Русская православная церковь. преподобный серафим саровский и митрополит московский филарет

Русская православная церковь. Преподобный Серафим Саровский и митрополит Московский Филарет — История России с древнейших времен до наших дней

Русская православная церковь возникла в 988 г., после принятия христианства на Руси. Получив первоначально свою структуру от патриарха Константинопольского, она в последующие века развивалась, расширялась и в XV в. стала самостоятельной (автокефальной). С 988 до 1589 г.

она имела устройство митрополичье (главой являлся митрополит), а затем патриаршее, когда ее возглавлял патриарх. С 1721 г. начался синодальный период. Во главе церкви стоял Святейший Правительствующий Синод, включавший виднейших церковных иерархов, решавших важнейшие вопросы церковного устройства.

Во главе же административного управления Синода находился ставленник верховной земной власти – обер-прокурор Святейшего Синода.

Обратите внимание

Положение церкви и ее роль регулировались законом, в котором говорилось, что православная вера есть «первенствующая и господствующая в России». Император провозглашался «верховным защитником и хранителем догматов господствующей церкви и блюстителем правоверия и всякого в церкви благочиния».

К середине XIX в. численность духовенства достигла примерно 60 тыс. человек, которое делилось на черное (7 тыс.) и белое (все остальные).

Черное духовенство включало монахов и монахинь, из круга которых назначались архиереи (высшие должностные лица церковного управления – епископы, архиепископы, митрополиты).

Белое духовенство включало приходских священников и низших служителей прихода (дьяконов, псаломщиков).

Церковное управление делилось на епархии, размеры которых примерно соответствовали территориям губерний. Во главе епархии стоял архиерей. Имелась система духовно-учебных заведений, состоявшая из училищ, семинарий и четырех академий: Киевской, Петербургской, Московской и Казанской.

В среде православного духовенства всегда имелось немало подвижников и ревностных хранителей веры православной. Не стал в этом смысле исключением и XIX в.

Большую известность получил монах Саровской пустыни (монастыря, расположенного в Тамбовской губернии) Серафим (1759–1833). Он родился в городе Курске в семье купца Сидора Мошкина. При крещении его назвали Прохором. В 1778 г.

он поступил послушником (так называли тех, кто готовился стать монахом) в Саровскую пустынь. Через 8 лет был пострижен в монахи и получил имя Серафим.

Важно

Добровольно удалившись в одинокое затворничество, он все время проводил в постах, трудах и молитвах.

Его безупречная, «богоугодная» жизнь и преданность вере Христовой вызывали восхищение. Ежегодно многие тысячи людей стекались в это удаленное место, надеясь увидеть этого старца, услышать его слово-наставление.

Он доносил до людей Слово Спасителя, утешил множество душ, а иных излечил от тяжелых недугов. Его называли «преподобным». Так обычно именовали монахов, своей деятельностью заслуживших высочайший моральный авторитет. В 1903 г.

Синодом Русской православной церкви Серафим Саровский был канонизирован (причислен к лику святых).

Широкую известность в первой половине XIX в. получило имя митрополита Московского (с 1821 г.) Филарета (в миру Василий Михайлович Дроздов, 1783–1867). Это был выдающийся ученый-богослов, общественный деятель, талантливый проповедник.

Родился он в городе Коломна Московской губернии в семье священника. В восьмилетнем возрасте был отдан учиться в Коломенскую духовную семинарию, где сразу выделился среди учеников своими блестящими способностями.

Продолжил обучение в семинарии Троице-Сергиева монастыря, где его разносторонние знания и усердие удивляли всех преподавателей. После окончания курса был оставлен в семинарии преподавателем греческого и древнееврейского языков. В 1808 г.

Василий Дроздов принимает монашество под именем Филарета, и церковное начальство назначает его инспектором Петербургской Духовной академии.

Совет

С этого времени начинается широкая проповедническая деятельность Филарета, и ни одно сколько-нибудь важное государственное событие не проходит без его пасторского слова. В 1812 г.

Филарет, имея сан архимандрита, назначается ректором (управителем) Петербургской Духовной академии и получает звание профессора богословских наук. Когда началась Отечественная война 1812 г., Филарет множество раз выступает со своими речами-проповедями, где призывал русский народ дать отпор ненавистному врагу.

Победу России в войне он объяснял «единством духа» и «единством воли» народа, его верой православной, преданностью делам предков и своему государю.

В 1821 г. Филарет переводится в Москву в сане митрополита и здесь остается до самой смерти. В декабре 1825 г., во время волнений на Сенатской площади, Филарет всецело на стороне власти и не раз выступал перед прихожанами с напутствием, призыва подчиняться «священным установлениям власти».

С именем митрополита Филарета связано большое событие в духовной жизни страны: перевод текстов Священного Писания на русский язык.

Ранее различные части Библии существовали или на греческом, или на старославянском языках, и знакомство с ними доступно было далеко не всем. Эта работа, которой Филарет отдал несколько десятилетий жизни, была завершена уже после его смерти.

К этому важному делу были привлечены и другие ученые-богословы, но и митрополит лично занимался переводами. Именно ему принадлежит перевод Евангелия от Иоанна.

В 1827 г. был издан Катехизис Филарета, ставший настольной книгой как для учеников духовных и светских учебных заведений, так и для всех верующих. Катехизис содержал краткие описания основ православного вероучения. Книга была составлена в форме вопросов и ответов, что помогало читателю легко ориентироваться в сложном мире христианских догматов, норм и понятий.

Обратите внимание

В ряду заслуг митрополита Филарета находится и еще одно дело огромного исторического значения. По поручению императора Александра II он составил текст Манифеста 19 февраля 1861 г. об освобождении крестьян от крепостной зависимости.



Источник: https://trojden.com/students/russian-history/russian-history-old-times-our-days-morozova-2016/219

Митрополит Филарет и преподобный Серафим Саровский

К 150-летию издания «Жития преподобного Серафима»

Среди иерархов прошлого видное место занимает митрополит Московский Филарет (Дроздов; † 1867). Нет, кажется, такой области церковной жизни, где бы он не проявил себя: только его «Собрание мнений и отзывов» составляет 12 томов.

Более сорока лет святитель занимал Московскую кафедру, долгое время был постоянным чле­ном Святейшего Синода. Богослов, церковный историк, проповедник, поэт (вспомним его ответ А. С.

Пушкину словами: «Не напрасно, не случайно, жизнь от Бога мне дана…»), митрополит Филарет, безусловно, яркое явление в отечественной истории XIX века.

Но Московский митрополит был прежде всего мона­хом. Именно поэтому такое большое внимание уделял он духовному опыту русских подвижников, тщательно собирая и издавая их наставления, поучения, жизне­описания. Одним из первых в этом ряду стоит великий старец преподобный Серафим Саровский.

Митрополит Филарет и старец Серафим не были лично знакомы. Однако сохранились свидетельства, как высоко почитал старца Московский Владыка. Так, он писал: «Прекрасен совет отца Серафима не бранить за порок, а только показывать его срам и последствия. Молитвы старца да помогут нам научиться исполнению».

Главным звеном в духовной связи великих старцев — митрополита Филарета и преподобного Серафима — был наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Антоний (Медведев; † 1877).

С 1820 года послушник Андрей, впоследствии инок, а затем строитель (настоятель) Высогорской пустыни близ Арзамаса Антоний, часто посе­щал преподобного Серафима и пользовался его душе­полезными советами. Как-то, будучи искушаем помыс­лами о скорой кончине, он подошел к блаженному старцу и исповедал свои скорбные мысли.

«Неверны они,— отвечал ему преподобный Серафим,— Промысл Божий вверяет тебе обширную Лавру. Милостиво прини­май там из Сарова братию или кого я пришлю. Не оставь сирот моих, когда дойдет время. А теперь — гряди во имя Господне».

Все это было непонятно молодому иноку, но вскоре разъяснилось.

Важно

Спустя два месяца он получил письмо от митрополита Филарета, где говорилось: «Преподобный отец строитель! Мысль, которую я вчера имел, но не успел сказать, сегодня, предварив меня, сказал мне дру­гой; сие внезапное согласие сделалось свидетельством того, что она пришла недаром… При помощи Божией, благоугодно Богу и Преподобному Сергию можете Вы послужить в его Лавре, где упразднилось место намест­ника… приглашаю Вас в служение сие». Здесь важно об­ратить внимание на начало письма: прежде нежели митрополит Филарет решился предложить вакантное ме­сто малоизвестному настоятелю далекого Нижегород­ского монастыря (Владыка встречался с отцом Анто­нием до сего случая лишь однажды — в 1824 году), к не­му пришел некий странник, который прямо указал на отца Антония как на наместника Лавры. Духовная связь митрополита Филарета и старца Серафима из этого кон­текста вырисовывается явно.

Лаврский наместник неоднократно беседовал с Московским митрополитом о церковной жизни. До сих пор сохранилось более полутора тысяч писем Владыки архимандриту Антонию. Большая же часть писем отца на­местника, к сожалению, утрачена в прошлом веке.

В пере­писке отец Антоний делился своими воспоминаниями о встречах с известными старцами-подвижниками, не мог он обойти вниманием своего наставника — преподобно­го Серафима. Архимандрит Антоний благоговейно хранил прижизненный портрет отца Серафима.

Последний же, как известно, за неделю до кончины вручил одному из саровских иноков образ Преподобного Сергия со словами: «Сей образ, присланный мне честным архи­мандритом Антонием, наместником святой Лавры от мощей Преподобного Сергия, наденьте на меня, когда умру, и с ним положите меня в могилу». Эти и другие свидетельства не могли не запомниться митрополиту Филарету.

Верный наставлению преподобного Серафима, отец Антоний с радостью принимал в свою Лавру саровских пострижеников. Казначей Саровской пустыни отец Сер­гий перешел в Лавру вскоре после отца наместника и нес там те же послушания.

Имея склонность к лите­ратурным занятиям, он еще в Сарове начал вести записи о жизни и подвигах саровских старцев, особенно Марка и Серафима. В стенах Лавры ему много помогали про­фессора Московской Духовной Академии Ф. А. Голубинский и П. С.

Казанский, а также архимандрит Сергий (Ляпидевский, впоследствии митрополит Московский; † 1898).

В 1837 году, спустя всего четыре года по кончине преподобного Серафима, архимандрит Сергий закончил «Сказания о жизни и подвигах блаженной памяти от­ца нашего Серафима, Саровской пустыни иеромона­ха и чудотворца». Автор предпослал «Сказаниям» жи­тие другого Саровского подвижника — старца Марка.

Совет

Рукопись была представлена отцу наместнику, который и доложил о ней митрополиту Филарету. Последний, отправляясь в Санкт-Петербург для присутствия в Свя­тейшем Синоде, взял ее с собой, чтобы ходатайствовать о разрешении к выпуску.

Вначале дело шло успешно, но затем неожиданно приостановилось: первенствующий член Синода митрополит Санкт-Петербургский Серафим (Глаголевский; †1843), с большим недоверием относив­шийся к сверхъестественным и чрезвычайным собы­тиям, которыми изобиловали «Сказания», не дал согла­сия на издание книги.

Митрополит Филарет твердо защищал изложенное в житиях старцев. Непоколебимая позиция Московского Владыки позволила напечатать жи­тие схимонаха Марка. Митрополит Филарет так писал об этом отцу наместнику (6 января 1838 года): «Дело о житиях отца Марка и отца Серафима не так хорошо продолжилось.

Наш первоприсутствующий употребляет иногда в большом избытке осторожность от ложных чудес. Я не промолчал и, по замечанию других, не повредил истине… житие отца Марка дозволено напеча­тать с исключением некоторых мест, а житие отца Се­рафима лежит до лучшего времени… Помолитесь, чтобы Бог устроил полезное.

Теперь рассматривается житие Георгия, затворника Задонского, надобно посмотреть, чем сие кончится. В сем житии дается важное свиде­тельство об отце Серафиме, которого отец Георгий не видывал, но от которого внезапно чрез присланного получил увещание не оставлять своего места, тогда как Георгий действительно боролся с мыслью оставить За­донский монастырь».

Митрополита Серафима особенно насторожили описа­ния чудесных видений преподобного Серафима. Во многом это было обусловлено характером архиерея, скеп­тически относившегося к мистическим явлениям.

Он положил много сил в борьбе с мистицизмом, набиравшим силу в начале XIX века: так, по его усилиям был отправлен в отставку министр народного просвещения и духовных дел князь А. Н. Голицын (1773— 1844), один из ведущих адептов этого течения.

Поэтому в описании чудесных событий в жизни преподобного митрополит Серафим увидел в первую очередь соблазн для окружающих.

Обратите внимание

Известия о противодействии Санкт-Петербургского митрополита очень огорчили отца Антония. Он снова про­смотрел житие и послал Владыке с просьбой провести книгу только через лаврскую духовную цензуру, а до Святейшего Синода дело не доводить.

Митрополит Фи­ларет выразил сомнение в подобном предприятии. 22 июля 1838 года он отвечал отцу Антонию: «Если думать о напечатании, то затруднение представят некоторые сказания о видениях.

Цензура едва ли согласится пропустить в свет чудесное в жизнеописании без высшего свидетельства церковного. Но исключить их из жития было бы похоже на святотатство».

Но далее мит­рополит Филарет указывает неожиданный обходной путь: «Пусть способные и охотные в обители писали бы житие для себя и для желающих, и было бы благословение пишущим и польза читающим». Митрополит Филарет просил сделать для него список с оригинала.

Отец Антоний провел житие через лаврскую духовную цензуру. Однако по одобрении цензоры объявили, что необходимо показать рукопись в Святейшем Сино­де.

Благословляя представление в Синод, митрополит Филарет писал отцу наместнику 11 августа 1838 года: «Пусть сделает опыт… представить Святейшему Сино­ду житие отца Серафима… Духовные наставления [преподобного Серафима] лучше цензуровать отдельно, чтобы в случае затруднений для жития не затруднить и им дорогу».

20 ноября 1838 года Владыка Филарет писал из Санкт-Петербурга: «Ведати подобает Вам, отец наместник, что есть надежда иметь напечатанными жития отца Серафима и отца Марка». Но и на сей раз надежды не оправдались.

Более года дело пролежало без движения, поскольку Святейший Синод счел нужным про­извести исследование о старце Серафиме на месте его подвигов. Епископ Тамбовский Арсений (Москвин, впоследствии митрополит Киевский; † 1876) прислал бла­гоприятный ответ.

Важно

30 апреля 1840 года дал «благоприят­ный делу» отзыв и митрополит Киевский Филарет (Амфитеатров; †1857). Московский митрополит Филарет с радостью писал отцу наместнику 15 ноября 1840 года: «Спешу сказать Вам, что на сих днях полу­чено от Преосвященного Тамбовского доброе донесение касательно жития отца Серафима».

Читайте также:  Принятие закона об отмене крепостного права

Интересно привести несколько слов из этого «доброго донесения». «Я нахожу, — писал Владыка Арсений, — помянутую рукопись во всех ее подробностях совершенно согласной с исти­ной… Что касается дара прозорливости, то свидетелей на это может быть очень много, в число коих я могу включить и самого себя.

Ибо когда я был в Саровской пустыни, я видел его [преподобного Серафима] самого, долго беседовал с ним и получил от него на память не­которые вещи, в которых, а еще более в словах и действиях, я получил указание на будущее. Это был послед­ний год его жизни, и мне уже не суждено было ви­деть его».

Источник: http://serafim-ussuriisk.ru/?page_id=1876

Митрополит Московский Филарет и преподобный Серафим Саровский. Часть 1

Автор: И.Ю. Смирнова

Святитель Филарет, митрополит Московский, был младшим современником преподобного Серафима Саровского, при этом они никогда не встречались, мы не располагаем сведениями, приходилось ли им слышать друг о друге до судьбоносной встречи московского архипастыря с преподобным Антонием (Медведевым).

Можно лишь предполагать, что саровский старец, с детства почитавший преподобного Сергия (вспомним, что родители святого устроили в Курске церковь во имя Сергия Радонежского – ту самую, со строящейся колокольни которого упал маленький Прохор, оставшись невредимым), был наслышан о Троицкой обители и ее знаменитом настоятеле.

Нельзя исключать и того, что вести о старце-затворнике доходили и до Филарета, важной составляющей внутренней, монашеской жизни которого было общение с людьми высокой духовной жизни. Еще в Петербурге в 1820 г.

он свидетельствовал, что «путь к созерцанию Фаворской славы не поглощен бездною, не прегражден стеною, не зарос тернием, не забыт, не потерян, но еще и ныне указуется знающими желающим». Уже в то время святитель был наслышан об отшельниках-исихастах преподобных Василиске Сибирском и Зосиме (Верховском), а в начале 1821 г.

лично познакомился со старцем Зосимой. Это знакомство стало для Филарета непосредственным соприкосновением с продолжателями живой традиции умного делания.

«Повествования о действиях сердечной молитвы старца пустынножителя Василиска», изложенные преподобным Зосимой, стали известны святителю Филарету в числе первых и не могли не произвести глубокого впечатления. В 1821 г.

архиепископ Филарет был назначен на Московскую кафедру, и новая паства обрела в его лице святителя-подвижника, который «при всем своем высоком положении в мире был в то же время и великим иноком, глубоко постигшим науку наук – духовно-нравственное усовершенствование». Филарет знал и ценил практику старческого окормления, был знаком со многими современными старцами, такими как Филарет (Пуляшкин), пустынножитель Свенской пустыни Арсений, настоятель Глинской пустыни Филарет (Данилевский).

Благодаря старцу Зосиме, произошло знакомство святителя Филарета с отцом Антонием (Медведевым), одним из выдающихся представителей русского монашества XIX в. По совету отца Зосимы посетить Московского святителя Антоний, отправившийся весной 1824 г.

Совет

в паломничество к киевским святыням, встретился в Москве с архиепископом Филаретом и долго с ним беседовал. Рекомендация старца Зосимы могла определить и характер первой беседы архиепископа Филарета и иеромонаха Антония (до выхода из затвора отца Серафима оставался еще год, но не исключено, что речь могла идти и о нем).

Впоследствии святитель говорил, что эта встреча произвела на его душу сильное впечатление. Когда скончался наместник Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрит Афанасий (Федоров; † 23 февраля 1831 г.) и встал вопрос о преемнике, Филарет остановил свой выбор на настоятеле Высокогорской пустыни Антонии.

«Не хотелось мне брать человека из чужой епархии, тогда как много их в своей, – вспоминал он позже. – Но в это время явился странник, который и назвал мне наместником лавры отца Антония. В этом указании, совершенно совпадавшем с моею мыслию, я увидел указание Провидения».

Не могло не сыграть определенной роли и то, что Антоний при содействии князя Георгия Александровича Грузинского, правнука царя Вахтанга VI, получил достойное воспитание и образование, в том числе медицинское.

Но важнее другое: к тому времени отец Антоний прошел достаточный срок настоятельского служения, имел длительный опыт общения с людьми высокой духовной жизни, был прекрасно знаком со святоотеческой литературой, неоднократно пользовался советами преподобного Серафима Саровского, в 1825 г. вышедшего из затвора.

Известно, что за два месяца до получения официального приглашения от митрополита Филарета, в январе 1831 г., преподобный предсказал ему новое служение. «Промысл Божий вверяет тебе обширную лавру», – пророчески сказал старец и, к удивлению отца Антония, просил его милостиво принимать братию 
из Сарова.

«Матерью будь, – говорил он, – а не отцом братии, и вообще ко всем будь милостивым и по себе смиренным. Смирение и осторожность есть красота добродетели». А потом добавил: «Не оставь сирот моих, когда дойдет до тебя время».

Из Троицко-Сергиевой лавры старцу Серафиму была прислана финифтяная икона преподобного Сергия, с которой его 
и похоронили, согласно завещанию.

Через архимандрита Антония, «мужа духовной деятельности, опытного в иноческом подвижничестве, умудренного и первоначальным руководством блаженного Серафима Саровского, и собственною практикою в жизни созерцательной», свт. Филарет познакомился 
с жизнью, наставлениями и чудесами преподобного.

Наряду с отцом Антонием он становится исполнителем заветов преподобного Серафима – принимает в Троицкую обитель саровских монахов, оказывает помощь Дивеевской общине, содействует наместнику в руководстве лаврской братией.

Обратите внимание

В письмах к отцу Антонию святитель неоднократно обращается к примеру и поучениям преподобного. «Суждениям старца Паисия и старца Серафима покоряюсь, – пишет он 7 января 1834 г. – Но вот слово, которое также не мимо идет: горе, имже соблазн приходит; уне и пр.

Из сего не должно ли заключить, что немощь брата надобно покрывать и тихо исправлять, доколе нет соблазна многим; а когда соблазн является, то надобно или предать дело правосудию, или присоветовать брату удалиться инуды, чтоб 
и он меньше смущался, и меньше смущал других?..

Прекрасен совет отца Серафима – не бранить за порок, а только показывать его срам 
и последствия. Молитвы старца да помогут нам научиться исполнению».

Перед тем то же наставление было записано святителем в особой «памятной книжке». 
В дальнейшем он вновь и вновь обращался 
к нему в своих письмах. Так, в письме к ректору МДА архимандриту Алексию (Ржаницыну) от 25 июля 1845 г.

митрополит Филарет, предполагая «лучше исключить, нежели удерживать» нерадивого студента, писал: «Снисхождение к преткнувшемуся и падшему надобно иметь, но снисхождение к небрежному и закосневающему в падении имеет в обществе неблагоприятное действие, охлаждая ревность и распространяя небрежение.

Надобно беречь каждого: но еще больше беречь дух всего общества. Господь да наставляет соединять милость и истину». Обращался митрополит Филарет к примеру преподобного Серафима и для дружеского наставления самого отца наместника: «Вы, мне помнится, сказывали, что покойного о.

Серафима пересужали за свободное допущение 
к себе женского пола. Он мог пренебречь сие: то была его мера, и он не был обязан общественною должностию представлять в себе образец обыкновенного порядка. Нам не позволит сего и наша должность, и наша далеко низшая мера.

Так, мне кажется, должно судить о многих подобных случаях». Строки писем к архимандриту Антонию свидетельствуют о том благоговении, с каким относился митрополит Филарет к монахам-подвижникам: «Бог да благословит раба Своего Мартина и наше с ним общение.

Важно

Посылаю ему четки, с которыми вчера и сего дня был 
в священнослужении и раба Божия Мартина 
в проскомидии, по благодати Божией, не забыл воспомянуть. Да воспомянет и он меня в своем безмолвии, молитвою преподобного Сергия ограждаемом, да положит Господь хранение устам моим и помыслам».

В другом письме митрополит писал: «Сейчас прочитал я письмо Ваше, отец наместник, и сорадуюсь Вашему слышанию и видению рабов Божиих, подобных древним подвижникам и что не лишен и я по крайней мере слышания, и за сие благодарю Бога и Вас».

Имея особенную чуткость в отношении тех, кто встал на путь созерцательной жизни, святитель Филарет бережно и с большим тактом ограждал 
их безмолвие, всячески опекал подвижников, охранял их покой, ценил их молитвы.

«Если 
я чрез Ваше посредство, – писал он наместнику, – сподоблюсь чем послужить рабам Божиим и они не отринут сего, я приму сие как милостыню от них моему недостоинству и как милость Божию.

Если не опасаетесь нарушить безмолвия аввы Петра воспоминанием о мне, то скажите ему, что по дару, пришедшему на мое недостоинство святым рукоположением, призываю я ему благословение Господне, по себе же прошу благословения его и аввы Серапиона, и молитв их. Если же не думаете сего сказать, довольно для меня и в молчании поклониться их безмолвию».

Святителя заботило то, что архимандрит Антоний подарил старцам его портрет: «Не вносите ли Вы чуждую молву в их безмолвие? Не довольно ли было дать смиренное имя на память молитвы? – Господь да сохранит простоту и безмолвие рабов Своих ненарушимыми».

В этих письмах Московский архипастырь предстает как духовный наставник монашествующих, опытно знакомый со святоотеческой практикой.

Нельзя исключать и того, что в отношении троицких подвижников Филарет помнил поучение преподобного Серафима: «Пришедший в безмолвие должен непрестанно помнить, за чем пришел, чтобы не уклонилось сердце его к чему-либо другому»

Издание жития преподобного Серафима

По благословению митрополита Филарета и при его участии осуществилось издание первого жития преподобного Серафима. В 1834 г. казначеем Вифанского монастыря стал иеромонах Сергий (Васильев), бывший насельник Саровской пустыни, где он подвизался в иночестве под руководством старцев-подвижников Марка и Серафима, там же он был рукоположен во иеромонаха.

Совет

Еще в Сарове отец Сергий начал собирать сведения о трудах и духовных подвигах обоих старцев, записывать их наставления и проявления присущего им дара прозорливости и чудотворений. В Вифании им были составлены жития обоих саровских старцев. Житие прп.

Серафима имело заглавие: «Сказание о жизни и подвигах блаженныя памяти отца Серафима, Саровския пустыни 
иеромонаха и затворника». К концу 1837 г. 
работа была окончена и представлена митрополиту Филарету, который внес в текст ряд 
изменений. В июле 1838 г. свт.

Филарет писал отцу Антонию: «Были ль Вы, отец наместник, 
в Вифании и долго ли, Вы не сказываете, а я хотя через порог посмотрел в безмолвие, прочитав житие отца Серафима, и, как Вам хотелось, поправил несколько слов, где они казались поставленными не очень правильно».

Вскоре митрополит Филарет направил отредактированные им духовные наставления старца Серафима к отцу Антонию с объяснением причин своего вмешательства в оригинальный текст: «Я позволил себе переменить или дополнить некоторые выражения, частию, чтобы язык был правильнее, частию, чтобы мысли, не довольно полно или не довольно обыкновенно выраженные, оградить от неправильного разумения, или от прекословий. Посмотрите и скажите мне, можно ли думать, что я не переиначил или не повредил где-либо мыслей старца. Скажите также, что думали бы Вы с сим делать. Чтобы не заградила пути сим листкам цензура, не вижу причины опасаться». Однако святитель недооценил бдительность синодальной цензуры и вынужден был признать, что дело издания житий саровских старцев Марка и Серафима «не так хорошо продолжалось, как началось»: «Оно казалось конченым, – писал он лаврскому наместнику, – и я, не знаю почему, писал Вам…, что есть надежда. Но наш Первенствующий [митрополит Серафим (Глаголевский)] осторожность от ложных чудес употребляет иногда в большом избытке. Я не промолчал и, по замечанию других, не повредил истине, потому что представлял ее с миром, однако житие отца Марка дозволено напечатать 
с исключением некоторых мест, а житие отца Серафима лежит до лучшего усмотрения, как оно может пройти чрез узкие врата. Помолитесь, чтобы Бог устроил полезное».

Так, благодаря мудрой дипломатичности митрополита Филарета в 1839 г. вышло в свет «Краткое начертание жизни старца Саровской пустыни схимонаха и пустынника Марка», где после текста жития отца Марка следовали «Духовные наставления отца Серафима, Саровской пустыни иеромонаха, пустынника и затворника» в тридцати трех главах.

В конце 1840 г. появилась надежда, что житие саровского подвижника все же будет издано. Положительный отзыв о житии был получен от епископа Тамбовского Арсения (Москвина), имевшего возможность на собственном опыте убедиться в прозорливости старца.

Собрав сведения о строгой подвижнической жизни отца Серафима и отметив «единогласное показание» многих свидетелей его духовных видений и чудотворений, он нашел рукопись «во всех ее подробностях совершенно согласною с истиною».

Убежденный 
в особых дарах преподобного, Преосвященный Арсений отметил в донесении, что «свидетелей на это из всех сословий может быть очень много, в число коих я могу почти включить 
и самого себя».

Источник: http://www.pravklin.ru/publ/mitropolit_moskovskij_filaret_i_prepodobnyj_serafim_sarovskij_chast_1/5-1-0-2999

Митрополит Московский Филарет и преподобный Серафим Саровский. Часть 2

Основание Гефсиманского скита

В 1842 г. по инициативе архимандрита Антония и с благословения митрополита Филарета при Троице-Сергиевой лавре был основан пустынножительный Гефсиманский скит.

Возникновение Новой Гефсимании, оказавшей заметное влияние на монастырскую жизнь 
не только Московской епархии, но и всей 
России, историки справедливо связывают 
с «прямым влиянием преподобного Серафима через архимандрита Антония». Еще в 1837 г.

, изнемогая от монастырских забот и чувствуя потребность в уединении, отец Антоний обращался к митрополиту Филарету с просьбой «об отделении дней на безмолвие», но святитель не нашел возможным отсутствие наместника более чем на сутки.

«Желательно, – писал он в ответ, – чтобы не запустевал путь совершенного безмолвия, но имел ходящих по нем и подвизающихся и ради нас, обуреваемых морем житейским. Только было бы удобнее, если бы безмолвствовали не призванные к общественному деланию; а когда призванный к общественному деланию, оставив свое место, заключается в безмолвие собственное, как стрещися будет общественное безмолвие?»

Читайте также:  Международное положение накануне второй мировой войны

В начале 1840 г. архимандрит Антоний сообщил митрополиту Филарету о своем намерении вовсе оставить многопопечительную должность наместника лавры и удалиться на покой, ссылаясь на то, что «без света богомыслия трудное в темноте хождение и опасное сражение».

Обратите внимание

Но святитель, и ранее убеждавший наместника, что «безмолвие, конечно, вещь хорошая, но кто призван послужить в обществе не должен уходить от сего без особенного указания от провидения Божия», не согласился на увольнение своего друга и соработника.

В ответном письме, одном из наиболее трогательных и сердечных, он просил наместника «не бежать от преподобного Сергия»: «Дние лукави. Делателей мало. Во время брани как 
не удерживать воинов на местах, требующих защищения и охранения?»

Согласие архимандрита Антония продолжить служение в лавре было встречено святителем с искренней благодарностью: «Послушание, изъявленное Вами в письме от 14 февраля, да благословит Господь всяцем благословением духовным и да дарует Вам благий и блаженный плод, и того, что сотворите в послушании, 
и того, чем пожертвовали послушанию. Благодарю Вас, кланяясь до земли». А спустя год отцу Антонию было видение св. исповедника Харитона, «обещавшего благословение Божие на место и труд для жительства пустынников», после чего он всерьез задумался об устроении скита «для укрытия в уединение хотя временно от рассеяния лаврской жизни». Этой мыслью проникся и митрополит Филарет, с осени 1841 до мая 1842 г. находившийся в Петербурге на заседаниях Синода, но вынужден был отложить окончательное суждение 
до своего возвращения.

Атмосфера в синодальных кругах, возникшая в результате политики обер-прокурора, известное «дело литографического перевода ветхозаветных книг», которое, по словам митрополита Филарета, «ожесточило ревность против всякого перевода Священного Писания на русское наречие», свидетельствовали о том, что Церковь переживает кризис.

«Тесное время, – писал Преосвященный Филарет (Гумилевский), посвященный в епископа Рижского в декабре 1841 г., – время, которое заставляет зорко смотреть за каждым шагом. Ныне выискивают грехи наши, чтобы ради их забирать дела правления в свои руки и Церковь сделать ареною честолюбивых подвигов. …Церковь в осаде».

То был последний год пребывания Филарета Московского (как и Филарета Киевского) в Синоде и в столице: когда пришло время подавать прошение об увольнении в епархии, оба архипастыря были отпущены без обычной резолюции Николая I о возвращении в Петербург. «Митрополит Московский, – писал А.Н.

Муравьев, – не мог не скорбеть духом, что после многолетних трудов по Синоду его отпускали как бы по неудовольствию и на него падала тень подозрения от несправедливых нареканий». Но для скорби были и другие причины.

Митрополит Московский оставлял Петербург «с большой тревогой о последствиях для Церкви» – хрупкий мир между Церковью и государством, бережно созидаемый им на протяжении долгих лет, мог быть нарушен, 
и последствия могли оказаться необратимыми.

В том же году окончательно определилась судьба Гефсиманского скита, предназначенного «для уединения, а не для показывания».

Важно

Рассуждая о месте, «ищущем быть жилищем безмолвия», митрополит Филарет прежде всего заботился о его тишине и безлюдности: «Если шум тростника, как заметил некто из отцев, не благоприятствует безмолвию, не больше ли многое слышимое на Корбухе и из посада и от близлежащей дороги, особенно когда едут по ней после торга и винопития?»

Созидая обитель для пустынножителей, 
ее устроители безусловно имели в виду подвиг преподобного Серафима. Так, в заботе о будущих насельниках, митрополит писал: «Добре было бы, если бы пришли сюда последователи путей отца Серафима и его сподвижников и разнообразие видов природы населили благодатными созерцаниями».

Устав скита был составлен по образцу Саровской пустыни, да и посвящение скитской церкви Успению Пресвятой Богородицы (по одноименной церкви в соседнем с Корбухой селе Подсосенье, послужившей ее основой) напоминало об особом почитании Богоматери саровским старцем.

Филарет называл скит «домом Пресвятой Богородицы» и призывал братию «преклонять души свои под Ее покров, прося себе спасительного устроения».

Святитель Филарет, неоднократно упоминавший в проповедях тех, кто «в уединении может вкушать сладость безмолвия и в невозмущенном воздухе зреть чистый свет Божий», избрал новоустроенный скит местом отдохновения от архипастырских трудов.

Всей душой полюбив Новую Гефсиманию с ее строгим уставом, предельной простотой обихода, чтением непрестанной псалтыри, недопущением женщин митрополит Филарет отдавал должное духовной опытности архимандрита Антония: «Гефсиманского скита не было бы, если бы на Вашем месте был другой, даже из пользующихся моею доверенностию, потому что, не доверяя себе, не имел бы я довольно доверенности к тому, что дело сделается порядочно, не будет затруднения в способах и можно надеяться некоторого духовного плода. Только полная доверенность к Вашему духовному рассуждению и к чистоте намерения расположила меня решиться на дело, не принимая в расчет возможных неприятностей за несоблюдение форм пред начальством». В устроении скита и духовном руководстве братии, лаврской и скитской, митрополит Филарет и архимандрит Антоний на равных выступают исполнителями завета преподобного Серафима, данного им отцу Антонию перед назначением его наместником Троице-Сергиевой лавры. Не менее ревностно относились они и к просьбе старца «не оставлять его сирот».

Исполнители заветов преподобного Серафима

После кончины преподобного Серафима Дивеевские общины – Казанская церковная матушки Александры (Мельгуновой) и Мельничная девичья батюшки Серафима – остались без всякого обеспечения, не имели правительственного утверждения на существование, не располагали необходимыми документами на землю, на которой они устроились и которою пользовались. Зимой 1834/35 гг.

одна из сестер Мельничной общины была делегирована к митрополиту Московскому за содействием в деле учреждения общежития, но Филарет, не получив, «по простоте ее», необходимых сведений, направил ее в лавру к наместнику, чтобы отец Антоний разрешил возникшие вопросы и, прежде всего, «надобно ли просить утверждения или жить, как жили, в надежде на Бога».

«Осмотрите сие дело получше, – писал Владыка, – и скажите мне, что делать».

Совет

По мнению архимандрита, следовало поднять вопрос об утверждении Дивеевской общины. Но к рассмотрению дела в Святейшем Синоде смогли приступить лишь в начале 1838 г. по ходатайству Н.А. Мотовилова к обер-прокурору графу Н.А. Протасову, и только в апреле 1842 г.

святитель сообщил отцу Антонию о положительном решении: «Полагается утвердить общину, но еще не знаю, как сие совершится. Потребно Высочайшее соизволение. Чтобы две общины Дивеевские соединить 
в одну я говорил». В том же 1842 г.

обе общины были объединены в одну с общей начальницей И.П. Кочеуловой.

Обращались серафимовы сироты за помощью к московским покровителям и в других обстоятельствах. Так, когда в 1840 г.

из-за засухи и неурожая поднялись цены на хлеб, сестры Мельничной общины, испытывая трудности из-за недостатка средств, вновь 
обратились к митрополиту Филарету, который перенаправил их к отцу Антонию: «Сие доставят Вам, отец наместник, дивеевские.


Их полтораста человек терпят голод и спрашивают меня, что делать.

Где собрать столько пособия, чтобы пропитать столько?» Полагая, что «перемена места на время, по причине глада, может быть сделана без неверности пред Богом», святитель посоветовал сестрам временно разойтись по тем местам, откуда они прибыли, но те отказались.

Тогда он предложил терпеть до последнего, «а при стесняющей крайности отпустить кого можно, 
с надеждою и без опасности». Было решено послать в Дивеево деньги на закупку продовольствия, в связи с чем митрополит Филарет писал отцу Антонию: «Поелику Дивеевские обратились ко мне, то пошлите им триста рублей моих в состав того, что Вы назначаете. Послать же точно надобно по почте, для безопасности. В руки дал я им на дорогу 100 р., 
а более опасался. Они назвали мне саровского иеромонаха Илариона, чтобы послать на его имя. Впрочем, Вы сами знаете, как лучше».

Зная, что Саровское начальство не имеет особого расположения к дивеевским сестрам, отец наместник, с согласия святителя, решил все же послать пособие на имя игумена, «в надежде, что он тем возбудится к человеколюбивому в них участию».

Известно и о роли Московского святителя и архимандрита Антония в разрешении «дивеевской смуты», история которой получила широкое освещение в отечественной историографии. В 1859 г.

Обратите внимание

из-за нестроений 
в общине, вызванных вмешательством в ее дела 
иеромонаха Иоасафа (Толстошеева), в Москву на Сухаревское подворье прибыла начальница общины Екатерина Васильевна Ладыженская со своей сестрой.

Их знакомство с наместником Антонием, к которому они прибыли 
с письмом от митрополита Филарета, сопровождалось необыкновенным обстоятельством, 
о котором известно со слов отца Антония.

Взяв в руки поданное ему письмо Владыки, он явственно услышал голос отца Серафима: «Не забудь моих сирот!» Взволнованный, не распечав письма, он удалился в кабинет. Из письма он узнал, что дело идет о дивеевских «сиротах» саровского старца. По благословению митрополита Филарета сестры остались в его епархии, поселившись сначала в Спасо-Влахернском, 
а позже в Хотьковом монастыре. В октябре 1859 г. Ладыженская была пострижена в рясофор в Троице-Сергиевой лавре, а в марте 1861 г. назначена смотрительницей дома призрения при этой обители.

Расследуя обстоятельства дела, митрополит Филарет обращался к молитвенному представительству преподобного Серафима: «Призовем молитвы отца Серафима, чтобы из испытания вышло сохранным то, что наипаче достойно сохранения». В феврале 1862 г.

, по благополучном завершении дела, митрополит Филарет спешил обрадовать отца Антония: «Не без участия узнаете Вы, Отец Наместник, что молитвы отца Серафима победили». 
В 1864 г.

сестры Ладыженские, Екатерина, Анна и Агриппина, вернулись в Дивеевский монастырь, где приняли монашеский постриг.

Источник: http://klin-troicksobor.cerkov.ru/mitropolit-moskovskij-filaret-i-prepodobnyj-serafim-sarovskij-chast-2/

§ 18. Русская православная церковь

Учебник для 8 класса

История России
XIX век

Церковь в XIX веке. Русская православная церковь возникла в 988 году, после принятия христианства на Руси. Получив первоначально свое устройство от константинопольского патриарха, она развивалась, расширялась и в XV веке стала самостоятельной (автокефальной).

С 988 по 1589 год главой Русской православной церкви являлся митрополит, а затем — патриарх (греческое слово patriarches означает «глава рода»).

С 1721 года в истории Русской церкви начался синодальный период. Во главе Церкви стоял Святейший Синод. Он включал в себя видных церковных иерархов, которые решали важные вопросы церковного устройства.

Административное управление Синодом принадлежало ставленнику императора — обер-прокурору Святейшего Синода.

А. Н. Голицын — обер-прокурор Святейшего Синода в 1803—1813 гг.

Важно

Положение Церкви и ее роль в стране регулировались законом: православная вера есть первенствующая и господствующая в России, а император — верховный защитник и хранитель догматов господствующей Церкви и блюститель правоверия и всякого в Церкви благочиния. По существу, православное мировоззрение являлось официальной идеологией Российского государства.

К середине XIX века численность православного русского духовенства достигала примерно 60 тыс. человек. Церковное управление делилось на епархии, размеры которых примерно соответствовали территориям губерний. Во главе епархии стоял архиерей.

Троице-Сергиева лавра

Существовала система духовно-учебных заведений, состоявшая из училищ, семинарий и четырех академий — Киевской, Петербургской, Московской и Казанской.

Святые и подвижники. В среде православного духовенства всегда находилось немало подвижников и ревностных хранителей веры православной.

В былые времена это прежде всего канонизированные (причисленные к лику святых) Русской православной церковью Сергий Радонежский (ок. 1321—1391) и Кирилл Белозерский (1337—1427), основатель Кирилло-Белозерского монастыря. Не стал в этом смысле исключением и XIX век.

Серафим Саровский.

Икона

Большую известность получил монах Саровской пустыни (монастыря, расположенного в Тамбовской губернии) Серафим (1759—1833). Он родился в городе Курске в семье купца Сидора Мошкина. В 1778 году стал послушником Саровской пустыни. Через 8 лет был пострижен в монахи и получил имя Серафим.

Добровольно удалившись в одинокое затворничество, он все время проводил в постах, трудах и молитвах. Ежегодно многие тысячи людей стекались в это удаленное место, надеясь увидеть старца, услышать его слово-наставление. Серафим Саровский утешил, излечил от тяжелых недугов множество душ. Его называли преподобным.

Так обычно именовали монахов, заслуживших своей деятельностью высочайший моральный авторитет. В 1903 году Синодом Русской православной церкви Серафим Саровский был канонизирован.

Саровская пустынь.
Художник Г.

Мешков

Старец, духовный писатель Амвросий Оптинский (1812—1891) в своих книгах и проповедях учил людей любви к человеку, объяснял, как важно в жизни следовать заповедям Христа. Митрополит Филарет. Выдающимся ученым-богословом, общественным деятелем, талантливым проповедником был митрополит Московский Филарет (в миру Василий Михайлович Дроздов, 1783—1867).

Амвросий Оптинский

Совет

Он родился в городе Коломне в семье священника. Восьмилетним мальчиком его отдали учиться в Коломенскую духовную семинарию, где он сразу выделился блестящими способностями. Продолжил обучение в семинарии Троице-Сергиева монастыря. Разносторонние знания и усердие молодого человека восхищали преподавателей.

Оптина пустынь

После окончания курса он был оставлен в семинарии преподавателем греческого и древнееврейского языков. В 1808 году Василий Дроздов принял монашество под именем Филарет. Через некоторое время он был назначен инспектором Петербургской духовной академии.

С этого времени началась широкая проповедническая деятельность Филарета.

Ни одно сколько-нибудь важное государственное событие не проходило без его слова (речи). В 1812 году Филарет стал ректором Петербургской духовной академии и получил звание профессора богословских наук.

Митрополит Московский и Коломенский Филарет

Когда началась Отечественная война 1812 года, Филарет не раз выступал с проповедями, в которых призывал соотечественников дать отпор врагу. Победу России в войне он объяснял единством духа и воли народа, его мужеством и святой любовью к Родине.

Читайте также:  Подготовка берлинской операции

С именем митрополита Филарета связано большое событие в духовной жизни страны — перевод на русский язык текстов Священного Писания. Ранее священные книги, составляющие Библию, издавались в России или на греческом, или на церковно-славянском языке, и чтение их многим оказывалось недоступно. Митрополиту Филарету принадлежит перевод на русский язык Евангелия от Иоанна.

Облачение, четки и скуфья митрополита Филарета

В 1827 году был издан катехизис Филарета, ставший настольной книгой для всех верующих. Катехизис (греческое слово katechesis означает «наставление») содержал краткие описания основ православного вероучения.

Книга была составлена в форме вопросов и ответов, что помогало читателю легко ориентироваться в сложном мире христианских догматов, норм и понятий.

В ряду заслуг митрополита Филарета есть еще одно дело огромного исторического значения. По поручению Александра II он составил текст Манифеста 19 февраля 1861 года об освобождении крестьян от крепостной зависимости.

Вопросы и задания

  1. Вспомните, какое значение для Руси имело принятие христианства. Охарактеризуйте роль Русской православной церкви в истории России.

    Какие идеалы и ценности она несла? Как они соотносились с государственными интересами?

  2. Какие древние русские монастыри вам известны? Что вы знаете о монастырской жизни, монашестве, старцах, монастырских правилах и обычаях? Какую роль играли монастыри в жизни общества?
  3. Раскройте, в чем состоял христианский подвиг Сергия Радонежского и Серафима Саровского.

    За что Церковь почитает их в числе основных русских святых? Почему их называют чудотворцами?

  4. Подготовьте сообщение на тему (по выбору): «Мир русского монастыря»; «Христианский подвиг Сергия Радонежского и Серафима Саровского».

  5. Что вы знаете о митрополите Филарете?

Документы

Из высказываний патриарха Московского и Всея Руси Алексия (1998):

Каждая эпоха являет нам свои образцы, каждое время богато своими святыми. Существует расхожее мнение, что мы живем в последние времена и что поэтому оскудела святость.

Это в корне неверно: никогда не иссякала Русская земля святостью. В самые тяжелые периоды появлялись на Руси такие великие светильники веры, как преподобный Сергий Радонежский или преподобный Серафим Саровский. Их жизнь, их подвиг, обращенный прежде всего к людям, до сих пор зажигают и вдохновляют наши сердца. Сама личность святых вносит в нашу жизнь радость и свет.

Пустынник.

Художник М. В. Нестеров

В русских святых мы чтим не только небесных покровителей святой и грешной России: в них мы ищем откровения нашего собственного духовного пути. Верим, что каждый народ имеет собственное религиозное призвание, и, конечно, всего полнее оно осуществляется его религиозными гениями Их идеал веками питал народную жизнь; у их огня вся Русь зажигала свои лампадки В русской святости мы найдем ключ, объясняющий многое в явлениях современной русской культуры.

Из сочинений академика Д. С. Лихачева:

Обратите внимание

Как часто в дореволюционной России приходилось слышать слова «Святая Русь»! Их произносили тогда, когда шли, ехали или плыли на богомолье, а делалось это вовсе не редко: шли поклониться образу, мощам, шли просто в святое место. Их вспоминали и тогда, когда, услышав недобрую весть с фронта или весть о недороде, стихийном бедствии, молились и верили: «Бог не допустит гибели Святой Руси».

Что же такое эта «Святая Русь»? Это вовсе не то же, что Россия; это не вся страна в целом со всем греховным и низким, что в ней всегда было. «Святая Русь» — это ее монастыри, церкви, священство, мощи, иконы, праведники, святые события истории Руси, это ее святые, представленные иконами, мощами, памятными местами, источниками, урочищами и предметами, а главное — «житиями»

Среди святых Древней Руси — рядовые монахи, основатели монастырей и крупных, а иногда малоизвестных, церковные иерархи, князья-военачальники, князья — мученики за веру, просветители народов, окружавших Русь, княгини, монахи, домохозяйки, дети-мученики, юродивые.

  1. Какие мысли и чувства вызывают у вас эти высказывания?
  2. Что вы понимаете под духовным подвижничеством, духовным возрождением ?
  3. Как вы думаете, почему столь высокую оценку авторы дают духовным подвижникам, их подвигам?
  4. Созвучны ли нашему времени эти мысли, убеждения? К чему они зовут каждого из нас?

Источник: http://tepka.ru/istoriya_rossii_8/19.html

Святой интеллектуал: 11 фактов о жизни святителя Филарета Дроздова — Православный журнал «Фома»

Его называли «Московским Златоустом» – так прекрасны и глубоки были проповеди этого святого.

Один из величайших богословов XIX века, человек-эпоха, ученый, переводчик, государственный деятель, он, несмотря на огромную власть, авторитет и чрезвычайную занятость, на протяжении всей жизни оставался праведником и святым.

Катехизис, без которого сегодня немыслимо оглашение готовящегося ко крещению, написан им. И Библия, которую мы читаем, переведена на русский язык благодаря его таланту, интеллекту, непреклонной воле.

Святитель Филарет при трех императорах был одним из самых высокопоставленных людей в России

Святой прожил долгую жизнь и был свидетелем пяти царствований – Екатерины II, Павла I, Александра I, Николая I и Александра II. Но виднейшее место в государстве он занимал при трех последних императорах. С ним нельзя было не считаться – таков был его духовный и политический вес.

Когда отношения между ним и Николаем I испортились настолько, что с 1842 года митрополита перестали вызывать на заседания Святейшего Синода, очень скоро выяснилось, что работать без него высший орган церковно-государственного управления просто не может.

Важнейшие синодальные дела стали высылать ему в Москву для составления окончательных заключений.

К общению с митрополитом стремились люди самых разных сословий и политических взглядов

Святитель Филарет Московский и поэт Александр Пушкин

Для своего времени святитель Филарет – фигура, безусловно, легендарная. Он был доступен абсолютно для всех. Его знала вся купеческая и простонародная Москва.

Святитель вел переписку с Александром Пушкиным, Николаем Гоголем, Василием Жуковским, Федором Тютчевым. Общение с ним ценил даже такой вольнодумец как Петр Чаадаев.

Иностранные послы считали своим долгом, оказавшись в Москве, лично представиться святителю, хотя это и не входило в официальный дипломатический церемониал.

Святитель Филарет был самым настоящим «пожирателем книг»

“Цена каждой части в переплете один рубль”. Издание 1871 года. Источник

Гомер, Вергилий, Цицерон, античные и немецкие философы, труды западных теологов и религиоведов, работы по эстетике и литературе – вот лишь небольшая часть широчайшего круга чтения святителя.

Уже будучи иеромонахом, он писал своему отцу, протоиерею Михаилу Дроздову: «Я купил сочинения Канта; за четыре небольшие книги в осьмуху заплатил 25 р. Таковы и наши товары. Не только дороги, но и очень их мало».

Особенно много пришлось читать в период преподавания в Санкт-Петербургской духовной академии. Ведь, как признавался сам владыка, «мне должно было преподавать, что не было мне преподано».

Московский митрополит был невероятно эрудированным человеком

Он в совершенстве знал немецкий, французский, греческий, латинский языки. Был одним из немногих в тогдашней России знатоков иврита.

Его изумительная одаренность вместе с невероятной работоспособностью (говорят, он работал по 18 часов в сутки!) были заметны уже в детстве.

 Только за время преподавания в Петербургской академии он сумел подготовить авторские лекционные материалы по полному курсу богословских наук (догматическое богословие, патрология, гомилетика, каноническое право и так далее).

От такого каторжного труда он временами ощущал крайнее изнурение, на что неоднократно жаловался.

Святитель Филарет написал одно из первых в России толкований на библейскую книгу

«Записки, руководствующие к основательному разумению Книги Бытия, заключающие в себе и перевод сей книги на русский язык» – таково заглавие его труда, опубликованного в 1816 году. Это был не только один из первых опытов толкования библейского текста в России.

Книга митрополита Филарета стала своеобразным пособием, ориентиром для последующего перевода и комментирования других книг Священного Писания.

Святитель пользовался не только греческим переводом (Септуагинтой), но и более поздним Масоретским (еврейским) списком, благодаря чему сумел с большей точностью и глубиной передать русскому читателю смысл библейского текста.

Митрополит Филарет был последовательным сторонником создания «христианского языка»

Известен один курьёзный, но очень показательный случай: когда Александр I захотел почитать Евангелие, ему дали текст на французском языке.

Не стоит удивляться, после петровских реформ высший свет говорил и читал преимущественно на французском (ученые – еще на латинском), а все остальное грамотное население — на старорусском.

Важно

Сложилась парадоксальная ситуация: у христианской, казалось бы, нации не было единого языка, на котором могло бы быть обдумано содержание ее веры — в ее богословском и нравственном измерении — и текстов Священного Писания.

Именно поэтому делом всей жизни святителя Филарета стал русский перевод Библии. Он был убежден, что священный текст должен зазвучать на живом, понятном для каждого языке. Это, по мысли святителя, и выработает впоследствии единый, общенациональный «христианский язык».

Святителю Филарету было доверено составление важнейших государственных документов XIX века

Письмо святителя Филарета наместнику и братии Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Рукопись. Автограф. 4 декабря 1860 г.

От имени Александра I владыка написал манифест о строительстве храма Христа Спасителя. А в июле 1823 года по поручению императора он тайно составил манифест о переходе прав на российский престол от цесаревича Константина Павловича к великому князю Николаю Павловичу.

Об этом документе, помимо святителя Филарета, знали только два человека: граф Александр Голицын и граф Алексей Аракчеев. Уже при Александре II митрополиту было поручено написать важнейший документ XIX века – «Высочайший манифест об отмене крепостного права».

Существует историческая «байка», что поначалу работу над ним доверили Юрию Самарину, сотруднику комитета по освобождению крестьян. Но когда написанное показали императору, тот, прочитав, сказал: «Что как немец написал? Отдайте Филарету».

Сам московский митрополит к проекту крестьянской реформы относился насторожено

Манифеста 19 февраля 1861 года по изданию «Великая реформа», 1911 год

Из письма святителя Филарета архиепископу Тверскому Алексию: «Вопрос о крестьянах — темный, спорный, неразрешенный, не позволяющий еще предвидеть, какое будет решение, таков, что о нем только по необходимой обязанности говорить можно, и то с большой осторожностью…».

При том, что сам митрополит был абсолютным противником крепостного права, он полагал, что после достаточно консервативного царствования Николая I не стоит действовать так радикально.

Святитель опасался, что эта реформа может спровоцировать непредвиденные и губительные для всего общества и государства последствия.

На протяжении всего служения митрополита Филарета в Москве его критиковали неустанно

Что только не вызывало негодование возмущающихся! Одни критиковали его за якобы заумные, слишком интеллектуальные проповеди. Другие заваливали императорскую канцелярию доносами на владыку Филарета, обвиняя его в политической неблагонадежности.

Порцию общественного негодования святитель получил за тайное составление манифеста о переходе прав на российский престол великому князю Николаю Павловичу, а затем – за свою настороженную позицию относительно проекта отмены крепостного права.

Совет

Его критиковали и за перевод Библии на русский язык: говорили, что если библейский текст будет переведен на современный язык, то он тем самым утратит свою сакральность.

Возмущаться начали еще после издания написанного митрополитом катехизиса, где цитаты из Священного Писания были приведены на русском языке.

Святитель Филарет особенно почитал своего святого современника – преподобного Серафима Саровского

Несмотря на массовое почитание народом саровского подвижника, его официальная канонизация произошла только в начале XX века: Синод долгое время насторожено относился к святому отшельнику (подробнее об этом читайте здесь).

Тем не менее святитель Филарет внес свой вклад в будущее прославление Серафима Саровского, когда в начале 1840-х годов лично способствовал публикации свидетельств о жизни и подвиге великого праведника.

Кроме того, в начале 1860-х годов во время так называемого «Дивеевского дела», когда при выборах новой игуменьи монашеская община раскололась на две партии, святитель Филарет вмешался и сумел примирить враждующие стороны.

Преподобный Антоний (Медведев)

Два великих святых были связаны и опосредованно: наместник Троице-Сергиевой лавры Антоний (Медведев) был учеником преподобного Серафима и духовником московского митрополита.

Московский митрополит за год до смерти перевел стихотворение святителя Григория Богослова, которое стало его завещанием

+1

Из архива святителя Филарета. “Чествование памяти умершего Филарета…”

О знаменитой стихотворной переписке святителя Филарета с Александром Пушкиным известно многим (подробнее об этом читайте здесь).

Однако мало кто знает, что еще в юности святой занимался поэтическим творчеством, которому, правда, не придавал особого значения.

А за год до своей кончины он написал стихотворное переложение с греческого «Песни увещевательной» святителя Григория Богослова, которое в каком-то смысле стало завещанием митрополита:

Близок последний труд жизни: плаванье злое кончаю

Обратите внимание

И уже вижу вдали козни горького зла:
Тартар ярящийся, пламень огня, глубину вечной ночи,

Скрытое ныне во тьме, явное там в срамоте.
Но, Блаженне, помилуй, и, хотя поздно мне, даруй

Жизни останок моей добрый по воле Твоей.
Много страдал я, о Боже Царю, и дух мой страшится

Тяжких судных весов, не низвели бы меня.
Жребий мой понесу на себе, преселяясь отсюда,

Жертвой себя предая скорбям, снедающим дух.
Вам же, грядущие, вот заветное слово: нет пользы

Жизнь земную любить. Жизнь разрешается в прах.

P.S. Телеведущий Николай Дроздов – потомок святителя Филарета

Знаменитый российский учёный-зоолог и биогеограф,  ведущий телепередачи «В мире животных», путешественник и популяризатор науки Николай Дроздов приходится святителю Филарету двоюродным пра-пра-правнуком.

Оснеью 2018 года Николай Николаевич записал аудиоверсию «Православного Катехизиса», написанного  святителем Филаретом (Дроздовым).

 Аудиокнига была создана в рамках совместного проекта Издательства Московской Патриархии и радио «Вера».

Источник: https://foma.ru/svyatoy-intellektual-11-faktov-o-zhizni-svyatitelya-filareta-drozdova.html

Ссылка на основную публикацию