей значительно раньше — в 1721 г.

· Невзирая на конец глобальной изолированности цивилизаций и культур, Венская система, как и предыдущая Вестфальская, имела евроцентристский характер. Вестфальская система сначала не имела глобальный характер, охватывала Западную и Центральную Европу.

Важно

Позже она интегрировала к сфере своего действия Восточную Европу, Россию, Средиземноморье, Северную Америку. Венская система МО охватывала, фактически, лишь европейское пространство, и в некоторой степени, те территории, за которые ведущие государства Европейского концерта вели колониальную борьбу или управляли как колониями.

Вне пределов Венской системы остался Китай, который в результате Опиумных войн и навязанных ведущими европейскими государствами неравноправных договоров, был поставлен в полуколониальное положение. Япония, которая во второй половине XIX века начала «открываться» для мира, также не была приобщена к Венской системе.

В то же время в период Венской системы европейская история начала постепенно превращаться в мировую.

· На Венском конгрессе не были официально закреплены колонии. Одной из главных причин Первой мировой войны станет именно борьба за перераспределение колониальных империй.

· Активно проходили модернизационные процессы, развитие капиталистических отношений, буржуазные революции.

· Особенности Венской системы заключались не только в общей заинтересованности сохранения статус-кво, но и в разнице цивилизационного и модернизационного уровня его участников.

Великобритания и Франция уже вступили в процесс научно-технического прогресса; Австрия и Пруссия в этой сфере значительно отставали.

Особенностью геополитической реальности того времени стало то, что Россию, ведущее государство Венского конгресса, гаранта мира и стабильности в Европе, технический прогресс вообще еще почти не коснулся.

· При развитии Венской системы её участники были одинаковы по сущности (монархии), поэтому долгое время она была однородна.

· Исследователи отмечают исключительную стойкость системы. Несмотря на войны, революции, международные кризисы система МО осталась практически неизменной. Фактически с момента Венского конгресса до начала Первой мировой войны перечень ведущих держав не изменился.

· Те принципы, которые разделяли правящие элиты ведущих держав, отличались схожестью в видении международных ситуаций. Фактически это приводило к стремлению ведущих держав решать международные проблемы путем компромиссов и коалиционных соглашений.

· Время существования европейского концерта стало периодом развития классической дипломатии.

Система Европейского концерта охватывала политическую сферу, и влияние внутриэкономических процессов на внешнюю политику было опосредованным, проявлялся только в наиболее кризисных ситуациях.

Сфера дипломатии имела исключительную автономию в решении определенных проблем. Поэтому дипломаты не были ограничены какими-то внутриполитическими или экономическими факторами.

· В период существования системы Европейского концерта были сформулированы и приняты всеми цивилизованными странами единые нормативные акты о мирном разрешении конфликтов, а также о ведении военных действий, об обращении с пленными и др.

Источник: https://stydopedia.ru/3x455d.html

Ссылка на основную публикацию