Россия и турция в 1833 году

Когда Турция была союзником России… › Злочан

В связи с тем, что Турция снова заставляет говорить о себе, всё чаще всплывают страницы истории русско-турецких взаимоотношений, которые насчитывает годы кровопролитнейших войн, но за этим фактом прочно забылось одно обстоятельство – в XIX столетии был период, когда Турция была фактически союзником России и причём союзником военным, сторожившим южные рубежи Империи. Этот период длился недолго и вскоре закончился, приведя к новой войне. Это период 1833-1840 годов, когда между Российской и Османской империями действовал Ункяр-Искелессийский договор, по которому обе страны должны были защищать друг друга с оружием в руках. Что это был за договор и почему наш вечный южный враг и сосед стал военным союзником?

В XIX веке Османскую империю считали «больным человеком Европы», и готовились в случае смерти больного разделить его имущество, то есть забрать те или иные территории Империи, которые представлялись выгодными в стратегическом отношении другим державам.

Россия традиционно претендовала на Босфор, так как это могло защитить вход в Чёрное море и обеспечить свободу торговли, так как активное освоение причерноморских степей привело к росту хлебного экспорта через Проливы. Но первая половина XIX века прошла под знаком колебаний российской политики от окончательного раздела Оттоманской Порты и до необходимости её сохранения.

Обратите внимание

Как отмечал Александр I в инструкции графу Разумовскому, что слабость и политические беспорядки Османской империи служат драгоценным обезпечением безопасности России, и поэтому стоит прилагать усилия к сохранению её целостности.

Так как после наполеоновских войн в Турции стало усиливаться влияние Великобритании, и туда стала возвращаться традиционная покровительница Порты – Франция, то пересечение интересов трёх великих держав в этом регионе делали неизбежным соперничество и борьбу за влияние и преобладание в этом регионе.

В 1831 году вассал турецкого султана Махмуда II египетский паша Мохаммед-Али восстал против него, желая добиться независимости Египта и направил свою вымуштрованную французами, закалённую в боях армию в Анатолию (территория современной Турции) и его войска в сражении под Коньей 21 декабря 1832 года разбили правительственную армию, а у султана не было ни войск, ни денег, ни времени, и Империя оказалась под угрозой крушения. Теперь Николай I взял курс на сохранение империи Османов. Опасаясь, что в случае победы Мохаммеда-Али в Константинополе прочно установится влияние Франции, и все русские выгоды приобретённые Адрианопольским миром 1829 года будут уничтожены, он отправил в Константинополь своего посланника генерал-лейтенанта, графа Н. Н. Муравьёва с предложением военной помощи Порте. Он прибыл в Константинополь как раз 9 (21) декабря, и уже 23 числа вручил султану предложение Императора о помощи, а затем отправился в Александрию к Мохаммеду-Али, чтобы отговорить его от похода на Константинополь. Тем временем русский флот в Чёрном море стал приводиться в боевую готовность, а Россия разорвала все отношения с Египтом. Султан, по сообщению русского посланника А. П. Бутенева, надеялся на силу остатков своих войск и просил воздержаться от присылки в Босфор русского флота и воспользовавшись задержкой продвижения египтян, попытался обратиться за помощью в Париж и Лондон, но там были заняты проблемой независимой Бельгии н им было не до востока, тем более Англию потрясали внутренние волнения, а Франция поддержала Али-Пашу. Поэтому 21 января 1833 года султан принял предложение Петербурга, обратившись к русскому посланнику Бутеневу с просьбой о скорейшей присылке русских сил на Босфор.

8 (20) февраля, эскадра черноморского флота, под командованием вице-адмирала М. П. Лазарева, численностью 4 линейных корабля, 3 фрегата, корвет и бриг, вошла в залив Буюк-дере на Босфоре. Адмирал имел секретную инструкцию, согласно которой русский флот должен был содействовать Турции в пределах чёрного и Мраморного морей и Проливов.

24 марта к нему прибыло подкрепление в виде эскадры контр-адмирала Кумани из 3 линейных кораблей, 1 фрегата и транспортной флотилии с 5 500-тысячным десантом с артиллерией и казачьими частями – 3 бригада 26 пех.

дивизии из Одессы и 11 апреля к ним прибавилась эскадра контр-адмирала Сторожевского – 3 линейных корабля, 2 бомбардирских судна и транспортная флотилия с другой бригадой 26 дивизии числом 4 700 человек, в общей сложности русский флот насчитывал 10 линейных кораблей, 4 фрегата, 2 бомбардирских судна, бриг, корвет и транспортная флотилия.

Войска были расположены в азиатской части Босфора, лагерем числом 10 200 человек в долине Ункяр-Искелесси. Оккупационная Дунайская армия, числом 30 000 человек, под командованием генерал-лейтенанта графа Киселёва, была приведена в боевую готовность.

Пребывание русских войск было знаменательно тем, что впервые за всю историю Османской империи её владыка посетил иностранное военное судно – флагманский корабль адмирала Лазарева «Память Евстафия».

Важно

Адмиралу была вручена специально отчеканенная золотая медаль, а по уходе русского флота и войск адмиралы и генералы получили золотые медали с бриллиантами, штаб и обер-офицеры просто золотые, а солдаты и матросы – серебряные, не считая пожалованных морякам 60 000 пиастров из турецкой казны. Пока русские войска стояли на Босфоре, турки решили воспользоваться временем для улучшения укреплений защищавших Босфор и Дарданеллы, что было проведено под руководством русских офицеров, которые отослали планы этих укреплений в Петербург, среди них был будущий защитник Севастополя адмирал Корнилов, тогда ещё капитан.

Французский посол, адмирал Руссен, резко выступал против присылки русских кораблей в Проливы, но султан Махмуд не верил в его искренность, ввиду поддержкой Франции Египта, а после попытки прорыва французских кораблей через Дарданеллы, закончившуюся тем, что их отогнали огнём береговой артиллерии, выбор Константинополя в пользу Петербурга был несомненным.

Сам Махмуд рассчитывал воспользоваться русской силой для окончательного усмирения непокорного вассала, но русское командование постоянно просило султана быть умеренным в отношении Мохаммеда-Али.

Тем временем ввиду наличия русских войск и кораблей на Босфоре египтяне не решились на дальнейшее продвижение, и турецко-египетская война закончилась признанием Египта как вассала Порты соглашением от 8 апреля в Кютахье.

Но во время переговоров возникла заминка – султан не хотел уступать египтянам Сирию, Палестину и Киликию, что вызвало новое прибытие русских кораблей на Босфор и увеличение русского десанта на 5 000 человек. Этот фактор явился решающим для Мохаммеда-Али, который не рискнул продолжать наступление своих войск, и 3 мая султан согласился на уступки.

Теперь дело стояло за окончательным разграничением Турции и Египта, для чего в Константинополь прибыл полномочный посол и начальник всех сухопутных и морских русских сил на Босфоре, генерал-адъютант граф А. Ф. Орлов, дипломатия которого смогла обеспечить отход египтян под надзором русских офицеров, а также сломить сопротивление французского и британского послов.

Когда султан получил известие об оставлении египетской армией Анатолии, Орлов смог добиться его согласия на союзный договор, что подкрепило начавшаяся эвакуация русских войск с Босфора. Как сам выражался о своей политике Орлов в донесении: «Турок надо ласкать одной рукой и показывать им кулак другой.

» В целом, как отмечалось во всеподданнейшем докладе князя Меньшикова: «Хотя флот и сухопутные войска Вашего Императорского Величества призванные на защиту Царьграда, не имели ныне случая доказать на самом деле, сколь справедливо турецкое правительство могло надеяться на их содействие, но несомненно присутствие оных на Босфоре удержан Ибрагим-Паша (полководец Мохаммеда-Али – А. Т.) и на поприще побед своих сохранено спокойствие и утверждён готовый к падению престола султан».

26 июня русской дипломатией был одержан блестящий успех – в местечке Ункяр-Искелесси было подписано русско-турецкое соглашение на 8 лет. Россия и Турция отныне обязывались консультироваться в отношении вопросов безопасности и защищать друг друга от третьей державы.

Совет

В 1 пункте договора значилось: «Поелику этот союз имеет единственной целью защиту обеих государств против всякого покушения, то Император Николай и султан обещали согласоваться откровенно касательно всех предметов, которые относились до их обоюдного спокойствия и безопасности, и на сей конец подавать взаимно существенную помощь и самое действительное подкрепление». То есть, Россия и Турция брали на себя обязательство взаимно охранять безопасность друг друга силой оружия. В договоре оговаривались сроки и размер военной помощи, правовое положение русских войск и флота в пределах и водах Османской Империи, подтверждал предыдущие русско-турецкие соглашения, расходы на войска и условия ратификации договора. Также договор имел и ещё одну сторону.

По секретному приложению, Россия снимала с себя это обязательство, а в обмен за это Турция должна закрывать Дарданеллы для иностранных военных кораблей по требованию русского правительства, что обеспечивало полновластное владычество русских в Чёрном море и безопасность южных морских рубежей Империи.

Вот как это звучало в договоре: «Поелику Император Всероссийский желая освободить Порту от тягости и неудобств, которые произошли бы для неё от доставления существенной помощи в случае если бы обстоятельства оставили Порту в обязанность подавать оную, то Порта, взамен помощи, которую она в случае нужды обязана подавать по силе правил взаимности договора, должна будет ограничить действия свои в пользу Российского Двора закрытием Дарданнельского пролива т.е. не дозволять никаким иностранным военным кораблям входить в оный под каким бы то ни было предлогом». Также русским судам давалось право свободного прохода из чёрного моря в Средиземное и обратно.

Разумеется, Лондон и Париж отрицательно отреагировали на усиление России в зоне своих интересов и прислав совместную эскадру к Дарданеллам, угрожали Петербургу нотами, в которых в случае вооружённого вмешательства России в дела Османской империи они бы поступали так, будто Ункяр-Искелессийского договора не было, на что русский канцлер и министр иностранных дел К. В. Нессельроде ответил, что Россия будет действовать так, будто этих нот не существовало. В Европе на все лады перепевался тезис о том, что Ункяр-Искелессийский договор нарушает суверенитет Турции, а в британском парламенте договорились до того, что сей договор фактически передал Дарданеллы в руки России. Французский историк и политический деятель Гизо чётко обозначил последствия для России от этого договора: «Петербургский кабинет сделал из Турции официально своего подчиненного и из Черного моря — русское озеро, вход в которое охранялся этим подчиненным против возможных врагов России, без того, чтобы что-либо мешало ей самой из него выйти и перебросить в Средиземное море свои суда и войска».

Ввиду протеста Англии и Франции, русская дипломатия не замедлила обезопасить свои права в Проливах и Чёрном море.

В 1833 году, в Мюнхенгреце, русским и австрийскими канцлерами Нессельроде и Меттрнихом было подписано соглашение о необходимости сохранения статус-кво в Османской империи и противодействовать новым покушениям Мохаммеда-Али, а в случае краха Империи действовать в духе солидарности, так как после Ункяр-Искелесси, Николай не боялся интриг Меттрниха.

Союз с Австрией, и затем подписание соглашения с Пруссией и совместного русско-австро-прусского трактата обеспечило Петербургу мощную поддержку в восточном вопросе на континенте, но позже это соглашение критиковалось, как первый шаг к разрушению Ункяр-Искелесси.

В Лондоне, с 1830 года, министерство иностранных дел возглавлял лорд Пальмерстон, для которого эти договора были крупной неудачей британской политики. После неудачной попытки силового давления, он предложил «расширить» договор путём включения в него других великих держав, но эта идея не состоялась, из-за протеста Николая I и желания Франции усилиться в Сирии, путём поддержки Египта.

Обратите внимание

Вскоре у Петербурга появился случай улучшить отношения с Лондоном, так как Франция активно поддержала Египет в новой войне с Портой, в 1939 году, и в 1840 в Лондоне появляется Русско-Британо-Прусско-Австрийский трактат, по урегулированию кризиса, фактически отменивший Ункяр-Искелесси, но взамен установилось русско-британское сотрудничество, которое оказалось недолговечным и привело к Крымской войне.

Источник: https://zloch.ru/when-turkey-was-an-ally-of-russia/

Этот день в истории: 1833 год — Ункяр-Искелесийский договор России и Турции

8 июля 1833 года в местечке в пригороде Стамбула Ункяр-Искелеси Россия и Турция заключили договор о мире, дружбе и оборонительном союзе. Это произошло после того, как Россия оказала военную поддержку султану в борьбе с его непокорным вассалом Мехметом Али Египетским.

В 1820—1830-х годах Османская империя пережила ряд страшных ударов, поставивших под вопрос само существование государства. Разгон в 1826 году янычарского корпуса явился несомненным благом в долгосрочной перспективе, но в краткосрочной лишил страну боеспособной армии. А в 1827 году в битве при Наварине был уничтожен практически весь османский флот.

Читайте также:  Культура казахского народа в 19 веке

В 1830 году от империи откололась Греция, Франция оккупировала Алжир, а в 1831 году от Османской империи отложился её самый могущественный вассал, Мухаммед Али Египетский. Результатом стала Турецко-египетская война (1831—1833).

Османские войска были разбиты в ряде сражений, и угроза неизбежного захвата Стамбула египтянами вынудила султана Махмуда II принять военную помощь России. 30-тысячный корпус русских войск, высаженный на берега Босфора в 1833 году, позволил предотвратить захват Стамбула, а с ним, вероятно, и распад Османской империи.

В Константинополь был послан генерал А. Ф. Орлов в качестве чрезвычайного и полномочного посла при султане и главного начальника всех русских военных и морских сил в Турции. Его основной задачей стало заключение союзнического русско-турецкого договора, редакция которого была подготовлена в Петербурге и одобрена императором.

8 июля 1833 года в Ункяр-Искелеси такой договор был подписан сроком на 8 лет. По этому поводу в Османской империи была даже выпущена специальная медаль, которой награждались российские участники экспедиции.

Договор предусматривал военный союз между двумя странами в случае, если одна из них подвергалась нападению. Секретная дополнительная статья договора разрешала Турции не посылать войска, но требовала закрытия Босфора для кораблей всех стран кроме России.

Важно

Последний пункт означал фактический контроль России над проливами, что сильно обеспокоило Францию и Англию. Поэтому после истечения срока действия Ункяр-Искелесийского договора под давлением европейских держав была подписана Лондонская конвенция о проливах, лишившая Россию права блокировать вход военных кораблей третьих стран в Черное море.

Также в этот день:

1944 год — учреждено звание «Мать-героиня»

1709 год — произошло Полтавское сражение

Источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://istoriavsem.mirtesen.ru/blog/43163467203

Как Россия и Турция ненадолго стали союзниками после войн

Сергей Глезеров

Хорошо известно, что на протяжении столетий отношения России и Турции (в то время — Османской империи, или Высокой Порты) были весьма воинственными. Две великие державы постоянно враждовали друг с другом.

Но в череде тяжелых кровопролитных войн был короткий, совершенно уникальный эпизод, о котором до сих пор мало известно широкой публике.

Апрель 1833 года. Султан Махмуд II проводит смотр русско-турецких войск на азиатском берегу Босфора. Художник Х.-И. Баптист.

Из фондов Национальной библиотеки Франции

Речь идет о заключенном в 1833 году союзном оборонительном договоре, благодаря которому император Николай I, по сути, спас трон турецкому султану Махмуду II. О том, как это происходило, нам рассказывает доктор исторических наук профессор Галина Гребенщикова. 

Кстати, будущий 2019-й год объявлен перекрестным Годом России и Турции — чем не повод вспомнить о почти забытой странице истории 185-летней давности?

— Галина Александровна, что же привело к этой короткой мирной передышке?

— Очередная война между нашими государствами, случившаяся в 1828 — 1829 годах. Причем она была весьма успешной для России — и на морском театре военных действий, и на сухопутном. После ее окончания был заключен Андрианопольский мирный договор, по которому Россия приобрела восточное побережье Черного моря — от нынешнего Новороссийска до Батума. Однако отношения России и Турции оставались натянутыми, ни о какой дружбе не могло быть и речи. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…

В 1831 году турецкий вассал правитель Египта Мухаммед Али-паша (Мехмет-Али), энергичный и даровитый, обладавший достаточно серьезными военными ресурсами, поднял восстание против турецкого султана Махмуда II. Превосходно обученным войском Мехмета-Али командовал его сын Ибрагим-паша — весьма способный полководец. Сначала он отправился в подвластную османам часть Сирии и подчинил ее себе, затем завоевал всю среднюю Палестину.

Летом 1832 года Ибрагим нанес турецким войскам ряд сокрушительных ударов в Сирии, Антиохии и Малой Азии, совершил переход через Таврские горы и овладел крупной турецкой провинцией Конией. Путь на Константинополь был расчищен, а египетский флот, значительно превосходивший османский и количественно, и качественно, готовился войти в Дарданеллы. Положение султана Махмуда стало катастрофическим…

— Чего же в конечном итоге хотели египтяне?

— Свергнуть султана и ликвидировать Османскую империю. Если бы мятеж завершился успехом, империя бы развалилась и на огромной территории воцарился хаос…

Важный нюанс: это было выгодно Франции. Париж, Марсель, Тулон и другие крупные города и порты Франции связывали с Египтом тесные торговые отношения, французский капитал активно осваивал это направление, а дипломатия обладала большим влиянием в Александрии и Каире. Более того, французские офицеры служили инструкторами в египетской армии и на флоте, обучали египетских артиллеристов и солдат.

Совет

В случае победы Мехмета-Али Египетского и свержения турецкого султана на развалинах Османской империи могло возникнуть новое экономически сильное государство с правительством, ориентированным на Францию.

Такое положение дел не нравилось в свою очередь Англии, поскольку она являлась потенциальным соперником Франции в Средиземном море. Шла большая игра на огромном геополитическом пространстве, где каждая из великих морских держав — Англия, Франция и Россия — преследовала свои интересы, а Турция и Египет фактически были лишь разменными картами.

В той большой игре как раз и совпали интересы России и Англии. Им не были выгодны падение Османской империи и, соответственно, укрепление Франции в Средиземноморье. Хотя Россия и считала Турцию заклятым врагом, но Николай I придерживался правила: Османскую империю надо усмирять, но не допускать ее развала. Потому что в этом случае Россия получала бы хаос у своих восточных границ. И кто бы тогда, в отсутствие турецкого султана, стал гарантом столь важного для России Андрианопольского мира?

— Иными словами, целью России было сохранить статус-кво?

— Совершенно верно. В Петербурге внимательно наблюдали за развитием событий на Востоке. В Главном Морском штабе и Генштабе сухопутных войск в обстановке строгой секретности продумывали различные варианты действий, направленных на сдерживание египетского паши.

Эксперты просчитывали варианты, в которых было учтено все, включая количество дорог, которые вели к водопоям для лошадей, все маршруты следования флота и войск, особенности ландшафтов, количество крепостей на обоих берегах Босфора и Дарданелл (европейском и азиатском), состояние береговых батарей. Выясняли даже настроения местного населения.

Мне довелось знакомиться с документами по этому вопросу, сосредоточенными в трех федеральных архивах — историко-документальном департаменте МИД, Российском государственном военно-историческом архиве и Российском государственном архиве Военно-морского флота. Честно говоря, до меня ни один исследователь почему-то не обращался к изучению планов операций российских генштабов по сдерживанию Египта.

Как раз в это время на политической арене появилась очень значимая и влиятельная фигура — граф Алексей Федорович Орлов (сын Федора Григорьевича Орлова, участника Чесменского сражения во времена Екатерины II). Алексей Орлов был военным советником Николая I и его личным представителем в Андрианополе при подписании мира. А затем — и это мало кому из историков известно — по заданию Николая I он выехал к султану Махмуду в Костантинополь.

Тем временем египетский флот уже стоял у входа в пролив Дарданеллы. Оставался последний рывок — и фактически султан Махмуд был бы повержен. У него осталось всего восемь тысяч преданных воинов, под защитой которых он уже думал бежать из столицы.

Те немногие российские историки, которые знают об этих событиях, полагают, что турецкий правитель сам попросил военной поддержки у Николая I. Но на самом деле он сначала обратился к Англии — к королю Уильяму IV. Тот вежливо отказал под тем предлогом, что, мол, не может сейчас, поскольку занят решением внутренних проблем с Ирландией. И вот тогда Николай I посчитал, что нужно предложить султану Махмуду российскую военную помощь.

— Султан сразу ее принял?

— Нет, не сразу. Видимо, опасался, что Россия как перманентный неприятель может строить свои козни. Николай I направил в Константинополь генерала Николая Николаевича Муравьева, хорошо знавшего турецкий язык и обычаи, и просил его передать султану, что он «враг мятежа и друг Вашего Величества. Если паша станет продолжать военные действия, то будет иметь дело с Россией». Но поначалу Махмуд II воспринял это предложение с недоверием и не торопился с ответом.

Обратите внимание

Пока султан думал, египетские войска стремительно приближались к турецкой столице. Обстановка с каждым днем накалялась. Жителей охватила паника после того, как укрепления в Дарданеллах оказались в руках ненадежных гарнизонов, готовых без единого выстрела сдать пролив Ибрагиму-паше и пропустить египетский флот.

Как раз в это время на Черном море началась подготовка к отправке эскадры с десантными войсками. Она проходила в обстановке глубокой секретности, и, чтобы не вызывать подозрений, в Севастополе намеренно распустили слух, будто суда готовят к походу к берегам Кавказа: против мятежных горцев. Однако истинная цель назначения флота не укрылась от французского консула, который специально приезжал из Одессы в Севастополь выяснить обстановку, после чего обо всем доложил во французское посольство в Петербурге.

Тем временем опасность для Турции стала неминуемой, и султан наконец «решился предаться покровительству России». Теперь он уже не просил, а умолял Бутенева как можно скорее прислать флот с десантными войсками.

В начале 1833 года российский флотоводец контр-адмирал Михаил Лазарев получил приказ императора — защищать Константинополь «от покушения египетских войск» и оказывать «вспомоществование турецкому правительству как в Черном и Мраморном морях, так и в проливах Константинопольском и Дарданелльском». В историю это событие вошло как Босфорская десантская операция, или Босфорская экспедиция.

Султан открыл для русского флота пролив Босфор, ведь только Турция владела правом провода через него военных судов (беспрепятственно проходить через проливы могли только торговые суда). Укрепления на обоих берегах — азиатском и европейском — всегда были в состоянии боевой готовности. Зная об этом, египтяне не решались войти в Дарданеллы, поэтому ждали действия своих сухопутных сил, которые должны были подойти к Константинополю и захватить всю систему береговой обороны.

Появление эскадры Лазарева в феврале 1833 года в Босфоре красочно обрисовал генерал Муравьев: «В самое короткое время залив покрылся военными судами, которые бросили якорь перед нашим дворцом, в виду английской и французской миссий. Внезапное появление наших судов крайне поразило турок, а недружелюбные нам миссии едва верили тому, что у них перед глазами происходило».

— Бывало ли такое прежде?

— Всего один раз — при императоре Павле в 1798 году, когда эскадра Федора Ушакова с согласия Турции прошла из Черного моря через проливы для совместных действий с турецкой эскадрой против революционной Франции.

Теперь же вообще казалось, что вражда между Россией и Османской империей забыта. Адмирал Лазарев даже признавался в письме своему другу Алексею Шестакову, отцу будущего управляющего Морским министерством: мол, странные, невероятные события! Казалось бы, Турция — природный враг России. Недавно только Наваринское сражение отгремело, когда турецкая эскадра была наголову разгромлена русским флотом. А теперь русские моряки сидят за одним столом у главнокомандующего турецким флотом и поднимают тосты за здоровье султана.

«Стол убран французскою бронзою, фарфором и цветами, накрыт на европейский манер, и странно было видеть неловкое обращение турок с ножами и вилками. Пить же научились порядочно, и шампанское тянут лучше нашего», — замечал Лазарев.

Турецкие матросы и солдаты наносили визиты на русскую эскадру, а русские моряки сходили на берег. Адмирал Лазарев и другие высшие чины эскадры посещали турецкое адмиралтейство в Константинополе. От имени султана Махмуда на российскую эскадру отправляли подарки, которые доставались всем, вплоть до матросов и солдат сухопутного десанта. Посылали ящики с вином и шампанским, корзины с конфетами и фруктами, швейцарский и голландский сыры, бочки с виноградным вином и ромом, быков и баранов.

Важно

Интересно описывал быт русских солдат в Турции генерал Муравьев: «Добрые отношения между нашими войсками и турецкими со дня на день усиливались, так что турецкие солдаты хаживали к нашим в палатки посидеть и потолковать о разных предметах на языках, взаимно им не известных, довершая объяснения знаками. В некоторых случаях солдаты наши даже скрывали от начальников вину турок, как своих товарищей».

Турки пригласили россиян в Монетный двор, где в знак благодарности за присланную эскадру султан Махмуд приказал прямо в их присутствии выбить оттиски золотых и серебряных медалей. Всего турки отчеканили 176 золотых медалей, из них восемь с бриллиантами. Русское командование не оставалось в долгу и тоже дарило подарки. Больше всего туркам нравились богатые русские табакерки, золотые и серебряные часы, перстни, меха и чай.

Читайте также:  Начало возвышения москвы во второй половине хiv века

8 апреля 1833 года в Турцию прибыл генерал-адъютант граф Алексей Федорович Орлов в ранге чрезвычайного посла в Константинополе и главнокомандующего объединенными морскими и сухопутными силами в Босфоре. А вскоре султан Махмуд пожелал устроить смотр Черноморскому флоту, а затем и сухопутным войскам. Россияне встречали его музыкой, отдавали ему честь, и едва он успел вполголоса поздороваться вытверженными по-русски словами «Здорово, ребята», как ему громко отвечали: «Здравия желаем, ваше султанское величество!»…

— А как реагировали французы и англичане на русский флот в Босфоре?

— Весьма болезненно. Французский посол забил тревогу и начал угрожать султану, что если он «не откажется от содействия России, то французская эскадра войдет в Дарданеллы и будет способствовать Ибрагиму-паше продолжать свои завоевания». Но русские моряки остались, а флагманский корабль Лазарева 84-пушечный «Память Евстафия» сделался излюбленным местом посещения для турецких чиновников и членов их семей.

Что же касается англичан, то они, конечно, без особой радости созерцали Андреевские флаги у стен Константинополя, но вынужденно терпели, так как из двух зол выбрали меньшее и предпочли видеть русские корабли, вошедшие в Босфор, нежели французский капитал, хлынувший туда из Египта. Министр иностранных дел Англии лорд Пальмерстон прямо заявил, что «хозяйка Индии не может позволить Франции превратиться в хозяйку путей в Индию».

Пять месяцев Андреевские флаги реяли в Константинополе, и постепенно это совсем перестало нравиться французам и англичанам. Они настаивали на уходе русского флота из Босфора, а англичане, дабы продемонстрировать силу, даже направили свою эскадру в Средиземное море.

В ответ на подобные демарши граф Алексей Орлов объявил послам: «До тех пор пока подозрительные паруса будут маячить вблизи турецких берегов, русский десант домой не уйдет. А ежели адмиралам придет в голову мысль войти в Дарданеллы, то он вызовет к себе на помощь корпус генерала Киселева из Валахии».

— А что мятежники-египтяне?

— От Ибрагима-паши требовали прекратить военные действия. Но увещевания, наверное, на него не подействовали бы так, как сам факт присутствия 12-тысячного русского десанта на азиатском турецком берегу. Он отрезвил Ибрагима-пашу. И вынудил его в конце концов прекратить наступление и повернуть войска обратно. Египетский флот вернулся к берегам Александрии…

Сам факт присутствия наших войск спас престол турецкому султану, не допустил распада Османской империи. Довольным остался и египетский паша: он получил в наследственное владение требуемые земли, особенно в Сирии, но при этом Египет остался в составе Османской империи.

Граф Алексей Федорович Орлов вел переговоры с турками, как говорили тогда, «с учетом местной специфики». В дипломатических кругах Парижа и Лондона потом язвили, что во всем Константинополе остался лишь один не подкупленный Орловым человек — сам султан Махмуд II. Да и то лишь потому, что графу Орлову это показалось уже ненужным расходом…

Совет

В июле 1833 года Алексей Орлов подписал с турецким султаном в местечке Ункяр-Искелесси близ Константинополя договор о дружбе и взаимопомощи, который имел очень важную «секретную статью». Согласно ей, в случае какой-либо военной угрозы или опасности Россия или Турция обязывались оказать друг другу помощь. Османская империя брала обязательство при вооруженном конфликте закрыть проливы для военных судов иностранных держав.

Это был несомненный успех российской и турецкой дипломатии. Но, увы, просуществовал этот договор, обезопасивший границы России и Турции от вмешательства посторонних держав, недолго, всего восемь лет — с 1833-го по 1841 год. Он был ликвидирован благодаря усилиям и стараниям британской дипломатии.

— Чем же он ей не угодил?

— Он был крайне невыгоден Британии, поскольку фактически превратил Черное море, как говорили тогда, «во внутренний русско-турецкий бассейн». Англичане не могли позволить России и Турции так тесно дружить.

Мне доводилось просматривать подшивки центральной английской газеты «Таймс» за 1830-е и начало 1840-х годов. Передовицы просто пестрели выпадами против нашей страны. «Надо остановить русских, иначе они захватят все крепости в Дарданеллах!»… Вспоминали даже императора Павла, который начал поход в британские колонии в Индии: мол, еще тогда Россия грозилась отнять у Англии ее «индийскую жемчужину».

В 1835 году, через два года после заключения договора, умер султан Махмуд II. На престол вступил его 13-летний сын Абдул-Гамид. Конечно, были советники, которые постепенно подводили этого мальчика к мысли о том, что Россия все-таки враг Турции, а не друг, а Англия — природный и искренний союзник.

Специалисты от британской дипломатии делали все, чтобы разрушить союз двух стран и повернуть политику Турции против России. И в итоге довели дело до Крымской, или, как ее называли, Восточной войны. Но это уже другая страница истории… 

Источник: https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/predatsya_pokrovitelstvu_rossii_kak_zaklyatye_vragi_na_korotkoe_vremya_stali_soyuznikami/

Ункяр-искелесинский договор

Ункяр-искелесинский договор 1833 г., договор о мире, дружбе и оборонительном союзе между Россией и Турцией. Подписан 26 июня (8 июля) в местечке Ункяр-Искелеси (Хюнкяр-Искелеси) близ Стамбула. Победы армии фактич. правителя Египта паши Мухаммеда Али в ходе 1-й тур.-егип. войны 1831-1833 (см. Египетские кризисы) создали угрозу Османской империи. Россия полагала, что победа егип.

войск приведёт к появлению на её границах сильного соседнего гос-ва под властью египетского прави- теля, к преобладающему влиянию Франции на Бл. Востоке, и по просьбе Турции решила оказать ей воен. помощь. В апр. 1833 рус. эскадра высадила десантные части на азиатском берегу Босфора в р-не Ункяр-Искелеси, преградив егип. войскам путь на Стамбул (Константинополь). Рус.-тур.

сближение вы- звало резкое противодействие Франции и Англии, потребовавших от тур. султана Махмуда II примирения с егип. пашой Мухаммедом Али. По достижении между ними соглашения (май 1833) отпала необходимость в пребывании рус. войск в Турции. Накануне их эвакуации был подписан У.-И. д.

Обратите внимание

Стороны обязывались «согласовываться откровенно касательно всех предметов, которые относятся до их обоюдного спокойствия и безопасности, и на сей конец подавать взаимно существенную помощь и самое действительное под- крепление». Были подтверждены Адрианопольский мирный договор 1829 и др. рус.-тур. договоры и соглашения.

Россия обязывалась предоставить Турции, если потребуется, необходимое количество вооруж. сил. Отд., секретная, статья У.-И. д. освобождала Турцию от оказания России помощи, но налагала на неё обязательство в случае войны закрывать Дарданелльский пролив для иностр. воен. кораблей. У.-И. д. вызвал протесты Англии и Франции, сопровождавшиеся военно-мор. демонстрацией у тур. берегов.

Уступая давлению зап. держав, рус. пр-во согласилось не возобновлять У.-И. д. и подписало Лондонскую конвенцию 1841 года о режиме Черноморских проливов.

Использованы материалы Большой Советской энциклопедии.

Ункяр-Искелесийский договор 1833 года — определил условия оборонительного союза между Россией и Турцией; подписан 8. VII в Константинополе чрезвычайным послом русского императора графом А. Орловым (см.

) и русским посланником в Турции А.

Бутенёвым с одной стороны и великим визирем Хюсревом Мехмедом пашой, начальником султанской гвардии маршалом Февзи Ахмедом пашой и министром иностранных дел Хаджи Мехмедом Акифом эфенди — с другой.

Во время египетского кризиса 1831-1833 годов (см.) Николай 1 оказал султану Махмуду II действенную поддержку, отправив русские войска для защиты Константинополя от продвигавшейся к турецкой столице армии египетского паши.

Политика русского правительства вытекала из его убеждения в большей выгодности для России иметь своим соседом слабую Оттоманскую империю, а не новые, жизнеспособные государства, которые возникнут в случае раздела Оттоманских владений, равно как из опасения, что победа Мухаммеда Али (…

) приведёт к созданию в Турции сильной власти и к установлению преобладающего влияния Франции на всём Ближнем Востоке. Вместе с тем русское правительство рассчитывало, что, поддержав султана, оно укрепит свои политические позиции в Турции и в частности обеспечит русские интересы в вопросе о проливах (…).

Что же касается султана и Порты, то они, ввиду поддержки Мухаммеда Али Францией и вследствие пассивности Англии и Австрии, считали сближение с Россией единственным средством для преодоления политической изоляции Турции. Поэтому султан принял предложение Николая I о присылке в Турцию русского флота и войск для помощи против Мухаммеда Али.

Важно

В апреле 1833 года русские десантные части высадились на азиатском берегу Босфора — в местности, называемой Ункяр-Искелеси, преградив египетским войскам (которыми командовал сын Мухаммеда Али-Ибрагим паша) путь на Константинополь. Одновременно в Константинополь прибыл чрезвычайный посол Николая I А. Орлов.

Столь очевидное усиление русского влияния вызвало резкое противодействие не только со стороны Франции, но и со стороны Англии, перешедшей теперь к активной антирусской политике. Стремясь уничтожить самый повод для пребывания русских войск в Турции, Англия и Франция потребовали от Махмуда II скорейшего примирения с Мухаммедом Али.

Под давлением этих двух держав султан пошёл на серьёзные уступки своему вассалу. По соглашению, заключённому представителями султана с Ибрагимом пашой (в ставке Ибрагима паши, в г. Кютахья) в мае 1833 года, Мухаммед Али получал в своё управление не только Египет, но также Сирию с Палестиной и район Аданы.

За это он обязывался признать сюзеренитет султана и удалить свои войска из Анатолии. Тем самым отпадала необходимость в пребывании русских войск в Турции.

После того как Ибрагим паша отвёл свои войска за Тавр, русские десантные части были посажены на суда для возвращения в Россию. Однако ещё до их ухода из Турции А. Орлов получил от султана согласие на заключение русско-турецкого союзного договора, который и был подписан 8. VII 1833 года под именем Ункяр-Искелесийского договора — по названию местности, где были расквартированы русские войска.

Ункяр-Искелесийский договор в гласных статьях устанавливал, что «мир, дружба и союз будут навеки существовать» между Россией и Турцией и что обе стороны будут «согласоваться откровенно касательно всех предметов, которые относятся до их обоюдного спокойства и безопасности, и на сей конец подавать взаимно существенную помощь и самое действительное подкрепление» (ст. I). Договор подтверждал Адрианопольский трактат 1829 года (ст. II) и другие русско-турецкие договоры и соглашения. Отмечая своё «искреннейшее желание обеспечить существование, сохранение и полную независимость Блистательной Порты», Россия обязывалась предоставить в распоряжение Порты необходимое количество вооружённых сил — «в случае, если бы представились обстоятельства, могущие снова побудить Блистательную Порту требовать от России воинской и морской помощи» (ст. III). Остальные гласные статьи Ункяр-Искелесийского договора устанавливали распределение расходов по содержанию войск (ст. IV), восьмилетний срок договора (ст. V) и порядок ратификации (ст. VI). Наибольшее значение имела приложенная к Ункяр-Искелесийского договора «отдельная и секретная статья». Она освобождала Турцию от оказания России помощи, предусмотренной в ст. I договора, но взамен налагала на Порту обязательство закрывать по требованию России Дарданельский пролив, «то есть не дозволять никаким иностранным военным кораблям входить в оный под каким бы то ни было предлогом».

Ункяр-Искелесийский договор вызвал протесты Англии и Франции, сопровождавшиеся военно-морской демонстрацией у турецких берегов.

В нотах, вручённых в октябре 1833 года русскому правительству английским и французским поверенными в делах, говорилось, что «если условия этого акта вызовут впоследствии вооружённое вмешательство России во внутренние дела Турции, то английское и французское правительства почтут себя совершенно вправе поступать так, как если бы упомянутого трактата не существовало».

Совет

В ответ Нессельроде заявил английскому и французскому правительствам, что Россия намерена точно выполнять Ункяр-Искелесийский договор, «поступая так, как если бы нот английского и французского поверенных в делах вовсе не существовало».

Однако уже вскоре после подписания Ункяр-Искелесийского договора Николай I ослабил его значение для России, заключив с Австрией Мюнхенгрецкую конвенцию (…), связавшую свободу действий русской дипломатии на Ближнем Востоке. Затем в связи с возникновением нового конфликта между султаном и египетским пашой (см.

«Египетский кризис 1839-1841 годов») Николай I предпочёл вовсе отказаться от Ункяр-Искелесийского договора, надеясь этим облегчить соглашение с Англией, направленное против Франции. Результатом такой политики Николая I было коллективное вмешательство европейских держав в конфликт между султаном и египетским пашой, а также заключение Лондонской конвенции 1841 года (…), которая установила международную регламентацию режима проливов и лишила Россию выгод, вытекавших из Ункяр-Искелесийского договора.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Читайте также:  Причины победы «красных» и поражения «белых» в гражданской войне

УНКЯР-ИСКЕЛЕСИЙСКИЙ ДОГОВОР 1833 г. О МИРЕ, ДРУЖБЕ И ОБОРОНИТЕЛЬНОМ СОЮЗЕ подписан 26 июня (8 июля) в селении Ункяр-Искелеси — летней резиденции султана, расположенной на азиатском берегу пролива Босфор.

Договор явился результатом помощи, оказанной Россией главе Турции во время его вооруженного противостояния с пашой Египта Мухаммедом Али в 1832-1833 гг.

В разгар конфликта на Ближнем Востоке Николай I направил генерал-адъютанта Н. Н. Муравьева для вручения ультиматума египетскому паше Мухаммеду Али с требованием прекратить поход на Стамбул. Вслед за этим на Босфор прибыл 30-тысячный русский десантный отряд для защиты турецкой столицы (см. Босфорская экспедиция 1833 г.).

Несмотря на то что при посредничестве западных держав в мае 1833 г. было достигнуто турецко-египетское соглашение, султан предложил России через чрезвычайного посла Николая I в Стамбуле графа А. Ф. Орлова заключить союзный договор о дружбе и взаимопомощи.

Договор заключался сроком на 8 лет; при этом оговаривалась возможность его возобновления.

Статья первая устанавливала вечный мир, дружбу и союз между Российской и Оттоманской империями. Стороны указывали, что ими движет искреннее желание сохранить «доброе согласие… и полную доверенность, которая существует между ними».

Обратите внимание

Договор подтверждал условия Адрианопольского мирного договора 1829 г. и др. соглашений России и Турции, упомянутых в договоре 1829 г.

Россия гарантировала в случае необходимости оказание помощи султану сухопутными войсками и флотом в таком количестве, которое «обе Высокие Договаривающиеся Стороны признают нужным».

Наибольшее значение имела отдельная секретная статья, приложенная к трактату. В ней судоходный режим Черноморских проливов решался на основе двустороннего соглашения между причерноморскими державами.

Турция освобождалась от необходимости оказывать помощь России, но взамен султан брал на себя обязательство закрывать по требованию российского правительства Босфор и Дарданеллы для прохода военных кораблей западноевропейских держав в Черное море.

Это положение было особенно выгодно России, так как делало неуязвимыми ее причерноморские владения. 

Заключение договора вызвало обострение отношений России с западноевропейскими державами, которые увидели в нем серьезную угрозу своему влиянию на Ближнем Востоке.

Правительства Великобритании и Франции предъявили Турции протест против трактата, рассчитывая запугать султана и заставить его отказаться от ратификации договора. В ноте английского и французского правительств содержалась также прямая угроза России.

На ноту последовал резкий ответ из Петербурга, поддержанный султаном, о том, что обе договорившиеся стороны намерены «исполнить в точности… обязательства, возложенные на них трактатом». Таким образом, протесты Великобритании и Франции не помешали русско-турецкому сближению, и султан ратифицировал договор.

Важно

Ункяр-Искелесийский договор стал крупным успехом российской дипломатии. Он усиливал позиции России в Черноморском регионе. Одновременно договор был выгоден и Порте, так как укреплял международное положение Турции, защищал ее от нового нападения Мухаммеда Али и позволял приступить к внутренним преобразованиям в административных органах, армии и финансах.

Однако вскоре после подписания трактата его значение для России ослабло в связи с заключением ею Мюнхенгрецкой конвенции 1833 г.

В ходе нового конфликта между султаном и египетским пашой в 1839 — 1841 гг. Николай I решил отказаться от договора, рассчитывая облегчить соглашение с Великобританией, направленное против Франции.

Такая политика привела к коллективному вмешательству западноевропейских держав в дела Османской империи и пересмотру режима Черноморских проливов (см. Лондонская конвенция 1840 г.

и Лондонская конвенция 1841 г.).

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 528-529.

Далее читайте:

Россия в XIX веке (хронологическая таблица).

Публикация:

Юзефович Т. П. Договоры России с Востоком политические и торговые. Спб., 1869, с. 89-92.

Источник: http://www.hrono.ru/dokum/1800dok/1833unkyar.php

В каких войнах россия и турция были союзниками — «коммерсантъ» — издательский дом коммерсантъ

В истории отношений России и Турции было 12 войн, однако в некоторых конфликтах страны действовали сообща.

1 июля 1798 года французская армия в составе 400 кораблей и 54 тыс. человек высадилась в Египте, находившемся под контролем Османской империи, которая15 июля обратилась за военной помощью к Великобритании и России.

Спустя десять дней Павел I направил туркам эскадру вице-адмирала Федора Ушакова из шести линейных кораблей, семи фрегатов и трех посыльных судов (более 9 тыс. человек). В ее задачи входило освобождение Ионических островов. Союзный договор между Россией и Турцией был заключен 23 декабря того же года.

Согласно ему, турки принимали содержание эскадры Ушакова на себя, а Россия обещала предоставить 75–80-тысячный военный корпус в случае обострения ситуации.

Совет

Эскадра адмирала Ушакова вернулась в Севастополь 26 октября 1800 года, после освобождения Ионического архипелага и образования на нем Республики Семи Соединенных Островов со столицей в Корфу. Потери России составили до 400 человек.

В августе 1832 года египетский паша Мухаммед Али поднял восстание против турецкого султана и захватил Сирию и Палестину. В феврале—апреле 1833 года по просьбе турецкого султана Махмуда II в Босфор прибыли три русские эскадры и около 14 тыс. человек.

После их высадки на берег Египет и Турция заключили мир. Операция получила название Босфорской экспедиции.

По ее итогам 26 июня был подписан Ункяр-Искелесийский договор, по которому Россия в случае опасности должна была оказать военную поддержку Турции, а последняя закрывала черноморские проливы для иностранных военных кораблей.

Во время Второй греко-турецкой войны и Кемалистской революции в 1918–1923 годах Советская Россия также оказывала помощь Турции. В эти годы интересы УССР и РСФСР в стране представляли военные: Михаил Фрунзе в качестве чрезвычайного посла (1921–1922) и Семен Аралов как полпред республики (1922–1923).

По договору о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией от 16 марта 1921 года Советы передали союзнику 200,6 кг золота в слитках, а также 39 тыс. винтовок, 327 пулеметов, 54 орудия, два морских истребителя и другую технику.

Кроме того, 13 октября 1921 года стороны подписали Карcский договор, по которому часть территорий Армении передавалась Турции.

23 февраля 1945 года, в ходе Второй мировой войны, Турция объявила войну Германии и Японии. Значительную роль в этом сыграло решение Ялтинской конференции, согласно которому в создании ООН могли участвовать только страны, объявившие войну Германии до 1 марта 1945 года.

Елена Федотова

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3188088

Российско-турецкие отношения

Стамбул-Константинополь — столица Турции и Османской империи

Российско-турецкие отношения имеют многовековую историю, в которой враждебности было гораздо больше, чем добрососедства.
Турецкое, или Османское, государство приобрело статус империи в ХV столетии. Расцвета достигло в XVI—XVII веках. В те времена Россия ещё звалась Московией. От Блистательной Порты её отделяли тысячи километров так называемого Дикого поля, малонаселенной территории, позже имевшей разные названия: Малороссия, Новороссия, Северная Таврия. Потому московским государям Ивану III, Василию III политика Турции была малоинтересна, хотя западные страны (Рим, Венеция) вовсю пытались вовлечь Москву в антитурецкую лигу, так называемую Священную. Наоборот, Московия была заинтересована в мирных отношениях с Турцией в целях развития черноморской торговли.

В 90-х годах ХV века отношения между Москвой и Константинополем были дружеские, а крымский хан Менгли-Гирей, вассал Оттоманской Порты, выступал союзником Руси в противостоянии с Литвой. Более того, именно Менгли-Гирей нанес окончательное поражение Золотой Орде.

Однако во второй половине ХVII века политика России в отношении Турции изменилась и постепенно Турецкая империя и Крым стали одними из главных противников России.

Россия к тому времени превратилась в сильную региональную державу, имевшую интересы и на Кавказе, и в районе Каспия, и в Украине и Белоруссии, и в Прибалтике, и на всех этих международных фронтах Порта являлась её соперником.

Русско-турецкие противоречия

  • Контроль проливов Босфор и Дарданеллы, являющихся ключом к выходу из Черного моря в Мировой океан
  • Владение северным и северо-восточным берегами Черного моря и Крымом — стратегически важным пунктом всего региона
  • Влияние на народы Южной Европы: молдаван, румын, греков, болгар, сербов, черногорцев

Ближний Восток никогда не являлся камнем преткновения в отношениях России и Турции

  • 1571 — Крымский хан Девли-Гирей разграбил и сжег Москву
  • 1677-1681 — Война России с Турцией и Крымом за Правобережную Украину
  • 1687 — Неудачный поход русского войска против крымских татар, войск не дошло до цели и с потерями вернулось
  • 1689 — Новый поход русских в Крым. Войско достигло крепости Перекоп, но, простояв сутки, повернуло обратно
  • 1695 — Первый неудачный поход Петра Первого против турецкой крепости Азов
  • 1696 — Второй поход в Азов. Крепость взята
  • 1710-1713 — Война Турции и России
  • 1728 — Ногайские татары основали поселения между реками Буг и Днестр, что было с неудовольствем воспринято в Петербурге.
  • 1735-1739 — Русско-турецкая война за выход к Черному морю и для пресечения набегов крымских татар
  • 1768-1774 — Русско-турецкая война, велась на Балканах, в Крыму, в Средиземном, Эгейском, Черном морях, на Дунае
  • 1783 — Присоединение Крыма к России
  • 1787-1791 — Турецко-русская война с целью возвращения Крыма и других территорий
  • 1810 — Кризис в русско-турецких отношениях в связи с попыткой Турции помешать присоединению к России Абхазии
  • 1821 — Кризис в русско-турецких отношениях. Ультиматум России к Турции с требованием вывести войска из Дунайских княжеств и прекратить резню восставших греков
  • 1827 — Соединенный флот Англии, Франции и России громит турко-египетский флот в Наваринской бухте. Крейсер «Азов» под командой Лазарева уничтожил 5 турецких кораблей
  • 1828-1829 — Русско-турецкая война с целью открыть заблокированные Турцией черноморские проливы для русских судов
  • 1853-1856 — Крымская война, начавшаяся объявление Россией войны Турции с требованием предоставить независимость дунайским княжествам
  • 1859 — Кризис в русско-турецких отношениях. Покрение Россией Западного Кавказа вызвало исход 400000 черкесов в Турцию
  • 1876 — множество русских добровольцев приняли участие в войне Сербии и Черногории против Турции
  • 1876-1878 — Русско-турецкая война за освобождение южных славян от турецкого владычества
  • 1681 — Бахчисарайский мирный договор: граница между странми устанавливается по Днепру. Россия присоединяет левобережные земли Днепра и Киев. Казаки получили право на рыбную ловлю, добычу соли и свободное плавание по Днепру и его притокам до Чёрного моря; крымцы и ногайцы — право кочевать на обоих берегах Днепра
  • 1700 — Константинопольский мир. Закрепил результаты Азовских походов, обеспечил нейтралитет Турции накануне войны со Швецией.
  • 1711 — Ясское перемирие. Возвращение Азова Турции, уничтожение русского азовского флота, крепостей Таганрог, Каменный затон
  • 1739 — Белградский договор. Россия возвратила Азов и Запорожье
  • 1773 — Кючук-Кайнарджигский договор. Россия получила устье Днепра, устье Южного Буга, часть степи между ними, азов, Керчь, свободный доступ в Черное море, свободный проход в Средиземное. Крымское ханство получило независимость.
  • 1791 — Ясский договор, подтвердивший прежний 1773 года. Присоединение к России Крыма и Кубани
  • 1826 — Конвенция в Аккермане, обеспечивающая русским судам свободный проход через Проливы
  • 1829 — Адрианопольский договор. Россия получила дельту Дуная, восточное побережье Черного моря с портами Анапа, Поти, город Ахалцик. Признана автономия Сербии, Молдавии, Валахии под покровительством России
  • 1841 — Лондонская конвенция о черноморских проливах. В мирное время они должны быть закрыты для прохождения любых военных судов. Черноморский флот оказался заперт в Черном море
  • 1856 — Парижский мир, венчал Крымскую войну. России запрещается иметь флот и укрепления на Черном море. Гарантия целостности Османской империи
  • 1878 — Адрианопольское перемирие
  • 1878 — Сан-Стефанский мир. Турция признала независимость Сербии, Черногории и Румынии, создавалось новое автономное славянское княжество на Балканах — Болгария,
  • 1878 — Берлинский договор. Пересмотр предыдущего договора в пользу Турции

В ХХ веке Россия и Турция не воевали, но всегда оказывались по разные стороны баррикад. В обеих мировых войнах Турция союзничала с Германией, затем стала членом НАТО.

Только сразу после Октябрьской революции Турция и Советская Россия имели доверительные отношения.

Договор о дружбе между ними был заключен уже в 1921 году (первый матч на международной арене сборная СССР в 1924 году провела как раз против сборной Турции)

  • 1480 — Русь и Крымские татары — против Золотой Орды
  • 1798 — Россия и Турция, а так же Англия, Австрия, Неаполитанское королевство — участники антифранцузской коалиции.
  • 1805 — Россия и Турция снова объединили усилия в борьбе с наполеоновской Францией
  • 1833 — Россия оказала помощь Турции в её войне против Египта

Референдум в Каталонии
Краткая история Февральской революции
Стояние на Угре

Источник: http://ChtoOznachaet.ru/rossijsko-tureckie-otnosheniya.html

Ссылка на основную публикацию