Н. м. карамзин о правлении ивана грозного

Н. М. Карамзин о правлении Ивана Грозного

Летом 1533 года неожиданно умер Василий III, в основном продолжавший политику своего отца Ивана III. Во время охоты на ноге великого князя появился нарыв- Он не придал этому значения и продолжал тешиться охотой. Но нарыв превратился в смердящую язву. Началось общее заражение крови.

Скрытно привезенный в Москву, испытывавший страшные муки Василий III успел перед смертью сообщить боярам свою последнюю волю и благословить на великое княжение своего малолетнего сына Ивана, сидевшего на руках у мамки.

Так началось правление Ивана IV, вошедшего в отечественную историю под прозвищем Грозный.

Обратите внимание

Иван IV был противоречивой личностью. Злодей и распутник, убийца и садист, страдавший приступами бешенства, он обладал незаурядным умом, хорошей памятью и немалыми знаниями, хотя не получил систематического образования. Правление его продолжалось более полувека и было насыщено многими важными событиями.

Причем, подчас трудно представить, что деяния, связанные с именем Ивана Грозного, исходили от одного человека. Авторы книги, посвященной спорным, вопросам древней истории Руси, Г. В. Носовский и А. Т. Фоменко даже выдвинули гипотезу о том, что имя «Грозный» является собирательным образом, объединяющим четырех разных царей.

Гораздо раньше в отечественной историографии получила распространение версия о «двух Иванах». Ее создателем был политический противник Ивана Грозного князь Андрей Курбский. Впоследствии она была взята на вооружение выдающимся русским историком Н. М. Карамзиным. В своей знаменитой «Истории государства Российского» Н. М.

Карамзин писал: «Несмотря на все умозрительные изъяснения, характер Иоанна, Героя добродетели в юности, неистового кровопийцы в летах мужества и старости, есть для ума загадка…».

Основания для подобных суждений имеются. Правление Ивана IV распадается по крайней мере на два неоднозначных периода: реформы Избранной рады и опричнину.

На наш взгляд, наиболее интересный ответ па вопрос о причинах отказа царя от реформ и перехода к террору дал современный российский историк В. Б.

Кобрин в своей небольшой по объему, но насыщенной научными идеями книге «Иван Грозный», изданной в 1989 году.

Реальное влияние на государственные дела Иван IV стал оказывать с начала 1547 г. 16 января он венчался на царство в Успенском соборе Московского Кремля. Это было не просто сменой титула. Венчание на царство было событием огромного исторического значения.

Важно

Оно значительно повысило международный престиж московских государей. Дело в том, что титул «великий князь» не имеет адекватного перевода на западноевропейские языки. Его переводили либо как «принц», либо как «герцог», что ниже королевского титула.

Слово «царь» переводилось как «император», или оставалось без перевода. На Руси издревле царем называли императора Византии, а позднее хана Золотой Орды. Царский титул вполне соответствовал могуществу московских государей и величию Руси.

Таким образом, венчание на царство было мудрым и своевременным политическим шагом.

Вскоре произошли новые события, повлиявшие на юного царя. В феврале 1547 г. он женился на Анастасии Романовой из рода бояр Захарьиных. Очевидно, она была единственной из семи жен Ивана, которую он действительно любил. Анастасия на время смогла умерить буйный нрав царя и отвлечь его от разгульной жизни.

В июне того же 1547 года в Москве случился страшный пожар. Тысячи людей погибли в огне, остались без крова и средств существования. Как часто бывает в таких случаях, по Москве распространились слухи о том, что поджог устроили родственники царя по матери Глинские. Начался бунт.

Толпа возмущенных горожан двинулась в подмосковное село Воробьеве где укрылся от огненной стихии царь. Как это часто бывает с деспотами, Иван сильно испугался и в критический момент потерял способность действовать. Сложившейся ситуацией воспользовался некий священник Сильвестр.

Он убеждал царя в том, что причина всех несчастий — его грехи и грозил божьей карой. Толпа недовольных была разогнана. Но Иван с той поры оказался под влиянием I Сильвестра.

Сильвестр, митрополит Макарий, глава Посольского приказа Иван Висковатый, князья Андрей Курбский и Михаил Воротынский составили узкий круг приближенных к царю людей, названный впоследствии А. Курбским «Избранной радой».

Совет

Одним из наиболее ярких деятелей Избранной рады был руководитель Челобитного приказа Алексей Адашев. Он был выходцем из незнатных, но крупных землевладельцев и обладал качествами незаурядного государственного деятеля: сильной волей, глубоким умом и высокой нравственностью. А. Ф.

Адашев был человеком своего времени — жестким, подчас жестоким. Но современники отмечали также его честность, религиозность, аскетизм. А. Ф. Адашев был наделен широкими полномочиями.

И в целом Избранная рада оказывала определяющее влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны, играя роль своеобразного негласного правительства при Иване IV.

В 1549 г. был созван Земский собор, на котором царь выступил с осуждением боярского правления и призвал к совместным усилиям в целях укрепления государства.

Непериодически созывавшиеся Земские соборы стали совещательным органом и опорой при проведении важных политических мероприятий. В 1550 г. был составлен новый Судебник, который по сравнению с Судебником Ивана III (1497 г.

) был лучше систематизирован, разбит на главы и вносил некоторые новшества, связанные с изменениями, происшедшими в стране.

Дальнейшие реформы Избранной рады осуществлялись по следующим направлениям. Во-первых, были предприняты шаги по улучшению центрального и местного управления. В основных чертах оформилась при­казная система. Во-вторых, была проведена военная реформа. В 1550 г. было создано стрелецкое войско.

Стрельцы были вооружены огнестрельным оружием — пищалью» и холодным — бердышем за спиной и сабли на боку. К концу XVI в. в стране насчитывалось 8 тыс. стрельцов, которые несли службу не только з -голице, но и в других городах. Главным источником чествования стрельцов было не жалованье, а зе­мельные «дачи» и возможность заниматься ремеслом и торговлей.

«Уложение о службе» (1555—1556) регла­ментировало порядок службы феодалов. Все дворяне, достигшие 15-летнего возраста должны были нести государеву службу. С каждых 150 десятин земли бояре и дворяне обязаны были выставить 1 всадника с лошадью и вооружением. В-третьих, в 1551 г.

был созван церковный Собор, получивший название «Стоглавого», поскольку его постановление состояло из 100 глав.

Решения Стоглавого собора предусматривали: 1) наведение порядка во внутрицерковных делах, усиление контроля над низшим духовенством, осуждение симонии (продажи церковных должностей); 2) унификацию обрядовой стороны, в том числе признание единственно правильным двухперстного знамения; 3) запрет на продажу и приобретение церковных земель без царского разрешения. Стоглавый собор стал важным шагом на пути подчинения церкви государством.

Обратите внимание

В период проведения реформ Избранной рады Руское государство одержало ряд крупных внешнеполи­тических побед. 2 октября 1552 г. русские войска овладели Казанью. В 1556 г. была взята Астрахань. Таким образом, был установлен контроль над Волжским торговым путем. Ливонская война (1558—1583) также началась успешно.

Но в 1561 г. Ливонский орден прекратил свое существование и его владения были разделены. Русь вместо слабого Ливонского ордена оказалась перед лицом сразу нескольких сильных противников: Питвы, Швеции и Дании. Русские войска стали испытывать все большие трудности и в 1564 г. потерпели ряд чувствительных поражений.

Еще раньше произошло охлаждение отношений меж­ду царем и его недавними советниками. В 1560 г. Силь­вестр был сослан в Соловецкий монастырь, где спустя несколько лет умер. А. Ф.

Адашев был послан в Ливонию воеводой, но после военных и дипломатических неудач был отстранен от должности, заключен в темницу и умер. В 1564 г. бежал в Литву А. Курбский.

Из­бранная рада прекратила свое существование. Время реформ закончилось.

3 декабря 1564 г. царь Иван IV вместе с семьей и многочисленными приближенными отправился на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Но помолившись у Троицы, он не вернулся в Москву, а направился в Александровскую слободу (ныне г. Александров Владимирской области). Оттуда в Москву помчался гонец с двумя царскими грамотами.

В первой бояре, дворяне и духовенство обвинялись в плохой службе. Во второй московскому посадскому люду обещалось, что на него царский гнев не распространяется. Иван заявил, что он покидает трон и оставляет государственные дела. Вскоре к царю явилась депутация бояр и духовенства. Иван согласился вернуться, но потребовал наказания «изменников» и введения опричнины.

В опричнину (от слова «опричь» — «кроме») царь выделили часть Москвы и ряд уездов. Зачисленным в опричнину боярам и дворянам полагалось иметь земли в опричных уездах, другим—в земщине, формально находившейся под опекой Боярской думы.

Однако, как показывают исследования отечественных историков, массовых переселений и кардинального перераспределения земельной собственности в период опричнины не произошло.

Важно

Опричнина сопровождалась массовым террором, в результате которого погибли тысячи людей. В конце 1569 г. царь снарядил карательный поход против Новгорода, обвиненного в измене. По пути в Новгород были подвергнуты страшной резне и опустошению Клин, Тверь, Торжок, Верхний Волочек. В январе 1570 г. опричное войско вошло в Новгород.

Кровавая оргия длилась несколько недель. Опричники изощрялись в способах убийства мирных жителей. Они обливали новгородцев горючей смесью и поджигали несчастных, привязывали камни и сбрасывали с моста в Волхов. По свидетельству современника, в некоторые дни число жертв превышало тысячу человек.

После этого разгрома Новгород превратился в заурядный провинциальный город.

В июле 1570 г. в Москве была устроена публичная казнь более чем ста человек, обвиненных в государственной измене и других не совершенных ими преступлениях. Перед смертью приговоренных жестоко мучили.

Их варили в котлах, резали живьем на куски, избивали кнутами. В роли палачей орудовали сам царь, его сын Иван, опричники, бояре и воеводы, некоторым из которых впоследствии пришлось взойти на плаху.

Террор достиг своей кульминации.

Опричнина разорила и ослабила страну. В 1570— 1571 гг. на Руси свирепствовала чума. Непосильные налоги и опричные грабежи подорвали ресурсы крестьянского хозяйства. Население голодало. Русь оказалась беззащитной перед внешней угрозой. В 1571 г.

крымский хан Девлет-Гирей беспрепятственно подошел к Москве и сжег ее. Страна находилась на краю пропасти. В 1572 г.

опричнина была официально отменена, но се пагубные последствия продолжали оказывать негативное воздействие на различные аспекты жизни страны.

Итак, какие цели преследовала опричнина? Какова была ее социальная сущность? Долгое время в отечественной историографии господствовала точка зрения, в соответствии с которой в период опричнины Иван Грозный боролся против реакционного боярства, опираясь на дворянство. Однако современные исследователи оспаривают эту позицию.

Совет

Анализ состава опричников показывает, что среди них были как дворяне, так и бояре. В рассматриваемый период различия между вотчиной и поместьем стирались. Роль дворянства объективно возрастала. Но реформы Избранной рады также способствовали этому. С другой стороны, боярство не представляло угрозы целостности государства.

Нельзя объяснить введение опричнины и внешней опасностью.

Следовательно, для введения опричнины имелись другие причины. По мнению В. Б. Кобрина, перед Московской Русью в XVI веке остро встала задача централизации государства. Существовали два варианта централизации.

Путь реформ, апробированный в период деятельности Избранной рады, соответствовал потребностям исторического развития страны, но был рассчитан на сравнительно продолжительное время.

Иван Грозный избрал другой путь —форсированную сверх­централизацию страны, которая была возможна в условиях середины XVI века только через террор и насилие.

Опричнина нанесла огромный ущерб Руси. Она стала прологом к Смутному времени. Но этим не исчер­пываются негативные последствия опричнины. Принцип самодержавной власти был доведен до абсолюта. Произвол и насилие стали неотъемлемыми чертами российской политической жизни. Опричнина способствовала утверждению на Руси деспотизма в его наиболее крайних формах.

Источник: https://histerl.ru/vse_mareriali/voprosi_otveti/karamzin_pravlenie_ivana_groznogo.htm

Почему Николай Карамзин демонизировал Ивана Грозного

Николай Михайлович Карамзин был первым, кто внятно и интересно для читателей изложил всю историю России с древнейших времён до начала XVII века, как она в ту пору была известна науке. Для образованного русского общества первой трети XIX столетия «История» Карамзина стала настоящим откровением.

А.С. Пушкин назвал Карамзина «Колумбом, открывшим для своих читателей древнюю Русь». Карамзин был официальным придворным историографом императора Александра I.

Всё это вместе придало его сочинению непререкаемый авторитет и способствовало укоренению в историографии его версий и оценок исторических событий.

До сих пор мнения, противоречащие концепции Карамзина, часто подвергаются у статусных историков поношению и обструкции, даже если они вполне обоснованы.

Карамзин не был творцом этого мифа. Его ввёл в научный оборот немецкий учёный А.Л. Шлёцер, работавший в 1761-1767 гг. в России и издавший с комментариями «Повесть временных лет» (ПВЛ). Несмотря на то, что он подверг её научной критике, он, тем не менее, положил в основу древнерусской истории её сведения. Правда, его методы «научной критики» привели к её своеобразной интерпретации.

Читайте также:  Феодальная раздробленность на руси: причины и следствия

ПВЛ говорит о том, что варяги, которых призвали на княжение в Новгород, жили на южном берегу Балтийского моря. «Научная критика» Шлёцером ПВЛ перенесла варягов на северные берега Балтики и отождествила их с норманнами. Так зародилась пресловутая «норманнская теория» (норманизм), связавшая возникновение русской государственности с «цивилизаторской» миссией скандинавов-германцев.

Карамзин своим авторитетом придал этой гипотезе характер непреложной истины.

Расцветив своё изложение массой вымышленных художественных деталей (в чём он обвинял Татищева, но чем грешил, по сравнению с ним, гораздо сильнее), Карамзин убеждал своих читателей в том, что могло быть только так и не иначе.

Обратите внимание

Авторитет Карамзина способствовал укоренению норманизма среди западных учёных. Те могли с полным основанием указывать: смотрите же, самый знаменитый русский историограф – и тот признал, что государство у восточных славян основали германцы.

Справедливости ради, Карамзин нигде не употреблял бессмысленного термина «монголо-татары». В его время он ещё только начинал входить в научный оборот. Придумал его в 1817 году немецкий историк Х.

Крузе, чей Атлас истории европейских народов был издан на русском языке только в 1845 году. Карамзин лишь отождествляет монголов и татар средневековых источников.

Это отождествление восходит к XIII веку, к книге папского легата Плано Карпини «История монгалов, именуемых татарами». Карпини в 1244-1247 гг. совершил миссию к великому хану в Центральную Азию.

Следует отметить также, что Карамзин употребляет название не монголы, а моголы, по имени царствовавшей в Индии в XVI-XIX вв. мусульманской династии. До сих пор непонятно: то ли династия отождествляла себя с потомками Чингисхана, то ли это отождествление принадлежит уже европейцам, открывшим для себя Индию.

Но самое главное, что со времени Карамзина любые попытки разобраться в этой терминологии и раскрыть, кто скрывается в истории под именем «монгалов» Карпини, «моголов» позднейших европейских историков и «татар» древнерусских летописей и современных им европейских хроник, встречаются исторической наукой в штыки.

Их принято отождествлять, не утруждаясь доказательствами. Версия Карамзина снова оказывается догматической «истиной».

Необходимо сказать, что такому положению дел весьма способствовали в недавнее время изыскания по «новой хронологии» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского.

Теперь всякий критический взгляд на общепринятую концепцию «монголо-татарского нашествия» отметается навешиванием ярлыка «фоменковщины».

Царствование Ивана IV (1547-1584) у Карамзина распадается на две части. Примерно до 1560 года это был мудрый и добрый, христианнейший государь. В 1560-1564 гг.

Важно

он начинает повреждаться рассудком, что выражалось временами во вспышках ярости и необоснованных казнях. А с конца 1564 года царь совсем тронулся умом и стал лить кровь своих подданных почём зря.

Таким образом, все перипетии политической борьбы той эпохи были «объяснены» Карамзиным до тупости примитивно: царь помешался.

Достойно внимания то, что описания лютых казней Иоанновых у Карамзина основаны преимущественно на иностранных источниках. Это, прежде всего, сочинение двух немцев, бывших якобы, по их словам, опричниками, но потом бежавших от Иоанна – Таубе и Крузе, то есть авантюристов, про которых достоверно почти ничего неизвестно.

Далее, это английский посол Джайлс Флетчер, прибывший в Россию уже после смерти Ивана Грозного и писавший о прошедших событиях по слухам и сплетням. Это итальянский наёмник на польской службе Алессандро Гваньини, а Польша в это время воевала с Россией. Это обличительные письма эмигранта князя Андрея Курбского.

Из русских источников о зверствах Грозного повествует, согласно примечаниям Карамзина, только Псковская летопись.

Нетрудно увидеть, что подбор источников об эпохе Грозного у Карамзина тенденциозен. Это либо сочинения политических противников царя, зачастую писавшиеся в пропагандистских целях, либо сборники информации через вторые и третьи руки.

Очевидно, они лучше всего соответствовали версии Карамзина. Таким образом, Карамзин произвёл пристрастный отбор источников таким образом, чтобы они подкрепляли нарисованный им литературный образ Ивана Грозного как коронованного злодея.

Надо заметить, что В.Н. Татищев, пользовавшийся многими русскими летописями, в том числе такими, которые не дошли до наших дней, ничего не пишет о каких-то лютых, из ряда вон выходящих казнях Ивана Грозного.
А.К.

Толстой, посвятивший ироническое стихотворение знаменитому тезису, с которым якобы призывали варяжских князей – «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» – тем не менее, совершенно некритично воспринял гипотезу Карамзина об Иване Грозном, положив её в основу романа «Князь Серебряный».

Всякая попытка установить подлинную историческую картину правления Ивана Грозного сравнением разных исторических источников той эпохи и их критического исследования с тех пор встречается в штыки на том основании, что это будет «реабилитация» Ивана Грозного. А производить её нельзя, ибо, мол, Карамзин уже установил историческую истину, и сомнения в ней неуместны.

Будучи литературным произведением, весьма спорным с точки зрения научной достоверности, «История государства Российского» Н.М. Карамзина до сих пор необоснованно расценивается многими как научное исследование и своим раздутым (не без участия Пушкина) авторитетом освящает многие псевдонаучные историографические мифы.

Источник: https://russian7.ru/post/pochemu-nikolay-karamzin-demonizirov/

Иван Грозный, Молодинское сражение и масон Карамзин

Н. М. Карамзин. Худ. В. А. Тропинин.

Уже не в первый раз мне приходится встречаться с атаками на русского историка Николая Михайловича Карамзина (1766-1826), причем как со стороны монархо-православных деятелей, так и со стороны, так называемой альтернативной истории. Обе стороны клеймят Николая Михайловича, что называется на чем свет стоит.

“Патриоты” за то, что якобы очернил некоторые страницы истории России, а альтернативно одаренные за то, что скрыл и исказил нашу историю. Но самое главное обвинение, что Карамзин был масоном. На этом основании его объявляют чуть ли не иностранным агентом, работавшим против России и русского народа.

Особенно это касается оценки Карамзиным такой масштабной исторической личности, как Иван Грозный. Этого царя почему-то некоторым деятелям очень хочется реабилитировать и возвеличить, хотя Иоанн Васильевич в этом не нуждается – одна только русская Сибирь является гигантским монументом его царствования.

Судите сами, вот типичное высказывание.

“К сожалению, долгое сокрытие правды о первом Помазаннике Божием и подмена ее злобной фальсификацией нанесло громадный ущерб многим поколениям русских людей, напитав их умы откровенной ложью, которая очень и очень трудно покидает сознание. Велика здесь вина и исторической науки, которая от В.Н. Татищева, М.М. Щербатова и Н.М. Карамзина, их последователей типа Д.И. Иловайского, Н.И. Костомарова, В.О. Ключевского, С.Г. Пушкарева или М.Н. Покровского…”.

В. Цветков. Державный исполин (2002).

Самое смешное, что части этого текста были скопированы свихнувшемся на монархизме художником И. Евсином и, вместе с скопированными у других авторов текстов, был создан текст “Фальсификаторы и фальсификации истории… Царь Иоанн Грозный и масон Карамзин”, который гуляет по интернету примерно с 2007 года.

Еще более резко высказывается Т. Грачева в книге “Если власть не от Бога” (2010), считающая Карамзина ни мало, ни много историком, работавшим на антисистему (термин теории этногенеза Л. Н. Гумилева).

“Особенно злостным нападкам подверглась личность Ивана Грозного и эпоха его правления.

«С «легкой руки» Карамзина стало признаком хорошего тона обильно мазать эту эпоху черной краской, — писал митрополит Иоанн.

— Даже самые консервативные историки-марксисты считали своим долгом отдать дань русофобской риторике, говоря о «дикости», «свирепости», «невежестве», «терроре» как о само собой разумеющихся чертах эпохи».

Сразу можно сказать, что нападки на Н. М. Карамзина лживые и не обоснованные. Но сначала хочется ответить сонму “реабилитаторов” царя Ивана Грозного – самодержец XVI века в ваших прославлениях не нуждается.

Обычно писатели, поющие дифирамбы Ивану Грозному, сравнивают его с современниками: испанским Филиппом II, английским Генрхом VIII, французским Карлом IX, мол эти европейские упыри убили на порядок больше людей, чем Иван Грозный, а проклинают только русского царя.

Совет

Но дело не в том, что Иван Грозный убил меньше, а в том, что он убил невинных людей. И тут уже не важно количество. Сам факт убийства невиновных людей никак оправдать нельзя.

Думаю, что ни один из прославляющих Ивана Грозного никак не захочет, чтобы государство его самого убило бы ради государственных интересов ни за что, ни про что. Это не говоря уже о том, что сравнивать чей грех больше, а чей меньше, по крайней мере странно.

Митрополит Филипп и Иван Грозный. К/ф “Иван Грозный”

Современники Ивана Грозного это знали и царя за невинную кровь осуждали. Митрополит Московский Филипп открыто говорил царю: “За олтарем неповинно кровь льется христианская, и напрасно умирают”. И это понимал сам Иван Грозный! В 1582 г.

царь заявил о прощении всех казненных и передал немалые деньги церкви на вечное поминание убитых, то есть, говоря современным языком, реабилитировал погибших. Сам Иван Грозный признал себя виновным в смерти невиновных людей. Так зачем ему сейчас оправдание? История должна давать уроки будущим поколениям.

Эпоха Ивана Грозного дала нам урок, который мы не усвоили в 1917-1937 гг. И прославлять, а тем более оправдывать, закрывая глаза на невинно пролитую Иваном Грозным кровь – это прямой путь к повторению трагедии.

Этого простого факта, увы, не понимают все псевдо-патриоты, которые пытаются “реабилитировать” царя.

Не трудно убедиться, что Карамзина эпоха Ивана Грозного не просто увлекла – она его захватила своей необъятностью. Четверть “Истории государства российского” посвящено Ивану Грозному! Да, Карамзин считал царя тираном.

“Таков был Царь; таковы были подданные! Ему ли, им ли должны мы наиболее удивляться? Если он не всех превзошел в мучительстве, то они превзошли всех в терпении, ибо считали власть Государеву властию Божественною и всякое сопротивление беззаконием; приписывали тиранство Иоанново гневу небесному и каялись в грехах своих; с верою, с надеждою ждали умилостивления, но не боялись и смерти, утешаясь мыслию, что есть другое бытие для счастия добродетели и что земное служит ей только искушением; гибли, но спасли для нас могущество России: ибо сила народного повиновения есть сила государственная”.

История государства российского, т. 9.

Но как еще можно охарактеризовать главу государства, который проливает невинную кровь? Англичанин, француз, немец оправдали бы такого правителя и прославили его бы в своих сочинениях, но Карамзин был русским человеком. Он такого принять и оправдать не мог.

Обратите внимание

Таким образом, все хулители Николая Михайловича обвиняют его, что он был русским человеком! Прочитайте характеристику царю и его подданным. Кто скажет, что она не справедлива? Русский народ не вышел на майдан, чтобы разнести государство в клочья, а царь признан преступником.

И это написал Карамзин, который был монархистом, самым настоящим, а не то что нынешние ряженые монархо-патриоты. Эти слова дались ему не легко. Тогдашняя власть могла жестко отреагировать на такую критику царской власти.

Обвинения Карамзина в масонстве настолько смешны и нелепы, что даже можно сомневаться в адекватности хулителей. Обвинять человека XVIII-XIX вв. в масонстве, это все равно что обвинять наших пожилых людей, что они были членами КПСС.

Пушки и декабристы.

Что такое масонство? По сути, это идеология раннего капитализма, возникшая в рамках Эпохи Просвещения. Так как, в начале XVIII в. политических партий и политических учений еще не возникло, поэтому капиталистическая идеология облеклась в псевдо-религиозные формы масонства.

Набирающая силу буржуазия требовала обоснования своему богатству и властных претензий, которым мешали средневековые феодальные традиции и порядки, в том числе церковь, которая была идеологической опорой феодальным порядкам. В то время масонство было идеологией капиталистического прогресса (научного, в том числе) и демократии (в капиталистическом понимании).

Именно, этим она привлекала людей того времени. Мало кто из образованных людей России избежал масонства. Россия была феодальной страной со строгим сословным делением общества. До 1917 г. каждый русский человек на память должен был знать кого следует называть “ваше благородие”, кого “ваше высокоблагородие”, а кого “ваша светлость”.

Читайте также:  Прогресс и регресс феодальной раздробленности

Масонские организации были демократичны по духу, там люди разных сословий могли говорить на “ты” и свободно обсуждать наболевшие проблемы российского общества, не боясь доноса. Эта свобода от сословных оков и демократизм и была главной причиной привлекательности масонских обществ.

И кроме того, масонство было идеологией прогресса, которой всё прошлое казалось не нужным и лишним для блистательного будущего века Разума. Не избежал этого и Карамзин. Но углубляясь в русскую историю, Карамзин изменил свои взгляды на прошлое и Россию.

Важно

Распространенный взгляд, что якобы масонские организации были связаны между собой и управлялись из одного центра – это из области фантазии людей у которых под кроватью живут Ротшильды, Комитет 300 и Орден, плетущие всемирный заговор. На самом деле масонские организации в разных странах связаны не были.

Отдельные масоны, разумеется, были связаны между собой, но какой-то единой организации не было. Так, французские масоны вполне на поле битвы могли поубивать английских масонов. Масоны были связаны идеологией, но не организационно. Точно так же, коммунистические партии не обязательно подчинялись Москве.

Поэтому все разглагольствования, что Карамзин выполнял заказ какой-то масонской закулисы – бред и ложь.

“Но принципиально новое представление о ценностях культуры еще долго владело умами и душами людей.

Не кто иной, как Николай Михайлович Карамзин (который еще в 1784 году, восемнадцатилетним юношей, стал членом масонской «Ложи Златого Венца») писал в 1803 году на страницах влиятельнейшего тогда журнала: «Иногда думаю, где быть у нас гульбищу, достойному столицы, и не нахожу ничего лучшего берега Москвы-реки между каменным и деревянным мостом, если бы можно было там сломать кремлевскую стену… Кремлевская стена нимало не весела для глаз».

Да, это написал тридцатилетний Карамзин — к тому же в том самом году, когда Александр I издал указ о его назначении историографом. Но серьезнейшее изучение отечественной истории и Отечественная война сделали свое дело, и в созданном именно в 1812 году (а изданном в 1816-м) VI томе своей «Истории государства Российского» Карамзин утверждал:

«Величественные кремлевские стены и башни равномерно воздвигнуты Иоанном… Таким образом Иоанн украсил, укрепил Москву, оставив Кремль долговечным памятником своего царствования, едва ли ни превосходнейшим в сравнении со всеми иными европейскими зданиями пятого-на-десять века (XV в. — В.К.)».

А ведь менее чем полстолетия назад Баженов на треть уничтожил Кремль, и всего девятью годами ранее сам Карамзин выражал желание сделать еще раз то же самое…”

В. Кожинов. История Руси и русского слова

Этого перерождения Карамзина почему-то никто из хулителей историка не заметил. Для них Николай Михайлович остался масоном, который ненавидел Россию. Но это наглая ложь. Карамзин был русским патриотом и русским человеком. Но это не удивительно, потому что хулители Карамзина зачастую даже не читали “Историю государства Российского”, а судят об историке из третьих, если не четвертых рук.

В последнее время хулители набросились на Карамзина за то что он якобы скрыл или исказил битву при Молодях. Досталось за это и другим историкам, которых чуть ли не в предатели России записали, как Т. Грачева. А. Прозоров, потеряв всякий стыд даже заявлял:

“Потому, что эта победа была одержана «неправильным» правителем, «неправильной» армией и «неправильным» народом. Вот уже минуло четыре века, как эта победа просто-напросто запрещена”.

“Запрещённая победа”

На самом деле битву при Молодях никто не скрывал. Молодинское сражение (именно так эта битва официально называлась) историки знали и описывали. Стоит признать, что значение этой битвы долгое время ускользало от историков и недооценивалось.

Но в этом виновата сама русская история – огромная и необъятная. Эта битва была заслонена иными событиями, которые изучались историками. И это хорошо, что сейчас Молодинское сражение начало занимать свое подобающее место в русской истории.

Совет

К сожалению, эта битва дала почву всяким проходимцам для обвинения русских историков в “фальсификации” русской истории. Одни названия статеек чего стоят: “забытое сражение”, “запрещенное сражение”. На самом деле – это вопли дешевых антироссийских пропагандистов. Никто битву не запрещал.

Чтобы в этом убедиться, то прочитайте работу историка В. Пенского “Сражение при Молодях 28 июля — 3 августа 1572 г.”.

Почему же Молодинское сражение прошло “мимо” россиян? Отчасти в этом “виноваты” сами наши предки – они не считали это сражение “великим”. Наши предки просто выполнили свой ратный подвиг. Для них это было отражение очередного набега крымского хана.

“Выбили крымского хана с Изюмского шляха” и только. Оценивать историческое значение битвы им было не досуг. Поэтому источников о битве дошло немного. Карамзину было известно только несколько летописных записей и “Повесть о бою воевод московских с неверным ханом”.

Остальные документы стали известны уже после смерти историка. Но как же Карамзин оценивал битву? Если верить хулителям историка, он скрыл ее от русского народа. Это наглая ложь.

Чтобы убедится в этом, стоит открыть девятый том “Истории государства Российского”, где есть описание битвы при Молодях. Прочитаем финал битвы, данное Карамзиным:

“Битва решилась. Россияне победили: Хан оставил им в добычу обозы, шатры, собственное знамя свое; ночью бежал в степи и привел в Тавриду не более двадцати тысяч всадников, как уверяют. Лучшие Князья его пали; а знатнейший храбрец неверных, бич, губитель Христиан, Дивий Мурза Ногайский, отдался в плен суздальскому витязю Алалыкину.

Сей день принадлежит к числу великих дней воинской славы: Россияне спасли Москву и честь; утвердили в нашем подданстве Астрахань и Казань; отмстили за пепел столицы и если не навсегда, то по крайней мере надолго уняли Крымцев, наполнив их трупами недра земли между Лопаснею и Рожаем, где доныне стоят высокие курганы, памятники сей знаменитой победы и славы Князя Михайла Воротынского”.

Разве так очерняют и принижают исторические события? “Великой день воинской славы”! Вот как оценил битву при Молодях российский историк Н. М. Карамзин, который принадлежит к числу великих сынов России и таким навсегда останется. А хулители Николая Михайловича? Про них просто забудут и через некоторое время даже не вспомнят.

  • История
  • Исторические персоны

Источник: https://cont.ws/post/368558

Иван Грозный Карамзина

План.

       1. Введение           ……………………………..……………. 2                   

        2. Первый  этап  царствования

              Детство         ……..……………………………………… 2

              Венчание  на  царство     ……………………………….. 3 

              Период  прекрасного правления

              Иоанна   (1550-1560гг.)     ………………………………..5

        3. Второй  этап  царствования

              Перемены  в  царе,  опричнина    …………………………7  

       4. Заключительный   этап  царствования   ……………13 

         5. Заключение              ……………………………………….14  
  

Иван  Грозный  в изображении

В.О.Ключевского и Н.М.Карамзина  

Введение. 

  Иван   Грозный   является,  той   исторической   фигурой,  которая   до сих  пор  притягивает  к себе взоры ученых,   исследователей, людей   интересующихся   историей.  Много  трудно-понимаемых                     фактов   имеется в этом   царствовании,  возникновение  которых  объясняют  не  всегда  одинаково   различные   исследователи.

  В  
этой   работе   Я   постараюсь  раскрыть   изображение  Иоанна,   как  царя  и   человека,  В.О.Ключевским  и Н.М.Карамзиным.   Показать  как   они   объясняют   сложность    характера   Иоанна,     причины  тех   или  иных    действий,  какую  дают оценку  историческому   значению  царствования.  

Первый  этап  царствования. 

Детство.

                     Царь  Иван  родился  в  1530 г. От  природы  он  получил   ум  бойкий   и   гибкий,   вдумчивый    и немного насмешливый,  
настоящий     великорусский,   московский   ум.

Обратите внимание

            Но  обстоятельства,  среди    которых   протекало   детcтво   Ивана, рано    испортили    этот     ум,     дали     ему    неестественное, болезненное     развитие.      Иван   рано  осиротел – на   четвертом году  лишился   отца,   а   на восьмом  потерял  и  мать.

Никогда Россия  не  имела столь малалетнего   властителя.   После  смерти  отца   Ивана  Васильевича,   власть   находилась   в    руках    его   матери   Елены   и   нескольких    бояр,  которые   имели  наиболее   сильное    влияние   на   ум   правительницы.

  Вскоре   Елена  умирает,   и   Иван   остается   совсем  один   среди   чужих    без   отцовского   призора   и    материнского     привета.  Таким   образом Иван  с   детства     видел   себя   среди  чужих  людей.

  В   душе его рано и  глубоко   врезалось  и    на  всю   жизнь  сохранялось  чувство сиротства,    брошенности,    одиночества,   о чем он твердил  при   всяком случае: «родственники  мои    не  заботились 
обо мне». Отсюда   его  
робость,    ставшая    основной   чертой   его  

характера.   Как   все    люди,    выросшие  среди  чужих.
Иванрано
усвоилсебе привычку  ходить оглядываясь  и    прислушиваясь. Это   развило  в  нем    подозрительность,   которая  с  летами превратилась   в  глубокое   недоверие   к  людям.  В    детстве  ему   часто  приходилось   испытывать   равнодушие   и
пренебре- жение   со   стороны  окружающих.

  Он   сам    вспоминал   после, как    его   c   младшим   братом    Юрием    в    детстве   стесняли  во   всем, держали   как   убогих    людей,    плохо    кормили    и     одевали,     ни   в    чем    воли   не  давали,    все   заставляли    делать   насильно и   не по   возрасту.

Но   в обстановке,   в   какой    шло    его   детство, он   не   всегда  мог   тотчас   и  прямо   обнаружить   чувство  досады  или   злости,  сорвать сердце.  Эта    необходимость сдерживаться,   дуться  в    рукав,   глотать   слезы   питала  в  нем     раздражительность   и   затаенное,  молчаливое озлобление  против людей,  злость   со   стиснутыми   зубами.

Безобразные сцены боярского своеволия и 
насилий,   среди которых   рос    Иван,     были    первыми    политическими   его впечатле- ниями.  Они  превратили  его  робость  в   нервную пугливость, из которой  с  летами    развилась  наклонность    преувеличивать опасность,   образовалось  то,   что   называется   страхом   с вели- кими    глазами.

Важно

  Вечно  тревожный    и   подозрительный,   Иван  рано  привык   думать   что он  окружен только  врагами. Это заставало его постоянно   держаться    настороже;   мысль,   что   вот-вот    из-за   угла   на   него  бросится   недруг,   стала   привычным, ежеминутным   его   ожиданием.    Всего   сильнее   в   нем   работал инстинкт   самосохранения.

   Все    усилия   его   бойкого  ума  были обращены  на  разработку   этого  грубого  чувства.

            Я   думаю,   вполне  ясно   вырисовывается   картина,  о том   что    детство   Иоанна   протекало   в   неестественной,   ненормальной  обстановке,   которая   неспособствовала   уровновешенному ,   здоровому     развитию     ребенка.

  В   детстве   в   душе  Иоанна   были  заложены   тяжелые   болезни,   получившие    развитие   и    обострение,   в   силу  сложившихся    обстоятельств,   в   дальнейшем.   Эти    болезни  давали  о  себе  знать  всякий  раз  при  развитии  тех   или  иных   ситуаций.    
 

Венчание  на  царство.   

                   Как  все люди,   слишком   рано   начавшие   борьбу   за  сущеcтвование,   Иван   быстро   рос   и   преждевременно   вырос. В 17 – 20 лет,    при  выходе    из   детства,   он   уже  поражал  окру- жающих   непомерным   количеством    пережитых    впечатлений  и передуманных    мыслей.

Иван рано   и много,   стал   думать своей    тревожной   мыслью   о  том,   что  он   государь московский   и   всея  Руси.   Ивана   учили   грамоте,  заставляя твердить   часослов   и   псалтырь  с  бесконечным   повторением   задов,   прежде   пройденного. Здесь   он   встречал  строки  о царе и  царстве,  о  помазаннике   божием.

  Вообще  необходимо  отметить,   одним  из  любимейших   занятий  Ивана    Грозного   было  чтение,   это   был   начитаннейший   москвич   16 в.  Недаром современники     называли  его  «словесной мудрости ритором».

Главное,   что   читал   он   особенно   внимательно, было  духовного содержания;     везде   находил   он   и   отмечал   одни     и   те  же мысли  и   образы,  которые   отвечали   его  настроению,  вторили его   собственным   думам.    Так   рано   зародилось  в   голове Ивана   политическое   размышление.

Читайте также:  Ремесло и торговля древней руси

   Кажется,   это   занятие   шло втихомолку,   тайком   от   окружающих,   которые   долго   не догадывались,   в   какую   сторону   направлена   встревоженная мысль   молодого    государя,   и,   вероятно,   не одобрили    бы   его усидчивого   внимания   книгам,   если   бы   догадались.   Вот почему   они   так   удивились,   когда   в   1546 г.

Совет

  шестнадцатиле- тний   Иван   вдруг   заговорил   с   ними   о   том,  что  он  задумал жениться,   но    прежде   женитьбы  он   хочет   исполнить древний обряд    предков,  венчаться   на   царство.  Иоанн велел митропо- литу и  боярам готовиться   к  сему  великому торжеству,  как  бы утверждающему   печатию   веры   святый  союз    между государем и  народом.

   Между   тем  знатные   сановники,   окольничие,  дьяки   объезжали    Россию,   чтобы   видеть  всех  девиц  благоро- дных   и  представить   лучших   невест  государю: он   избрал  из них  юную   Анастасию.   Личные  достоинства  невесты оправды- вали   сей выбор.

  Примечательным   в  этих   событиях   является  то,   что Иван              Грозный   был   первый  из   московских   государей,   который узрел   и   живо  почувствовал   в  себе  царя  в настоящем библейском    смысле,  помазанника  божия.  Это было    для  него политическим   откровением,   и с той поры  его царственное я сделалось для  него предметом  набожного ноклонения.  

Период  прекрасного  правления   Иоанна (1550-1560гг.).

По  природе   и   воспитанию   Иоанн  был  лишен  устойчивого  нравственного  равновесия  и  при  малейшем  житейском  затруднении   охотно  склонялся  в  дурную  сторону.

Ни   набожность Иоаннова,  ни искренняя   любовь  к супруге не могли  укротить  его   пылкой,   беспокойной   души,   стремительной   в    движениях                           

гнева,  приученной   к  шумной  праздности,  к  забавам    неблаго- чинным.

Он   любил   показывать себя   царем,    но  не  в делах мудрого правления, а  в   наказаниях,   в   необузданности прихо- тей; играл,   так   сказать,  милостями   и опалами;  умножая  число любимцев,   еще    более   умножал    число   отверженных;  своево- льствовал,   что  бы  доказывать  свою   независимость,   и еще зависел   от  вельмож,    ибо   не  трудился  в  устроении  царства и  не  знал,  что   государь,   истинно  незавиеимый, есть только государь  добродетельный.   Никогда  Россия   не  управлялась хуже: Глкнские,   подобно  Шуйским,   делали   что  хотели   именем   юноши  государя;  наслаждались  почестями;  богатством и равнодушно   видели    неверность     частных    властителей;  треболи  от   них   раболепства,  а   не справедливости.

         Характеры    сильные    требуют    сильного   потрясения,   чтобы          свергнуть   с   себя   иго  злых   страстей   и   с живою   ревностию устремиться    на  путь  добродетели,    для   исправления Иоаннова надлежало   сгореть   Москве!   Нельзя,   по   сказанию современ- ников, ни   описать,   ни   вообразить  сего  бедствия,   люди   с опаленными   волосами,  с   черными   лицами  бродили,  как   тени,  среди  ужасов  обширного   пепелища: искали  детей, родителей,   остатков   имения;   не  находили   и   выли,   как  дикие звери.   Царь с  вельможами удалился    в село    Воробьево,  как бы    для  того,   чтобы и  не слыхать и. не видать  народного отчаяния. В  сие  ужасное   время,   кокгда   юный   царь   трепетал   в   Воробъевском   дворце   своем,   а  добродетельная   Анастасия молилась,   явился  там  какой-то  удивительнью   муж,   именем Сильвестр,  саном  иерей,   родом  из  Новагорода,    приблизился к   Иоанну  с  подъятым,   угрожающим    перстом,  с  видом пророка,    и  гласом   убедитсльным    повестил   ему,   что  суд бо- жий    гремит   над   главою   царя  легкомысленного и   злострастного, что   огнь    небесный  испепелил    Москву.   Раскрыв   святое писание,  сей    муж   указал   Иоанну    правила,   данные вседержителем     сонму   царей   земных;    заклинал    его  быть ревностным    исполнителем   сих   уставов;    предотавил ему даже    какие-то   страшные   видения,    потряс  душу   и  сердце, овладел    воображением,   умом    юноши   и  произвел  чудо: Иоанн   сделался   иным    человеком;  обливаясь  слезами раскаяния;  простер: десницу   к  наставнику  “вдохновенному,    требовал   от   него  силы   быть   добродетельным – и приял оную. Смиренный   иерей,  не  требуя  ни   высокого  имени,  ни   чести,   ни   богатства,  стал  у  трона,  чтобы  утверждать,  ободрять   юного   венценосца  на  пути   исправления,   заключив  тесный союз  с  одним  из любимцев  Иоанновых,  Алексеем Федорови- чем   Адашевым,   прекрасным  молодым  человеком,   коего опи-сывают     земным  ангелом:     имея   нежную,    чистую   душу, нравы     благие,  разум приятный,    любовь   к    добру,  он   искал Иоанновой  милости   не  для   своих   личных   выгод,  а   для пользы    отечества,  и   царь   нашел  в  нем   редкое  сокровище, друга,   необходимо  нужного  самодержцу,   чтобы   лучше  знать   людей,    состояние    государства,   истинные   потребности  оного. Сильвестр    возбудил     в   царе  желание    блага:  Адашев облегчил  царю  способы   благотворения.

             Здесь   начинается   эпоха    Иоанновой  славы,    новая, ревностная   деятельность   в  правлении,   ознаменованная счастливыми   для   государства    успехами   и   великими   намере- ниями.

   И   Россияне   современные   и  чужеземцы,   бывшие  тогда          в    Москве,  изображают  сего   юного,  тридцатилетнего веце- носца    как    пример  монархов  благочестивых,    мудрых, ревно-  стных   ко  славе   и   счастию  государства.   Так    изъясняются первые:   Обычай    Иоаннов   есть   соблюдать   себя   чистым  пред  богом.

Обратите внимание

  И   в  храме  и  в   молитве  уединенной,  и  в  совете боярском   и  среди    народа  у  него  одно   чувство:  “ Да властвую,   как  всевышний  указал  властвовать  своим   истин- ным  помазанникам!”   Суд    нелицемерный,   безопасность каждого  и   обшая,   целость  порученных  ему государств, торжество  веры,   свобода  христиан   есть всегдашняя   дума   его. Обремененный   делами,     он  не   знает   иных: утех,  кроме совести   мирной,   кроме  удовольствия  исполнять  свою обязанность;  не хочет   обыкновенных   порхлад   царских… Ласковый   к  вельможам   и  народу  – любя, награждая   всех   по достоинству –  щедростию   искореняя   бедность,   а  зло – примером   добра,   сей   богом   урожденный    царь   желает  в  день  Страшного  суда   услышать   глас милости:   “ Ты   еси царь правды! ”  Не   менее    хвалят  его и   наблюдателии иноземные,   англичане,    приезжавшие   в    Россию   для     торговли. “               “ Иоанн,  –  пишут    они,  –   затмил    своих   предков   и могуще- ством    и    добродетелию;    имеет   многих    врагов   и   смиряет  их.    Литва,    Польша,   Швеция,  Дания,   Ливония,  Крым, Ногаи ужасаются   русского  имени. В отношении   к   подданным  он удивительно    снисходителен,  приветлив;   любит   разговаривать  с   ними,   часто  дает  им   обеды   во  дворце и,   несмотря   на то, умеет   быть  повелительным.   Одним   словом,   нет    народа   в Европе,   более   россиян    преданного   своему   государю,    коего они   равно  и   страшатся  и   любят.  Непрестанно  готовый слушать    жалобы    и   помогать,  Иоанн   во  все   входит,  все решит;   не  скучает   делами  и  не   веселится    ни   звериною ловлею,  ни   музыкою,   занимаясь   единственно двумя мыслями: как   служить  богу   и  как   истреблять  врагов   России!”

     В  этот  период   правления   царь вел  с   избранными  своими советниками   смелую   внешнюю   и  внутреннюю   политику, целью   которой  было,  с  одной  стороны,  добиться   берега Балтийского  моря  и  войти   в непосредственные   торговые  и культурные  отношения   с   Занадной   Европой,  а  с  другой – привести   в  порядок законодательство  и  устроить  областное управление;   создать   местные   земские   миры   и   призвать их  к участию  не   только   в  местных    судебно-административных делах,   но и в   деятльности  центральной  власти.

   Одним  словом  говоря   Россия   имела   хорошего  царя,   которого  любил   народ   и  который   трудился   на   благо   государства.     

Второй  этап  царствования. 

Перемены  в  царе,  опричнина. 

           Вероятно ли, чтобы государь   любимый,   обожаемый        мог с   такой высоты  блага,    счастия,    славы   низвергнуться в                             бездну   ужасов   тиранства?   Но  свидетельства  добра  и   зла  

равно   убедительны,   неопровержимы.

  История  не   решит вопроса  о   нравственной  свободе   человека;  но,   предполагая оную   в   суждении   своем   о   делах   и   характерах,  изъясняет те   и   другие,   во-первых,  природными    свойствами   людей,   во-вторых,   обстоятельствами   или  впечатлениями  предметов  действующими   на  душу.

  Иоанн   родился  с  пылкими страстями,  с   воображением    сильным.   Худое   воспитание,   испортив в   нем   естественные   склонности,  оставило   ему    cпособ    к   исправлению   в   одной   вере;   ибо   самые   дерзкие развратители царей   не   дерзали   тогда   касаться   сего   святого   чувства.

   Друзья    отечества   и   блага   в   обстоятельствах   чрезвычайных умели   ее   спасительными    ужасами   тронуть,   поразить   его сердце;   исхитили   юношу   из   сетей   неги   и   с   помощию   набожной,   кроткой   Анастасии   увлекли  на путь  добродетели.

Несчастные  следствия   Иоанновой   болезни   расстроили   сей прекрасный    союз,   ослабили   власть    дружества,   изготовили перемену.

       Государь    возмужал   страсти   зреют   вместе  с   умом,  и самолюбие   действует  еще  сильнее в   летах   совершенных. Пусть  доверенность   Иоаннова    к   разуму   бывших   наставни- ков  не  умалилась;  но   доверенность   его  к   самому   себе увеличилась.  Благодарный  им   за    мудрые   советы,   государь престал   чувствовать   необходимость    в дальнейшем    руковод- стве  и   тем    более    чувствовал   тягость     принуждения,  когда они,    не   изменяя   старому  обыкновению,   говорили   смело, решительно  во   всех   случаях    и   не   думали   угождать его человеческой   слабости. Такое   прямодушие  казалось   ему непристойною   грубостию,    оскорбительною   для  монарха. Многие    завидовали    избранному   положению  Сильвестра                и   Адашева.  И эти обыкновенные   завистники, не терпящие никого   выше   себя,   не   дремали,   угадывали   расположение Иоаннова   сердца   и   внушали   ему,   что   Сильвестр и   Адашев суть   хитрые   лицемеры:   проповедуя     небесную   добродетель, хотят   мирских    выгод;   стоят   высоко   пред троном   и   не  дают народу   видеть   царя,   желая  присвоить  себе  успехи,  славу его   царствования,   и  в   то   же    время  препятствуют  сим успехам,   советуя   государю    быть   умеренным   в   счастии:  ибо   внутренно   страшатся  оных,   думая,  что  избыток  славы    может   дать  ему     справедливое  чувство    величия,   опасное    для    их    властолюбия.  Вскоре   Адашев  и  Сильвестр  были     удалены    от   двора.  Роковой   точкой   надлома    Иоанна   стала    смерть    Анастасии.  Совершенно  нелепо  ее  смерть   была  приписана   Адашеву  и  Сильвестру,   при  помощи  их   завистников  и  недоброжелателей.    Нервный   и   одинокий,  Иван  потерял нравственное   равновесие,  всегда   шаткое   у   нервных    людей, 

Источник: http://stud24.ru/history/ivan-groznyj-karamzina/251273-739692-page1.html

Ссылка на основную публикацию