Переезд советского правительства в москву

Как правительство сто лет назад переехало из Петрограда в Москву

За пределами хорошо охраняемого Смольного новой советской власти в столице бывшей империи было неуютно. Порядок в Петрограде поддерживался весьма относительный — не помогало на первых порах и то, что 7 (20) декабря 1917 г. вместо ликвидированного ВРК была организована ВЧК по борьбе с контрреволюцией и саботажем под председательством Дзержинского.

Для дезинформационного прикрытия на заседании ВЦИК было принято постановление о ложности слухов о переезде

Новый, 1918-й для сотрудников комендатуры Смольного начался с увеличения количества постов, их усиления и отмены отпусков в город в связи с совершившимся 1 января неудачным покушением на Ленина.

Обратите внимание

В тот день Ильич выступал на многолюдном митинге в Михайловском манеже. Вместе с ним были сестра Мария Ильинична и швейцарский соратник Фриц Платтен. На обратном пути на Пантелеймоновском мосту через Фонтанку машина Ленина подверглась обстрелу.

Кузов автомобиля оказался пробит в нескольких местах, но слегка пострадал лишь Платтен — его руку оцарапала пуля. Стрелявшие скрылись с места преступления, и поиск террористов ни к чему не привел.

Уже в 20х числах января сорвалось новое покушение на вождя большевиков.

Новые опасности заставили изменить подчиненность системы безопасности. С 3 января 1918 г. охрану Смольного взял на себя Петроградский совет, а комендант Мальков отныне нес личную ответственность перед исполкомом Петросовета.

Дореволюционные здания Петербурга защитят от сноса

Несмотря на то, что Петроград стал «колыбелью революции», именно здесь была высока вероятность начала контрреволюции. С приходом советской власти начался саботаж банковских чиновников и учителей, служащих почты и телеграфа, других важных госучреждений. Да и сам петроградский пролетариат оказался не готов вкусить «плоды революции».

Хлебный паек сократился до 120 граммов в день, начались массовые забастовки на заводах и фабриках. Но особое беспокойство доставляли многочисленные солдаты-дезертиры, бывшие офицеры, вернувшиеся с фронта под видом гражданских лиц, и разного рода беженцы.

Самыми опасными считались балтийские матросы, занимавшиеся неприкрытым бандитизмом и мародерством. Повсюду множились, а еще больше чудились большевикам бунты и заговоры. Петроград, находившийся всего в 35 км от новой границы с получившей независимость Финляндией, стал идеальным местом для разного рода шпионов и внутренних провокаторов.

В Москве тоже было достаточно криминала, но он имел преимущественно гражданский, аполитичный характер.

Когда же зашли в тупик переговоры с Германией и ее союзниками в Бресте, военная угроза столице приобрела конкретные и угрожающие очертания.

Спецоперация «Переезд»

Идея переезда советского правительства в Москву созрела у большевиков еще раньше, после разгона 6 января 1918 г. Учредительного собрания.

В практическую плоскость идею перевел ближайший на тот момент соратник Ленина управляющий делами Совнаркома Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич (1873-1955). Он оставил о деталях переезда красочные воспоминания, доступные ныне каждому в Интернете. По его версии, в начале февраля 1918 г.

за немедленный переезд правительства большевиков высказался он, его старший брат Михаил Дмитриевич (1870-1956), генерал-лейтенант, принявший сторону новой власти.

Важно
Важно

По словам брата Владимира, эти предложения были изложены им в виде рапорта на имя Ленина, а тот поставил положительную резолюцию. Заметим, что рапорт М.Д. Бонч-Бруевича в архивах не разыскан, и о нем известно только из воспоминаний управделами Совнаркома.

[/su_box]

О планах на переезд Ленин сообщил членам СНК на совещании 26 февраля. Возражений не последовало, и постановление об эвакуации правительства было принято.

Для дезинформационного прикрытия 27 февраля на расширенном заседании ВЦИК было принято постановление о ложности слухов о переезде, опубликованное в газетах 1 марта. «1. Все слухи об эвакуации из Петрограда СНК и ЦИК совершенно ложны.

СНК и ЦИК остаются в Петрограде и подготовляют самую энергичную оборону Петрограда.

2. Вопрос об эвакуации мог бы быть поставлен лишь в последнюю минуту в том случае, если бы Петрограду угрожала самая непосредственная опасность, чего в настоящий момент не существует».

Одновременно В.Д. Бонч-Бруевич начал практическую подготовку к переезду; при этом, как он утверждал в мемуарах, даже Ленин не знал этого срока.

Мальков сформировал из подчиненной ему охраны отряд из 150-200 латышских стрелков. Они скрытно перебазировались на заброшенную и безлюдную «Цветочную площадку» пригородных соединительных путей, примыкавших к Николаевской ж. д.

, находящуюся за Московской заставой. Отсюда и планировалось скрытно уехать.

Уже в середине лета 1918 г. в Московском Кремле постоянно проживало более 1100 человек

Совет

10 марта в 22 часа поезд N 4001 отошел от «Цветочной площадки». В целях конспирации состав двигался с потушенными огнями. Поезд вели поочередно четыре паровоза серии С. В частности, на участке Бологое-Тверь использовали паровоз С325, а на участке Тверь-Москва — С245.

В 1918 году большевики начали менять старые памятники на новые
Совет

Доехали до Москвы только 11 марта в 21 час 30 минут: дорога заняла почти целые сутки. Передвигались не спеша, со всеми предосторожностями. На станции Малая Вишера состав столкнулся с враждебно настроенными матросами-анархистами, бежавшими с фронта, их разоружили латышские стрелки.

Параллельно продолжались мероприятия по спецпропаганде — пустили слух о переносе столицы, но не в Москву, а в Нижний Новгород. Уже после успешного прибытия Ленина в Первопрестольную была пущена последняя дезинформация, что переезд якобы должен пройти днем позднее, 12 марта.

Об окончании петербургского периода отечественной истории большевики объявлять не торопились. Органы новой власти на другой день после переезда были извещены специальной телеграммой: «Всем Советам.

О переезде правительства из Петрограда в Москву. 12 марта 1918 г. В понедельник 11 марта Правительство отбыло в Москву. Всю почту, телеграммы и прочее присылать в Москву Совету Народных Комиссаров. Председатель СНК В.И.

Ленин, Управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевич».

И только 16 марта перенос столицы был узаконен IV Чрезвычайным Всероссийским съездом Советов, созванным для ратификации Брестского мира: «В условиях того кризиса, который переживает русская революция в данный момент, положение Петрограда как столицы резко изменилось. Ввиду этого съезд постановляет, что впредь до изменения указанных условий столица Российской Социалистической Федеративной Советской Республики временно переносится из Петрограда в Москву».

Заметим, что в тексте упоминается о том, что столица переносится временно, хотя большевики обустраивались в древней столице всерьез и надолго.

Тьма кремлевских постояльцев

Как писали газеты того времени, перенос столицы в Москву открыл новый московский период русской истории. Центральные органы власти и управления намечено было разместить в Московском Кремле. 11 марта секретарь ВЦИК В.А.

Аванесов обращается к представленному на должность коменданта Кремля Якову Андреевичу Стрижаку: «Предлагаю принять самые энергичные меры для подыскания помещений для сотрудников Советских Народных Комиссаров. С этой целью даются полные полномочия на реквизицию пустующих помещений в Москве».

12 марта Стрижак был назначен комендантом Кремля, но уже 26 марта его сменил Мальков, задержавшийся в Петрограде по просьбе Зиновьева.

Обратите внимание

17 апреля ВЦИК разработал для коменданта Кремля «Перечень проектируемых работ по устройству охраны и укреплению Кремля». Документ предписывал организовать «немедленное, правильное и точное распределение охраны в Кремле», строгое наблюдение на кремлевских стенах за окрестностями.

Началось обустройство звонковой и телефонной сигнализации и связи, в том числе в местах сосредоточения командного состава. Был устроен центральный боевой пост в башне Троицких ворот.

Оборону Кремля существенно укрепила установка трех «противоаэропланных» орудий и размещение трех броневиков.

Мальков настоял на том, чтобы кремлевские курсанты, слушатели созданных в Московском Кремле 1х Советских пулеметных курсов командного состава РККА, постепенно заменили в кремлевских караулах латышских стрелков.

Кремль быстро превратился в один из густонаселенных «районов» столицы. Уже к середине лета 1918 г. в Московском Кремле постоянно проживало более 1100 человек, из которых 450 вселилось после революции.

Новые жители «Кремлевского холма» заняли все пригодные для проживания помещения: Сенат, Большой Кремлевский и Малый (Николаевский) дворцы, Потешный дворец, Кавалерский, Офицерский, Гренадерский, Кухонный и Синодальный корпуса, старую Оружейную палату, корпуса у Спасских ворот и у кремлевской стены, расположенные между Боровицкими и Троицкими башнями, флигели у Спасских ворот, Боровицкую и Спасскую гауптвахты. Постояльцы проживали в башнях, во всех кремлевских соборах и монастырях, при действующих церквях и даже в колокольне Ивана Великого. И в здании Рабоче-Крестьянского правительства, в котором на третьем этаже находилась квартира Ленина, в полуподвале обосновались более двух сотен жильцов.

Вот список самых приметных обитателей одного лишь Большого Кремлевского дворца. В Детской половине дворца находились квартиры семей Я.М. Свердлова, А.И. Рыкова (1919-1924), В.В. Осинского; на Собственной половине — Клары Цеткин, в Белом (Фрейлинском) коридоре поселились Л.Б.

Каменев, Д.И. Курский, Демьян Бедный; в желтом коридоре — В.Р. Менжинский. Дзержинский с супругой прописались в нижних апартаментах дворца; заселены были и так называемые «верхние» апартаменты дворца — второй этаж занимал А.В. Луначарский; третий — К.Б. Радек и Е.Д. Стасова.

Важно

С приездом большевиков от размеренного кремлевского быта прошлых столетий не осталось и следа. Только за 1919 г. комендатура выселила из Кремля более 1000 человек, прописав в него четыре сотни новых жителей. К концу 1920 г. в Кремле получили прописку более 2100 человек.

На волосок от взрыва

В марте 1918 г. Кремль и Москва вообще находились в плачевном состоянии. Мальков вспоминал: «Кремль к моменту переезда советского правительства из Петрограда в Москву был основательно запущен.

Часть зданий значительно пострадала еще в дни Октябрьских боев и никем не восстанавливалась. Во дворе Арсенала уродливо громоздились груды битого кирпича, стекла, всякой дряни.

Верхний этаж огромных казарм, тянувшихся чуть ли не от Троицких ворот почти до самого подъезда Совнаркома, выгорел, и его окна зияли черными провалами.

На улицах была несусветная грязь. Весна стояла в 1918 году ранняя. Уже в конце марта было по-апрельски тепло, и по улицам Кремля разливались настоящие озера талой воды, побуревшей от грязи и мусора. На обширном плацу, раскинувшемся между колокольней Ивана Великого и Спасскими воротами, образовалось такое болото, что не проберешься ни пешком, ни вплавь…».

Были и более серьезные опасности.

Почти в каждом московском районе (Сокольники, Лефортово, Ходынка и другие) и ближайшем окружении (Лианозово, Очаково, Одинцово) хранились огромные запасы взрывчатых и удушающих веществ, в том числе более 6000 единиц химических боеприпасов (баллонов с хлором и фосгеном).

Военные специалисты отмечали, что при возможном взрыве артиллерийских боеприпасов площадь поражения может иметь диаметр 19 верст, и половина Москвы окажется в зоне разрушительного действия. Это порождало слухи и панические настроения.

Для ликвидации этой угрозы 22 марта был создан Временный чрезвычайный комитет по эвакуации и обезвреживанию взрывчатых и удушающих веществ и снарядов Московского областного комиссариата по военным делам.

Совет

Масштабы его работ впечатляют: только за первые три месяца для вывоза на восток боеприпасов было задействовано 8 895 вагонов, при погрузке и разгрузке использовалось 84 670 подвод. И только к концу 1918 г. большая часть боеприпасов была вывезена за пределы Москвы.

Читайте также:  Ближайшие поводы восточной войны

Угроза уничтожения Кремля и гибели его обитателей миновала.

Источник: https://rg.ru/2018/02/26/kak-pravitelstvo-sto-let-nazad-pereehalo-iz-petrograda-v-moskvu.html

Из Петрограда в Москву: 6 фактов о переносе столицы — Православный журнал «Фома»

12 марта 1918 года, в условиях строжайшей конспирации был завершен перенос столицы РСФСР из Петрограда в Москву. А 16 марта это было узаконено IV Съездом Советов.

Перенос столицы планировался ещё при Николае II

Впервые мысль об эвакуации столицы возникла еще у царского правительства – во время Великого отступления летом 1915 года, когда русская армия оставила Галицию, Польшу, Литву и фронт опасно приблизился к Петрограду. Тогда планировалось вывезти часть правительственных учреждений, гарнизона и оборонных заводов. Но затем наступление немцев удалось остановить, и об этой идее забыли.

Однако через два года, осенью 1917-го, она посетила уже членов Временного правительства – после того, как немецкое наступление завершилось взятием Риги и ее окрестностей.

С 1 сентября в столице России под руководством Валентина Дягилева, родного брата Сергея Дягилева, организовавшего знаменитые «Русские сезоны», начало действовать Особое междуведомственное совещание, основная задача которого состояла в поиске подходящих зданий в Москве.

Временное правительство. Исполнительный комитет Государственный думы. Сидят (справа): М. В. Родзянко, С. В. Шидловский, В. А. Ржевский и Вл. Н. Львов. Стоят (слева): В. В. Шульгин, И. И. Дмитрюков, А. Ф. Керенский, М. А. Караулов

4 октября 1917 года глава Временного правительства Керенский предложил своим министрам начинать переезжать в первопрестольную, что вызвало жесткую критику большевиков.

 6 октября пробольшевистская солдатская секция Петросовета назвала план эвакуации Временного правительства в Москву “дезертирством с ответственного боевого поста”, заявила, что такое решение “означало бы предоставление революционной столицы на произвол судьбы”, и потребовала уступить место другому, более решительному правительству.

В итоге, хотя министры были готовы отбыть в Москву, переезд правительственных учреждений так и не состоялся.

Петроград никто не хотел защищать

Через несколько месяцев, в феврале 1918 года, большевики убедились, что их предшественники были правы.

После того как Троцкий сорвал мирные переговоры с немцами в Брест-Литовске, германские войска начали стремительное наступление по всей линии фронта.

“Мне ещё не доводилось видеть такой нелепой войны, — вспоминал позднее начальник штаба германского главнокомандующего Восточным фронтом генерал Макс Гофман. — Мы вели её практически на поездах и автомобилях. Сажаешь на поезд горстку пехоты с пулеметами и одной пушкой и едешь до следующей станции. Берёшь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд ещё солдат и едешь дальше”.

В результате этого блицкрига 19 февраля был сдан Минск (при этом попал в плен штаб Западного фронта), 20 февраля – Полоцк, 21-го – Речица и Орша. 24 февраля незначительные силы немцев заняли Псков (в этом случае штаб Северного фронта успел эвакуироваться в Тверь). 25 февраля красногвардейцы оставили Борисов и Ревель, а потом бежали из Нарвы.

Обратите внимание

21 февраля в Петрограде было объявлено осадное положение, издан декрет Совета народных комиссаров “Социалистическое отечество в опасности!” и создан Комитет революционной обороны города. Большинство частей Петроградского гарнизона на митингах клялись “стоять насмерть”, но на фронт кроме латышских стрелков мало кто поехал.

К 26 февраля стало ясно, что город защищать некому: в ряды РККА записалось всего 10 320 рабочих, готовых пролить свою кровь за пролетарское государство.

Все это заставило председателя Комитета революционной обороны Петрограда Зиновьева в начале марта 1918 года от имени питерских коммунистов обратиться в ЦК ВКП (б) с просьбой выделить несколько сот рублей на случай перехода на нелегальное положение. Впрочем, ему было отказано.

Первая блокада Петрограда

3 марта 1918 года новая советская делегация во главе с Сокольниковым была вынуждена подписать на германских условиях Брестский мир, который председатель Совнаркома РСФСР Ленин назвал “похабным” и “несчастным”. От России отторгались 780 тысяч квадратных километров территории с населением 56 миллионов человек.

Договор встретил крайне резкую оценку почти всего российского общества. Патриарх Московский и всея России Тихон оценил нанесенный урон так: “Отторгаются от нас целые области, населённые православным народом, и отдаются на волю чужого по вере врага… мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, — такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения”.

Это понимали и сами большевики – несмотря на заключение мирного договора, не было никаких гарантий, что германцы не польстятся на столицу РСФСР.

Кроме того Петрограду угрожал голод. Сонарком сознавал, что столица из-за своего географического положенная на 100% зависит от привозного продовольствия и топлива.

 Традиционно большинство поставок шли морским путем, но германский флот и минные поля его блокировали.

 А железнодорожный транспорт работал весьма нерегулярно, да и гражданская война не только отрезала от центральной России основные хлебные районы, но и загрузила железные дороги военными перевозками.

Первое мая. Петроград, 1918

В марте 1918-го в Питер прибыло 800 вагонов с зерном и мукой, в апреле – уже только 400. В мае был введен хлебный паек. Тогда же петроградцы стали массово поедать лошадей.

Важно

Стремительно развивался и топливный кризис. Громадному городу для нормального функционирования ежегодно требовалось почти 110 миллионов пудов угля и почти 13 миллионов пудов нефти. Столько он потреблял в 1914 году.

 Однако в условиях разгорающейся гражданской войны поставки угля по сравнению с довоенным уровнем сократились в 30 раз.

Настоящий топливный коллапс наступит в городе в январе 1919-го, когда в нем уже не будет ни дров, ни угля, ни нефти.

По сути дела, Петроград оказался в настоящей блокаде. К голоду и холоду добавились заразные болезни. Весной 1918 года Петроград поразила эпидемия сыпного тифа. Затем его сменила холера, а ее – грипп-испанка.

Естественно, что недовольство новой властью росло во всех слоях городского населения. Стихийно бастовали учителя, служащие почты, банков, телеграфа и – самое неприятное для большевиков – рабочие заводов и фабрик.

Кроме того, город был наводнен дезертирами, анархистами и откровенными бандитами и грабителями. Всё это в любой момент могло закончиться очередным государственным переворотом в “колыбели трех революций”.

В таких условиях управлять ситуацией из гораздо более удачно расположенной с инфраструктурной точки зрения Москвы было значительно удобнее и безопаснее.

Переезд проходил в обстановке секретности и дезинформации

Решение о переносе столицы было принято Советом народных комиссаров 26 февраля. Ответственным за переезд был назначен ближайший помощник Ленина, управляющий делами Совнаркома Владимир Бонч-Бруевич.

В первую очередь в Москву отправили Экспедицию заготовления государственных бумаг, золотой запас и иностранные посольства. Помимо документов наркоматы вывозили и своих служащих с семьями и имуществом.

Второпях случались и эксцессы. Так, согласно жалобе Петроградского бюро РСДРП(б), ВЧК вывезла в Москву всех следователей и архив, «забыв» в Петрограде самих арестованных, которые остались без документов, объясняющих, за что они сидят.

Совет

Информацию о масштабном переезде правительственных учреждений скрыть было трудно, и 1 марта Президиуму ВЦИК пришлось выступить с заявлением, объявлявшем их эвакуацию «беспочвенными слухами».

Одновременно Всероссийский исполнительный комитет железнодорожного профсоюза был проинформирован, что столица перемещается в Нижний Новгород. Эту дезинформацию сообщил лично Бонч-Бруевич, который позже объяснял, что его главной задачей было отвлечение внимания от поезда с Лениным.

Литерный состав с председателем советского правительства был сформирован на окраине Петрограда.

Вечером 10 марта 1918 года Ленин покинул Смольный и вместе с женой, сестрой и Бонч-Бруевичем направился к пустырю за Московской заставой, к так называемой Цветочной площади.

Там их встречали чекисты, которые в полной темноте помогли им вместе с членами Совнаркома и Всероссийского центрального исполнительного комитета сесть в литерный поезд № 4001.

Ильича защитили латышские стрелки

Поезд вели поочерёдно 4 курьерских паровоза, их бригадный состав периодически менялся. Но, несмотря на все предосторожности, не обошлось без ЧП. Отъехав 162 километра от Петрограда, спецсостав вынужден был остановиться: на станции Малая Вишера путь ему перекрыл состав с дезертирами – матросами-анархистами. Но латышские стрелки, охранявшие правительственный поезд, быстро их разоружили.

Латышские стрелки у Большого театра. 1918 г.

В итоге в Москву на Николаевский (ныне Ленинградский) вокзал литерный прибыл 11 марта около 8 часов вечера. Следующий день приехавшие провели в вагоне, 13 марта под охраной латышских стрелков Ленин разместился в гостинице “Националь”, а через несколько дней переехал в здание бывшего Сената в Кремле.

Москва официально стала столицей только в 1922 году

12 марта 1918 года в “Известиях” от имени военно-революционного комитета при Петросовете Троцкий известил граждан РСФСР, что Совнарком и ВЦИК выехали на IV Всероссийский съезд советов, где будет решено перенести столицу из Петербурга в Москву.

Это объяснялось тем, что “германские империалисты, навязавшие нам свой аннексионистский мир, остаются смертельными врагами советской власти” и находятся на расстоянии двухдневного перехода от города.

В. И. Ленин на Красной площади. 7 ноября 1918 года

16 марта 1918 года съезд действительно одобрил перенос столицы в Москву, сославшись на кризис, который русская революция переживает в данный момент. Но подчеркнул, что это не навсегда: “Съезд постановляет, что впредь до изменения указанных условий столица Российской Советской Социалистической Республики временно переносится из Петрограда в Москву”.

Обратите внимание

Официальный статус столицы Москва обрела только в конце 1922 года, когда после гражданской войны был образован Советский Союз.

На заставке фрагмент фото: Майские праздники на Красной площади в Москве, 1 мая 1924. Источник

Источник: https://foma.ru/iz-petrograda-v-moskvu-6-faktov-o-perenose-stolitsyi.html

Как в 1918 году Ленин переезжал из Петрограда в Москву

12 марта 1918 года начался последний перенос столицы из Петрограда в Москву. Переезд осуществлялся оперативно, в условиях строжайшей конспирации. Большевикам было чего опасаться.

Вынужденная мера

Различные варианты «разгрузки» Петрограда рассматривались еще в 1915 году царскими властями, в частности, было намерение эвакуировать часть правительственных учреждений, гарнизона и оборонных заводов. Осенью 1917 года в связи с приближением немецких войск планировало переезд в Москву Временное правительство, за что было раскритиковано большевиками.

После Октябрьской революции уже сами большевики всерьез задумались над тем, чтобы перебраться в Первопрестольную. Несмотря на подписание Брестского мира, германская армия, овладевшая Псковом, несла непосредственную угрозу Петрограду. Инициатором переезда выступил управделами Совнаркома Владимир Бонч-Бруевич.
К середине февраля 1918 года положение на фронте стало угрожающим, Германия развернула наступление по всем направлениям, ее войска находили в нескольких десятках километров от Петрограда. 21 февраля правительство издало декрет-воззвание «Социалистическое отечество в опасности», а 26-го Совнарком принял решение о переносе столицы в Москву. [С-BLOCK]

«Петроград представляет собой объект для нападений и наступлений, во втором случае ему грозит также постоянная угроза нападения не только с суши, но и с моря. Поэтому, если нужно вообще сохранять столицы, то, конечно, нужно избавить их от риска быть захваченными врагом», — писала 9 марта 1918 года газета «Знамя труда».

Практически мгновенно началась эвакуация ценных бумаг, золотого запаса и иностранных посольств. Американцев выселили аж в Вологду.

Для общественности речь действительно шла только об эвакуации, а не о переносе столицы. Более того, Дзержинский даже выступил в печати с заявлением, что все слухи о переносе столицы не имеют под собой основания.

Некоторые убеждали, что переезд будет, но не в Москву, а в Нижний Новгород.

Уже сегодня известно, что это было частью компании большевиков по дезинформации, для того чтобы обеспечить безопасный переезд вождей революции.

Не всем по нраву

«Колыбель революции» пришлось покинуть не только из-за немцев. В Петрограде, как ни в одном другом городе была высокая вероятность возникновения контрреволюционного движения. В либерально-анархическом Петрограде было легче прийти к власти, чем удержать ее.

И действительно, спустя пару месяцев после Октябрьского переворота стало очевидно, что те, кто еще недавно отстаивал идеалы революции, уже успел в ней разочароваться. В столице начали стихийно возникать забастовки банковских работников, учителей, служащих почты, телеграфа, также ряда учреждений и ведомств, массово забастовали промышленные предприятия.

Даже петроградский пролетариат стал высказывать недовольство драконовыми мерами нового правительства. И было от чего: городу грозил голод. Так, из-за сокращения поставок продовольствия в Петроград хлебный паек уменьшился до 120 г в день. Градоначальник Михаил Калинин и председатель Петросовета Григорий Зиновьев в обстановке полного произвола и анархии оказались попросту бессильны. [С-BLOCK]

Читайте также:  Провозглашение рсфср и диктатуры пролетариата в январе 1918 года

Особое беспокойство властям доставляли многочисленные солдаты-дезертиры, разного рода гражданские и военные беженцы. Но самой опасной категорией, пожалуй, были матросы, в открытую занимавшиеся разбоем и мародерством.

Петроград стал идеальным местом для иностранного шпионажа, разного рода политических провокаторов и заговорщиков. В один прекрасный момент этот гудящий и клокочущий город мог опрокинуть еще неокрепшую советскую власть, как еще недавно большевики свергнули Временное правительство.

Находились политические силы, которые противились переносу столицы. В, частности, извечные оппоненты большевиков — меньшевики. В газете «Новая жизнь» они так прокомментировали событие: «Что такое Москва? — провинциальный город с двухмиллионным населением, живущий своей жизнью, куда явятся тысячи пришельцев из Петрограда, чтобы править не только Москвой, но и всей Россией».

В условиях конспирации

Одним из главных событий переноса столицы стало переселение вождя пролетариата — Ленина. 10 марта в 21:30 Владимир Ильич вышел из парадных дверей Смольного в сопровождении супруги, сестры и верного товарища Бонч-Бруевича.

Важно

Дальше процессия села в роскошный автомобиль Delaunay Belleville французского производства и направилась к пустырю за Московской заставой, к так называемой Цветочной площади, где сотрудники ВЧК в полной темноте посадили важного пассажира в спецсостав № 4001 державший курс на Москву.

Формирование 4001-го литерного происходило в условиях строжайшей секретности. Состав был сформирован не на Николаевском вокзале, а прямо на Цветочной площади. План Бонч-Бруевича был такой: «Накопить спальных вагонов, в последний момент сформировать поезд и выехать без огней, пока не достигнем главных путей Николаевской железной дороги».

В целях конспирации было решено, что поезд № 4001 в процессе движения вклинится между двумя обычными составами, выехавшими с Николаевского вокзала, в которых предварительно будут размещены работники комиссариатов и служащие управделами с офисным имуществом. На всем протяжении пути «главного» поезда планировалось трижды поменять паровоз и бригаду. [С-BLOCK]

Не обошлось без происшествий. Отъехав от Петрограда на 160 километров, литерный вынужден был остановиться. Дорогу ему перекрыл невесть откуда взявшийся товарняк с дезертирами, собравшимися завладеть поездом, совершенно не догадываясь о его пассажирах. Но как-то только бригада латышских стрелков выкатила пулеметы, анархисты поспешно сложили оружие.

Поти через сутки после отъезда, 11 марта около 20 часов поезд № 4001 благополучно остановился под сводами Николаевского вокзала города Москвы.

16 марта IV Всероссийский съезд советов принял постановление о временном переносе столицы в Москву: «В условиях того кризиса, который переживает русская революция в данный момент, положение Петрограда как столицы резко изменилось. Ввиду этого съезд постановляет, что впредь до изменения указанных условий столица Российской Советской Социалистической Республики временно переносится из Петрограда в Москву», — гласил текст документа.

На новом месте

Только через двое суток после приезда Ленина разместили в номерах гостиницы «Националь», тщательно охраняемых латышскими стрелками. В Кремле тем временем шла работа по обустройству мест для работы Совнаркома и ЦИК. Сложнее было расселить громаду государственного аппарата. Вот что писала газета «Новое слово»: «Вчера в 9 часов вечера администрации меблированных комнат „Бельгия“ на Тверской улице было предъявлено требование: освободить 30 номеров. Сроком для выселения был назначен 1 час».

Большевистскую верхушку разместили в Кремле, расставив по всему периметру пулеметчиков. Ленин вместе Крупской после временного пребывания в «Национале» поселились в здании бывшего Сената, в комнатах, которые раньше занимали сторожа, там же пристроились СНК и ЦИК.

В прессе вслед за постановлением съезда советов сообщалось, что столицу из Петрограда в Москву перенесут временно: «Незачем говорить, что и после временного перенесения столицы Петроград остается первым городом русской революции».

Обосновавшись в Москве, большевики в первую очередь стали заниматься «разуплотнением» населения Первопрестольной. Выселению за черту города подлежали все бывшие монархисты, капиталисты и антисоветские элементы.

Совет

Их особняки и квартиры без зазрения совести конфисковали в пользу советской власти.

Всего по замыслу правительства из новой столицы выселению подлежали до полумиллиона человек, чтобы остальные могли «вздохнуть свободно».

Москва стала официально называться столицей только в 1922 году, после образования СССР. Именно с этого времени в городе стала быстро развиваться вся муниципальная инфраструктура, он постепенно застраивался и разрастался, приобретая знакомые нам очертания.

Источник: https://news.rambler.ru/other/40630516-kak-v-1918-godu-lenin-pereezzhal-iz-petrograda-v-moskvu/

Как и почему Советское правительство 100 лет назад переехало из Петрограда в Москву

11 марта 1918 года завершилась история Петербурга-Петрограда как столицы Российского государства. В этот день успешно прошла тайная операция по переезду Советского правительства в Москву. О причинах и деталях этих событий, а также о подробностях жизни вождей большевиков в обеих столицах рассказывают архивные документы.

Главный вход Смольного. Конец 1917 г.

Властные структуры обосновались в зданиях Смольного института в Петрограде еще летом 1917 г. Управление делами ВЦИК Советов остановило свой выбор на них ввиду их вместительности1. К 4 августа 1917 г. в Смольный полностью переехали из Таврического дворца ВЦИК и Петроградский совет.

Охрана Смольного требовала значительных усилий. К примеру, 11 сентября 1917 г. для этих целей был выделен наряд от Преображенского, Гренадерского, Егерского, Волынского и Литовского полков общей численностью 437 солдат и 4 офицеров, в том числе автоброневой отряд и пулеметная команда2.

После того как 12 (25) октября был образован Военно-революционный комитет (ВРК), имевший в своем составе комендантский отдел под руководством Ф.Э. Дзержинского, выделение войсковых нарядов от гарнизона прекратилось, функция по охране Смольного полностью перешла к ВРК.

После прихода к власти большевиков захваченный Зимний дворец вместе с Таврическим и Мариинским дворцами отошел в ведение ВРК. Комендантом всех этих зданий 28 октября 1917 г. был назначен 25-летний большевик, прапорщик родом из Могилевской губернии Михаил Васильевич Пригоровский (1893-1918)3.

Большевики сразу же приняли решительные меры по удержанию власти. Само здание Смольного ощетинилось пулеметными стволами, грозно смотрящими из множества окон, а на крыльце главного входа было выставлено несколько станковых пулеметов «Максим».

Подойти к штабу революции, не попав в сектор обстрела, было практически невозможно, так как на многие сотни метров перед зданием раскинулся открытый сад: редкие деревца, сбросившие листву, не могли послужить прикрытием.

С другой стороны к Смольному можно было зайти лишь с берегов Невы, но и этот маневр предусмотрел ВРК, предписав командованию крейсера «Аврора» прислать для защиты бывшего института благородных девиц 50 матросов и катера с пулеметами4.

Обратите внимание

К стенам Смольного доставлялась и захваченная техника. Ее тотчас же использовали для боевого дежурства, в том числе бронеавтомобиль «Илья Муромец», переименованный большевиками в «Красный Петербург».

Бронеавтомобиль «Илья Муромец», переименованный большевиками в «Красный Петербург».

Изгнание классных дам

Уже 29 октября 1917 г. комендантом исключительно Смольного был назначен 30летний матрос-балтиец Павел Дмитриевич Мальков, земляк В.М. Молотова по вятской слободе Кукарке5. Работы у него оказалось много.

Сам Смольный был разделен на две части: на Николаевскую — непосредственно само здание института архитектора Кваренги; и Александровскую — здание бывшего Александровского института. Соединялись они между собой монастырскими корпусами таким образом, что можно было при желании пройти из одной части в другую.

В Николаевской половине располагались Совнарком, ВЦИК, ВРК, Петроградский совет, масса различных организаций, профсоюзов, редакций, а в подвалах обитала старая институтская прислуга.

На первых порах даже в СНК не знали, кто их соседи. Александровскую половину занимали классные дамы, бывшие воспитательницы и даже несколько институток, а также штаб ударных женских батальонов.

Многие входы и выходы Смольного не охранялись и были доступны для сотен посторонних лиц.

Лишь к концу ноября 1917 г. Смольный был освобожден от сомнительных жильцов, наладилась пропускная система. Из Александровской половины были выселены классные дамы, здесь разместился исполком крестьянских депутатов.

Ленин в своем рабочем кабинете в Кремле.

Специальный лифт для Ильича

После наведения порядка кабинет Ленина перенесли из южного крыла Смольного в северное на тот же этаж, в небольшую угловую комнату с тремя окнами. После Октября Ильич первое время жил на квартире В.Д.

Бонч-Бруевича на Херсонской улице, теперь две комнаты на том же втором этаже были отведены для проживания Ленину и Крупской. Имелись кухня, водопровод, теплая уборная и небольшое помещение типа кладовой.

Все освещалось электричеством.

Расположение этой квартиры в Смольном старались держать в тайне. Лифт в этом подъезде был полностью изолирован толстыми досками со всех сторон, и снаружи никто не мог догадаться о его назначении. Выше третьего этажа он не поднимался и ниже второго этажа не опускался.

Важно

Дверь в коридор Смольного всегда была на ключе, а внутри лестницы, за дверью всегда сменялся караул из тщательно проверенных красногвардейцев из отряда особого назначения. Ключи от двери из коридора Смольного, от входной двери в квартиру всегда были у Ленина.

Право свободного прохода по особому ходу на второй этаж и подъема на лифте было предоставлено немногим сотрудникам, имевшим особые пропуска. За все время ближайшему окружению Ильича было выдано всего 20 таких пропусков.

У вождя большевиков вскоре появились беспокойные соседи. К концу ноября были освобождены и подвальные помещения Смольного. Их решили приспособить для содержания заключенных контрреволюционеров, среди которых преобладали офицеры и юнкера. Наиболее известным арестантом в Смольном был великий князь Михаил Александрович — младший брат Николая II6.

Павел Дмитриевич Мальков — комендант Смольного.

При наличии в подвалах подобных лиц надежность охраны стала первостепенным вопросом. Для охраны советского правительства в ноябре в Латвии была сформирована сводная рота латышских стрелков.

Ей была поручена внутренняя и внешняя охрана Смольного, Совнаркома и кабинета Ленина. К началу 1918 г. охрану несли около тысячи стрелков.

Затем часть людей была демобилизована — остались только добровольцы, и к марту 1918-го в Смольном насчитывалось около 500 красных латышей.

У Малькова с руководством красных стрелков сложились конфликтные отношения. Например, 11 декабря 1917 г.

Совет

коменданту Смольного была передана такая выписка из протокола заседания комитета латвийских полков: «Ввиду того, что часто требуется Вами экстренный выезд латышских стрелков на обыски и аресты, что нами охотно исполняется, но со стороны Автомобильного отдела явно видна задержка выезда (саботаж), которая выражается несвоевременным отпуском автомобиля, почему приходится часами ждать, что вредит делу, а также волнует стрелков, мы просим Вашего распоряжения, чтобы впредь такой задержки не было. В противном случае на выезды людей не дадим»7.

Латышские стрелки охраняют кабинет Ленина в Смольном. Табличка на двери «Классная дама». 1918 г.

Неуютная колыбель революции

За пределами хорошо охраняемого Смольного новой советской власти в столице бывшей империи было неуютно. Порядок в огромном Петрограде поддерживался весьма относительный — не помогало на первых порах и то, что 7 (20) декабря 1917 г. вместо ликвидированного ВРК была организована ВЧК по борьбе с контрреволюцией и саботажем под председательством Дзержинского8.

Новый, 1918-й для сотрудников комендатуры Смольного начался с увеличения количества постов, их усиления и отмены отпусков в город в связи с совершившимся 1 января неудачным покушением на Ленина9.

Обратите внимание

В тот день Ильич выступал на многолюдном митинге в Михайловском манеже. Вместе с ним были сестра Мария Ильинична и швейцарский соратник Фриц Платтен. На обратном пути на Пантелеймоновском мосту через Фонтанку машина Ленина подверглась обстрелу.

Кузов автомобиля оказался пробит в нескольких местах, но слегка пострадал лишь Платтен — его руку оцарапала пуля. Стрелявшие скрылись с места преступления, и поиск террористов ни к чему не привел.

Уже в 20-х числах января сорвалось новое покушение на вождя большевиков.

Пантелеймоновский мост через Фонтанку, где машина Ленина подверглась обстрелу.

Новые опасности заставили изменить подчиненность системы безопасности. С 3 января 1918 г. охрану Смольного взял на себя Петроградский совет, а комендант Мальков отныне нес личную ответственность перед исполкомом Петросовета10.

Читайте также:  Гуннское объединение в забайкалье

Несмотря на то что Петроград стал «колыбелью революции», именно здесь была высока вероятность начала контрреволюции. С приходом советской власти начался саботаж банковских чиновников и учителей, служащих почты и телеграфа, других важных госучреждений.

Да и сам петроградский пролетариат оказался не готов вкусить «плоды революции». Хлебный паек сократился до 120 граммов в день, начались массовые забастовки на заводах и фабриках. Городской голова М.И. Калинин и председатель Петросовета Г.Е.

Зиновьев были бессильны в обстановке произвола и анархии.

Обратите внимание

Но особое беспокойство доставляли многочисленные солдаты-дезертиры, бывшие офицеры, вернувшиеся с фронта под видом гражданских лиц, и разного рода беженцы. Самыми опасными считались балтийские матросы, занимавшиеся неприкрытым бандитизмом и мародерством.

Повсюду множились, а еще больше чудились большевикам бунты и заговоры. Петроград, находившийся всего в 35 км от новой границы с получившей независимость Финляндией, стал идеальным местом для разного рода шпионов и внутренних провокаторов.

В Москве тоже было достаточно криминала, но он имел преимущественно гражданский, аполитичный характер.

Когда же зашли в тупик переговоры с Германией и ее союзниками в Бресте, военная угроза столице приобрела вполне конкретные и угрожающие очертания. 2 марта немцы настолько приблизились к Петрограду, что смогли начать обстрел улиц из артиллерии.

Телеграмма о переадресации всей корреспонденции в адрес правительства в Москву. 12 марта 1918 г.

Спецоперация «Переезд»

Идея переезда советского правительства в Москву созрела у большевиков еще раньше, после разгона 6 января 1918 г. Учредительного собрания.

В практическую плоскость идею перевел ближайший на тот момент соратник Ленина управляющий делами Совнаркома Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич (1873-1955). Он оставил о деталях переезда красочные воспоминания11, доступные ныне каждому в Интернете.

По его версии, в начале февраля 1918 г. за немедленный переезд правительства большевиков высказался он, его старший брат Михаил Дмитриевич (1870-1956), генерал-лейтенант, принявший сторону новой власти.

Важно
Важно

По словам брата Владимира, эти предложения были изложены им в виде рапорта на имя Ленина, а тот поставил положительную резолюцию. Заметим, что рапорт М.Д. Бонч-Бруевича в архивах не разыскан, и о нем известно только из воспоминаний управделами Совнаркома.

[/su_box]

О планах на переезд Ленин сообщил членам СНК на совещании 26 февраля. Возражений не последовало, и постановление об эвакуации правительства было принято12.

Для дезинформационного прикрытия 27 февраля на расширенном заседании ВЦИК было принято постановление о ложности слухов о переезде, опубликованное в газетах 1 марта. «1. Все слухи об эвакуации из Петрограда СНК и ЦИК совершенно ложны.

СНК и ЦИК остаются в Петрограде и подготовляют самую энергичную оборону Петрограда.

2. Вопрос об эвакуации мог бы быть поставлен лишь в последнюю минуту в том случае, если бы Петрограду угрожала самая непосредственная опасность, чего в настоящий момент не существует»13.

Одновременно В.Д. Бонч-Бруевич начал практическую подготовку к переезду; при этом, как он утверждал в мемуарах, даже Ленин не знал этого срока.

Мальков сформировал из подчиненной ему охраны отряд из 150-200 латышских стрелков. Они скрытно перебазировались на заброшенную и безлюдную «Цветочную площадку» пригородных соединительных путей, примыкавших к Николаевской ж. д.

, находящуюся за Московской заставой. Отсюда и планировалось скрытно уехать.

10 марта в 22 часа поезд N 4001 отошел от «Цветочной площадки». В целях конспирации состав двигался с потушенными огнями. Поезд вели поочередно четыре курьерских паровоза серии С. В частности, на участке Бологое-Тверь использовали паровоз С325, а на участке Тверь-Москва — С245.

Совет

Доехали до Москвы только 11 марта в 21 час 30 минут: дорога заняла почти целые сутки. Передвигались не спеша, со всеми предосторожностями. На станции Малая Вишера состав столкнулся с враждебно настроенными матросами-анархистами, бежавшими с фронта, их разоружили латышские стрелки.

Параллельно продолжались мероприятия по спецпропаганде — пустили слух о переносе столицы, но не в Москву, а в Нижний Новгород. Уже после успешного прибытия Ленина в Первопрестольную была пущена последняя дезинформация, что переезд якобы должен пройти днем позднее, 12 марта.

Об окончании петербургского периода отечественной истории большевики объявлять не торопились. Органы новой власти на другой день после переезда были извещены специальной телеграммой: «Всем Советам.

О переезде правительства из Петрограда в Москву. 12 марта 1918 г. В понедельник 11 марта Правительство отбыло в Москву. Всю почту, телеграммы и прочее присылать в Москву Совету Народных Комиссаров. Председатель СНК В.И.

Ленин, Управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевич»14.

И только 16 марта перенос столицы был узаконен IV Чрезвычайным Всероссийским съездом Советов, созванным для ратификации Брестского мира: «В условиях того кризиса, который переживает русская революция в данный момент, положение Петрограда как столицы резко изменилось. Ввиду этого съезд постановляет, что впредь до изменения указанных условий столица Российской Социалистической Федеративной Советской Республики временно переносится из Петрограда в Москву»15.

Заметим, что в коротком тексте упоминается о том, что столица переносится временно, хотя большевики обустраивались в древней столице всерьез и надолго.

Источник: https://cccp2.mirtesen.ru/blog/43619265845

Как большевики из Петрограда в Москву переезжали

К весне 1918 года стало очевидным, что дальнейшее пребывание Советского правительства в Петрограде слишком опасно.

В феврале немцы убедительно продемонстрировали большевикам свое полное военное превосходство над только что созданной Красной Армией, которой еще предстояло превратиться в грозную боевую силу.

И, несмотря на подписание Брестского мира, большевики небезосновательно опасались слишком близкого соседства с немецкими войсками, захватившими Псков, откуда стремительный бросок на Петроград мог последовать в любой момент.

Обратите внимание

В такой ситуации и было принято решение о переезде Советского правительства из Петрограда в Москву. Но информация об этом была достоянием только очень узкого круга посвященных.

И надо отдать должное тому, как успешно была организована правительственная эвакуация. Особенно удачно было создано информационное, точнее, дезинформационное прикрытие.

Так, 1 марта 1918 года в газете «Правда» было опубликовано заявление ЦИК Советов: «1. Все слухи об эвакуации из Петрограда Совнаркома и ЦИК совершенно ложны. СНК и ЦИК остаются в Петрограде и подготавливают самую энергичную оборону Петрограда. 2.

Вопрос об эвакуации мог бы быть поставлен в последнюю минуту в том случае, если бы Петрограду угрожала бы самая непосредственная опасность – чего в настоящий момент не существует». 

Паралллельно, помимо отрицания каких бы то ни было планов переноса столицы, была запущена версия о переезде правительства… в Нижний Новгород.

Владимир Бонч-Бруевич, управделами Совнаркома, «под строжайшим секретом» сообщил представителям профсоюза железнодорожников о скором переезде в Нижний, поскольку «там посытнее, да и от немцев подальше».

И даже после того, как органы власти благополучно переехали, в «Правде» было опубликовано «Обращение Военно-Революционного комитета при Петроградском Совете к гражданам Петрограда», в коем было сказано: «СНК и ЦИК выехали в Москву на Всероссийский съезд Советов.

Уже сейчас можно с полной уверенностью сказать, что на этом съезде будет решено ВРЕМЕННО перенести столицу из Петрограда в Москву.

Важно

Германские империалисты… остаются смертельными врагами Советской власти… Перенесение столицы в Москву покажет им, что Советская власть одинаково прочно чувствует себя по всей стране, и обнаружит таким образом бесцельность похода на Петроград… Незачем говорить, что и после ВРЕМЕННОГО переселения столицы Петроград остается первым городом русской революции». 

В общем, Советское правительство никуда не уезжает, уезжает в Нижний Новгород, уезжает в Москву, но временно. Пусть кто-нибудь попробует хоть что-нибудь понять.

Любопытная деталь – первые два поезда, в которых ехали на Съезд Советов делегаты, отправлялись чрезвычайно торжественно. На публике показался Яков Свердлов, незаметно покинувший вскоре «парадный поезд».

Он должен был вместе с Лениным и другими наиболее видными большевиками следовать в секретном поезде N4001, под охраной самых надежных подразделений Красной Армии – латышских стрелков.


9 марта комендант Смольного Мальков (вскоре комендант Московского Кремля) получил приказ, в котором было сказано: «Предписывается вам сдать ваши обязанности коменданта Смольного товарищу, которого вы оставляете себе в преемники. Завтра, 10 марта с. г.

, к 10 часам утра вы должны прибыть по адресу: станция «Цветочная площадка»… Здесь стоит поезд, в котором поедет Совет Народных Комиссаров. Поезд охраняется караулом из Петропавловской крепости.

Этот караул должен быть замещен караулом латышских стрелков, которые по особому приказу в числе 30-и человек должны будут выступить из Смольного с двумя пулеметами в 8 часов утра. В Петропавловской крепости сделано распоряжение о передаче караула.

После принятия караула латышскими стрелками вы должны немедленно вступить в отправление обязанностей коменданта поезда. Охранять весь поезд вместе с паровозом, на тендере которого должен быть поставлен караул.

Кругом поезда все проходы к нему должны охраняться. Никто из посторонних не должен быть допускаем в поезд… Озаботьтесь, чтобы всем латышам было бы отпущено надлежащее довольствие в дороге. Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров Влад. Бонч-Бруевич». 

Совет

Как же доверяли большевики латышам! И они это доверие вполне оправдывали и на поле боя, и как охрана Кремля и поезда Троцкого, и в качестве карателей.

Наверное, если бы в 1918 году кто–нибудь предсказал, что латыши спустя многие десятилетия объявят себя жертвами большевизма, гражданская война прервалась бы на полчасика. Белые, красные и зеленые полегли бы от смеха.

 

Вечером 10 марта поезд №4001 отправился в путь. Ехал спецпоезд, что называется, с приключениями. В Вишере охране пришлось пулеметы выкатывать, чтобы отогнать буйных матросов из встречного эшелона.

До стрельбы дело не дошло – «братишки», увидев пулеметы, предпочли разбежаться.

Лишь вечером 11 марта эшелон №4001 добрался до Москвы.

По такому случаю было объявлено, что правительство прибудет в Москву 12 марта… 

Комендант Мальков, ехавший в эшелоне, в котором доставляли в Москву правительственные автомобили, вспоминал позже о случае, достаточно показательном для той эпохи:

«Наконец по прошествии часа или двух латыши разгрузились и походным порядком двинулись в Кремль. Машина была снята с платформы и, урча мотором, стояла возле вокзала. Можно было трогаться.

Так нет! Откуда ни возьмись бежит секретарша Наркомата иностранных дел и слезно молит взять какой-то ящик с ценностями, принадлежащими наркомату. Пришлось нам с шофером отправиться за грузом. Ящик оказался солидным.

Он был лишь слегка прикрыт крышкой, и мы разглядели золотые кубки, позолоченные ложки, ножи и еще что-то в том же роде. Секретарша объяснила, что это банкетные сервизы Наркомата иностранных дел. Когда разгружали эшелон, про этот ящик попросту забыли».

Но, если не считать забытых впопыхах позолоченных кубков и тому подобных инцидентов, в целом переезд правительства был проведен образцово.

Секретность была сохранена, и надежная охрана обеспечила безопасность партийных вождей.

Обратите внимание

Большевики, после периода митингового послереволюционного хаоса, начали учиться основам организации государства, и переезд в Москву стал пробным камнем для творцов нового государственного строя.

Максим Кустов,
«Столетие»

Источник: https://yagazeta.com/nepoznannoe/tajny/kak_bolsheviki_iz_petrograda_v_moskvu_pereezzhali/

Ссылка на основную публикацию