Стрелецкий «розыск» 1698 года

Глава 2. Коронованные следователи и главные инквизиторы

В сыскном ведомстве при Шувалове все осталось по-прежнему: налаженная Ушаковым машина продолжала исправно работать. Правда, новый начальник Тайной канцелярии не обладал галантностью, присущей Ушакову, а даже внушал окружающим страх странным подергиванием мускулов лица.

Как писала в своих записках Екатерина II, «Александр Шувалов не сам по себе, а по должности, которую занимал, был грозою всего двора, города и всей империи, он был начальником инквизиционного суда, который звали тогда Тайной канцелярией.

Его занятие вызывало, как говорили, у него род судорожного движения, которое делалось у него на всей правой стороне лица от глаза до подбородка всякий раз, как он был взволнован радостью, гневом, страхом или боязнью».

Обратите внимание

Шувалов не был таким фанатиком сыска, как Ушаков, на службе не ночевал, а увлекся коммерцией и предпринимательством. Много времени у него отнимали и придворные дела – с 1754 года он стал гофмейстером двора великого князя Петра Федоровича.

И хотя Шувалов вел себя с наследником престола предупредительно и осторожно, сам факт, что его гофмейстером стал шеф тайной полиции, нервировал Петра и его супругу. Екатерина писала в своих записках, что встречала Шувалова всякий раз «с чувством невольного отвращения».

Это чувство, которое разделял и Петр Федорович, не могло не отразиться на карьере Шувалова после смерти Елизаветы Петровны: став императором, Петр III сразу же уволил Шувалова от его должности.

Правление Петра III(декабрь 1761 – июнь 1762) стало важным этапом в истории политического сыска. Именно тогда запретили «Слово и дело!» – выражение, которым заявляли о государственном преступлении, и была ликвидирована Тайная канцелярия, работавшая с 1731 года.

Решения императора Петра III, пришедшего к власти 25 декабря 1761 года, были подготовлены всей предшествующей историей России. К этому времени стали заметны перемены в психологии людей, их мировоззрении.

Многие идеи Просвещения становились общепризнанными нормами поведения и политики, они отражались в этике и праве. На пытки, мучительные казни, нечеловеческое обращение с заключенными стали смотреть как на проявление «невежества» прежней эпохи, «грубости нравов» отцов.

Внесло свою лепту и двадцатилетнее царствование Елизаветы Петровны, которая фактически отменила смертную казнь.

Опубликованный 22 февраля 1762 года знаменитый манифест о запрещении «Слова и дела» и закрытии Тайной канцелярии явился, несомненно, шагом власти навстречу общественному мнению.

Важно

В указе откровенно признавалось, что формула «Слово и дело» служит не благу людей, а их вреду.

Уже сама такая постановка вопроса была новой, хотя при этом никто не собирался отменять институт доносительства и преследования за «непристойные слова».

Большая часть манифеста посвящена пояснению того, как отныне нужно доносить об умысле в государственном преступлении и как властям следует поступать в новой обстановке. Это наводит на мысль, что речь идет не о коренных преобразованиях, а лишь о модернизации, совершенствовании политического сыска.

Из манифеста следует, что все прежние дела по сыску запечатываются государственными печатями, предаются забвению и сдаются в архив Сената. Только из последнего раздела манифеста можно догадаться, что Сенат становится не только местом хранения старых сыскных бумаг, но учреждением, где будут вестись новые политические дела.

Однако манифест все-таки очень невразумительно говорит о том, как же теперь будет организован политический сыск.

Все становится ясно, если обратиться к указу Петра III от 16 февраля 1762 года, которым вместо Тайной канцелярии учреждалась особая экспедиция при Сенате, куда перевели всех служащих Тайной канцелярии во главе с С. И. Шешковским. А шесть дней спустя появился манифест об уничтожении Тайной канцелярии.

Тайная экспедиция в царствование Екатерины II (1762– 1796) сразу заняла важное место в системе власти. Возглавил ее С. И. Шешковский, ставший одним из обер-секретарей Сената. Екатерина II отлично понимала важность политического сыска и тайной полиции.

Об этом говорила императрице вся предшествовавшая история России, а также ее собственная история вступления на трон. Весной и летом 1762 года, когда проходила реорганизация ведомства, сыск оказался ослаблен.

Совет

Сторонники Екатерины почти в открытую готовили путч в ее пользу, а Петр III не имел точных сведений о надвигавшейся опасности и поэтому только отмахивался от слухов и предупреждений на этот счет.

Если бы работала Тайная канцелярия, то один из заговорщиков, Петр Пассек, арестованный 26 июня 1762 года по доносу и посаженный под стражу на гауптвахту, был бы доставлен в Петропавловскую крепость. Поскольку Пассек был личностью ничтожной, склонной к пьянству и гульбе, то расспросы с пристрастием быстро развязали бы ему язык и заговор Орловых был бы раскрыт. Словом, Екатерина II не хотела повторять ошибок своего мужа.

Политический сыск при Екатерине II многое унаследовал от старой системы, но в то же время появились и отличия. Все атрибуты сыска сохранялись, но применительно к дворянам их действие смягчалось.

Дворянина отныне можно было подвергнуть наказанию, только если он «перед судом изобличен». Освобождался он и от «всякого телесного истязания», а имение преступника-дворянина не отбирали в казну, а передавали его родственникам.

Однако закон всегда позволял лишить подозреваемого дворянства, титула и звания, а потом пытать и казнить.

В целом концепция госбезопасности времен Екатерины II была основана на поддержании «покоя и тишины» – основы благополучия государства и подданных.

Тайная экспедиция имела те же задачи, что и предшествовавшие ей органы сыска: собирать сведения о государственных преступлениях, заключать преступников под стражу и проводить расследование.

Однако екатерининский сыск не только подавлял врагов режима, «примерно» наказывая их, но и стремился с помощью тайных агентов «изучать» общественное мнение.

Наблюдению за общественными настроениями стали уделять особое внимание.

Обратите внимание

Это было вызвано не только личным интересом Екатерины II, желавшей знать, что о ней и ее правлении думают люди, но и новыми представлениями о том, что мнение общества нужно учитывать в политике и, более того, нужно контролировать, обрабатывать и направлять его в нужное власти русло.

В те времена, как и позже, политический сыск собирал слухи, а потом обобщал их в своих докладах. Впрочем, уже тогда проявилась характерная для тайных служб черта: под неким видом объективности «наверх» поставлялась успокоительная ложь. Чем выше поднималась информация о том, что «одна баба на базаре сказала», тем больше ее подправляли чиновники.

В конце 1773 года, когда восстание Пугачева взбудоражило русское общество и вызвало волну слухов, были посланы «надежные люди» для подслушивания разговоров «в публичных сборищах, как то в рядах, банях и кабаках».

Главнокомандующий Москвы князь Волконский, как каждый начальник, стремился, чтобы картина общественного мнения во вверенном его попечению городе выглядела для верховной власти по возможности более симпатичной, и посылал государыне вполне успокаивающие сводки о состоянии умов в старой столице, выпячивая патриотические, верноподданнические настроения москвичей. Традиция подобной обработки агентурных сведений была, как известно, продолжена и в XIX веке. Думаю, что императрица не особенно доверяла бодрым рапортам Волконского. В глубине души государыня явно не имела иллюзий относительно любви к ней народа, который называла «неблагодарным».

Влияние властей на общественное мнение состояло в утайке от него (впрочем, тщетной) фактов и событий и в «пускании благоприятных слухов». Следовало также вылавливать и примерно наказывать болтунов. Екатерина не упускала возможности выведать и наказать распространителей слухов и пасквилей о ней.

«Старайтесь через обер-полицмейстера, – пишет она 1 ноября 1777 года о каком-то пасквиле, – узнать фабрику и фабрикантов таковых дерзостей, дабы возмездие по мере преступления учинить можно было». Петербургскими «вралями» занимался Шешковский, а в Москве это дело императрица поручила Волконскому.

Отчеты и другие документы политического сыска Екатерина читала в числе важнейших государственных бумаг. В одном из писем в 1774 году она писала: «Двенадцать лет Тайная экспедиция под моими глазами». И потом еще более двух десятилетий сыск оставался «под глазами» императрицы.

Екатерина II считала политический сыск своей первейшей государственной «работой», проявляя при этом увлеченность и страстность, которые вредили декларируемой ею же объективности. В сравнении с нею императрица Елизавета кажется жалкой дилетанткой, которая выслушивала краткие доклады генерала Ушакова во время туалета между балом и прогулкой.

Екатерина же знала толк в сыске, вникала во все тонкости того, «что до Тайной касается». Она сама возбуждала сыскные дела, ведала всем ходом расследования наиболее важных из них, лично допрашивала подозреваемых и свидетелей, одобряла приговоры или выносила их сама. Получала императрица и какие-то агентурные сведения, за которые исправно платила.

Важно

Под постоянным контролем Екатерины II шло расследование дела Василия Мировича (1764), самозванки «княжны Таракановой» (1775). Огромна роль императрицы при расследовании дела Пугачева в 1774-1775 годах, причем она усиленно навязывала следствию свою версию мятежа и требовала доказательств ее.

Самым известным политическим делом, которое было начато по инициативе Екатерины II, стало дело о книге А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790). Императрица приказала разыскать и арестовать автора, прочитав только тридцать страниц сочинения.

Она еще работала над своими замечаниями по тексту книги, ставшими основой для допроса, а сам автор был уже «препоручен Шешковскому». Направляла государыня и весь ход расследования и суда. Через два года Екатерина руководила организацией дела издателя Н. И. Новикова.

Она давала указания об арестах, обысках, сама сочинила пространную «Записку» о том, что надо спрашивать у преступника. Наконец, она сама приговорила Новикова к 15-летнему заточению в крепости.

Екатерина, женщина образованная, умная и незлая, обычно следовала девизу «Будем жить и дадим жить другим» и весьма терпимо относилась к проделкам своих подданных. Но иногда она вдруг взрывалась и вела себя как богиня Гера – суровая хранительница нравственности.

В этом проявлялась и традиция, согласно которой самодержец выступал в роли Отца (или Матери) Отечества, заботливого, но строгого воспитателя неразумных детей-подданных, и просто ханжество, каприз, плохое настроение государыни.

Сохранились письма императрицы разным людям, которым она, по ее же словам, «мыла голову» и которых предупреждала с нешуточным гневом, что за такие дела или разговоры она может заслать ослушника и «враля» куда Макар телят не гонял.

При всей своей нелюбви к насилию, Екатерина порою переступала грань тех моральных норм, которые считала для себя образцовыми.

Совет

И при ней оказались возможны и допустимы многие жестокие и «непросвещенные» методы сыска и репрессий, к которым прибегали власти всегда, начиная с бесстыдного чтения чужих писем и кончая замуровыванием преступника заживо в крепостном каземате по указу императрицы-философа (об этом ниже). Это естественно – природа самодержавия, по существу, не изменилась.

Когда Екатерина II умерла и на престол вступил ее сын Павел I, самовластие утратило благообразные черты «государыни-матушки», и все увидели, что никакие привилегии и вкоренившиеся в сознание принципы Просвещения не спасают от самовластия и даже самодурства самодержца.

Источник: http://www.torturesru.com/dle/historical/394-glava-2-koronovannye-sledovateli-i-glavnye-inkvizitory.html

Читать онлайн Русская пытка. Политический сыск в России XVIII века страница 17. Большая и бесплатная библиотека

Поймав же, ее страшно пытали, заботливо лечили, чтобы опять пытать, хотя никакого угрожающего целостности России и власти самодержца преступления за бабой Акулиной явно не числилось.

Сыск был не только важным государевым делом, но и делом тайным. Отсюда – названия сыскных органов: Тайная канцелярия, Тайная экспедиция. «Тайное», «секретное» – это то, что может знать только государь и верхушка сыска. «Тайное» всегда есть принадлежность высшего. Напротив того, у подданного не должно быть ничего тайного.

Тайное подданного может быть только преступным, темным. Люди, собиравшиеся по ночам, уже только поэтому вызывали у власти подозрение и казались опасными. Приятелей А. П.

Волынского, подолгу засиживавшихся у кабинет-министра, в сыске спрашивали: что они «таким необычайным и подозрительным ночным временем, убегая от света, исправляли и делали?»…

Преображенский приказ с начала XVIII века стал главным органом политического сыска. Он был создан в Преображенском – подмосковном селе, которое было резиденцией юного царя Петра I, – как обычный приказ, то есть орган власти, выполняющий приказы (поручения) государя. В 1698 году Преображенскому приказу Петр I поручил вести Стрелецкий розыск.

Расследование стрелецкого бунта затянулось на несколько лет, и постепенно сыскные функции приказа стали для него важнейшими. Образовался штат опытных в делах сыска чиновников, заплечных мастеров, были обустроены пыточные палаты и тюрьма. В 1702 году Петр указом закрепил за Преображенским приказом исключительное право ведения следствия и суда по «Слову и делу».

Читайте также:  Биография императрицы екатерины ii

Такое сосредоточение сыска в одном месте оказалось очень удобным для царя, который не доверял старой администрации и хотел держать политический сыск под контролем своего доверенного человека. Им стал князь Федор Юрьевич Ромодановский. Во многом благодаря именно ему Преображенский приказ занял столь важное место в управлении.

В 1729 году, в царствование Петра II, Преображенский приказ был распущен, хотя его помещение использовалось в целях политического сыска еще лет восемьдесят.

Федор Юрьевич Ромодановский

Обратите внимание

Федор Ромодановский попал «в милость» к юному царю Петру I почти сразу же после его восшествия на престол. Уезжая в 1697 году за границу, именно ему и еще нескольким боярам царь поручил управление страной.

Трудно понять истоки необыкновенного доверия Петра I к Ромодановскому. По-видимому, многое переплелось в их судьбах. В самые опасные для молодого царя годы Ромодановский доказал свою безусловную преданность ему.

И за это Петр постоянно отличал Федора Юрьевича.

В карьере Ромодановского особую роль сыграл Стрелецкий розыск 1698 года, когда он хорошо организовал следствие и получил важные сведения о замыслах стрельцов, об их связях с царевной Софьей.

Достиг этого Ромодановский благодаря открывшемуся у него пыточному таланту. Он был человек более жестокий и беспощадный, чем сам Петр.

Порой царь даже выражал возмущение (возможно, показное) его кровопийством.

В Стрелецком розыске Ромодановский превзошел себя. Особая жестокость его имела объяснение: в какой-то момент стрелецкого мятежа летом 1698 года он дрогнул. Его не было видно на поле боя после разгрома мятежников под Воскресенским монастырем.

Первый розыск по делу стрельцов, причем неумелый, провел боярин А. С. Шеин, что вызвало недоумение Петра. Он писал Ромодановскому, что, узнав о подавлении бунта, «зело радуемся, только зело мне печально и досадно на тебя, для чего сего дела в розыске не вступил.

Бог тебя судит! Не так было говорено на загородном дворе в сенях». Из этого вытекает, что перед отъездом за границу Петр поручил политический сыск Ромодановскому и задание царя тот не выполнил.

Думаю, что руководитель Преображенского приказа попросту испугался и выжидал, на чьей стороне будет победа. По этому поводу Петр писал ему: «Я не знаю, откуды на вас такой страх бабей».

Источник: https://dom-knig.com/read_89020-17

Первые преобразования и стрелецкий розыск

Глава шестая
Образование Российской империи

Эпоха реформ Петра Великого

§ 103. Первые преобразования и стрелецкий розыск. Вернувшись из путешествия, Петр сразу обнаружил свое новое настроение. Приехав в Москву, он даже не заехал в московский дворец, а прямо проехал в свое Преображенское.

Своей жены Евдокии Федоровны он не видел, а заглазно послал ей приказ идти в монастырь. Против воли отвезли ее в Суздаль и там постригли (в Покровском монастыре, где была пострижена жена великого князя Василия III Ивановича, Соломония).

Сына своего, Алексея (родившегося в 1690 году), Петр отдал на попечение сестры своей, царевны Натальи.

При первом же приеме придворных в Преображенском Петр отдал им приказ впредь носить короткое европейское платье, вместо длинного русского, и брить бороды. Он сам резал бороды и окорачивал кафтаны у тех, кто упрямился. Право носить бороду сохранило только духовенство и крестьянство.

Важно

Горожане могли покупать это право, уплачивая известную пошлину и получая ежегодно «бородовой знак». С принудительною переменой внешности узаконялось и вообще господство западноевропейских обычаев в русской жизни. Одним из внешних знаков этого господства стало установление нового летосчисления.

До тех пор в Москве считали годы от сотворения мира и праздновали новый год «на Семен день» – 1 сентября.

Отпраздновав 1 сентября 1699 года наступление нового 7208 года по старому счету, Петр велел 1 января вновь праздновать новый 1700 год и впредь считать годы от Рождества Христова, как и в прочих православных странах.

Одновременно с первыми шагами своих культурных преобразований Петр начал свой страшный стрелецкий розыск.

Стрелецкое возмущение 1698 года произошло оттого, что стрелецкие полки, выведенные из Москвы в Азов и на польскую границу, были недовольны своим положением. Стрельцы видели нелюбовь и недоверие к ним царя и ожидали, что стрелецкое войско будет вовсе уничтожено.

Стоя на границах, они роптали и посылали в Москву за вестями, чего им ждать далее. Когда из Москвы пришли смутные и вздорные вести, что царя в царстве нет и что впереди надо ожидать только дурного, стрельцы не выдержали.

Несколько стрелецких полков вышло из повиновения и двинулось к Москве – к своим семьям и хозяйствам. Навстречу ослушникам из Москвы вышли регулярные войска с пушками.

При первой же встрече с ними (у Нового Иерусалима, или Воскресенского монастыря) стрельцы положили оружие и побежали. Их переловили и наказали: многих казнили, а прочих посадили под стражу.

Совет

Возвратясь в Москву, Петр нашел, что дело о стрельцах недостаточно исследовано и преступники недостаточно наказаны. Начался новый «сыск» (следствие) и пытки. Под пытками некоторые стрельцы показали, что их поднимала на бунт царевна Софья из Новодевичьего монастыря, где она жила.

Хотя этот оговор и не был достаточно доказан, однако Петр поверил ему. Он объявил вину сестры выборным от народа, приглашенным во дворец, и велел постричь Софью в монахини в том же Новодевичьем монастыре. Стрелецкое же войско Петр решил вовсе уничтожить. До 2000 стрельцов было казнено смертью в разных концах Москвы.

Остальные стрельцы были распущены из полков, и их было даже запрещено принимать в солдаты.

Источник: https://compendium.su/history/platonov/104.html

Читать

Евгений Анисимов

Русская пытка.

Политический сыск в России XVIII века

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Думаем, что нет необходимости представлять читателям автора этой книги – имя петербургского писателя-историка Евгения Викторовича Анисимова хорошо известно всем, кто интересуется отечественной историей. Большинство его книг по истории России XVIII века написаны в лучших традициях научно-популярного жанра. И все же книга, которую вы держите в руках, уникальна.

Точнее, у нее есть один аналог: знаменитый «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Исаевича Солженицына. В книге «Русская пытка» Е. В. Анисимов рассматривает всю «технологию» политического сыска XVIII века, весь трагический путь человека от ареста до казни на эшафоте или ссылки. Историк не проводит прямых параллелей между далеким XVIII и столь близким нам XX веком.

Но читатель, возможно, с удивлением, увидит, что методы и приемы органов НКВД-ОГПУ-КГБ и политического сыска XVIII века поразительно совпадают.

Слежка за подозреваемым с помощью тайных агентов, перлюстрация писем, провокация, внезапный арест, нередко обманный под видом приглашения в гости или вызова на службу, обыск, изъятие «улик» (личных писем, дневников, книг с «отметкой резкою ногтей»), выявление сообщников (во все времена следователи мечтали раскрыть крупный заговор), запугивание подследственного, унижение его человеческого достоинства, страшные пытки – все для того, чтобы сломать человека и вырвать у него признание. Такая преемственность закономерна, ведь «политический сыск рожден режимом самодержавия, это его проявление, опора, инструмент», это – основа самовластия, в какие бы одежды оно ни рядилось.

Автор рассказывает не только о громких политических делах и знаменитых преступниках, но и о тех, чьи судьбы оставили след только в документах тайного сыска. Именно они, простые люди, которые обычно в исторических сочинениях предстают как безликие «народные массы», являются главными героями этой книги.

Историк изучил сотни следственных дел и пришел к поразительному выводу: «органы сыска были заняты не столько реальными преступлениями, которые угрожали госбезопасности, сколько по преимуществу «борьбой с длинными языками»».

Большинство дел политического сыска XVIII века посвящено так называемым «непристойным словам» – так закон называл любое высказывание подданного о государе,– и почти все дела начинались с доносов.

Обратите внимание

Не будем останавливаться на том, что толкало русского человека «донести куда надлежит» – этому автор посвятил целую главу, – отметим только, что донос, или извет, как тогда его называли, был делом непростым. За правдивость своего извета доносчик отвечал собственной шкурой, согласно старинному правилу «Доносчику – первый кнут», или головой.

Спасти его мог только буквальный, подтвержденный свидетелями, пересказ «непристойных слов» и точное воспроизведение обстановки, в которой они прозвучали. И вот благодаря этому (язык не поворачивается сказать – счастливому) обстоятельству мы получили возможность услышать живые голоса наших предков, узнать, о чем они говорили и спорили.

Удивительно, что при отсутствии привычных для нас средств массовой информации ни одно важное политическое событие не проходило мимо внимания дворян, горожан, крестьян самых глухих деревень.

Повсюду люди осуждали политику власти, ругали правителей, сплетничали об их нравах и пороках, пересказывали скабрезные истории и слухи о том, кто государыню «попехивает».

Они прекрасно понимали, чем могут кончиться подобные разговоры, ведь доносчики были всюду, но все равно не могли удержаться от желания высказаться, обсудить «политический момент», пересказать слух или вспомнить подходящий к случаю смешной анекдот. Многие сыскные дела начинались с откровений за стопкой водки, стаканом браги, «покалом» венгерского…

Мы перелистываем вместе с автором страницы следственных дел и словно сами оказываемся в пыточных застенках, слышим слова доносчиков, «выкрутки» их жертв, хруст выворачиваемых на дыбе суставов, свист кнута, видим, как ломают людей страх и боль, становимся свидетелями низости и подлости, предательства и вероломства.

Узнает читатель и о редких примерах стойкости, когда самые страшные пытки не могли заставить человека признаться в несуществующей вине, подтвердить ложный донос, и о том, как русские люди жили в тюрьме, в ссылке, на каторге, как они встречали смерть на эшафоте.

Многие страницы этой книги невозможно читать без содрогания, но, как и в нашей абсурдной действительности, так и тогда трагическое порой соседствовало с комическим, о чем автор повествует со свойственным ему юмором.

Важно

Мы надеемся, что эта книга поможет читателю лучше понять психологию наших предков и глубже осознать связь времен.

«ПОВРЕДИТЕЛИ ИНТЕРЕСОВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ»

Понятие «политическое (государственное) преступление» появилось в русской жизни не раньше XIV века, но поначалу его не выделяли среди других тяжких преступлений. Только знаменитое Соборное Уложение царя Алексея Михайловича (1649 год) четко отделяет политические преступления от других.

Время Петра I – переломная эпоха во многих смыслах, в том числе и для сыска: тогда произошло резкое расширение рамок преступлений, называемых государственными.

Еще в 1713 году царь провозгласил на всю страну: «Сказать во всем государстве (дабы неведением нихто не отговаривался), что все преступники и повредители интересов государственных… таких без всякие пощады казнить смертию…» Десять лет спустя Петр I разделил все преступления на «партикулярные» (частные) и государственные, к которым отнесли «все то, что вред и убыток государству приключить может», в том числе и все служебные проступки чиновников. Царь был убежден в том, что чиновник-преступник наносит государству ущерб даже больший, чем воин, изменивший государю на поле боя («Сие преступление вяще измены, ибо, о измене уведав, остерегутца, а от сей не всякой остережется…»), поэтому такой чиновник подлежал смертной казни «яко нарушитель государственных праф и своей должности». В петровское время государственным преступлением стало считаться все, что совершалось вопреки законам. В законодательстве возник обобщенный тип «врага царя и Отечества» – «преслушник указов и положенных законов».

Умысел на жизнь и здоровье государя (то, что ныне называют покушением) считался самым страшным преступлением. Речь идет о разных способах нанесения ущерба здоровью государя – от убийства его до «порчи».

В XVIII веке фактически не было реальных (а не придуманных следствием) покушений на правящего монарха.

Легендой кажется рассказ Якоба Штелина о злодее, который в 1720 году якобы пробрался в Летний дворец Петра I, чтобы его убить, но, столкнувшись лицом к лицу с государем, выронил от неожиданности из-за пазухи «превеликий нож».

Впрочем, допускаю, что часть покушений была пресечена на раннем этапе их подготовки. Так как угроза убийства монарха существовала потенциально всегда, а определить, насколько она реальна, можно было только при расследовании, то власти, при малейшем намеке на подобный умысел, хватали каждого подозрительного.

Читайте также:  Основные итоги правления ивана iii

ИЗ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ

Совет

27 июня 1721 года во время празднования в Петербурге годовщины Полтавского сражения, когда Петр I стоял на Троицкой площади в строю Преображенского полка как его полковник, к нему подошел пьяный мужик и трижды поклонился.

Когда его попытались арестовать, он начал яростно сопротивляться. В завязавшейся драке на поясе у него вдруг обнаружили нож.

На допросе в Тайной канцелярии арестованный утверждал, что подошел к царю без всякого умысла, спьяну, «от шумства», а нож служит ему «для употребления к пище», но ему не поверили. К тому же на спине у него обнаружили следы от кнута, то есть он уже побывал в застенке.

Оказалось, что он беглый, раньше разбойничал, словом, человек подозрительный. В итоге признали, что его попытки подойти к государю поближе не были случайны, и сослали его в Сибирь «в вечную работу».

В 1744 году забрали в Тайную канцелярию и допрашивали там со всей суровостью придворного шута императрицы Елизаветы Петровны. Преступление шута состояло в неловкой шутке: он напугал государыню, принеся ей, как он объяснял на допросе, в шапке «для смеху» ежика. Поступок шута следователи расценили как попытку напугать императрицу, то есть вызвать у нее опасный для здоровья страх и ужас.

В 1762 году некий пойманный беглый солдат на допросе в Тайной канцелярии показал: какой-то польский ксендз «научил его учинить злое дело к повреждению высочайшаго Ея и. в. здравия и дал ему для того порошки и говорил-де, чтобы оные, где государыня шествие иметь будет, высыпать на землю».

Внимание следователей привлек не только рассказ солдата о том, как он испытывал взрывной порошок на курах, которым оторвало ноги, но и та легкость, с какой преступник проникал в места, где пребывала государыня Елизавета Петровна.

Оказалось, что он, «для учинения онаго злого намерения, наряжаясь в офицерское платье, ходил во дворец и ездил в Царское Село, токмо-де того злого своего намерения не учинил он от страху».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=1759&p=8

Читать онлайн «Том 15. Эпоха Просвещения» автора Бадак Александр Николаевич — RuLit — Страница 4

Имея в распоряжении собственный флот, царь смог блокировать Азов с моря. Успешными действиями бомбардиров была разрушена часть крепости, и турки без боя сдали крепость 18 июля 1696 года.

Теперь Россия получила доступ к Азовскому морю, однако выход на Черноморье был закрыт Керченским проливом, где продолжали хозяйничать турки.

СТРЕЛЕЦКИЙ «РОЗЫСК» 1698 ГОДА

Как отметил С.Г. Пушкарев в своем «Обзоре руской истории», путешествие московского государя за границу в допетровские времена было делом небывалым.

Обратите внимание

И все-таки весной 1697 года молодой царь выехал из Москвы с «великим посольством», чтобы провести переговоры с европейскими дворами о заключении союза христианских государств против турок.

Официально посольство возглавляли Ф. Лефорт, Ф. Головин и П. Возницын. Петр же участвовал в этом предпри-iitiiii инкогнито, иод именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова.

11арь предпринял это путешествие несмотря на тревожную обстановку в Москве. Незадолго до отбытия «великого посольства» был раскрыт еще один стрелецкий заговор, возглавляемый Циклером, Соковниным и Пушкиным. Заговорщики были жестоко наказаны.

Шведские власти в Ригс довольно сухо приняли «великое посольство». Петру не было дозволено осматривать тамошние военные укрепления, что, разумеется, вызвало гнев и недовольство молодого царя.

Встреча в Кенигсберге с курфюрстом Бранденбургским Фридрихом III была куда более удачной. Здесь Петр смог восполнить свои пробелы в артиллерийском искусстве.

Спустя немного времени царь был уже в Голландии.

Он специально опередил посольство, чтобы иметь возможность выполнить одну из основных задач, которую ставил перед собой, покидая Москву в составе посольства, — основательно поучиться корабельному мастерству.

Сначала он работал корабельным плотником на верфи в Саардаме, затем более 4 месяцев работал на верфях Ост-Индской компании в Амстердаме.

В январе 1698 года Петр переехал в Британию, желая основательно подучиться теории кораблевождения. Некоторое время он жил в Лондоне, а затем работал несколько месяцев на королевской верфи в Депфорде.

Важно

Во время этого путешествия Петру удалось нанять на службу в Россию немало мастеров из западных стран.

Он учился морскому делу, попутно наблюдая и осмысливая все, что видел: верфи, корабли, фабрики и мастерские, типографии, лаборатории, военные сооружения… Разумеется, не забывал царь и о переговорах с государственными людьми.

В Вене, куда Петр прибыл в июне 1698 года, он получил из Москвы известие о новом стрелецом бунте.

В конце августа разгневанный царь был у себя на родине. Как свидетельствует С.Г. Пушкарев, дело было в том, что несколько стрелецких полков на Азове отказались от повиновения, протестуя против тяжестей тамошней службы и долгой изолированности от родных и близких.

Некоторые другие авторы считают, что неприятности были куда большими: стрелецкое войско, дислоцировавшееся в районе Великих Лук, двинулось на Москву и было разбито правительственными войсками неподалеку от столицы.

Несмотря на то, что бунт был подавлен еще до приезда Петра, царь расформировал все московские стрелецкие полки и повел жестокий стрелецкий «розыск», в результате которого более тысячи стрельцов после долгих и мучительных пыток были казнены. Расследование, проведенное при участии Петра, показало, что во главе этого заговора стоит царевна Софья, содержащаяся в монастыре. Царевна была насильно пострижена в монахини. Стрелецое войско фактически прекратило свое существование.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА: ДОПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД И РЕФОРМЫ ПЕТРА

ТОРГОВЛЯ

Трудно не согласиться с известным историком Иммануэлем Валлерстайном, утверждавшим, что Московское государство (по крайней мере до 1689 года) вне всяких сомнений следует помещать за рамки «европейской Европы».

Фернан Бродель, автор блестящей монографии «Время мира» (Librairie Armand Colin, Paris, 1979; русское издание М.

, Прогресс, 1992), вполне соглашаясь с Валлерстайном, утверждает тем не менее, что Москва никогда не была абсолютно закрыта для европейской экономики, даже до завоевания Нарвы или до первых поселений англичан в Архангельске (1553—1555 гг.)

Совет

Европа сильно воздействовала на Восток превосходством своей денежной сиситемы, привлекательностью и соблазнами техники и товаров, всей своей мощью.

Но если Турецкая империя, к примеру, старательно удерживалась в стороне от этого влияния, то Москва мало-помалу подтягивалась навстречу Западу.

Источник: https://www.rulit.me/books/tom-15-epoha-prosveshcheniya-read-260205-4.html

Стрелецкий бунт 1698

Наша кнопка

Скачать материал

Введение

Стрелецкий бунт 1698 года — восстание московских стрелецких полков, вызванное тяготами службы в пограничных городах, изнурительными походами и притеснениями со стороны полковников.

1. Предыстория

В марте 1698 года в Москве появились 175 стрельцов, дезертировавших из 4 стрелецких полков, участвовавших в Азовских походах Петра I 1695—1696. Оставленные в Азове в качестве гарнизона стрельцы вместо ожидаемого возвращения в Москву в 1697 были направлены в Великие Луки.

Попытка московских властей арестовать в Москве их челобитчиков на полковое начальство не удалась.

Стрельцы укрылись в слободах и установили связь с царевной Софьей Алексеевной, находившейся в заточении в Новодевичьем монастыре; 4 апреля 1698 года против стрельцов были посланы солдаты Семёновского полка, которые при содействии посадских людей «выбили» мятежных стрельцов из столицы. Стрельцы вернулись в свои полки, в которых началось брожение.

2. Ход бунта

6 июня стрельцы сместили своих начальников, избрали по 4 выборных в каждом полку и направились к Москве. Восставшие (около 4 тыс. человек) намеревались возвести на престол царевну Софью или в случае её отказа В. В.

 Голицына, находившегося в ссылке. Правительство выслало против стрельцов Преображенский, Семёновский, Лефортов и Гордонов полки (всего 2300 человек) и дворянскую конницу под командованием А. С. Шеина и П. Гордона.

14 июня после смотра на реке Ходынка полки выступили из Москвы. 17 июня, опередив стрельцов, войска Шеина заняли Новоиерусалимский (Воскресенский) монастырь. 18 июня в 40 верстах к западу от Москвы восставшие были разбиты.

3. Казни стрельцов

Обратите внимание

22 и 28 июня по приказу Шеина были повешены 56 «пущих заводчиков» бунта, 2 июля — ещё 74 «беглеца» в Москву. 140 человек были биты кнутом и сосланы, 1965 человек разосланы по городам и монастырям.

Срочно возвратившийся из-за границы 25 августа 1698 года Пётр I возглавил новое следствие («великий розыск»). В Москве казни начались 10 октября 1698 года[1][2]. Всего было казнено около 2000 стрельцов, биты кнутом, клеймены и сосланы 601 (преимущественно малолетние). Пятерым стрельцам Петр I отрубил головы лично.[1][2][3]

О массовых пытках и казнях стрельцов, в том числе и с личным участием царя Петра I, пишут многие историки.[1][4][5].

Тела казненных стрельцов долгое время находились у мест расправ с ними и только в конце февраля 1699 г. их распорядились похоронить около дорог, ведущих из Москвы.

Специальным указом Петра на Красной площади и около могил были воздвигнуты каменные четырехгранные «столпы» с укрепленными чугунными плитами на каждой из сторон.

На них был выбит текст приговора стрельцам, зачитывавшийся перед казнями, с перечислением их «преступлений».

Дворовые места стрельцов в Москве были розданы, строения проданы. Следствие и казни продолжались до 1707 года. В конце XVII — начале XVIII в. 16 стрелецких полков, не участвовавших в восстании, были расформированы, а стрельцы с семьями высланы из Москвы в другие города и записаны в посадские.

4. Казни стрельцов в изобразительном искусстве

Эти события были изображены на знаменитой картине Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни», которая была написана в 1881 году.

Список литературы:

  1. Костомаров Н. История России в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.// Глава 13. Царевна Софья

  2. Синодальный Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями.// 10 октября 1698 года началась казнь мятежных стрельцов Петром I

  3. Борис Башилов. История русского масонства.// Начало разгрома национальной Руси

  4. Сергей Соловьев. История России с древнейших времен. Том 14. Глава 3.// Стрелецкий розыск и казни

  5. Корб, Иоганн Георг. Дневник путешествия в Московское государство Игнатия Христофора Гвариента, посла Императора Леопольда I к царю и великому князю Петру Алексеевичу в 1698 г., веденный секретарем посольства Иоганном Георгом Корбом // Рождение империи. — М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. С. 170—187, 224

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Стрелецкий_бунт_(1698)

Листать вверх Листать вниз Скачивание материала начнется через 51 сек.

Нравится материал? Поддержи автора!

Ещё документы из категории история:

КУРСЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКИ Бесплатные олимпиады Инфоурок

Источник: https://doc4web.ru/istoriya/streleckiy-bunt-.html

Реферат по дисциплине «история»

Подобный материал:

  • Требования к рефератам по дисциплине «История и философия науки», 46.94kb.
  • Реферат для сдачи кандидатского экзамена по дисциплине «История и философия науки», 6.57kb.
  • Реферат к кандидатскому экзамену по дисциплине «История и философия науки», 11.79kb.
  • Реферат на тему, 7.65kb.

  • Реферат на тему «История и логика развития естествознания», 330.02kb.
  • Реферат по дисциплине «История и краеведение» на тему: «У милосердия древние корни», 235.25kb.
  • Реферат По дисциплине: История экономики На тему: Особенности промышленного переворота, 232.76kb.

  • Реферат по дисциплине «История и философия науки» на тему, 8.71kb.
  • Реферат по дисциплине: Введение в специальность На тему: «История Рейнольдса», 142.08kb.
  • Реферат по дисциплине «Экономическая история» на тему: Реформы А. Косыгина выполнил, 59.83kb.

“Великое посольство” в составе 250 человек выехало из Москвы 9 марта 1697 года. Формально его возглавлял адмирал Ф.Лефорт и генерал Ф.Головин, но в его составе находился и сам Петр I под именем “урядника Преображенского полка Петра Михайлова”.

Кроме поисков союзников, Петр поставил перед собой задачу изучения кораблестроения и кораблевождения в Англии и Голландии. Посольство посетило Пруссию, Польшу, Францию, Голландию, Англию, Австрию. Петр в течение полугода работал на верфях Саардама и Амстердама.

В ходе переговоров стало совершенно очевидно, что шансов на заключение в Европе союза для войны с Турцией нет, так как Европа стояла на пороге войны за “испанское наследство”. Это исключало возможность продолжения войны с Турцией, но давало возможность начать войну за выход к Балтике без риска, что Швеция получит поддержку одной из крупных стран Европы.

Россия может попытаться привлечь на свою сторону Польшу и Данию, у которых были серьёзные противоречия со Швецией в Прибалтике. Особенно важна позиция Польши, поэтому ей оказывалась как дипломатическая, так и военная помощь для выбора королём и утверждения на польском престоле саксонского курфюрста Августа, что создало условия для сближения политики Польши и России.

Важно

В результате Россия могла иметь в войне со Швецией союзниками Польшу и Данию, союзников правда, ненадёжных, и не очень заинтересованных в усилении России. Что же касается второй цели путешествия, то Петр провёл 8 дней на голландской верфи в Саардаме, рекомендованной ему одним из московских знакомцев.

Он удивил население маленького городка своим экстравагантным поведением. В январе 1698 года Петр поехал в Англию и оставался там три с половиной месяца, работая преимущественно на верфи в Дептфорде.

Хотя главная цель посольства не была достигнута — Россия не смогла найти союзников для войны с Турцией, зато Петр употребил время пребывания в Голландии и Англии для приобретения новых знаний, а посольство занималось закупкой оружия и всевозможных корабельных припасов, наймом моряков, ремесленников и т.п.

На европейских наблюдателей Петр произвёл впечатление любознательного дикаря, заинтересованного преимущественно ремёслами, прикладными знаниями и всевозможными диковинами и недостаточно развитого, чтобы интересоваться существенными чертами европейской политической и культурной жизни.

Его изображают человеком вспыльчивым и нервным, быстро меняющим настроение и планы и неумеющим владеть собой в минуты гнева, особенно под влиянием вина.

Заграничное путешествие Петра Великого имело очень большое значение. Во-первых, пребывание в чужих краях в течение полутора лет окончательно выработало личность Петра. Он получил много полезных знаний, привык к культурным формам европейской жизни, умственно созрел. Во-вторых, путешествие царя на Запад оживило отношения Москвы с Западом, усилило обмен людьми между Русью и Европой. В-третьих, за границей Петр узнал действительные политические отношения держав, и вместо несбыточных мечтаний об изгнании турок в Азию выработал трезвый план борьбы со Швецией за Балтийское побережье.

Первые преобразования и стрелецкий розыск

Известие о стрелецком бунте вызвало Петра в Россию. Прежде всего предстояло покончить со стрельцами и со старым порядком вообще. Прямо с дороги, не повидавшись с семьей, Петр поехал к Анне Монс, затем на свой Преображенский двор. Своей жене Евдокии Лопухиной заглазно передал приказ идти в монастырь.

Против воли её отвезли в Суздаль и постригли в Покровском монастыре. Сына своего Алексея (родившегося в 1690 году) Петр отдал на попечение своей сестры царевны Наталии. На следующее утро 26 августа 1698 года, Петр стал собственноручно стричь бороды у первых сановников государства, и отдаёт приказ носить короткое европейское платье.

Право носить бороды сохраняло лишь духовенство и крестьянство. Одновременно с первыми шагами своих культурных преобразований Петр начал страшный стрелецкий розыск. Стрельцы уже были разбиты Шеиным под Воскресенским монастырём и зачинщики бунта были наказаны. Петр возобновил следствие о бунте, стараясь отыскать следы влияния на стрельцов царевны Софьи.

Найдя доказательства скорее взаимных симпатий, чем определённых планов и действий, Петр тем не менее заставил постричься Софью и её сестру Марфу в монахини в Новодевичьем монастыре. Стрелецкое войско Петр решил уничтожить. Пиры и попойки сменялись казнями, в которых царь иногда сам играл роль палача.

Совет

С конца сентября по конец октября 1698 года было казнено более тысячи стрельцов. В феврале 1699 года стрельцов опять казнили сотнями.

Московское стрелецкое войско прекратило своё существование. Указ от 20 декабря 1699 года о новом летоисчислении формально провёл черту между старым и новым временем.

Отпраздновав 1-го сентября 1699 года наступление нового 7208 года по старому счёту, Петр велел 1 января вновь праздновать новый 1700-й год и впредь считать годы от Рождества Христова, как и в других православных странах.

Начало северной войны. военные действия 1701 — 1706 годов. полтава

В 1699 году Петр начал приготовления к войне со шведами. 11 ноября 1699 года был заключен тайный договор между Петром и Августом, по которому Петр обязывался вступить в Ингирию и Карелию тотчас по заключению мира с Турцией, не позже апреля 1700 года. Союз был заключен и с датским королём Христианом.

Мир с Турцией был заключен 13 июля 1700 года в Константинополе. По условиям Константинопольского договора Азов и часть азовского побережья, на котором строился Таганрог, отходили к России.

Успеху мирных переговоров в немалой степени способствовало то, что русское посольство, возглавляемое Емельяном Украинцевым, неожиданно для турецких властей появилось в Стамбуле на 46-пушечном фрегате. 18 августа в Москве был сожжен “преизрядный фейерверк”: царь Петр Алексеевич праздновал турецкий мир и приобретение Азова.

На другой день 19 августа, объявлена война шведам, война, затянувшаяся на 21 год. Ещё до объявления войны Петр начал создавать новую армию, так как “по распущении стрельцов никакой пехоты сие государство не имело”. 17 ноября 1699 года был объявлен набор 25 новых полков, разделённых на 3 дивизии.

Первые две дивизии (Головина и Вейде) были вполне сформированы к середине июня 1700 года; вместе с некоторыми другими войсками всего до 49 тысяч, были двинуты 19 августа к Нарве, взяв которую Петр мог угрожать Лифляндии и Эстляндии.

Только к концу сентября войско собралось у Нарвы; только в конце октября был открыт огонь по городу.

Но в это время обнаружилось, что юный и легкомысленный король Карл XII обладает огромной энергией и военным талантом. Он принудил датчан к миру. Затем направился к Нарве и очень быстро и неожиданно напал на русские войска. В ночь с 17 на 18 ноября русские узнали, что Карл XII направляется к Нарве.

Петр уехал из лагеря, оставив командование принцу де Круа, незнакомому с солдатами и неизвестному им — и восьмитысячная армия Карла XII, усталая и голодная, разбила без всякого труда сорокатысячное войско Петра.

Причинами поражения были: слабость артиллерии, недостаточная боевая выучка армии, низкая боеспособность конницы и то обстоятельство, что значительную часть командования составляли иностранные наёмники. Несмотря на героические и умелые действия Преображенского и Семёновского полков, русская армия потеряла всю артиллерию, лишилась боеприпасов и снаряжения, понесла значительные потери. Положение под Нарвой резко ухудшило международное положение России и создало угрозу вторжения Швеции в русские земли.

Дав русским тяжёлый урок, Карл XII пошёл на юг преследовать короля Августа: так как гнаться за неприятелем слабым, оставляя в тылу сильного и решиться с небольшим войском во второй половине ноября идти вглубь России, было бы крайним безрассудством.

Обратите внимание

Надежды, возбуждённые в Петре путешествием по Европе, сменяются разочарованием. Сам Петр характеризует своё состояние словами: ”Тогда неволя ленность отогнала и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила”. Действительно, с этого момента Петр преображается. В пограничных местах Новгороде, Пскове, Печорском монастыре кипели работы по их укреплению.

Работали все: мужчины и женщины, солдаты и священники. Артиллерия была потеряна под Нарвой. Петр велел со всего государства, со знатных городов от церквей и монастырей собрать часть колоколов на пушки и мортиры. В конце 1701 года было приготовлено более 300 орудий.

В это же время приходят добрые вести от фельдмаршала Бориса Петровича Шереметьева: пользуясь превосходством своих сил он поразил шведского генерала Шлиппенбаха при Эрестфере, потери шведов были втрое больше русских. Первая победа после Нарвы! В июле 1702 года Шереметьев опять нанёс сильное поражение Шлиппенбаху при Гуммельсгофе и взял старые русские города Ям и Копорье.

Сам Петр осенью 1702 года явился у истоков Невы и взял шведскую крепость Нотенбург, стоявшую на месте старого новгородского Орешка. Возобновив укрепления этой крепости, Петр назвал её Шлиссельбургом, то есть “ключом — городом” к морю.

На весну 1703 года русские спустились к устью Невы, и в мае 1703 года Петр заложил Петропавловскую крепость и под её стенами основал город Санкт-Петербург — укрепленный выход к морю, которым он сразу же воспользовался. На реке Вирь наспех строились морские суда и в том же 1703 году они уже были спущены на воду.

Осенью 1703 года Петр начал работы на Котлине-острове для постройки морской крепости Кроншлота (Кронштадта). Эта крепость стала гаванью для нового Балтийского флота. Наконец, в 1704 году были взяты сильные шведские крепости Дерпт (Юрьев) и Нарва. Таким образом, Петр не только приобрёл выход к морю в своём “парадизе” Петерберге, но и защитил этот выход с моря (Кроншлот) и с суши (Ям, Копорье, Нарва, Дерпт).

Карл совершил непоправимую ошибку, допустив Петра до такого успеха, и решил загладить её лишь после того, как расправился с другим неприятелем — Августом, где в 1707 году вынудил его подписать сепаратный мирный договор. В конце 1707 года Карл двинулся на Петра, грозясь свергнуть его с престола. Теперь Россия осталась без союзников. Петр распорядился не вступать в генеральную битву с неприятелем в польских владениях, а стараться заманить его к своим новым границам, вредя при всяком удобном случае, особенно при переправах через реки. Петр находился в затруднительном положении, так как Карл подолгу останавливался, и было неизвестно, куда он отправится далее. В одно и то же время Петр укреплял Москву и Петербург. В начале 1708 года Карл XII взял город Гродно и оттуда двинулся по направлению к Москве. С ним было более 40 тысяч отборного войска и, кроме того, ждал помощь генерала Левенгаупта с 16 тысячами солдат и военными запасами. На дороге к Днепру шведы победили русских при селе Головчине и в Могилёве овладели переправой через Днепр. Карл шёл в Малороссию в расчёте на измену гетмана Мазепы, о которой Петр ещё не знал. Левенгаупт со своим войском остался позади Карла и должен был его догонять. Петр не дал им соединиться, напав на Левенгаупта на реке Соже при деревне Лесной. 28 сентября 1708 года Петр наголову разбил неприятеля и забрал весь обоз и артиллерию, на которые так надеялся Карл. “Сия у нас победа, — по словам Петра, — может первая назваться понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому же ещё гораздо меньшим числом будучи перед неприятелем: тут первая проба солдатская была”. Карл вошёл на Украину. Малороссийский гетман Мазепа перешёл на его сторону, перешли на его сторону и запорожские казаки; но народная масса в Малороссии осталась верна русскому царю. Карл обманулся во всех своих надеждах: после Мазепы и запорожцев он ещё надеялся на Турцию, но турки и татары, как и все соседние народы, отказались принять участие в борьбе за ту или другую сторону. Все как будто притаили дыхание, дожидаясь, чем закончится борьба между Петром и Карлом, чем решится судьба Восточной Европы. Она решилась под Полтавой. Разгром под Лесной оставил Карла XII без резервов, боеприпасов и позволил русской армии вступить в решающее сражение со шведами в выгодных для неё условиях. 27 июня 1709 года произошла Полтавская битва, закончившаяся полной победой русской армии. Командование великолепно продумало план битвы и последовательно осуществило его. Оно избрало для сражения пересечённую оврагами лесистую местность и построило здесь укрепленный лагерь на берегу Ворсклы, прикрывающей его тыл. Впервые в военной истории русская армия применила здесь систему полевых укреплений — редутов, блестяще оправдавших себя в ходе боя. Уже к полудню сражение решилось в пользу русских. Шведы потеряли более 9 тысяч убитыми и более 3 тысяч пленными. Преследуя разбитую и совершенно деморализованную шведскую армию, конница Меньшикова вынудила капитулировать у переправы перевалочная на Днепре ещё 16 тысяч шведов. Переправились через Днепр и бежали в Турцию только Карл XII, Мазепа, несколько сот солдат и казаков-изменщиков. В результате Полтавской битвы сухопутная шведская армия фактически перестала существовать. Судьба Швеции была решена. До Полтавской битвы Швеции принадлежало главенство на Балтийском море и вообще в Северной Европе. Полтавская битва передала это главенство Москве. В этом состоит её главное значение. “Ныне уже совершенно камень во основание Петербурга положен”, — с гордостью писал Петр I. Не менее важные последствия имела полтавская победа и в международных соглашениях. Она вывела Россию на широкую международную арену, заставила все страны Европы считаться с ней. Следствием Полтавы было возобновление союза с Россией в войне со Швецией со стороны Дании и Польши, присоединение к этому союзу Пруссии и Ганновера: новые победы России в 1710 году в Прибалтике.

Источник: http://geum.ru/next/art-4354.leaf-4.php

Ссылка на основную публикацию