Деятельность д. и. писарева. полемика между русским словом и современником.

Готовые школьные сочинения

Ноя
30 2012

Спад общественного движения 60-х годов. Споры между “Современником” и “Русским словом”

На закате 60-х годов в русской общественной жизни и критической мысли совершаются драматические перемены. Манифест 19 февраля 1861 года об освобождении крестьян не только не смягчил, но еще более обострил противоречия.

В ответ на подъем революционно-демократического движения правительство перешло к открытому наступлению на передовую мысль: арестованы Чернышевский и Д. И. Писарев, на восемь месяцев приостановлено издание журнала “Современник”.

Положение усугубляется расколом внутри революционно-демократического движения, основной причиной которого явились разногласия в оценке революционно-социалистических возможностей крестьянства.

Обратите внимание

Деятели “Русского слова” Дмитрий Иванович Писарев и Варфоломей Александрович Зайцев выступили с резкой критикой “Современника” за (*13) его якобы идеализацию крестьянства, за преувеличенное представление о революционных инстинктах русского мужика.

В отличие от Добролюбова и Чернышевского, Писарев утверждал, что русский крестьянин не готов к сознательной борьбе за свободу, что в массе своей он темен и забит. Революционной силой современности Писарев считал “умственный пролетариат”, революционеров-разночинцев, несущих в народ естественнонаучные знания.

Эти знания не только разрушают основы официальной идеологии (православия, самодержавия, народности), но и открывают народу глаза на естественные потребности человеческой природы, в основе которых лежит инстинкт “общественной солидарности”.

Поэтому просвещение народа естественными науками может не только революционным (”механическим”), но и эволюционным (”химическим”) путем привести общество к социализму.

Для того чтобы этот “химический” переход совершался быстрее и эффективнее, Писарев предложил русской демократии руководствоваться “принципом экономии сил”. “Умственный пролетариат” должен сосредоточить всю энергию на разрушении духовных основ существующего ныне общества путем пропаганды в народе естественных наук.

Во имя так понимаемого “духовного освобождения” Писарев, подобно тургеневскому герою Евгению Базарову, предлагал отказаться от искусства.

Он действительно считал, что “порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта”, и признавал искусство лишь в той мере, в какой оно участвует в пропаганде естественнонаучных знаний и разрушает основы существующего строя.

В статье “Базаров” он восславил торжествующего нигилиста, а в статье “Мотивы русской драмы” “сокрушил” возведенную на пьедестал Добролюбовым героиню драмы А. Н. Островского “Гроза” Катерину Кабанову.

Важно

Разрушая кумиры “старого” общества, Писарев опубликовал скандально знаменитые антипушкинские статьи и работу “Разрушение эстетики”.

Принципиальные разногласия, определившиеся в ходе полемики между “Современником” и “Русским словом”, ослабляли революционный лагерь и являлись симптомом спада общественного движения.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани — » Спад общественного движения 60-х годов. Споры между “Современником” и “Русским словом” . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/spad-obshhestvennogo-dvizheniya-60-x-godov-spory-mezhdu-sovremennikom-i-russkim-slovom/

Демократические журналы «Современник» и «Русское слово»

«Русское слово» — одно из самых ярких демократических изданий 60-х годов. Журнал этот, выходивший в течение шести лет, пользовался большим авторитетом у передового читателя.

По всем основным проблемам общественно-политической жизни в период своего расцвета (1863—1865 гг.) «Русское слово», хотя и не всегда последовательно, но страстно и самоотверженно, отстаивало революционно-демократические позиции.

На страницах «Русского слова» развернулась деятельность

Д. И. Писарева — выдающегося революционера, замечательного литературного критика и публициста, талантливого пропагандиста естествознания.

Несмотря на острую полемику с «Современником» в 1864—1865 гг., при всех противоречиях, колебаниях и ошибках, ведущие публицисты «Русского слова» достойно несли знамя революционной демократии, продолжая дело Белинского, Чернышевского и Добролюбова.

Журнал «Русское слово» был основан графом Г. А. Кушелевым-Безбородко в Петербурге, и первый его номер вышел в январе 1859 г.

Богатый вельможа, литератор-дилетант, очень далекий от понимания событий эпохи, Кушелев-Безбородко взялся за журналистскую деятельность главным образом потому, что она была модной в 60-е годы.

Возможно также, что он ставил перед собой задачу помочь либеральному дворянству в новых условиях подготовки отмены крепостного права сохранить свои позиции.

В редактировании «Русского слова» на первых порах участвовали Я. П. Полонский и Ап. Григорьев. Состав сотрудников «Русского слова» в 1859 — 1860 гг. отличался пестротой. Здесь печатались поэты школы «чистого искусства» — Я. Полонский, Л. Мей, А. Майков, прозаики — Г. Потанин, В.Крестовский.

Совет

Преобразование «Русского слова» связано с именем Г. Е. Благосветлова. Разночинец по происхождению, Благосветлов в 1851 г.

окончил юридический факультет Петербургского университета и в течение некоторого времени преподавал литературу в военно-учебных заведениях. Политическая неблагонадежность послужила причиной его отставки.

Благосветлов отправился за границу, жил во Франции и Англии. Он познакомился с русскими революционерами-эмигрантами, сблизился с Герценом и некоторое время был учителем его детей.

Статьи Благосветлова дают основание говорить о близости его политических, философских и эстетических взглядов к программе революционной демократии 60-х годов.

С другой стороны, в публицистике Благосветлова нередко можно встретить либеральные тезисы. Но при всех колебаниях и реформистских тенденциях Благосветлов стоял весьма близко к революционным демократам, разделял их взгляды по главным проблемам общественного развития.

Он не ограничивался деятельностью редактора и публициста «Русского слова» и принимал участие в революционной борьбе — был членом «Земли и воли», а с 1862 г. — одним из руководителей этой подпольной организации; он играл важную роль в «Шахматном клубе», вокруг которого группировались передовые люди 60-х гг., близкие к кругу «Современника». Когда в 1866 г.

«Русское слово» было закрыто царским правительством, Благосветлов оказался под арестом и с апреля по июнь 1866 г. был заключен в Петропавловской крепости.

Приход во второй половине 1860 г. в «Русское слово» Благосветлова, его энергичная деятельность на посту редактора во многом способствовали тому, что либеральная тенденция в журнале резко пошла на убыль, а демократическая с каждым номером усиливалась. И все-таки коренная перестройка «Русского слова» связана с именем Писарева.

Дмитрий Иванович Писарев был одним из крупнейших деятелей революционно-демократической журналистики 60-х годов XIX в. Выходец из культурной дворянской семьи, он получил хорошее образование — окончил гимназию, а затем историко-филологический факультет Петербургского университета.

Обратите внимание

Вначале Писарев готовился стать ученым-филологом и не проявлял особого интереса к политической жизни. Однако на старших курсах он начинает заниматься журналистской работой, которая становится затем делом всей жизни великого критика и публициста.

Позже Писарев утверждал, что в журналистике видит «высший идеал человека», и очень гордился своей профессией.

Литературный путь Писарев начал в 1859 г. в журнале «наук, искусств и литературы для взрослых девиц» под названием «Рассвет», который выпускал В. А. Кремпин.

В этом либеральном педагогическом издании он возглавил литературно-критический отдел.

Еще не разделяя революционно-демократических идей эпохи, Писарев на страницах «Рассвета» пропагандировал гуманизм, нравственное воспитание, эмансипацию женщины, с позиций реализма оценивал произведения писателей.

В октябре 1860 г. Писарев принес в редакцию «Русского слова» перевод поэмы Гейне «Атта Троль» и впервые встретился с Благосветловым. Вскоре они очень сблизились. С 1861 г.

, после окончания университета, Писарев начинает сотрудничать в журнале.

С «Русским словом» связана вся деятельность Писарева-критика, публициста, философа, здесь сформировалось и окрепло его мировоззрение, были опубликованы все лучшие статьи.

Первый период работы Писарева в «Русском слове» оказался недолгим: в середине 1862 г. журнал этот, как и «Современник», за «вредное направление» был приостановлен на восемь месяцев, а Писарев попал в Петропавловскую крепость.

Важно

И все же за весьма короткий срок — менее полутора лет — публицисту удалось сделать в журнале многое. В 1861 и 1862 гг.

статьи Писарева печатались в каждом номере, и читателя поражают разнообразие их тематики, глубина постановки важнейших проблем философии, истории, социологии, литературы.

Революционный дух статьи «Бедная русская мысль» стал сразу ясен правительству. Издатель Ф. Ф. Павленков был предан суду только за то, что включил ее в собрание сочинений Писарева, которое выпустил в 1868 г.

Летом 1863 г. Писареву, по многочисленным ходатайствам родных и друзей, было разрешено публиковать статьи в «Русском слове». Начинается новый период деятельности критика и вместе с тем важнейший этап в истории журнала.

Статьи его появляются в каждом номере, их общий объем составил 140 авторских листов. Находясь в каземате Петропавловской крепости, Писарев сумел стать идейным вождем «Русского слова», одним из наиболее видных представителей демократической печати.

Весь журнал в целом, творчество публицистов Благосветлова, Зайцева, Шелгунова развивались под непосредственным его влиянием.

Первой работой Писарева, напечатанной в «Русском слове» после длительного перерыва, была его большая статья «Наша университетская наука» (1863, № 7 и 8), интересная тем, что в ней поставлены многие современные проблемы.

Вспоминая о годах, проведенных в университете, Писарев рассказывает, почему он расстался с мечтой об академической деятельности и стал журналистом.

Совет

В условиях спада революционного движения и натиска реакции такая исповедь публициста, дошедшая из стен политической тюрьмы, звала молодежь к общественной деятельности.

Писарев, Благосветлов, Шелгунов, Зайцев и другие публицисты «Русского слова» движущей силой истории считали «знание», «умственный прогресс». Отсюда, собственно, и вытекает теория реализма.

Борьба «Русского слова» против «чистого искусства», свидетельствуя о верности журнала идеям революционной демократии 60-х годов, помогала утверждению принципов критического реализма.

Выступление Зайцева носило характер резкого выпада по адресу ведущего публициста «Современника» — Салтыкова-Щедрина. Намекая на его служебную карьеру, Зайцев ставил под сомнение искренность великого сатирика. Это было оскорбительное, несправедливое обвинение!

На выпад Зайцева «Современник» сразу не ответил. Только в январском номере за 1864 г. в хронике «Наша общественная жизнь» Щедрин выступил с критикой «Русского слова» за «понижение тона», отвлеченное просветительство, за отход от революционно-демократических традиций.

Статья Писарева «Цветы невинного юмора» и фельетон Зайцева «Глуповцы, попавшие в «Современник», напечатанные в февральской книге «Русского слова» за 1864 г., были прямым откликом на выступление Щедрина.

Писарев обвинял Щедрина в политической беспринципности, называя его «чистейшим представителем чистого искусства в его новейшем видоизменении», и заявлял, что его антикрепостнический пафос не что иное, как маскировка либеральных настроений, Зайцев пошел еще дальше.

По его словам, Щедрин изменил революционным идеям Чернышевского, превратился в ограниченного, благонамеренного либерала. Подчеркивая свое сочувствие к «Современнику», Зайцев предупреждал редакцию: направление статей Щедрина противоречит традициям журнала и принципам его недавнего прошлого.

Обратите внимание

Спор в самом начале принял необыкновенно острый характер, он затронул не второстепенные, а узловые политические проблемы. Не было недостатка и во взаимных укорах. Обе стороны очень разгорячились, и это привело участников полемики «Русского слова» и «Современника» к искажению фактов, неоправданным подозрениям, грубости.

Например, полемизируя со Щедриным, Писарев и Зайцев учитывали по существу только два момента: его полемические статьи против «Русского слова» и приведенное выше ироническое замечание сатирика о будущем общественном устройстве по роману «Что делать?». При этом как бы отбрасывалось все творчество Щедрина — лидера революционной демократии в это время.

Далеко не во всем был прав и Щедрин, не сумевший увидеть основное в статьях Писарева — их революционный пафос и хотя не ясно сформулированное, но довольно отчетливо проявлявшееся стремление к коренным социальным преобразованиям.

Писатель, в творчестве которого разоблачение антигуманистического существа помещичье-капиталистического строя достигло наивысшей художественной силы, Щедрин не понял революционного характера публицистики Писарева.

В дальнейшем Салтыков-Щедрин от полемики отошел. К концу 1864 г. он отказался участвовать в редактировании «Современника» и все меньше писал для журнала. Со стороны «Современника» полемику вел М. А. Антонович, выступавший под псевдонимом «Посторонний сатирик». «Русское слово» представляли Благосветлов, Зайцев, Писарев, Соколов.

В 1865 г. спор приобретает еще более острый характер.

Но если отвлечься от всего наносного, поверхностного, случайного, то нужно признать, что полемика касалась самого широкого круга проблем философии, социологии, политики, эстетики, литературной критики.

Спорили о материализме, об отношениях между трудом и капиталом, о социализме, о том, как следует оценивать литературные образы Катерины (из драмы Островского «Гроза»), Базарова, Рахметова и т. д.

Но в этом разнообразии была и главная тема — новые задачи демократии в условиях спада революционного движения 60-х годов, отношение ее к народу.

Важно

И все же, несмотря на свою остроту, полемика между «Русским словом» и «Современником» означала столкновение внутри одного, революционно-демократического лагеря.

Читайте также:  Начало реформ петра i (ранние петровские реформы)

В условиях 60-х годов, в обстановке бурного развития общественно-политических событий, русские революционные демократы искали правильных путей общественно-экономических преобразований, изучая проблематику самых различных областей — философской, экономической, политической, нравственно-этической и т. д. Эти поиски были невозможны без ошибок и заблуждений, без споров даже внутри одного лагеря. Так было в 1859—1860 гг. во время выступления Герцена против «Современника» с Чернышевским и Добролюбовым во главе. Так было в 1864—1865 гг., когда началась полемика «Русского слова» с «Современником».

Литературная полемика «Русского слова» с «Современником» нанесла ущерб освободительному движению, ослабила его силы, привела по существу к расколу между различными направлениями демократии.

Она давала либерально-монархической журналистике пищу для выступления против и того, и другого журнала. Но полемика объективно принесла и пользу, способствовала более четкому определению идейных позиций журналов, в частности, выработке ясных тактических установок.

Полемика помогла Щедрину в его трудном и противоречивом движении к демократии и социализму.

Что касается непосредственных результатов спора, то следует отметить, что он привел к снижению популярности «Современника» в глазах читателей. Антонович не мог выдержать соревнования с неизмеримо превосходившим его по таланту Писаревым. Значение же «Русского слова» и особенно популярность Писарева в ходе этой полемики заметно возросли.

В июне 1862 г. «Русское слово» по настоянию цензуры подвергалось приостановке на восемь месяцев. Затем последовал ряд «предостережений» редакции, а после каракозовского выстрела, в апреле 1866 г., журнал «Русское слово» разделил участь «Современника»— был закрыт за свое «вредное направление».

Источник: https://cyberpedia.su/12xf943.html

Журнал «Русское слово». Своеобразие публицистики Д.И.Писарева

Журнал «Русское слово» основан в 1859 году в Петербурге графом Г. А. Кушелевым-Безбородко (1832-1870). Право на издание он получил в 1856 году, начал выпускать «Русское слово» в 1859 году. Издатель пригласил к себе в помощники редактора Якова Полонского и Аполлона Григорьева.

Оба редактора и сам меценат стремились заполучить в журнале известные литературные имена, но это не всегда получалось. Разногласия между соредакторами, обвинявших друг друга в помещении в журнале случайных произведений и отсутствии единой линии, вынудили Кушелева-Безбородко передать в 1859 году издание А. И.

Хмельницкому, который чуть не привел журнал к полному упадку. В июле 1860 года издатель привлек к сотрудничеству и утвердил нового редактора Г.Е. Благосветлова, который становится управляющим редакцией «Русского слова» и превращает это издание в популярный демократический орган, соперничавший с «Современником».

Совет

В мае 1862 года «Русское слово» было приостановлено на 8 месяцев. В это время издатель передал журнал в собственность Благосветлову, затем подарил типографию.

Начиная с 1861 года ведущим сотрудником «Русского слова» стал Д. И. Писарев. Представляется интересной его статья «Схоластика Х1Х века», в которой он дает свое определение журналистам и журнальной критике.

В отделе беллетристики печатался Н. Ф. Бажин, литературная известность которого началась именно с публикаций в журнале «Русское слово». Его произведения хвалили за честность и прямоту и ругали за сентиментальное простодушие. Основная журналистская и издательская деятельность Бажина связана с журналом «Дело».

С 1863 года в беллетристическом отделе сотрудничал Н.А. Благовещенский. С 1864 по 1866 годы был редактором. Будучи редактором беллетристического отдела, он много сделал по привлечению в «Русское слово» новых сотрудников. Яркой была в «Русском слове» литературная критика, а также публицистика.

Этот отдел был представлен также Николаем Васильевичем Шелгуновым (1859 по 1862 годы, сентябрь 1862 — заключение в Петропавловскую крепость). В журнале «Русское слово» вел раздел «Домашняя летопись». В этом же отделе сотрудничали историк А. П. Шанов, экономист Н. В.

Соколов, критик и публицист Варфоломей Александрович Зайцев. Он выступал в журнале в качестве критика и библиографа. Им написано 13 крупных статей, вёлся «Библиографический листок», в котором помещено 130 рецензий.

Искренность Зайцева, энергичный стиль, остроумие, «свободное игривое изложение» создавали ему популярность среди передовой молодежи.

В.А. Зайцев — последовательный «разрушитель эстетики 1860-х годов», значительно превосходивший Писарева в крайних суждениях. Он отрицал изобразительные искусства, архитектуру, театр, музыку, лирическую поэзию; представителей этих профессий он считал паразитами, говорил, что всякий ремесленник «полезнее всякого поэта».

Обратите внимание

Зайцев активно участвовал в полемике «Русского слова» с «Современником» (так называемый раскол в нигилистах 1864-1865 годов), начатый Салтыковым-Щедриным в хронике «Наша общественная жизнь» (Современник, 1864. №1,3).

Салтыков-Щедрин высмеивал нигилистов «вислоухих и юродствующих», «зайцевскую хлыстовщину», содержался злой памфлет на редактора «Русского слова», где сотрудники изображались прихлебателями «гнилого, расслабленного мецената» (то есть Кушелева-Безбородко). В статье «Глуповцы, попавшие в «Современник» (Русское слово, 1864.

№2) Зайцев уничтожающе оценил все творчество Салтыкова-Щедрина и обвинил его в клевете и литературном ренегатстве. В октябре 1865 года Зайцев оставил «Русское слово». Конкретным поводом послужил отказ Благосветлова превратить журнал в артельную собственность.

Считая, что самыми значительными выступлениями в «Русском слове» были статьи Д. И. Писарева (1840-1868). «Первый труд, которым я зарекомендовал себя в глазах господина Благосветлова, — писал Писарев, — был перевод поэмы Гейне «Атта Тролль».

Ругая незадачливых переводчиков Гейне, предлагавших искаженное и водянистое подражание оригиналу, сам Писарев стремился к предельной ритмической и идейно-смысловой точности в первом русском переложении поэмы. Статьи Писарева в «Русском слове» быстро привлекли внимание читателей остротой мысли, бесстрашием авторской позиции, полемическим накалом.

Писарев мечтает о таком взаимоотношении между читательской аудиторией и художественной литературой, при котором произведение будило бы в читателе «деятельность мозга». Писарев осознает, что просвещение народных масс ускоряет процесс революционного преобразования всего общества.

Писарев разрабатывает программу взаимоотношений литератора и педагога с массовой аудиторией в статьях 1861 года, опубликованных в «Русском слове». С негодованием относился Писарев к литераторам, питающим к народу высокую неприязнь, говорящих о равнодушии простолюдинов.

В 1861 году Писарев ратует за преодоление барьеров, отделяющих интеллигенцию от народа, В 1862 году он пишет памфлет, поводом к которому послужила брошюра Шедо-Ферроки (псевдоним Ф. И. Фиркса), написанная по заказу правительства и обращенная против А. И. Герцена. В памфлете Писарев призывает к свержению самодержавия и требует физической расправы над Романовыми.

2 июля 1862 года Писарев был арестован и четыре года провел в Петропавловской крепости. Через год после ареста ему разрешили писать и печататься. Именно в Петропавловке им были написаны статьи, которые получили огромный общественный резонанс и принесли журналу «Русское слово» и его автору репутацию дерзкого полемиста, не признающего ничьих авторитетов.

Важно

В эти годы Писарев мечтает о выходе русского народа из пореформенной драматической ситуации и видит этот выход в активной научно-практической деятельности, а также в пробуждении интереса к научно-практическим знаниям, которые в его интерпретации не являются самоцелью, а лишь средством для подлинного раскрепощения человека и для обретения им свободы.

Быть полезным, проповедует Писарев — значит стать чернорабочим просвещения, участником просветительского дела. Ради утверждения своих позиций Писарев не останавливается ни перед чем. В статье «Цветы невинного юмора» (1864) Писарев жестко критикует сатирические очерки М. Е.

Салтыкова-Щедрина «Невинные рассказы» и «Сатиры в прозе», обвиняя сатирика в создании «беспредметного и бесцельного комизма», в смехе «ради пищеварения».

В 1863-1864 годах Писарев участвует в ожесточенной полемике с журналом «Современник», суть которой состояла в обсуждении тактики демократических сил в пореформенную эпоху. Полемика эта часто переходила на личности и напоминала откровенную перебранку, впоследствии она будет названа Ф. И. Достоевским «расколом в нигилистах».

Осенью 1864 года появляется знаменитая работа Писарева «Реалисты» (журнальный вариант — Нерешенный вопрос // Русское слово, 1864. №9-11), в которой молодым современникам предлагается программа «полезной работы, учитывающая, по мысли Писарева, потребности русского общества.

С понятием «реализм» Писарев связывает поворот людей науки и искусства к суровой правде жизни. Умственный потенциал общества, считает Писарев, достаточно низок. Он должен быть поднят сверстниками Писарева, «путем железного терпения и неутомимого трудолюбия».

Писарев настаивает на том, чтобы увеличить число мыслящих людей в тех сословиях русских людей, которым доступ к образованию уже открыт, то есть в первую очередь разночинцам.

В «Реалистах» и в статьях 1865 года — «Пушкин и Белинский, «Разрушение эстетики», «Посмотрим!», в выступлениях Писарева упорная пропаганда естественных наук сочетается с отрицательным отношением к дисциплинам умозрительным, не «достигшим научной твердости и определенности». Восторженно оценил Писарев роман Чернышевского «Что делать?» (статья 1865 года «Мыслящий пролетариат» — журнальный вариант — «Заглавия Новый тип»), особенно восхищал его принцип равенства (равное распределение прибыли).

Совет

Освобожденный 18 ноября 1866 года Писарев пытается вначале продолжить работу со своими соратниками по перу из закрывшегося журнала «Русское слово», так как редактор-издатель Благосветлов основал новый учено-литературный журнал «Дело», но вскоре уходит оттуда по личным причинам. Выйдя из заключения, Писарев переосмысливает многое, пересматривает свои прежние убеждения.

В заточении Писареву представлялось, что судьба России целиком заключена в руках интеллигентов-разночинцев. В статьях последнего периода уже звучали принципиальные для него идеи, связанные непосредственно с участием народных масс в истории. Писарев размышлял о роли народа и делал вывод, что народ посредством революции мог обновить жизнь.

В начале 1868 года Писарев принимает предложение Некрасова сотрудничать в обновленных «Отечественных записках». Он публикует там ряд статей и рецензий без подписи. Существенный для эволюции мировоззрения Писарева был итог: «Лучшее будущее…

начинается тогда, когда народ возвысится до самосознания и до самоуважения», тем самым, предсказав явление, которое в 70-е годы будет наречено «хождением в народ»

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: https://zdamsam.ru/b67130.html

Русское слово». Публицистика Д.И. Писарева

⇐ ПредыдущаяСтр 23 из 30Следующая ⇒

«Русское слово» – одно из самых ярких демократических изданий 60-х годов. Несмотря на острую полемику с «Современником» в 1864–1865 гг., при всех противоречиях, колебаниях и ошибках, ведущие публицисты «Русского слова» достойно несли знамя революционной демократии, продолжая дело Белинского, Чернышевского и Добролюбова.

В редактировании «Русского слова» на первых порах участвовали Я.П. Полонский и Ап. Григорьев. Поэт Полонский, умеренный либерал и сторонник «чистого искусства», не имел редакторского опыта, был плохим помощником издателю. Состав сотрудников «Русского слова» в 1859–1860 гг. отличался пестротой. Здесь печатались поэты школы «чистого искусства» – Я. Полонский, Л. Мей, А. Майков, прозаики – Г.

Потанин, В. Крестовский, критики, близкие к Ап. Григорьеву, – Г. Эдельсон и М. Де-Пуле, либерально-буржуазные второстепенные публицисты и критики – М. Семевский, А. Лохвицкий, И. Ремезов и рядом с ними – М. Михайлов, Марко Вовчок, Г. Благосветлов, близкий к кругу «Современника» Ф. Ненарокомов. Преобразование «Русского слова» связано с именем Г.Е.

Благосветлова В число сотрудников «Русского слова» вошли экономист Н.В. Соколов, историк А.П. Щапов, сосланный в Иркутск за демократические убеждения, Г.И. Успенский и Ф.М. Решетников, теоретик народничества П.Н. Ткачев и другие писатели-демократы. Литературный путь Писарев начал в 1859 г. в журнале «наук, искусств и литературы для взрослых девиц» под названием «Рассвет», который выпускал В.А.

Кремпин С 1861 г., после окончания университета, Писарев начинает сотрудничать в журнале Первый период работы Писарева в «Русском слове» оказался недолгим: в середине 1862 г. журнал этот, как и «Современник», за «вредное направление» был приостановлен на восемь месяцев, а Писарев попал в Петропавловскую крепость.

Свои взгляды Писарев наиболее четко выразил в большой статье «Схоластика XIX века» (1861, №5 и 9), звучащей страстно и полемически остро. Писарев солидарен с Чернышевским, обороняет «Современник» от злобной клеветы либерально-монархической прессы.

Преувеличенный интерес к человеческой личности стал источником индивидуалистических тенденций Заметным эпизодом истории «Русского слова» и журналистики 60-х годов была полемика этого журнала с «Современником» в 1864–1865 гг. Спор двух демократических органов имел общественное значение и отразился на дальнейшем развитии русской политической мысли.

Читайте также:  Разгром 4 немецкой армии: освобождение минска

Спорили о материализме, об отношениях между трудом и капиталом, о социализме В июне 1862 г. «Русское слово» по настоянию цензуры подвергалось приостановке на восемь месяцев. Затем последовал ряд «предостережений» редакции, а после каракозовского выстрела, в апреле 1866 г., журнал «Русское слово» разделил участь «Современника» – был закрыт за свое «вредное направление».

Отечественная журналистика в 1860-е годы. «Временные правила о печати». Создание первого национального информационного агентства.

Непосредственным поводом, принудившим царя всерьез заговорить о реформах, явилось тяжелое поражение в Крымской войне, нанесенное России, несмотря на героизм русских солдат и матросов, соединенными силами Англии, Франции, Турции и Сардинии. Война обнаружила гнилость крепостнической системы государства. Необходимость высказать свое отношение к этой важной проблеме привела к быстрому размежеванию классовых сил и острой идеологической борьбе.

Обратите внимание

На одном полюсе шло объединение либеральных и консервативных группировок. Преодолевая порой существенные разногласия и споры, либералы все теснее смыкаются с отъявленными крепостниками. С другой стороны, растет и сплачивается лагерь революционной демократии Реформа 19 февраля 1861 г.

, крестьянская по своему названию, но помещичья по существу, полностью удовлетворила и либералов, и крепостников. В столице и провинции создаются революционные кружки, развертывается пропагандистская деятельность в кругах передового офицерства, в студенческой среде. К концу 1861 г.

относится возникновение крупнейшего тайного общества той поры – «Земля и воля», идейным руководителем которого был Н.Г. Чернышевский В 1857 г. Александр II распорядился пересмотреть цензурные постановления. Однако на подготовку цензурной реформы ушло десятилетие. Лишь в 1865 г. был введен новый закон о печати.

Хотя в нем и говорилось об отмене предварительной цензуры, но русской прессе легче не стало. Каждый номер журнала после выхода в свет тщательно просматривался в цензурном комитете и Главном управлении по делам печати. За публикацию материалов, которые могли показаться предосудительными, редакция получала «предостережение». После двух таких взысканий издание могло быть закрыто.

Подготовка правительством ряда реформ тем не менее привела к некоторому ослаблению цензурных репрессий. Это способствовало прежде всего быстрому росту числа периодических изданий. Если за 1851–1855 гг. в России появилось всего 30 новых изданий, они были либо узкоспециальные, либо ведомственные, то в 1856–1860 гг.

возникло 150 газет и журналов – общественно-политических, политико-экономических, сатирических, юмористических, научно-технических, библиографических и др. В 1856 г., например, начали выходить «Русский вестник» М. Каткова, «Русская беседа» А Кошелева и Т. Филиппова, «Сын отечества» А. Старчевского, «Живописная русская библиотека» К. Полевого, «Музыкальный и театральный вестник» М.

Раппопорта и др. Новые журналы появились также и в последующие годы, быстро увеличивалось число газет. Подробно характеризуя печать России в 1858 г., автор обозрения в «Современнике» называет только что возникшие газеты: «Домашняя беседа», «Промышленный листок», «Листок для всех», «Московская медицинская газета». Большинство изданий принадлежало к либерально-монархическому лагерю.

Им противостояли «Современник», «Русское слово» и сатирический журнал «Искра».рус вестник два раза в месяц лидер потом становится реакц. Наиболее известным журналом славянофилов была «Русская беседа», которая выходила в Москве с 1856 по 1860 г., первые три года – раз в квартал, в 1859 г. – один раз в два месяца, а в 1860 г. было выпущено две книжки.

«Беседу» редактировали в 1856–1857 гг. А.И. Кошелев и Т.И. Филиппов, в 1858 г. – один Кошелев, с августа 1858 г. заведовал редакцией (хотя и негласно) И.С. Аксаков. Славянофильские журналы выступали за освобождение крестьян с землею на основе общинного устройства и круговой поруки за выкуп. Почвенники. Крайне правой, насквозь монархической была «Домашняя беседа» В.И. Аскоченского,

⇐ Предыдущая18192021222324252627Следующая ⇒

Источник: https://stydopedya.ru/1_19427_russkoe-slovo-publitsistika-di-pisareva.html

Д.�.Писарев

Писарев Дмитрий Р�ванович (2. 10. 1840 — 4. 7. 1868) — публицист, литературный критик.
По окончании гимназии поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета.

Еще учась РІ университете, Писарев начал РІ 1859 Рі. работать РІ «Р¶СѓСЂРЅР°Р»Рµ для девиц» «Р Р°СЃСЃРІРµС‚», издатель которого, артиллерийский офицер Р’.Рђ. Кремпин, сочувственно относился Рє РІРѕРїСЂРѕСЃСѓ женской эмансипации.

В журнале был опубликован ряд рецензий Писарева на произведения современной критику прозы Гончарова, Тургенева, Л. Толстого.
Закончив университет, он с 1861 по 1866 г.

активно сотрудничает РІ журнале «Р СѓСЃСЃРєРѕРµ слово», редактировавшемся известным «С€РµСЃС‚идесятником» Р“.Р•. Благосветловым.

Важно

Публицистические Рё литературно-критические статьи Рё рецензии Писарева РІ «Р СѓСЃСЃРєРѕРј слове», отмеченные РґСѓС…РѕРј радикализма, Р° подчас вполне скандальные (СЃРј. СЃС‚.

«Рћ брошюре Шедо-Ферроти», содержащую почти открытый призыв Рє свержению самодержавия), быстро привлекли внимание публики. Впрочем полемически публикации критика (особенно РІ 1862-64 РіРі.

) задевали РЅРµ только консервативный лагерь СЂСѓСЃСЃРєРѕР№ журналистики, РЅРѕ Рё редакцию «РЎРѕРІСЂРµРјРµРЅРЅРёРєР°». Так, заметным явлением стала полемика Писарева СЃ Рњ.Рќ. Антоновичем Рѕ романе Р�.РЎ.

Тургенева «РћС‚цы Рё дети» (март 1862 Рі.). Журналистская деятельность Писарева привела Рє его аресту 2 июля 1862 Рі.

и четырехлетнему заключению в Петропавловской крепости (последние 3 года с правом печатать прошедшие цензуру статьи).

Выйдя РёР· заключения РІ 1866 Рі. РїРѕ амнистии, критик вплоть РґРѕ трагической гибели активно сотрудничал РІ журналах «Р”ело» Р“.Р•. Благосветлова Рё «РћС‚ечественные записки» Рќ. Некрасова, публикуя РїРѕРґ СЃРІРѕРёРј именем Рё анонимно многочисленные статьи Рё рецензии.

Псевдонимы: Волинадо; Д.П.; Данилов, А.; Пушилов, К.; Р.�.; Рагодин, Д.; Рагодин, �.; D.P.

Р�Р·Рґ.: Писарев Р”.Р�. Сочинения: РІ 4 С‚. — Рњ., 1955-1956.

Лит.: Скабичевский Рђ. Р”.Р�. Писарев // Отечественные записки. — 1869. — в„– 1; Казанович Р•. Некрасов Рё Писарев // Печать Рё революция. — 1925. — в„– 1. — РЎ. 79-95; Шелгунов Рќ.Р’. Сочинения Р”.Р�.

Писарева // Литературное наследство. — 1936. — Рў. 25-26. — РЎ. 398-418; Плоткин Р›.Рђ. Р”.Р�. Писарев. Р–РёР·РЅСЊ Рё деятельность. — Рњ.- Р›., 1962; Кузнецов Р’.Р’. Журнал «Р СѓСЃСЃРєРѕРµ слово». — Рњ., 1965; Р�льин Р’.Р’. Писарев Рё Пушкин.

— Смоленск, 1972; Туниманов Р’. Принципы реальной критики. Эволюция Писарева РІ 1860-Рµ РіРѕРґС‹ // Р’РѕРїСЂРѕСЃС‹ литературы. — 1975. — в„– 6. — РЎ. 153-185; Коротков Р®.Рќ. Писарев. — Рњ., 1976 (Р–РёР·РЅСЊ замечательных людей); Виноградов Р�.

Р�спытание Писаревым // Литературная учеба. — 1979. — в„– 5; Кузнецов Р¤.Р¤. Нигилисты? Р”.Р�. Писарев Рё журнал «Р СѓСЃСЃРєРѕРµ слово». — Рњ., 1983; РџСЂРѕР·РѕСЂРѕРІ Р’.Р’. Р”.Р�. Писарев. РљРЅРёРіР° для учителя. — Рњ., 1984; Лурье РЎ. Литератор Писарев.

Роман. — Р›., 1987; Елизаветина Р“.Р“. Писарев-критик: Начало пути. — Рњ., 1992.

Справ. лит.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (1890-1907); Масанов �.Ф.

Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей; Русские писатели XIX века: Биобиблиографический словарь; Белов С.В.

Энциклопедический словарь «Р”остоевский Рё его окружение».

 

Н.Л.Шилова

Источник: http://philolog.petrsu.ru/filolog/writer/pisarev.htm

Читать онлайн «Д И Писарев» автора Сорокин Ю — RuLit — Страница 18

Полемика «Современника» с «Русским словом» открылась в самом начале 1864 года. В январской книге «Современника» за 1864 год (в очередном фельетоне из серии «Наша общественная жизнь») Щедрин выдвинул резкое обвинение по адресу редакции «Русского слова» в «понижении тона». Он резко критиковал отвлеченно-просветительские тенденции, выразившиеся в публицистике «Русского слова», писал о том, что сотрудники «Русского слова» возлагают все свои надежды на науку, которая «все даст со временем», и забывают о «жизненных трепетаниях» (под «жизненными трепетаниями» подразумевались революционно-демократические традиции). Щедрин в очень резкой форме предостерегал «Русское слово» от дальнейшей эволюции в сторону либерализма. Наиболее сильный удар при этом наносился по Зайцеву. Взгляды последнего Салтыков-Щедрин охарактеризовал как «зайцевскую хлыстовщину». Но говоря о тех преувеличенных надеждах, которые возлагаются «Русским словом» на науку, Салтыков-Щедрин, конечно, имел в виду и высказывания Писарева, например в статье «Наша университетская наука». У Щедрина имели место и памфлетные характеристики основных сотрудников «Русского слова».

«Русское слово» в февральском номере 1864 года резко откликнулось на фельетон Щедрина. Одним из таких откликов была и статья Писарева «Цветы невинного юмора», специально посвященная разбору произведений Щедрина. Писарев в этой статье дает вызывающе резкую полемическую оценку произведений сатирика, стремится представить его как безобидного юмориста, который якобы является чужим, случайным человеком в «Современнике», в революционно-демократическом лагерей

Но статья «Цветы невинного юмора» еще не касается брошенных со стороны Щедрина обвинений по существу. Следующая статья Писарева — «Мотивы русской драмы» — более открыто и прямолинейно обрисовывает действительные расхождения между критикой «Русского слова» и «Современника». Не случайно три года спустя после появления статьи Добролюбова «Луч света в темном царстве» Писарев обращается в «Мотивах русской драмы» к разбору «Грозы» Островского. Оценивая характер Катерины, Писарев заявляет свое несогласие с основным выводом статьи Добролюбова. Он «развенчивает» Катерину, рассматривая ее как обычное, заурядное явление в темном царстве. Характерно, что на первый план при этом выступает опять Базаров, который прямо противопоставляется Катерине. Базарова, а не Катерину считает Писарев подлинным «лучом света в темном царстве». Основная задача времени, по Писареву, состоит в подготовке таких деятелей, которые смогут внести в общество правильные представления о народном труде и подготовить условия для коренного разрешения социальных вопросов.

Развернутым изложением общественной программы Писарева в ходе этой полемики явилась его статья «Реалисты». Ее появление обострило полемику между журналами. Основным противником Писарева на этом ее этапе стал М. А. Антонович. «Теория реализма» вызвала резкие нападки в «Отечественных записках», «Эпохе» и других журналах того времени. Но то была критика взглядов Писарева с реакционных позиций. Писарев отвечал на нее в «Прогулке по садам российской словесности» метким разоблачением программы этих журналов. Антонович же пытался подвергнуть решительной критике «теорию реализма» за ее отступления от революционного демократизма. Писарев отвечал Антоновичу в той же «Прогулке по садам российской словесности» и специально в большой статье «Посмотрим!». Полемика Писарева с Антоновичем сосредоточилась на вопросах о материализме, об отношениях между трудом и капиталом, о социализме. Существенное место заняли также вопросы эстетики и литературной критики.

Совет

Антоновичу в ходе полемики не удалось дать последовательного и объективного анализа ни позиции «Русского слова» вообще, ни взглядов Писарева в особенности. Наиболее сильной стороной полемических статей Антоновича была критика взглядов Зайцева, его грубых ошибок в области философии и политики. Что же касается «теории реализма», то Антонович не понял ее противоречивого характера, не увидел во взглядах Писарева революционно-демократической направленности, отнесся к его творчеству в целом отрицательно и односторонне. Обвинения Антоновича часто превращались в «грызню», но выражению Г. З. Елисеева, с «Русским словом», переходили не раз в мелочные придирки.

Позиция, занятая самим Антоновичем, давала основания Писареву для встречных обвинений в отходе Антоновича от линии Чернышевского. Антонович, например, в своей статье «Современная эстетическая теория», истолковывая взгляды Чернышевского на эстетику, допускал такие неопределенные формулировки, которые позволили Писареву бросить ему упрек в уступках идеалистической теории искусства. Антонович особенно упорно защищал свое отрицательное отношение к «Отцам и детям» Тургенева, высказанное им еще в статье 1862 года «Асмодей нашего времени». Он обвинял Писарева в том, что последний не заметил антинигилистической направленности романа Тургенева. Но сам он не оценил сильных сторон романа и не понял основного смысла трактовки образа Базарова в статье Писарева; не оценил он и революционно-демократической направленности характеристики у Писарева образа Рахметова.

В статье «Посмотрим!» Писарев не без основания критиковал Антоновича за либеральный подход к острейшим социальным вопросам. Вместе с тем он показал, насколько несправедливы были брошенные ему Антоновичем обвинения в отступлении от революционно-демократической программы.

Полемика между «Современником» и «Русским словом», обнажая тактические разногласия и отдельные ошибки обеих сторон, крайне обострила отношения между двумя журналами. Не всегда она велась на принципиальной высоте. Однако полемические статьи Писарева, особенно статья «Посмотрим!», затрагивают очень важные вопросы общественно-политического характера, содержат существенные черты для характеристики мировоззрения Писарева, его общественно-политических, философских и эстетических взглядов.

Полемика между «Современником» и «Русским словом» не нашла своего разрешения. В 1866 году оба журнала были закрыты. Изменившаяся политическая обстановка настоятельно требовала сплочения демократических сил. Это приводит к сближению Писарева с лучшими представителями того круга писателей, с которыми он еще недавно полемизировал.

IV

Читайте также:  Россия второй половины xviii века

В ноябре 1866 года Писарев был освобожден из заключения. Но и по выходе из крепости положение его оставалось тяжелым. Над ним был установлен негласный надзор. После выстрела Каракозова в апреле 1866 года на демократическую интеллигенцию обрушились жестокие репрессии. Начались новые аресты. «Современник» и «Русское слово» были закрыты.

В этих условиях Писарев должен был искать пути для возобновления литературной деятельности. Тяжелая общая политическая обстановка, последствия длительного одиночного заключения, отразивишеся на его нервной системе, личные переживания, связанные с неудачной любовью к М. А. Маркович, вызвали временное падение писательской активности Писарева. В течение 1866-1867 годов он писал сравнительно немного.

Положение осложнилось тем, что в это время Писарев разошелся с бывшим редактором «Русского слова» Благосветловым. Нужно было искать новых товарищей по работе.

Обратите внимание

Важнейшим событием в жизни Писарева в это время явилось его сближение с Некрасовым. Летом 1867 года начались переговоры Некрасова с Писаревым относительно сотрудничества Писарева в издании, которое собирался осуществить Некрасов. Переговоры привели к постоянному сотрудничеству Писарева с начала 1868 года в журнале «Отечественные записки», который в это время перешел в руки Некрасова и Салтыкова-Щедрина и стал органом революционно-демократического направления. Последние полгода жизни критика и связаны с его работой в этом журнале.

Сближение Писарева с Некрасовым и Салтыковым-Щедриным является во многих отношениях знаменательным. Сам факт обращения Некрасова к Писареву с предложением о сотрудничестве свидетельствует о том, как высоко ценил Некрасов, известный своим умением выбирать людей, талант Писарева как критика. Писареву поручалось ведение в обновленных «Отечественных записках» критического отдела. Несмотря на все прошлые споры и разногласия, Некрасов и Салтыков-Щедрин видели в Писареве человека своего направления, которому можно смело поручить ведущую роль в одном из наиболее важных отделов журнала. Характерно, что ни Антонович, ни Жуковский не были привлечены к сотрудничеству в «Отечественных записках», — Некрасов и Салтыков-Щедрин разошлись с ними. Некрасов и Салтыков-Щедрин далеко не во всем одобряли линию Антоновича и Жуковского, занятую ими в полемике 1864-1865 годов. Салтыков-Щедрин, по сохранившимся свидетельствам, был против элементов «грызни», присущих полемическим выступлениям Антоновича.

Источник: https://www.rulit.me/books/d-i-pisarev-read-12827-18.html

Аким Волынский — Литературные заметки. Статья III. Д. И. Писарев

Здесь можно скачать бесплатно «Аким Волынский — Литературные заметки. Статья III. Д. И. Писарев» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Критика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Литературные заметки. Статья III. Д. И. Писарев» читать бесплатно онлайн.

Полемика с «Русским Вестником». – Писарев и Герцен о Киреевском. – Писарев о Петре Великом. – Исторические, естественно-научные, философские и педагогические статьи Писарева.

 – «Темное царство» в новом освещении. – Реалистический взгляд на любовь и ревность. – Первые нападки на искусство. – Пушкин и Белинский. – Разрушение эстетики. – Два романа с эмансипаторскими идеями.

 – «Новый тип». – Проблески новых настроений.

Аким Волынский

Литературные заметки. Статья III. Д. И. Писарев

Первый период своей литературной деятельности Писарев завершил тремя большими статьями, напечатанными в «Русском Слове» 1862 года: «Московские мыслители», «Русский Дон-Кихот» и «Бедная русская мысль». В «Московских мыслителях» Писарев подробно обозревает критический отдел «Русского Вестника» за 1861 год.

Полемизируя с Катковым, он по пути обстреливает ядовитыми замечаниями Я. Грота, Лонгинова, торжественно отрекается от всякого спора с Юркевичем и не без апломба выставляет свое полное разногласие во всех литературных и общественных вопросах с солидными убеждениями ученой редакции «Русского Вестника».

Сознавая себя деятельным поборником либерального принципа, ясного и понятного для всякого беспристрастного ума и без помощи широких научных или философских доказательств, Писарев с юмористическою усмешкою проводит параллель между публицистическими претензиями московского журнала и бойкими, быстрыми приемами радикального «Русского Слова», приемами, рассчитанными на чуткость передовых читателей к блестящим парадоксам и афоризмам, ко всякой ярко и пылко выраженной мысли. «Мы фантазеры, верхогляды, говоруны», восклицает Писарев с оттенком явной иронии над своими учеными противниками. «Мы, грешные, вязнем в тине и барахтаемся среди всяких нечистот, а Русский Вестник идет себе ровною дорогою и неспешною поступью пробирается к храму славы и бессмертия». Собираясь дать отчет о некоторых выдающихся статьях этого журнала, Писарев и не думает вооружаться против них серьезными аргументами. К чему возражать? Для кого возражать? Если его читатели не сочувствуют тем идеям, которые он выражал в прежних своих работах, они не пойдут с ним по одной дороге и в настоящем случае. При различии в мировоззрениях и радикально несходных взглядах на задачу русской журналистики, между ними не может оказаться ничего общего в понимании литературной деятельности Каткова. Если же читатели сочувствуют ему, то совершенно достаточно верно передать содержание, общий смысл важнейших, руководящих статей московского журнала, чтобы отчетливо выразить известное к ним отношение. Проницательные люди поймут, в чем дело.

Это – одна из самых слабых статей Писарева. Присутствуя при первых решительных схватках Каткова с «Современником», показавших силы враждующих сторон в их настоящем объеме. Писарев не сумел вмешаться в эту важную борьбу каким-нибудь значительным, серьезным заявлением, смелою и новою мыслью, увеличивающею шансы успеха на его стороне.

Полемический поход Каткова на петербургских журналистов радикального лагеря был уже в полном разгаре, когда Писарев отдавал в печать свою пространную статью о «Русском Вестнике».

Важно

В течение двенадцати месяцев обе партии успели обменяться самыми решительными возражениями, и разрыв «Русского Вестника» с либеральным движением общества обозначился с полною очевидностью. Удары Каткова в известную сторону сыпались беспрерывно, обнаруживая неистощимую энергию, движение страстей и сил к определенной, твердо намеченной цели.

Пользуясь каждою оплошностью противника и превосходя его размерами литературного таланта, Катков все сильнее и сильнее набрасывался на главных коноводов либеральной партии, то уличая их в грубом философском невежестве, то со смехом обнаруживая все жалкое ничтожество их полемических придирок и громких, пышных фраз без серьезного, внутреннего содержания.

Мы уже следили за всеми моментами этой кипучей, яркой борьбы между двумя видными журналами, борьбы, затеянной Катковым и доведенной им до конца с известным успехом.

Несмотря на весь свой мятежный задор, Чернышевский не только не сразил своего храброго и искусного соперника, но, схватившись с ним на опасной для него почве философских рассуждений, сделал несколько явных промахов, осмеянных Катковым со всею яростью беспощадного полемиста.

Ответы Чернышевского, показавшиеся молодому Писареву образцом литературной полемики, обнаружили только слабую сторону «Современника». О победе Чернышевского над Юркевичем и Катковым не могло быть и речи.

Строго научные возражения Юркевича на статью «Современника» требовали объективного разбора, для которого у Чернышевского не хватало соответствующих знаний, уменья тонко разбираться в трудных вопросах метафизического мышления.

Борьба с Катковым, проигранная на философской почве и чрезмерно запутанная ненужными излияниями и увертками Чернышевского, не могла окончиться торжеством «Современника» даже в самой ограниченной области. Не сознавая своего бессилия в вопросах философской науки, Чернышевский выступал на защиту примитивно справедливых требований русской жизни с арсеналом таких теоретических аргументов, которых нельзя было отстоять в серьезном споре. Он шел вперед, не сомневаясь в успехе, но шансы победы – решительной, исторической победы над реакционною силою, вставшею на пути прогрессивного движения, уменьшались с каждым днем. Союзники сближались между собою, но, обессиленные в корне фальшивым философским учением, не прибавляли новых элементов для победы, не давали свежих и светлых доказательств своей правоты перед высшими интересами русского общества…

Верный партизан Чернышевского в вопросах философии и эстетики. Писарев не мог оказать «Современнику» серьезной поддержки в его полемическом раздоре с «Отечественными Записками» и «Русским Вестником». Новых объяснений, по сравнению с доводами Чернышевского, он не давал.

Совет

По типу, все его возражения, в «Схоластике XIX века», против Дудышкина, Альбертини, Громеки, Бестужева-Рюмина, ничем не отличались от жестокой расправы Чернышевского с неожиданными защитниками Юркевича на страницах умеренно либерального журнала.

Все его доводы в пользу материализма, выраженные с необузданным задором, эти смелые скачки через бездны научных затруднений, от сложных теорем философии к вопросам и событиям текущей жизни, каждое частное рассуждение, отдельные афоризмы и замечания – все обнаруживало непобедимое влияние Чернышевского, овладевшее всем его существом, его симпатиями и убеждениями. При значительном литературном таланте, Писарев этими своими статьями не мог, конечно, смутить ни сотрудников «Отечественных Записок», ни такого сильного вождя начинавшейся реакции, каким был Катков. Оба журнала – петербургский, с представителями умеренного либерализма во главе, и московский, управляемый опытною рукою блестящего публициста, не могли войти в самостоятельную борьбу с молодым писателем, не показавшим, при видной свежести литературного дарования, при необычайной бойкости и резкости полемического тона, никакой серьезной умственной подготовки в научно-философском направлении. «Схоластика XIX века» произвела большую сенсацию своим эффектным красноречием, задором своих решительных афоризмов, своим смелым заступничеством за Чернышевского, но она не могла поколебать общего положения вещей в журналистике, потому что, несмотря на яркие проблески индивидуализма, не заключала в себе никаких новых теорем по сравнению с главными тезисами «Антропологического принципа» Чернышевского. А статья «Московские мыслители», по стилю и оригинальности содержания, значительно уступала всему, написанному критиком «Русского Слова» в этот период его литературной деятельности.

Под пышным заглавием «Русский Дон-Кихот» Писарев в коротенькой статье пытается набросать исчерпывающую характеристику взглядов и стремлений И. В. Киреевского, одного из самых талантливых представителей славянофильского движения.

Вышедшее в 1861 году полное собрание его сочинений, в двух томах, с приложением обширных материалов для биографии Киреевского, собранных А. И.

 Кошелевым, давало критику «Русского Слова» полную возможность подвергнуть обстоятельному разбору ряд статей литературно-эстетического и философского характера, написанных вдохновенным языком и местами обнаруживающих поразительную глубину оригинального умственного настроения.

Широкое образование Киреевского, соединенное с удивительною чистотою нравственного характера, не представляло, конечно, никакого повода для легкомысленного, рецензентского юмора и дилетантского пустословия о посторонних, к делу не относящихся, вопросах.

В его рассуждениях о русской литературе, о стихотворениях Языкова, о Грибоедове, о Пушкине, о русских писательницах рассеяно столько великолепных замечаний, заслуживающих полного внимания, что, при серьезном понимании своей задачи, каждому новому критику именно на этих рассуждениях легко было показать и развернуть свое собственное эстетическое мировоззрение, свой взгляд на искусство, свое отношение к важным философским вопросам. В статьях Киреевского под названием: «Девятнадцатый век», «В ответ А. С. Хомякову», «О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России», «О необходимости и возможности новых начал для философии» обрисовалась совершенно определенная точка зрения на важнейшие события европейской жизни, на задачу русской культуры, – обрисовалась целая историческая система, возникшая в уме, богатом смелыми и светлыми мыслями. Для литературного критика, идущего по самостоятельному пути, эти два тома произведений Киреевского представляли драгоценный случай высказаться с надлежащею силою по целому ряду вопросов первостепенной важности. Главным тезисам Киреевского надо было противопоставить свои собственные теоремы, продуманные во всех отношениях, в их ближайших и самых отдаленных выводах, соединенные в стройное философское учение. С полным вниманием надо было рассмотреть каждый из элементов его исторической теории, представляющей самостоятельное, широкое обобщение разнообразных фактов духовного и социального характера, потому что в споре с таким противником, как Киреевский, всякое дешевое глумление над враждебными понятиями, всякое легкомысленное бряцание воинствующими фразами не имело никакого смысла.

Источник: https://www.libfox.ru/658876-akim-volynskiy-literaturnye-zametki-statya-iii-d-i-pisarev.html

Ссылка на основную публикацию