Присоединение средней азии к россии

Покорение Средней Азии

140 лет назад, 2 марта 1876 года, в результате Кокандского похода под началом М. Д. Скобелева было упразднено Кокандское ханство. Вместо него была образована Ферганская область в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Первым военным губернатором был назначен генерал М.Д. Скобелев.

Ликвидацией Кокандского ханства закончилось завоевание Россией среднеазиатских ханств в восточной части Туркестана.

Среднеазиатские ханства были феодальными и рабовладельческими гнёздами хищников, откуда выплескивались набеги кочевников на русские земли.

Отсталые феодальные ханства, взаимно ослаблявшие друг друга постоянными войнами, причинявшие вред России, жестко эксплуатировавшие собственное население, были обречены самой историей. Российская империя не могла терпеть на своих границах подобные паразитические, разбойные образования.

Обратите внимание

Кроме того, в Афганистане угнездились британцы, манили своим покровительством, натравливали на русских, поставляли оружие. В результате проблема среднеазиатских ханств вышла на уровень Большой Игры. И царское правительство развернуло наступление на них, стало оттеснять на юг линиями крепостей, наносить удары экспедиционными отрядами.


Первые попытки России закрепиться в Средней Азии относятся ещё ко времени Петра I. В 1700 году к Петру прибыл посол от хивинского Шахнияз-хана, просившего принять его в русское подданство. В 1713—1714 гг. состоялись две экспедиции: в Малую Бухарию — Бухгольца и в Хиву — Бековича-Черкасского.

В 1718 году Пётр I отправил в Бухару Флорио Беневини, который вернулся в 1725 году и доставил много сведений о регионе. Однако попытки Петра утвердиться в этом регионе не увенчались успехом. Во многом это было связано с нехваткой времени. Пётр рано ушёл из жизни, не реализовав стратегические замыслы по проникновению России в Персию, Среднюю Азию и далее на Юг.

При Анне Иоанновне под опеку «белой царицы» был взят Младший и Средний жуз. Казахи тогда жили родоплеменным строем и делились на три союза племен: Младший, Средний и Старший жуз. При этом с востока они подвергались давлению джунгаров. Роды Старшего жуза перешли под власть русского престола в первой половине XIX столетия.

Для обеспечения русского присутствия и защиты российских подданных от набегов соседей на казахских землях построили ряд крепостей: Кокчетав, Акмолинск, Новопетровское, Уральское, Оренбургское, Раимское и Капальское укрепления. В 1854 году было основано укрепление Верное (Алма-Ата).

После Петра до начала XIX века русское правительство ограничивалось отношениями с подвластными казахами. Павел I решил поддержать план Наполеона о совместных действиях против британцев в Индии. Но его убили.

Активное участие России в европейских делах и войнах (во многом это была стратегическая ошибка Александра) и постоянная борьба с Османской империей и Персией, а также затянувшаяся на десятилетия Кавказская война не давали возможности проводить активную политику в отношении восточных ханств.

Кроме того, часть русского руководства, особенно министерство финансов, не хотело связывать себя новыми тратами. Поэтому Петербург стремился поддерживать дружественные отношения с среднеазиатскими ханствами, несмотря на урон от набегов и разбоев. Однако постепенно ситуация менялась. Во-первых, военным надоело терпеть набеги кочевников.

Одних укреплений и карательных рейдов было мало. Военные хотели решить проблему одним махом. Военно-стратегические интересы перевешивали финансовые. Во-вторых, Петербург опасался британского продвижения в регионе: Британская империя занимала прочные позиции в Афганистане, а в бухарских войсках появились английские инструкторы. Большая Игра имела свою логику.

Важно

Свято место пусто не бывает. Если Россия отказывалась брать под свой контроль этот регион, то его бы взяла под своё крыло Британия, а в перспективе и Китай. А с учётом враждебности Англии, мы могли получить серьёзную угрозу на южном стратегическом направлении. Британцы могли усилить военные формирования Кокандского и Хивинского ханств, Бухарского эмирата.

В-третьих, Россия могла себе позволить начать более активные действия в Средней Азии. Восточная (Крымская) война была завершена. Подходила к концу длительная и утомительная Кавказская война.

В-четвертых, нельзя забывать экономический фактор. Средняя Азия была важным рынком для товаров русской промышленности. Богатый хлопком (в перспективе и другими ресурсами) регион имел значение как поставщик сырья. Поэтому мысль о необходимости обуздания разбойных образований и обеспечения за русской промышленностью новых рынков путем военной экспансии находила все большую поддержку в различных слоях общества Российской империи. Больше нельзя было терпеть архаику и дикость на своих границах, необходимо было цивилизовать Среднюю Азию, решая широкий круг военно-стратегических и социально-экономических задач.

Ещё в 1850 г. началась Русско-кокандская война. Сначала это были небольшие стычки. В 1850 году была предпринята экспедиция за реку Или, с целью разрушить укрепление Тойчубек, служившее опорным пунктом для кокандского хана, но овладеть им удалось лишь в 1851 году.

В 1854 году на реке Алматы (сегодня Алматинка) построено укрепление Верное, и весь Заилийский край вошёл в состав Российской империи. В 1852 году полковник Бларамберг разрушил две кокандские крепости Кумыш-Курган и Чим-курган и штурмовал Ак-Мечеть, но не достиг успеха. В 1853 году отряд Перовского взял Ак-Мечеть. Ак-Мечеть вскоре была переименована в Форт-Перовский.

Попытки кокандцев отбить крепость были отражены. Русские возвели ряд укреплений вдоль нижнего течения Сырдарьи (Сырдарьинская линия).В 1860 году западносибирское начальство сформировало отряд под командованием полковника Циммермана. Русские войска разрушили кокандские укрепления Пишпек и Токмак. Кокандское ханство объявило священную войну и направило 20 тыс.

армию, но она была разбита в октябре 1860 г. у укрепления Узун-Агач полковником Колпаковским (3 роты, 4 сотни и 4 орудия). Русские войска взяли восстановленный кокандцами Пишпек, небольшие крепости Токмак и Кастек. Таким образом, была создана Оренбургская линия. В 1864 году было решено направить два отряда: один из Оренбурга, другой из западной Сибири.

Они должны были идти навстречу друг другу: оренбургский — вверх по Сырдарье на город Туркестан, а западносибирский — вдоль Александровского хребта. В июне 1864 г.

Западносибирский отряд под командованием полковника Черняева, который вышел из Верного, взял штурмом крепость Аулие-ата, а Оренбургский отряд под началом полковника Верёвкина, двинулся из Форта-Перовского и взял крепость Туркестан. В июле русские войска взяли Чимкент. Однако первая попытка взять Ташкент провалилась.

Совет

В 1865 году из вновь занятого края, с присоединением территории прежней Сырдарьинской линии, образована была Туркестанская область, военным губернатором которой назначен был Михаил Черняев.Следующим серьезным шагом было овладение Ташкентом. Отряд под командованием полковника Черняева предпринял поход весной 1865 г.

При первых же известиях о приближении русских войск ташкентцы обратились за помощью в Коканд, т. к. город находился под властью кокандских ханов. Фактический правитель Кокандского ханства Алимкул собрал армию и направился в крепость. Гарнизон Ташкента достиг 30 тыс. человек при 50 орудиях. Русских было всего около 2 тыс. человек при 12 орудиях.

Но в борьбе с плохо обученными, слабо дисциплинированными и хуже вооруженными войсками это не имело большого значения. 9 мая 1865 г. в ходе решающего сражения вне крепости кокандские силы были разбиты. Сам Алимкул был смертельно ранен. Поражение армии и гибель вождя подорвали боеспособность гарнизона крепости. Под покровом ночи 15 июня 1865 года Черняев начал штурм Камеланских ворот города.

Русские солдаты скрытно подошли к городской стене и, использовав фактор внезапности, ворвались в крепость. После ряда стычек город капитулировал. Небольшой отряд Черняева заставил сложить оружие огромный город (24 версты в окружности, не считая пригородов) с 100 тыс. населением, с 30 тыс. гарнизоном имеющим 50-60 орудий. Русские потеряли убитыми 25 человек и несколько десятков ранеными.

Летом 1866 г. издается царский указ о присоединении Ташкента к владениям Российской империи. В 1867 году было создано особое Туркестанское генерал-губернаторство в составе Сырдарьинской и Семиреченской областей с центром в Ташкенте. Первым губернатором был назначен инженер-генерал К. П. Кауфман.В мае 1866 г. 3 тыс. отряд генерала Д. И. Романовского разгромил в Ирджарской битве 40 тыс.

армию бухарцев. Несмотря на свою многочисленность, бухарцы потерпели полное поражение, потеряв убитыми около тысячи человек, у русских — только 12 раненых. Победа при Иджаре открыла русским путь на прикрывавшие доступ в Ферганскую долину Ходжент, крепость Нау, Джизак, которые были взяты вслед за ирджарской победой. В результате похода в мае-июне 1868 г.

сопротивление бухарских войск было окончательно сломлено. Русские войска заняли Самарканд. Территория ханства присоединялась к России. В июне 1873 г. та же участь постигла Хивинское ханство. Войска под общим командованием генерала Кауфмана взяли Хиву.

Потеря независимости третьего крупного ханства — Кокандского — была на некоторое время отложена только благодаря гибкой политике хана Худояра. Хотя часть территории ханства с Ташкентом, Ходжентом и др. городами была присоединена к России, Коканд, по сравнению с договорами, навязанными другим ханствам, оказался в лучшем положении.

Обратите внимание

Сохранена была основная часть территории — Фергана с главными городами. Зависимость от русских властей чувствовалась слабее, и в делах внутреннего управления Худояр был более самостоятелен. В течение нескольких лет правитель Кокандского ханства Худояр послушно исполнял волю туркестанских властей. Однако его власть пошатнулась, хана считали предателем, которые пошёл на сделку с «неверными».

Кроме того, его положение ухудшала жесточайшая налоговая политика по отношению к населению. Доходы хана и феодалов упали, и они давили налогами население. В 1874 году началось восстание, которое охватило большую часть ханства. Худояр попросил помощи у Кауфмана. Худояр в июле 1875 г. бежал в Ташкент. Новым правителем был провозглашен его сын Насреддин.

Тем временем восставшие продвигались уже к бывшим кокандским землям, присоединенным к территории Российской империи. Ходжент был окружен восставшими. Были прерваны сообщения русских с Ташкентом, к которому уже подходили кокандские войска. Во всех мечетях звучали призывы к войне с «неверными». Правда, Насреддин искал примирения с русскими властями, чтобы укрепиться на престоле.

Он вступил в переговоры с Кауфманом, заверяя губернатора в своей лояльности. В августе с ханом было заключено соглашение, по которому его власть признавалась на территории ханства. Однако Насреддин не контролировал положение в своих землях и не смог остановить начавшуюся смуту. Отряды восставших продолжали производить набеги на русские владения.Русские командование верно оценило обстановку.

Восстание могло перекинуться на Хиву и Бухару, что могло привести к серьёзным проблемам. В августе 1875 г. в битве под Махрамом кокандцев разгромили. Коканд открыл ворота русским солдатам.

С Насреддином было заключено новое соглашение, по которому он признавал себя «покорным слугой российского императора», отказывался от дипломатических сношений с другими государствами и от военных действий без разрешения генерал-губернатора. К империи отходили земли по правому берегу верхнего течения Сырдарьи с Наманганом.Однако восстание продолжалось. Его центром был Андижан.

Здесь была собрана 70-тыс. армия. Восставшие провозгласили нового хана — Пулат-бека. Двинувшийся на Андижан отряд генерала Троцкого был разбит. 9 октября 1875 г. восставшие нанесли поражение ханским войскам и взяли Коканд. Насреддин, подобно Худояру, бежал под защиту русского оружия в Ходжент. В скором времени восставшими был захвачен Маргелан, нависала реальная угроза над Наманганом.

Туркестанский генерал-губернатор Кауфман отправил для подавления восстания отряд под командованием генерала М. Д. Скобелева. В январе 1876 г. Скобелев взял Андижан, а вскоре подавил мятеж и в других районах. Пулат-бек был схвачен и казнен. Насреддин вернулся в свою столицу. Но начал налаживать контакты с антирусской партией и фанатичным духовенством. Поэтому в феврале Скобелев занял Коканд.

Важно

2 марта 1876 г. Кокандское ханство упразднили. Вместо него была образована Ферганская область в составе Туркестанского генерал-губернаторства. Первым военным губернатором стал Скобелев. Ликвидацией Кокандского ханства закончилось завоевание Россией среднеазиатских ханств.

Таким образом, Россия утвердилась в Средней Азии.

Исторически присоединение Кокандского ханства и других среднеазиатских территорий к России было неизбежным. Отсталые феодальные ханства, взаимно ослаблявшие друг друга постоянными войнами, с плохо обученными и вооруженными, недисциплинированными войсками были обречены на поражение.

Большая часть населения, кроме небольших паразитирующих на простом народе групп, выиграла от присоединения к России. Была отменена работорговля, закончились кровопролитные и разорительные междоусобные войны, набеги, люди могли мирно жить и работать. Россия принесла в Среднюю Азию мир и цивилизацию (в виде развития социально-экономический инфраструктуры).

Стоит отметить, что современные республики Средней Азии в настоящее время также стоят перед схожим выбором. Время, которое прошло после развала СССР, показывает, что жить вместе в единой, могучей империи-державе намного лучше, выгоднее и безопаснее, чем в отдельных «ханствах» и «самостийных» республиках. 25 лет регион стабильно деградировал, возвращался в прошлое.

Читайте также:  Общая характеристика псковской судной грамоты, её система, источники

Большая Игра продолжается и в регионе активно действуют страны Запада, Турция, арабские монархии, Китай и сетевые структуры «армии хаоса» (джихадисты). Вся Средняя Азия может стать огромным «Афганистаном» или «Сомали, Ливией», то есть зоной инферно. Экономика в среднеазиатском регионе не может самостоятельно развиваться и поддерживать жизнь населения на достойном уровне.

Некоторым исключением были Туркмения и Казахстан — за счёт нефтегазового сектора и более умной политики властей. Однако и они обречены на быстрое ухудшение экономической, а затем и социально-политической ситуации, после обвала цен на энергоресурсы. Кроме того, население этих стран слишком небольшое и не может создать «островок стабильности» в бушующем океане мировой смуты.

В военном, технологическом отношении эти страны зависимы и обречены на поражение (к примеру, если Туркмения подвергнется атаке джихадистов из Афганистана), если их не поддержат великие державы. Таким образом, Средняя Азия снова находится перед историческим выбором. Первый путь — это дальнейшая деградация, исламизация и архаизация, распад, междоусобицы и превращение в огромную «зону инферно», где большая часть населения просто не «впишется» в новый мир. Второй путь — постепенное поглощение Поднебесной и китаизация. Сначала экономическая экспансия, что и происходит, а затем и военно-политическая. Китаю необходимы ресурсы региона и его транспортные возможности. Кроме того, Пекин не может допустить, чтобы у него под боком основались джихадисты и перенесли пламя войны на запад Китая.

Третий путь — активное участие в воссоздание новой Русской империи (Союз-2), где тюрки будут полноправной и процветающей частью многонациональной русской цивилизации. Стоит отметить, что России придётся полноценно вернуться в Среднюю Азию. Цивилизационные, национальные, военно-стратегические и экономические интересы превыше всего. Если мы не сделаем этого, то среднеазиатский регион рухнет в смуту, станет зоной хаоса, инферно. Мы получим массу проблем: от бегства миллионов людей в Россию до атак отрядов джихадистов и необходимости строить укрепленные линии («Среднеазиатский фронт»). Вмешательство Китая не лучше.

Источник: https://topwar.ru/91730-pokorenie-sredney-azii.html

Присоединение Средней Азии к России История

Вопрос о присоединении Средней Азии к России в настоящее время представляется актуальным. После развала СССР в 1991 г.

историки Средней Азии увлеклись собственным толкованием исторических событий, целью которых стало доказательство ошибочности всего того наследия, которое годами создавалось российской и советской историографией.

В частности, вопрос о присоединении Средней Азии к России называется не иначе, как завоевание, колонизация, регресс, насильственное привнесение русской культуры в другую страну.

Напротив, в русской и советской историографии в свое время подчеркивалось прогрессивное значение присоединения Средней Азии к России, говорилось о громадной роли «великого русского народа» в формировании революционного сознания народа Узбекистана, о «добровольном вхождении» народов Средней Азии в состав России и т.д.

Совет

Чем же являлось вхождение Средней Азии в состав России — шагом назад или движением вперед?
ПРИСОЕДИНЕНИЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ к РОССИИ
С.Брежнева,

кандидат исторических наук, доцент

Безусловно, продвижение Российской Империи в Среднюю Азию было явлением колониальным. Но в отличие от западных метрополий, большей частью не имевших отношений с колониями до их завоевания, между Средней Азией и Россией существовали исторически давние связи.

Во-первых, будучи сопредельными с Россией, среднеазиатские феодальные государства (Бухарское, Кокандское и Хивинское ханства) еще в допетровское время имели с ней довольно оживленные торговые связи. Как свидетельствуют исторические материалы, в XVI в.

существовал обмен торгово-дипломатическими посольствами между Средней Азией и Московским государством.

Во-вторых, не прекращавшиеся междоусобные войны между среднеазиатскими ханствами и неустойчивость внутри самих ханств вынуждали феодальных правителей искать помощь со стороны, а самой близкой и сильной стороной была Россия.

Так, зная о благах покровительства России по отношению к казахским родам, правители Ташкента еще в 1734 г. отправили своих послов к русскому представителю в Казахстане для выяснения условий присоединения Казахстана к России. Но дальше вопроса о развитии торговли с Россией и Казахстаном дело тогда не продвинулось.

В 1792 г. ташкентский правитель Юнус-Ходжа в письме императрице Екатерине II, сообщив о союзе, заключенном им с рядом казахских племен, просил ее направить русских купцов в Ташкент, а также специалистов горного дела для разработки рудных месторождений. Вскоре наладился широкий обмен товарами между Ташкентом и русскими городами.

Последовательную политику сближения с Россией проводили, несмотря на частую сменяемость, эмиры Бухары. Это диктовалось выгодностью торговых отношений с Россией как для Бухарского эмирата, так и для других ханств.

Обратите внимание

В 1812 г. кокандский хан Умар направил посольство в Петербург, а в 1913 г. в Коканд прибывает русский посол Ф.Назаров. Отношения России с Хивинским ханством складывались медленней и трудней, чем с Бухарским эмиратом, но царское правительство настойчиво добивалось своего, препятствуя планам колонизации среднеазиатских ханств, прежде всего Хивинского и Бухарского, Британской империей.

После поражения англичан в войне с Афганистаном (1838—1842 гг.), в которой на стороне афганцев участвовало и население узбекских княжеств левобережья Аму-Дарьи, царское правительство, наученное неудачным военным походом Перов-ского (Оренбургский военный губернатор) на Хиву в 1839—1840 гг.

, используя торгово-экономические, дипломатические и военные меры, стало активно укреплять свои позиции в Средней Азии. После отмены крепостного права в 1861 г. в России усилилось развитие капиталистического хозяйства.

Это побудило правящие круги вплотную заняться поиском путей утверждения российского капитала в Средней Азии — обширном рынке сбыта продукции промышленности и крупной базе сырья для нее.

Во второй половине XIX в. социально-политическое положение в среднеазиатских ханствах существенно изменилось, но и стремление к сближению с Россией оставалось заметным. Да и царизм путем целого ряда военно-политических мер к этому времени сумел создать в Средней Азии несравненно более прочные позиции, чем Великобритания вместе с Османской империей.

Однако это вовсе не означает, что завоевание Средней Азии Россией не встречало сопротивления.

Нет, сопротивление было, но оно было организовано феодально-клерикальными верхами края, усматривавшими в присоединении к России опасность для своего «безраздельного» господства — экономического, социального и духовного.

В связи с этим следует отметить, что сопротивление завоевательной политике царизма здесь не имело подлинно народного характера.

Самое главное состоит в том, что Средняя Азия стала Средней Азией только после русского завоевания. То есть в культурном, политическом и геостратегическом отношении регион обрел самостоятельность и определенность.

Важно

Это положение за-крепилось в связи с продвижением англичан с юга и разделом этого пространства по реке Аму-Дарье между двумя империями — Российской и Британской. Средняя Азия таким образом перестала быть мостом между Востоком и Западом, а сделалась водоразделом.

Другим, не менее важным последствием было изменение экономической и культурно-исторической ориентации региона с Юга на Север.

Продвижение Российской Империи в Среднюю Азию не встречало, как правило, сильного сопротивления. Это подтверждается воспоминаниями и дневниками участников военных походов Н.Гродекова, Е.Желябужского, А.

Маслова, А.Куропаткина, М.Терентьева и др.

По мнению авторов мемуаров, продвижение в ханстве в 60-е годы было вызвано необходимостью защиты подвластных России кочевников-киргизов от грабительских набегов кокандцев.

Можно сказать, что речь шла о своего рода негласном компромиссе. Этому есть серьезное объяснение. Дело в том, что к тому времени регион находился в глубоком кризисе. В связи с открытием новых путей в Индию и колонизацией ее англичанами, «шелковый путь» потерял былое значение, прежние торговые связи распались, и экономика все больше приходила в упадок.

За этим, естественно, следовала и политическая нестабильность. Оттого-то восточные правители и согла- шались на компромисс с Россией и, поступаясь частью своих прав, выигрывали в стабильности под эгидой русского царя.

С этой задачей российская имперская власть вполне справлялась, причем вела себя весьма продуманно, не вмешиваясь в уклад местной жизни по мелочам и предоставляя значительный суверенитет местной элите.

Работы русских путешественников, ученых, различного рода чиновников царского правительства знакомят с политико-административным устройством, экономическим и политическим состоянием Средней Азии в целом и ее отдельных райнов, в частности.

Первой попыткой научной разработки проблемы присоединения Средней Азии к России явилась работа Семенова А.А. «Очерки из истории присоединения вольной Туркмении (1881—1885 гг.)».

Совет

Более детальная работа по изучению Средней Азии вообще и, в частности, вопроса о присоединении Средней Азии к России была проделана представителями русской востоковедческой исторической школы.

К числу общих концептуальных воззрений, которые отразились в русской дореволюционной историографии Средней Азии периода присоединения ее к России, следует отнести подчеркивание застойности восточных обществ под воздействием религии и деспотической государственной власти.

В первой половие XIX в. активизируется процесс изучения истории Средней Азии. Связано это было с возрастанием торговой и политической заинтересованности России в Средней Азии, а также с общим увеличением интереса России к Востоку. Появляются также фундаментальные описания Бухарского ханства (изученного лучше Хивинского и Кокандского).

Середина XIX в. (присоединение Средней Азии к России) своего рода рубеж в изучении истории Бухары в России. Деятельность представителей русского практического востоковедения на этом этапе изучения истории Бухары в России была, главным образом, связана с конкретными задачами освоения территории и природных богатств ханства.

Особенно остро в работах в конце XIX—начале XX в. обозначилась проблема существования Бухары как протектората России, где давалась негативная оценка феодально-теократического режима Бухарского эмирата, но в них давались и определенные критические замечания в адрес политики царского правительства и его властей в Туркестане.

Однако в целом эти работы были написаны с позиций политического консерватизма.

Следует выделить и работу венгерского ученого и путешестенника Арминия Вамбери, тесно связанного с английскими правящими кругами «Путешествие по Средней Азии из Тегерана через Туркменскую пустыню по восточному берегу Каспийского моря в Хиву, Бухару, Самарканд, предпринятое с научной целью, по поручению Венгерской Академии в Пеште, членом ее А.Вамбери». В 1863 г.

он под видом турецкого дервиша посетил Среднюю Азию. А.Вамбери, которого трудно заподозрить в русофильстве, в частности, писал: «Русское образование и культура ловкой рукой была пересажена в Среднюю Азию, в эту крепость дикого фанатизма, алчности и тирании. Завоевание русскими Туркестана было счастьем для населения этой страны. В этом должна сознаться даже Англия».

Особое место в изучении истории Средней Азии периода ее присоединения к России занимают труды национальных историков. Они в основном касаются истории Бухарского эмирата как самого развитого государственного образования на территории Средней Азии.

Обратите внимание

К таким работам относятся «История» Мухаммада Шарифа садр Зийа, «Изложение примеров в обстоятельствах жизни автора» Хамида ибн Бака ходжа, «Трактат» Ахмада Дониша и др.
В них содержатся ценные сведения по социально-политической и экономической истории Бухарского ханства второй половины XIX в.

Следует также отметить работу ташкентского историка Мухаммада Салиха «Новая история Ташкента» в переложении Я.Гулямова. Основной упор в ней делается на описание военных действий. Книга отражает точку зрения тех, кто противился присоединению Средней Азии к России.

Но были и довольно значительные круги, видевшие в присоединении к России избавление от угрозы английского порабощения и истребительных междоусобиц.

Работа Ахмада Дониша «Путешествие из Бухары в Петербург» отражает монархические воззрения автора, стоявшего на позиции заимствования всего положительного у России для укрепления эмирата.
Среди сочинений по истории Бухарского ханства второй половины XIX в.

, рассматривающих завоевания его царской Россией, полнотой фактического материала и оригинальностью освещения вопроса, выделяется труд на таджикском языке бухарского историографа второй половины XIX в. Мирзы Абдализима Сами «История мангытских государей».

Это издание — не только свидетельство современника, но и непосредственного участника многих, описываемых им, событий. Сами много лет служил при бухарских эмирах Музаффаре (1860—1885 гг.) и Абдалахаде (1885—1910 гг.

) в должности мунши (личного секретаря), а во время войны с Россией находился в бухарском войске в качестве информатора — «вака-и-нигар» (буквально — записывающий события).

Особое значение имеет и то обстоятельство, что автор писал свою историю в опале, удаленный от двора эмиром Абдулахадом. Он, следовательно, не был зависим, как большинство придворных историографов феодальных ханств, не был связан необходимостью излагать события как было желательно его высоким покровителям.

Наоборот, освещение событий, характеристики сановников и действий самих эмиров показывают, что рукопись, по-видимому, предназначалась для пользования в узком оппозиционно настроенном кругу. Это подтверждается существованием другой исторической хроники Сами «Тухфа-и-шахи» — «Шахский подарок», написанный им гораздо раньше первого сочинения.

Оба труда описывают один и тот же исторический период, но существенно отличаются друг от друга освещением событий и оценкой действующих лиц.

Важно

Сами более обстоятельно, чем другие бухар-ские историки, описывает движение бухарского духовенства за «священную войну», называет имена руководителей, показывает их действия, сбор войска «борцов за веру» и т.д.

Читайте также:  Ижевское восстание рабочих (август-ноябрь 1918 г.)

Завоевание Средней Азии Россией Сами не считал прогрессивным явлением, хотя в то же время он сам не раз констатирует положительные последствия этого события.

Значение этого первоисточника заключается в том, что в нем отражена внутренняя политическая и экономическая обстановка в ханстве в период завоевания Средней Азии цар-ской Россией и после превращения Бухары в вассально-зависимое от России государство.

В сочинении открываются картины ничем не ограниченного произвола феодальных правителей и тяжелого положения народа. Касаясь политической обстановки в стране, Сами описывает феодальные междоусобицы в ханстве и, в связи с этим, сообщает о различных поборах с населения.

Подробно освещая ход военных действий между бухарскими и русскими войсками, Сами наглядно демонстрирует общую техническую и военную отсталость в ханстве и показывает, как бухарское феодальное войско в столкновении с таким противником, как Россия, оказалось совершенно недееспособным.

В сочинении Сами имеются сведения об отношении различных социальных слоев бухарского общества к завоеванию. Так, после падения Ташкента в Бухаре и Самарканде духовенство развернуло широкую агитацию за «священную войну» против русских войск и требовало от эмира немедленного выступления.

Высшие сановники и военное командование не были единодушны и разделились на две группы (войны и мира), о чем свидетельствует описанный Сами военный совет в Ак-Тепе во время наступления царских войск на Самарканд. Глава государства, эмир Музаффар в войне с русскими вел очень нерешительную политику, его роль всюду пассивна.

И наконец, в «Истории мангытских государей» Сами приводит свидетельство о том, как жители Самарканда, — не найдя защиты у эмира от гнева своего правителя Шир Али инака, — обратились с письмом к русскому командующему, в котором они сообщили ему о своем желании, чтобы он занял Самарканд.

Особое место в историографии вопроса о присоединении Средней Азии к России принадлежит советским историкам.

Совет

Авторы напоминали о недопустимости смешивания насильственного способа завоевания с результатами свершившегося акта и необходимости дифференцированного подхода к рассмотрению процесса вхождения местного населения в состав Российского государства. В то же время в этих работах акцент делается на добровольное присоединение Средней Азии к России.

После развала СССР в 1991 г. появились труды национальных историков, которые пытаются рассматривать присоединение Средней Азии к России как завоевательный поход, приведший к негативным последствиям для народов Средней Азии.

Россия не была колониальной державой в прямом смысле слова, как, например, Англия, и в отличие от последней, не стремилась к уничтожению устоев и традиций среднеазиатского общества. Русские вполне терпимо относились к национальным обычаям и традициям, уважали их.

Русское господство, привнося с собой элементы просвещения, сыграло вполне определенную роль в разрушении средневекового застоя и замкнутости.

Много было сделано для преодоления невежества и фанатизма, открывались национальные школы, гимназии, создавались библиотеки, молодежь из знатных семей направлялась для обучения в Петербург, принимались меры к развитию лесоводства, шелководства, рисоводства и, конечно, хлопководства, издавались законы, не противоречащие шариату, в частности, мусульманскому земельному праву. Россия внесла большой вклад в развитие ирригации в крае. В 1881 г. началось строительство Закаспийской железной дороги. В 1887 г. на Аму-Дарье было учреждено пароходство.

В Средней Азии Россия столкнулась с активно функционирующим религиозно-цивилизационным фундаментом. Среднеазиатские ханства Бухара и Хива считались протекторатами России, где, однако, не вся власть принадлежала ей. Не слишком форсируя перемены, Россия, тем не менее, способствовала развитию региона.

Следует иметь в виду, что царская Россия не располагала столь длительным сроком, как Британия в своих колониях, для трансформации средневекового общества.

Достойно удивления, как много за какие-то 50 лет Россия сумела сделать для развития огромной территории края и приобщения его к достижениям европейской цивилизации.

Обратите внимание

Не понимать всего этого, замалчивать подобные сведения — значит грешить против истины.

Возрастающий ныне интерес к этой проблеме, склонность немалого числа ученых, в частности, Узбекистана, оценивать политику царизма в отношении Средней Азии как откровенно завоевательную, дает основание предположить, что это объясняется обострением межнациональных отношений в стране.

Удивляет нынешняя мода у историков Средней Азии писать о «колониальном грабеже», «геноциде» и прочих «грехах» русского центра по отношению к имперским провинциям. Масса сложных цивилизационных факторов приводила к кризисным ситуациям на имперских окраинах. Но столь однозначно оценивать события, связанные с присоединением края к России, нет достаточных оснований.

источник

Похожие темы

Источник: https://mytashkent.uz/2008/09/24/prisoedinenie-sredney-azii-k-rossii/

Присоединение Средней Азии к России. Социально-экономические и культурные последствия присоединения Средней Азии к России

На юго-востоке от России располагались обширные среднеазиатские территории. Они простирались от границ с Китаем на востоке до Каспийского моря на западе, от Центральной Азии (Афганистан, Иран) на юге до южного Урала и Сибири на севере. Население этого региона было невелико (около 5 млн. человек). Народы Средней Азии развивались неодинаково в экономическом, социальном и политическом отношениях. Некоторые из них занимались исключительно кочевым скотоводством, другие — земледелием. В ряде районов процветали ремесло и торговля. Промышленное производство фактически отсутствовало.

Социальный строй этих народов причудливо сочетал патриархальность, рабство и феодально-вассальную зависимость. В политическом плане территория Средней Азии делилась на ряд обособленных государственных образований и независимых племен. Еще в XVIII столетии сложилось три государства — Бухарский эмират, Кокандское и Хивинское ханства. Наиболее развитым из них был Бухарский эмират, имевший несколько крупных городов, в которых сосредоточивались ремесло и торговля. Бухара и Самарканд были важнейшими торговыми центрами Средней Азии. Еще в первой половине XIX в.

Россия проявляла интерес к среднеазиатскому региону, пыталась наладить с ним экономические связи, изучить возможность его завоевания и последующего освоения. Активная внешняя политика на данном этапе в то время не велась. Во второй половине XIX в. ситуация кардинально изменилась. Это было вызвано, в первую очередь, стремлением Великобритании проникнуть в эти районы через Северную Индию и превратить их в свою колонию. Россия не могла допустить появления «английского льва» в непосредственной близости от своих южных рубежей. Соперничество с Англией стало основной причиной активизации русской внешней политики на Среднем Востоке. Первоначально в экономическом плане Средняя Азия представляла для России незначительный интерес.

Только в конце XIX в. после окончательного присоединения Средней Азии началось ее хозяйственное освоение русскими промышленниками и торговцами. Туда сбывались русская текстильная продукция, металлические изделия и т.д. В Средней Азии начали производить хлопок, основные сорта которого были завезены из США. В 50-е годы XIX в. Россия предприняла практические шаги для проникновения в Среднюю Азию. Правительство организовало три русские миссии в этот регион: научную под руководством ученого-востоковеда Н.В.Ханыкова, дипломатическое посольство Н.П.Игнатьева и торговую миссию Ч.Ч.Валиханова. Они имели общую задачу — изучение политического и экономического положения государств Среднего Востока, подготовку будущего военно-политического наступления. В 1863 г. на заседании Особого комитета было принято решение начать активные военные действия. Первое столкновение произошло с Кокандским ханством. В 1864 г. войска под командованием М.Г.Черняева предприняли первый поход на Ташкент, который закончился неудачно. Однако Кокандское ханство, раздираемое внутренними противоречиями и ослабленное борьбой с Бухарой, находилось в тяжелом положении.

Воспользовавшись этим, в июне 1865 г. Черняев фактически бескровно овладел Ташкентом. В 1866 г. этот город был присоединен к России, а чеpeз год из завоеванных территорий создали Туркестанское генерал-губернаторство. При этом часть Коканда сохранила свою независимость. Однако плацдарм для дальнейшего наступления в глубь Средней Азии был создан. В 1867-1868 гг. русские войска под командованием туркестанского генерал-губернатора К.П.Кауфмана вели напряженную борьбу с Бухарским эмиром. Подстрекаемый Великобританией, он объявил русским «священную войну» (газават). В результате успешных военных действий русская армия взяла Самарканд и Бухару. Эти и другие события отражены в серии картин известного русского художника-баталиста В.В.Верещагина. Бухарский эмират окончательно не потерял свой суверенитет, но попал в полную вассальную зависимость от России. Власть бухарского эмира была чисто номинальной. (Он сохранял ее до 1920 г.

После его свержения была образована Бухарская народная советская республика). После хивинского похода в 1873 г. Хивинское ханство отказалось в пользу России от земель по правому берегу Амударьи и в политическом плане превратилось в ее вассала с сохранением внутренней автономии. (В 1920 г. хан был свергнут в результате завоевания этой территории частями Красной армии. Была провозглашена Хорезмская народная советская республика, зависимая от РСФСР). В эти же годы продолжалось проникновение в Кокандское ханство, территория которого в 1876 г. была присоединена к России и вошла в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Одновременно присоединялись земли, населенные туркменскими племенами и некоторыми другими народами. Процесс присоединения Средней Азии завершился добровольным вхождением Мерва (территория, пограничная с Афганистаном) в состав России в 1885 г.

Присоединение Средней Азии можно оценивать по-разному. С одной стороны, эти земли, в основном, были завоеваны Россией. На них установился полуколониальный режим, насаждаемый царской администрацией. С другой стороны, в составе России среднеазиатские народы получили возможность ускоренного развития. Было покончено с рабством, наиболее отсталыми формами патриархальной жизни и феодальными усобицами, разорявшими население. Русское правительство заботилось об экономическом и культурном развитии края. Начали создаваться первые промышленные предприятия, совершенствовалось сельскохозяйственное производство, открывались школы, специальные учебные заведения, аптеки и больницы. Народы Средней Азии в составе России не утратили свои национальные и культурные черты. Наоборот, с момента присоединения начался процесс их консолидации и создания современных среднеазиатских наций.

Источник: http://historyrusedu.ru/bilety-i-otvety-po-otechestvennoj-istorii/171-prisoedinenie-srednej-azii-k-rossii-socialno-ekonomicheskie.html

Присоединение средней азии к россии

1999 № 6 (113)

Обозреватель — Observer 

Внутренняя политика 

Вопрос о присоединении Средней Азии к России в настоящее время представляется актуальным. После развала СССР в 1991 г.

историки Средней Азии увлеклись собственным толкованием исторических событий, целью которых стало доказательство ошибочности всего того наследия, которое годами создавалось российской и советской историо-графией.

В частности, вопрос о присоединении Средней Азии к России называется не иначе, как завоевание, колонизация, регресс, насильственное привнесение русской культуры в другую страну.

Напротив, в русской и советской историографии в свое время подчеркивалось прогрессивное значение присоединения Средней Азии к России, говорилось о громадной роли «великого русского народа» в формировании революционного сознания народа Узбекистана, о «добровольном вхождении» народов Средней Азии в состав России и т.д.

Чем же являлось вхождение Средней Азии в состав России — шагом назад или движением вперед?

Присоединение средней азии к россии

С.Брежнева, кандидат исторических наук, доцент

Безусловно, продвижение Российской Империи в Среднюю Азию было явлением колониальным. Но в отличие от западных метрополий, большей частью не имевших отношений с колониями до их завоевания, между Средней Азией и Россией существовали исторически давние связи.

Во-первых, будучи сопредельными с Россией, среднеазиатские феодальные государства (Бухарское, Кокандское и Хивинское ханства) еще в допетровское время имели с ней довольно оживленные торговые связи. Как свидетельствуют исторические материалы, в XVI в. существовал обмен торгово-дипломатическими посольствами между Средней Азией и Московским государством.

Во-вторых, не прекращавшиеся междоусобные войны между среднеазиатскими ханствами и неустойчивость внутри самих ханств вынуждали феодальных правителей искать помощь со стороны, а самой близкой и сильной стороной была Россия.

Важно

Так, зная о благах покровительства России по отношению к казахским родам, правители Ташкента еще в 1734 г. отправили своих послов к русскому представителю в Казахстане для выяснения условий присоединения Казахстана к России. Но дальше вопроса о развитии торговли с Россией и Казахстаном дело тогда не продвинулось.

В 1792 г. ташкентский правитель Юнус-Ходжа в письме императрице Екатерине II, сообщив о союзе, заключенном им с рядом казахских племен, просил ее направить русских купцов в Ташкент, а также специалистов горного дела для разработки рудных месторождений. Вскоре наладился широкий обмен товарами между Ташкентом и русскими городами.

Последовательную политику сближения с Россией проводили, несмотря на частую сменяемость, эмиры Бухары. Это диктовалось выгодностью торговых отношений с Россией как для Бухарского эмирата, так и для других ханств.

В 1812 г. кокандский хан Умар направил посольство в Петербург, а в 1913 г. в Коканд прибывает русский посол Ф.Назаров. Отношения России с Хивинским ханством складывались медленней и трудней, чем с Бухарским эмиратом, но царское правительство настойчиво добивалось своего, препятствуя планам колонизации среднеазиатских ханств, прежде всего Хивинского и Бухарского, Британской империей.

После поражения англичан в войне с Афганистаном (1838-1842 гг.), в которой на стороне афганцев участвовало и население узбекских княжеств левобережья Аму-Дарьи, царское правительство, наученное неудачным военным походом Перов-ского (Оренбургский военный губернатор) на Хиву в 1839-1840 гг., используя торгово-экономические, дипломатические и военные меры, стало активно укреплять свои позиции в Средней Азии. После отмены крепостного права в 1861 г. в России усилилось развитие капиталистического хозяйства. Это побудило правящие круги вплотную заняться поиском путей утверждения российского капитала в Средней Азии — обширном рынке сбыта продукции промышленности и крупной базе сырья для нее.

Во второй половине XIX в. социально-политическое положение в среднеазиатских ханствах существенно изменилось, но и стремление к сближению с Россией оставалось заметным. Да и царизм путем целого ряда военно-политических мер к этому времени сумел создать в Средней Азии несравненно более прочные позиции, чем Великобритания вместе с Османской империей.

Однако это вовсе не означает, что завоевание Средней Азии Россией не встречало сопротивления. Нет, сопротивление было, но оно было организовано феодально-клерикальными верхами края, усматривавшими в присоединении к России опасность для своего «безраздельного» господства — экономического, социального и духовного. В связи с этим следует отметить, что сопротивление завоевательной политике царизма здесь не имело подлинно народного характера.

Самое главное состоит в том, что Средняя Азия стала Средней Азией только после русского завоевания. То есть в культурном, политическом и геостратегическом отношении регион обрел самостоятельность и определенность. Это положение за-крепилось в связи с продвижением англичан с юга и разделом этого пространства по реке Аму-Дарье между двумя империями — Российской и Британской. Средняя Азия таким образом перестала быть мостом между Востоком и Западом, а сделалась водоразделом.

Совет

Другим, не менее важным последствием было изменение экономической и культурно-исторической ориентации региона с Юга на Север. Продвижение Российской Империи в Среднюю Азию не встречало, как правило, сильного сопротивления. Это подтверждается воспоминаниями и дневниками участников военных походов Н.Гродекова, Е.Желябужского, А.Маслова, А.Куропаткина, М.Терентьева и др. По мнению авторов мемуаров, продвижение в ханстве в 60-е годы было вызвано необходимостью защиты подвластных России кочевников-киргизов от грабительских набегов кокандцев.

Можно сказать, что речь шла о своего рода негласном компромиссе. Этому есть серьезное объяснение. Дело в том, что к тому времени регион находился в глубоком кризисе. В связи с открытием новых путей в Индию и колонизацией ее англичанами, «шелковый путь» потерял былое значение, прежние торговые связи распались, и экономика все больше приходила в упадок. За этим, естественно, следовала и политическая нестабильность. Оттого-то восточные правители и согла- шались на компромисс с Россией и, поступаясь частью своих прав, выигрывали в стабильности под эгидой русского царя. С этой задачей российская имперская власть вполне справлялась, причем вела себя весьма продуманно, не вмешиваясь в уклад местной жизни по мелочам и предоставляя значительный суверенитет местной элите.

Работы русских путешественников, ученых, различного рода чиновников царского правительства знакомят с политико-административным устройством, экономическим и политическим состоянием Средней Азии в целом и ее отдельных райнов, в частности. Первой попыткой научной разработки проблемы присоединения Средней Азии к России явилась работа Семенова А.А. «Очерки из истории присоединения вольной Туркмении (1881-1885 гг.)».

Более детальная работа по изучению Средней Азии вообще и, в частности, вопроса о присоединении Средней Азии к России была проделана представителями русской востоковедческой исторической школы. К числу общих концептуальных воззрений, которые отразились в русской дореволюционной историографии Средней Азии периода присоединения ее к России, следует отнести подчеркивание застойности восточных обществ под воздействием религии и деспотической государственной власти.

В первой половине XIX в. активизируется процесс изучения истории Средней Азии. Связано это было с возрастанием торговой и политической заинтересованности России в Средней Азии, а также с общим увеличением интереса России к Востоку. Появляются также фундаментальные описания Бухарского ханства (изученного лучше Хивинского и Кокандского).

Середина XIX в. (присоединение Средней Азии к России) своего рода рубеж в изучении истории Бухары в России. Деятельность представителей русского практического востоковедения на этом этапе изучения истории Бухары в России была, главным образом, связана с конкретными задачами освоения территории и природных богатств ханства. Особенно остро в работах в конце XIX-начале XX в. обозначилась проблема существования Бухары как протектората России, где давалась негативная оценка феодально-теократического режима Бухарского эмирата, но в них давались и определенные критические замечания в адрес политики царского правительства и его властей в Туркестане.  Однако в целом эти работы были написаны с позиций политического консерватизма. Следует выделить и работу венгерского ученого и путешестенника Арминия Вамбери, тесно связанного с английскими правящими кругами «Путешествие по Средней Азии из Тегерана через Туркменскую пустыню по восточному берегу Каспийского моря в Хиву, Бухару, Самарканд, предпринятое с научной целью, по поручению Венгерской Академии в Пеште, членом ее А.Вамбери». В 1863 г. он под видом турецкого дервиша посетил Среднюю Азию. А.Вамбери, которого трудно заподозрить в русофильстве, в частности, писал: «Русское образование и культура ловкой рукой была пересажена в Среднюю Азию, в эту крепость дикого фанатизма, алчности и тирании. Завоевание русскими Туркестана было счастьем для населения этой страны. В этом должна сознаться даже Англия».

Особое место в изучении истории Средней Азии периода ее присоединения к России занимают труды национальных историков. Они в основном касаются истории Бухарского эмирата как самого развитого государственного образования на территории Средней Азии. К таким работам относятся «История» Мухаммада Шарифа садр Зийа, «Изложение примеров в обстоятельствах жизни автора» Хамида ибн Бака ходжа, «Трактат» Ахмада Дониша и др. В них содержатся ценные сведения по социально-политической и экономической истории Бухарского ханства второй половины XIX в. Следует также отметить работу ташкентского историка Мухаммада Салиха «Новая история Ташкента» в переложении Я.Гулямова. Основной упор в ней делается на описание военных действий. Книга отражает точку зрения тех, кто противился присоединению Средней Азии к России. Но были и довольно значительные круги, видевшие в присоединении к России избавление от угрозы английского порабощения и истребительных междоусобиц.

Работа Ахмада Дониша «Путешествие из Бухары в Петербург» отражает монархические воззрения автора, стоявшего на позиции заимствования всего положительного у России для укрепления эмирата. Среди сочинений по истории Бухарского ханства второй половины XIX в., рассматривающих завоевания его царской Россией, полнотой фактического материала и оригинальностью освещения вопроса, выделяется труд на таджикском языке бухарского историографа второй половины XIX в. Мирзы Абдализима Сами «История мангытских государей». Это издание — не только свидетельство современника, но и непосредственного участника многих, описываемых им, событий. Сами много лет служил при бухарских эмирах Музаффаре (1860-1885 гг.) и Абдалахаде (1885-1910 гг.) в должности мунши (личного секретаря), а во время войны с Россией находился в бухарском войске в качестве информатора — «вака-и-нигар» (буквально — записывающий события).

Обратите внимание

Особое значение имеет и то обстоятельство, что автор писал свою историю в опале, удаленный от двора эмиром Абдулахадом. Он, следовательно, не был зависим, как большинство придворных историографов феодальных ханств, не был связан необходимостью излагать события как было желательно его высоким покровителям. Наоборот, освещение событий, характеристики сановников и действий самих эмиров показывают, что рукопись, по-видимому, предназначалась для пользования в узком оппозиционно настроенном кругу. Это подтверждается существованием другой исторической хроники Сами «Тухфа-и-шахи» — «Шахский подарок», написанный им гораздо раньше первого сочинения. Оба труда описывают один и тот же исторический период, но существенно отличаются друг от друга освещением событий и оценкой действующих лиц.

Сами более обстоятельно, чем другие бухарские историки, описывает движение бухарского духовенства за «священную войну», называет имена руководителей, показывает их действия, сбор войска «борцов за веру» и т.д.

Завоевание Средней Азии Россией Сами не считал прогрессивным явлением, хотя в то же время он сам не раз констатирует положительные последствия этого события. Значение этого первоисточника заключается в том, что в нем отражена внутренняя политическая и экономическая обстановка в ханстве в период завоевания Средней Азии царской Россией и после превращения Бухары в вассально-зависимое от России государство. В сочинении открываются картины ничем не ограниченного произвола феодальных правителей и тяжелого положения народа. Касаясь политической обстановки в стране, Сами описывает феодальные междоусобицы в ханстве и, в связи с этим, сообщает о различных поборах с населения.

Подробно освещая ход военных действий между бухарскими и русскими войсками, Сами наглядно демонстрирует общую техническую и военную отсталость в ханстве и показывает, как бухарское феодальное войско в столкновении с таким противником, как Россия, оказалось совершенно недееспособным.

В сочинении Сами имеются сведения об отношении различных социальных слоев бухарского общества к завоеванию. Так, после падения Ташкента в Бухаре и Самарканде духовенство развернуло широкую агитацию за «священную войну» против русских войск и требовало от эмира немедленного выступления. Высшие сановники и военное командование не были единодушны и разделились на две группы (войны и мира), о чем свидетельствует описанный Сами военный совет в Ак-Тепе во время наступления царских войск на Самарканд. Глава государства, эмир Музаффар в войне с русскими вел очень нерешительную политику, его роль всюду пассивна. И наконец, в «Истории мангытских государей» Сами приводит свидетельство о том, как жители Самарканда, — не найдя защиты у эмира от гнева своего правителя Шир Али инака, — обратились с письмом к русскому командующему, в котором они сообщили ему о своем желании, чтобы он занял Самарканд.

Особое место в историографии вопроса о присоединении Средней Азии к России принадлежит советским историкам. Авторы напоминали о недопустимости смешивания насильственного способа завоевания с результатами свершившегося акта и необходимости дифференцированного подхода к рассмотрению процесса вхождения местного населения в состав Российского государства. В то же время в этих работах акцент делается на добровольное присоединение Средней Азии к России.

После развала СССР в 1991 г. появились труды национальных историков, которые пытаются рассматривать присоединение Средней Азии к России как завоевательный поход, приведший к негативным последствиям для народов Средней Азии.

Россия не была колониальной державой в прямом смысле слова, как, например, Англия, и в отличие от последней, не стремилась к уничтожению устоев и традиций среднеазиатского общества. Русские вполне терпимо относились к национальным обычаям и традициям, уважали их. Русское господство, привнося с собой элементы просвещения, сыграло вполне определенную роль в разрушении средневекового застоя и замкнутости. Много было сделано для преодоления невежества и фанатизма, открывались национальные школы, гимназии, создавались библиотеки, молодежь из знатных семей направлялась для обучения в Петербург, принимались меры к развитию лесоводства, шелководства, рисоводства и, конечно, хлопководства, издавались законы, не противоречащие шариату, в частности, мусульманскому земельному праву. Россия внесла большой вклад в развитие ирригации в крае. В 1881 г. началось строительство Закаспийской железной дороги. В 1887 г. на Аму-Дарье было учреждено пароходство.

В Средней Азии Россия столкнулась с активно функционирующим религиозно-цивилизационным фундаментом. Среднеазиатские ханства Бухара и Хива считались протекторатами России, где, однако, не вся власть принадлежала ей. Не слишком форсируя перемены, Россия, тем не менее, способствовала развитию региона. Следует иметь в виду, что царская Россия не располагала столь длительным сроком, как Британия в своих колониях, для трансформации средневекового общества. Достойно удивления, как много за какие-то 50 лет Россия сумела сделать для развития огромной территории края и приобщения его к достижениям европейской цивилизации.

Важно

Не понимать всего этого, замалчивать подобные сведения — значит грешить против истины. Возрастающий ныне интерес к этой проблеме, склонность немалого числа ученых, в частности, Узбекистана, оценивать политику царизма в отношении Средней Азии как откровенно завоевательную, дает основание предположить, что это объясняется обострением межнациональных отношений в стране. Удивляет нынешняя мода у историков Средней Азии писать о «колониальном грабеже», «геноциде» и прочих «грехах» русского центра по отношению к имперским провинциям. Масса сложных цивилизационных факторов приводила к кризисным ситуациям на имперских окраинах. Но столь однозначно оценивать события, связанные с присоединением края к России, нет достаточных оснований.

Источник: http://militaryarticle.ru/obozrevatel/1999-obozrevatel/13095-prisoedinenie-srednej-azii-k-rossii

Ссылка на основную публикацию