Массовый террор против партии — последнее сопротивление

В оппозиционном блоке потребовали остановить ”террор против партии”

9 мая в Днепре произошли столкновения между участниками массовых акций и полицией
Фото: Фото: Тім Желдак / Facebook

Оппозиционный блок потребовал остановить ”террор против партии, развернувшийся в последние дни”. Об этом сказано в официальном заявлении, опубликованном на сайте политической силы.

”Сегодня ночью были совершены поджоги офисов Оппозиционного блока в Каменском (Днепродзержинске) и Кривом Роге, ранее были поджог в Днепре и избиение руководителя Черновицкой городской организации партии.

Мы считаем это наступлением на демократию при полном попустительстве властей и обращаемся к представительствам демократических стран и международным правозащитным организациям с призывом повлиять на украинскую власть, которая поощряет террор против оппозиции”, – заявили партийцы. 

В политсиле добавили, что эти действия – месть за празднование 9 мая.

”Теперь уже который день страна наблюдает за разбоем, которому подвергаются активисты нашей партии. При этом власть поощряет эти противоправные действия, развязывая руки бандитам, нападающим на реальную оппозицию, которая обладает поддержкой значительной части общества”, – сказано в сообщении.

В Оппозиционном блоке также заявили, что единственные выступают против курса нынешней власти и открыто говорят правду о коррупции и проблемах в стране. 

”Политики, находящиеся при власти, не могут заставить нас замолчать и победить в открытой политической борьбе, боясь идти на честные выборы. Именно поэтому они поощряют нападения на Оппозиционный блок, пытаясь уничтожить партию физически.

Обратите внимание

Террор против Оппозиционного блока – это прямое наступление на демократию и право украинских граждан защищать свою политическую позицию.

Это покушение на жизни людей, которые имеют смелость говорить правду о коррупции и непрофессионализме власти, о социальном геноциде и о защите ценностей миллионов украинцев.

Это – удар по европейским ценностям демократии, свободы слова и прав человека, которыми так дорожит весь цивилизованный мир. Мы видим, что внутри страны власть игнорирует закон, поощряя нападения на своих политических оппонентов”, – считают в партии.

Политическая сила призвала иностранные представительства и правозащитные организации ”поднять на международном уровне вопрос о попытках физического устранения оппозиции при попустительстве власти в Украине”. 

В пресс-службе Оппозиционного блока заявили, что двое неизвестных ночью 11 мая бросили в офис бутылки с зажигательной смесью, в результате чего возник пожар. Поджог офиса Оппозиционного блока в Днепре полиция расследует как умышленное повреждение имущества. В субботу, 13 мая, в партии сообщили о поджогах в Каменском и Кривом Роге.

Источник: https://gordonua.com/news/politics/v-oppozicionnom-bloke-potrebovali-ostanovit-terror-protiv-partii-188017.html

Массовый террор

30 июля 1937 был принят приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов».

Согласно этому приказу, определялись категории лиц, подлежащих репрессиям:

А) Бывшие кулаки (ранее репрессированные, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из лагерей, ссылки и трудпосёлков, а также бежавшие от раскулачивания в города);

Б) Бывшие репрессированные «церковники и сектанты»;

В) Бывшие активные участники антисоветских вооружённых выступлений;

Г) Бывшие члены антисоветских политических партий (эсеры, грузинские меньшевики, армянские дашнаки, азербайджанские мусаватисты, иттихадисты и др.);

Д) Бывшие активные «участники бандитских восстаний»;

Е) Бывшие белогвардейцы, «каратели», «репатрианты» («реэмигранты») и пр.;

Ж) Уголовники.

Все репрессируемые разбивались на две категории:

Важно

1)»наиболее враждебные элементы» подлежали немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — расстрелу;

2)»менее активные, но всё же враждебные элементы» подлежали аресту и заключению в лагеря или тюрьмы на срок от 8 до 10 лет.

Приказом НКВД для ускоренного рассмотрения тысяч дел были образованы «оперативные тройки» на уровне республик и областей. В состав тройки обычно входили: председатель — местный начальник НКВД, члены — местные прокурор и первый секретарь областного, краевого или республиканского комитета ВКП (б).

Для каждого региона Советского Союза устанавливались лимиты по обеим категориям.

Часть репрессий проводилась в отношении лиц, уже осуждённых и находившихся в лагерях. Для них выделялись лимиты «первой категории» (10 тыс. чел.) и также образовывались тройки.

Приказом устанавливались репрессии по отношению к членам семей приговорённых:

Семьи, «члены которых способны к активным антисоветским действиям», подлежали выдворению в лагеря или трудпосёлки.

Семьи расстрелянных, проживающие в пограничной полосе, подлежали переселению за пределы пограничной полосы внутри республик, краёв и областей.

Семьи расстрелянных, проживающие в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове-на-Дону, Таганроге и в районах Сочи, Гагры и Сухуми, подлежали выселению в другие области по их выбору, за исключением пограничных районов.

Все семьи репрессированных подлежали постановке на учёт и систематическое наблюдение.

Совет

Сроки действия «кулацкой операции» (как она иногда называлась в документах НКВД, поскольку бывшие кулаки составляли большинство репрессированных) несколько раз продлевались, а лимиты пересматривались. Так, 31 января 1938 постановлением Политбюро для 22 регионов были выделены дополнительные лимиты в 57 200 чел.

, в том числе по «первой категории» — 48 тыс., 1 февраля Политбюро утверждает дополнительный лимит для лагерей Дальнего Востока в 12 тыс. чел. «первой категории», 17 февраля — дополнительный лимит для Украины в 30 тыс. по обеим категориям, 31 июля — для Дальнего Востока (15 тыс. по «первой категории», 5 тыс. по второй), 29 августа — 3 тыс.

для Читинской области.

Всего в ходе операции было осуждено тройками 818 тыс. чел., из них приговорено к расстрелу 436 тыс.

Были репрессированы также бывшие сотрудники КВЖД, обвинённые в шпионаже в пользу Японии.

21 мая 1938 приказом НКВД были образованы «милицейские тройки», которые имели право без суда приговаривать «социально-опасные элементы» к ссылке или срокам заключения на 3-5 лет. Эти тройки вынесли различные приговоры 400 тыс. чел. В категорию рассматриваемых лиц попадали в том числе уголовники — рецидивисты и скупщики краденого.

Источник: http://hist.bobrodobro.ru/14646

10. Массовый террор

Туркина Елена. Устьвымский треугольник

Главными жертвами развернувшегося во второй пол.1930-х «большого
террора» оказались не партийные лидеры и
военачальники, а обычные граждане, зачастую подвергшиеся аресту по самым немыслимым обвинениям.

Отличительная черта репрессий
1930-х состоит в том, что они направлялись против людей, не являвшихся врагами
режима, абсолютно аполитичных или даже искренне преданных
Советской власти и лично Сталину И.В.

В
НКВД началось соревнование: кто больше выявит и арестует «врагов«.

Ворошилов К.Е., Сталин И.В., Калинин М.И. 1933

Чаще всего репрессированных обвиняли по различным пунктам 58-й статьи Уголовного кодекса: террор, шпионаж, вредительство, антисоветская
агитация и
т.п. Репрессиям нередко подвергались и родственники
осуждённого.

Появилась даже особая категория ЧСИР (член семьи изменника Родины).

Следователи не
утруждали себя поиском доказательств, прибегая к различным методам давления на обвиняемых: от пытки конвейером (непрерывным допросом в течение многих часов и даже суток, когда арестованному не давали спать и даже сидеть) до угроз ареста близких и обычных избиений.

Берия Л.П. и Сталин И.В.

Суд превращался в фарс, судебное заседание длилось 5-10 мин. и ограничивалось чтением обвинительного заключения и сообщением приговора.

Широко был распространён также внесудебный порядок репрессий, когда приговор выносила «тройка», состоящая из следователя НКВД, представителей местных органов власти и милиции. Масштабы «большого террора» вызывают споры.

Большинство исследователей полагает, что в 1935-1939 было необоснованно репрессировано несколько
млн.человек. Ответственность за «большой террор» лежит в первую очередь на Сталине И.В. 

Ежов Н.И. и Сталин И.В.

Обратите внимание

Её разделяет с диктатором его ближайшее окружение,
в т.ч. наркомы внутренних дел Ежов Н.И. (30 СН 1936-НЯ 1938) и Берия Л.П.НЯ 1938), являвшиеся рьяными исполнителями воли Сталина И.В.

В ходе ответа необходимо отметить, что репрессии были направлены против мнимых, а не
реальных врагов Советской власти и Коммунистической
партии. Поэтому они не укрепляли, а ослабляли советский строй. Однако репрессии не были простой случайностью.

Вышинский А.Я.

Они стали закономерным результатом подавления
оппозиции и становления диктатуры партии, а затем — единоличной диктатуры
вождя. Репрессии стали инструментом насаждения основанного на страхе беспрекословного повиновения режиму.

Абсолют  Агитация  Бериевщина  Власть политическая  Власть государственная  Вождь-вождество  Война  Враг народа  Гражданство  Дело  Диктатура  Ежовщина  Закономерность  Комиссар  Коммунизм  Лидер политический  Личность  Местное самоуправление  Милиция  Народность  Оппозиция  Партия  Политика  Реализм  Режим тоталитарный  Репрессии  Род  Совет народных комиссаров (СНК)  Советы  Суды Российской Федерации  Террор  Труд  Человек  Берия Л.П.  Ежов Н.И.  Сталин И.В.  30 СН 1936  НЯ 1938

Тест. Репрессии

Источник: http://history.syktnet.ru/03/001/57/010.html

Красный террор: «Мы истребляем ненужные классы людей» | АНТИСОВЕТСКАЯ ЛИГА

Красный террор: «Мы истребляем ненужные классы людей»

5 сентября 1918 года Совнарком издал декрет о начале Красного террора. Жесткие меры по удержанию власти, массовые расстрелы и аресты, взятие заложников — до сих пор эта кровавая страница истории вызывает споры.

Красный/ белый террор

Цель оправдывает средства. Эта фраза, приписываемая Макиавелли, была негласным оправданием действий большевиков во время красного террора. Советская власть насаждала миф о том, что красный террор был ответом на так называемый «белый террор».

2 сентября 1918 года ВЦИК принял резолюцию, в которой появился термин «красный террор»: «На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов».

Декрет, положивший начало массовым расстрелам был ответом на убийство Володарского и Урицкого, ответом на покушение на Ленина.

«Белый террор» и «Красный террор» — явления различного порядка. Красный террор был подведён под мощную идеологическую базу, это было официально-узаконенное преступление. С.П.

Мельгунов в своей книге «Красный террор» писал: «Нельзя пролить болeе человeческой крови, чeм это сдeлали большевики; нельзя себe представить болeе циничной формы, чeм та, в которую облечен большевицкий террор.

Это система, нашедшая своих идеологов; это система планомeрного проведения в жизнь насилия, это такой открытый апофеоз убийства как орудия власти, до которого не доходила еще никогда ни одна власть в мирe. Это не эксцессы, которым можно найти в психологии гражданской войны то или иное объяснение».

Сразу после покушения на Ленина в Петрограде было расстреляно 512 человек, тюрем на всех не хватало, появилась система концентрационных лагерей. Легитимная массовость красного террора не шла ни в какое сравнение со зверствами «белых», которые тоже имели место, но были не узаконенным средством противостояния, а скорее проявлением так называемой «атаманщины».

Время террора

Несмотря на свою вполне официальную датировку: 5 сентября 1918 года — 6 ноября 1918 года красный террор имеет достаточно размытые хронологические границы. Красный террор был определён Троцким как «орудие, применяемое против обречённого на гибель класса, который не хочет погибать». Таким образом, временем начала «красного», революционного террора можно считать уже 1901 год.

С 1901 по 1911 годы жертвами революционного террора стали около 17 тысяч человек. 21 февраля 1918 года СНК издал декрет «Социалистическое отечество в опасности!», который постановлял, что «неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления».

9 августа 1918 года Ленин писал: « Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города. Декретируйте и проводите в жизнь полное обезоружение населения, расстреливайте на месте беспощадно за всякую сокрытую винтовку».

Важно

Надо понимать, такие указания давались ещё до официального начала «красного террора», кулаком и сомнительным элементом мог считаться любой, решение о принадлежности того или иного человека к контрреволюционным элементам принимались «на местах». К концу Гражданской войны в концентрационных лагерях пребывало 50 тысяч человек. Окончание «красного террора» — также весьма условная дата.

Читайте также:  Доисторический период человечества

Массовые репрессии 30-ых — можно ли и их отнести к «красному террору»? На этот счёт у историков ведутся споры и по сей день.

Мифы красного террора

Красный террор порождал массу мифов. Так, одним из мифов стал миф о том, что «красные топили людей в баржах». Источником этого мифа стали очевидцы того, как мятежных офицеров в Петрограде насильно загоняли на баржу.

Народная молва превратила эту баржу в «последнее пристанище», тогда как один из тех, кто был на той исторической барже (это была одна баржа) позднее писал, что их, заключенных на этой барже, отвезли в Кронштадт, где они могли подать документы на немецкое покровительство.

Подобное мифотворчество существовало повсеместно и было даже на руку большевикам, жестокость мер которых со временем пресекла всякую «контрреволюционную реакцию».

Классовая борьба

Восприятие красного террора как классовой борьбы было далеко неоднозначным.

М. Лацис писал: «Мы истребляем ненужные классы людей. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов. Первый вопрос — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

Слова Лациса были критически оценены Лениным. «Политическое недоверие к представителям буржуазного аппарата законно и необхо­димо. Отказ использовать их для дела управления и строительства есть величайшая глупость, несущая величайший вред коммунизму.

Кто захотел бы рекомендовать меньшевика как социалиста или как политического руководителя, или даже как поли­тического советчика, тот совершил бы громадную ошибку, ибо история революции в России доказала окончательно, что меньшевики (и социалисты-революционеры) не социалисты, а мелкобуржуазные демократы, способные при каждом серьезном обостре­нии классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией становиться на сторону буржуазии».

Лацис позднее вспоминал об этом эпизоде так: «Владимир Ильич напомнил мне, что наша задача отнюдь не состоит в физическом уничтожении буржуазии, а в ликвидации тех причин, которые порождают буржуазию».

Число жертв террора

Данные о числе жертв красного террора — ещё один спорный вопрос. Расхождения в цифрах весьма и весьма существенны: от 135 тысяч до 400-500 тысяч человек. Показательно, что подобные расхождения часто вызваны даже не идеологическими подходами к самому феномену красного террора, а тем, что до сих пор при археологических раскопках и строительных работах находят места массовых захоронений.

«Солнце Мертвых» и «Пьяное солнце»

Одно из самых пронзительных воспоминаний о красном терроре в Крыму принадлежит Ивану Шмелёву. В своей книге «Солнце мёртвых» писатель писал:

«А сичас иду по бугорочку, у пристава дачи, лошадь то зимой пала … Гляжу — мальчишки … Чего такое с костями делают? Гляжу… лежат на брюхе, копыто гложут! Грызут-урчат! Жуть взяла … чисто собаченки».
«Помер Андрей Кривой с нижних виноградников», «помер и Одарюк…» Замерз дядя Андрей после «ванны» (вид пытки), обессиленный голодом.

А совсем недавно какой то «бравый» матрос орал на митинге: «Теперь, товарищи трудящиеся всех буржуев прикончили мы… которые убегши — в море потопили! И теперь наша совецкая власть, которая коммунизм называется! Так что Дожили! И у всех будут даже автомобили, и все будем жить… Так что … все будем сидеть в пятом этажу и розы нюхать…

»!

В советской литературе ответом на «Солнце мёртвых»Ивана Шмелёва стала повесть Фёдор Гладкова «Пьяное солнце». Цитата: «Мы, комсомольцы, не должны рассуждать. От критики впадают в уклон. Партия дает готовую формулу. За нас думает партия. Оппозиция – это уклон. Уклоны расшатывают партию. Чтобы не впадать в уклон, надо каждую букву резолюций помнить даже во сне».

Национальный вопрос

Однозначной трактовки красного террора быть не может. Несомненно то, что это была кровавая страница русской истории. Самые ожесточённые споры ведутся на почве национального вопроса.

Участие в революционном процессе евреев, латышей, поляков вызывают националистические трактовки, приводящие к дебатам о некоем еврейском заговоре против русского народа. Горький писал: «Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа».

Трагедия русской революции разыгрывается в средe «полудиких людей».

«Когда в «звeрствe» обвиняют вождей революции — группу наиболeе активной интеллигенции — я рассматриваю это обвинение, как ложь и клевету, неизбeжные в борьбe политических партий или — у людей честных — как добросовeстное заблуждение». «Недавний раб» — замeтил в другом мeстe Горький- стал «самым разнузданным деспотом».

Оценка «пролетарского писателя», конечно, далека от объективности, но правы ли те, кто утверждает, что красный террор — суть порождение «жидовского заговора» и возможно ли заключение о красном терроре в националистическом ключе?

http://russian7.ru/post/krasnyy-terror-my-istreblyaem-nenuzhn/

Источник: http://maxpark.com/community/4375/content/6215362

Красный террор (гражданская война)

официально объявленная политика советского государства по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности в сентябре–ноябре 1918 г., предусматривавшая комплекс крайне жестоких репрессивных мер вне судебной системы.

В более широком смысле, под красным террором подразумевается вся репрессивная политика большевиков во время Гражданской войны 1917–1922 гг. По определению председателя ВЧК Ф.Э.

Дзержинского, главная составляющая красного террора это «устрашение, аресты и уничтожение врагов революции по принципу их классовой принадлежности или роли их в прошлые дореволюционные периоды» (Интервью сотруднику «Укрроста» от 9 мая 1920 г.).

Совет

Вопрос о развертывании террора против «врагов революции», принуждение государственных служащих к исполнению их обязанностей (борьба с саботажем), подавление политических противников и т.д. встал на повестку дня сразу же после захвата большевиками власти.

Не имея возможности использовать другие методы, новое правительство сразу перешло к карательной политике, предупредив одновременно своих противников, что будет ее усиливать, если сопротивление не прекратиться. 2 декабря 1917 г. Л.Д.

Троцкий публично заявил: «В том, что пролетариат добивает падающий класс, нет ничего безнравственного. Это его право. Вы возмущаетесь…

мягким террором, который мы направляем против своих классовых противников, но знайте, что не далее как через месяц этот террор примет более грозные формы, по образцу террора великих революционеров Франции. Не крепость, а гильотина будет для наших врагов».

Однако, в 1918 г. ситуация лишь усложнилась и постоянно обострялась, сопротивлению большевикам повсеместно росло. Декрет «Социалистическое отечество в опасности!» от 21 февраля 1918 г. предусматривал, что «неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления».

Параллельно углубился конфликт между большевиками и левыми эсерами, причем последние традиционно большое внимание уделяли террору и террористическим актам. Конфликт завершился в июле мятежами в Москве, Ярославле и Симбирске. Еще до этого ЦИК учредил Верховный революционный трибунал, который первым же своим постановлением 13 июня 1918 г. восстановил смертную казнь.

На проходившем в начале 6 июля 1918 г. V Всероссийском съезде Советов Л.Д. Троцкий призвал делегатов принять постановление: «Всех агентов иностранного империализма, которые будут призывать к наступлению и оказывать сопротивление Советским властям с оружием в руках, расстреливать на месте». Съезд, впрочем, ограничился резолюцией, что агитаторы будут «караться по законам военного времени».

На том же съезде, выступая с отчетом о деятельности ЦИК, его председатель большевик Я.М. Свердлов, отстаивая восстановление смертной казни, указал, что и ранее (в 1917–1918 гг.

) смертная казнь применялась широко, но без ее официального введения, заявил: «Мы можем указать отнюдь не на ослабление террора по отношению ко всем врагам Советской власти, отнюдь не на ослабление, но, наоборот, к самому резкому усилению массового террора против врагов Советской власти… Самые широкие круги трудовой России… отнесутся с полным одобрением к таким мероприятиям, как отрубание головы, как расстрел контрреволюционных генералов и других контрреволюционеров». Уже после окончания съезда (26 июня 1918 г.) В.И. Ленин написал председателю СНК коммун Северной области Г.Е. Зиновьеву: «Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров».

Обратите внимание

На необходимости массового террора явочным порядком В.И. Ленин настаивал постоянно. Например, 8 августа 1918 г. он писал в Нижний Новгород Г.Ф. Федорову: «В Нижнем, явно, готовится белогвардейское восстание. Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.

), навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т.п.

» На следующий день он повторил свою мысль в телеграмме Пензенскому губисполку: «Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города».

Официальный Красный террор

Непосредственным поводом для официального объявления красного террора в Советской России стали события 30 августа 1918 г. В этот день председатель Петроградской ЧК М.С. Урицкий был убит членом неонароднической Партии народных социалистов Л.И. Каннегисером, а Москве В.И.

Ленин ранен выстрелом из револьвера, по официальной версии, членом Партии эсеров Ф.Е. Каплан. Вечером того же дня Я.М.

Свердловым было пописано Обращение ВЦИК ко всем Советам, в котором говорилось: «На покушения, направленные против его вождей, рабочий класс ответит еще большим сплочением своих сил, ответит беспощадным массовым террором против всех врагов Революции».

2 сентября ВЦИК принял Постановление о красном терроре, где были повторены те же позиции: «На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов».

Официальным документом, в соответствии с которым в Советской России был объявлен красный террор, стало Постановление СНК РСФСР от 5 сентября 1918 г., которое гласило:

«Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры» (Свод узаконений. № 19. Отдел 1. Ст. 710, 05.09.18). Постановление было подписано наркомом юстиции Д.И. Курским, наркомом по внутренним делам Г.И. Петровским и управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевичем.

В развитие решений ВЦИК и СНК был издан целый ряд указаний и регламентирующих инструкций ВЧК по конкретному воплощению их в жизнь.

В одной из инструкций указывалось, что расстрел должен применяться от бывших жандармских и полицейских офицеров, вплоть до активных членов партии социалистов-революционеров центра и правых и «к/революционных партий (кадеты, октябристы и проч.)». Заключению в концлагерь подлежали, в т.ч.

Читайте также:  Внешняя политика россии в 20-х годах хх века

, все подозрительные «согласно данных обысков и не имеющих определённых занятий» бывшие офицеры, все члены «бывших патриотических и черносотенных организаций» и т.д.

Важно

В опубликованном 1 ноября 1918 г. Еженедельнике ВЧК один из ее руководителей М.И. Лацис так охарактеризовал систему красного террора: «Мы уже не боремся против отдельных личностей, мы уничтожаем буржуазию как класс..

Не ищите в деле обвинительных улик о том, восстал ли он против Совета оружием или словом. Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, какое у него образование и какова его профессия.

Вот эти вопросы должны разрешить судьбу обвиняемого. В этом смысл и суть Красного террора».

После принятие постановления по стране прокатилась волна массовых расстрелов. В первых числен сентября в Петрограде были расстреляны 512 человек – бывшие чиновники, офицеры, профессора и т.д. (всего в рамках официального красного террора в Петрограде было казнено ок. 800 человек).

Важнейшей составляющей красного террора был фактор устрашения, а не наказания, чему служили в т.ч. расстрелы заложников, часто не имевших никакого отношения никакого отношения к событиям за которые они расстреливались.

Так, например, в ответ на расстрел командармом 11-й красной армии 21 октября 1918 г. в Пятигорске И.Л. Сорокиным группы руководителей ЦИК Северо-Кавказской советской республики и крайкома РКП(б), в первых числах ноября там же были расстреляны 106 заложников, в т.ч.

генералы и высшие чиновники Российской империи.

Формально положение о красном терроре действовало два месяца и его режим был прекращен прекращен принятым по предложению Л.Б.

Каменева постановлением VI Всероссийского съезда Советов от 6 ноября 1918 г. «Об амнистии».

Совет

В самом постановлении термин «красный террор» не упоминался, но само по себе освобождение части заложников и заключенных противоречило духу Постановления СНК «О красном терроре».

Массовый террор

Подавление контрреволюции, «классовых врагов», политических противников – как то заключение в концлагеря, заложничество, расстрелы как в судебном так и во внесудебном порядке, в Советской России начались раньше и закончились позже официального действия режима красного террора и фактически действовали на протяжении всего периода Гражданской войны.

Причем изначально органы советской юстиции были ориентированы не на назначение наказания за деяния в законном порядке, а на массовый террор. Так, председатель Революционного военного трибунала РСФСР в 1918–1919 гг. К.Х. Данишевский писал: «Военные трибуналы не руководствуются и не должны руководствоваться никакими юридическими нормами.

Это карающие органы, созданные в процессе напряженнейшей революционной борьбы».

Руководство репрессиями и карательной политикой большевистского правительства осуществляли Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности (ВЧК), в т.ч.

и сентябре–октябре 1918 г. Уже в декабре 1917 г.

ВЧК для борьбы с контрреволюцией получила право производить аресты и конфискации, выселять преступные элементы, лишать продовольственных карточек, публиковать списки врагов народа и т.д.

Сами руководители Советского государства отдавали себе отчет, что амнистия ноября 1918 г. ни в коем случае не означала окончание красного террора. Так, 17 мая 1922 г., В.И. Ленин писал наркому юстиции Д.И. Курскому, что «Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его…».

Количество жертв красного террора неизвестно. Так, комиссия, действовавшая в Вооруженных силах Юга России определила количество погибших от красного террора в более 1,7 млн человек. В тоже время М.И. Лацис в своей книге (1920) указал число жертв в 1918 г. и за 7 месяцев 1919 г. – 8389 человек расстрелянными (а также более 13 тыс. взятых в заложники, ок. 87 тыс. арестованных, более 9 тыс.

Обратите внимание

заключенных в концлагеря и 34 тыс. – в тюрьмы); позже Лацис указал, что в 1918 г. по постановлением ЧК было расстреляно 6300 чел., а в 1919 г. – 3456. Современный исследователь О.Б. Мозохин, ссылаясь на документы ВЧК, указывает цифру «не более 50 тыс. человек».

Однако, чаще всего вопрос заключается в том, что исследовали подразумевают под термином «жертвы» и какой период относят к красному террору.

Литература

  • Лацис М.И. Два года борьбы на внутреннем фронте. М., 1920. Мельгунов С.П. Красный террор в России. 1918–1922. Берлин, 1924 Красный террор в годы Гражданской войны: По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Лондон, 1992. Литвин Л.А. Красный и белый террор в России 1918–1922 гг. Казань, 1995. Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 г. СПб., 2006. Дойков Ю.В. Красный террор. Россия. Украина. 1917–1924. Архангельск, 2008. Красный террор глазами очевидцев. М., 2009. Красный террор в Москве: Свидетельства очевидцев. М., 2010.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/krasnyi_tierror_grazhdanskaia_voina

Кто организовал «Большой террор»?

Страница 1 из 11

Вопрос, вынесенный в заглавие этого скромного труда, у многих наверняка вызовет недоумение или даже гнев. Как это — кто? Давным-давно извест­но — Сталин и его подручные. Зачем дурить людям головы, задавая риторические вопросы?

Любопытно, что даже те, кто склонны положительно оценивать роль Сталина в нашей истории, в большинстве своем приписывают организацию массовых репрессий ему же. Дескать, уничтожал троцкистов, палачей времен “красного террора”, бюрократов, скрытых врагов Советской власти. В общем — нужное подчеркнуть, все зависит от политических убеждений.

Главное, все сходятся на том, что именно Сталин был организатором массовых репрессий. Казалось бы, такое единодушие должно убеждать. Однако давайте не будем спешить. Мало ли сколько было расхожих пред­ставлений, а потом выяснялось, что они не ценнее мыльного пузыря. Попробуем взглянуть на проблему “Большого террора” непредвзято.

Для начала выясним, откуда возник массовый политический террор. Он появился в эпоху революций. Резкий поворот в общественном развитии всегда порождал мощное сопротивление широких социальных слоев. Революциям сопротивлялись не только представители свергнутой верхушки, но и массы, точнее, их часть. А подавление масс, соответственно, требовало массового террора.

Классическим образцом можно считать якобинский террор 1793—1794 годов, который во Франции унес около миллиона жизней. Такова была цена Великой французской революции.

Однако политический терроризм, в той или иной степени, были присущ и другим буржуазным революциям — английской, американской, испанской, итальянской. Любопытно, что он был присущ и первой российской революции, вспыхнувшей в 1905 году. Я имею в виду террор эсеров и анархистов.

Его принято называть индивидуальным, однако он на деле принял характер массового. И это неудивительно, ведь эсеры имели в своем распоряжении массовую партию леворадикального толка.

Важно

По самым скромным подсчетам, в годы эсеровско-анархического террора погибло 12 тысяч человек. Думские депутаты-монархисты однажды принесли в зал заседаний склеенные бумажные листы, на которых были написаны имена жертв террористов. Так вот, полосу этих бумаг они смогли развернуть по всей ширине зала.

До революции была выпущена многотомная “Книга русской скорби”. В ней собраны данные о жертвах. Среди них лишь очень немногие принадлежали к элите русского общества. Масса людей пострадала совершенно случайно. Например, 12 апреля 1906 года при взрыве дачи П. А.

Столыпина погибли 25 человек, пришедших на прием к премьер-министру.

Все это было генеральной репетицией гораздо более страшного “красного террора”, который показал, что массовый терроризм присущ не только буржуазным, но и социалистическим революциям.

Это потом подтвердил и пример “великой пролетарской культурной революции”, осуществленной Мао Цзэдуном.

Погибли десятки миллионов китайцев, ставших жертвами как госбезопасности, так и шаек озверевших юнцов, именуемых хунвейбинами и цзаофанями.

Пристрастие к террору продемонстрировали и революции “справа”. Придя к власти на волне “национальной революции”, национал-социалист Гитлер подверг репрессиям сотни тысяч немцев. Только членов Коммунисти­ческой партии Германии было казнено 33 тысячи человек. А уж какой террор Гитлер организовал на оккупированных территориях, говорить, я думаю, не стоит.

Теперь давайте обратимся к фигуре Сталина. Исследователи как-то не склонны преувеличивать революционность этого деятеля. Напротив, многие наблюдатели, как “левые”, так и “правые”, считают, что Сталин был могильщиком “пролетарской” революции. И очень мало тех, кто ставит его на одну доску с творцами Октября.

Меня давно занимает такой парадокс. Проводя параллели с Великой французской революцией, Сталина часто именуют термидорианцем, а его политику — термидором. Особенно любил говорить о сталинском термидоре Троцкий.

Совет

Однако ведь именно группировка термидорианцев положила конец массовому революционному террору 1793—1794 годов, который грозил уже пожрать и самих революционеров.

И если Сталин — термидорианец, то какой же он тогда организатор террора?

Как ни относиться к Сталину, но очевидно, что он осуществил ряд мер, направленных против нигилизма, порожденного революцией. Восстановил в правах национальный патриотизм. Наряду со своим культом установил культ русской литературы. Взял курс на укрепление семейного уклада. “Реабилитировал” многих исторических деятелей старой России. Прекратил преследование церкви.

И в то же самое время именно он развернул массовый террор? Получается, что преодоление нигилизма ведет именно к массовому террору, широко­масштабным репрессиям? Непонятно… А если предположить, что развязы­вание террора произошло против воли Сталина?

Но, может быть, допустить и обратное? Что, если Сталин и в самом деле был верным продолжателем дела Ленина и Троцкого, как нас уверяют неко­торые? Что ж, давайте вглядимся повнимательнее.

Источник: http://zapravdu.ru/elektronnaya-biblioteka/19-istoriya-rossii/44-kto-organizoval-bolshoj-terror.html

Историк: советская власть устанавливала порядки, которые противоречили человеческой природе

Так же проводились и национальные операции — и эстонская, и латвийская: террор касался людей, которые связаны с заграницей, которые имели какие-то подозрительные иностранные  связи, так называемая людская база иностранного шпионажа. Во всем этом была извращенная, но вполне конкретная сталинская логика. Такие люди должны исчезать из жизни.

И когда советская власть пришла в страны Балтии в 1940 году, устроила переворот и начала советизацию, утвердив своих людей во главе НКВД и населив этот аппарат кадрами, она тут же начала считать и ставить на оперативный учет все те же категории, которые в Советском Союзе попадали под репрессии.

Это и есть объяснение советских репрессий, а в послевоенный период власть доделывала то, что не успела сделать до войны.

Репрессии против крестьянства были проведены на территории всего Советского Союза; страны Балтии подверглись репрессиям в 1949 году именно для того, чтобы проводить коллективизацию, лишать людей собственности и устраивать иной экономический уклад. И советская власть использовала те инструменты, которые она только и умела использовать — выселение, аресты, депортации. С моей точки зрения, репрессии — это и есть природа советской власти.

— Как вы относитесь к тому, что некоторые политики и историки устраивают некое подобие соревнования между Холокостом и сталинским террором?

— Формально можно сравнивать и говорить: и здесь уничтожали людей, и здесь. В одном случае по признаку цвета кожи, глаз, национального или расового происхождения, во втором случае — по социальным признакам.

Периоды тоталитаризма имеют много похожего: назначение каких-либо людей неподходящими для будущей жизни и их уничтожение. В этом смысле сравнение допустимо. Но всегда нужно смотреть, чем конкретно наполнена репрессивная практика того или иного типа тоталитаризма.

Читайте также:  Причины первой мировой войны

По большому счету, в практике и методах нацистский режим и сталинский не различаются, но в деталях, конечно, есть различия. Но сама по себе генеральная идея — что можно назначить каких-то людей недостойными будущей жизни — свойственна и сталинизму, и гитлеризму.

Репрессии создали качественно новую страну, которой мы не можем гордиться. Если мы считаем, что сталинизм как метод индустриализации, вполне годится, то мы должны признать, что каннибализм — тоже хороший способ перехода на улучшенное питание. Человек не может себе такого позволить. Нельзя строить будущее за счет уничтожения части себе подобных.

— Как вы полагаете как историк: о том, что случилось в первой половине ХХ века, будут говорить в обществе через одно-два поколения? Или историческая память коротка, и Сталин, большой террор и Вторая мировая война будут забыты, как, например Первая мировая война?

— Время не только отдаляет события, но и делает работу историков более спокойной и взвешенной. Нет накала страстей и яростных споров.

Обратите внимание

Конечно, придет время, когда и революцию 1917 года, и Большой террор будут изучать как что-то такое же далекое, как Пунические войны. Но это не значит, что историки не будут это изучать.

Это станет важным моментом постижения того, как не надо строить будущее, на каких принципах нельзя строить общество, что является гуманным, а что нет. И здесь, я полагаю, споров будет все меньше и меньше.

Сегодня Россия вплетает историю в свой политический курс и пытается использовать историю как инструмент оправдания нынешней экспансионистской и захватнической политики и сползающих к тоталитаризму форм управления обществом.

История им нужна в той интерпретации, как нечто сталинское, что позволило построить что-то приличное.

Ничего приличного мы не построили, потому что ответ дал 1991 год: крах Советского Союза и экономической системы, безусловно, был предопределен волнами репрессий. 

Источник: https://rus.postimees.ee/4098685/manifest

Сопротивление сталинизму и «Большой Террор»Страница 1

В начале 30-х годов , после высылки за границу Л.Троцкого и разгрома группы Н.Бухарина,. И.В.Сталин мог, казалось, торжествовать полную победу над своими противниками внутри большевистского режима. Однако антисталинские группировки в коммунистической партии продолжали сопротивление.

В конце 1930 г. против сталинского руководства выступила группа С.И.Сырцова — В.В. Ломинадзе. Первый был кандидатом в члены Политбюро и председателем правительства России, второй — руководителем Закавказской партийной организации. Они подвергли критике высокие темпы индустриализации, методы проведения коллективизации, оценили ситуацию в стране как экономический хаос, грань экономического кризиса, считали, что ответственность за такое положение несёт Сталин, собирались вступить против него на пленуме Центрального комитета. В группе оказался предатель, который выдал их. Оппозиционеры были сняты со своих высоких постов. С.И.Сырцова расстреляли в 1937 г., В.В.Ломинадзе застрелился, чтобы не попасть в руки чекистов.

В 1932 г. группа партийцев во главе с известным деятелем московской большевистской организации М.Н.Рютиным подготовили теоретическую работу под названием « Сталин и кризис пролетарской диктатуры» и манифест-обращение «Ко всем членам партии». В этих документах содержались резкие высказывания против Сталина, обосновывалась необходимость его устранения от власти. Документы стали программой деятельности «Союза марксистов-ленинцев». Участники этой организации были исключены из партии и арестованы. Большинство их позже расстреляли.

Важно

В конце 1932 г. против режима личной власти Сталина выступила группа, состоящая из старых членов партии А.П.Смирнова, Н.Б.Эйсмонта, В.Н.Толмачёва. Все они были крупными советскими чиновниками. Наиболее авторитетная фигура среди них — А.П.Смирнов — являлся заместителем председателя правительства РСФСР. Они требовали пересмотра программы индустриализации, роспуска колхозов, подчинение ОГПУ партийному контролю, создания независимых профсоюзов, отстранения Сталина от руководства. Группа, также как и предыдущая, была раскрыта ,её члены репрессированы.

Аналогичные группы оппозиционеров были выявлены и ликвидированы в Сибири, на Украине, в Белоруссии, Ленинграде.

Стремясь уничтожить оппозицию коммунистическому режиму, Сталин в 1933 г. начал очередную генеральную чистку партии. Диктатор стремился добить своих подлинных и мнимых противников, создать полностью подчинённую ему партию — «орден меченосцев».

Из партии во время чистки должны были быть исключены: «открытые и скрытые нарушители железной дисциплины партии и государства, не выполняющие решения партии и правительства, подвергающие сомнению и дискредитирующие решения и установленные партией планы болтовнёй об их «нереальности» и «неосуществимости».

Партчисткой нужно было отвлечь народ и партию от провалов первой пятилетки, голода, нищеты, неустройства. Вождь пытался мощной идеологической кампанией поднять народные массы на новые подвиги социалистического строительства.

Чистка,- писалось в постановлении ЦК партии ВКП (б) ,- и её проведение . должна проводиться «не взирая на лица, под углом зрения проверки выполнения членами и кандидатами партии важнейших решений партии, участия их в соцсоревновании и ударничестве, активной борьбы за промфинплан, за выполнение важнейших хозяйственных заданий, борьбы с прогулами, борьбы с расхитителями социалистической собственности».Несмотря на исключение в ходе чистки из партии значительного числа коммунистов, прежде всего участников различных оппозиционных групп, сопротивление сталинизму продолжалось. Последний организованный бой старые партийцы попытались дать Сталину на CVII съезде ВКП (б) в 1934 г.

Источник: http://www.historias.ru/hias-136-1.html

Правда о 1937 годе. Кто развязал «большой террор»? / Читать онлайн

Содержание

Вопрос, вынесенный в заглавие этого скромного труда, у многих наверняка вызовет недоумение или даже гнев. Как это кто? Давно известно — Сталин и его подручные. Зачем дурить людям головы, задавая риторические вопросы?

Любопытно, что даже те, кто склонен положительно оценивать роль Сталина в нашей истории, в большинстве своём приписывают организацию массовых репрессий ему же. Дескать, репрессии были нужны для очищения страны.

От кого? Ну, здесь множество вариантов. От шпионов, троцкистов, палачей времён красного террора, бюрократов, скрытых врагов Советской власти. В общем — нужное подчеркнуть, всё зависит от политических убеждений.

Совет

Все, почти все, сходятся на одном и том же. Сталин был организатором массовых репрессий. Казалось бы, такое единодушие должно убеждать. Однако давайте не будем спешить. Мало ли, сколько было расхожих представлений, а потом выяснялось, что они не ценнее мыльного пузыря. Попробуем взглянуть на проблему «большого террора» иначе, чем большинство.

Для начала выясним, откуда возник массовый политический террор. Он появился в эпоху революций. Резкий поворот в общественном развитии всегда порождал мощное сопротивление широких социальных слоёв. Революции сопротивлялись не только представители свергнутой верхушки, но и массы, точнее, их часть. А подавление масс соответственно требовало массового террора.

Классическим образцом массового революционного террора можно считать якобинский террор 1793–1794 годов, который во Франции унёс около миллиона жизней. Такова была цена Великой французской революции.

Однако политический терроризм в той или иной степени был присущ и другим буржуазным революциям — английской, американской, испанской, итальянской. Любопытно, что он был присущ и первой российской революции, вспыхнувшей в 1905 году. Я имею в виду террор эсеров и анархистов.

Его принято называть индивидуальным, однако он принял характер массового. И это неудивительно, ведь эсеры имели в своём распоряжении массовую партию леворадикального толка.

По самым скромным подсчётам, в годы эсеро-анархического террора погибло 12 тысяч человек. Думские депутаты-монархисты однажды принесли в зал заседаний склеенные бумажные листы, на которых были написаны имена жертв террористов.

Так вот, эту ленту они смогли развернуть по всей ширине зала. До революции была выпущена многотомная «Книга русской скорби». В ней собраны данные о жертвах террора. Среди них лишь очень немногие принадлежали к элите русского общества.

Большинство представляли мелкие чиновники, низшие чины полиции, священники, ремесленники. Многие пострадали совершенно случайно, оказавшись рядом с бомбистами. Например, 12 апреля 1906 года при взрыве дачи П. А.

Обратите внимание

 Столыпина погибло 25 человек, пришедших на приём к премьер-министру. Ранения получили трёхлетний сын Столыпина и его четырнадцатилетняя дочь.

Всё это было генеральной репетицией гораздо более страшного красного террора, который показал, что массовый терроризм присущ не только буржуазным, но и социалистическим революциям.

Это блестяще подтвердил пример «великой пролетарской культурной революции», осуществлённой Мао Цзэдуном.

В ходе её погибли десятки миллионов китайцев, павших жертвами как тамошней госбезопасности, так и шаек озверевших юнцов, именуемых хунвейбинами и цзаофанями.

Склонность к террору продемонстрировали и революции «справа». Придя к власти на волне «национальной революции», национал-социалист Гитлер подверг репрессиям сотни тысяч немцев. Только членов Коммунистической партии Германии было казнено 33 тысячи.

А уж какой террор Гитлер организовал на оккупированных им территориях, говорить, я думаю, не стоит. Конечно, масштаб гитлеровского террора намного меньше тех масштабов, которых достигал террор коммунистический.

Но это как раз и связано с тем, что гитлеровская революция была менее радикальной.

Надо отметить, что революция далеко не всегда сопровождается массовым террором. В той же Германии ноябрьская революция 1918 года сумела удержаться на краю пропасти. Но край всё-таки был.

Важно

В 1919 году в Баварии левые радикалы создали Советскую республику, которая по примеру своей российской сестрёнки стала арестовывать и уничтожать «социально чуждых».

Конец этому положили вооружённые отряды немецких патриотов.

В любом случае революция всегда чревата террором. Он может вылезти из этого чрева, а может так и сгинуть в утробе. И если не всякая революция порождает массовый террор, то любой массовый террор имеет своей причиной именно революцию.

Теперь давайте обратимся к фигуре Сталина. Исследователи как-то не склонны преувеличивать революционность этого деятеля. Напротив, многие наблюдатели, как левые, так и правые, считают, что Сталин был могильщиком пролетарской революции. И очень мало тех, кто ставит его на одну сторону с творцами Октября.

Меня давно занимает такой парадокс: проводя параллели с Великой французской революцией, Сталина часто именуют термидорианцем, а его политику — термидором. Особенно любил говорить о сталинском термидоре Троцкий.

Однако именно группировка термидорианцев положила конец массовому революционному террору 1793–1794 годов, который грозил сожрать и самих революционеров.

И если Сталин — термидорианец, то какой же он тогда организатор террора?

Как ни относиться к Сталину, очевидно, что он осуществил ряд мер, направленных против нигилизма, порождённого революцией. Восстановил в правах национальный патриотизм.

Способствовал тому, чтобы искусство, особенно архитектурное, приняло бы классические формы. Наряду со своим культом установил культ русской литературы. Взял курс на укрепление семейного уклада.

«Реабилитировал» многих исторических деятелей старой России. Прекратил преследование церкви.

И в то же самое время именно он развернул массовый террор? Получается, что преодоление нигилизма ведёт именно к массовому террору, широкомасштабным репрессиям? Непонятно… А если предположить, что развязывание террора произошло против воли Сталина?

Совет

Но, может, допустить обратное? Что, если Сталин и в самом деле был верным продолжателем дела Ленина и Троцкого, как нас уверяют некоторые? Давайте рассмотрим это предположение повнимательнее.

Источник: https://bookriver.org/read.php?b=8325

Ссылка на основную публикацию