Причины экономического кризиса 1970-1980-х годов

Структурный экономический кризис 1970-х — начала 1980-х гг

Первая половина 1970-х гг. оказалась переломной для развития индустри­альной экономической модели. Толчком для ее радикальной перестройки стал «нефтяной шок» 1973 г.

Неудачное участие Египта и Сирии во второй арабо-израильской войне заставило арабские страны, занимавшие ведущие позиции в Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК), использовать свое положение для экономического давления на западные державы. В октябре 1973 г.

ОПЕК приняла беспрецедентное решение о повышении цен на нефть с 3 до 11,65 долл. за баррель (159 куб. дм). Несмотря на урегули­рование политических аспектов кризиса, жесткая политика ОПЕК на нефтя­ном рынке сохранялась и в последующие голы — к 1982 г.

Обратите внимание

цена за баррель нефти возросла уже до 34 долл. Это поставило экономику развитых индуст­риальных стран на грань глобального энергетического кризиса.

Ведущие отрасли промышленного производства — машиностроение, химическая и сталелитейная промышленность, черная и цветная металлур­гия, традиционно базировались на энергозатратных технологиях, и их развитие требовало постоянного увеличения энергетической базы. На про­тяжении 1950-1960-х гг.

благодаря стабильным и низким ценам на мировом нефтяном рынке США и европейские страны могли устойчиво наращивать импорт нефти и даже сокращать ее добычу на своей территории. Только в США в 1960-х гг. потребление нефти увеличивалось на 6 % ежегодно при сокращении добычи на 1,5 %. «Нефтяной шок» 1973 г.

положил конец этому беспечному «благоденствию».

Резкий подъем цен на нефть не только привел к огромным убыткам, падению промышленного производства и сокращению инвестиций, но и вызвал необходимость технологической переориентации всей промышлен- f              ной базы. В долгосрочной перспективе это имело позитивное значение.

Сокращение потребления нефти заставило более интенсивно разрабатывать и внедрять энергосберегающие технологии.

За счет расширения добычи и использования угля, развития атомной энергетики более сбалансированной стала структура потребления энергоносителей.

Разработка новых место­рождений нефти на шельфе Северного моря и на Аляске в дальнейшем I         пошатнула гегемонию ОПЕК на мировом нефтяном рынке. Однако для этих

изменений требовалось время и немалые дополнительные инвестиции.

Менее чем через год после «нефтяного шока» экономика западных стран была ввергнута в кризис перепроизводства — первый классический кризис за весь послевоенный период.

Важно

Увеличение издержек производства, связанных с повышением цен на нефть, привело к росту себестоимости продукции почти всех отраслей хозяйства. Когда товарные запасы, имевши­еся осенью 1973 г..

закончились, то начался стремительный рост оптовых и розничных цен. Вызванное им сокращение платежеспособного спроса в

сочетании с ухудшением инвестиционного климата привело к снижению уровня производства на протяжении девяти месяцев 1974 г. Падение про­мышленных показателей в США составило 15%, в Италии и Франции — 14%, в ФРГ — 8 %, в Великобритании — 7%. Кризис перепроизводства вызвал рост безработицы, что, в свою очередь, еще больше сокращало потребительский спрос и уровень инвестиционной активности.

Особенностью кризиса 1974 г. стало быстрое ухудшение конъюнкту­ры именно в передовых, науко- и капиталоемких отраслях.

Под ударом оказались предприятия и кампании, связанные со всемирно известными крупнейшими корпорациями и банками. Поэтому кризис 1974 г.

не стал обычным «фильтром», отсеивающим наименее конкурентоспособных про­изводителей. Он породил общую долговременную стагнацию индустриаль­ной производственной системы.

В 1976-1979 гт. в странах Запада наметился экономический подъем, но его темпы (средний ежегодный рост на 2,4 %) были несравнимы с динамикой предыдущих лет. По-прежнему были сильны инфляционные процессы, высок уровень безработицы. Накапливались бюджетные дефици­ты. В конце 1970-х гг. произошел второй «нефтяной шок» — после сверже­ния в 1979 г.

шахского режима в Иране и начала ирано-иракской войны страны ОПЕК повысили цены на нефть в два раза. В этой ситуации наиболее пострадали развивающиеся страны. Их внешняя задолженность выросла к концу 1981 г. до беспрецедентной суммы в 530 млрд долл. Ведущие страны Запада оказались в более выигрышном положении.

Совет

Боль­шая часть доходов стран ОПЕК была размещена на депозитах в западных банках. США для компенсации финансовых потерь с успехом использовали наращивание банковских процентных ставок и рост курса доллара. Но эти факторы не смогли предотвратить наступление нового циклического кризи­са. В 1980-1981 гг.

суммарный объем промышленного производства вновь существенно снизился. Масштабы кризиса оказались меньшими, чем в 1974-1975 гг., но и они превосходили обычные для послевоенного периода рецессии. В ведущих индустриальных странах сокращение объема произ­водства достигало 7-8 %.

Становилось очевидно, что негативная динамика экономического развития отражает процессы более глубокие, нежели коле­бания нефтяного рынка. В основе ее лежала долговременная тенденция перенакопления капитала.

Признаки относительного перенакопления капитала начали проявляться уже на рубеже 1960-1970-х гг. Тогда начала уменьшаться скорость прироста производительности труда в промышленных отраслях, повысились удельные издержки производства (опережающий рост цен материальных издержек производства по сравнению с ростом цен на готовую продукцию).

В то же время основной показатель относительного перенакопления — снижение нор­мы прибыли — долгое время не проявлялся. Это являлось результатом широ­комасштабного вмешательства государства в экономическую сферу.

Стимули­рующая налоговая политика, льготное изменение нормы процента, прямое инвестирование со стороны государства, а также прямое или косвенное стимулирование потребительского спроса позволяли сохранять общий объем прибыли на достаточно высоком уровне.

В свою очередь, это укрепляло стремление предпринимателей удерживать высокую норму накопления капи­тала, сохранять прежние темпы роста производственных мощностей. Таким образом, срабатывал обычный для монополизированной экономики механизм искусственного замедления перепроизводства-.

Предприниматели, не желая терять рынки сбыта и сохраняя уверенность в модели массового производства и потребления, до последней возможности пытались компенсировать сниже­ние эффективности производства ускоренным ростом его объема. Кейнсианс- кая система государственного регулирования, впервые столкнувшаяся с нара­станием структурных противоречий, не столько лечила эту болезнь, сколько загоняла ее вглубь.

Обратите внимание

Стремление предпринимателей искусственно сохранить норму на­копления капитала вело к изменению структуры прибыли.

Снижение доли самофинансирования в общем объеме капиталовложений, сокращение собственных внутренних ресурсов накопления вело к возрастанию роли внешних источников финансирования — банковских займов, государствен­ных кредитов, дополнительного акционирования.

Но это увеличивало и долю гак называемой «распределенной прибыли», которая передавалась внешним инвесторам и акционерам. Такое скрытое снижение нормы прибыли прослеживалось уже в конце 1960-х гг. А с 1969-1970 гг. начинается и прямое сокращение показателей нормы прибыли. События 1973 г.

лишь ускорили этот процесс. Последовавший за ними скачок цен и начало циклического кризиса перепроизводства стали, таким образом, классическим прологом структурного экономического кризиса. Очередная «кондратьевская волна» завершилась.

Структурный кризис 1970-х гг. был вызван снижением эффективности «смешанной экономики», основанной на сочетании массового производства, монополистической конкуренции и кейнсианского регулирования.

Сработали все разрушительные особенности «Великой депрессии» — «замораживание» совокупного предложения и спроса под воздействием структурных особенно­стей монополизированной экономики, невозможность «ценового выхода» из кризиса. Но если в 1930-х гг.

эти противоречия были преодолены с помошью государственного стимулирующего вмешательства, то теперь государствен­ное регулирование превратилось в еще один кризисный фактор.

Пагубное влияние кейнсианского регулирования выразилось в совер­шенно новом экономическом явлении -стагфляции (сочетание стагнации производства с ростом инфляции). Инфляция никогда не возникала в ходе обычных кризисов перепроизводства.

Увеличение потребительских цен было невозможно на фоне общего снижения платежеспособного спроса и активизации ценовой конкуренции производителей. Но во второй половине XX в. инфляционные процессы коренным образом изменились. Уже в 1950- 1960-х гг.

Важно

умеренная инфляция (так называемая «ползучая инфляция» — в пределах 2-3 % в год) стала нормой. В начале 1970-х гг.

ее уровень начал достигать 8-10% (так называемая «ин тенсивная инфляция»), С началом же структурного кризиса инфляция не только не уменьшилась, но и перешагну­ла 10 %-ную отметку (так называемая «галопирующая инфляция»).

Устойчивое наращивание инфляции было результатом самых распрос­траненных кейнсианских методов регулирования — стимулирования сово­купного спроса посредством дефицитной бюджетной политики, создания избыточных кредитных денег (развития различных форм кредита, опережа­ющего реальный рост доходов населения).

Кейнс считал, что такая инфля­ционная политика не приведет к обвалу рынка, поскольку стимулирует реальное производство, за счет налогообложения которого рано или поздно будет ликвидирован и бюджетный дефицит. Но долговременное «накачива­ние» рынка массой избыточных денежных средств в 1960-х гг. создало кумулятивный эффект.

Инфляция начала развиваться по спирали — эмиссия денежных знаков вызывала рост цен, рост цен требовал для обращения увеличения денежной массы, новый виток эмиссии порождал очередную волну инфляции и т.д. «Замкнутый инфляционный бег» подрывал механизм саморегулирования рыночной экономики.

Особую остроту этой ситуации придавала проблема хронического бюджетного дефицита.

Образование устойчивого бюджетного дефицита в большинстве стран Запада также было следствием роста бюджетных расходов в эпоху расцвета «государства благосостояния». Из европейских стран только Швеции удава­лось в 1960-1970-х гг. сохранять положительное сальдо бюджета. В Италии удельный вес государственного долга по отношению к ВВП только в 1970- 1976 гг.

вырос с 29 до 60 %, в Австрии — с 19 до 30 %, в ФРГ — с 18 до 27%. Энергичные меры позволили правительствам некоторых стран улучшить саль­до госбюджета в 1970-х гг., но сам государственный долг практически нигде не был ликвидирован. Так, например, в Нидерландах удельный вес долга в ВВП сократился за это время с 68 до 39 %, в Великобритании — с 86 до 62 %.

Обеспечение внешнего и внутреннего долга требовало привлечения все больших средств. Если в середине 1960-х гг. доля неторговых платежей в международных расчетах составляла 60 %, то к концу 1970-х гг. она уже достигла 80 %.

Совет

В развитых индустриальных странах проблема хроническо­го бюджетного дефицита хотя бы отчасти решалась дополнительной эмис­сией и ростом процентных ставок банковских кредитов. А вот развивающи­еся страны оказались просто не в состоянии обеспечивать растущий вне­шний долг.

Складывались предпосылки для возникновения глобальной проблемы неплатежей по задолженности коммерческим банкам, что в свою очередь наносило удар и по экономике ведущих стран Запада.

Нарастание инфляционных процессов в странах создало принципиаль­но новую ситуацию в сфере валютного регулирования. Международная валютно-финансовая система, основанная на «золотом стандарте», оказалась под угрозой развала. Его первым симптомом стало падение фунта стерлингов в 1967-1968 гг.

Снижение его золотого содержания на 14 % вызвало цепную реакцию и валютный кризис в 25 странах стерлинговой зоны. Спустя полтора года та же ситуация повторилась после снижения французским правитель­ством золотого содержания франка на 11 % и последовавшего затем падения курсов национальных валют 14 африканских стран, входящих в зону франка.

Стремительно ухудшались и позиции доллара. К 1970 г. из-за растущей диспропорции платежного баланса золотой запас США сократился до 11 млрд долл. В то же время долларовые авуары за границей (в государственных и коммерческих банках) уже достигали примерно 50 млрд. Обеспечение кон­вертируемости доллара в золото оказывалось все более затруднительным.

Американское правительство предпринимало активные попытки остановить наступление валютного кризиса. Но 15 августа 1971 г. президент Р.Никсон был вынужден официально объявить о временной приостановке обмена долларов на золото по официальному курсу.

Последовал ввод «плавающих» (нефиксированных по отношению к доллару) курсов национальных валют всех остальных ведущих индустриальных стран. Бреттон-Вудская валютно- финансовая система распалась.

Итак, на фоне двух циклических кризисов перепроизводства 1974 и 1981 гг. экономика ведущих стран Запада оказалась втянута в длительный структурный кризис — кризис «смешанной экономики», основанной на сочетании массового производства, монополистической конкуренции и го- .

Обратите внимание

сударственного регулирования «совокупного предложения» и «совокупного «спроса». Использование кейнсианских методов антикризисной политики не принесло успеха ни в одной из стран Запада. Ярким примером стал провал «левого эксперимента» во Франции, когда после прихода к власти социалистов в 1981 г.

была осуществлена крупномасштабная национализа­ции, реализованы новые программы регулирования трудовых отношений и расширено финансирование социальных статей бюджета. Результатом стало массовое «бегство капиталов» за границу, свертывание деловой активности и еще большее нарастание социальной напряженности.

После полутора лет «левого эксперимента» французскому правительству пришлось полностью отказаться от этой стратегии и перейти к «политике экономии».

Отказ от кейнсианских рецептов государственного регулирования сам по себе не создавал необходимых оснований для выхода из структурного кризиса. Для восстановления достаточной нормы прибыли требовалась сложная перестройка всей структуры капиталовложений, основных моде­лей предпринимательства, организационной структуры бизнеса.

К тому же речь шла не только о кризисе «смешанной экономики» кейнсианского образца. Изжила себя сама «затратная» экономическая модель, основанная на постоянном наращивании ресурсной базы обшественного воспроизвод­ства. В этом плане кризис 1970-х гг.

завершал не только очередную «конд­ратьевскую волну», но и всю историю экономической модернизации «по- капиталистически».

Читайте также:  Централизация русских земель. возвышение москвы

Почти пятивековая история капитализма была сопряжена с периоди­ческими структурными кризисами, каждый из которых не только создавал новую экономическую модель (мануфактурный капитализм, фабрично-за­водской акционерный капитализм, монополистический капитализм, «сме­шанная экономика»), но и приводил к новой волне наращивания капитало­емкости и энерговооруженности производства, сырьевой базы и трудовых ресурсов. Под эгидой «государства благосостояния» в эпоху НТР этот процесс достиг своего пика — для экономического роста была задействована вся общественная система, включая политические, административные, со- циально-психологические и интеллектуальные ресурсы. В ведущих странах Запада в 1950-1960-х гг. суммарная квота капиталовложения составляла уже 27 % от ВВП, что значительно превосходило показатели и начала и конца века. Достигнутый экономический взлет оказался фантастическим, но ресурсной базы для нового рывка уже не было. Планетарная экосистема оказалась под угрозой. Для выхода из структурного кризиса в этой ситуации требовалась не только новая организационная модель производства, но и совершенно новая социально-экономическая философия.

Источник: https://www.istmira.com/novejshaya-istoriya/1473-strukturnyj-yekonomicheskij-krizis-1970-x-nachala.html

Trojden | Кризисы 1970—1980-х гг. Становление информационного общества: Сороко-Цюпа О. С. — 9 класс

Почему постиндустриальное общество называют информационным обществом, а также обществом знаний?

Экономические кризисы 1970—1980-х гг. НТР. Впервые после Второй мировой войны экономические кризисы 1974—1975 гг., а затем 1980—1982 гг. охватили все индустриальные страны Европы, Северной Америки, Японию и др. В ряде стран падение производства составило 14 %. Безработица превысила в Европе 17 млн человек.

Вползание капиталистического мира в экономические кризисы в 1970-х гг. было малозаметно. Сначала в ФРГ, затем в США ещё в конце 1960-х гг. произошёл спад производства. Внутренний рынок оказался перенасыщен товарами длительного пользования.

США в 1972 г. отменили золотое содержание доллара. Это привело к тому, что мировая финансовая система лишилась золотого мерила, валюты пустились в свободное плавание.

Важно

Последним звеном в цепи событий, предшествовавших мировому экономическому кризису, стал кризис энергетический. В 1973 г.

арабские страны — производители нефти, протестуя против антиарабской политики западных стран и роста цен на промышленные изделия, резко подняли цены на нефть (сначала в 4 раза, затем ещё в несколько раз). Время дешёвой энергии и дешёвого сырья кончилось.

Экономика капиталистического мира столкнулась не просто с кризисом перепроизводства. Это был кризис определённого типа экономического роста. Изжила себя форма экстенсивного развития индустриальной экономики, достигнув предела роста к 1970-м гг.

От экстенсивного, затратного типа производства надо было переходить к интенсивному типу производства, т. е. сберегающему энергию, материалы, затраты на труд.

Для такого перехода были нужны новые техника и технологии, новые подходы и новые открытия. Как никогда, они оказались востребованы в 1970-е гг. Так началась третья промышленно-технологическая революция, которая подвела черту под более чем 200-летней историей индустриального общества.

Технический прогресс идёт постоянно, но революции — это не просто накопление некоей критической массы открытий и изобретений, которые потом автоматически приводят к революциям в технологии производства.

Это ответ на вызовы времени, вызовы других стран, реакция на обострение конкуренции в неравномерно развивающемся и многообразном мире, где каждое государство находит, исходя из своего опыта, возможности для ответа на вызов. Это и есть варианты модернизации, стремление соответствовать духу времени, эпохе, современности.

«Технология не задаёт социальные изменения, она лишь предоставляет для этого возможности и инструменты. Как они будут использованы — предмет общественного выбора» (Д. Белл).

Итак, третья технологическая революция — результат кризиса массового индустриального производства, нацеленного на экстенсивное развитие, результат окончания эры дешёвой нефти и нового обострения конкуренции на мировом рынке. Эта революция дала возможность начать переход к постиндустриальному обществу.

Совет

Общая схема трёхволновой истории человечества выстраивается теперь так: доиндустриалъное (аграрное), индустриальное и постиндустриальное общества.

Когда начался переход к постиндустриальному обществу? Общепринятая оценка — с середины 1970-х гг., когда началось радикальное обновление технологий, особенно обнажились изменения в структуре занятости, системе ценностей и представлений о мире. Это было началом большого цикла экономического развития, по Н. Кондратьеву.

Особое внимание в таких аргументах технологического характера уделяется развитию информационной техники, и особенно быстрой смене поколений микропроцессоров, компьютеров, развитию систем связи (коммуникаций) — оптико-волоконной, спутниковой, сотовой и т. д. На этой основе развёртывается информационная революция. Поэтому постиндустриальное общество называют также информационным обществом.

Научно-техническая революция. Так часто в 1970-е гг. называли бурное внедрение новейших технических достижений. Речь, по сути, шла о третьей промышленно-технологической революции, ядром которой является информационная революция, поскольку производство и обработка информации и знаний становятся занятием большинства работников в развитых странах мира.

Но название «научно-техническая революция» остаётся важным, поскольку оно подчёркивает одну из главных особенностей перемен. Сочетание слов «научная» и «техническая» революция означает не просто сближение науки и техники, науки и производства, а то обстоятельство, что наука становится непосредственной производительной силой.

Это означает, что теоретическое научное знание — основа современного прогресса в развитии новейших технологий. Поэтому постиндустриальное общество называют часто также обществом знаний, а современную экономику — экономикой знаний. Именно знания, их совершенствование и расширение становятся основой для нововведений в различных сферах жизни и производства.

Гонка за нововведениями — суть современной экономики.

Третья промышленно-технологическая революция развёртывается в результате изобретения и усовершенствования в 1970-е гг. микропроцессоров и интегральных схем и создания на их основе персональных компьютеров.

Наряду с микроэлектроникой, информационными и коммуникационными технологиями самыми перспективными отраслями современной науки и производства становится биотехнология, генная инженерия, нанотехнология, технология новых материалов и т. д. Достижения в этих областях основаны на новых способах обработки и передачи информации.

Благодаря биотехнологии уже производится значительное количество продовольствия во всём мире, которое не подвержено воздействию вредных насекомых и болезней. Так, большая часть сои в мире — это генномодифицированный продукт. Клонирование (создание двойника из клетки) овцы Долли в Великобритании в 1996 г. открыло новую эпоху в решении целого ряда проблем.

Клонирование человека запрещено во всех развитых странах мира, исследования производятся в направлении возможного выращивания необходимых для пересадки человеку из его же клеток различных органов и тканей. Расшифровка генома человека, которая была завершена в 2002 г., открывает также невиданные перспективы в развитии современной науки.

Обратите внимание

Новыми технологическими символами эпохи стали персональный компьютер и клонированная овечка Долли. Главной страной, совершившей технологический прорыв в рамках третьей промышленнотехнологической революции, стали США.

Вторая и третья промышленно-технологические революции

Расцвет (зрелость) индустриального общества Закат индустриального и становление постиндустриального общества
Промышленно-технологические революции Вторая Третья (информационная революция)
Начало 1890-е гг. 1970-е гг.
Главное содержание технологических революций Электромотор, химический синтез веществ, двигатель внутреннего сгорания, реактивный двигатель Микропроцессоры, оцифровывание информации, программирование, расшифровка генетической информации
Передовые отрасли Электротехническая, нефтехимическая, машиностроение (автомобильная) Информационные технологии, микроэлектроника, биотехнологии, генная инженерия
Технологические символы эпохи Автомобиль, самолёт, космическая ракета Персональный компьютер, Интернет, овца Долли
Расцвет (зрелость) индустриального общества Закат индустриального и становление постиндустриального общества
Образное название периода Эпоха нефти и электричества Информационная эпоха
Первые страны технологического прорыва Великобритания, США, Германия, Франция, Бельгия США
Страны второго эшелона в технологическом прорыве Страны с ускоренной индустриализацией — Швеция, Япония, Россия, Канада и др. Страны с ускоренной информационной революцией — Великобритания, Япония, Германия, Франция, Италия, Канада, СССР (Россия) и др.

1. Почему кризисы 1970-1980-х гг. повлияли на переход от экстенсивного к интенсивному типу производства? 2. В чём заключаются главные особенности третьей промышленно-технологической революции? 3. Назовите основные области новейших научных достижений. 4. Какое открытие или достижение произвело на вас наибольшее впечатление?

Постиндустриальное (информационное) общество

Начавшаяся в 1970-е гг. отраслевая перестройка экономики сопровождалась крупными изменениями в структуре занятости. Начался переход работников из промышленных отраслей в сферу услуг, что является характерной чертой постиндустриального общества и информационной экономики.

Наиболее масштабно модель общества информационной экономики представлена в США, Канаде и Великобритании, где в сфере услуг в 2000 г. было занято 75—78 % экономически активного населения (при сокращении сельскохозяйственных работников до 2—4%).

Другая модель — информационно-индустриальная — характеризуется довольно высокой степенью занятости в промышленности. Например, в середине 1990-х гг. в странах Западной Европы (Германия, Франция и др.

), а также в Японии занятость в сфере услуг составляла от 55 до 64 % рабочей силы.

Не дотягивала до этого уровня Италия (не более 45 %), где была ещё большая численность занятых не только в промышленности, но и в мелком бизнесе.

Теперь услуги в основном стали сферой производственной, поставляющей особый товар — информацию. В развитых странах более 50 % рабочей силы и 60 % трудовых функций связаны с информационными технологиями. Это обработка и производство информации и знаний.

Информационные работники — это не только авторы компьютерных программ, но и очень широкая категория трудящихся, которая впервые была определена в 1977 г. М. Поратом.

Важно

Это учёные, инженеры, конструкторы, чертёжники, менеджеры, секретари, конторские работники, бухгалтеры, юристы, менеджеры по рекламе, работники отделов по связям с общественностью, по кадрам и т. д.

Они делятся на тех, кто производит новую информацию, и тех, кто участвует в её сборе и первичной обработке.

Скорость изменений в научно-технической базе современного общества такова, что вряд ли кто-либо осмелится предсказать, какова будет информационная технология и последствия её внедрения через пять — десять лет. Однако уже сейчас символами новой эпохи стали персональные компьютеры, глобальные системы телекоммуникаций, Интернет (2,4 млрд пользователей на 2012 г.).

Признаки начинающейся эпохи информационного общества таковы:

• знания и информация становятся источником более высокой производительности труда, они всё в большей степени используют данные науки;

• происходит сдвиг в самом производстве — от создания материальных благ и товаров к производству информации, что фундаментально меняет социальный и профессиональный состав общества;

• в информационном обществе запущен механизм постоянного обновления, технологических нововведений, инноваций, своего рода вечный двигатель, который так долго искали, ведь информация и знания не убывают по мере их использования, а лишь обновляются и совершенствуются.

Эти перемены и революция в области информационной технологии происходят в глобальном масштабе, пересекая национальные границы.

В перспективе создаётся новое международное разделение труда, когда важную роль играют не размещение естественных ресурсов, не дешёвый труд и даже не капитальные фонды, а способность создавать новые знания и быстро их применять через информационный процесс и телекоммуникации в самых различных сферах человеческой деятельности и на огромных пространствах.

Таким образом, постиндустриальное общество определяется как общество, в экономике которого приоритет переходит от преимущественного производства товаров к производству услуг, знаний, проведению исследований, организации системы образования и повышению качества жизни, в котором класс технических специалистов становится основной профессиональной группой и, что самое важное, в котором внедрение нововведений всё в большей степени зависит от теоретического знания.

Выделим новейшие явления, проявившиеся в конце XX — начале XXI в. Это прежде всего индивидуализация производства, потребления, труда.

Начинается переход от производства массовых стандартизированных товаров, которыми максимально насыщен рынок развитых стран, к мелкосерийному производству товаров.

Совет

Начинается разукрупнение производства, децентрализация управления, расформирование огромных трудовых коллективов.

Вместо гигантских заводов, производящих однотипную продукцию, создаются гибкие структуры, в рамках которых взаимодействуют отдельные подразделения крупных производителей, филиалы транснациональных корпораций и мелкие независимые фирмы. Разбросанные по всему миру, они объединены единой информационной сетью и способны быстро перестраиваться и реагировать на изменения запросов людей.

Если Форд в начале XX в. производил годами одну и ту же модель автомобиля, то для конца столетия характерна гонка за многообразием. Так, только за один год японская «Ямаха» выпустила около 100 моделей мотоциклов.

Не цена, а индивидуальные качества товара выходят на первый план в постиндустриальном обществе («постфордизм»). Другая черта — товар молниеносно устаревает и потому обновляется, усовершенствуется.

Читайте также:  От падение византии и величие турок

Наиболее яркий пример — смена компьютерных программ.

Если технический прогресс в индустриальную эпоху был связан со стремлением покорить природу и ему были близки понятия: мощность, размер, объём, скорость и т. д.

, то технология постиндустриального общества основывается на других понятиях: разнообразие, эффективность, экономичность, экологическая чистота и т. д.

Если раньше автомобильные компании соревновались в создании наиболее мощного двигателя, то теперь на первый план выходит стремление обеспечить низкое потребление бензина, управляемость, безопасность, комфорт. Крупнейшие производители автомобилей переходят к их производству по индивидуальным заказам.

Новый тип товара и новый тип производства неразрывно связаны с формированием новых ценностей и мотивов труда. Занятость растёт, всё большее число женщин и молодёжи стремятся получить работу. Но при этом увеличивается число тех, кто стремится к творческому труду, к гибкому рабочему графику, к сокращению рабочего времени даже при соответствующем снижении зарплаты.

Около четверти работающих в США, используя компьютеры, частично или полностью выполняют свою работу на дому. Понятие успеха связано уже скорее с конкретным социальным статусом — местом, которое человек хочет занять в обществе, характером труда, качеством жизни.

Обратите внимание

На смену материалистическим ценностям индустриальной эпохи — материальному богатству и безопасности — приходят новые, постматериалистические ценности во всём их многообразии. Структура качества жизни становится максимально индивидуализированной.

Для одних на первом месте стоит получение образования и самореализация в какой-либо области, для других приоритетом становится счастье семьи и путешествия, для третьих важнейшей является возможность выполнения определённого общественного долга — работа, например, в экологических организациях и т. д.

1. Назовите основные черты и признаки постиндустриального (информационного) общества. 2. Выделите главные отличия постиндустриального общества от индустриального.

Соберите информацию и напишите эссе по теме «Условия труда в эпоху постиндустриального общества в США, Канаде, Великобритании, Германии, Франции, Японии и России» (на выбор). Используйте дополнительную литературу и интернет-ресурсы.



Источник: https://trojden.com/books/world-history/world-history-9-class-soroka-cupa-2018/18

Причины кризиса советской экономики в 1980-е гг

Хозяйственная реформа 1965 года вследствие комплекса объективных (институциональных) и субъективных причин не смогла обеспечить устойчивого и долговременного экономического роста.

В течение 1970-х годов в экономике накапливались негативные явления и тенденции, и советская система постепенно вступила в предкризисную (фаза депрессии или стагнации), а затем инерционно в кризисную фазу циклического развития.

Необходимо назвать основные причины (или проявления) данной кризисной ситуации в Советском Союзе:

1) Деградация аграрного сектора советской экономики, которая в определенной степени объясняется неблагоприятными климатическими условиями (периодические неурожайные годы), а также в принципе само существование коллективного хозяйствования, силой насажденного в 1930-е годы и затем поддерживаемого существующей системой общественно-экономического контроля, ставили препятствия повышению эффективности сельскохозяйственного производства: так, в 1970-е годы в сельском хозяйстве СССР было занято 25% самодеятельного населения, а в США – 3%, но производительность труда там была в 4 – 5 раз выше, чем в СССР. Парадокс советского сельского хозяйства заключается и в том, что идентичные стагнационные результаты проявлялись и в период финансирования аграрного сектора по «остаточному принципу», и при изменении инвестиционной политики государства: например, в 1970-е годы по официальным данным в сельское хозяйство было направлено 383 млн. руб., что составило 20-27% всех инвестиций страны, что, однако, не дало ожидаемых результатов.

2) Трудности реализации экстенсивной экономической модели. Советская экономика начинает исчерпывать возможности дальнейшего использования экстенсивных факторов развития экономики.

Во-первых, начинает складываться неблагоприятная демографическая ситуация: снижение естественного прироста населения вообще и трудоспособного населения в частности (в 1960-е годы прирост экономически активного населения составлял 2%, а в 1970-е годы – 0,25% в год).

Во-вторых, наблюдается истощение традиционной сырьевой базы и смещение добывающей промышленности в нефте- и газодобывающие районы Западной Сибири. Создание Западносибирского нефтегазового комплекса потребовало масштабных капиталовложений и привело к росту себестоимости сырья и затрат на его доставку в места переработки.

Важно

Освоение топливно-энергетических ресурсов Севера и Сибири позволило советской экономике (вместо энергосберегающих технологий) по-прежнему использовать ресурсоемкий тип воспроизводства.

В-третьих, усиливается процесс физического износа и морального старения основного капитала советской промышленности: например, в 1980 году степень износа машины и оборудования в промышленности составила 36%, а средний возраст производственного оборудования – 10 лет.

Как уже отмечалось, если западные страны, используя достижения НТР, переходили на постиндустриальную модель, то СССР логически еще не завершил первичную индустриальную перестройку производства, поэтому технологическое отставание советской экономики от развитых промышленных стран приобретает масштабный характер (например, всего 10% новых научно-технических разработок отвечали мировым стандартам). Так, в начале 1980-х годов 51% работников промышленности (в сельском хозяйстве – 70%) был занят ручным, малоквалифицированным тяжелым трудом, поэтому производительность труда в советской промышленности была в 2 раза ниже, чем в США. К тому же, в результате массовой миграции сельской молодежи в города происходит формирование маргинальной «общежитской» субкультуры, что тоже усугубляло кризис организации труда. Вообще парадокс советской экономики состоял в том, что повышать производительность труда было просто невыгодно для предприятия, поскольку рост выработки повлек бы за собой повышение плановых заданий на будущий период и снижение фонда заработной платы.

3) Изменение ценовой ситуации на мировом рынке энергоносителей в 1980-е годы.

В начале 1970-х годов, в период мирового энергетического кризиса, когда резко возросли цены на энергоносители, СССР форсировал поставки нефти и газа на Запад (например, в 1985 году в советском экспорте доля топлива и сырья составляла 55%, а машин – 12,5%) и получил в 1974 – 1984 годы доходы в 176 миллиардов инвалютных рублей. К сожалению, полученные «нефтедоллары» были потрачены не на структурную перестройку экономики, а на другие цели: импорт продовольствия, потребительских товаров, оборудования, инвестиции в сельское хозяйство, военные расходы, «стройки века», «помощь» странам третьего мира, содержание бюрократического аппарата. Однако в середине 1980-х годов в результате падения мировых цен на нефть резко сокращаются доходы от нефтяного экспорта: так, в 1985 году цены на нефть снизились с 30 долларов до 12 долларов за баррель, и СССР потерял 10 млрд. долларов валютной выручки.

4) Рост удельного веса военных расходов: например, в начале 1980-х годов военный бюджет страны (в прямой и косвенной форме) составлял 15–20% внутреннего валового продукта, а в рамках военно-промышленного комплекса находилось до 80% машиностроительных предприятий страны. Несомненно, гонка вооружений (необходимость адекватной реакции на американскую программу «звездных войн», Афганистан) экономически изматывала неэффективную советскую хозяйственную систему.

5) Наличие нерациональной и разбалансированной структуры народного хозяйства: во-первых, инерционное сохранение в экономике после форсированной индустриализации 1930-х годов межотраслевых, межрегиональных и воспроизводственных диспропорций; во-вторых, преобладание в структуре советской экономики отраслей фондоемкой тяжелой и оборонной промышленности (ВПК вообще приобретает гипертрофированное значение) при низком удельном весе наукоемких отраслей (например, в 1985 году доля этих отраслей в валовой промышленной продукции составила 38%, а в ведущих западных странах – 65%) и сектора потребительских товаров и услуг.

6) Обострение социальной ситуации в экономике и в обществе: хроническая (скрытая или подавленная) инфляция; хронический дефицит продовольственных и потребительских товаров, особенно товаров длительного пользования; сокращение объема жилищного строительства; расходы на здравоохранение составляли всего 4% от национального дохода; по уровню потребления на душу населения страна занимала 77 место в мире, а ВВП в расчете на душу населения составлял 37% от уровня США; по косвенным данным, средняя заработная плата в 1973 году в СССР составляла 168 долларов в месяц, в то время как в США – 606 долларов. Отсюда негативные явления в организации труда: прогулы, низкая трудовая дисциплина, высокая текучесть кадров, алкоголизм, социальная апатия.

В 1979 году правительство А. Н. Косыгина сделало попытку проведения крупномасштабного экономического эксперимента: был установлен показатель нормативно чистой продукции, по которому предприятия должны были учитывать только вновь созданную стоимость без затрат на сырье, материалы и пр.

Совет

Однако попытка очередной модернизации командно-административной системы не смогла обеспечить экономике серьезных позитивных результатов.

Постепенно нарастала целая система блокирования экономических рычагов регулирования народнохозяйственных пропорций, в результате чего окончательно оформился механизм социально-экономического торможения, который привел к обострению экономического и социально-политического кризиса советской плановой хозяйственной системы к середине 1980-х годов.

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/124.html

Системный кризис 1970-х — начала 1980-х годов и его последствия

Новый центр деловой активности в Юго-Восточной Азии

Японское ʼʼэкономическое чудоʼʼ

История становления и развития этого региона неразрывно связана с экономикой Японии, потерпевшей сокрушительное поражение в войне и сумевшей достичь феноменального успеха в области экономического развития в послевоенный период, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ принято называть японским ʼʼэкономическим чудомʼʼ.

Состояние экономики Японии, как и Германии, к моменту окончания войны можно назвать катастрофическим. Огромные потери и разрушения отбросили национальное хозяйство страны к уровню конца XIX в. Достаточно сказать, что уровень промышленного производства не достигал и 30 % показателя 1935 ᴦ.

Хозяйственный хаос усугублялся политикой полного безразличия оккупационных властей США к тяжелому состоянию недавнего противника и отсутствием каких-либо четких планов восстановления его хозяйства. Толчком к послевоенному возрождению Японии явились политические события в Китае, где к власти пришли коммунисты.

Это обстоятельство заставило США пересмотреть отношение к Японии и принять так называемый обратный курс Дж. Доджа и К. Шоупа.

Обратный курс преследовал, главным образом, геополитические цели — создание противовеса коммунистическому Китаю и освободительному движению в странах Юго-Восточной Азии, ориентировавшихся на СССР.

Американская программа экономической стабилизации предусматривала ликвидацию колоссального дефицита бюджета в основном за счёт повышения уровня налогообложения, сокращения его расходной части, ограничения кредитования и девальвации национальной валюты.

Эти мероприятия позволили несколько нормализовать состояние финансово-кредитной системы, остановить гиперинфляцию. Одновременно государство сняло с себя функции контроля над ценообразованием, отказалось от поддержки убыточных предприятий и т. д.

Обратите внимание

Нормализация в финансовой сфере способствовала выходу японских компаний на внешний рынок.

При этом главными точками реформ в условиях послевоенной разрухи стали мероприятия по кардинальному изменению традиционного политического, общественного и хозяйственного укладов восточной страны.

Послевоенная модернизация экономики началась с аграрной реформы 1946—1950 гᴦ. В ходе нее государство выкупало землю у помещиков и продавало крестьянам.

В силу демографической и ресурсной специфики Японии основную массу новых владельцев земель составили малоземельные крестьяне.

Хозяйство Японии, несмотря на его высокий технико-технологический уровень и динамизм, оставалось хозяйством развитой индустриальной страны и продолжало по инœерции развиваться на базе индустриальной доминанты.

Организационные принципы хозяйственных отношений, высокая степень монополизации не всœегда позволяли мобильно реагировать на качественные изменения в мировой экономике. Ориентация Японии на внешние рынки также сыграла негативную роль в условиях кризисов 1970—1980 гᴦ.

Миной замедленного действия можно назвать и состояние внутреннего рынка Японии, который и до настоящего времени остается неемким в сравнении с развитыми странами.

В условиях обострения конкуренции на внешних рынках японские фирмы не могут компенсировать потери во внешнеэкономической сфере за счёт внутреннего спроса.

Важно

В последней трети XX в. в мировой экономике произошли коренные изменения. Их суть заключалась в переходе хозяйства ведущих индустриальных стран к постиндустриальному этапу развития. Этот переход не мог не ускорить трансформацию национальных экономик других подсистем, представленных развивающимися государствами и странами с переходной экономикой.

Кризис 1973—1975 гᴦ. приобрел впервые за послевоенный период синхронный мировой характер.
Размещено на реф.рф
Начавшись в США, Англии и ФРГ, он быстро охватил всœе развитые индустриальные страны.

Главной причиной кризиса явился ценовой дисбаланс, возникший на мировых рынках энергоресурсов и ряда промышленных сырьевых товаров, в связи с этим за ним утвердилось название сырьевого кризиса, а также ʼʼнефтяных шоковʼʼ.

Его глубинная основа состояла в ускоренном индустриальном росте экономик развитых стран в 1950—1960-х годах, который, несмотря на широкое внедрение достижений НТР, был связан с растущим вовлечением в производство невозобновляемых природных ресурсов, что и вело к соответствующему росту цен на них.

Рост цен на базовые сырьевые товары и энергоносители, в свою очередь, сказывался на росте затрат, что толкало цены на конечные товары вверх, обостряло ценовую конкуренцию на внутренних и внешних рынках, подталкивало к развитию инфляционные процессы.

Читайте также:  Остатки крепостничества и развитие капитализма в сельском хозяйстве

Правительства развитых стран пытались обуздать рост цен на сырьевых внутренних рынках, бороться с инфляцией, однако меры по ограничению роста цен приводили к обратному результату. Дальнейшее развитие кризиса обусловливалось действиями стран-экспортеров нефти и сырья, которые воспользовались благоприятной для них мировой конъюнктурой и искусственно взвинчивали цены.

В условиях резкого повышения цен индустриальные страны вынуждены были постепенно пересматривать свою энергетическую политику.

Οʜᴎ постепенно ограничивали импорт нефти за счёт введения энергосберегающих мероприятий, пытались наращивать разработку собственных энергоресурсов (к примеру, Англия стала добывать нефть со дна Северного моря), проводить замену нефти углем, ядерным топливом.

В годы кризиса стали увеличиваться расходы на НИОКР, активизировались научные исследования в области энерго- и материалосберегающих техник и технологий, работы по поиску альтернативных источников энергии и сырьевых материалов.

Совет

В 1973—1975 гᴦ. глубокой рецессией были охвачены экономики всœех индустриально развитых стран. Недолгая стабилизация второй половины 1970-х годов и новый кризис 1980—1982 гᴦ.

ярко свидетельствовали о структурных, системных неполадках в хозяйстве индустриального мира, а также о несовершенстве сложившейся системы государственного регулирования.

Достаточно отметить, что повсœеместно применявшиеся инфляционные методы борьбы с кризисом дали сбой, т. к. инфляционные процессы сопровождались экономическим спадом.

В 1970-х годах индустриальные страны вошли в полосу структурного кризиса, порожденного диспропорциями в развитии отдельных сфер и отраслей хозяйства. Кризис вызывал отлив капиталов из отраслей с растущими издержками, заставлял искать пути их модернизации. Особенно острое положение создалось в энерго- и материалоемких производствах, таких как, к примеру, металлургия.

Кризис 1980—1982 гᴦ. охватил не только индустриальные страны, но и часть развивающихся стран, выбравших модель ʼʼдогоняющегоʼʼ (т. е. ускоренного индустриального) развития, и, прежде всœего, Аргентину и Бразилию.

Синхронность рецессии, охватившей, главным образом, индустриальные страны, включая и новые индустриальные экономики, свидетельствовала о ее системном характере.

Об этом же говорила и синхронность в череде кардинальных реформ 1980-х годов, проведенных первоначально правительствами ведущих индустриальных стран, и последовавшая затем ʼʼновая либеральная волнаʼʼ экономических реформ 1980—1990-х годов, приобретшая глобальный характер на рубеже этих десятилетий.

Системный кризис 1970-х — начала 1980-х годов и его последствия — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Системный кризис 1970-х — начала 1980-х годов и его последствия» 2017, 2018.

Источник: http://referatwork.ru/category/istoria/view/567206_sistemnyy_krizis_1970_h_nachala_1980_h_godov_i_ego_posledstviya

Причины кризиса экономики СССР:

1. Обострение противоречий между колоссальным промышленным потенциалом СССР и экстенсивным (вширь) характером его развития. Руково­дство страны пыталось использовать естественное преи­муще­ство СССР: огромную территорию с неисчерпаемыми при­родными богатствами.

Развитые же капитали­стические страны далеко обогнали СССР, делая упор на интенсивное развитие – форсирование науко­ёмких отраслей, определяющих научно-техничес­кий прогресс – элек­тро­нику, кибернетику, робототехнику, биотехнологию. Гипертрофия добычи ресурсов и первичной обработки, тяжелого ма­шиностроения определили максимальную энергоёмкость производства в СССР.

На Западе для производства 1 кг. потребляемой продукции расходовалось 4 кг. исходного материала, а в СССР – 40.

Обратите внимание

2. Снижение рождаемости из-за демографических последствий Вто­рой миро­вой войны, что вело к сокращению доли молодёжи на произ­водстве. Миграция сельского населения в города.

3. Перемещение сырьевой базы в труднодоступные районы Севера и Сибири увеличило зат­раты на добычу и доставку природных ресурсов.

4. Падение мировых цен на нефть во второй пол. 1970-х гг.

5. Незаинтересованность работников в результатах своего труда.

Руководство страны понимало, что выиграть экономичес­кую гонку с Западом можно лишь при условии перевода экономики СССР на интен­сивный путь развития. Эту задачу ставили на XXIV, XXV, XXVI съез­дах КПСС. Однако она не была решена.

Итоги экономического развития.За 1970–1985 гг. темпы роста упали до уровня стаг­нации (застоя). 11-я пятилетка не была выпол­нена ни по одному показателю.

В США произво­дитель­ность труда в про­мышленности в 2 раза, а в сельском хозяйстве – в 5 раз превышала соответствую­щие показатели в СССР. Советская эко­номика носила «самоедский» характер, она работала не на человека, а сама на себя. Содержание госаппарата и армии разоряли стра­ну.

За 1970–1980-е гг. СССР израсходовал на вооружение 700 млрд. рублей. По данным зарубежных источ­ников, в нач. 1980-х гг. СССР выпускал танков в 4,5 раза больше, чем США, БТР – в 5 раз, артиллерийских орудий – в 9 раз, атомных под­водных лодок – в 3 раза.

Советская модель хозяйствования, лишённая гибкости и внутренних импульсов саморазвития, «надорвалась», не выдержав гонки вооруже­ний.

Некоторые исследователи отрицают наличие «застоя» в бреж­невский период. По их мнению, имело место лишь падение темпов эко­номиче­ского развития.

Несомненны некоторые успехи: к концу 1970-х СССР был сверхдержа­вой, на его долю приходилось около 20% мирового промышленного производства.

Важно

За 18 лет руководства Брежнева производ­ство электроэнергии выросло в 5 раз, население СССР увеличилось на 40 млн. человек.

Международное положение и внешняя политика СССР

В 1964–1985 гг.

Главой внешнеполитического ведомства СССР с 1957 до 1985 г. являлся ми­нистр иностранных дел А.А. Громыко (1909–1989) – сторонник жёсткого внешнеполитического курса. Западные дипломаты называли Громыко «мис­тер Нет» за неуступчивость на переговорах.

Историки выделяют три этапа во внешней политике СССР:

1)1964 – нач. 1970-х гг. – продолжение жёсткой хрущёвско-ста­линской политики, проявлением которой стало в 1968 г. уничтожение советскими тан­ками демократических реформ в Чехослова­кии.

2) нач. 1970-х –1979 г. – период «разрядки» международной напряжённо­сти, переговоры с лидерами Запада.

3) 1979 – середина 1980-х гг. – новое обострение конфрон­тации с За­падом из-за Афганской войны (1979–1989 гг.).

СССР и страны социализма.

Социалистический лагерь находился в состоянии раскола. У СССР были напряжённые отношения с Китаем и Албанией.

События в Чехо­словакии в 1968 г.Весной 1968 г. первый секретарь ЦК КПЧ А. Дýбчек начал либеральные реформы («пражская весна»). Бы­ла расширена экономическая самостоятельность предприятий, ликвиди­рована цензура, разрешена многопартийность. А. Дубчек стремился создать «социа­лизм с челове­ческим лицом».

В Москве в политике Дубчека усмотрели угрозу социализму и Варшавскому договору. Советское руководство потре­бовало свернуть реформы, но Дубчек отказался. В августе 1968 г. в ЧССР вторглись войска стран – членов Варшавского договора – СССР, Польши, Венгрии, Болгарии и ГДР. «Пражская весна» закончилась.

Дубчека сменил просоветский политик Г. Гýсак. Оккупация вызвала возмущение в Чехословакии. Митинги протеста были разогнаны советскими войсками. Народы Восточной Европы стали видеть в СССР агрессора и душителя нацио­нальной свободы.

Совет

Возник термин «доктрина Бреж­нева» – суверенитет любого социалистиче­ского го­сударства имеет подчинённый характер по отношению к общим инте­ресам социализма.

В 1971 г. по линии Совета Экономической Взаимопомощи была принята программа социально-экономической интеграции стран социализма, которая ба­зировалась на ре­сурсах СССР.

Вьетнамская война 1965–1974 гг.В 1965 г. США развернули войну против комму­нистического Северного Вьетнама (Демократической Рес­публи­ки Вьетнам, ДРВ), пытавшегося свергнуть проамериканский режим Южного Вьет­нама. В США эта война вос­прини­малась как «грязная».

СССР оказывал ДРВ помощь оружием, техникой, военными специалистами. Американцы понесли боль­шие по­тери, потерпели поражение и покину­ли Вьетнам в 1973 г. В 1976 г. была образована единая Социали­стиче­ская Республика Вьетнам (СРВ).

Вьет­нам­ская война способство­вала обострению советско-американского проти­востояния.

Конфликт с Китаем. Китайская коммунистическая партия (КПК) претен­довала на лидерство в мировом коммунистическом движении. Китай предъявлял СССР территориальные претензии. В 1969г.

возник пограничный конфликт на острове Даманский на р. Уссури (приток Амура). Китайцы захва­тили остров, после чего СССР уничтожил китайскую группировку установками «Град».

Во время конфликта погибли 58 советских погра­ничников, китайские потери неизвестны. В 1991 г. о. Даманский был передан Китаю.

После смерти Мао Цзэдуна (1976 г.) новый лидер Китая Дэн Сяопи́н требовал вывода советских войск из Монголии и Афганистана. В 1979 г. про­изошли военные столкновения между Китаем и Вьет­намом из-за спор­ных территорий. СССР оказал под­держку Вьетнаму.

Политический кризис в Польше.В 1980–1981 гг. повышение цен вызвало в Польше народные выступления против правящей Польской объединённой рабочей партии (ПОРП). Рабо­чее движение возглавил независимый профсоюз «Солидарность» (лидер – рабочий-электрик с судоверфи г.

Гданьска Лех Валéнса, будущий президент Польши в 1990–1995 гг.). Опасаясь ввода советских войск в Польшу, первый секретарь ЦК ПОРП генерал В. Ярузельский в 1981 г. ввёл в стране военное положение. Лидеры «Соли­дарности», в том числе и Л. Валенса, были арестованы.

«Солидарность» перешла на нелегальное положение (лидеры подполья – 3. Буяк, В. Лис, В. Хардек, В. Фрасынюк и др.). События в Польше стали началом развала системы социализма, хотя реально это случилось позднее, в 1989 г.

Обратите внимание

Значительную роль в расшатывании социализма в Польше сыграла католическая церковь и, в частности, папа римский Иоанн Павел II, поляк по национальности.

СССР и страны Запада.

1970–1979 гг. – период «разрядки международной напряжённости». Причины разрядки:

1. Установление военно-стратегического паритета между СССР и США в ядерном вооружении. Было признано, что в ядерной войне не может быть победите­лей.

2. Осознание руководителями мировых держав опасности для мира в ядерный век даже обычной войны.

3. Существовала опасность перерастания локальных войн в конфликт между военно-политическими блоками.

Отношения с ФРГ. Приход к власти в ФРГ социал-демократиче­ского прави­тельства канцлера В. Брáндта улучшило наши отношения. В 1970 г. был заключён советско-западногерманский договор. ФРГ отказалась от претензий на Восточ­ную Пруссию (с 1945 г. Калинин­градская область РСФСР).

ФРГ также признала западные границы Польши. В обмен канцлер добился от Л.И. Брежнева согласия не пре­пятствовать мирному объ­единению двух государств на немецкой земле (ФРГ и ГДР), если для этого в будущем воз­никнут соответствую­щие условия.

Оба германских государства установили дипло­мати­ческие отношения и были при­няты в ООН.

В 1971 г. СССР, США, Англия и Франция отчасти разрешили западноберлин­ский вопрос. Они договорились, что Западный Берлин имеет особый статус и не принадлежит ФРГ.

Совещание по безопасности и со­трудничеству в Европе (СБСЕ) состоялось в 1975 г. в Хельсинки.

Важно

В Заключительном акте Совещания лидеры 33 европейских стран, США и Канады зафиксировали принципы нерушимости границ в Европе, уважения независимости и суве­ренитета, территориальной целостности государств, отказ от применения силы.

Совещание способствовало рас­ширению эко­номиче­ских, политических и гуманитарных связей между Востоком и Запа­дом.

Советско-американские отношения. В ходе переговоров Л.И. Брежнева с президентами США Р. Никсоном и Д. Фордом были до­стигнуты соглашения об ограничении стра­тегических воо­ру­жений1972 г. – по ОСВ-1, в 1978 г.

– по ОСВ-2) и подземных ис­пытаний ядерных зарядов. По до­говору по противо­ракетной обороне (ПРО) каждая из сторон имела право на оборудование зоны ПРО в одном из своих жизненно важных районов. В СССР им стал г.

Москва, в США – крупнейшая во­енная база Гранд-Форс (штат Северная Дакота).

Несмотря на переговоры, гонка вооружений продолжалась. Во второй пол. 1970-х гг. СССР принял решение разместить в Восточной Европе ракеты средней даль­ности СС-20. Это решение затруднило переговоры по ОСВ-2. Подписать соглашение удалось лишь в 1979 г.

Но после вторжения СССР в Афганистан Конгресс США отказался ратифицировать ОСВ-2. В ответ на размещение СС-20 США в 1979 г. разместили в Западной Европе «крылатые ракеты» и ракеты средней дальности «Першинг-2», способные поразить террито­рию СССР.

Советский Союз в то время не располагал средствами защиты от «Першин­гов».

В 1976 г. советский лётчик ст. лейтенант В. Беленко угнал в Японию новейший истребитель-перехватчик МИГ-25 и попросил политического убежища в США. Американцы разобрали перехватчик и изучили секреты МИГа-25. Это усилило взаимное недоверие двух держав.

СССР к концу 1970-х гг. фактически превзошёл США по численности армии, количеству (не всегда – по качеству) танков, самолётов, ракет. А.А. Громыко вспоминал: «СССР и США гнали и гнали ядерное оружие».

Это катастро­фиче­ским образом отразилось на эконо­мике СССР и привело к кризису 1990-х гг. США превос­хо­дили СССР по валовому национальному продукту в 3-4 раза, а затраты на вооружение были равноценны.

На Западе СССР иронично называли «Верхней Вольтой с баллистическими ракетами».



Источник: https://infopedia.su/11x3d04.html

Ссылка на основную публикацию