Философия истории ясперса

Философия истории К. Ясперса. Часть 1

Философия истории К. Ясперса

Основная тема философии истории К. Ясперса (1883—1969) – тема единства мировой истории. Ясперс скептически относится к популярной в 20–30-е г. XX в. теории культурных циклов, развивавшейся Шпенглером и позднее Тойнби, и подчеркивает, что человечество имеет единые истоки и единый путь развития, несмотря на все различия в жизни отдельных народов и культур.

Согласно теории культурных циклов, из чисто природного человеческого существования вырастают, наподобие организмов, культуры в качестве самостоятельных форм жизни.

Они ни в коей степени не связаны друг с другом, хотя иногда могут соприкасаться и служить друг другу помехой. Каждая культура имеет свои начало и конец.

Обратите внимание

Шпенглер определял время существования культуры в тысячу лет, Тойнби не считал, что оно может быть точно указано.

Из анализа существовавших культур оба они делали обширные прогнозы относительно будущего.

Выделение культур как определенных целостностей представляется Ясперсу ценным, но только при условии, что оно не противоречит концепции универсальной истории: нельзя возводить в принцип ни тезис о рассеянных, не соотносящихся друг с другом культурных организмах, ни единство человеческой истории как таковой.

При создании схемы целостной исторической картины Ясперс исходит из уверенности, что человечество имеет единые истоки и общую цель. Научно доказать эту уверенность невозможно, единство истории может быть только предметом веры. «Эти истоки и эта цель нам неизвестны, во всяком случае в виде достоверного знания.

Они ощутимы лишь в мерцании многозначных символов. Наше существование ограничено ими. В философском осмыслении мы пытаемся приблизиться к тому и другому, к истокам и к цели». Иногда такая позиция сближается с христианской традицией истолкования истории, представляющей исторический процесс как единую линию, имеющую начало и конец, т. е.

имеющую свое смысловое завершение. Такое сближение является, однако, довольно поверхностным. Во-первых, в христианской концепции истории отправной пункт исторического развития (явление Христа) и его конечная цель (переход человечества в идеальное состояние) мыслились как совершенно определенные и очевидные.

Во-вторых, в христианской концепции главным действующим лицом драмы человеческой истории был Бог. Ясперс вообще не считает возможным обращаться к божественному вмешательству при анализе истории. Единство истории, по Ясперсу, – постулат веры и в то же время допущение разума, но постулат не религиозный, а философской веры.

Каузальное объяснение, каким бы оно ни было, не может быть принято, признает Ясперс, как достаточное в истории. «Может создаться впечатление, – пишет он, – будто, признаваясь в этом, я хочу указать на то, что произошло божественное вмешательство. Ни в коей мере.

Важно

Ибо это было бы не только salto mortale из сферы познания в сферу видимости познания, но и непростительной навязчивостью по отношению к божеству. Я стремлюсь лишь опровергнуть удобное и по существу ничего не значащее толкование истории как постижимого и необходимого поступательного движения человечества.

Я стремлюсь оставить вопрос открытым и допустить возможность новых подступов к познанию… Удивление перед тайной само является плодотворным актом познания, источником дальнейшего исследования».

Всю историю человечества Ясперс делит на три последовательно сменяющие друг друга фазы: доистория, история и мировая история. Длительный период доистории охватывает время становления человека – от возникновения языка и рас до начала исторических культур.

«Здесь мы соприкасаемся с тайной человеческой сущности, осознаем неповторимость существования человека на Земле, перед нами встает вопрос о нашей свободе, которая неизбежно должна быть связана с происхождением всех вещей и которую мы больше нигде в мире не встречаем».

История охватывает события примерно пятитысячелетней давности в Китае, Индии, на Ближнем Востоке и в Европе. Универсальная, или мировая, история начинается с возникающего в наши дни глобального единства мира и человечества, подготовленного эпохой великих географических открытий. Ее начало относится к XX в.

В фазе истории развертывание немногих великих культур шло, несмотря на ряд случайных соприкосновений, параллельно. Это были отдельные истории. В фазе мировой истории обнаруживается единство целого, за пределы которого выйти уже невозможно.

«Эта фаза – еще не историческая реальность, но предвосхищение грядущих возможностей, поэтому она не может быть предметом эмпирического исследования, а служит лишь материалом для наброска, в основу которого положено осознание настоящего и современной нам ситуации».

Особую роль в фазе истории играет период, называемый Ясперсом осевым временем. В этот период между 800 и 200 гг. до н.э. произошел самый резкий поворот в истории, появился человек такого типа, какой существует по сей день, и сформировалась как бы ось мировой истории.

Христианская история видела отправной пункт исторического развития в явлении Христа. Даже Гегель, пытавшийся нарисовать картину истории так, чтобы христианство выступало лишь как один ее момент, говорил, что весь исторический процесс движется к Христу и идет от него, явление сына божьего есть ось мировой истории.

Ясперс отказывается видеть ось истории в явлении Христа: оно имеет значение только для христиан, а историческая ось должна иметь значение для всего человечества. «…Христианская вера – это лишь одна вера, а не вера всего человечества.

Недостаток ее в том, что подобное понимание мировой истории представляется убедительным лишь верующему христианину. Более того, и на Западе христианин не связывает свое эмпирическое постижение истории с этой верой».

Совет

Ясперс подчеркивает, что ось мировой истории, если она вообще существует, может быть обнаружена только эмпирически, как факт, значимый для всех людей, в том числе и для христиан.

«Эту ось следует искать там, где возникли предпосылки, позволившие человеку стать таким, каков он есть; где с поразительной плодотворностью шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от определенного религиозного содержания, могло стать настолько убедительным… что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их исторической значимости».

В осевое время произошло много необычайного. В Китае жили тогда Конфуций и Лао-цзы, возникли все направления китайской философии. В Индии возникли Упанишады, жил Будда, в философии были рассмотрены все возможности философского осмысления действительности, вплоть до скептицизма, материализма, софистики и нигилизма.

В Иране Заратустра учил о мире, где идет борьба добра со злом. В Палестине выступали пророки, в Греции – это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фукидида и Архимеда. Все, связанное с этими именами, возникло почти одновременно в течение немногих столетий в Китае, Индии и на Западе, независимо друг от друга.

«Новое, возникшее в эту эпоху в трех упомянутых культурах, сводится к тому, – резюмирует Ясперс, – что человек осознает бытие в целом, самого себя и свои границы. Перед ним открывается ужас мира и собственная беспомощность. Стоя над пропастью, он ставит радикальные вопросы, требует освобождения и спасения.

Осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира». В эту эпоху были разработаны те основные категории, которыми человек мыслит по сей день, заложены основы мировых религий, существующих и сегодня.

В осевое время почти одновременно и независимо друг от друга образовались несколько духовных центров, внутренне родственных друг другу. Важнейшей характеристикой этого времени является прорыв мифологического миросозерцания, переход от мифа к логосу. «Тем, что свершилось тогда, было создано и продумано в то время, человечество живет вплоть до сего дня.

В каждом своем порыве люди, вспоминая, обращаются к осевому времени, воспламеняются идеями той эпохи. С тех пор принято считать, что воспоминание об осевом времени и возрождение его возможностей – Ренессанс – всегда ведет к духовному подъему».

В осевое время впервые разделяются как противоположности земля и небо, сущее и должное, повседневность и идеал.

Стремясь к идеалу и осознавая свою беспомощность, человек обращается к внешней силе – к всемогущему богу, живущему вне мира и способному спасти человека лишь по своей доброй воле.

Обратите внимание

Если для периода архаической культуры характерен локализм, ограниченность сознания, то осевому времени, его религиям и политической культуре свойствен универсализм – стремление к распространению истинной веры и расширению границ основанного на ней государства.

Осевое время знаменует исчезновение великих культур древности, существовавших тысячелетия.

Все, что существовало до этого периода, если даже оно было величественным, подобно вавилонской, египетской, индийской или китайской культуре, воспринимается как нечто дремлющее, непробудившееся.

Народы, не воспринявшие идей осевого времени, остаются на уровне природного существования, их жизнь является неисторичной.

Ясперс признает, что не может ответить на вопрос о причине осевого времени: «Никто не может полностью понять, что здесь произошло, как возникла ось мировой истории! Нам надлежит очертить контуры этого поворотного периода, рассмотреть его многообразные аспекты, интерпретировать его значение, для того чтобы на данной стадии хотя бы иметь его перед глазами в качестве все углубляющейся тайны».

Ясперс выделяет четыре гетерогенных периода человеческой истории: прометеевскую эпоху (возникновение речи, орудий труда, умение пользоваться огнем), эпоху великих культур древности, эпоху духовной основы человеческого бытия (начинающуюся с осевого времени, когда полностью формируется подлинный человек в его духовной открытости миру) и эпоху развития техники.

В человеческой истории оказывается, таким образом, как бы два дыхания. Первое идет от прометеевской эпохи через великие культуры древности к осевому времени со всеми его последствиями.

Второе начинается с эпохи науки и техники, со второй прометеевской эпохи в истории человечества и, возможно, приведет к новому, еще далекому и невидимому второму осевому времени, к подлинному становлению человека. Между этими двумя дыханиями есть, однако, существенные различия.

Важно

На стадии второго дыхания мы обладаем уже историческим опытом; если период первого дыхания дробился на несколько параллельно движущихся отрезков, то второе охватывает человечество в целом. Можно предполагать, что второе дыхание завершится созданием настоящего человека, хотя каким образом это произойдет сейчас совершенно невозможно себе представить.

«Единые истоки человечества в начале доисторического времени столь же темны для нас, сколь темен будущий мир господствующего ныне на земном шаре человечества, которое, быть может, достигнет единства своего юридически упорядоченного, духовно и материально устремляющегося в бесконечность существования».

Возникновение науки и техники внутренне и внешне революционизировало мир, как ни одно явление истории. «Наука принесла в мир неслыханные возможности и опасности.

Век техники, в котором мы пребываем уже около 150 лет, достиг полного расцвета в последние десятилетия, и степень его дальнейшей интенсивности трудно предвидеть.

Создана новая основа всего существования в целом, игнорировать которую невозможно».

Наука и техника возникли у романо-германских народов. Именно европейский тип развития привел к веку техники, распространение которой придает в настоящее время всему миру европейские черты. Среди факторов, объясняющих, почему наука и техника возникли именно на Западе, а не в других великих культурах, Ясперс указывает, в частности, следующие:

Читайте также:  Назначение кутузова главнокомандующем

– Западу известна идея политической свободы; «она озаряет всю нашу историю, с нею связаны все притязания Запада».

– для западного мышления характерна ни перед чем не останавливающаяся рациональность; «…Запад познает границу рациональности с такой ясностью и силой, которая нигде более не существует»;

– для западного человека мир в своей реальности необходимым образом существует;

– западный человек придает особое значение осознанной внутренней глубине бытия личности, хотя это иногда и приводит к ложной идее, будто человек есть начало и творец всего;

– создаваемый Западом образ всеобщности не застывает в догматической жестокости непреложных институтов и представлений и не ведет к жизни, где господствует кастовая система или космический порядок; «западный мир не становится стабильным в каком бы то ни было смысле»;

– Западу свойственна особая решительность, в силу которой проблемы доводятся до своего логического конца, до полной ясности, до выявления всех возможных альтернатив; решительность являет себя в напряженности, в которую насильственно втягивается почти все, что происходит;

– только на Западе известны в таком количестве самобытные индивидуальности;

– специфическим явлением в жизни Запада является индивидуальная любовь и сила безграничного погружения в нескончаемом движении.

Историки, как уже говорилось, старательно придерживаются максимы, что история ничему не учит. Позиция философии истории принципиально иная: прошлое интересно прежде всего тем, что оно позволяет яснее понять настоящее и наметить контуры будущего.

«Целостная концепция философии истории, которую мы пытаемся дать, – пишет Ясперс, – направлена на то, чтобы осветить нашу собственную ситуацию в рамках мировой истории. Задача исторической концепции – способствовать осознанию современной эпохи. Она показывает нам наше место в ней».

Только масштаб мировой истории позволяет понять, какие глубокие изменения, подготовленные в течение двух предыдущих веков, произошли в нынешнем столетии, изменения, не сравнимые по своим последствиям ни с чем, что известно из истории прошедших пяти тысячелетий.

Источник: https://psibook.com/library/1228/6.html

Философия истории К. Ясперса

Карл Ясперс (1883-1969) – немецкий философ, один из основа­телей экзистенциализма. Изучал право в университетах Гейдельберга и Мюнхена, ме­дицину – в университетах Берлина, Геттингена и Гейдельберга. С 1908 по 1915 г. рабо­тал в психиатрической клинике Гей­дельберга. В 1913 г. защитил доктор­скую диссертацию «Общая психопато­логия» у Виндельбанда.

Вышедшая в свет в 1919 г. работа Ясперса «Психоло­гия мировоззрений» может считаться первой публикацией по философии экзистенциализма в Германии. С 1922 г. Ясперс работает профессором философии в Гейдельбергском университете. Во времена нацизма, в 1937-1945 гг. он был отстранен от преподавательской деятельности, в 1938 г. запрещена пуб­ликация его работ.

После войны положение изменилось. С 1948 по 1961 г. – Ясперс являлся профессором философии Базельского университета.

На формирование философских взглядов Ясперса осо­бое влияние оказали Платон, Плотин, Фома Аквинский, Николай Кузанский, Спиноза, Кант (критического периода), Ф.В.Й. Шеллинг, С. Кьеркегор, Фр. Ницше,Э. Гус­серль и А. Вебер. К.

Ясперс решительно отмеже­вывается от рационалистической линии в философии, связанной с Р. Декартом, Г. Гегелем и К. Марксом, отрицая возмож­ность существования философии как науки.

Совет

Истинная философия, по Ясперсу, – это, прежде всего сам процесс философ­ствования, который, в отличие от научного познания, нельзя ограничить рамками определенного предмета и метода.

Фи­лософия дает ориентиры для поведения человека в мире, она способна «осве­тить» экзистенцию и приблизить челове­ка к трансценденции, совершить «ска­чок к безусловному бытию». Философия, по Ясперсу, не познает бытие, но удостоверяет нас в его существовании. Результатом философ­ствования у К.

Ясперса выступает философская вера, которая, в отличие от религиозной веры, основанной на откровении, является продук­том размышления, философствование означает также отказ от систематической философии в любой ее форме. Поэтому и история философии – это не процесс приращения знаний; каждое крупное филос. учение, подобно произведению искусства, уникально.

Сходствоеес историей науки состоит в том, что в ходе развития философии также возрастает количество категорий и методов, а сходство с историей религии заключа­ется в последовательном выражении разных позиций веры.

Философская вера – одно из основных понятий в философии К. Ясперса. Философская вера выступает продуктом размышления, в то время как религиозная вера основана на откровении

Основные работы К. Ясперса: «Философская вера», «Истоки и цель истории», «Духовная ситуация времени», «Ницше и христианство», «Куда движется ФРГ?».

Источник: https://3ys.ru/teologicheskie-kontseptsii-istorii/filosofiya-istorii-k-yaspersa.html

Глава 3. “смысл истории”

Уже из самого названия легко определить круг вопросов, о которые идется в этом разделе: это, прежде всего, роль и значение истории, ее характерные особенности.

Ясперс раскрывает свой тезис о значимости истории. По его словам, она представляет собой основу, связь с которой мы сохраняем, если не хотим исчезнуть бесследно. Лишь в контексте исторического знания возможно прийти к пониманию природы человека.

Именно поэтому историческое не является для нас чем-то равнодушным, а выступает моментом нашей жизни.

Обратите внимание

Такая связь проявляется, в частности, потому, что вместе с историей изменяется и наше историческое мышление.

Так, сегодня оно определяется осознанием кризиса (речь об этом кризисе уже шла в предыдущей части книги). Понять, ощутить этот кризис помогает нам знание истории.

Одно должно сохраниться во всех катаклизмах: человек, как таковой, и его самоосмысление в философствовании, которое в поисках своей основы смотрит в будущее, не пророча, но веря.

История – это то, что происходит. Оно пересекает время, уничтожает его и достигает вечного. История – этот всегда процесс, и все должно постоянно изменяться. История не может быть завершенной.

Ясперс выделяет три, на его взгляд, важнейшие свойства истории:

1) история имеет границы, которые отделяют ее от других реальностей: природы и Космоса.

Природа. История существует не сама по себе, а на основе природы. Но природа – неисторичное явление, ее развитие представляет собой лишь простое повторение одного и того же. Объединением этих двух феноменов есть человек. Ведь он есть одновременно и природа, и история. Ясперс убежден, что исторический процесс прервется, если достигнутое нами на протяжении истории исчезнет из жизни .

Космос. Основным фактом нашего существования является наша возможная изоляция в Космосе. Эта изолированность составляет реальную границу истории (вне человеческой жизни на Земле существует лишь пустая в духовном понимании мироздание).

2) в истории есть внутренние структуры, которые формируются путем преобразования индивидуального. История представляет собой переход.

Важно

Мы называем историей то, что происходит в пространстве и времени в определенном месте. Для того, чтобы быть историческим, индивид должен быть единичным, неповторимым.

Такую единичность можно найти лишь в человеке – в понимании человека не как естественной, биологической, а прежде всего как духовного существа. Историческое – это не просто реальный индивидуум, сосуд всеобщего, – это действительность, которая одухотворяет это всеобщее.

То, что мы познаем как исторически особое, разрешает нам двигаться к истории как единому индивидууму .

История представляет собой движение, и чем более радикально это движение, тем более глубокие пласты истины открываются нам. Наиболее ярким подтверждением этого тезиса философа являются переходные эпохи, когда в момент высочайшего напряжения человечество создавало выдающиеся духовные достижения.

Так, неповторимая греческая трагедия есть порождение эпохи, когда происходил переход от мифологии к философии как новой форме общественного сознания, нового способа постижения мира. Немецкий идеализм (классическая немецкая философия) создан на сломе между верой и безверием.

Но, по мнению автора, переход не локализуется исключительно на каких-то определенных этапах истории, – он присутствует всегда. Любое, даже величественное, обращенное в вечность событие, есть лишь переходное явление.

Именно поэтому мы не можем найти для себя образцы совершенства или абсолюта в достижениях предыдущих эпох; они создавались в время, когда их творцы уже ощущали приближение нового и даже в момент создания начинали свою гибель. Истории вообще не присуща продолжительность, она самая есть переход.

3) единство истории.

Это свойство истории – объект наибольшего внимания Ясперса, оно лежит в основе всей его исторической концепции. Он делает акцент на том, что при всем разнообразии людей, культур, исторических эпох существует нечто важное, что их объединяет.

Совет

Встречаясь, люди познают себя в другом и самое явление “человек” есть движение к единому.

Философ предлагает целый ряд фактов, которые, по его мнению свидетельствуют о существовании такого единства.

Ни один из них его до конца не устраивает, но в каждом он находит определенный аспект общего единства:

* единство человеческой природы, которое не изменилось на протяжении истории.

* универсальность – близость религиозных представлений, форм мышления, орудий и т.п.

* прогресс – единая линия все возрастающего обретения человеком нового. Но это свойство касается лишь знания и умения, а не субстанции человека, его духовных качеств.

* единство в пространстве и времени. Человечество объединено уже самой территорией планеты Земля, а также определенными временными границами.

* существуют и особые виды единения – единство отдельных культур, единство народов в зависимости от языка, происхождения, судьбы, единство религий в их мировом значении, единство государства.

Но эти единства не могут дать представления о целостном феномене единства истории человечества.

Поскольку фактический материал оказывается непригодным для выяснения источников такого единства, Ясперс использует другой подход, также довольно известный в истории человеческой мысли. Он делает попытку определить единство как цель.

Он приводит несколько концепций всеобщей истории, в которых отображается стремление исторического знания найти свой смысл, но приходит к выводу, что ни одна из подобных конструкций не дает исчерпывающего ответа на поставленный вопрос.

Причина такой сложности в освещении проблемы в том, что использование каждой из отдельных линий развития, каждой группы фактов о разных единствах – это упрощения, и задача исследователя состоит в объединении разных аспектов, постижении единства линий и образов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Создание концепции всемирной истории остается лишь задачей; ее, в частности, и старался решить Ясперс. Созданная им схема мировой истории, по его мнению, наиболее отвечает требованиям открытости, единства и эмпирической реальности.

Он старается достичь исторического единства с помощью определения общего для человечества осевого периода.

Обратите внимание

Реальное осевое время – это воплощение идеальной вехи, вокруг которой двигается объединенное человечество, здесь раскрывается то, что является общим и важным ля всех, взаимосвязь человечества находит свое выражение в безграничной коммуникации.

Понятие “осевого времени”, введенное Ясперсом, является у него своеобразной точкой отсчета истории как таковой. Временную “ось мировой истории” он относит к середине первого тысячелетия до нашей эры (между 800 и 200 гг. до н.э.) когда произошел самый резкий поворот в истории – появился тип человека нашего времени.

Предложенная схема разрешает лишь определиться с единством предыдущей истории, но единство истории в понимании полного единения человечества никогда не будет завершено. Такое единство, по мнению Ясперса, есть граница истории, ее начало и конец.

Читайте также:  Итоги выполнения первой пятилетки

Карл Ясперс не только характеризует ведущие периоды развития человечества с точки зрения реализации духовной и социальной сущности человека, не только делает попытку осмыслить важнейшие тенденции современности, которые дают нам возможность спрогнозировать будущее, но и раскрывает те глубинные сущностные черты истории, которые характеризуют исторический процесс в целом.

Можно выделить основные положения в концепции Ясперса:

мировая история может рассматриваться и познаваться лишь при условии признания идеи исторической целостности; концепция “осевого времени” позволяет высказать суждение о том, что духовный и интеллектуальный потенциал, накопленный в период “осевого времени” составляет основу человеческой духовности вплоть до сегодняшнего дня;

историческое познание есть понимание смысла, поэтому рассмотрение всемирной истории суть поиск и объективация ее смысловых значений; собственно историческая, единичная данность в осевое время носит всеохватывающий характер – отсюда возможность возникновения во всемирно-историческом смысле параллелизма в целостности культур их расцвет и развитие;

если в доосевое время история разворачивалась как история локализованных культурных процессов, то в осевое время она приобретает универсальный и роковой характер;

в постижении смысла истории огромную роль играют мировые религии, а также философская вера, связывающие воедино экзистенцию с трансценденцией, ориентирующие сознание и самосознание человека на представлении о Едином или Божественном;

Важно

По его собственным словами, автор разработал целостную концепцию философии истории, направленную на то, чтобы осветить современную ситуацию в границах мировой истории.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Философия истории / Сост. Ю. А. Кимелев. – М.: Аспект Пресс, 1995.

Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Алейтея, 1996.

Современный экзистенциализм. – М.: Наука, 1979.

Аверинцев С.С. Ясперс // Философская энциклопедия. – М., 1991.

Хюбшер А. Мыслители нашего времени. – М.,1975.

Философия: курс лекций. – М.: Юристъ, 1999.

Миронова Я. Ясперс // Современная западная философия: словарь. – М., 1991.

Краткая философская энциклопедия. – М.: Прогресс – Энциклопедия, 1994.

Источник: http://fil.bobrodobro.ru/2579

Философия истории Карла Ясперса

Третья фаза – мировая история (с середины XX века), или универсальная история Земного шара, фактически начинается с возникающего в наши дни глобального единства мира и человека во всем их многообразии. Ясперс считает, что ей предшествовала эпоха великих географических открытий.[53]

Он говорит, что если во второй фазе развертывание немногих великих культур идет параллельно (это – отдельные истории), то для третьей фазы характерно единство целого, за пределы которого вследствие его окончательной пространственной замкнутости выйти уже невозможно.

Предпосылкой здесь служит реализованная возможность всемирного общения.

Эта фаза – еще не историческая реальность, но предвосхищение грядущих возможностей, поэтому она не может быть предметом эмпирического исследования, а служит лишь материалом для наброска, в основу которого положено осознание настоящего и современной нам ситуации.[54]

Что есть мировая история по отношению к «осевому времени»?

Безусловно, единство мировой истории начинается только с целого, с нашего теперешнего понимания истории, которое, по мнению мыслителя, сформировало свои основополагающие принципы в осевое время. Духовное ядро человечества – в изменениях, составивших суть осевого времени. Лишь здесь возможно встретить самих себя в рамках тотальной истории, которая и является подлинной мировой историей.

Ясперс считает, что реально начало мировой истории – есть результат преобразующей деятельности Запада, как особого цивилизационного типа.

Ясперс отстаивает превосходство Запада в воздействии на формирование мира, считая, что в течение последних веков именно он наложил отпечаток на развитие всех стран земного шара, а, следовательно, именно Западная цивилизация положила начало подлинной мировой истории. Возникновение науки и техники у романо-германских народов способствовало их историческому прорыву. По Ясперсу, они положили начало подлинно мировой глобальной истории человечества.[55]

В общем виде именно в вопросе о влиянии Европы на мировое развитие в XIX и XX веках произошли коренные изменения: «Восприняв европейскую технику и национальные требования европейских стран, мир стал европейским и с успехом обратил то и другое против Европы. Европа…, – говорит Ясперс, – отступила перед Америкой и Россией… Правда европейский дух проник теперь в Америку и Россию, но это – не Европа».[56] При этом философ многое связывал с будущим объединением Европы, которое в наши дни стало реальностью.

ГЛАВА 3. СМЫСЛ ИСТОРИИ

Совет

Историческая концепция человеческого существования в его целостности, – говорит Ясперс, – должна включать в себя и будущее. Без осознания будущего вообще не может быть философского осознания истории.[57]

Немецкий мыслитель осознает, что будущее не может быть исследовано.

Он признает, что исследованию доступно лишь то, что обладает реальностью, то есть то, что уже произошло.

Тем не менее, говорит он, будущее уже скрыто в прошлом и настоящем, оно присутствует в реальных возможностях, предоставляемых нам настоящим. Осознание же будущего всегда лежит в основе нашего мировоззрения.

Иными словами, нами руководит прогнозирующее историческое мышление. На нем базируется идея прогресса.

Тем не менее, возможные на основании истории прогнозы могут указать лишь на горизонт, в рамках которого реально действует человек.

Попытки исторического прогноза предпринимались неоднократно. Ясперс же выдвинул ряд характеристик относительно возможного соответствия того или иного прогноза реальности[58]:

1. Ни один прогноз не может быть безусловным. Прогноз – это спекулирующее предвидение человека, который хочет что-либо совершить, поскольку он видит не то, что неотвратимо происходит, а то, что может произойти, и ориентируется на это. Будущее становится предвидением, которое может быть изменено волей человека.

2. Прогноз соотносится с ситуацией в настоящем. В соответствии с этим, самый убедительный прогноз дает тот, кто обладает, исходя из собственной жизни, глубоким знанием настоящего.

Обратите внимание

3. Важен прогноз не как знание, а как побуждение к действию. В данном случае очевиден призыв Ясперса к действию, направленному на преобразование, либо на устранение прогнозируемых негативных явлений.

Он считает необходимым, если это возможно, вторгаться в ход событий, избегая тем самым провиденциалистской парализации воли. Иными словами, прогнозы существуют для предотвращения будущих проблем.

Ход жизни людей, по мнению мыслителя, должен зависеть исключительно от них самих.

Сознание своего бессилия может привести к тому, что ход истории будет воспринят как явление природы.

Можно освободиться от чувства ответственности, стремясь уничтожить себя как свободного человека, но этим лишь усугубить свое положение. Только человек, считает Ясперс, может преодолеть им самим порожденное зло – в надежде на то, что добро встретит поддержку и помощь.

Что же, однако, может внести беспокойство в состояние ложного общественного покоя современности? Ясперс утверждает, что страх: «…некий всеобщий страх висит над человечеством в целом».[59] Это – страх перед неопределенностью будущего. При этом мыслитель подчеркивает, что страх следует принять, поскольку он и является основой надежды на спасение.[60]

Таким образом, только ответственность за настоящее позволит человечеству ощутить ответственность за будущее.

Исходя из данного принципа, Ясперс заранее указывает на невозможность очертить будущее истории в рамках своей исторической концепции.

Представление о возможных направлениях развития дает ответ на вопрос: каким может оказаться мир, в начале которого мы находимся?

Важно

Наметившиеся тенденции налицо: рост концентрации всего человеческого бытия в стабильных организациях, общественное нивелирование, порожденное превращением людей в функции огромного аппарата и социальное усреднение; развитие идет к стабильному конечному состоянию. Следствием этого Ясперс видит утрату индивидом свободы выбора своего бытия.[61]

Таким образом, основной вопрос времени сводится, по-видимому, к тому, возможен ли еще независимый человек, сам определяющий свою судьбу. И может ли человек быть свободным вообще? Этот пункт при характеристике тенденций будущего человечества чрезвычайно важен для Ясперса, который сказал, что «…вся история человечества – лишь тщетная попытка быть свободным».[62]

В качестве двух основных альтернатив, ведущих человечество из переходного периода современного положения в будущее немецкий мыслитель называет мировую империю либо мировой порядок.

Мировая империя создаст мир на Земле посредством одной единственной власти, подчиняющей себе всех из какого-либо одного центра. Данная власть зиждется на насилии. Она формирует нивелированные массы посредством тотального планирования и террора. Внедряет единое мировоззрение посредством пропаганды.

В свою очередь мировой порядок, напротив, представляет собой «единство без единой власти». Это означает отказ всех от абсолютного суверенитета и как следствие – самоограничение тех, кто обладает реальной политической силой; это самоограничение является условием свободы всех. Установленный порядок может быть изменен только путем установления нового законодательства.

Ясперс делает ставку на мировой порядок, в конечном итоге означающий век мирового единства, где больше не будет внешней политики, а все процессы (общественные, политические, экономические, культурные) станут «внутренними».

Не будучи уверенным в том, насколько значимую роль для человечества в будущем будет играть правовое устройство, автор «Истоков истории» считает умозрительным что-либо в данной области предсказывать.[63]

Основная идея подобной «глобальной федерации» – идея политической свободы, служащая всеобщим ориентиром.

Ясперс настаивает на том, что путь к мировому порядку ведет только через суверенные государства, располагающие достаточным военным потенциалом на случай неизбежного конфликта.

В зависимости от того, какой путь для нейтрализации конфликта выберут так называемые страны «первого эшелона», и зависит будущая судьба человечества: оно будет либо тотально уничтожено, либо обретет мировой порядок.

Иной альтернативы Ясперс не допускает.

Совет

Итак, мы подошли к заключительной части нашего исследования, в которой нам осталось только определить: в чем видится Ясперсу смысл истории? Что он вообще понимал под историей?

Для Ясперса, как, впрочем, и для прочих сторонников линейной концепции важен всемирно-исторический аспект. Он не разбивает человечество по каким бы то ни было критериям, будь то экономика или политика, территориально-расовая принадлежность или язык, культурные или религиозные традиции.

Все это он считает важным в частности, при определении самобытных черт культуры тех или иных народов, но совершенно теряющим свою значимость в едином всемирно-историческом контексте. «Историчность человека, – говорит Ясперс, – это историчность многообразная. Однако это многообразие подчинено требованию некоего единого.

Все то, что обладает ценностью и смыслом, как будто соотносится с единством человеческой истории».[64]

Ясперс констатирует, что человек «во всей его исторической разновидности» стремится к единству.[65] Он не дает однозначного объяснения этому, однако предполагает, что это может быть следствием общего происхождения. При этом он приводит ряд фактов, указывающих на это единство. Для объяснения данного единства Ясперс и предложил свою схему мировой истории.

Прежде всего – человек есть некая целостность способностей. То, что нас отличает – это отличие явлений, но не сущности. При этом есть все основания полагать, что сущность человека остается неизменной под воздействием времени. В различных условиях, в результате меняющегося характера отбора одна и та же сущность открывает те или иные присущие ей аспекты.

Поэтому прогресс может быть в знании, в технике, в создании предпосылок новых технических возможностей, но не в субстанции человека, не в его природе, возможность прогресса в сфере субстанциального опровергается фактами.

При этом автор «Истоков истории» подчеркивает, что для понимания единства человеческой природы, которая открывается в истории, необходимо выйти за пределы биологического и психологического уровня.

Обратите внимание

В истории перед нами постоянно предстает изменение в человеческом знании, сознании и самосознании.

Это изменение далеко не синхронно происходит у различных народов, в различных частях света. В результате растет отчуждение, которое завершается полным непониманием друг друга. Однако названное единство все же сохраняется в виде беспредельной воли к пониманию.

Единство человечества, по мнению Ясперса, находит свое отчетливое выражение в том несомненном факте, что повсеместно на Земле обнаруживается близость религиозных представлений, форм мышления, орудий и форм общественной жизни. Сходство людей при всем их различии очень велико.

Психологические и социологические данные такие, что позволяют повсюду проводить сравнение и установить множество закономерностей, свидетельствующих о характере основных структур человеческой природы в ее психологическом и социологическом аспекте.

Несомненно, при выявлении общего не могут не выявиться отклонения, что может объясняться как специфической природой человека, так и историческими ситуациями и событиями.

[66]

При этом Ясперс подчеркивает, что упомянутая универсальность не составляет действительного единства человечества, утверждая, что «величие истории» обнаруживается именно в особенном, а универсальное – это в неисторический неизменный поток, который «несет в своих водах» действительное и правильное.

Для более правильного понимания идеи единства в истории Ясперс выдвигает тезис о том, что единство – это не фактическая данность, а цель, к которой необходимо стремиться.

Мыслитель предполагает, что единство истории возникает из того, что люди способны понять друг друга в идее единого.

Важно

Это и есть то, что их в конечном итоге должно объединить. В свою очередь единство вырастает из смысла, к которому движется история.

Здесь Ясперс ставит знак равенства между смыслом и целью, выступающей в данной связи в нескольких ипостасях: цивилизация и гуманизация человека, свобода и созидание свободы, возвеличивание человеческого духа, постижение Бога.

Таким образом, смысл истории приобретает, так же как и единство истории, условный характер. Возможно, мы сами придаем этот смысл ходу истории. Интерпретирующее рассмотрение становится моментом воли.

Целью человека становится единство, а изучение прошлого соотносится с этой целью.

Единство истории как полное единение человечества никогда не будет завершено. «История замкнута между истоками и целью», в ней действует идея единства.

Человек идет своим великим историческим путем, но не завершает его в реализованной конечной цели. Единство человека – граница истории, что, в свою очередь, означает, что достигнутое завершенное единство было бы концом истории.

История по Ясперсу – это движение под знаком единства, подчиненное представлениям и идеям единства.

Таким образом, в основе истории по Ясперсу лежит идея единства, целостности человеческого бытия человечества, которое имеет «единственный первоисток и одну цель».[67]

Как познать и осознать этот первоисток и эту цель? Исторические дисциплины и связанные с ними историко-философские концепции исходят из того, что решение такой познавательной задачи возможно лишь на пути объективного познания, подчиненного критериям научности.

Совет

Ясперс категорически отвергает подобный подход в самих его основаниях, утверждая, что суть, цель, первоисток истории вообще неподвластны объективистскому познанию.

Познавая отдельные факты и события, объективистская историография не способна ни охватить историю в ее широте, ни уловить «решающее единство человеческой истории».

[68] Ясперс же пытается приблизиться к выполнению этих масштабных задач – и именно с помощью понятия «осевое время», «осевая эпоха», влияние которых распространяется на современность и будущность, составляя основные свойства нашей сущности.

Источник: http://freepapers.ru/10/filosofiya-istorii-karla-yaspersa/144660.908806.list4.html

Смысл истории и её постижение в философии истории К. Ясперса

Своеобразную концепцию исторического процесса развития общества предложил немецкий философ К. Ясперс (1883-1969 гг.). В отличие от Тойнби, Ясперс делает акцент на том, что человечество имеет единое происхождение и единый путь развития.

Однако, научно доказать это положение невозможно, как невозможно доказать и противоположное. Допущение этого единства он называет постулатом веры. Т. о., Ясперс четко заявляет о своей приверженности в объяснении исторического процесса к религиозной традиции.

История, по Ясперсу, имеет своё начало и свой конец. Её движение определяется силой провидения.

Но Ясперс не является теологом или богословом. Он, прежде всего философ, поэтому позволяет себе отступить от традиционного в христианстве описания исторического процесса.

В традиционной христианской концепции истории кульминационным пунктом мирового исторического процесса, “осью” мировой истории объявлялось явление Сына Божьего — Христа. Ясперс же справедливо полагает, что в явление Христа верят только христиане, только для них оно является осевым событием истории.

Весь остальной мир: индусско-буддийский, мусульманский, синтоистский и т. д. Остаётся как бы в стороне от мирового исторического процесса.

Но всё же по Ясперсу, вера является основной и смыслом истории. Значит, возникает вопрос: возможна ли общая для всего человечества вера.

Обратите внимание

Такую веру, по мнению немецкого философа, не может предложить не одна религия: ни иудаизм, ни ислам, ни христианство, ни буддизм и т. д. Каждая религия объявляет своё веру как откровение какого — либо Бога: Яхве, Христа, Будды, Аллаха и т. д.

Содержание вероучений часто служили источниками раздора между народами. Ясперс убеждён, что общей для человечества может быть только философская вера.

Вера, по учению Ясперса, отличается от знания. Но её не следует противопоставлять знанию. Она существует лишь в союзе с ним. Безграничное познание – наука. Она является основным предметом философствования. Философская вера не может стать исповеданием, она не может становиться догматом.

Понятие исторической ситуации является ключевым понятием в философии Ясперса. Содержание исторической ситуации он связывает с такими понятиями как “время” и “эпоха”. По Ясперсу возможно формирование близких по своему духу исторических ситуаций, которые являются предпосылками к возникновению родственных ситуаций.

Такое совпадение ситуаций, считает Ясперс, произошло между 800 и 900 гг. до новой эры. В этот промежуток времени возникли параллельно в Китае, Палестине, Индии, Персии, и Древней Греции духовные движения, сформировавшие тот тип человека, который существует и поныне. Это время Ясперс назвал “осевой эпохой” мировой истории.

Это время и есть рождение философской веры. “Осевая эпоха”, согласно Ясперсу кладёт конец непосредственному отношению человека к миру и к самому к себе. Обостряется самосознание личности. Человек осознаёт хрупкость своего бытия, перед ним встают важные смысложизненные вопросы: о смысле человеческого существования, о смысле бытия.

Пробуждение духа, считает Ясперс, является началом бытия общей человеческой истории. Он убеждён, что человечество обречено на общность судьбы и единую веру. В противном случае, история человечества может закончиться катастрофой.

Поэтому установление взаимопонимания, открытость различных типов общества, религий и культур является жизненно необходимым для человечества.

Типы цивилизаций.

Структурная характеристика цивилизации предполагает выделение реально существующих социальных блоков, которые к их истинном взаимодействии образуют механизм цивилизационного процесса. Различные исследователи выделяли разное количество таких блоков. Например, Н.Я.

Важно

Данилевский отмечал четыре: религию, культуру, государство и социально-экономическую среду Другие ученые включали в содержание цивилизаций земледелие, ремесла, классы, различные элементы развитой духовной культуры философию, нравственность, психологию, язык и другое.

Однако, при определении цивилизации решающее значение имеет не количество включаемых в неё созданных человеком сфер деятельности, а характер, способы и особенности взаимодействия материального и духовного факторов в историческом процессе.

Цивилизация является обобщающей характеристикой содержания всех остальных социальных общностей, институтов и других элементов способа общественной жизнедеятельности. Цивилизация как крупномасштабная социокультурная общность обладает собственной иерархией ценностей и идеалов, представляющих общество как целостную систему и субъект мировой истории.

Совокупность конкретных социокультурных факторов в их взаимодействии образует механизм функционирования цивилизации, особенности которого проявляются в этнонациональных, религиозных, психологических, поведенческих и иных способах жизнедеятельности данного человеческого сообщества.

В связи с этим в истории существовали и существуют в настоящее время различные типы и формы цивилизаций, суммарную численность которых ученые определяют в пределах 30.

В зависимости от степени технической оснащенности в среде общественного производства, свободы личности в социальной и духовной сферах, типах культуры определяются и качественно различные типы цивилизаций, через которые исторически проходило человечество в своем развитии.

Космогенная (охватывающая древнее общество в эпоху средневековья), техногенная или индустриальная, соответствующая капиталистической и социалистической общественно-экономическим формациям и формирующаяся в настоящее времяантропогенная цивилизация (информационное общество).

Космогенная цивилизация как исторически, первый се тип основывалась на орудийной технике и ручной технологии и характеризовалась большой зависимостью общества от природных сил, когда мировой космос определял смысл жизнедеятельности. диктовал законы, устанавливал жесткие формы общественной организации, связи индивидов с социальными институтами.

Основой следующего технического типа цивилизации явились: машинная техника, широкое развитие науки и постепенное превращение ее в непосредственную производительную силу, наемный труд, рыночные отношения, высокий уровень профессиональной культуры во всех её формах.

Совет

Несмотря на глубокие антагонистические противоречия в развитии индустриальной цивилизации, люди на этом этапе овладевали возможностями модификации общества на основе его реформирования, в том числе и в ходе буржуазно-демократических и социалистических революций.

Развитие техногенной цивилизации в XX веке как противоборство капиталистической и социалистической систем определило необходимость ее замены более совершенным обществом.

К концу 70-х годов XX века индустриальная технология и основанный на ней техногенный тип цивилизации исчерпали возможности дальнейшего развития общества, определили его кризисное состояние (возникновение глобальных проблем, потеря духовных идеалов, значительным числом граждан, переход к прагматическому и утилитарному способу существования людей и другое). Как свидетельствует практика современного цивилизационного процесса, преодоление кризисного состояния, затронувшего в различной степени и многообразных формах все страны и регионы мирового сообщества, может быть, обеспечено лишь на путях перехода к новому, более высокому, эффективному и менее расточительному способу воспроизводства самого общества.

Материальная основа для этого начала формироваться с середины 50-х годов XX века в связи с развитием информационной технологии. Именно оно составляет содержание процесса становления цивилизации нового типа — антропогенной, именуемой в научной литературеинформиционно-технологи ческим или постиндустриальным обществом.

Определяя основные тенденции развития общества, связанные с использованием информационной технологии, российские и зарубежные ученые отмечают, что она коренным образом изменяет техническую основу материального и духовного производства.

Определяет новые организационные формы общественной жизни, приводит к кардинальным изменениям в социальной структуре, превращая значительную часть рабочей силы новый средний класс, требует постоянного повышения духовной культуры личности и общества.

Последнее является особенно важным, так как уровень и качество интеллектуального потенциала общества становятся решающим условием возможности его воспроизводства на информационной основе. В границах конкретных видов деятельности они превращаются в исходный и определяющий фактор развития всей социальной системы.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Источник: https://megalektsii.ru/s163045t5.html

Ссылка на основную публикацию