Смута в начале xvii века в российском государства

Смутное время в русском государстве начала xvii века

Источники:

ü Летописи: Новый летописец (самое крупное летописное произведение 17 века. Несмотря на свою краткость, Новый летописец является одним из наиболее авторитетных и информативных источников по истории Смуты и гражданской войны в России начала XVII в.).

Бельский летописец (Текст основывается на устных рассказах, записях дворян Бельского и соседнего уездов, местных летописцах, сказаниях и собственных воспоминаниях. Данный летописец является важным источником изучения Смутного времени).

ü Публицистические произведения: Распространение источников публицистической направленности

непосредственно связано с событиями Смутного времени. По форме такие произведения близки к традиционным жанрам духовной литературы: это Видения (например, Повесть о видении некоему мужу духовну протопопа Терентия, Видения в Нижнем Новгороде и Владимире, Видение у Устюге и др.

), Послания (скажем, Новая повесть о преславном Росийском царстве), Плачи (Плач о пленении и о конечном разорении Московского государства).

В этих небольших по объему произведениях авторы пытались осмыслить происходившие драматические события, понять их причины, найти выход из создавшегося положения.

Исторические произведения, написанные «на злобу дня». Сказание Авраамия Палицына (1612-1620 гг.).

Это одно из самых популярных и объемных (включает 77 глав) сочинений о Смуте. Будучи непосредственным участником описываемых событий, Авраамий оставил яркий рассказ о происходившем, сопровождающийся прямыми и косвенными личностными оценками.

Временник дьяка Ивана Тимофеева (1616-1619 гг.). В нем описываются многие события, свидетелем и участником которых оказался Иван Тимофеев, занимавший значительный пост в государственном аппарате. Многие известия, содержащиеся во Временнике, уникальны. Особенно интересны детали некоторых важных событий, подмеченные автором.

Словеса дней и царей и святителей московских князя И.А. Хворостинина. Им присущи некоторые черты мемуаров (это воспоминания, в которых автор явно пытался оправдать свою службу у Лжедмитрия). В то же время Словеса Хворостинина интересны как памятник, вышедший из кругов, близких самозванцу.

Обратите внимание

Произведения С.И. Шаховского – человека, много видевшего и знавшего, притом обладавшего определенным литературным талантом. Среди его творческого наследия челобитные, Моление патриарху Филарету (по поводу четвертого брака С.И.

Шаховского), Повесть известно сказуема на память великомученика благовернаго царевича Дмитрия, Повесть о некоем мнихе и, наконец, одно из самых ярких источников по истории Смуты – Повесть книги сея от прежних лет (не позднее конца 20-х годов XVI в.).

Во всех перечисленных произведениях первых двух десятилетий XVI в. присутствуют личностный момент, элементы полемики, содержатся попытки анализа происходящего.

Историография:

Понятие «смута» пришло из народного лексикона. Современника оценивали ее как кару, постигшую людей за их грехи.

Такой термин для обозначения событий этого времени использовали и некоторые дореволюционные историки. В. О. Ключевский рассматривал смуту в качестве одного из вариантов выхода из кризиса. Собственно смута является болезнью общественного организма, которая возникает под воздействием факторов мешающих обновлению. Её внешними проявлениями становятся катаклизмы и войны «всех против всех».

В связи с этим Ключевский рассматривал Смуту 17 века как целостное явление, которое нашло свое выражение в политике, экономике, социальной сфере, международных отношениях, идеологической и нравственной сферах. Смута 17 века имела в качестве последствия весь «бунташный» 17 век.

Смута последовательно захватывает все слои общества. Сначала в неё вступают правители (первый этап смуты), затем смута спускается «этажом ниже» (второй этап смуты). Выход из смуты идет в обратном порядке. Таким образом, Ключевский видел в смуте шаг вперед в развитии общественного самосознания.

«Подъем народного духа».

С. Ф. Платонов развивал концепцию Ключевского и на её основе разработал свою. Он рассматривал Смуту как явление, в основе которого лежала социальная рознь, порождаемая тягловым строем Московского государства.

Начавшись с раздора в верхах после смерти Ивана Грозного, Смута в конце концов переросла в открытую социальную борьбу в период восстания Болотникова. В развитии Смуты Платонов выделял три крупных периода: 1. династический. 2.

социальный. 3. национальный.

Советские историки абсолютизировали действие в этот период лишь социальных факторов и сводили их к первой Крестьянской войне. В Смуте искали следы противостояния классов. Восстание Болотникова рассматривалось как крестьянская война против феодальной эксплуатации (И.И.

Важно

Смирнов «Восстание Болотникова»). В связи с этим появилась дискуссия о хронологических рамках крестьянской войны. А. А. Зимин предложил расширить её рамки и начинать отсчет крестьянской войны с восстания Хлопка, а закончить последними выступлениями И.

Заруцкого.

Р. Г. Скрынников критикует эту точку зрения, опровергая «антифеодальные» настроения участников событий начала XVII в. Он пишет, что «никаких доказательств массового участия крестьян в разбое в источниках нет».

Реабилитация термина «смута» произошла в середине 1980-х гг во многом благодаря Р. Г. Скрынникову, который подверг критике взгляды одного из самых крупных советских исследователей этого времени И. И.

Смирнова, отвергавшего понятие «Смутное время» как буржуазное и отказавшегося от трактовки событий начала XVII в как взаимосвязанных переворотов в социальной, политической и военной жизни. По мнению Р. Г.

Скрынникова, Смутное время требовало изучения именно на основе целостной концепции.

Этот термин возвратился и в работы современных историков, кото­рые попытались переосмыслить события конца XVI-начала XVII вв. В работах В. Б. Кобрина, И. П. Кулаковой, Б. Н. Морозова, Л. Е. Морозовой, Р. Г. Скрынникова, Б. Н.

Флори, и др. авторов формулировась новые подходы к основным событиям данного периода. В них прослеживается сильное влияние концепции Смутного времени, пред­ложенной в дореволюционной историографии, особенно в работах С ф. Платонова.

В.Б. Кобрин определил это время как «сложнейшее переплете­ние разнообразных противоречий — сословных и национальных, внут­риклассовых и межклассовых». Он поставил вопрос: «Вправе ли мы бушевавшую в России начала XVII в. гражданскую войну свести к крестьянской?».

Р.Г. Скрынников наиболее полно в современной историографии проанализировал социальные и политические предпосылки Смуты. Он усматривает в Смуте «первую гражданскую войну в России». По его мнению, «глав­ной причиной Смуты явилась не классовая борьба, а раскол, поразив­ший дворянство и вооруженные силы государства в целом».

Совет

Позднее именно эта точка зрения утвердилась в современной исторической литературе. По мнению А. Л. Станиславского, кризис начала XVII в. был сложным и многоплановым.

Первая в истории России гражданская война была вызвана движением казачества.

Проанализировав все перипетии казачьего движения, автор пришел к выводу, что период Смуты — это время выхода казачества на поли­тическую арену и превращения его в реальную и грозную силу рос­сийской политической жизни.

Такая трактовка событий начала XVII в. была поддержана и за­рубежными исследователями (Ч. Даннинг).

Современные исследователи, вслед за В. О. Ключевским, полага­ют, что Смутное время, несмотря на его катастрофические послед­ствия для России, несло в себе зародыши Нового времени (Б. Б. Кобрин, И. П. Лейберов, Ю. Д. Марголис, Н. К. Юрковский, Г. Коваленко).

Современные историки обратились к характеристике тех политических деятелей, которые руководили страной и действовали в период Смуты. Л. Е. Морозова описала правление Федора Ивановича, В. Б. Кобрин, Л. Е. Морозова, Р. Г.

Скрынников и др. авторы посвятили свои исследования Борису Годунову. Г. В. Абрамович, И. П. Ку­лакова и др. — Василию Шуйскому, Р. Г. Скрынников, Л. Юзефович и др. — самозванцам начала XVII вв., В. А. Малинин, Н. В.

Филатов — другим героям Смутного времени.

Давно утвердилось мнение о слабоумии Федора Ивановича, сме­нившего Ивана Грозного на российском престоле. Его разделяют боль­шинство современных отечественных и зарубежных исследователей (Кобрин, Ф. Кампфер (Германия), Л.Н. Гумилев).

На этом фоне обращает на себя статья Л. Е. Морозовой, которая специально посвящена периоду правления Федора Ивановича. Автор не поддерживает традиционный тезис о слабоумии и недееспособно­сти этого правителя

Обратите внимание

Колоритная Фигура Бориса Годунова всегда привлекала внима­ние исследователей. Современные исследователи продолжили спор о причинах выдвижения Бориса Годунова (Зимин, Г. В. Абрамович, В. И. Корецкий, Р. Г. Скрынников, Л. Е. Морозова, Я. Г. Солодкин и др.)

В современной литературе авторы продолжили обсуждение фе­номена самозванчества ХУТ-ХУШ вв. в России. По мнению А. Н. Са­харова, самозванчество появляется в России на рубеже ХУ1-ХУП вв.

, некогда крепостническое законодательство Ивана Грозного—Федора Ивановича пробудило в народной среде столь яростное сопротивле­ние, что достаточно было возникнуть самой, казалось бы, странной фантазии о спасении царевича Дмитрия, избегшего гибели от рук тех же «верноподданных извергов», чтобы низы пришли в грозное дви­жение». А. С.

Мыльников считает, что хотя самозванчество в России и во всем мире в ХУТ-ХУШ вв. не было по своей природе и целям явлени­ем однородным, но есть нечто общее в условиях его происхождения и .прежде всего то, что самозванчество развивалось в странах с пре­имущественно крестьянским населением. В глазах народных масс самозванец олицетворял веру в справедливость и добро.

Кто-то верил в подлинность самозванца, кто-то хотел верить, а кто-то знал правду, но скрывал ее во имя пользы дела. Все это, так или иначе, проявле­ние массовой психологии массового сознания — земного по проис­хождению, но утопического по способу достижению цели». Р. Г. Скрынников не согласен с мнением о том, что «вера в при­шествие «хорошего царя возникла как своеобразная крестьянская утопия.

В начале XVII в. такая вера распростра­нялась не только среди крестьян, холопов и пр., но и в других социальных слоях и группах, включая казаков, стрель­цов, торговое население городов, наконец, служилых детей боярских, для которых царская власть была источником всех благ».

В современной историографии можно найти различные оценки деятельности на русском престоле Лжедмитрия 1. Имеется немало сторонников традиционной точки зрения на Самозванца как на от­кровенного ставленника поляков, слепо выполнявшего их волю (Р. Г. Скрынников, Л. Н. Гумилева, Л. Е. Морозова X. Нойбауэр).

Другая часть историков положительно характеризует его деятель­ность (В. Б. Кобрин).

Источник: https://megaobuchalka.ru/7/6971.html

Смута 17 века в России: причины, начало, этапы и последствия

Смута в начале 17 века – один из самых тяжелых и трагических периодов в русской истории, оказавший судьбоносное влияние на судьбу нашего государства. Само название – «Смута», «Смутное время» очень точно отражает атмосферу того времени. Название имеет, кстати, народную этимологию.

Причины и начало смуты в России

События этого периода можно назвать и случайными, и закономерными, потому что другого такого сочетания неблагоприятных обстоятельств в нашей истории трудно вспомнить. Смерть Ивана Грозного, приход к власти Годунова, «запятнавшего» себя связями с опричниной.

Династические потрясения совпадают с чередой неурожайных лет, которые ввергли итак ослабленную Ливонской войной и опричниной страну в хаос голодных бунтов, что тоже было одной из причин смуты.

Любые попытки Годунова спасти положение бесполезны, вдобавок, вокруг него складывается ореол убийцы царевича Дмитрия, и никакие объяснения и расследования не могут оправдать его в глазах общества. Низкий авторитет царя и правительства, бедственное положение народа, голод, слухи – все это закономерно приводит к появлению самозванчества.

Важно

Доведенные до крайности люди, охотно становятся под знамена тех, кто обещает улучшить их состояние.

Самозванцев используют в своих интересах Польша и Швеция, которые претендуют на русские земли и надеются с их помощью получить власть над Россией.

Лжедмитрий I, например, при поддержке польского короля сумел всего за год превратиться из безвестного самозванца в царя. Правда чрезмерная ориентация новоявленного царя на Польшу и бесчинства поляков, приехавших с ним, возбудили массовое недовольство, которым воспользовался В.И. Шуйский. Он поднимает восстание против Лжедмитрия, завершившееся в мае 1606 года убийством самозванца и воцарением Шуйского.

Смена царя не принесла стабильности. В правление Шуйского вспыхивает движение «воров» (вор – лихой человек, нарушающий закон). Кульминацией движения было восстание Болотникова, которое некоторые исследователи считают первой гражданской войной в России.

Восстание совпадает по времени с появлением очередного самозванца, которого прозвали «Тушинским вором». Болотников объединяется с Лжедмитрием II, также, его поддерживают поляки, даже жена первого самозванца, Марина Мнишек, утверждает, что это ее чудом спасшийся супруг. Начинается новый виток войны.

Польские войска наступают на Москву, взят Смоленск. В этих условиях Шуйский бросается за помощью к Швеции и заключает с ней Выборгский договор, отдав в обмен за помощь часть территории Кольского полуострова.

Вначале, объединенная русско-шведская армия громит Лжедмитрия вместе с поляками, но в июле 1610 года гетман Жолкевский разгромил русско-шведские войска в Клушинской битве, часть наемников перешла на сторону поляков, которым открылся путь на Москву.

Читайте также:  Закавказья в период возникновения рабовладельческого строя

Источник: http://rhistory.ucoz.ru/publ/biblioteka/smuta_17_veka_v_rossii_prichiny_nachalo_ehtapy_i_posledstvija/52-1-0-158

Смута начала XVII века и исторические судьбы России

Historicus.ru / Новое время

     В соответствии с Федеральным законом от 13.03.1995 года № 32-ФЗ «О Днях воинской славы и памятных датах России»  и Трудовым кодексом РФ  4 ноября каждого года Россия отмечает государственный праздник – День народного единства.      Он учрежден в память событий 1612 года, когда народное ополчение под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяло Китай-город, освободило Москву от польских интервентов, «продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе» , и способствовало окончанию Смуты.      В исторической литературе Смутой (Смутным временем) принято называть драматические события конца XVI – начала XVII веков, начавшиеся со смертью в 1598 году царя Федора Ивановича и пресечением династии Рюриковичей, где тесным образом переплелись различные по характеру явления: кризис власти, самозванство, гражданская война и иностранная интервенция.       По сути, этот исторический пласт можно определить как кризис – династический, социальный, экономический, политический. Иными словами, это была эпоха кризиса российской государственности.      Ситуацией воспользовались самозванцы, шведские, а также польские интервенты, которые вторглись в  Москву.      Патриотическое движение, направленное на борьбу с интервентами, ознаменовалось созданием народного ополчения, которое освободило осенью 1612 года Москву от иностранных захватчиков и показало пример того, как единение всех граждан, независимо от происхождения, веры и положения в обществе, сплочение и солидарность сыграли особую роль в судьбе России.      То, что происходило в стране в первые два десятилетия XVII века, навсегда врезалось в ее историческую память. Никогда раньше политическая борьба за власть в государстве не становилась обыденным делом рядовых дворян и тем более социальных низов.      Итак, в правление Бориса Годунова в России начался период, получивший название «Смута».      В русском народном лексиконе это слово имеет множество смысловых оттенков, означая анархию, безвременье, всеобщий хаос, крайнюю неустроенность жизни, беспрестанные потрясения, Гражданскую войну.      Толчком к Смуте послужила смерть Фёдора Иоанновича, последнего представителя династии Рюриковичей на российском престоле. Пресечение династии поколебало умы русских людей: многим казалось, что рушится освящённый веками «природный» порядок государственного и общественного устроения.

Были, конечно, и те, кто не собирался впадать в исторический пессимизм. Грамотные люди, умудрённые книгами и духовным опытом, понимали: конец династии не означает конец России. Вникая в промыслительную логику истории, они видели: России быть.

     Одним из знаков этой логики явилось учреждение на Руси патриаршества, происшедшее именно в царствование Фёдора, что не было случайным штрихом в канве русской истории. Патриаршество явилось показателем возросшей духовной самостоятельности России, признания её ведущей державой православного мира.      Вопрос о власти после смерти Фёдора был решён почти безболезненно: патриарх Иов, пользовавшийся большим авторитетом, предложил на царство кандидатуру Бориса Годунова, шурина умершего царя. Земский собор единодушно поддержал Иова. Начало нового царствования не предвещало стране катаклизмов: Годунов был опытным управителем – при Фёдоре он возглавлял Посольский приказ, отлично разбирался в хитросплетениях международной политики. Став царём, он стремился обеспечить стабильность в стране, ввёл винную монополию, вкладывал средства в строительство новых городов в Поволжье, на Урале и в Сибири, уделял внимание развитию образования.      И всё-таки Годунову не удалось предотвратить Смуту. Каковы же её причины?

     Очевидно, что предпосылки Смуты были связаны с внутренними проблемами. Боярские кланы пытались третировать «худородного» Годунова, что ослабляло государство. Однако нельзя забывать, что амбиции околовластной аристократии существовали и прежде, и Годунов, скорее всего, сумел бы справиться с боярами, если бы не иностранное вмешательство в ход российских событий. Оно и стало главной причиной Смуты.

     В российской истории есть «железная» закономерность: в переломные, трудные моменты жизни страны всегда находятся внешние силы, желающие «поучаствовать» в её делах – с помощью закулисных интриг или военной силы. Начало XVII века не было исключением из этого правила. Геополитической соперницей России была Польша. Польские паны только и ждали ослабления государственной власти в России, чтобы разжиться новыми землями и новыми крепостными. К «завоеванию Востока» постоянно призывал польских правителей Ватикан. В этих призывах читалось презрение к православным «схизматикам». Целая армия иезуитов стремилась в Россию для «назидания заблудших душ». Именно религиозный фактор определил смысл и сюжетику русской Смуты. Сейм Речи Посполитой запретил делопроизводство на русском языке. На административные посты допускались только католики. По этим причинам часть западнорусской знати отказывалась от православия, от исторических корней, от своего народа. Борьба католицизма с православием отразила столкновение элитарной «избранности» с демократизмом.      По словам минского историка П.Г.Чигринова, в сознании западнорусского населения складывался стереотип: «Если ты католик, значит поляк; если православный, значит русский».      Православие в Западной Руси держалось верой простого народа. Для противодействия унии и защиты русской культуры создавались православные братства. Польско-католическое угнетение усиливало стремление белорусов и малороссов к объединению с единокровной и единоверной Россией. Она служила им своеобразным «психологическим тылом», помогавшим сопротивляться унии. Польские власти и католические прелаты видели братское расположение Западной и Южной Руси к московитам. Миссионер-иезуит С.Гурский писал, что западнорусское простонародье «склонно к переходу на сторону Москвы», причинами чего он назвал «общий с Москвой язык, общие обычаи, общую ненависть к католической религии». Белорусы и украинцы, образно говоря, «телом» были в Речи Посполитой, а «душой» – в России.      Пока для православных Западной и Южной Руси существовал «московский тыл», шляхта не могла рассчитывать на успех замыслов по ополячиванию этих земель. Раздражённые паны призывали короля решить «русскую проблему», подчинить Московию. Пока Россия сохраняла державную мощь под скипетром Рюриковичей, такие призывы мало чего стоили. Когда же древняя династия пресеклась, шляхта и кардиналы насторожились: налицо был шанс для воплощения амбициозных желаний. Оставалось дождаться предлога, чтобы заняться «наведением порядка» среди московитов.

     Планы подчинения России поляки поначалу пытались реализовать руками самозванца Отрепьева, присвоившего имя покойного царевича Дмитрия и заявившего права на московский престол. Он был ставленником Польши и Ватикана, агентом антироссийского заговора. Авантюру бывшего монаха Чудова монастыря поддержали Папы Римские Климент VIII и его преемник Павел V. Отрепьев тайно принял католичество, и папский нунций Рангони благословил его поход на Москву. Авантюрист, получив от магнатов деньги и оружие, повёл в Россию большой польский отряд.

Совет

     Как писал Григорий Котошихин, этот лжецарь «в Российском государстве учал было заводить веру папижскую и греческия церкви переделывать в костёлы лятцкие, и многие пакости чинил». В «Сказании» Авраамия Палицына, келаря Троице-Сергиевского монастыря, самозванец «приложился к вечным врагам христианским, к латыньским ученикам, и обещася им с записанием, еже всю Росию привести к стрыеву антихристову». На Руси «стрыем», то есть «дядей», антихриста называли Римского Папу.
     После смерти Годунова Лжедмитрий с помощью обмана и польских сабель захватил власть. Было казнено немало москвичей-патриотов за обличение «ложного царика». Поляки, которых он привёл с собой, занялись грабежами, насилием над мирными жителями. За год его «царствования» казна была подчистую разорена. Терпеть всё это русские не захотели. Вспыхнуло восстание, в ходе которого москвичи перебили поляков и расправились с Отрепьевым. Бояре избрали на царство Василия Шуйского.

     В Польше недолго переживали потерю: на политической сцене появился ещё один самозванец, прозванный «тушинским вором». Вместе с польским «наместником» Гонсевским, которого русские ни на какое «наместничество» не звали, тушинский вор продолжил грабёж страны. Как и Отрепьева, поляки снабжали его деньгами и оружием. Второму Лжедмитрию в «наследство» от первого достались не только польские сабли, но и «царица», роль которой прилежно исполняла Марина Мнишек, дочь богатого польского магната. Побывав под венцом с одним проходимцем, она после его смерти быстро «освоилась» в шатре другого. Перед русским народом разыгрывался большой и фальшивый спектакль. В продуманной режиссуре этому спектаклю не откажешь. Многие поверили в росказни лжецарей. Так, на стороне одного из самозванцев оказался Иван Болотников, сражавшийся за его «восстановление на престоле».

     После разгрома отрядов тушинского вора войсками молодого и талантливого русского полководца Михаила Скопина-Шуйского поляки начали прямую интервенцию в Россию. Василий Шуйский был насильно пострижен в монахи, позднее его увезли в польский плен. Скопина-Шуйского предательски отравили его завистники. В Москве установился компрадорский режим, названный «семибоярщиной». Поляки, лишившись возможности разыгрывать карту самозванства, предъявили открытые претензии на российский престол. В августе 1610 года тушинскими боярами в Кремле была инсценирована «присяга московитов» польскому королевичу Владиславу. В Москве обосновался польский гарнизон. При соучастии боярина-изменника Салтыкова поляки устроили здесь кровавую резню. Перебив несколько тысяч москвичей, они сожгли город.      В России шляхта действовала с той же жестокостью, что и в землях Западной Руси. В посвящённых Смуте летописных рассказах и исторических повествованиях на десятках страниц описывалось аморальное поведение интервентов. Вот как бесчинства поляков обрисовал Авраамий Палицын: «Чин иноческий и священнический не вскоре смерти предааху, но прежде зле мучаще всячески, и огнём жгуще, испытующе сокровищ, и потом смерти предааху. …И где пролита была мученическая кровь, на том же месте был и бесования блудного одр. …Красных жён, девиц на мног блуд взимаху, и те во многом сквернении нечисты умираху. …Невесты же христовы, честныя инокини растерзаемы бываху, и по станам их влачили, и оскверняли блудом».      В «Писании о преставлении и погребении Михаила Скопина-Шуйского» рассказывается: «Поляцы же, неистово дыхая на пролитие крови и на восхищение великого сокровища, на великий царствующий град Москву нападают, и пламень великий возжигают, и елико людей обретают, и тако мечом погубляют, богатство грабят, всех смерти предают и разсуждения возраста не имеют». Поляки несли в Московию то же элитарное высокомерие, с которым хозяйничали в Западной Руси. Оно мешало им верно оценить духовный потенциал сопротивления со стороны россиян, осознававших себя жителями независимой православной державы – Третьего Рима.

     Вдохновителем сопротивления польским оккупантам стал патриарх Гермоген, который, как рассказывалось в «Степенной книге», «видя людей божиих в России мятущихся и близких к погибели, поучал их: «Что за смятение бесполезное обуяло вас? Зачем вверяете вы души свои поганым полякам? Что общего имеете вы со злохищными волками, дерзкими, как сатана? Подумайте: ведь издавна православная наша вера ненавидима иноплеменными странами; почему же вы хотите примириться с пришельцами этими?». Гермоген рассылал письма, в которых призывал русичей подниматься на борьбу с захватчиками.

    Пример самоотверженности в противостоянии интервентам показали защитники Троице-Сергиевой лавры. 16 месяцев выдерживали они осаду со стороны поляков, шестикратно превосходивших их по численности. Патриарх призывал защитников лавры стоять до последнего, ибо с её падением «и весь предел российский до окияна-моря погибнет». В рядах тех, кто оборонял обитель преподобного Сергия Радонежского, были монахи, дворяне, крестьяне, посадские люди. Никто из них не жалел ни своих сил, ни своих жизней. По рассказу Авраамия Палицына, на требование сдаться защитники лавры ответили: «Какая польза человеку возлюбить тьму паче света и поменять истину на ложь, честь на бесчестие и свободу на горькую работу? …Ложною лаской, тщетной лестью и суетным богатством прельстить нас хотите. Но и всего мира богатств не хотим против своей крестной клятвы».
     В «Сказании» Авраамия рассказывается, как защитники Троицы «пили смертную чашу за святую православную веру», сражаясь против «сынов беззаконных, богомерзких польских и литовских людей», спасая Россию от «латынского порабощения». Потери среди оборонявших лавру были велики, но они не могли поколебать боевой дух «троицких людей», поклявшихся «стоять против неверных крепко» и помнивших: «Терпение не до конца – ангелам слёзы, Богу – гнев, врагам – радость».
     Пример Троицкого монастыря убеждал жителей России: только народное единство может спасти страну. Именно демократическое, соборное начало сыграло решающую роль в прекращении Смуты. Россию от интервентов освободило народное ополчение, собранное в результате низовой инициативы и вопреки политическим манёврам боярской знати. Инициатива шла из провинции. Сначала рязанский воевода Прокопий Ляпунов, по словам летописи, «начал ссылатись со всеми городами, чтоб им стать за одно и помочь Московскому государству». Прокопий быстро нашёл отклик у соотечественников: «И начаша присылати к Прокофью и во всех городах збираться. И все соединеся во едину мысль, что всем помереть за православную християнскую веру».

Читайте также:  Феодальная война на руси в xv веке

     После гибели Ляпунова новый народный вождь появился в Нижнем Новгороде. Летопись повествует: «Кузьма Минин, рекомый Сухорук, возопи во все люди, зовя вступиться за истинную православную веру». Из той же летописи узнаём, что польские интервенты и их местные приспешники арестовали митрополита Гермогена, требуя от него написать нижегородцам, «чтоб не ходили под Москву. Он же, государь-исповедник, рече им: да будут те благословенны, которые идут на очищение Московского государства, а вы будете прокляты. И оттоле те начаша морити его гладом и умориша его гладной смертью».      Кузьма Минин убеждал земляков переступить через личные выгоды, отдать всё для спасения Отечества. На зов Минина откликнулись города и сёла русского севера и Пермского края. Поднялось Поволжье, где вместе с русскими шли татары, башкиры, калмыки, чуваши. Несмотря на распад государственных связей, осознание народного единства не исчезло – напротив, Смута придала ему новую, особую силу. Было организовано боеспособное ополчение, во главе которого поставили опытного Дмитрия Пожарского. Ополчение двинулось к Москве.

     Возле столицы разгорелись жаркие бои с польскими войсками. В конце августа 1612 года Кузьма Минин с отрядом пятьсот человек переправился через Москву-реку и атаковал две польские роты возле Крымского моста, после чего началось наступление на Москву всего ополчения. Осенью произошли решающие сражения, в которых ополченцы добились перелома в свою пользу. В конце октября схватки происходили уже у стен Китай-города, и полякам стало ясно, что ничего хорошего их не ждёт. 4 ноября Китай-город был взят штурмом, «много в нём литвы и немец побили, оставшихся же в Кремль вогнали». Несколько дней спустя польский гарнизон в Кремле капитулировал. Русские победили.

     Победа над интервентами далась нелегко. Для многих русичей её достижение связывалось с преодолением инерции и малодушия. Не пересилив собственные слабости, не обновившись духом, русские вряд ли бы смогли освободить страну от сильного и беспощадного противника.      В начале Смуты моральный уровень российского общества был не на высоте. Государственные интересы подавлялись корпоративностью и эгоизмом. Недостойно вели себя бояре, занимаясь интригами против правительства сначала при Годунове, затем – при Василии Шуйском. Смятение, шатания, разброд охватывали дворян, казачество, часть посадских и крестьян. Люди заражались цинизмом, корыстью, забвением святынь и традиций. Страну захлестнул вал преступности. Грабежами помимо поляков занимались и местные банды.      В народе смысл происходящего определялся словом «воровство». Всех возмущало предательское поведение верхушки, но и вождей из народной среды выдвинуть было непросто, ибо на передний план старались выбиться проныры и жулики, оттирая в сторону людей достойных, самостоятельных, честных и не склонных к саморекламе.      Но когда хаос стал нестерпим, подлинные народные лидеры: патриарх Гермоген, Авраамий Палицын, Михаил Скопин-Шуйский, Дмитрий Пожарский, Кузьма Минин – сказали своё слово. Благодаря их усилиям русские люди сумели собраться с силами перед лицом катастрофы и взять судьбу страны в свои руки. Народ, настрадавшись от хаоса, воссоздал разрушенное государство, доказав, что Россия – не чья-то частная вотчина, а предмет общей заботы «всех городов русских и всяких чинов людей великого Российского Царствия». Стремясь избавиться от Смуты, русский народ обнаружил, по словам историка И.Е.Забелина, «такое богатство нравственных сил и такую прочность своих исторических и гражданских устоев, какие в нём и предполагать было невозможно».      В начале 1613 года государственное управление было восстановлено: Земский собор избрал царём Михаила Романова. Эта кандидатура устроила всех, кто был заинтересован в возрождении России.

    Здоровый консерватизм первых Романовых давал возможность развернуть в стране созидательную деятельность, направленную на обеспечение надёжных исторических перспектив.

Источник: http://www.historicus.ru/smuta

Начало XVII века: «великая смута» в России

Тема 5: «Бунташный век» в истории России (XVII век).

План:

1. Начало XVII века: «великая смута» в России.

2. Россия при первых Романовых. От сословно-представительной к абсолютной монархии.

Конспект лекции

Начало XVII века: «великая смута» в России.

Глубочайший кризис, охвативший все сферы жизни русского общества начала XVII в. и вылившийся в полосу кровавых конфликтов, борьбу за национальную независимость и национальное выживание получил у современников название “Смуты”.

При этом, в первую очередь, имелось в виду “смущение умов”, т.е. резкое изменение моральных и поведенческих стереотипов, сопровождаемое беспринципной и кровавой борьбой за власть, всплеском насилия, движением различных слоев общества, иностранной интервенцией и т.д.

, что поставило Россию на грань национальной катастрофы.

Обратите внимание

Ученые по-разному объясняли причины и характер этих трагических событий. Н.М. Карамзин обращал внимание на политический кризис, вызванный пресечением династии в конце XVI в. и ослаблением монархии. С.М.

Соловьев основное содержание “Смуты” видел в борьбе государственного начала с анархией, представленной казачеством. Более комплексный подход был присущ С.Ф.

Платонову, определявшему ее как сложное переплетение действий и устремлений разнообразных политических сил, социальных групп, а также личных интересов и страстей, осложненных вмешательством внешних сил.

Перед царями новой династии Романовых стояла трудная задача преодоления Смуты и ее последствий, что удалось сделать только в середине XVII века. С этого же времени наблюдается процесс перерастания сословно-представительной монархии в абсолютную, который завершится в начале XVIII века.

В начале XYII века молодое русское централизованное государство охватил новый кризис, который вошел в историю под названием «смутное время». Это был период, когда слились несколько разнохарактерных кризисов. Выделим важнейшие из них:

Во-первых, это династический кризис, к которому часто и сводят понятие «смутное время». В 1598 году после смерти Федора Ивановича, сына Ивана Грозного, пресеклась династия Рюриковичей, правящая на Руси 736 лет. Кризис завершился в 1613 г. избранием нового царя – Михаила Романова, ставшего основателем новой династии, династии Романовых.

Во-вторых, это кризис социальный. Укрепление феодальных отношений во второй половине ХYI – первой половине XYII века вело к массовому бегству крестьян и других вольных людей на окраины России и за ее пределы. Шел процесс колонизации юга европейской части России, Поволжья, Сибири.

Рост феодального гнета привел к двум крупнейшим крестьянским войнам ХYII столетия: войне под руководством Ивана Болотникова (1606-1607) и войне под руководством Степана Разина в 1670-1671 годах. Социальный кризис проявился отчасти и в церковном расколе 50-х – 60-х годов.

Поэтому совершенно справедливо ХYII век часто называют «бунташным веком».

Важно

В-третьих, это кризис национальный. Начало ему было положено при Иване Грозном после поражения в Ливонской войне, в результате которого часть русской территории отошла к Польско-Литовскому государству.

Вмешательство поляков в русские дела в период династического кризиса привели к дальнейшим территориальным потерям, оскорблению национальных и религиозных чувств русского народа. Национальный кризис будет преодолен лишь в середине 50-х годов ХУII века.

После освобождения Смоленска и воссоединения русского и украинского народов. (1654).

Такое разделение сущностных проявлений кризиса, конечно, возможно только в теории. На практике они сплелись в неразрывную цепь трагических событий.

После смерти Ивана IY престол наследовал его сын Федор. В период его царствования (1584-1598) наступило затишье на Руси.

Царь Федор, по описанию современников, был тихим, тяжело больным человеком, совершенно неспособным управлять государством. Иван Грозный, очевидно понимая это, оставил ему в помощь Верховную Думу из пяти человек.

Фактически власть перешла в руки шурина (брата жены – царицы Ирины) нового царя – Бориса Годунова.

Борис Годунов (род. в 1551 г.) был умным и предприимчивым политиком. Представители старых боярских родов не могли смириться с властью «выскочки», чей род велся от татарского мурзы Чета, который еще в ХIY веке поселился на Руси и принял православие.

Совет

В годы правления Федора Борис Годунов, стремясь заручиться поддержкой «служилых людей», мелких помещиков, запретил переход крестьян от одного помещика к другому. В 1598 году вышел указ, по которому вольные люди, прослужившие в слугах полгода, объявлялись холопами своего господина.

Эти указы были крупными шагами на пути утверждения крепостного права в России.

После смерти Федора в 1598 г. Борис Годунов был избран на царство. За первые два года своего правления Годунов стал весьма популярным царем, так как жизнь при нем быстро улучшалась. Он отменил на один год подати с сельских жителей, дал право купцам торговать беспошлинно, выплатил служилым жалованье за год в двойном размере.

Борьба за власть между Годуновым и боярами усилилась. В этой борьбе стала использоваться смерть младшего сына Ивана Грозного царевича Дмитрия, который был убит в Угличе в девятилетнем возрасте. Народная молва, не без помощи бояр и князей, обвинила в убийстве Бориса Годунова.

Затем поползли слухи о чудесном спасении царевича Дмитрия. Пытаясь отыскать «след» царевича, Годунов начал расправляться с боярами. Больше других пострадал род Романовых.

Все пятеро братьев были высланы, а один из них, Федор, отец будущего первого царя из Романовых, был насильно пострижен в монахи под именем Филарета.

В 1601-1603 гг. новая беда пришла на Русь. Три неурожайных года привели к страшному голоду. Борис открыл царские закрома и стал раздавать хлеб, но не мог накормить всех голодающих, которые начали стекаться в Москву. Дороги, ведущие к Москве, и улицы Москвы покрылись трупами умерших от голода людей.

Началась смута. В такой обстановке в Польше появляется Лжедмитрий. По версии Годунова, за Дмитрия выдавал себя сын бедного галицкого боярина – Григорий Отрепьев, служивший у Романовых. Когда Романовы попали в опалу, он стал иноком Чудова монастыря, откуда затем сбежал, объявив себя царевичем Дмитрием.

В 1604 г Лжедмитрий с польским отрядом вошел в пределы русского государства. По пути Лжедмитрий разбрасывал «Манифест» с обращением к русскому народу. Многие города стали ему сдаваться.

Обратите внимание

Правительственные войска возглавил вместе с воеводой Басмановым Василий Шуйский, который заявил, что сам видел убиенного царевича. К Григорию Отрепьеву присоединился большой отряд казаков.

Тем временем Борис Годунов скоропостижно, по всей видимости от инсульта, скончался (13 апреля 1605 г.).

Перед смертью Борис благословил своего сына Федора на царство, чем обрек его на скорую гибель. Вера в Лжедмитрия усиливалась. На его сторону перешла армия. В Москве начался бунт.

Народ требовал Шуйского с рассказом о судьбе Дмитрия. Теперь Шуйский публично заявляет, что Борис послал убить Дмитрия, но вместо него был убит попов сын, а царевич спасся. Москвичи призывают Лжедмитрия занять трон.

Вся семья Годуновых была перебита, дворец разграблен.

Новый царь вел себя несколько странно: сам участвовал в работе Думы, легко решая вопросы, над которыми бояре долго ломали головы; не спал после обеда, а бродил по улицам, вступая в разговоры с простым людом.

Особое недовольство москвичей вызвал приезд в столицу невесты Лжедмитрия – Марии Мнишек с большой группой польских «гостей».

Состоявшаяся свадьба с нарушением многих православных обычаев, как и поведение «гостей» вызывали возмущение.

Этим воспользовался В. Шуйский. Он выпустил из тюрьмы уголовников, и поднял москвичей на бунт. Лжедмитрий, и большая часть поляков были убиты. Василию Шуйскому с трудом удалось спасти Марину Мнишек и польских послов.

Важно

Шуйский поспешно был «выкрикнут» царем, но его правление привело к новым бедам. В стране росла смута, стали появляться новые сыновья и внуки Ивана Грозного (только от бездетного Федора добрый десяток). Начались народные бунты.

Во главе одного из таких бунтов стал беглый холоп Иван Болотников. Естественно, рядом с ним оказался новый царевич Дмитрий (то – некто Молчанов, один из соратников Лжедмитрия). Войска Болотникова подошли вплотную к Москве, но были разбиты и ушли в Тулу.

После длительной осады войска Шуйского взяли город.

Весной 1608 г из Литвы пришел новый самозванец, который вошел в историю как «Тушинский вор». Недовольство народа Шуйским привело к тому, что города опять один за другим признавали самозванца. Он быстро подошел к Москве и разбил свой лагерь в Тушино.

Читайте также:  Политическая история парфянского царства

Шуйский обратился за помощью к шведскому королю Карлу IX, что в свою очередь, не понравилось полякам. Польские войска были отозваны из Тушино. Польский король стал обещать русским всякие блага, если они изберут на свой престол его сына Владислава.

Теперь на Москву с одной стороны шли поляки, с другой – самозванец, с третьей – шведы. Поляки взяли Смоленск, шведы – Новгород и ряд других городов.

Бояре заставили Шуйского отказаться от власти и затем передали его польскому королю в качестве пленника. К власти пришла Боярская Дума. В Москву опять вошли поляки. Боярская Дума обратилась к патриарху Гермогену с просьбой подписать грамоту о приглашении Владислава на русский престол.

Гермоген отказался и призвал народ к борьбе. В различных городах стало формироваться ополчение. Ополченцы подошли к Москве и начали осаду поляков, которые подожгли Москву, а сами укрылись в Китай-городе и Кремле. Среди ополченцев начались разногласия.

Часть из них не столько стремилась освободить Москву, сколько грабила мирных жителей.

Совет

По призыву патриарха Гермогена и архимандрита Дионисия стало созываться новое ополчение. Новое движение началось в Нижнем Новгороде. Во главе его встали земский староста Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский.

Было решено с каждого двора собрать треть имущества в пользу ополчения. По дороге на Москву к новгородскому ополчению присоединялись жители других городов. В августе 1612 года ополченцы блокировали Москву. В городе начался голод. В конце октября Москва была освобождена.

Попытки короля Сигизмунда помочь своим встретили ожесточенное сопротивление.

В 1613 году собрался Земский собор, который избрал на русский престол нового царя Михаила Федоровича Романова. Династический период «смутного времени» закончился.

Источник: https://stydopedia.ru/5xb03.html

XVII ВЕК В ИСТОРИИ РОССИИ Смутное время

События рубежа XVI-XVII вв. получили, с легкой руки современников, название «смутное время».

Причины смуты заключались в обострении социальных, сословных, династических и международных отношений в конце правления Ивана IV и при его преемниках.

Это было время, фактически представляющее собой полномасштабную гражданскую войну, распад социальных связей, когда стоял вопрос о существовании самого государства.

Побудительной причиной начала Смуты явился династический кризис. Иван IV, умерший в 1584 г., не оставил сильного преемника. Его старший сын Иван был убит отцом в припадке гнева (1581 г.), второй Федор был слабоумен, младшему Дмитрию было лишь два года.

Вместе со своей матерью, седьмой женой Ивана IV Марией Нагой, он жил в Угличе, отданном ему в удел. На престол вступил средний сын Грозного – двадцатисемилетний Федор Иоаннович (1584 – 1598 гг.), мягкий по натуре, но не способный к делам правления государством.

Умирая, Иван IV создал при сыне регентский совет, куда входили Б.Я. Бельский, И.П. Шуйский, И.Ф. Мстиславский, Н.Р. Юрьев, Б.Ф. Годунов. Фактическим правителем государства стал шурин царя боярин Борис Федорович Годунов, на сестре которого был женат Федор. В 1591 г.

при неясных обстоятельствах в Угличе погиб, якобы напоровшись на нож, в припадке эпилепсии, последний из прямых наследников престола царевич Дмитрий. И хотя молва считала Годунова виновником его гибели, источники не дают однозначный ответ на вопрос о причинах гибели царевича.

Со смертью бездетного Федора Иоанновича в 1598 г. прекратилась старая династия. Земский собор избрал царем Бориса Годунова (1598 – 1605 гг.).

Обратите внимание

Годунов, безусловно, был крупным государственным деятелем, политиком талантливым, осторожным и настойчивым. Человек, пробившийся к трону благодаря своим родственным связям и деловым качествам, знавший несколько иностранных языков, имевший прекрасную библиотеку, он надеялся установить в России мир и процветание.

Он впервые предпринял попытку ликвидировать культурное отставание России от Запада. Для этого Годунов широко раскрыл двери иностранным специалистам. Другим его беспрецедентным шагом была отправка на учебу за границу группы дворянских детей. В 1589 г.

в России было учреждено патриаршество. Это было крупным событием, укрепившим престиж и духовную независимость страны. Ему удалось не только стабилизировать внешнеполитическое положение России, но и возвратить – в результате войны со Швецией 1590 – 1593 гг.

– Иван-город, Ям, Копорье и Корелу.

Однако важнейшей задачей Годунова стало преодоление двух тяжелейших последствий опричнины – экономического кризиса и разобщенности, противоречий среди господствующего класса. Его положение осложнялось тем, что в глазах части знати (да и не только ее) он так и не обрел легитимности.

Широкое хождение получили слухи о его причастности к гибели царевича Дмитрия. Тяжелое экономическое положение также не оставляло ему простора для маневра, и он продолжал практику закрепощения крестьян. По-видимому, в 1592 – 1593 гг. был издан указ, запрещавший навсегда крестьянам по всей стране переходить к новым хозяевам. Указ об урочных летах (1597 г.

) вводил пятилетний срок сыска беглых крестьян. Он уже определенно исходил из прикрепления крестьян к земле. В результате неурожайных лет 1601 – 1602 гг. в стране разразился страшный голод. Он продолжался 3 года и был усугублен варварски циничной спекуляцией зерном.

Все попытки царя поправить ситуацию с помощью раздачи денег, бесплатного хлеба и организации общественных работ к успеху не привели. Только в Москве умерло 127 тыс. человек.

Голод привел к взрыву социального недовольства и падению престижа Годунова. В 1603 г. началось мощное восстание холопов, охватившее центральные уезды. Восстание было подавлено. Но ситуация в стране не стабилизировалась.

Еще в 1601 г. в Речи Посполитой появился беглый монах Григорий Отрепьев – бывший холоп бояр Романовых, выдававший себя за чудесно спасшегося царевича Дмитрия (скорее всего, к этой роли он был подготовлен Романовыми).

Важно

В.О. Ключевский справедливо писал, что Лжедмитрий был лишь “испечен в польской печке, а заквашен в Москве”.

Заручившись поддержкой польско-литовских магнатов, Лжедмитрий тайно принял католичество и обещал римскому папе распространить католицизм в России.

Лжедмитрий обещал также передать Речи Посполитой и своей невесте Марине Мнишек, дочери сандомирского воеводы, Северские (район Чернигова) и Смоленские земли, Новгород и Псков.

В результате он сумел получить право набрать в Польше добровольцев для похода на Москву. В 1604 г. с четырьмя тысячами поляков, русских дворян-эмигрантов, запорожских и донских казаков Лжедмитрий переправился через Днепр.

Он выбрал окольный путь к Москве, так как на юго-западных окраинах государства начиналось мощное крестьянское восстание, и Лжедмитрий получил здесь необходимые подкрепления и припасы. Крестьянство, уверенное, что наконец-то появился “добрый царь”, “спаситель”, несло его к престолу.

На сторону самозванца стали переходить и московские воеводы.

События ускорила неожиданная смерть Бориса Федоровича Годунова на 54-м году жизни. Еще утром 13 апреля 1605 г. он принимал послов. После обеда и небольшой прогулки кровь хлынула у него из носа и ушей, царь скончался. Спустя сутки состоялась церемония присяги новому царю – сыну Бориса шестнадцатилетнему Федору Борисовичу.

Царь Федор Борисович и его мать по требованию самозванца были арестованы и тайно убиты, а патриарх Иов сослан в монастырь. 20 июня 1605 г. Лжедмитрий во главе перешедшей на его сторону армии триумфально вступил в Москву и был провозглашен царем.

Однако, несмотря на некоторые сильные личные качества и определенную популярность среди войск и населения, укрепиться Лжедмитрию на престоле не удалось. Он не сумел заручиться поддержкой ни одной из реальных социально-политических сил.

Совет

Из чувства самосохранения, а возможно, и патриотизма свои польские авансы (обещания отдать Псков, Новгород, Смоленск) самозванец возвращать не хотел. Более того, приняв в Польше католичество, он не разрешил строить на Руси католические храмы.

Желая привлечь на свою сторону русское дворянство, Лжедмитрий щедро раздавал земли и деньги, но их резервы оказались не беспредельны. Не решился он восстановить и Юрьев день, чего так ждали крестьяне. Православная церковь относилась к царю-католику настороженно, отказывая ему в кредитах и доверии.

Бесчинства поляков в Москве вызывали острое недовольство посадских и служилых людей. В результате боярского заговора и восстания москвичей 17 мая 1606 г. Лжедмитрий I был убит. Через три дня труп его был сожжен, прах заложен в пушку, из которой выстрелили в ту сторону, откуда пришел самозванец.

Импровизированный Земский собор, наскоро собранный боярами, выбрал на царство В.И. Шуйского (1606 – 1610 гг.), опытного интригана и царедворца.

Вступая на престол, он первым из российских правителей дал “крестоцеловальную запись”, принес присягу “всей земле” никого не казнить без суда, не отнимать имущество у родственников осужденных и не слушать ложных доносов. Однако этот принципиально важный договор царь частенько игнорировал.

Подавление крестьянской войны мало что изменило в стране. В 1607 г. на Брянщине появился молодой человек, объявивший себя спасшимся царем Дмитрием. В отличие от первого самозванца, с самого начала Лжедмитрий II был ставленником польских феодалов. Он сумел набрать силы как в Польше, так и в России и в1608 г. двинулся к столице.

Дойдя до Москвы, самозванец засел в Тушине, где начала действовать своя Боярская дума и свой “патриарх” – ростовский митрополит Филарет (Федор Романов).

Главную роль в тушинском лагере играли отряды шляхтичей из Речи Посполитой (Лисовского, Ружинского, Сапеги), занимавшиеся разбоем и грабежами по всей стране.

Обратите внимание

Они безуспешно пытались в течение 16 месяцев захватить сильную крепость Троице-Сергиев монастырь.

17 июля 1610 г. бояре потребовали, чтобы Шуйский отрекся от престола. Участники заговора обещали выбрать царя позднее, а пока в Москве стали править 7 бояр – “семибоярщина”.

Напуганные размахом крестьянского движения и ростом анархии в стране, московские бояре, несмотря на протесты патриарха Гермогена, заключили договор с польским королевичем Владиславом о “призвании его на царство”.

На основании этого договора польские войска вошли в Москву, и наместник Владислава (тому исполнилось лишь 15 лет) А. Гонсевский стал распоряжаться в стране.

Иностранный гнет не устраивал ни крестьянство и посадских людей, ни дворянство. В стране вызревала идея всенародного ополчения для спасения России. Положение же страны все более ухудшалось: поляки после 624-дневной осады захватили Смоленск, шведы – Новгород.

В этой ситуации в Нижнем Новгороде, по инициативе купца К. Минина, создается второе ополчение, руководство которым поручается князю Д. Пожарскому. В августе 1612 г. оно вошло в Москву, а в октябре того же года польский гарнизон в Кремле капитулировал.

Попытка Сигизмунда III вернуть себе русскую столицу не удалась, под Волоколамском он потерпел поражение и отступил.

В январе 1613 г. в Москве собрался на редкость многолюдный (около 700 человек) Земский собор, в котором принимали участие выборные от бояр, дворян, духовенства, посадских людей, казаков, стрельцов и, видимо, черносошных крестьян. Наиболее приемлемой для всех собравшихся стала кандидатура 16-летнего Михаила Федоровича Романова (1613 – 1645 гг.), сына митрополита Филарета.

Важно

Дело в том, что семейство Романовых устраивало все слои русского общества. Они были своими для родовитого боярства, для людей, связанных с опричниной Ивана Грозного, и в то же время – для лиц, пострадавших от опричнины: Романовы не были особо замешаны в терроре 1570-х годов.

Наконец, долгое пребывание Филарета в Тушине рождало иллюзии о “справедливой” власти у казачества и крестьянства.

Вступая на престол в феврале 1613 г., Михаил Федорович, судя по всему, дал обязательство не принимать решений без совета с Боярской думой и Земским собором.

Перед правительством Михаила Федоровича стояла трудная задача по ликвидации последствий интервенции. После нескольких военных столкновений в 1617 г. между Россией и Швецией был заключен Столбовский мир.

Швеция возвращала России Новгородскую землю, но удерживала за собой Балтийское побережье и получала денежную компенсацию.

С Речью Посполитой было заключено Деулинское перемирие, по которому за ней оставались Смоленские и Черниговские земли.

Таким образом, в основном территориальное единство России было восстановлено, хотя часть русских земель осталась за Речью Посполитой и Швецией.

В ходе смуты, в которой приняли участие все слои и сословия русского общества, решался вопрос о самом существовании Российского государства, о выборе пути развития страны. В конкретных условиях начала XVII в. выход из смуты был найден в осознании регионами и центром необходимости сильной государственности.

Источник: http://histor-ru.ru/voprosy-na-jekzamen-po-otechestvennoj-istorii/140-xvii-vek-v-istorii-rossii-smutnoe-vremja.html

Ссылка на основную публикацию