Сельское хозяйство в домонгольской руси

Общий обзор домонгольской Руси. Пост первый – климат география, сельское хозяйство

?

Игорь Николаев (red_atomic_tank) wrote,
2013-02-26 16:41:00 Игорь Николаев
red_atomic_tank
2013-02-26 16:41:00 Categories: Оригинал взят у monfore в Общий обзор домонгольской Руси. Пост первый – климат география, сельское хозяйство
Договоримся, что под Русью первой трети тринадцатого столетия далее будет подразумеваться комплекс государственных образований (земель и княжеств), находящихся в феодальной либо договорной зависимости от некоей правящей социальной прослойки, представители которой были связаны родственными узами и считали себя прямыми потомками “князя Рюрика”(при этом совершенно не важно, кто именно подразумевался под этим именем).

Главными объединяющими признаками Руси можно считать:

  • древнерусский язык, хотя в описываемое время изрядная доля подчиненных лесных народов сохраняла собственные наречия не славянского происхождения;
  • культуру, основу которой составляло греко-православное христианство с  интегрированнми в него народными языческиими обрядами и фольклором
  • общая политическая система, в основе которой лежала феодальная система княжения и церковная “сеть”, подчиненная Константинополю

Целью этой публикации не является обсуждение и детализация расхожих околоисторических трендов, потому мы не будем  вдаваться в подробности о происхождении  многочисленных народов и племен , которые в разные эпохи населяли территорию  Восточной Европы и образовали этнос этих земель. Также и не станем ввязываться в беспредметный теологический диспут о происхождении легендарного Рюрика и этимологии слов “Русь” и “варяги”.

Территория

Политические карты средневековой  Руси, которые приводятся в школьных учебниках и популярных изданиях грешат изумительной закругленностью границ, которая редко имеет отношение к действительности.

Прямые линии и дуги на картах – поорождение постколониальной эпохи, когда европейские оккупанты (в основном англичане) , уходя из Азии и Африки, размечали будущие независимые державы третьего мира при помощи линейки и циркуля.

Говорят, что мусульманский Кашмир был передан при разделе не Пакистану, а Индии по ошибке какого-то мелкого британского чиновника, что и определило на долгие годы взаимоотношения этих стран. Впрочем, это иная история.

В средние века практически все границы имели естественный характер. Ими служили водоемы – реки и озера, горные хребты и водоразделы, пустынные территории, а так же линии смены природных зон(по большей части лесов и степей). Именно такие границы имела средневековая Русь. На мой взгляд, самой наглядной и достоверной иллюстрацией ее домонгольских пределов является карта археологических раскопок городищ X-XIII века из книги  А.В. Кузы.Раскрывайте карту-она большая.

Андрей Васильевич Куза (1939 — 1984) — советский археолог, историк, источниковед. Научный сотрудник Института археологии АН СССР. Специалист по древнерусской археологии. Автор ряда оригинальных гипотез относительно домонгольской истории Руси, которые пользуются признанием специалистов.

Приведенная карта при всей неполноте показывает, что русские княжества занимали территорию, с юга ограниченную степной зоной, с юго-запада Карпатами, с северо-запада водосбором правых  притоков Вислы,  верховий Немана и Западной Двины, с севера бассейнами Чудского и Ильменского озер, с северо-востока верхним течением Волги, с востока и юго-востока Окой и верхним течением Воронежа

География, климат, логистика

Русские земли и княжества лежали в равнинной лесистой местности, пронизанной сетью больших и маленьких рек.

Хотелось бы сказать (и это недалеко от истины) что вся территория средневековой Руси представляла собой один сплошной лес, но боюсь, что найдется очень много тех, кто захочет меня поправить.

Потому сформулируем так: ПОЧТИ всю территорию Руси занимали труднопроходимые лесные массивы,

Совершенно глухих лесов не существует в природе. Чащобы перемежаются прогалинами, полянами и пойменными лугами, что собственно и позволило ввести в научный оборот обтекаемое понятие “лесостепь”, которое легло в основу легенды о “русском богатыре, пашущем бескрайнее пшеничное поле”. Впрочем обо всем по порядку.

Климат Руси  умеренно континентальный со средней температурой июля от +12 градусов на севере и  до +25 градусов на юге.  Средние температуры января лежат в пределах от −3 градусов на границе с Польшей и до −20 градусов  в приволжье.

На климат Западной Европы существенно влияет соседство Атлантики с ее мощным Североатлантическим течением – Гольфстримом, благодаря которому там изначально иные условия для жизни, сельского хозяйства и прочей человеческой жизнедеятельности.

Характерными  особенностями русской географии, помимо доминирования лесов, были  короткие весенние и осенние сезоны,  циклические (раз в 10-12 лет) усиленные заморозки, сезонные распутицы,  а также достаточно частое изменение русел малых и средних рек.

Кроме того, следует отметить и то, что на территории Руси не велась добыча полезных ископаемых. Не было ни золота, ни серебра, ни меди ни  драгоценных камней. Единственным источником собственного металла была кустарная добыча болотной руды.

Обратите внимание

Перечисленные географические факторы определили экономику и логистику этих земель. И здесь мы вторгаемся в область крайне живучих  мифов, которые попробуем опровергнуть.

Но делать это будем не для того, чтобы доказать, что Русь была “отсталая” и “плохая” (на самом деле это не так), а для основания того факта, что она была экономически непривлекательна для монголов в качестве приоритетного объекта
завоевания.

Миф первый: русский богатырь в перерывах между победами над половцами и псами-рыцарями  пашет бескрайнее пшеничное поле

Речь пойдет о давно укоренившемся представлении  о том, что Русь была страной  “преимущественно земледельческой”. Фундаментальные исследования последних лет опровергли это устойчивое заблуждение, однако ученые , по соображениям идеологического характера, особо не афишируют этот факт.

Земледелие на Руси безо всяких сомнений было. Однако вследствие неблагоприятного климата оно по сути с трудом обеспечивало потребности населения и не позволяло активно развивать ремесла и военную сферу.

Благоприятных для земледелия почв на территории Руси было мало. “Лоскутный характер их локализации усугублялся крайней пестротой качества почвенного слоя земли.”( Л.В. Милов)

Европа , некогда так же как и Русь покрытая лесами, благодаря теплому климату смогла пойти по иному пути.

 В Европе, включая и Англию к концу 12 века крупные лесные массивы были почти полностью вырублены и вспаханы, что позволило выращивать большие урожаи, но оставило людей практически без дров и без дичи.

Именно к этому периоду принадлежат драконовские законы Англии , Франции и Германии против разнообразного браконьерства.  

Прирастить сельскохозяйственные угодья за счет лесов Руси не позволил климат. Русский крестьянин имел для земледельческих работ (с учетом запрета работ по воскресным дням) примерно 130 дней , из которых 30 уходило на сенокос. Таким образом крестьянин, имеющий семью из четырех человек имел для пашенных работ около 100 рабочих дней.

Это было примерно вдвое меньше того срока, которым располагал в то же самое время земледелец Северной Франции (не говоря уже о более южных областях Европы, таких как Прованс и Верхняя Италия), таким образом на Руси физически  не успевали качественно вспахать  даже те поляны, пойменные луга расчистки  и перелески , которые имелись в распоряжении.

Движение на юг в Кипчакскую степь (территория которой и сейчас обеспечивает основной массой зерна Росию и Украину)  было невозможным по вполне понятной причине. До того, как русские цари и магнаты Речи Посполитой не начали  в 16 века осваивать южные земли буквально отгородившись от татар засечными чертами, кочевники выбивали оттуда любое оседлое население.

Еще одним неблагоприятным фактором земледелия были “плановые” неурожаи. Все русские летописи 12-13 века наполнены сообщениями о гибели посевов и голоде после ранних заморозков или поздней зимы.

Вследствие всех этих обстоятельств  стало то, что в средневековой Руси было распространено по большей части земледелие “архаическое”.

  Если перевести с эзопова языка научной монографии фразу “использовалась некая комбинация трехполья с периодическим забрасыванием пашни в перелог или залежь … а важнейшим резервом крестьянского хозяйства были лесные, кратковременно используемые росчисти”, то можно понять, что “грамотно” как в Европе, для достижения максимальных и устойчивых урожаев землю не эксплуатировали, а просто выжигали лесные участки, вспахивали их и использовали до тех пор, пока удобренная золой земля не истощалась.

Эта  ситуация усугублялась крайне неблагоприятными  условиями развития скотоводства. Длительный, до 7 месяцев период стойлового содержания скота требовал  больших запасов кормов.

Период заготовки кормов буквально втискивался в напряженный и сжатый по времени цикл полевых работ и поэтому был крайне ограничен, что приводило к невозможности содержать большие стада и заставляла резать большое число животных одновременно в зимний период, после того как заготовленные корма подходили к концу.

Описанная ситуация сказывалась на всем укладе жизни русского народа

охарактеризовать который в сжатом виде можно как “мобилизационно-кризисный режим
выживаемости общества с минимальным объемом совокупного прибавочного продукта”. Весь быт страны был пронизан стремлением к крайней экономии ресурсов и времени, что отчетливо отражает  характер жилища, одежды, пищи, психологии и сложившейся социальной системы.

Всех, кто желает углубиться в проблему, отсылаю к монографии Л.В.  Милова “Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса”, которая в 2000 году была удостоена Государственной премии РФ.

Миф второй: страна мечей и тысячи городов

Невысокий объем сельскохозяйственного производства в расчете на душу населения. В свою очередь тормозил развитие производства ремесленного, а также ограничивал численность армии, которую могли содержать князья.

Здесь было бы уместным поговорить о численности населения Руси в XIII веке, однако ни одной серьезной работы на эту тему я не нашел.

Действительно, переписи населения на Руси не проводились, налоговых ведомостей практически не сохранилось , так что все существующие расчеты имеют оценочный, сравнительный или ресурсный характер.

Ученые “договорились” остановиться на политически приемлемой цифре “5-6 миллионов”, однако выводится она с опорой на “землепашеский миф”, то есть с учетом тех норм и площадей, которые используются для сельскохозяйственного населения. Русь средневековая была по преимуществу страна населения лесного, потому эту цифру, как бы это было ни “обидно”, вероятно нужно уменьшать в два-два с половиной раза.

На руку мифу о “многолюдной” Руси играет культовая фраза, обожаемая всяческими родноверами и славянофилами о том, что якобы скандинавы называли ее Гардарикой, то есть “страной городов” или, того хлеще “страной тысячи городов”.   Что каким-то образом свидетельствует о высокой степени урбанизации населения.

Рассмотрим подробнее происхождение такого названия. Для этого первым делом следует уяснить, что в домонгольской  Руси полностью отсутствовала каменная фортификация и почти не практиковалось каменное строительство.

Важно

То есть все укрепления представляли собой земляные валы с деревянными частоколами и башнями, а жилые и подсобные помещения так же возводились из дерева. В столичных городах строились из камня княжеские палаты, однако, судя по летописям, они имели скорее представительское а не жилое предназначение.

Единственными действующими сооружениями из камня по всей Руси на протяжении Х-ХIII  веков были церкви, однако для их строительства и ремонта было достаточно всего шести зодческих бригад.

Массовое использование дерева отнюдь не свидетельствует об “отсталости” от Европы а говорит об иных условиях. Разработке и доставке камня препятствовало неудобство путей доставки и опять же холодный климат. Лес был общедоступным предельно дешевым строительным материалом.

  Деревянные сооружения быстро строились, легко ремонтировались и без особого сожаления оставлялись.

Деревянных укреплений вполне хватало для того, чтобы сдержать налеты степных кочевников, а в случае вторжения более подготовленного врага жителям было гораздо проще да и логичнее укрываться в лесу, чем подвергать себя лишениям и неудобствам осады.

Населенные пункты на Руси часто отстояли далеко друг от друга, располагались в лесах, а потому, как свидетельствуют археологические исследования, практически всегда ограждались деревянным частоколом.  В Европе к тому времени деревни собственной фортификации не имели. Причин тому было две.

Первая экономическая дерево было дорого, но камень еще дороже. Вторая -политическая – практически везде в средневековой Европе простолюдинам было строжайше запрещена любая фортификация. Был замок лорда, который и обеспечивал безопасность земли, а жители подчиненных деревень с случае опасности там укрывались.

Потому для европейцев-северян страна, где каждая деревенька имела собственное ограждение,  представлялась в определенном отношении экзотикой. И потому скорее всего прозвание “гардарика” по смыслу подразумевало отнюдь не  “не страну городов”, но “страну заборов”.

Совет

Также здесь вынужден остановиться и на устойчивом мифе о том, что якобы русские дружина по вооружению, численности и  боевым качествам ничем не уступали европейскому рыцарству. Вопрос религиозно-холиварный и знатоков его на квадратный метр Рунета больше чем в какой бы то ни было области. Потому не углубляясь в дебри позволю себе лишь небольшие замечания.

Читайте также:  Концепция маркса в рассмотрении закономерностей исторического развития

Судя по всему, вооружение “малых дружин”, то есть постоянного военного контингента богатых князей соответствовало вооружению среднетяжелых европейских рыцарей.

Существование на Руси тяжелой копейной рыцарской конницы (основы европейских армий допороховой эпохи) фактами не подтверждается. Нет упоминаний в летописях о “чардже”(ударной копейной атаке сомкнутым строем), да и термина такого в русском языке нет.

Нет примеров ношения русскими воинами топхельмов (шлемов в форме ведра), которые являлись отличительной особенностью именно тяжелых рыцарей. Нет никаких сведений о турнирах, которые были непременным атрибутом рыцарства. Кроме того, на Руси не было ни условий ни врагов, для которых бы понадобилась тяжелая кавлерия.

Главные “внешние противники” русичей исконно были легковооруженные степняки, которые вообще не имели пехоты, а потому использовать против них слабоманевренные баталии не имело ни малейшего смысла.

Вообще, внимательное чтение летописей и византийских хроник начиная со времен Святослава позволяет сделать вывод о том, что русская армия была в основе своей “конной пехотой”. То есть перемещались на лошадях, а сражались в пешем строю.

Но главное – основное оружие русского войска, мечи, были практически полностью иностранного производства. И обнаружение двух экземпляров с русскими клеймами здесь ничего не доказывает.

Кстати об экономике. Но об этом дальше


Источник: https://red-atomic-tank.livejournal.com/784876.html

Сельское хозяйство на Руси в XIV—XV веках — Записки историка

Основой экономики русских земель в ХIV—XV вв. оставалось сельское хозяйство. Его развитие было затруднено тяжелыми природно-климатическими условиями.

Преобладающая форма землепользования, трехполье, избавляла крестьян от постоянных переселений с места на место в поисках новых запашек, однако не позволяла поднять урожайность основных культур (ржи, ячменя, овса) выше черты бедности. На один посеянный мешок зерна крестьянин обычно собирал от 1,5 до 3 мешков.

Такая низкая урожайность сводила до минимума так называемый «прибавочный продукт», то есть «излишек», который можно было забрать у крестьян в качестве оброка в пользу государства и частного землевладельца.

Обратите внимание

В итоге и государство, и правящий класс вынуждены были соблюдать строгий «режим экономии», а крестьяне — проводить жизнь в постоянной борьбе за выживание. Эта ситуация во многом предопределила и характер российского государства, и менталитет русского крестьянина.

Поземельные отношения в русской деревне в XIV — первой половине XV столетия. существенно изменились. Общей тенденцией стало быстрое развитие частной собственности на землю при сохранении общинного землевладения крестьян.

Правящий класс домонгольской Руси существовал главным образом за счет «кормлений», то есть поборов с населения за исполнение административных, судебных и военных функций на определенной территории.

Теперь же важным (а в некоторых регионах — главным) источником доходов аристократии становятся вотчины — наследственная земельная собственность, которая оставалась за боярином, даже если он переезжал на службу к другому правителю.

В Новгородской земле, где власть находилась в руках бояр, процесс перехода государственных земель в частную собственность шел очень быстро. Ко второй половине XV столетия только девять процентов всего земельного фонда осталось в руках государства.

В Северо-Восточной Руси великокняжеская власть не спешила с «приватизацией» и сохранила за собой основной массив земли. Отношения вотчины и государства были здесь существенно иными. Жившие в вотчинах крестьяне не освобождались от уплаты дани в казну, а вотчинники имели весьма ограниченный судебный иммунитет.

Управление государственными («черными») землями осуществляли поставленные великим князем бояре кормленщики.

Владелец вотчины (боярин, монастырь, епископская кафедра) мог пользоваться своими правами по-разному.

Одни ограничивались сбором с крестьян натуральной и денежной ренты и не вмешивались в хозяйственную деятельность общин; другие устраивали «барскую запашку» или какое-то другое хозяйственное начинание и заставляли крестьян отрабатывать там определенное время.

Важно

Второй путь сулил землевладельцам дополнительные доходы от продажи продуктов своего хозяйства на рынке. Однако здесь гораздо чаще, чем в первом случае, возникали конфликты между вотчинником и крестьянской общиной.

В условиях низкой товарности сельского хозяйства был затруднен и рост городского населения. Решая проблему питания, горожане устраивали обширные сады и огороды при городских усадьбах. Иностранцы удивлялись большим размерам русских городов. Однако причиной тому был «деревенский» образ жизни горожан.

В структурном отношении город делился на крепость (кремль, детинец, град) и торгово-ремесленную часть — посад. Русские города в эту эпоху носили феодальный характер.

Они не имели типичного для западноевропейских городов развитого самоуправления, корпоративной организации ремесленников и купцов. Социальный состав их жителей был весьма пестрым. Горожане находились в подчинении у князя или его наместника.

Городские усадьбы феодалов пользовались широкими налоговыми льготами. Жившие там холопы и разного рода зависимые люди обслуживали своих хозяев.

Большинство средневековых русских городов представляли собой деревянные крепости с небольшим гарнизоном, предназначенные для укрытия окрестного сельского населения в случае нападения неприятеля. На этом фоне выделялись тогдашние «города-гиганты».

Численность населения Новгорода в ХIV—XV вв. составляла 30—40 тыс. человек. В Москве времен Дмитрия Донского было, вероятно, примерно столько же жителей. Для сравнения: население Парижа в 1300 году достигло 200 тыс. человек, во Флоренции и Венеции насчитывалось по 100 тыс.

, в Милане — 75 тыс.

Источник: https://histnote.ru/selskoe-xozyajstvo-na-rusi-v-xiv-xv-vekax/

Земледелие. – Скотоводство и рыболовство. – Соль. – Бортничество

XIII. СТРОЙ И ГРАЖДАНСТВЕННОСТЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ

(продолжение)

Уже в ту эпоху преобладающею на Руси промышленностью является земледелие. Развитие его, конечно, находилось в тесной связи с почвой и климатом. Между тем как в черноземной полосе южнорусской оно приносило богатую жатву, хотя и страдало иногда от засухи, саранчи, землеройных животных, червей и т.п. врагов; в северных краях, особенно в Новгородской земле, земледелие развивалось с великим трудом.

Ранние осенние или поздние весенние морозы нередко побивали хлеб и производили голодные годы, и только подвозы из других русских областей или из чужих стран спасали население от мора. Между тем как в южной полосе обилие свободных тучных полей, при относительной малочисленности населения, давало возможность часто распахивать и засевать целину, или новину, т.е.

девственную почву, а потом в случае истощения запускать ее на долгое число лет, в северной полосе земледелец должен был вести упорную борьбу со скудной почвой и непроходимыми лесами. Чтобы добыть кусок удобной земли, он расчищал участок леса, вырубал и жег деревья; остававшаяся от них зола служила удобрением.

Совет

Несколько лет такой участок давал порядочный урожай, а когда почва истощалась, земледелец покидал ее и углублялся далее в лес, расчищая новый участок под пашню. Такие расчищаемые из-под леса участки назывались притеребы. Вследствие подобного передвижного земледелия и самое крестьянское население усвоило себе подвижной характер.

Но вместе с тем наше крестьянство далеко во все стороны распространяло славяно-русскую колонизацию и своим потом или своей страдою (тяжелой работой) закрепляло новые земли за Русским племенем.

Разные свидетельства удостоверяют нас, что обработка земли производилась теми же орудиями и способами, какие сохранились на Руси до нашего времени. Весной сеяли хлеб яровой, а осенью – озимый.

Но юге точно так же более пахали “плугом”, а на севере – сохой, или “ралом”; запрягали в них коней, но, по всей вероятности, употребляли для плуга и волов; вспаханную ниву, или “ролью”, проходили бороной. Колосья снимали также “серпом” и “косою”.

Сжатый или скошенный хлеб, складывали в копна, а потом свозили его в гумна и клали там в “скирды” и “стола”; перед молотьбой просушивали его в “овинах”, а молотили “цепами”. Обмолоченное зерно, или “жито”, держали в “клетях”, “сусеках” (закромах), но большей частью хоронили в ямах.

Мололи зерно в муку преимущественно ручными жерновами; о мельницах упоминается еще редко и только о водяных. Сено убирали так же, как теперь, т.е. косили траву на лугах (иначе “сеножатях”, или “пожнях”) и складывали в стога.

Главную статью хлебных произведений и народной пищи уже тогда составляла рожь, как самое подходящее для русской почвы растение. На юге производилась и пшеница; кроме того, упоминаются просо, овес, ячмень, горох, полба, чечевица, конопля, лен и хмель; только гречи в те времена не встречаем.

Что касается до разведения овощей, или огородничества, то и оно не было чуждо древней России. Имеем известие об огородах, разводимых около городов и монастырей, особенно где-нибудь на болоньи, т.е. в низменном месте подле реки.

Обратите внимание

Из огородных растений упоминаются репа, капуста, мак, тыква, бобы, чеснок и лук – все те же, которые доселе составляют обычную принадлежность русского хозяйства. Имеем указание на существование также в городах и монастырях садов, заключавших разные плодовые деревья, а главным образом яблоки. Орехи, ягоды и грибы, конечно, и тогда служили на потребу русского человека.

Для зажиточных людей торговля доставляла дорогие иноземные овощи и плоды, привозимые с юга, из пределов Византийской империи, особенно сухой виноград, или изюм.

Ржаной хлеб издревле пекли кислым. Во время неурожаев бедные люди подмешивали другие растения, особенно лебеду. Были хлебы и пшеничные. Из пшена приготовляли кашу, а из овса делали кисель, который ели иногда с медвяной сытой. Умели делать сладкие пироги с медом и молоком.

Из конопляного и льняного семени выбивали масло; из молока также били масло; умели делать и сыр. Мясная пища, по-видимому, была весьма распространена в Древней Руси благодаря, между прочим, обилию дичи и постоянным занятиям охотой.

Предки наши не только ели тетеревей, рябчиков, журавлей, оленей, лосей, туров, вепрей, зайцев, и пр., но не гнушались медвежатиной и белками, против чего восстало духовенство, относя их к “скверне”, т.е. к нечистым животным.

Духовенство восстало и против употребления в пищу животных, хотя бы чистых, но не зарезанных, а удавленных, считая последних “мертвечиной”; сюда относило оно тетеревей и других птиц, которых ловили силками.

Во время голода простолюдины, конечно, не обращали внимания на подобные запрещения и ели не только липовую кору, но и псину, кошек, ужей ит.п., не говоря уже о конине, которая в языческие времена вообще употреблялась русскими в пищу.

Главную же статью обычной мясной пищи доставляли, конечно, домашние птицы и животные: куры, утки, гуси, овцы, козы, свиньи и рогатый скот; последний в старину назывался “говядо”. Строгое соблюдение постов, которым отличалось русское православие впоследствии, в первые три века нашего христианства еще только входило в число благочестивых обычаев, и, несмотря на усилия духовенства, многие русские люди пока не отказывались от употребления мяса в постные дни.

Важно

Скотоводство было такое же распространенное на Руси занятие, как земледелие, но еще более стародавнее. Разумеется, оно не имело значительного развития в северной лесной полосе, а процветало более в южных землях, где было изобилие пастбищ и даже степных пространств.

Впрочем, насколько эти земли изобиловали рогатым скотом, мы не имеем прямых сведений. Встречаем более указаний на процветание коневодства, но и то собственно княжеского.

О размерах сего последнего можно судить по летописному известию о том, что у новгород-северских князей на одной только речке Рахне паслось несколько тысяч кобылиц (в 1146 г.).

Впрочем, князья должны были прилагать особую заботу о конских табунах уже потому, что они доставляли коней не только своей дружине, но и частью земской рати, собиравшейся в военное время. Кони знатных людей обыкновенно отличались особым тавром, или “пятном”.

Южная Русь пользовалась также соседством кочевых народов и приобретала от них большое количество коней и волов путем торговли; а в военное время стада и табуны степняков служили главной добычей русских дружин; но и кочевники в свою очередь при набегах угоняли русский скот. Особенно славились иноходцы и скакуны угорские, которых летопись называет “фарами”. Вообще “борзый” конь высоко ценился на Руси и составлял утеху русского молодца.

Читайте также:  Сравнение правлений михаила и алексея романовых

Наряду с земледелием и скотоводством важное место в народном хозяйстве занимало рыболовство, при великом обилии рыбных озер и рек. Оно издревле производилось теми же снастями и орудиями, как в наше время, т.е. неводом, бреднем, длинной сетью, или мрежею, и удочкой. Наиболее распространенный обычай рыбной ловли был посредством еза, т.е.

перегородки из кольев, набитых поперек реки, с отверстием в средине, тоже огороженным, куда заходит рыба. Наряду с дружинами звериных ловцов князья имели целые дружины ловцов рыбных; отправляясь на промысел, они обыкновенно назывались “ватагами”, а начальник их именовался “ватаманом”.

Между прочим, новгородцы предоставляли своим князьям право посылать рыболовные ватаги на Северное Поморье, именно на Терский берег; а сами посылали свои ватаги на другие берега Поморья, где, кроме рыбы, ловили также моржей и тюленей. В местах особенно рыболовных издревле образовался целый класс людей, занимавшихся преимущественно этим промыслом.

Совет

Вследствие запрещения мяса инокам монастыри особенно дорожили рыбными угодьями; а потому князья и богатые люди старались наделить их такими водами, где в изобилии водилась рыба. Иноки сами занимались ловлей и получали рыбный оброк с жителей, сидевших на монастырской земле. Наиболее ценной рыбой на Руси считался всегда осетр.

Нужда запасаться рыбой на зимнее время, особенно с постепенным водворением постов, научила приготовлять рыбу впрок, т.е. вялить ее и солить. Русские уже тогда умели приготовлять икру.

Соль получалась на Руси из разных мест. Во-первых, она добывалась в Галицкой земле на северо-восточном склоне Карпатских гор; особенно известны соляные ломки в окрестностях Удеча, Коломыи и Перемышля.

Из Галича соляные караваны направлялись в Киевскую землю или сухопутьем через Волынь, или в ладьях спускались Днестром в Черное море, а оттуда поднимались вверх по Днепру. Во-вторых, соль добывалась из Крымских и Азовских озер. Частью она также развозилась морем и Днепром, а частью – сухопутьем на телегах.

Уже тогда существовал, по-видимому, особый промысел соляных возчиков (чумаков), которые ездили из Южной Руси к этим озерам за солью. Пошлина с соли составляла одну из статей княжих доходов; иногда торговля ею отдавалась на откуп. В Северной Руси соль или получалась путем иноземной торговли, или добывалась посредством выварки.

Последняя производилась и на берегах Белого моря, и в разных других местах, где почва была пропитана соляными осадками; особенно в большом количестве добывалась она в Старой Русе. В Новгороде существовал целый ряд купцов, занимавшихся соляным промыслом и называвшихся “прасолы”.

В Суздальской земле известны своими варницами Солигалич, Ростов, Городец и пр. Выварка соли производилась очень просто: копали колодезь и делали в нем раствор; потом наливали этот раствор на большую железную сковороду (“црен”) или в котел (“салга”) и посредством кипячения вываривали соль.

Обычные напитки Древней Руси составляли квас, брага, пиво и мед, которые варились дома; а вина получали путем иноземной торговли из Византийской империи и Юго-Западной Европы. Пиво варилось из муки с солодом и хмелем. Но особенно распространенным напитком был мед, который служил главным предметом угощения во время пиров и попоек.

Обратите внимание

Он варился с хмелем и приправлялся некоторыми пряностями. Русь, как известно, любила выпить и с радости, и с горя, на свадьбе и на поминках. Знатные и богатые люди вместе с вином и пивом держали всегда большие запасы меда в своих погребах, которые назывались по преимуществу “медушами”.

Какие огромные запасы были у князей, мы видели при захвате двора северского князя в Путивле, в 1146 году, и это весьма понятно, так как князья должны были постоянно угощать крепким медом свою дружину. В те времена, когда еще не знали употребления сахара, мед служил на Руси приправой не одних напитков, но и сладких яств.

Такому великому запросу на него удовлетворял широко распространенный пчелиный промысел, или бортничество. Бортью называлось естественное или выдолбленное в старом дереве дупло, в котором водились дикие пчелы; а роща с такими деревьями называлась бортным угодьем, или “ухожаем”.

Бортный промысел встречается на всем пространстве Русской земли, при различных условиях почвы и климата. Князья в своих волостях наряду с звериными и рыбными ловцами имели и особых бортников, которые занимались бортными ухожаями и варкой меда. Иногда эти ухожаи отдавались вольным людям с условием платить князю известную часть меда.

Кроме того, в числе даней и оброков в княжую казну видную часть составлял мед. Обычной мерой для того служило “лукно”, или определенной величины короб из лубка (откуда наше “лукошко”).

Бортники в Северо-Восточной России назывались еще “древолазами”: требовалась некоторая ловкость и привычка лазить по деревьям, так как мед приходилось иногда доставать на значительной высоте.

Вообще бортный промысел был очень выгоден, потому что, кроме меда, он доставлял и воск, который не только шел на свечи для храмов и зажиточных людей, но и составлял весьма значительную статью отпуска в нашей торговле с иноземцами[1].

[1] Беляева “Несколько слов о земледелии в древней России” (Времен. Общ. И. и Др. XXII). Прекрасное сочинение Аристова “Промышленность Древней Руси”. СПб. 1866.

Кроме летописей, о земледелии, скотоводстве, рыболовном и бортном промыслах встречаются многие указания в Русской Правде, Житии Феодосия и Патерике Печерском, а также в договорных и жалованных грамотах.

Важно

Например, о рыболовных ватагах говорится в договорах Новгорода с великими князьями (Собр. Г. Гр. и Дог. I).

Источник: http://rushist.com/index.php/ilovajskij-1/1277-khozyajstvo-v-drevnej-rusi

Общество домонгольской Руси | Я русский

Главной ценностью в домонгольской Руси являлась свобода. «Русская правда» (не только гражданский, но и уголовный кодекс того времени) не знает тюрем, телесных наказаний, однако знает смертную казнь – явление тогда довольно редкое. Кроме того, «Русская правда» в качестве наказания знает изгнание и виру (штраф).

Изгнание – наказание, если влечет за собой утрату прав. В складывающейся городской Руси это не менее тяжкое наказание, чем в Античном мире.

Что касается виры, то вира за убийство свободного человека составляла 40 гривен – сумму очень большую, большую, чем стоимость хозяйства земледельца-смерда (в этом случае за него расплачивалась община). Вира за убийство женщины была вдвое меньше – 20 гривен, но и это очень много.

Однако интересно, что 40 гривен составляла вира как за убийство княжего дружинника, так и простого смерда, а 20 гривен – за убийство как боярыни, так и жены, скажем, кузнеца, т. е. социально вира была одинакова.

Вира же за убийство холопа любого пола составляла 5 гривен его владельцу (это была просто компенсация за утрату раба). Иными словами, в домонгольской Руси самая принципиальная грань проводилась между свободными и несвободными.

Другая принятая тогда норма: вира за нанесение «синей раны» (т. е. синяка) выше, чем за нанесение «раны кровавой». Для нас это непостижимо, а для общества подчеркнуто свободолюбивого понятно – синяк позорен, в отличие от кровавой раны.

Еще одна норма: если на вас напали с палкой, вы имеете право ответить мечом. Такая унизительная норма современного уголовного законодательства, как превышение меры необходимой самообороны, была бы для того мира просто непонятна. В отличие от нас, это были свободные люди, поэтому им и в голову не приходило, что возможны какие-то ограничения в случае самозащиты.

Совет

Мир домонгольской Руси был городским, став таковым очень рано. С вопросом о возникновении первых городов связан вопрос о начале русской государственности. Поэтому отдельные гипотезы, например, указание польского хрониста XV в. Мацея Стрыйковского об основании Киева в V в.

, многие представления изменили бы, но иных доказательств столь раннего основания Киева нет. Тем не менее, в VIII в. города уже существуют, и, следовательно, с VIII в. исчисляема русская государственность. А в XII в. их было почти 400, и от 1/5 до 1/4 населения Руси жило в городах. Не случайно скандинавы называли Русь страной городов – Гардарики.

После иноземных вторжений XIII в. мы нескоро вернемся к столь высокому проценту городского населения.

В XI – XII вв. не только русская культура, но и цивилизация были выше, чем в любом уголке Западной Европы. Мы достигли тогда, видимо, поголовной грамотности городского населения, а на Западе грамотность была почти привилегией духовенства (в XI в. там еще встречались неграмотные короли).

Русский город был не похож на западный. Он куда в большей степени связан с сельским хозяйством и не противопоставлен сеньору. Дело в том, что по мере роста богатства на транзитной торговле IX – XI вв.

город становится сильнее князя, и князь – не сеньор городу, а прежде всего глава городского управления.

Городской характер Руси, доминирование города над князем, славянские стереотипы весьма ослабленной государствообразующей традиции привели к тому, что домонгольская Русь состояла из многих государств (государством в ней было каждое княжество).

Другой миф, к сожалению, въевшийся в школьные учебники и программы, – представление о том, что некогда существовало единое государство Киевская Русь, а потом оно феодально раздробилось.

Но такого государства не существовало никогда! Базируется этот миф на одном тексте Начальной летописи, где сообщается следующее: Олег (родич или воевода, приближенный Рюрика) переселяется с наследником Рюрика Игорем из Новгорода на юг, хитростью захватывает Киев, убив Аскольда (кстати, первого князя-христианина, известного в истории Руси; его звали Николай), и вокняжается в Киеве. Все, вероятно, так и было – у нас нет оснований не доверять Летописи. Но в Летописи ни слова не сказано о том, что, получив власть в Киеве, Олег сохранил хотя бы тень власти в Новгороде. Мы вообще не знаем о Новгороде ничего с этого момента и до конца жизни Святослава, т. е. примерно в течение 100 лет. И Святослав, который рассовывал сыновей на различные княжеские столы, и Владимир, который вел себя, как его отец, и Ярослав, который следовал политике своего отца и деда, поступали так не из чадолюбия. Будучи разумными и весьма не бездарными политиками, они расширяли сферу своего влияния и не дробили, а объединяли русскую землю, и другого пути, кроме как пропихнуть на свободный княжеский престол брата или сына, у них для этого не было. Они не могли посадить на престол своего боярина (наместника), чтобы управлять его руками – его бы никто не принял, ибо в том мире все решал город. Уговорить город принять князя или даже оказать на город давление, чтобы тот принял нужного князя, было можно, а управлять городом дистанционно – нельзя (любого наместника город попросту бы выгнал).

Обратите внимание

В действительности, домонгольская Русь – это конфедерация земель. Вместе с тем это и вполне единая Русь. Она едина:

Во-первых: этнически. Видимо, в домонгольской Руси был не один этнос, а два (славяне и русы), но этот альянс или симбиоз двух народов проходил через все княжества.

Во-вторых: культурно. Разговорный язык и язык книжности были одинаковы для всего населения домонгольской Руси.

В-третьих: религиозно и церковно-канонически. Вся домонгольская Русь была одним митрополичьим округом, т. е. митрополит был один – в Киеве, и даже патриарх был общий для всего населения – правда, в Константинополе.

Следует отметить, что одномоментного крещения Руси при Св. Владимире в 988–989 гг. не было. Начало процесса христианизации Руси относится к I–XI вв. н. э. (Северное Причерноморье), а с конца Х в.

уже вся Русь становится страной христианской культуры.

В-четвертых: экономически. Единая монетная система действовала на всей территории Древней Руси. Кроме того, ее пронизывали транзитные торговые пути (Днепровский транзит – путь из варяг в греки – общеизвестен, но в 1970‑х гг. было окончательно доказано, что Волжский транзит древнее и мощнее; были и менее значительные транзиты, например, Западно-Двинский).

В-пятых: юридически. Русь представляла собой единое правовое пространство, в котором действовали «Правда русская» и «Мерило праведное».

В-шестых: династически. Русь была объединена единой для всех династией Рюриковичей. Как бы ни враждовали князья, какие бы усобицы ни устраивали, официальная форма дипломатического обращения князя к князю «брат» сохранялась.

Важно

Однако домонгольская Русь никогда не была объединена политически и не имела общей столицы, ибо политическая мысль того времени не допускала статуса князя над князем. Великий князь Киевский был лишь первым и наиболее уважаемым среди князей.

Читайте также:  Советское и немецкое оружие второй мировой войны

Но после него были второй, третий, четвертый князь и далее в порядке патриархальной лестницы. Двух равноправных и равноуважаемых князей среди них не было, но «все князья обладали принципиально равным правом княжить» (определение В. О.

Ключевского).

XIII век принес нам разорение. Упадок ремесла и упадок торговли, подгоняя друг друга, образуют порочный круг. Русь городская уходит в небытие, на ее место приходит Русь достаточно аграрная.

Какое разорение было более тяжким – от ордынских нашествий или от нашествий со стороны Запада? Иными словами, прав ли был Александр Невский, выбрав ордынскую ориентацию, хотя вообще-то мог выбрать и западную? Обратимся к статистике.

Сейчас науке известны более 350 каменных зданий домонгольской Руси (в основном, храмов, хотя есть и дворцы, а также постройки непонятного назначения). Примерно 2/3 этих зданий расположены в коренных русских землях по Днепру, Десне, Западной Двине, т. е.

на территории нынешних Украины и Белоруссии, и 1/3 – в великорусских землях, включая новгородский северо-запад, что не удивительно. Большая часть зданий лежит в земле (сохранились лишь фундаменты и нижние части стен), в архитектурном объеме сохранились только 30 каменных храмов (менее 1/10 от 350).

Однако сохранившиеся храмы расположены с точностью до наоборот: 2/3 – в великорусских землях и только 1/3 – в западнорусских. А еще известны науке 30 икон домонгольского письма, все до единой великорусского происхождения.

Ни одной древней иконы не дошло до нас из западнорусских земель, как не дошло и ни одной древней книги с миниатюрами.

Совет

Разумеется, в войнах и стихийных бедствиях гибнут книги, памятники архитектуры и живописи. В великорусских землях, где признавали власть Орды, русская культура, конечно, тоже страдала (были и пожары, и войны, и в т. ч.

ордынские разорения городов), но что-то, тем не менее, сохранялось. Однако в западнорусских землях, где памятников культуры было больше, русская культура страдала не только от войн и стихийных бедствий. Ее уничтожали целенаправленно, поэтому там памятников сохранилось куда меньше.

Вот цена пребывания восточных христиан в составе западного мира!

На XIII в. приходится начало этногенеза русских. Их основными этническими предками, как уже говорилось, были славяне, а также балты и угро-финны. До прихода славян область расселения балтов простиралась преимущественно к западу от Москвы, а угро-финнов – к востоку (уже г. Можайск имеет имя балтского корня).

В отличие от славян, русские начинают свой этногенез в предельно жестких условиях – в условиях иноземных нашествий со всех сторон и потому, видимо, с самого начала приобретают мощный инстинкт государственного созидания. В результате, уже к концу XV в.

(всего лишь за два века!) заканчивается созидание России как державы.

Автор текста: Владимир Махнач

Материал создан: 06.01.2017

Источник: http://iamruss.ru/obshhestvo-domongolskoj-rusi/

Лекция: Домонгольская Русь

Домонгольская Русь ( княжества) 1 лекция.

Киевское княжество:

  К началу XII века Киевское княжество владело землями на правом берегу Днепра. К XIII веку киевские владения западнее Горыни и  Случи отошли к Волынской земле. Освободились из-под власти Киева Туров и Пинск.

  Культурное значение Киева не падало. Он оставался одним из культурных и духовных центров : здесь находилась митрополичья кафедра, составлялись общерусские летописные своды, сочинялись книги, писались иконы.

Киев являлся символом единства народа, колыбелью русской государственности, торгово – ремесленным центром общерусского значения.

  Сельское население жило в крупных селах ( 50-60 домов), вокруг были боярские вотчины.

Вотчинники окружали себя сотнями дружинников.

  Частые междоусобицы и набеги печенегов и половцев разоряли киевскую землю, и население бежало из киевского княжества.

  Судьба Киева в XII веке решалась в споре трех сил: младших сыновей Владимира Мономаха и их детей, Черниговских князей Ольговичей, т.к. Владимир Мономах оставил Киев детям от своей первой жены англосаксонской принцессы Гиты Уэссекской и их сыновьям, это породило раздоры. Также претендовали на престол потомки Ярослава Мудрого                           ( черниговские князья).

  Киевские бояре желали ослабить междоусобную борьбу и возродить традицию сбора вече. Вече приглашало сразу двух князей противоборствующих сторон. «Старший» садился в Киеве, « младший», его наследник и соправитель в Вышгороде. Вместе они возглавляли военные походы.

  Но соперничество не прекращалось.

  Галицко-Волынское княжество:

1199 год объединение.

Обратите внимание

 Юго-западная окраина Руси. Первоначально это отдельные области находились далеко от главного торгового пути « из варяг в греки» Киевской Руси, но были связаны с Черным и Балтийским морем, также сухопутные торговые пути в Польшу и Венгрию.

  Здесь плодородные земли, поэтому сложились обширные боярские вотчины, которые были причиной борьбы  между князьями и боярством.

  Пограничное положение Галицко-Волынского княжества сделало его объектом постоянных территориальных притязаний соседних государств. Галицкое княжество достигло наибольшего расцвета при внуке Володаря Ярослава Осмомысла (1153-1187). Границы княжества раздвинулись за Карпаты, однажды даже овладели Киевом.

  Но начинается череда конфликтов между княжеской властью и боярством. Престол получил, при поддержке бояр, сын Осмомысла, Владимир и удержался на нем благодаря покровительству Владимирского князя Всеволода Большое Гнездо, которому сам изъявил полную покорность.

  После смерти Владимира объединились 2 княжества Владимирское и Галицкое во главе с князем Романом, который был очень воинственным          ( захватив Киев, посадил туда править родственника). По преданию, Римский папа предлагал ему королевскую корону, но он отверг ее

  1205 год- Роман погиб в походе на Польшу. После его смерти Галицко –Волынскую землю охватили усобицы и только в 1238 году сын его Даниил Романович утвердил свою власть.

Новгородская земля:

  Новгород занимает особое место в российской истории. Здесь дольше всех сохранялись вечевые порядки. Новгород считался «оплотом вольности». Его история в гораздо большей степени связана с международной торговлей, чем с феодальным землевладением, но вместе с тем богатство не опиралось на землевладение и промысловую охоту. Поэтому реальная власть в Новгороде принадлежала боярству.

  Новгородские бояре, в отличие от бояр Владимиро-Суздальской Руси, были по происхождению не княжескими дружинниками, а потомками местной родоплеменной знати. Они представляли собой замкнутую аристократическую касту, определенный круг семейств. Новгородским боярином нельзя стать, им можно только родиться.

Важно

  Боярам принадлежали обширные территории. Первоначально они собирали с населения дань в пользу городской казны, а затем завладели ими превратив в свои вотчины, т.е. землевладение не было основано на царском пожаловании.

  Из вотчин бояре получали не только сельскохозяйственную продукцию, но также соль  и то, что добывалось на лесных и морских промыслах: пушнину, мед, воск, кожу, моржовую кость. Это была часть новгородского экспорта в Западную Европу.

  Новгород ведет посредническую торговлю. Купцы-иноземцы не могли торговать в Новгороде друг с другом, а были обязаны продавать свои товары только новгородцам. В Новгороде существовали иноземные торговые дворы.

  Новгород импортировал ткани, металлические изделия, предметы роскоши, дерево, строительный камень.

 Политическое устройство Новгорода:

  Власть в Новгороде принадлежала вече. Оно собиралось из 300-500 человек. Это соответствовало числу боярских семей. Вероятно на вече присутствовали и бояре и , возможно, некоторые богатейшие купцы.

  Вече избирало посадника, управляющего городским хозяйством и тысяцкого, ведавшего сбором налогов. Город был разделен на 10 податных «сотен», которыми управляли сотские, подчинявшиеся тысяцкому.

Тысяцким изначально был представитель купечества, но в XIII-XIV в.в. эта должность перешла в руки бояр. На вече выбирался и новгородский архиепископ, которого затем утверждали в Киеве, а затем в Москве.

Архиепископ имел собственный полк и был представителем на переговорах.

  Рядовое население Новгорода принимало участие лишь в кончанских и уличанских вече, избиравших старост концов и улиц.

  Князь играл в системе новгородского управления во многом формальную роль.

Совет

 1015 год Ярослав Мудрый, княживший тогда в Новгороде, в обмен на поддержку его жителей в борьбе за Киев, согласился на неподсудность новгородских бояр княжескому суду.

  В 1136 году новгородцы восстали и изгнали князя Всеволода ( внука Мономаха). После этого Новгород сам стал приглашать князя, с которым вече заключало « ряд » – договор. Князь, нарушивший договор, мог быть изгнан. Князь не имел права вмешиваться в дела городского управления, покупать земли.

Как правило, новгородцы приглашали князей из наиболее сильного княжества. Он был символом единства Новгорода со всей остальной Русью. На его имя поступала дань, он выполнял функции третейского судьи, он мог руководить и войском, но эта функция была второстепенна.

Нередко в Новгороде княжили малолетние.

  Итак, Новгородом управляли выборные, представлявшие верхушку населения. Отсюда – Новгород считался аристократической республикой.  

   Владимро-Суздальское княжество :        

Владимиро-Суздальская земля сыграла особую роль в истории нашей страны, составив основу будущей российской государственности. Еще в домонгольский период произошли значительные социально-политические изменения, унаследованные потом Московским государством.

  Население северо-востока составляли кривичи и вятичи. Территория княжества  находилась вдали от важнейшего пути « из варяг в греки».

На большей северо-востока преобладали подзолистые почвы, на владимирском ополье-черноземовидные. Большая часть территории была покрыта лесом, что позволило долго сохранять подсечное земледелие.

Частное землевладение зародилось на рубеже XI-XII в.в. Это было княжеское пожалование.

Обратите внимание

  В XI веке на северо-восток в массовом порядке перебрались жители южной Руси в поисках свободной земли, защиты от княжеских усобиц и набегов кочевников. Переселялись и новгородцы в поисках новых плодородных земель.

   Первым самостоятельным князем Ростово-Суздальской земли стал сын Мономаха- Юрий Долгорукий. При нем столицей стал Суздаль. Юрий упорно боролся за княжеский престол в Киеве со своим племянником Изяславом и черниговскими князьями.

Именно за стремление распространить свою власть на далекий Киев он получил прозвище Долгорукий. С Юрием связано первое летописное упоминание о Москве         (1147). Однако ученые не признают Юрия основателем Москвы, полагая, что поселение на ее месте существовало еще в X веке.

В 1155 году Юрий стал киевским князем и оставался им до своей смерти в 1157 году.

  Наследником Юрия на северо-востоке стал его сын Андрей Боголюбский. Он вернулся в Суздаль еще при жизни отца, взяв с собой икону Богоматери                   ( икону написал евангелист Лука). Позднее эта икона стала важнейшей святыней Московской Руси.

Андрей перенес столицу из Суздаля во Владимир, резиденцией сделал укрепленный замок в Боголюбове и получил прозвище Боголюбский. Он опирается на младшую дружину, она получает от князя земельные владения и постепенно дружинники фактически становятся княжескими слугами.

Так было положено начало княжеского единовластия и деспотизма.

  При Андрее Владимиро-Суздальское княжество стало сильнейшим на Руси. Он распоряжался не только на северо-востоке, но и в киевской земле.

 1169 год – он взял Киев штурмом, посадил на престол своего младшего брата Глеба. После смерти Глеба на престол в Киеве сели смоленские князья. Правда позднее он пытается их изгнать, но неудачно. Андрей собирался учредить во Владимире отдельную митрополию, но константинопольский патриарх не согласился.

  1174 год – Андрей был убит приближенными, недовольными деспотичным князем. После этого начались усобицы, борьба за власть.

Важно

  1176 год к власти приходят Михаил и Всеволод, сыновья Юрия Долгорукого. Михаил умирает, а Всеволод правит до 1212 года ( Всеволод Большое Гнездо). После его смерти также начинаются междоусобные войны. Но к моменту монгольского вторжения Владимирская Русь в основном преодолела  усобицы и была единым княжеством, самым мощным на Руси.                       

Источник: https://nsportal.ru/vuz/istoricheskie-nauki/library/2013/06/10/lektsiya-domongolskaya-rus

Ссылка на основную публикацию