Экономическое развитие национальных районов российской империи

Саргсян А.А. Экономическое районирование России: история и хозяйственное значение

Саргсян Асмик Артаковна
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Sargsian Asmik Artakovna
National Research University «Higher School of Economics»

Библиографическая ссылка на статью:
Саргсян А.А. Экономическое районирование России: история и хозяйственное значение // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2015. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2015/03/7849 (дата обращения: 07.02.2019).

Введение

Долгое время экономический район, как результат развития производства и природопользования на определенной территории, являлся основой для регионального планирования и развития России, а с 2000 года был модифицирован в федеральный округ. Для качественного составления целевых и региональных программ, а, следовательно, и равномерного развития экономики государства критически важно грамотное экономическое районирование территории.

Обратите внимание

Для рассмотрения явления экономического районирования первостепенным является понимание понятия экономического района. Согласно определению В.Г. Глушковой и Ю.А.

Симагина «экономический район — это территориально и экономически целостная часть хозяйства страны, характеризующаяся своеобразием природных и экономических условий, а также исторически сложившейся специализацией хозяйства на основе территориального разделения труда, наличием устойчивых и интенсивных хозяйственных связей». [1, c. 11] Существует также определение Л.Э. Лимонова, согласно которому экономический регион является синонимом экономического района и обозначает «территорию, для которой характерна высокая степень взаимосвязанности и взаимозависимости деятельности хозяйствующихсубъектов, основанная на единстве рынка труда, сырья и ресурсов, единой экономической инфраструктуре, а также тесной внутриотраслевой и межотраслевой кооперации».[2, c. 54 ]

История экономического районирования

Первыми работами, посвященными районированию, были труды Х. А. Чеботарева «Географическое методическое описание Российской империи» и С. И. Плещеева «Обозрение Российской империи…», написанные в конце 18 века. В них Российская империя делится исключительно по географическому критерию: на северные, южные, восточные и западные губернии и на северную, среднюю и полуденную полосу.

С развитием теории экономического районирования само районирование стало более конкретным и близким к хозяйству РФ. А.Н. Радищев, А.И. Герцен Н.П. Огарев говорили и писали, что административно-территориальное деление Российской Федерации требовало изменений в связи с развитием капитализма.

Делаться это все должно для того, чтобы населяющие страну нации были более приближены к экономическим особенностям России. Огарев также говорил, что фундаментом для районирования должны служить как географическое положение, так и транспорт, население и социальные отношения между гражданами.

Говоря о других работах, можно упомянуть К.И. Арсеньева, утверждавшего, что деление Российской империи на 10 регионов основывалось на природе и экономике, и П.П. Семенова-Тян-Шанского, который выделил 14 естественных областей РФ и позже 12 районов.

Также он писал, что деление страны происходило по общегеографическому характеру. Последний работал также и с Н.Н. Штруппом. В их совместной работе 1911 года «Торговля и промышленность Европейской России по районам» они выделили 12 экономических полос РФ.

Когда пришла советская власть, большое внимание стали уделять развитию, как теории, так и практики экономического районирования.

Важно

Создание районной школы экономической географии привело к появлению новой области экономической науки, а именно региональной экономики. Важно также подчеркнуть, что развитие экономики и инфраструктуры СССР двигало также и региональную экономику, и теория экономического районирования.

Показательным примером является выделение восьми районов России для реализации Государственного плана электрификации 1920 года.

Тем не менее, исследование имело неполный характер, так как ни само районирование, ни план электрификации не распространялись на территории Восточной Сибири и Дальнего Востока России.[2, c. 103 ]

Важным шагом стало разделение пространства Советского Союза на 21 экономический район под непосредственным руководством председателя Госплана Г. М. Кржижановского.Единство экономического региона определялось согласно комплексупринципов, что обеспечивало обоснованное распределение территорий по районам и перспективность развития региона:

  • экономический;

  • национальный;

  • исторический;

  • перспективный;

  • транспортный;

  • технический;

  • территориальной специализации производства, его комплексности и концентрации.

С 1921 по 1922 гг был выполнен проект, выделевший более 20 экономических районов Советского Союза, которые определенное количество времени спустя преобразовались в новую сетку из 13-и (1- из которых находятся в РФ) более крупных экономических районов, а именно: Центр, Северо-Запад, Европейский Север, Поволжье, Северный Кавказ и Нижний Дон, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток, Юг, Запад, Закавказье, Средняя Азия и Казахстан.

Так как раздел территории на экономические районы стал одной из важных частей хозяйственного плана, то комплексный метод планирования стал приобретать огромное значение. Благодаря этому стало необходимым установление значимых показателей плана, рациональное освоение новой техники и т.д.

В 1963 году, в связи с новым разделением территории по особенностям природы и экономики Российская Федерация включала в себя 18 экономических районов.

В РФ было выделено 10 экономических районов, в Украине только 3. Также были выделены Закавказский и Среднеазиатский экономические районы.

В дополнение к этому, были выделены отдельные экономические районы в Прибалтике, Белорусской и Казахской ССР.

Последний вариант изменений в разделении СССР и РФ на экономические районы был в 1982 году. Так, вышедший с Северно-Западного района, в РСФСР образовался Северный экономический район. Карту экономических районов РФ тех лет можно увидеть на рисунке 1.

Рисунок 1. – Экономические районы России после 1982 года. [3]

Экономические районы:

1)Центральный; 2)Центрально-Черноземный; 3)Восточно-Сибирский; 4)Дальневосточный; 5)Северный; 6)Северо-Кавказский; 7)Северо-Западный; 8)Поволжский; 9)Уральский; 10)Волго-Вятский; 11) Западно-Сибирский.

Совет

Распад Советского Союза в 1991 году повлек за собой и соответствующие изменения в экономическом районировании. Экономические районы сменила новая форма деления территории России – федеральный округ.

Первый этап формирования федеральных округов подразумевал выделение семи федеральных округов в 2000 году. Такое районирование РФ совпадало с военными округами РСФСР.

Спустя десятилетие ЮФО (Южный федеральный округ) был разделен на ЮФО и СКФО (Северо-Кавказский федеральный округ).

Рисунок 2. – Федеральные округа России [4]

Таблица 1. – Соотношение федеральных округов и экономических районов РФ.

Федеральный округ Экономические районы
Центральный (ЦФО) Центральный; Центрально-Черноземный
Северо-Западный (СЗФО) Северный; Северо-Западный; Калининградская область
Приволжский (ПФО) Поволжский; Уральский; Волго-Вятский
Южный (ЮФО) Северо-Кавказский; Поволжский
Северо-Кавказский (СКФО) Северо-Кавказский
Уральский (УФО) Западно-Сибирский; Уральский
Сибирский (СФО) Западно-Сибирский; Восточно-Сибирский
Дальневосточный (ДФО) Дальневосточный

Хозяйственное значение экономического районирования

Любое государство в той или иной мере характеризуется внутренними социальными и экономическими различиями, которые,безусловно, требуют регулировки и управления. Одним из инструментов подобного управления является разработка сеток административно-территориального деления и экономических районов государства.

Первые труды в экономическом районировании имели скорее теоретический характер и не были задействованы в развитии хозяйства Российской Империи. Тем не менее, со временем экономическое районирование все больше удовлетворяет своим практическим целям.

Показательным является пример интеграции теории экономического районирования в практику государственного регулирования в СССР. В соответствии с имеющейся тогда сеткой экономических районов утверждался ряд пятилетних планов.

К слову, группировка субъектов в экономические районы способствовала значительной оптимизациипоставок топлива и другого плохо транспортабельного груза в районы, где производство и благополучие напрямую зависит от обеспеченности подобным сырьем. [5, с. 113]

На данном этапе развития теории и практики экономического районирования существуют три типа районов по размеру (таксономических звеньев), каждому из которых присущи свои экономические задачи:

  1. крупные экономические районы –«это специализированные и завершенные хозяйственные комплексы, находящиеся на единой территории и играющие важную роль в федеральном разделении труда. Такие факторы, как большая площадь, значительная численностью населения, разнообразный природно-ресурсный потенциал, способствуют четкому определению крупных межрайонных проблем;

  2. районы среднего звена (края, области, республики) эффективны для руководства специализированными отраслямихозяйства, например, сельским хозяйством и сферой услуг;

  3. низовые районы (административно-хозяйственные районы, городские и сельские районы) играют важную роль в разработке и выполнении перспективных и годовых программ развития районного хозяйства и социально-культурного строительства, в размещении и специализации предприятий по производству и переработке сельскохозяйственной продукции, местной промышленности, бытового обслуживания, торговли и общественного питания. [6, с.342]

Невозможно проведение эффективной региональной политики и в том числе интеграции регионов без комплексно проведенного районирования. Грамотно сгруппированные в экономический регион субъекты более конкурентоспособны, так как экономическое районирование способствует:

  • более продуктивному взаимодействию субъектов;

  • оптимизации промышленности страны при помощи разделения труда;

  • рациональному использованию природно-экономических ресурсов регионов;

  • преодолению распада хозяйственных межрегиональных связей;

  • развитию межрегиональных и региональных инфраструктурных систем;

  • развитию экспортных и импортозамещающих производств;

  • более эффективному преодолению циклических кризисов;

  • ослаблению внутреннего социального напряжения;

  • преодолению чрезмерного отставания по уровню и качеству жизни населения в определенных регионах.

Значимую роль в региональном развитии играют федеральные округа. В каждом федеральном округе назначается уполномоченных представитель Президента РФ, в ряд функций которого входит обеспечение результативного государственного регулирования социального и экономического развития регионов. [1, с.23]

Выводы

Экономическое районирование России прошло множество этапов от работ Х. А. Чеботарева и Семенова-Тян-Шанского до современных разделений РФ на федеральные округа и экономические районы.

Сложно отрицать влияние районирования на экономику страны и методы государственного управления.

Обратите внимание

Это безусловно эффективный инструмент федерального регулирования хозяйства страны: от влияния на инфраструктуру и внутри- и межрегиональную логистику до влияния на социальную обеспеченности и напряженность в регионах

История развития экономического районирования дает основания утверждать, что вышеперечисленные выгоды могут быть достигнуты только при соблюдении всех принципов районирования.

Основополагающим является экономический принцип, для которого важна специализация региона и участие его в федеральном разделении труда.

Существует также и национальный принцип, учитывающий национальный состав населения регион, безусловно влияющую на специализацию хозяйства.

Не менее важен административный принцип, учитывающий политико-административного устройство страны и экономический суверенитет района.

Экономическое районирование способствует развитию ряду экономических показателей, например, улучшению внутрирайонных и межрайонных инфраструктур, оптимизации промышленности страны при помощи разделения труда, более рациональному использованию природно-экономических ресурсов регионов и т.п. Без грамотного районирования территории страны невозможно проведение эффективной региональной политики и в том составление и исполнение целевых и региональных программ.

Библиографический список

  1. Федеральные округа России. Региональная экономика: учебное пособие / коллектив авторов; под ред. В.Г. Глушковой и Ю.А. Симагина. — М.: КНОРУС, 2013. – 360 с.

  2. Региональная экономика и пространственное развитие. В 2 т. Т. 1. Региональная экономика. Теория, модели и методы : учебник для бакалавриата и магистратуры / под общ. ред. Л. Э. Лимонова. – М. : Издательство Юрайт, 2015. – 397 с.

  3. Экономические районы России. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1208699#cite_note-0, 17.03.2015.

  4. Российский статистический ежегодник – 2011. М. : Росстат, 2011.

  5. Региональная экономика: Учебник для вузов/ Т.Г. Морозова, М.П. Победина, Г.Б. Поляк и др.; Под ред. проф. Т.Г. Морозовой. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ, 2001. – 472 с.

  6. Морозова Т. Г. Экономическая география России. – М. : Юнити-Дана, 2001.

Количество просмотров публикации: Please wait

Источник: http://ekonomika.snauka.ru/2015/03/7849

Экономика Российской империи. Взгляд с Запада

rurik_l

В 2003 году вышла в свет на русском языке монография известного американского экономиста Пола Грегори под названием «Экономический рост Российской империи. Новые подсчёты и оценки».

Читайте также:  Непостоянство власти в период с февральской по октябрьскую революцию

Пол Грегори – профессор Хьюстонского университета, научный сотрудник Гуверовского института, исследователь Немецкого института экономических исследований в Берлине, специалист по экономической истории России и СССР.

Взгляд Грегори на экономику Российской империи интересен по нескольким причинам: во-первых, это взгляд специалиста и учёного, во-вторых, Грегори политически нейтрален, в-третьих, в основание его исследования положен очень богатый статистический материал, взятый из качественных дореволюционных источников, обладающих большей степенью достоверности, чем, например, некоторые советские источники, составленные в угоду политическому заказу.

В этой статье мы расскажем о результатах и выводах, которые получил Пол Грегори в ходе многолетнего исследования экономики Российской империи.

Уже во введении Пол Грегори пишет следующее:

«Господствовало представление о том, что экономика царской России являла собой цепь провалов, что и стало причиной революции 1917-го года. Моё исследование, результаты которого изложены в этой книге, доказывают обратное.

Все расчёты были сделаны на основе материалов, хранящихся в библиотеках Западной Европы и США.

У меня была лишняя возможность убедиться в том, что специалисты по истории дореволюционной России имеют в своём распоряжении гораздо более полные статистические материалы по сравнению с подобного рода материалами по этому периоду по другим странам.

Во многом этому способствовала развитая бюрократическая система управления, существовавшая в Российской империи, где многие ведомства оказывались вовлечёнными в сбор статистических сведений».

Важно

Какую же оценку положению Российской империи перед Первой мировой войной даёт Пол Грегори? Американский экономист утверждает следующее:

«Россия накануне Первой мировой войны была одной из основных экономических держав. Она стояла на четвёртом месте среди пяти крупнейших промышленно развитых стран. Российская империя выпускала почти такой же объём промышленной продукции, как и Австро-Венгрия, и была крупнейшим производителем сельскохозяйственных товаров в Европе».

В русскоязычном переводе монографии отсутствует точное указание того, на основе како-го показателя сделано это утверждение.

Однако далее в своём исследовании автор при оценке темпов экономического роста использует такой показатель как совокупный национальный продукт, или по-другому, валовый национальный продукт (ВНП), который отражает совокупную стоимость благ, созданных только резидентами конкретной страны, вне зависимости от их географического положения. Можно предположить, что Грегори пользуется именно этим показателем в своих оценках.

ВНП очень близок по своему значению к ВВП. Для лучшего понимания приводим следующую иллюстрацию.

Далее профессор Грегори даёт такую оценку экономическому росту в России, сравнивая положения страны в 1861 и 1913 годах.

«В 1861 г. объём производства [ВНП – прим. ред.] в России составлял примерно половину американского, 80% объёма производства в Великобритании и в Германии и лишь немного отставал от французского. В 1913 г. по этому показателю Россия почти сравнялась с Англией, значительно превзошла Францию, в два раза обогнала Австро-Венгрию и достигла 80% объёма производства Германии».

Иными словами, в период с 1861 по 1913 годы темпы экономического роста в Российской империи были выше, чем в Великобритании, Франции и Австро-Венгрии и были примерно равны Германским.

Много это или мало? В своём исследовании автор даёт следующие вычисленные им показатели экономического роста для разных стран (взяты только коррелирующиеся между собой цифры). Рост ВНП (%/год):

Россия (1883-1887 – 1909-1913) – 3,25%;

Германия (1886-1895 – 1911-1913) – 2,9%;

США (1880-1890 – 1910-1914) – 3,5%.

Видно некоторое различие временных рамок, однако общая тенденция очевидна: Россия в конце ХIХ – начале ХХ века находилась в числе лидеров по показателям экономического роста.

Совет

Следует сделать и ещё одно пояснение: в настоящее время экономический рост в 3 и более процентов не считается уникальным явлением на фоне быстрорастущих экономик КНР и Индии, где рост временами достигает 10 и более % в год.

Но нужно учесть: в настоящее время скорость всех процессов, в том числе и экономических, значительно возросла. В начале ХХ века основным двигателем экономического роста в большинстве стран была промышленность, сейчас – сектор услуг, который развивается быстрее реального производства.

Поэтому в начале ХХ века рост в 3,25% – это очень хороший показатель.

Цифры, полученные П. Грегори, находят подтверждение в исследованиях Гронингенского центра роста и развития под руководством Ангуса Мэддисона, результаты которого американский экономист приводит в своей монографии.

Исследование Гронингенского центра даёт нам значения ВВП для разных стран мира на 1900-й и 1913-й годы, подсчитанные по паритету покупательной способности (ППС). Приведём некоторые из этих цифр.

Изменение ВВП ведущих европейских держав в 1900 и 1913 гг.

В 1900-м году ВВП Германской империи составлял 162 335 млн. международных долларов Гири-Хамиса, для Российской империи эта цифра составляла 154 049 млн. $, а в 1913-м значения ВВП для Германии и России соответственно составили 237 332 млн. $ и 232 351 млн. $.

Несложный математический расчет показывает, что ВВП Германии вырос за 13 лет в 1,46 раза, а Российской империи в 1,51 раза. То есть, если эти цифры верны, российский ВВП в 1900-1913 гг. рос быстрее германского.

Изучая экономику Российской империи, Пол Грегори говорит о шагах, которые были необходимы для успешного развития:

«Россия в 1870-х гг. имела достаточно сбалансированную экономику, чтобы участвовать в промышленной революции. Шаги, которые требовалось предпринять, были довольно очевидны: реформа земельных отношений, строительство железных дорог и улучшения в сфере образования».

Следует сказать, что именно в указанных сферах в эпоху правления Николая II произошли поистине революционные изменения. К 1913 году Российская империя вышла на 2-е место в мире по протяжённости железных дорог. Крестьяне в 1916 году засевали (на собственной и арендуемой земле) 89,3% пахотных земель и владели 94% поголовья сельскохозяйственных животных.

Настоящий бум произошёл в российском образовании: по данным открытых источников в период с 1896 г. по 1910 г. было открыто 57 тыс. начальных училищ.

Число начальных учебных заведений удвоилось по сравнению с предыдущим временным периодом. Создано 1,5 тыс.

низших профессиональных училищ, 600 городских училищ, 1323 средних учебных заведения, открывается 20 мужских высших учебных заведений и 28 женских вузов.

Таким образом, были созданы необходимые условия для индустриализации в России. Однако оставался ещё один необходимый компонент – капитал. Важное место в этом вопросе американский экономист отводит введению в России в 1897 г. так называемого «золотого стандарта» – свободной конвертации кредитного рубля на золото.

Грегори пишет:

«Финансовая и налоговая политика России, начиная с 1870-х гг. была направлена на присоединение к мировому золотому стандарту.

Золотой рубль

К 1895 г. российский кредитный рубль обменивался по фиксированному курсу на золотые рубли. Россия официально ввела золотой стандарт в 1897 г., что повысило надёжность России в глазах западных инвесторов.

Отличительной чертой российской политики в последней четверти ХIХ века было её преднамеренное стремление к финансовой стабильности с целью привлечения иностранного капитала.

В отличие от других стран, которые проводили политику финансовой стабильности и накапливали золотой резерв с целью достичь твёрдого обменного курса, Россия делала это для того, чтобы привлечь капиталы из-за рубежа.

Финансовая стабильность, обеспеченная золотым стандартом, была важным активом российской деловой политики.

Обратите внимание

Помимо улучшения своего положения в мировом финансовом сообществе, Россия сделала ставку на привлечение в больших размерах иностранного капитала. В результате, к 1917 г.

Россия была крупнейшим мировым заёмщиком, на которого приходилось около 11% мирового объёма международных долгов.

Средний ежегодный приток иностранных инвестиций до введения золотого стандарта (1885-1897 гг.) составлял 43 млн. руб., а в период золотого стандарта (1897-1913 гг.) он достиг 191 млн. руб., увеличившись почти в 4,4 раза.

До введения золотого стандарта отношение суммы иностранных инвестиций к национальному доходу равнялось чуть более 0,5% (или 5,5% от всех чистых инвестиций); после введения золотого стандарта это соотношение составляло около 1,5% (11% всех чистых капиталовложений в России)».

Эти факты требуют некоторого пояснения. Существует точка зрения, что крупные займы на внешнем рынке были огромной ошибкой царского правительства, поскольку ставили страну в зависимость от иностранных кредиторов. Но, как утверждает Пол Грегори:

«Россия начала индустриализацию с удивительно высоким уровнем внутренних сбережений. Это означало, что иностранным финансам приходилось играть лишь вспомогательную роль в повышении уровня накопления внутреннего капитала.

Дореволюционная Россия, в отличие от советского руководства в 30-е годы ХХ века, не была вынуждена принимать радикальную программу формирования капитала с целью за несколько лет «догнать» Запад.

Для царской России это не было столь необходимо».

Иными словами Российская империя с помощью своей высокой деловой репутации и финансовой стабильности смогла привлечь огромные иностранные инвестиции в свою экономику и в том числе за счёт них добилась высоких темпов экономического роста.

Без займов эти темпы были бы несколько ниже. Важно понимать: на эти средства созидалось благосостояние русского народа.

Советский Союз также сумел добиться высоких темпов экономического роста, однако за них было заплачено миллионами жизней, потом и кровью народов страны.

В заключение приведём оценку Пола Грегори перспективам экономического развития России.

«В моей книге представлена история успеха экономики Российской империи: российское сельское хозяйство, несмотря на серьезные институциональные проблемы, росло так же быстро, как и в целом в Европе , а в целом показатели роста выпуска продукции в стране превышали аналогичные европейские. Если мы даже очень осторожно спроектируем показатели этого роста в гипотетическое будущее, мы увидим, что Россию отделяло всего лишь несколько десятилетий от превращения в процветающую во всех отношениях экономику.

С моей точки зрения, если бы Россия после войны удержалась на пути рыночной модели развития, показатели роста её экономики были бы никак не меньшими, чем до войны. В этом случае темпы её развития опережали бы среднеевропейские.

Есть, однако, все основания считать, что за счет преодоления многих институциональных препятствий (путем завершения аграрной реформы, улучшения системы законодательства в сфере регулирования бизнеса) темпы роста послевоенной России превысили бы довоенные показатели.

Важно

Любой из предложенных сценариев теоретически определяет позиции той гипотетической России как одной из самых развитых национальных экономик – не такой богатой, как, скажем, Германия или Франция, но близкой к ним».

Десятилетиями советские экономисты и историки говорили об отсталой дореволюционной России, которую не ждало бы ничего хорошего, не произойди революция.

После развала СССР эстафету приняли уже либеральные историки, экономисты, политологи, которые как мантру повторяют слова о «свободном рынке» и «демократии», при которой только рыночная экономика и возможна.

И опять же говорят о революции 1917-го года как о необходимом шаге для модернизации страны.

Читайте также:  Россия в 1623 - 1682 гг. (от смуты до воцарения петра i)

Исследование Пола Грегори доказывает всю несостоятельность попыток обосновать революцию 1917 года экономическими причинами. Для превращения России в индустриальную державу не требовалось никаких переворотов. Все необходимые шаги к 1917 году были уже предприняты.

Единственная «экономическая» причина катастрофы 1917 года кроется в сознании людей, которые ассоциировали материальное благополучие с демократическим общественным устройством западных стран и не понимали, что уже имеют всё необходимое для того, чтобы построить этого благополучие своими руками.

А властные и финансовые круги Запада, которые очень скрупулёзно и объективно оценивали темпы экономического роста царской России, усиленно способствовали тому, чтобы убрать динамично развивавшегося конкурента.
источник

Источник: https://rurik-l.livejournal.com/3202952.html

Российская империя к началу XIX века, территория, население, социально-экономическое развитие страны

Территория и население.

В начале XIX в. территория России составляла более 18 млн. км2, а население – 40 млн. человек. Российская империя составляла единую территорию.

Основная часть населения – в центральных и западных губерниях; на территории Сибири – чуть более 3 млн. человек. А на Дальнем Востоке, освоение которого только начиналось, простирались безлюдные земли.

Население различалось по национальной, сословной и религиозной принадлежности.
Народы Российской империи: славянские (русские, украинцы, белорусы); тюркские (татары, башкиры, якуты); финно-угорские (мордва, коми, удмурты); тунгусские (эвены и эвенки)…

Более 85 % населения страны исповедовали православие, значительная часть народов – татары, башкиры и др. – были последователями ислама; калмыки (низовья Волги) и буряты (Забайкалье) придерживались буддизма. Множество народов Поволжья, Севера и Сибири сохраняли языческие верования.

Совет

В начале XIX в. в состав Российской империи вошли страны Закавказья (Грузия, Азербайджан, Армения), Молдавия, Финляндия.

Территория империи делилась на губернии, уезды и волости.

(В 1920-е годы губернии в России преобразованы в края и области, уезды – в районы; волости – сельские территории, самые мелкие административно-территориальные единицы, в те же годы были упразднены). Кроме губерний насчитывалось несколько  генерал-губернаторств, включавших одну или несколько губерний либо областей.

Политический строй.

Российская империя весь XIX век оставалась самодержавной монархией.

Должны были соблюдаться следующие условия: российский император обязан был исповедовать православие и получить престол как законный наследник.

В руках императора сосредотачивалась вся власть в стране. В его распоряжении находилось огромное число чиновников, которые в совокупности представляли собой огромную силу – бюрократию.

Население Российской империи делилось на сословия: неподатные (дворянство, духовенство, купечество) и податные (мещанство, крестьянство, казачество). Принадлежность к сословию передавалась по наследству.

Дворяне.

Самое привилегированное положение в государстве занимало дворянство. Важнейшей его привилегией было право владения крепостными крестьянами.

Мелкопоместные (менее 100 душ крестьян), подавляющее большинство;

Крупнопоместные (свыше 1 тыс. душ крестьян) насчитывалось примерно 3700 семей, но им принадлежала половина всех крепостных крестьян. Среди них выделялись Шереметевы, Юсуповы, Воронцовы, Гагарины, Голицыны.

В начале 1830-х годов в России насчитывалось 127 тыс. дворянских семей (около 500 тыс. человек);  из них 00 тыс. семей были владельцами крепостных.

Состав дворянства пополнялся за счет представителей других сословных групп, сумевших продвинуться по службе. Многие дворяне вели традиционный образ жизни, описанный Пушкиным в романе «Евгений Онегин». Однако немало молодых дворян подпало под влияние идей Просвещения, настроений Великой французской революции.

Обратите внимание

В начале XIX в. продолжало действовать основанное в 1765 г. Вольное экономическое общество. Оно объединяло крупных помещиков-практиков, естествоиспытателей, втягивало их в решение экономических проблем, объявляя конкурсные задачи (приготовление свеклы, развитие табаководства на Украине, улучшение обработки торфа и др.

Однако барская психология и возможность пользоваться дешевым крепостным трудом ограничивали проявления предпринимательства в дворянской среде.

Духовенство.

Привилегированным сословием было и духовенство.

В начале XVIII в. дворянству было запрещено вступать в духовное сословие. Поэтому русское православное духовенство в социальном отношении – в подавляющем большинстве – стояло ближе к низшим слоям населения. И в XIX в.

духовенство оставалось замкнутым слоем: дети священников обучались в православных епархиальных училищах, семинариях, женились на дочерях лиц духовного звания, продолжали дело отцов – службу в церкви. Только в 1867 г.

поступать в семинарии разрешили юношам из всех сословий.

Часть духовенства получала государственное жалование, но большинство священников существовало за счет приношений верующих. Образ жизни сельского священника мало чем отличался от жизни крестьянина.

Община верующих небольших территорий называлась приходом. Несколько приходов составляли епархию. Территория епархии, как правило, совпадала с губернией. Высшим органом церковного управления являлся Синод. Его члены назначались самим императором из числа архиереев (руководителей епархии), а во главе стоял светский чиновник – обер-прокурор.

Центрами религиозной жизни были монастыри. Особо чтились Троице-Сергиева, Александро-Невская лавры, Оптина пустынь (в Калужской губернии) и др.

Купечество.

Купечество в зависимости от размеров капитала делилось на замкнутые группы – гильдии:

Купцы 1-й гильдии имели преимущественное право вести внешнюю торговлю;

Купцы 2-й гильдии вели крупную внутреннюю торговлю;

Купцы 3-й гильдии занимались мелкой городской и уездной торговлей.

Важно

Купечество было освобождено от податей, телесных наказаний; на купцов первых двух гильдий не распространилась рекрутская повинность.

Свои капиталы купцы либо вкладывали в торговлю и производство, либо пускали на «богоугодные дела».

Среди русской буржуазии преобладали торговцы: купечество – состоятельные крестьяне, получившие специальные «билеты» на право торговли. В дальнейшем купец или разбогатевший крестьянин мог стать мануфактурщиком или фабрикантом, вкладывающим свой капитал в промышленное производство.

Мещане.

Ремесленники, мелкие торговцы, хозяева лавок и трактиров, наемные работники относились к непривилегированному сословию – мещанству. В  XVII в. их называли посадскими людьми. Мещане платили подати, поставили рекрутов в армию и могли быть подвергнуты телесным наказаниям. Многие мещане (художники, певчие, портные, сапожники) объединялись в артели.

Крестьяне.

Самым многочисленным сословие было крестьянство, к которому относилось более 85 %  населения страны.

Крестьяне:

Государственные (10 – 15 млн.) – казенные, то есть принадлежавшие казне, считавшиеся «свободными сельскими обывателями», но выполнявшие натуральные повинности в пользу государства;

Помещичьи (20 млн.) – владельческие, крепостные;

Удельные (0,5 млн.) – принадлежавшие царской семье (платившие оброк и государственные повинности).

Но к какой бы категории ни относились крестьяне, их труд был тяжел, особенно летом, во время полевых работ.

Совет

Половину всех крестьян составляли помещичьи (крепостные) крестьяне. Помещик мог их продавать, дарить, передавать по наследству, возлагать на них повинности по собственному усмотрению, распоряжаться имуществом крестьян, регулировать браки, наказывать, ссылать в Сибирь или сдавать вне очереди в рекруты.

Больше всего крепостных насчитывалось в центральных губерниях страны. Совсем не было крепостных в Архангельской губернии, в Сибири из число едва превышало 4 тыс. человек.

Большинство помещичьих крестьян центрально-промышленных губерний платили оброк. А в земледельческих районах – черноземных и поволжских губерниях, в Литве, Белоруссии и на Украине – почти все помещичьи крестьяне отрабатывали барщину.

В поисках заработка многие крестьяне уходили из деревни: одни занимались промыслами, другие шли на мануфактуры.

Шел процесс расслоения крестьянства. Постепенно выделялись самостоятельные крестьяне: ростовщики, скупщики, торговцы, предприниматели.

Численность этой деревенской верхушки была еще незначительна, но ее роль — велика; деревенский ростовщик-богатей нередко держал у себя в кабале целую округу.

В казенной деревне расслоение проявлялось сильнее, чем в помещичьей, а в помещичьей – сильнее среди оброчного крестьянства и слабее среди барщинного.

В конце XVIII — в начале XIX в. в среде крепостных крестьян-кустарей выделились предприниматели, впоследствии ставшие родоначальниками династий известных фабрикантов: Морозовых, Гучковых, Гарелиных, Рябушинских.

Крестьянская община.

Обратите внимание

В XIX в., прежде всего в европейской части России, сохранялась крестьянская община.

Община (мир) как бы арендовала у собственника (помещика, казны, удельного ведомства) землю, а крестьяне-общинники пользовались ею. Полевые участки крестьяне получали равные (по числу едоков каждого двора), при этом на женщин земельную долю не давали.

Для того чтобы соблюсти равенство, поводились периодические переделы земли (Например, в Московской губернии переделы совершались 1 – 2 раза в 20 лет).

Основным документом, исходившим из общины, был «приговор» – решение крестьянского схода. Сход, на который собирались мужчины-общинники, решал вопросы землепользования, выбора старосты, назначения опекуна сиротам и др.

Соседи помогали друг другу и трудом, и деньгами. Крепостные крестьяне зависели и от барина, и от барщины. Они были «связаны по рукам и ногам».

Казачество.

Особой сословной группой являлось казачество, которое не только несло военную службу, но и занимались земледелием.

Уже в XVIII в. правительство полностью подчинило казачью вольницу. Казаки были зачислены в отдельное военное сословие, к которому приписывались лица из других сословий, чаще всего – государственные крестьяне.

Власти формировали новые казачьи войска для охраны границ. К концу XIX в.

в России существовало 11 казачьих войск: Донское, Терское, Уральское, Оренбургское, кубанское, Сибирское, Астраханское, Забайкальское, Амурское, Семиреченское и Уссурийское.

Важно

За счет доходов со своего хозяйства казак должен был полностью «собираться» на военную службу. Он являлся на службу со своей лошадью, обмундированием и холодным оружием. Во главе войска стоял наказной (назначенный) атаман. Каждая станица (селение) на сходе избирала станичного атамана. Атаманом всех казачьих войск считался наследник престола.

Социально-экономическое развитие страны.

К концу XVIII в. в России складывается внутренний рынок; все активнее становится внешняя торговля. Крепостное хозяйство, втягиваясь в рыночные отношения, видоизменяется. До тех пор пока оно носило натуральный характер, потребности помещиков были ограничены тем, что производилось на их полях, огородах, скотных дворах и т.п.

Эксплуатация крестьян имела четко обозначенные пределы. Когда же появилась реальная возможность превратить производимую продукцию в товар и получить деньги, потребности поместного дворянства начинают неудержимо расти. Помещики перестраивают свое хозяйство так, чтобы максимально повысить его продуктивность традиционными, крепостническими методами.

В черноземных районах, дававших прекрасные урожаи, усиление эксплуатации выразилось в расширении барской запашки за счет крестьянских наделов и увеличении барщины. Но это в корне подрывало крестьянское хозяйство.

Ведь крестьянин обрабатывал помещичью землю, используя свой инвентарь и свою скотину, да и сам он представлял ценность как работник постольку, поскольку был сыт, силен, здоров. Упадок его хозяйства бил и по хозяйству помещичьему. В результате после заметного подъема на рубеже XVIII — XIX вв. помещичье хозяйство постепенно попадает в полосу безысходного застоя.

В нечерноземном регионе продукция поместий приносила все меньшую прибыль. Поэтому помещики склонны были сворачивать свое хозяйство. Усиление же эксплуатации крестьян выражалось здесь в постоянном повышении денежного оброка.

Причем нередко это оброк устанавливался выше реальной доходности земли, отведенной крестьянину в пользование: помещик рассчитывал на заработки своих крепостных за счет промыслов, отходничества — работы на фабриках, мануфактурах, в различных сферах городского хозяйства. Расчеты эти были вполне оправданы: в этом регионе в первой половине XIX в.

Читайте также:  Новая экономическая политика (нэп) 1921 - 1929 гг.

растут города, складывается фабричное производство нового типа, которое широко применяет вольнонаемную рабочую силу. Но попытки крепостников использовать эти условия для того, чтобы повысить доходность хозяйства, приводили к его саморазрушению: увеличивая денежный оброк, помещики неизбежно отрыва ли крестьян от земли, превращая их отчасти в ремесленников, отчасти вольнонаемных рабочих.

Совет

В еще более трудном положении оказалось промышленное производство России. В это время определяющую роль играла унаследованная от XVIII в. промышленность старого, крепостного типа.

Однако у нее не было стимулов для технического прогресса: количество и качество продукции регламентировались сверху; установленному объему производства строго соответствовало число приписанных крестьян.

Крепостная промышленность была обречена на застой.

В то же время в России появляются предприятия иного типа: не связанные с государством, они работают на рынок, используют вольнонаемный труд. Подобные предприятия возникают, прежде всего, в легкой промышленности, продукция которой уже имеет массового покупателя. Их владельцами становятся разбогатевшие крестьяне-промысловики; а работают здесь крестьяне-отходники.

За этим производством было будущее, но господство крепостной системы стеснило его. Владельцы промышленных предприятий обычно сами находились в крепостной зависимости и вынуждены были значительную часть доходов в виде оброка отдавать хозяевам-помещикам; рабочие юридически и по сути своей оставались крестьянами, стремившимися, заработав на оброк, вернуться в деревню.

Рост производства затруднялся и относительно узким рынком сбыта, расширение которого, в свою очередь, было ограничено крепостным строем. Т.о., в первой половине XIX в. традиционная система экономики явно тормозила развитие производства и препятствовала становлению в ней новых отношений. Крепостное право превращалось в препятствие на пути нормального развития страны.

Источник: https://students-library.com/library/read/17005-rossijskaa-imperia-k-nacalu-xix-veka-territoria-naselenie-socialno-ekonomiceskoe-razvitie-strany

Россия, которую мы «потеряли». «Экономическая мощь» Российской Империи к 1917 году

?

felix_edmund (felix_edmund) wrote,
2016-03-09 19:57:00 felix_edmund
felix_edmund
2016-03-09 19:57:00 Category:
Отличный и познавательный материал, с цифрами описывающими всю «мощь» и «независимость» от западных кредиторов экономики Российской Империи, перед 17-м годом, ставшим последним для империи и её экономики с лёгкой руки, бездарной антигосударственной буржуазии. Ещё один «гвоздь в крышку гроба» мифа о процветающей Российской империи. Ссылка на материал о состоянии экономики Российской империи к началу Первой мировой в конце материала уважаемого arctus
Оригинал взят у arctus в Финансовый крах Российской Империи
Продолжая тему экономического могущества Российской Империи — которую, по господствующему мнению, «подбили» на взлёте — рассмотрим финансово-экономический потенциал и государственный долг России в начале ХХ века.Начнём с долга.

«Государственный долг Российской Империи к началу 1917 г. составлял 33 млрд. руб., к концу — 60 млрд. Каждый год требовалось платить более 3 млрд. руб. по процентам.

Эти цифры взяты из доклада В. П. Милютина. Они присутствуют и в докладе директора департамента Государственного казначейства Дементьева, опубликованном 10 лет спустя. В нем приведена динамика русского государственного долга “с причислением к государственным долгам также и краткосрочных обязательств, замена которых долгосрочными займами — лишь вопрос времени”.
Долг составил (на 1 января):- 1914 г.—8,8 млрд. руб.,- 1915 г.—10,5 млрд.,- 1916 г.—18,9.- 1917 г.—33,6,

— а к 1 июля 1917 г. достиг уже 43,9 млрд. руб.

Ожидалось, что к началу 1918 г. он поднимется до 60 млрд. руб.

Фактически

до 60-миллиардного долга не дотянули, поскольку кредиторы не проявили активного желания девать взаймы.
“Надо изыскивать для полного покрытия всех расходов до конца 1917 г. около 15 млрд. руб.”[15],—писал Дементьев.

Столько же удалось изыскать за три года войны. Об этом же — нервные телеграммы министра торговли и промышленности Временного правительства Терещенко от 18 августа 1917 г. русским послам по Франции, Англии и США.

Структура государственного долга России в конце 1917 г.

В млрд. руб.

В % к общей сумме

долгосрочный

краткосрочный

Итого

долгосрочный

краткосрочный

Итого

Внешний

5.9

9.0

14.9

14.2

21.5

35.7

Внутренний

21.1

5.6

26.7

50.7

13.6

64.3

ИТОГО

27.0

14.6

41.6

64.9

35.1

100

журнал «ЭКО»,номер 11, 1987г

Это, понятно, верхушка айсберга. Заглянем ниже, посмотрим на «подводную часть».
Про финансово-экономический потенциал пишет журнал «Вопросы Истории» №2 1993 год.

Обладая большим национальным богатством — 160 млрд. руб.

(или 8,6% мирового богатства), значительную часть которого (90 млрд. руб.) составляли различного рода природные ресурсы, Российская империя, тем не менее, находилась на третьем, после США (400 млрд. руб., 21,6%) и Британской империи (230 млрд. руб.

, 12,4%) месте, разделяя его с Германской империей и ненамного превосходя владения Франции (140 млрд. руб., 7,5%).

Качественный же показатель — среднедушевое распределение национального богатства в России (900 руб.) едва приближался к средне мировому (1 тыс. руб.

), превосходя в 1,5—1,8 раза лишь японский, но в 3—5 раз уступая американскому, британскому, французскому и германскому, и в 1,5—2 раза австрийскому и итальянскому.

То же вытекает из данных, характеризующих роль финансового капитала и его место в формировании национального богатства.

Обладая финансовым капиталом в 11,5 млрд. руб. (4,6% мирового финансового капитала), из которых 7,5 млрд. руб., или 2/3 составляли иностранные капиталовложения,

Россия по абсолютным показателям превосходила только державы второй величины: Австро-Венгрию (8,9 млрд. руб., 3,5%), Италию (5,1 млрд. руб., 2%) и Японию (4,5 млрд. руб., 1,8%), но в несколько раз уступала ведущим мировым державам: в 4,5 раза США и Британской империи (по 52,5 млрд. руб., 21%), в 4 раза Франции (47 млрд. руб., 18,8%) и в 3 раза Германии (35,1 млрд. руб., 14%). Если же взять только собственно российский национальный финансовый капитал, без учета иностранных инвестиций, то абсолютные и относительные показатели уменьшатся еще как минимум в 3 раза.

Доля финансового капитала в национальном богатстве России, которая соразмерно отражает процесс капитализации народного хозяйства, по всем ее структурам от имперских до центрально-метропольных колебалась, составляя 7,1%—11,6%, то есть была, по крайней мере, вдвое меньше всех средних показателей: среднемирового — 13,5%, среднеимперского — 17%, среднеметропольного — 19% и средне-центрально-метропольного — 23,4%. По всем этим важнейшим качественным показателям Россия в 2,5—4,5 раза уступала не только ведущим, наиболее развитым французским (33,5—43,7%), британским (22,8—36,2%), германским (23— 24,5%) параметрам, но и в 1,5—2,5 раза австрийским (15,3—37,8%), американским (13,1— 14,8%), итальянским (12,1—17,9%) и даже наименьшим — японским (12,5—15,5%).

В конечном счете из всех ведущих мировых держав, вставших на путь капитализации народного хозяйства, по всем имперским структурам Россия занимала последнее место, и только Великороссия едва дотягивала до среднемирового уровня. Хотя по размеру национального дохода (16,4 млрд. руб., 7,4% общемирового) Российская империя занимала четвертое место после США, Германской и Британской империй, среднедушевые ее показатели находились на предпоследнем месте, опережая только Японию, но не достигая среднемирового значения.

По валовому промышленному производству (5,7 млрд. руб., 3,8% общемирового) Российская империя уступала даже Франции, находясь на пятом месте в мире.

Все российские качественные показатели (объем промышленного производства на человека и годовая выработка одного рабочего) составляли только половину среднемировых значений, превосходя лишь японские и итальянские имперские данные, но значительно, в 5—10 раз, уступая США, Германии и Великобритании.

По объему внешнеторгового оборота (2,9 млрд. руб.

, 3,4% мирового) Российская империя превосходила Австро-Венгерскую империю, Италию и Японию, но значительно, в 7 раз, отставала от Великобритании, в 4 раза — от Германии, в 3 раза — от США и Франции.

По среднедушевым параметрам контраст был еще более разительным. Все российские показатели. в 2—12 раз были меньше, чем у других ведущих держав.

По длине железных дорог (79 тыс. км в однопутном исчислении) Российская империя занимала второе место в мире, уступая, правда в 5 раз, только США. По таким качественным показателям, как длина железных дорог на 100 кв. км.

, российские имперские показатели (0,3) приближались только к данным Франции (0,4) и Британской империи (0,1), но в 6 раз были меньше, чем у США, в 20—50 раз меньше метропольных структур европейских государств. По длине железных дорог на 10 тыс.

Обратите внимание

жителей (4,2 —5,2) Российская империя опережала только традиционные морские державы — Японскую и Британскую империи, но по сравнению с США этот показатель был в 8 раз меньше. Только у Великороссии этот показатель (5,2) приближался к среднемировому (5,9).

Хотя формально под российским флагом находилось 2,5 млн.

регистровых тонн грузе пассажирского флота,

фактически ей принадлежала только пятая его часть, остальные были собственностью французских судовладельцев. Поэтому по тоннажу ее торговый флот находился на уровне Австро-Венгрии — традиционно сухопутной державы — и значительно (в 60 раз) уступал британскому торговому флоту.

Этот разрыв объясняется преимущественно cyxoпутным характером Российской империи, а также относительно слабым развитием ее морского флота в целом. По количеству регистровых тонн на 1 тыс. жителей (2,7—4,1) российские показатели были наименьшими и составляли лишь 10—20% среднемировых (24,3), в 5—100 раз меньше, чем у других ведущих держав.

Хотя по объемным показателям Россия занимала промежуточное положение между ведущими индустриальными державами (США, Германская и Британская империи), с одной стороны, и индустриально развитыми (Австро-Венгрия, Италия и Япония) — с другой, и имела в целом потенциал, близкий к французскому,

по качественным показателям она делила последнее и предпоследнее места с Японией. В этом отношении Россия отставала от ведущих индустриально-развитых стран в 3—8 раз, от Италии и Австро-Венгрии — в 1,5—3 раза.

Этот разрыв можно объяснить только тем, что если Англия встала на путь индустрииализации с середины XVII в., США и Франция — с конца XVIII в., Германия, Италия и Австро-Венгрия — с 1805—1815 гг., то Россия и Япония — только с 1860-х годов.

Поэтому положение догоняющей державы стало характерным для России во второй половине XIX и в XX в. когда стали очевидны преимущества нового индустриального общества, особенно в экономический сфере.

Разрыв между традиционным (феодальным) и индустриальным обществом приобрел качественный характер, что особенно заметно при сопоставлении среднедушевых показателей, которые стали отличаться на порядок и более.

Другие посты по теме:

Россия, которую мы «потеряли». «Экономическая мощь» Российской Империи к 1914 году http://felix-edmund.livejournal.com/564947.html

«Прорыв» 1913 года, России которую мы потеряли — 2 http://felix-edmund.livejournal.com/639416.html

«Прорыв» 1913 года, России которую мы потеряли http://felix-edmund.livejournal.com/610313.html

Мифы об экономике РИ. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах. Часть 1 http://felix-edmund.livejournal.com/560551.html

Важно

Мифы об экономике РИ. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах. Часть 2 http://felix-edmund.livejournal.com/561181.html

О реальной военной мощи Российской Империи в Первую Мировую войну http://felix-edmund.livejournal.com/575152.html

Дело Ленина – 2. Попытка осмысления одного графика http://felix-edmund.livejournal.com/579551.html

Источник: https://felix-edmund.livejournal.com/639646.html

Ссылка на основную публикацию